Страсти по Грибоедову


Страсти по Грибоедову


(Миниатюра из цикла «Мои поэты»)

    Грибоедова я не любил еще в школе. Как драматурга.
В институте нас усердно пичкали его стихотворениями, и я не полюбил его как поэта...
    Но именно Грибоедов заставил меня задуматься над тем, «как наше слово отзовется»... То есть, как читатель оценит задумку автора, которая по-научному зовется идеей...

    Мои уроки литературы в сахалинской школе пользовались у моих учеников несомненным успехом. Начиная с Гайдара и заканчивая Львом Толстым... Я рассказывал о писателях, их творчестве и героях вдохновенно и по-своему, и меня слушали трепетно и благодарно...

         Не помню, в каком классе мы «проходили» Грибоедова, то ли в восьмом, то ли в девятом, единственное, что осталось в памяти, это атмосфера всеобщей влюбленности и стремления выделиться умом и красотой, которая царила среди учеников.
          Я знакомил их с творчеством Грибоедова без особого энтузиазма по причине, которую объяснил выше, когда вдруг выяснилось, что Чацкий для них не такой уж ходульный герой, каким воспринимал его я. Девчонки говорили о нем на уроках восторженно и красиво, а у мальчишек неожиданно появилась манера судить о людях насмешливо и беспощадно.
          - Да это вылитый Фамусов! - услышал я однажды резкое суждение об одном из моих коллег, который выбился в заместители директора по учебной части.
          Слова эти произнес отличник Юра Павлюк, который никогда не позволял себе хоть малейшим образом дурно отзываться об учителях А здесь, на тебе!
          Все дружно осуждали Софью, презирали Молчалина и смеялись над Скалозубом, и почти никто не позволил себе раскрывать образ героя по учебнику. Меня это, с одной стороны, радовало, с другой — огорчало, потому что такого творческого подъема при изучении других, порою мной любимых писателей, я не наблюдал.
          Пришло время писать сочинение по «Горю от ума», и тут произошел взрыв...
          Обычно я проверял работы учеников дома, но в тот вечер с моря задуло, пошел косой колючий дождь, а окна моей квартиры выходили прямо на Татарский пролив. Я представил себе, как холодно и неуютно мне будет сидеть до полуночи за столом в холодной комнате, и решил проверить сочинения по Грибоедову в школе. Работа шла споро. Замечаний по раскрытию темы не было почти совсем, хотя грамматических ошибок стало больше, из-за стремления писать самостоятельно..
          Девяносто процентов учащихся писали по теме: «Образ Чацкого как передового человека своего времени». Было еще две темы, одна из них самостоятельная: сам сформулируй ее название и раскрой …
          И вот уже под самый конец проверки сочинений я открыл тетрадь и увидел там аккуратно выведенный крупный заголовок: «За что я не люблю Чацкого».
          Первым моим желанием после потрясения, пережитого мною, было узнать, кто же из моих учеников осмелился не любить столь положительного героя, и я тут же взглянул на обложку.
      Это была Сонечка Асеева, тихая, старательная отличница, которая, отвечая урок, называла писателей строго по имени-отчеству: Александр Сергеевич Пушкин, Николай Алексеевич Некрасов, а в сочинениях тоже никогда не позволяла себе пользоваться их инициалами, если даже упоминала их десяток раз.
          Она была красавица, но словно не замечала этого, и на всех мальчиков, обожавших ее, смотрела спокойно и снисходительно-насмешливо, словно говоря: «Ну, что вы себе напридумали? Разве вы не видите, какая я дурочка?»
          И у меня сразу возник вопрос: за что же такая паинька может не любить Чацкого?
      Мигом проглотив шесть страниц сочинения, даже не замечая ошибок, я в изнеможении откинулся на спинку стула и смахнул со лба капли холодного пота. То что я прочел, было вызовом всему, что было принято говорить о человеке, пережившем горе от ума.
          Кратко изложу здесь основные положения позиции Сонечки Асеевой по отношению к Александру Андреевичу Чацкому.
          Первое, что претило ей в этом образе — это … непорядочность(!) Чацкого: приезжает в чужой дом и сходу начинает охаивать его хозяев и порядки в нем. Следует пространная цитата, где Чацкий ехидно (Сонечкино определение) перемывает косточки (тоже ее) ближайшего окружения его невесты:

Ну что ваш батюшка? все Английского клоба
Старинный, верный член до гроба?
Ваш дядюшка отпрыгал ли свой век?
А этот, как его, он турок или грек?
Тот черномазенький, на ножках журавлиных,
Не знаю как его зовут,
Куда ни сунься: тут, как тут.
В столовых и в гостиных?
А трое из бульварных лиц,
Которые с полвека молодятся?
Родных мильон у них, и с помощью сестриц
Со всей Европой породнятся. …
                                                                                      ... и так далее до конца монолога.
      (Прошу учесть, что в мое время не позволялось пользоваться текстом произведения, и всю эту цитату Сонечка помнила наизусть и написала ее без ошибок).

          И после этого она дает Чацкому уничтожающую характеристику: так могут говорить только злые сплетники, какие среди мужчин встречаются редко, а потому он подобен самой обыкновенной злоязычной кумушке. И сразу делает вывод: не может Софья полюбить такого человека.
          Тут же следует удивительно наивная, но очень убедительная сентенция: «Я понимаю, что он обличает недостатки дворянского общества, но ведь они тоже люди!»
          Дальше — больше....
          Но я уже не буду пересказывать все сочинение, ибо главное ясно: моя ученица считает Чацкого ехидным сплетником, недостойным руки Софьи. Сравнивая его с Молчалиным, она отдает предпочтение последнему, считая его мужественным и и любящим человеком...
      Потрясенный таким новаторским подходом к творчеству классика, я вышел в коридор и закурил...
          Вдалеке я увидел нашу сторожиху, вязавшую очередной носок, и пошел к ней, так как меня распирало желание поделиться прочитанным...
             - Татьяна Ивановна, - спросил я, - Вы «Горе от ума» читали?
             - Конечно, читала, - ответила сторожиха. - И не раз. Я люблю тонкие книжки читать. Как раз хватает на одно дежурство.

                   - Ну, и как Вам Чацкий?
        - Хороший человек... Только слишком правильный... А все вокруг него - плохие... И еще мне не нравится, когда он кричит: «Карету мне, карету!» Куда он хочет из России убежать? Во Францию? Так его французы зараз выгонют, если он будет их критиковать...
          Тетя Таня, по существу сказала то же самое, что написала Сонечка в своем сочинении, и воодушевленный ее поддержкой, я вернулся в учительскую и поставил в тетради жирную пятерку, добавив ремарку, доказывающую, что я как учитель не разделяю мнение ученицы: «За самостоятельность мышления и смелость взглядов, которые я, впрочем, не разделяю. Готов с тобой поспорить».
          Возвращаясь домой я подумал, что хорошо бы провести в классе дискуссию по этому сочинению, но потом отверг эту мысль, понимая, что одноклассники просто заклюют Сонечку за ее революционные взгляды.
          Но я не удержался прочитать это сочинение своим коллегам. Это случилось на зимних каникулах, которые вскоре наступили. Почти все сидели в учительской, заполняя журналы или просто болтая о делах житейских. Я предложил им послушать, как некоторые ученики относятся к положительным героям нашей литературы, и все отнеслись к этому с интересом.
          Когда я закончил читать, педагоги, естественно, захотели узнать, кто из их учеников оказался таким смелым, но я сказал, что называть его фамилию не этично, и все со мной согласились.
          Сразу после этого вспыхнул спор, какого в стенах школы при мне еще не случались.
          - Мещанка! - выпалила историчка, сразу догадавшаяся, что сочинение писала девушка. - Типично мещанский взгляд на выдающуюся личность!
                - Сама ты мещанка, - грубо ответила ей преподаватель домоводства. - Она еще                девчонка,    написала от сердца, а ты сходу ей бабий ярлык приклеила...
               - А мне тоже понравилось, - сказал физрук. - Здорово она его разделала, этого Чацкого! Я, конечно, это произведение плохо знаю...
                  - А что Вы вообще знаете, кроме своих баскетбольных колец? - теперь обрушилась уже на него учительница истории. - До Чацкого Вам расти да расти...
            Физрук обиделся и ушел, а спор разгорелся с новой силой, так как большинство присутствовавших тоже посчитали себя обиженными. Они были на стороне Сонечки, и я  шел домой удовлетворенным: значит, «пятерка» возмутительнице моего и всеобщего спокойствия была поставлена не зря.
            Но моя радость была недолгой: сразу после каникул из районо приехала инспектор. Три дня она, ничего мне не объясняя, ходила только на мои уроки и что-то неутомимо писала в общую тетрадь, похожую на амбарную книгу. Причины такого пристального внимания к моей персоне она не объяснила, но я сразу понял, что ее приезд связан со злосчастным сочинением.
            Но, когда на третий день она все же удосужилась разобрать мои уроки, я чуть ли не разуверился в этом.
            - Ваши уроки мне очень понравились, - сказала она, как и полагается инспектору, ровным, холодным тоном. - Я думаю, что Ваш опыт работы над текстом произведения надо обобщить и распространить. Я дам указание завучам школы, чтобы они помогли Вам устранить те мелкие недостатки, которые были замечены мною, и выставили Вашу кандидатуру на районные педагогические чтения...
            С чем и уехала...
        А я, воспарив от ее похвал, и думать перестал про Сонечкину крамолу, как вдруг...
             Меня вызвали в районо...
           Заведующий, грустный и маленький мужчина, всем своим видом показывал, как он устал от этой жизни. И я сразу подумал, что он устал от нее, еще не родившись, в утробе матери.
            Он решительно взял быка за рога, и я сразу распознал в нем бывшего военного.
        - Я слышал, - сказал заведующий, глядя в какой-то листочек, исписанный мелким почерком, - что вы поставили отличную оценку за сочинение, в котором осуждаются передовые люди нашего общества... Это так?
            Я не знаю, откуда у меня взялись силы для ответной атаки: почтение к начальству я впитал вместе с молоком матери.
                       - С каких это пор Чацкий стал передовым человеком нашего общества? -   спросил      я       стараясь прикрыть свой сарказм вежливым, почтительным тоном.
            - Однако, с него берут пример наши передовые люди! - убедительно ответил мне заврайоно.
            - Пример в чем? - задал я коварный вопрос, и он ответить на него не смог, надолго задумавшись.
            - Я опасаюсь одного, - сказал он через некоторое время уже совсем другим, извиняющимся тоном, - если это дойдет до райкома, у Вас могу быть неприятности. А Вы, как мне сказали, неплохой учитель.
          Я мог бы добить его тогда сразу же, сказав, что в райкоме сидят умные люди, но я не сделал этого, потому что считал себя великим гуманистом...

          …Уже выйдя на пенсию, я узнал, что Сонечка вышла замуж за шофера, родила пятерых детей, а недавно стала бабушкой... Но в своем письме ко мне она написала: «А Вы помните мое сочинение? Ох, и какой же дурочкой я была! А, может, и нет... Вы же не зря мне «пятерку» поставили...»






Рейтинг работы: 136
Количество рецензий: 10
Количество сообщений: 8
Количество просмотров: 474
© 18.02.2014 Борис Аксюзов
Свидетельство о публикации: izba-2014-990049

Рубрика произведения: Проза -> Миниатюра


Виктор Астраханцев       12.03.2018   20:59:24
Отзыв:   положительный
Ваш ваш рассказ, Борис, задевает какие-то внутренние струны у читателя. О нем и вокруг него возникают размышления - о самой комедии, о его авторе, появляются собственные воспоминания читателей. Ну, о чем еще может мечтать автор, как не о многозвучном эхе ?! Значит, ваш рассказ живой! Мой вам респект!

У меня с «Горем...» тоже произошел интересный случай. Я как-то зашел к моим друзьям, когда у них шел спор с сыном, который никак не хотел прочесть «Горе от ума», утверждая, что сейчас так не говорят, что Чацкий надуман автором от скуки. Мне меньше всего хотелось затевать спор о трактовках образов, но я почувствовал себя почему-то уязвленным за Александра Сергеевича, так как считал его язык одним из самых живых и легких.
Я попросил Сергея открыть текст, и показать проблемы Грибоедова на примере монолога «А судьи кто?» Он принес пьесу и стал занудливо читать. После слов «газет времен Очаковских и покоренья Крыма» я его остановил.
- А какие газеты читаешь?- спросил я его. – А я их вообще не читаю. - Почему? - Неинтересно, чего время терять.
- Да у тебя и у Чацкого одна позиция, говорил я ему, он тоже не читает старых газет. А там, в Европе, он был в тренде всего нового, обсуждал свежие слухи и события. В Европе он набрался новых идей, с высоты которых Россия - отсталая неповоротливая страна, управляемая отстойными недоучками.
Сам же он одет по моде, говорит то на русском, то на французском, знает себе цену, и не скрывает своего презрения к тому, что здесь творится. Разве сейчас ты не встречаешь похожих людей? Смотри, как современно звучат его слова.
Я стал читать монолог и, дойдя до слов «времен Очаковских и покорения Крыма,» передо мной возник журналист Сергей Пархоменко с «Эха Москвы», смачно картавящий на звуке Р, и продолжал читать, копируя его манеру речи. А потом в середине монолога на словах: «Да и кому в Москве не зажимали рты»? перешел на экспрессивную речь Жириновского. Потом пробовал пародировать Шендеровича, Веллера...
После этого мы вместе с Сергеем стали распределять роли в «Горе от ума» среди политиков и пафосных звезд, пробуя схватить их манеру речи.
Потом мне сказали, что Сергей выучил этот монолог, воспроизводя разные характеристики речи и читал его на школьном вечере. Мне кажется, что тогда либеральный электорат стал меньше на одну единицу.


Ирина Проскурина       12.03.2018   16:19:40
Отзыв:   положительный
а я в школе обожала Грибоедова! жаль, что поэт ушёл так рано из жизни. множество гениальных творений мог бы написать.
Елена Леонова       17.12.2017   18:31:50
Отзыв:   положительный
Действительно, страсти по Грибоедову!
Сколько людей, столько и мнений - вот такой вывод!
Вам Спасибо, дорогой Борис Валентинович, за уроки, которые детям и коллегам запомнятся на всю жизнь!
Таких, наверное, было много!
Ведь у детей, как и у Вас всегда было собственное мнение, которое вы особенно ценили, несмотря на общепризнанные взгляды!!!
С Уважением и искренней благодарностью, Елена


Евгения Аркушина       01.03.2014   19:23:41
Отзыв:   положительный
Прочитывается залпом и с удовольствием!
При чтении перед глазами такие далёкие уже по времени учителя, и их вдохновенные рассказы на уроках...
Спасибо Вам за прекрасное послевкусие от прочитанного, Борис!)))
Борис Аксюзов       02.03.2014   16:48:39

Спасибо за прекрасный вкус отзыва!
С уважением и признательностью!
Флярик       22.02.2014   14:37:49
Отзыв:   положительный
Борис Валентинович, спасибо! Опередили меня с анонсом-то!)))
А вот если бы книгу "Школьные истории"?..
"Горе..." в юные годы равнодушной и меня не оставило. Язык комедии и царапал архаичностью, и веселил, и восхищал... "Что за комиссия..." повторялось мной в ответ на упрёки старшего поколения. В ответ слышала "Да уж, взрослой..."
А близко приняла к сердцу я эту комедию совсем недавно. Готовясь к лекции о ней в Институте театра, рекламы и шоу-бизнеса, где преподавала шесть лет, читала книгу высказываний современников о Грибоедове. Его жизнь, его отношения с декабристами, карьера, любовь, наконец, героизм поведения в сложнейших тегеранских условиях, страшная гибель накануне счастья и отцовства, глумление над его телом, путь в Тифлис создали (для меня) вокруг этого текста необыкновенный флёр!
А в школе "бунтаркой" и я была... Отличницей по русскому-литературе и "бунтаркой".
Моё сочинение по "Лучу света..." читала завуч другой школы, поставили же за содержание "четверку". А суть была в том, что я написала там (и поныне так считаю), что самоубийство - никакой не бунт, а страшное падение, беда, горе, что угодно, но нет и не может быть в нём ничего светлого. И что шла бы лучше Катерина в монастырь, раз такая верующая... Много я тогда понимала, конечно.))) Ну... странницей, наверное, могла бы стать...
Спасибо за удовольствие Вас читать!
Борис Аксюзов       22.02.2014   14:55:44

В цикле миниатюр "Мои поэты" есть еще один опус из школьной жизни. Если заинтересует, прочтите "Лермонтов и Ветошкин" А вообще-то я стремился к разнообразию. Михайловское, Лорка по "блату, Грибоедов... Будет еще две... Образуется этакое довольно-таки цельное произведение, лоскутное одеяло, красивое своим единством. Читается пока массово... Чем-то зацепило...
Флярик       22.02.2014   15:01:11

Ещё бы не зацепило!!!
Дай Бог!
Прочту непременно.
...
Великолепные работы в фотоальбоме!
Татьяна Чеглакова       22.02.2014   09:27:22
Отзыв:   положительный
Я всегда отталкивалась от жанра. Это - комедия! В каждом образе комедии есть элементы юмора, сатиры, гротеска. Не надо из комедии делать скучно-занудно-поучительное чтиво. Исходя из этого, как прекрасно смешно читались по ролям отдельные сцены.Отсюда более глубокое проникновение в образы героев, понимание сюжета.Но Молчалин никогда у меня не был положительным, как и Фамусов со Скалозубом. Из комедии мы выносили уроки чистой нравственности. А Чацкого можно уважать даже только за один афоризм "Служить бы..."Софью пытались понять: "А почему уехал и забыл?" Три года не было! Наташу Ростову приводил в ужас ГОД разлуки с князем Андреем.Отсюда роковая ошибка. Старалась подать комедию как вкусно! приготовленное блюдо.Сама читала, комментировала, растолковывала и объясняла, на всю жизнь запомнив, как в 8 классе добросовестно мучилась над её содержанием, будучи добросовестнейшей ученицей. Не понимала много, переживала и невзлюбила Грибоедова.Вот такое оно у меня,"Горе от ума".И пусть изучают комедию наши потомки, чтобы в лицо узнавать "молчалиных", "фамусовых", "Скалозубов".

Спасибо за прекрасный рассказ. Тронул забытые струнки души.
Борис Аксюзов       22.02.2014   09:56:59

И Вам спасибо за прекрасный отзыв... Просматривал Ваши миниатюры и глаз сразу остановился на названии "Шкотовская" Памятные для меня места... Шкотово, Смоляниново, Сучан ( тогда еще не Партизанск)... Водил ребят с Сахалина по Приморью... По следам Дерсу Узала... На станции Шкотово мои пацаны помогали высадить женщину, задумавшую рожать в поезде... Запомнилось навсегда...
Анатолий Болгов       21.02.2014   16:08:49
Отзыв:   положительный
Замечательно написано!
Ольга Таранюк       20.02.2014   22:27:46
Отзыв:   положительный
Один отзыв написала, пропал.. теперь
Скажу ещё раз, что получила ОГРОМНОЕ наслаждение..
Вы не только ПОТРЯСАЮЩИЙ УЧИТЕЛЬ Вы ещё и ПОТРЯСАЮЩИЙ ПИСАТЕЛЬ!!!!!!!!!!!!!!!
проглотила на одном дыхании
Спасибо Вам, счастлива читать Вас..
С поклоном и огромной симпатией!
Борис Аксюзов       20.02.2014   22:51:25

Спасибо, вдохновлен Вашим отзывом, сажусь писать "Войну и мир"... А если серьезно, то у Вас среди многих талантов (уж я знаю!) есть неоценимый талант - способность глубоко понимать прочитанное...
Владимир Смирнов       20.02.2014   16:07:34
Отзыв:   положительный
Практически все мало-мальски заметные произведения, которые относят к русской классике, допускают, а многие даже предполагают как минимум двойное толкование. Тем более что наши классики (это их потом таковыми признали) чувствовали себя в окружаюшем мире весьма некомфортно. Миниатюру поставлю в реданонсы. Да и все остальные ваши произведения, видимо, заслуживают внимательного прочтения. По крайней мере, своё внимание им точно уделю. И не только из профессионального интереса.
Борис Аксюзов       20.02.2014   18:54:27

Большое спасибо! С детства не любил слово "классик"... А уже гораздо позже понял. что в классики порой вытягивают за уши...
Алиса.нет       19.02.2014   13:29:37
Отзыв:   положительный
Заранее отмечу, что пишу этот отзыв с надеждой на Вашу гуманность ко мне)
Стоит ли говорить, что прочитала Ваши "Страсти" залпом, с замирающим дыханием (чтобы не мешать слышать), потому как затронули тему волнующую меня ни один год. Ранее больше в ином ракурсе - отношения "отцы-дети", а ныне и "писатель-читатель". Потому, как считаю, что писателю дана своего рода привилегия. Читаем мы гораздо чаще с открытой душой и разумным сердцем, в отличие прослушивания (даже слово одно говорит само за себя - "прослушивать"...). Хотя и тут не маловажную роль играет способность донести.
И всё же. Один учитель и тридцать человек в классе, и каждый примет по-своему. Одна семья, а в ней рождаются двойняшки, родители, как правило, воспитывают их одинаково, но каждый примет своё. Какие слова "врежутся" в душу? Какие может помогут, а может оставят навсегда на "скамейке запасных"?
Прочитав миниатюру, я решила, что перед тем как напишу этот отзыв, обязательно перечитаю "Горе от ума". Благо дело моя простуда позволила мне это сделать незамедлительно.) Освежив, свои впечатления, пишу.
Наибольшее моё внимание привлекла конечно возмутительница спокойствия Сонечка. (Вот что интересно, у них даже имена схожи с главной героиней Грибоедова... Может это тоже отчасти добавило ей решимости защищать Софью... Поспособствовало в примерке на себя роли... Если конечно это не Вами изменённое имя).
Вспомнила себя в её годы и почувствовала некое сходство и даже родство душ. Тем интереснее стало узнать, как же сложилась её судьба в дальнейшем.
Я сейчас конечно не буду писать сочинение на вольную тему по комедии Грибоедова, хотя она мне нравилась и нравится. Другими его произведениями нас никто не обременял, у самой руки не доходили.
Хочу отметить другое. Как изменилось Ваше личное отношение! Сонечка, как-будто добавила Вам новых сил своим выбором, так мне показалось. И как Ваше сходство с Молчалиным переросло в Чацкого - вот что интересно! (надеюсь Вы правильно поймёте те параллели, которые я провела, и не огорчитесь подобным сравнением).
Похоже я совсем ушла от заданной изначально Вами темы...
Может ли автор предугадать, как воспримут его идею? Как выясняется лишь отчасти... Потому стоит быть где-то может более чуткими, но винить себя, в том, что другие не поняли... или верить чужим обвинениям... Предлагаю последовать примеру Чацкого: "Карету мне! Карету!"))
Я ЗА светлые идеи! И ЗА то, чтобы учиться, пока мы живы.
От души благодарю Вас за предоставленную возможность порассуждать!)
Борис Аксюзов       19.02.2014   15:51:17

Спасибо за такой прекрасный, гуманный отзыв...
Постараюсь ответить по порядку..
1) Вы знаете, что такое "выравнивание мышления"? Это: "Думай, как написано в учебнике!" Что мы успешно и делали... Сонечка не захотела, а, может, и не смогла... Она прислушалась к своему ЧУВСТВУ... Ей врезался в душу тот монолог Чацкого, который я привел... С моей точки зрения он тоже ужасен... Это внезапный поток желчи, обрушиваемый на бедную Софью... Там и ее отец, дядюшки, тетушки и прочие близкие ей люди... За что такая пытка? С кем и с чем здесь борется этот "герой"?
2) Говорят, что он борец с крепостным правом. А по мне, знаете, кто настоящий борец с крепостным правом? Это тихонький Белкин, чьи повести "издал" Пушкин. Прочтите его "Повести" разом и вы увидите, что это такое - крепостное право... И речами в салонах московских чинуш с ним не поборешься...
3) Я по-прежнему придерживаюсь своего мнения, что Чацкий - ходульный герой, хотя некоторые его высказывания доходили и до моей души, В ту пору, когда мы были молоды "и чушь прекрасную несли" Сейчас уже нет, но я объясняю это "издержками возраста"...
4) Светлые идеи надо доносить светло и приемлимо для каждого... Даже для Сонечки, которая выросла в мещанской среде.. Не помню, кто сказал, что в душе мы все мещане и мещанки...
5) Софья и Сонечка - это совпадение, я ничего не менял... А Сонечка была первым человеком, который показала мне, что надобно и свое мнение иметь... Я просто не любил Грибоедова (что, надеюсь, не возбраняется), а она восстала против его героя, посчитав, что он не достоин Софьи. Моя ремарка после ее сочинения не была оправданием моей "пятерки" перед возможными нападками начальства. Я действительно готов был поспорить с ней. Но с чувством огромного к ней уважения...
6) Как Вы могли откопать мое сходство с Молчалиным - не знаю... Но коль откопали, значит, что-то есть... Не отрекаюсь... Я был очень законопослушен, но.. однажды чуть не вылетел из института, бездумно повесив на каком-то мероприятии в пионер лагере лозунг: "Я волком бы выгрыз бюрократизм!" Потом долго доказывал партийцам, что Маяковский был советским поэтом и боролся с НАШИМ бюрократизмом. После чего стал еще законопослушнее...
Наверное, написал сумбурно... Но искренне...
С уважением,
Борис
Алиса.нет       19.02.2014   16:40:02

Немного уточнюсь.
В период моего обучения в школе, ′выравнивания′ как такового уже не было, но какие-то пережитки прошлого видимо уже навсегда впечатались к некоторым педагогам в подсознание. Я помню, как сложилось лично в моём случае. В семье меня учили высказывать своё мнение и в определённой степени с ним считались. Разумеется в школе в своих сочинениях я делала тоже самое. Но выше четверки никогда не получала, да и то, сдаётся мне, лишь потому что отличница. Тогда я пошла на хитрость. Читала мнения критиков и уже по их мнению, без напряга собственных извилин, писала сочинение. Стоит ли и говорить, что с тех пор стала получать пятерки за сочинения. Вот так. Грустно.
Что касается Ваших замечаний по произведению, я соглашусь с Вашим мнением. Мне комедия Грибоедова оказалась интересна из других соображений. Яркие психологические портреты, вполне актуальные и среди нынешних подростков, да и взрослых тоже. Конечно Софье и Чацкому было лишь по семнадцать, отсюда и ярковыраженный максимализм. Они разумеется два сапога - пара, но пришёл переходный возраст, после которого им нужно было дозреть друг до друга, как мне кажется.
А что касается упомянутого мной сходства с Молчаливым, так на подобные мысли меня натолкнула Ваша фраза ′почтение к начальству я впитал вместе с молоком матери′. Припомните, как Молчалин говорил о том, что завещал ему покойный отец. Возможно это сравнение было неуместно с моей стороны.. Вы уж простите сторонний взгляд незнакомого с Вами лично человека...
С уважением, Юля.









1