Суета


Суета

Надоела зима, надоела эта холодная белизна за окном, хотелось уже ярких красок, тепла и солнца. Такие мысли роились в голове Надежды Петровны, стоявшей у окна и наблюдавшей, как соседский мальчишка с упоением носится наперегонки с собакой. Падает, заливисто хохочет, пес прыгает на него и самозабвенно вылизывает лицо своему хозяину. Тот отталкивает, затем обнимает за шею и вот они уже кувыркаются вместе. Надежда Петровна вздыхает. Прекрасно детство, ушедшее так давно, что и не вспомнить. Сейчас она грустила. Грустила от того, что зима и не видно пока ей конца.
–Наверное, это просто зимний сплин,–подумала она, встряхнув головой,– надо работать и все пройдет.
Ее только что бросил муж, но ни радости, ни горя она не испытывала и свою хандру с его уходом никак не связывала. И было бы удивительно, если бы случилось наоборот. За те тридцать лет, которые они прожили вместе , она уже привыкла к его изменам, к его постоянным отлучкам, постоянной лжи и бегающим глазам. Поэтому его уход ее не тронул, не возмутил, скорее, она испытала облегчение. Если раньше ревновала, ругалась, даже из дому уходила, но возвращалась, ведь были маленькие дети , и она была нужна им. Теперь они выросли, разъехались.
В это субботнее утро Надежда проснулась поздно. Мужа не было, да она и не ждала, знала , что он у очередной пассии, даже видела ее как-то- смазливая, молоденькая девчонка, ничего примечательного, кроме , разумеется , молодости, у нее она не заметила. Она встала , выпила кофе и села за компьютер, проверила, как обычно , почту и принялась за работу. Она увлеклась и не услышала, как щелкнул замок. Вздрогнула, когда прозвучал голос мужа:
–Что у нас на завтрак?
–Кофе.
-И все?!
Надежда Петровна пожала плечами. Ей не хотелось отвлекаться, не хотелось вступать в перепалку, выяснять отношения.
–Может, ты отвлечешься?
–Зачем? Я работаю.
–Ах, работаешь!– Борис издевательски хихикнул,– работаешь,– повторил он,– а почему не спрашиваешь, где я был, почему дома не ночевал…
-Мне все равно. Тем более, всё и так известно.
-–Как это все равно?!– Борис аж подпрыгнул. Этого он не ожидал. Должна ругаться, выяснять отношения, наконец, но ей не должно быть безразлично,– как всё равно?!Тебе всё равно , где ночует муж?!
–Представь себе… Мне уже надоело всё так, что абсолютно ты мне не интересен.
–Та-ак значит….,–протянул он,– так знай, я люблю другую. Вот! Она молода и красива… Вот! Не то что ты! Курица! – выкрикнул он.
Надежда Петровна усмехнулась. Ей, конечно, не очень понравилось сравнение с курицей. Ну, да ладно . курица так курица. Какая –никакая а птица.
–А ты?– она заинтересованно взглянула на своего подпрыгивающего, словно кузнечик , мужа, ты то?
–А что я? Я еще ого-го!
–Ты давно себя видел? Ты похож на потрепанного петуха, которого держат уже из жалости, одутловатый , с одышкой, маленькие глазки заплыли…
–Я – петух! Из жалости!– Борис заметался по комнате,– это ты –курица!– выкрикнул он. При этом голос у него сорвался на визг.
-Да,я уже слышала- слышала… Не мельтеши.
Надежде Петровне стало смешно, и она улыбнулась.
–Смеешься?! Посмотрим, как ты будешь смеяться, когда узнаешь, что я тебя бросаю.
–Делай, что хочешь, только не мешай работать. Где твои вещи знаешь, где чемодан –тоже. Вперед! Да, только не забудь оставить мои серьги. Да-да… те самые, с изумрудами, доставшиеся мне от бабушки. Они будут принадлежать нашей дочери. Ведь их ты прячешь там, в кармане, прихватив для своей профурсетки.
Она повернулась к компьютеру.
–Как ты можешь?
–Могу… ,–она опять взглянула на него,– доставай коробочку. Ну! Или полицию вызвать?
–Да возьми-возьми! Они и мои ведь!
–С какой стати? Впрочем, чему я удивляюсь? То духи мои французские пропадают, то помада…Даже стыдно сказать, трусики и те однажды исчезли… Ты , если бегаешь на сторону, так будь мужчиной, покупай сам подарки.
–Мы одна семья!
–Ты это серьезно? Послушай, ты мне надоел, собрался уходить? Ступай и не отвлекай.
–Надое-ел?!– задохнулся Борис. Такой наглости он уж совсем не ожидал.– И ты не уйдешь сама?
–Это уже интересно,– Надежда Петровна изумленно уставилась на Бориса,– квартира ведь моя и ты к ней не имеешь никакого отношения. Ты забыл?
-Так ты заговорила значит…
–Именно,–Надежда кивнула.
–А мы с моей молодой женой где будем жить? У нас и ребенок будет.
–Меня это не волнует . Совсем. Иди к ней.
-Но она снимает жилье!
–И что? С милой рай и в шалаше. А-а… Поняла. Она не местная и рассчитывала на квартиру и прочие блага, которые ты обещал и давал за мой счет, но… все, дорогой, лавочка закрылась. С этой минуты уповай только на свои силы.
-Ну, ладно! Не пропадем! Проживем и без тебя…
–Давай-давай… Привык сидеть на чужой шее…
–Я работаю!–взвизгнул Борис.
–Работаешь. Кто же спорит? Только твоя работа тебя одного прокормить не может.
Надежда Петровна опять с головой окунулась в работу. Было слышно, как бегает и ворчит муж. Наконец, хлопнула дверь и все стихло. Прошло еще достаточно времени, Надежда Петровна почувствовала , что проголодалась. Она встала, заглянула в холодильник, но ничего особенно интересного там не обнаружила. Она вздохнула и подошла к окну. Полюбовалась на мальчишку с собакой. Увидела, как прошла молодая пара. Они размахивали руками. Похоже, ссорились.
-Суета,– подумалось вдруг,– ругаются , мирятся, плачут, смеются и …опять ругаются… Всё это суета. Никому не нужная суета. Как бы мы не дрыгались, всё равно все закончим одинаково.
Постояв еще немого, она все-таки решила сходить в магазин.

Тем временем Борис Аркадьевич добрался до дому своей суженой. Потихоньку он успокоился. Не думал он, что Надежда окажется такой черствой и жадной к тому же, а ведь жили же спокойно. Она сбегала, если у него завязывались долгие отношения. Он рассчитывал на это . Очень рассчитывал. Уже пообещал Эллочке, что перевезет ее в свою четырехкомнатную квартиру, подарит ей серьги с изумрудами. Она ждет. Голубка. Тем более, что сегодня день рождения у нее. А ребенок родится… Тьфу! Он, конечно, не хотел. Отвык уже от пеленок, криков, но ничего не поделаешь. Эллочка даже об аборте и слышать не хочет. Ладно, еще не скоро, даже не видно совсем… Может, рассосется…Он неслышно открыл дверь своим ключом и вошел, предвкушая, как это нежное существо, его сокровище повиснет у него на шее. Правда, тяжеловата она для него, но ничего, он потерпит. Главное, она такая молодая, свежая, ароматная…
–Нет! О чем ты?! Он мне просто противен,– услышал Борис и споткнулся, зацепил пуфик и с грохотом свалился в прихожей. Любимая говорила по те телефону.
-Всё не могу говорить,–шепнула она в трубку,–перезвоню ,–и бросилась помогать подняться.
–Как же ты так? Миленький? А , если бы покалечился? Как бы мы с маленьким тогда?–мурлыкала она.
Борис покрутил головой. Не мог поверить, что говорилось о нем. Нет, такого просто не может быть ! Его Эллочка такая добрая, нежная , милая и так любит его. Скорее всего, ему просто послышалось.
–Ты с чемоданом, дорогой? Но ведь…
–Потом , солнышко, я все объясню, а пока я в душ…
Эллочка кивнула и отправилась в комнату.
Вода всегда успокаивала Бориса. Вот и сейчас он решил расслабиться, пустил воду и вдруг вспомнил, что у него нет полотенца. Он вышел и замер. Эллочка опять с кем-то болтала. Подслушивать было неприятно, но Борис ничего не мог с собой поделать.
–Да!– говорила Эллочка,–пришел. И прикинь, с чемоданом!
……
–Какая любовь? Ты о чем? Я тебе говорила, мне противно, когда этот гадкий старикашка прикасается ко мне… Но я терплю. Он обещал прописать меня в своей квартире, а там… Пусть гуляет дальше,– Эллочка захохотала.

-Да не слышит он… Помыться решил,– она хихикнула.

–А… Нет. О том, что ребенка нет и не будет, он даже не догадывается… Еще чего?! Рожать от него . Я от Саньки рожу лучше.
Слушать дальше не было никакого терпения. Значит, его, как дурака, водит за нос какая-то сопливая девчонка, а он и раскис, нюни распустил…Любовь-морковь… Тьфу! Борис вошел в комнату. Еще какое –то время Эллочка заливалась соловьем, не замечая его. Потом вдруг взглянула в зеркало и побледнела:
–Я потом…
Борис молча смотрел на ту, о которой еще совсем недавно грезил и удивлялся, как он не видел, какое алчное существо эта его Эллочка. Бедная-бедная Надя!
–Ты всё не так понял!–Эллочка бросилась к нему , протягивая руки.
–Не так,– скривился Борис Аркадьевич.
–Нет-нет! Я не о тебе говорила!
–Не обо мне?
–Конечно, нет,- Эллочка уже успокоилась. Значит слышал не всё и бояться нЕчего.
-Значит, ты меня любишь?
–Ну, конечно, пупсик,– Эллочка умильно сложила губки.
–Ну и хорошо, дорогая. Тогда все в порядке.
-Да!
–Поживем пока здесь…
–Почему?
-Квартира жены и она уходить не хочет.
–Но ведь ты имеешь право!
–Не имею. А потом, когда родишь малыша, переберемся за город. Там, в частном доме живет моя старенькая тетка. Ей тяжело одной. Вот …,–договорить Борису Аркадьевичу не удалось.
-Че? Это че ты сейчас сказал? У тебя ничего?!
Борис грустно покачал головой:
–Только ты, мое солнышко…
–А вот фиг тебе, а не солнышко! Ты мне нужен такой?!–лицо Эллочки исказилось, мелкие зубки оскалились. В этот момент она была похожа на злую, маленькую собачку.
–Какой такой? Я ведь все тот же, любимая.
–Любимая! А-а-а! Не смей меня так называть! Убирайся! Столько времени зря потратила!Пошел вон!
Борис Аркадьевич вышел, прошел по скверу. Начали сгущаться сумерки. Внезапно пошел снег. Он не знал, как быть. Невыносимо стыдно было возвращаться к жене, но делать нечего. Он заглянул в бар, дабы выпить для храбрости.

Надежда Петровна быстро прошла по магазину, складывая в корзинку необходимые продукты.
–Наденька!– неожиданно она столкнулась с бывшим своим однокурсником,– ты почти не изменилась ! Стала еще красивее.
–Паша! Скажешь тоже,– Надежда Петровна зарделась,–Как я рада тебя видеть!
–Правда-правда! Это сколько же мы не виделись!
-Целую вечность,– произнесла Надежда Петровна с грустинкой.
-Точно! Зайдем в ресторан. Отметим событие, поужинаем, а потом я тебя подвезу. Отказа не принимаю.
Павел когда-то ухаживал за Наденькой и им прочили свадьбу уже, как появился Борис и все поломал.
–А почему бы и не пойти, не поговорить с хорошим человеком?– и Надежда Петровна только согласно кивнула, улыбнувшись.
–Вот и ладненько! Поехали.
Они сели в сверкающий джип и вскоре уже сидели в уютном небольшом зале. Тихо, ненавязчиво звучала музыка, не мешая беседовать.

Борис Аркадьевич не решался открыть дверь своим ключом. Впервые за много лет он испытывал дискомфорт. Ему страшно не хотелось объяснений с женой, но надеяться на то , что придется их избежать не стоило, учитывая, как он с ней расстался всего несколько часов назад. Он позвонил и прислушался. За дверью стояла абсолютная тишина. Он звонил еще и еще. Из соседней квартиры высунулся длинный нос вездесущей бабки Марьи. Цветастый передник, на седых буклях такая же косынка, в перепачканных мукой руках скалка. Она выглянула с таким воинственным видом, будто собралась участвовать в сражении.
-Ты чего, милок, трезвонишь? Али ключа нет? Ась?
Бабка Марья была глуховата.
–Забыл ключи,– соврал Борис Аркадьевич.
–А чемодан чего?
–В командировке был.
–А-а-а… Ну, заходь, посиди у меня… Надюшка в магазин, кажись, побегла.
–Спасибо, баба Марья, я здесь подожду,–буркнул Борис.
–Ась?– бабка подставила ухо.
-Здесь подожду,– крикнул Борис Аркадьевич.
- Ну, как знашь, как знашь,– покивала бабка и скрылась за дверью.

Долго пришлось ждать Борису Аркадьевичу. Он и на улицу выходил, и на лестнице сидел. Вся храбрость-то и выветрилась. Уже и ждать устал, а жены все не было. Решил еще раз выйти и видит… Даже глаза протер от изумления. Его благоверная из сверкающей тачки выходит, в руках роза алая. А руку ей целует личность неизвестная. Надежда –то Надежда смеется , заливается . Не вытерпел тут Борис Аркадьевич и бросился к парочке, а они и не замечают его вовсе. Знай болтают и смеются, а тот господин, гусь этакий, ручку все пожимает . Наконец, попрощались. Сел он на своего коня , да и ускакал, а Надежда Петровна с улыбкой к подъезду направилась, да и замерла, будто столбняк напал. Стоит, глаза таращит, а к ней на всей скорости муж летит, скользит и приземляется на пятую точку прямо у самых ног жены своей. Совсем развеселилась Надежда, опять хохочет .
Поднялся с трудом Борис и стоит перед ней отряхивается.
-Ты с кем это ночами разгуливаешь?– насупил брови Борис.
-А Надежда усмехается:
–Я- теперь женщина свободная, с кем хочу, с тем и гуляю. Ты зачем это нарисовался? Или любовь прошла?
Вспомнил вдруг Борис, что идти ему нЕкуда, что виноват он сам кругом и хочешь-не хочешь, а придется повиниться перед женой.
–Прости, Надюша. Прости, не повториться больше,– и на колени плюхнулся.
–Встань. Не смеши бабку Марью. Вон в окно выглядывает.
Огляделся воровато Борис, втянул голову в плечи и в глаза заглядывает, как собачонка побитая. И жалость тут взяла Надежду Петровну.Стоит и себя мысленно ругает.
–Ну, что мы за женщины русские такие! Впереди нас всегда жалость шастает. Мне гнать этого кобеля ,ан нет… Жалко.
–Вот что ,– наконец, решилась,–не думай, что я все простила и забыла. Пущу тебя только из жалости…
–Из жалости?!- возмутился было Борис. Обидно ему это стало, -а сама…
–Из жалости,- сказала, как отрезала, и пришлось ему, горемычному, прикусить язычок свой,– что сама делаю, тебя не касается, но, если ты сделаешь шаг вправо или шаг влево, пеняй на себя. Выгоню сразу же. Понял?
Борис поежился. Никогда не видел он жену такой властной. Такая , не задумываясь, выставит.
–Понял,– он кивнул и потопал вслед за супругой своей, подхватив пакет с продуктами.

Идут дни, слагаются в недели, месяцы, годы, а Борис с той поры присмирел. То ли правда испугался, то ли просто постарел, решив и совершенно справедливо, что надо уже о душе больше думать нежели о потребностях телесных, ибо всё это суета…

© Copyright: Галина Михалева, 2014
Свидетельство о публикации №214020300416 





Рейтинг работы: 64
Количество рецензий: 5
Количество сообщений: 5
Количество просмотров: 236
© 03.02.2014 Галина Михалева
Свидетельство о публикации: izba-2014-978495

Рубрика произведения: Проза -> Рассказ


Валентина Кавецкая 2       12.04.2014   14:57:59
Отзыв:   положительный
Очень и очень понравился рассказ!!! Жизненный и часто встречается такая картина в реальности...Счастья и только счастья!!!Спасибо.С уважением

Галина Михалева       13.04.2014   03:45:17

Спасибо, Валя! Пусть всё у вас будет хорошо! С теплом,
Мышка-Анна Кривенкова-Норушка       13.03.2014   19:35:43
Отзыв:   положительный
Гала, солнышко, просто восхитительный рассказ!
Одна бабка Марья чего стоит! У нас в доме таких множество,это агенты ЦРУ и НАТО.
Развязка очень поучительная, не должны женщины низко себя ценить. Нужно высоко задрать голову, чтоб шапка упала, набить себе
цену, важно вышагивая мимо разинутых ртов и бегающих глаз, севших на 5-ую точку.
Вот тогда умы, где всего 1 извилина, и та прямая, плавно переходящая в место, на котором сидят, наконец начинают уважать и ценить женщин.

Мои бурные аплодисменты
С теплом
Мышь


Галина Михалева       17.03.2014   00:42:48

Милая Анюточка, спасибо! С теплом,
Николай Бутылин       12.02.2014   08:27:04
Отзыв:   положительный
Поучительный рассказ и написан
отлично!
Спасибо, Галина!


Галина Михалева       13.02.2014   01:52:38

Вам, Николай, спасибо! Рада видеть Вас:) С теплом,
Галина Горбачева       12.02.2014   08:14:51
Отзыв:   положительный
Конечно,хотелось счастливого финала про Золушку, Галочка, чтобы поучительно было знать,как унижать своих благоверных. А так пробегал свои гормоны и осел спокойно доживать свою старость... Но в действительности чаще так и бывает.
С удовольствием прочла хороший рассказ)))
С пожеланием радостного настроения и добра -ГГ.
Галина Михалева       13.02.2014   01:50:14

Да, такое часто встречается(. Спасибо, Галочка! С пожеланиями добра и радости,
Лина Булыгина       11.02.2014   19:25:40
Отзыв:   положительный
Хорошо хоть к старости умнеют старые "Петухи" Эх,жизнь-жизнь...
Спасибо,Галочка,поучительный рассказ.
Галина Михалева       12.02.2014   01:44:00

Да уж... Спасибо, Линочка!











1