Стихи
Проза
Разное
Песни
Форум
Отзывы
Конкурсы
Авторы
Литпортал

Начальник спецпоезда


К белевшему в сумерках, деревянному перрону пофыркивая подкатил паровоз, осветив прожектором свежевыбеленное зданьице вокзала. Дежурный по станции тревожно поглядывал на зарешеченные окна теплушек. Спецсостав со скрежетом остановился. Из классного вагона выскочил высокий, сухопарый чекист, судя по всему, начальник поезда.
Поправил гимнастерку, повел плечами и удовлетворенно хмыкнул, услышав скрип портупеи. Начальник спецпоезда Ян Стачинский втянул носом прохладный весенний воздух, в котором сразу уловил аромат черемухи и сирени. С минуту разглядывал, как о фонарь бьются майские жуки. Бьются и падают на землю, с хрустом погибая под сапогами бегающего конвоя.
- Все как у людей…- подумалось Яну. – Кто-то рвется к свету, разбивается о невидимую преграду и падает под ноги тех, кому до возвышенного нет никакого дела . Раздавят и не заметят.
- Дежурным по вагону приготовиться для забора воды! – крикнул коренастый усач, старшина Федоренко. С грохотом открылись двери теплушек. Начальник спецпоезда решил размяться и двинулся к хвосту состава, стараясь не наступать блестящими хромачами на шевелящихся под ногами насекомых. Ян был щеголеват. В отца. Старший Стачинский, известный до революции машинист, получивший именные серебряные часы из рук самого государя-императора, умудрялся даже на паровозе ездить в белых, лайковых перчатках.
Проходя мимо теплушек , он чувствовал не один сверлящий из темноты вагонов взгляд,но приучил себя не обращать на это внимания. Ян был уверен в необходимости того, что ему приходилось делать.
- Наверняка, в этом поезде есть, как минимум, один враг. Или сочувствующий,- рассуждал Стачинский.- Лучше изолировать сотню случайных людей, чем пропустить одного врага! В конце концов, не в Заполярье везем. В Казахстане тоже люди живут. И не хуже других…Хотя, конечно, не Украина…
Ян вдруг вспомнил родной Казатин и огромный куст жасмина, благоухавшего по весне у отцовского дома. Жасмин цвёл и у здания, в котором он побывал неделю назад.
-Товарищ Стачинский, мы решили перевести вас на другую службу, - обратился тогда к нему седой, грузный мужчина в штатском. – Какое сейчас положение, знаете? А вы свободно владеете польским, украинским, немецким. И внешность у вас сугубо европейская. Вернетесь из поездки, сразу ко мне! Думаю, мы продолжим нашу беседу.
Ян прекрасно понимал, что означал такой разговор. Не первый год в чекистах. Он почему-то представил себе, как идет по Елисейским полям в длинном плаще и серой фетровой шляпе. А где-то далеко звучит аккордеон…
-Янек! Стачинский! – прервал его грёзы хриплый мужской голос. Ян вздрогнул, остановился и пристально вгляделся в черноту теплушки.
- Юзек? – скорее предположил, чем узнал он.
-День добрый, пан начальник! – в окне, освещенном ручным фонарем, возникло улыбающееся лицо Юзефа Вихуры, старого соседа Стачинских. – Разговор есть, Янек!
Начальник поезда кивнул и махнул рукой беспрестанно зевавшему конвоиру.
-Выпусти его!
Вихура тяжело спрыгнул на перрон. Поморщился, потирая поясницу. Он был лет на пятнадцать старше Яна. От густой кудрявой шевелюры не осталось и следа,редкие с детства зубы посверкивали железными коронками.
- Послушай, Янек, что я тебе скажу, - он приобнял Стачинского, но поймав твердый взгляд осекся и опустил руку. – Ты знаешь, кто едет в третьем вагоне?
-Кто? – сердце сжалось от недоброго предчувствия.
-Твои!- Яну показалось, что Вихура торжествовал.- Отец, мама и Ванда!Бедная девочка!
Младшая сестра Янека была инвалидом. Когда-то в раннем детстве, она забрела на станцию, что была неподалеку и не заметила подъехавшего поезда.
-Спасибо, Юзеф! – Стачинский оглянулся и протянул Вихуре руку.
-Э, нет, пан начальник, - лицо Юзека стало совсем другим.- Спасибо мало!
-А что ж ты хочешь, сосед? – недобро прищурился Ян.
-Для начала я бы хотел ехать в нормальном пассажирском вагоне, а не в этой скотской теплушке, - приосанился Юзеф.- А еще… Я думаю, будет и еще. А ну, как узнают, что у пана чекиста вся семья депортирована, как неблагонадежная? Что скажет начальство? Может, и ты тогда в теплушке покатаешься, а?
-Ты когда-нибудь кончишь зевать?- вдруг крикнул Стачинский солдату.- Вот этого, с вещами ко мне в вагон!
Ян подтолкнул Вихуру к дверям.
Начальник спецпоезда брел ,опустив голову, не замечая раздавленных под ногами майских жуков.
-Как же так?! Почему? – недоумевал Ян.- Какую опасность для Советской Власти могут представлять два пожилых , разменявших седьмой десяток, человека и безногая девушка? Ведь чиновник, подписавший приказ о депортации Стачинских, не мог не знать, что их старший сын, большевик с дореволюционном стажем, руководит военным заводом, а младший служит в НКВД. И что теперь будет с отцом, страдающим приступами астмы? Как перенесет он этот климат? А как это отразится на брате, Станиславе? Всё-таки, надо что-то делать…
Паровозный гудок вернул его к действительности.
-По вагонам!- зычно скомандовал Федоренко.

- У тебя водка есть? – поинтересовался развалившийся на полке Вихура. - Хорошо бы выпить за встречу.
Стачинский молча достал бутылку беленькой и привычным ударом выбил залитую сургучом пробку.
Налил два стакана под ободок.
-О! Дзекуе, пан Янек! – расплылся в беззубой улыбке Юзек. – Мы теперь с тобой весело поедем!
Как будто услышав его слова, паровоз загудел, буксанул на рельсах и с силой дернул состав. А Янек вспоминал последнюю встречу с отцом.
-Когда ж это было? Перед Халхин-Голом. Точно! Мы тогда и не поговорили по-человечески.- Стачинский вспомнил, как неистовствовал отец, узнав о том, что Стась взял фамилию жены.
-Кто его знает, может, брат поступил мудро, - подумалось ему.
-... договорились? - вдруг выловил Ян из самодовольной болтовни соседа.
- О чем? – не понял Стачинский.
-Ты что, сосед?- засмеялся Вихура.- От страха плохо соображать начал? Своих больше боишься, чем недобитую тобой контру?
-Слушай, ты!...
- Всё–всё-всё! – выставил ладонь ухмыляющийся Юзек.- Я вот, что говорю. Отпустил бы ты меня на волю? По бумагам оформи – умер, мол. Или того… Застрелили при побеге. А я исчезну, и больше ты обо мне не услышишь.
Стачинский кивнул, налил еще по стакану.
-Тогда, давай, за это и выпьем! – подмигнул он Юзефу.
-За что?
-За то, чтобы я больше о тебе не слышал, пан Вихура, - Ян большими глотками осушил стакан и хрустнул огурчиком.- А пойдем-ка покурим, сосед.
Он выудил из кармана широченных галифе пачку «Казбека». Юзеф поднялся и покачиваясь побрел в тамбур. Он не видел, как Стачинский взял со стола финку.
В распахнутую дверь врывался весенний степной ветер. Ян глубоко вздохнул, блаженно прикрыв веки. Предложил Вихуре папиросу. Чиркнул, привезенной с Дальнего Востока, бензиновой зажигалкой. Юзек склонился к огоньку и тут же получил удар между ребер. Стачинский несколько секунд смотрел в уже мертвые, но еще полные животного ужаса глаза соседа.
- Точно попал! – похвалил сам себя чекист. Схватил Вихуру за грудки и поволок к дверям.
-А документы, я тебе сделаю, не сомневайся! – шепотом пообещал он покойнику. В тамбур протиснулся вездесущий Федоренко. Метнул взгляд на обмякшего Вихуру, и лежавшую на полу окровавленную финку. Понимающе кивнул.
-Знакомый? – поинтересовался старшина и не дождавшись ответа, продолжил.- Значит, ты его в классный вагон? За стол посадил… А он на тебя с финкой бросается, сука!
- Так,- кивнул Стачинский, не поднимая головы.
- Попытка побега,- спокойно констатировал Федоренко.- Нэ журысь, командир!
Старшина по-отечески хлопнул Яна по плечу.
- Оформляй документы, Петро Васильевич, - буркнул тот и прошел внутрь вагона.
На рассвете поезд прибыл по месту назначения. В дверь купе постучали.
-Ян Людвигович, подъем! – пробасил за дверью старшина.- Разгружаемся.
Стачинский едва разлепил веки, облизнул шершавым языком сухие, будто деревянные губы. Приподнялся на локтях, голова загудела.
-Старшина! – просипел он.- Петро Василич! Командуй сам! Что-то приболел я.
Ян нашарил под полкой бутылку, выбил пробку и налил себе стакан с горкой. Поднес трясущейся рукой ко рту и жадно выпил. Полегчало. Он подошел к окну и уставился на проходивших сквозь строй конвойных людей. Женщины, дети, старики… С окаменевшими, печальными лицами они тащили какие-то узлы с пожитками, собранными впопыхах. Ян выхватил взглядом остроносую старуху с торчащими из-под старомодной шляпки немытыми седыми космами. Рядом шел высокий, подтянутый старик с клинышком седой бородки под нижней губой. На левом плече его громоздился огромный полосатый мешок. А правой рукой он он легко держал круглолицую девушку в белой блузке и клетчатой юбке с пустым подолом.
Старшина Федоренко перехватил взгляд командира и покачал головой, еще раз заглянув в списки.
«Стачинский Людвиг Францевич, семьдесят пятого года рождения. Стачинская Анелия Карловна, семьдесят седьмого. Стачинская Ванда Людвиговна, пятнадцатого года»,- прочел он.
- Что же это творится? –вздохнул старшина и тут же оглянулся по сторонам.
Перед дверью вокзала, старик будто почуяв на себе взгляд, остановился. Глянул в сторону классного вагона. Начальник спецпоезда задернул занавеску.






Рейтинг работы: 2
Количество отзывов: 2
Количество сообщений: 1
Количество просмотров: 642
© 10.07.2009г. Николай Поляков
Свидетельство о публикации: izba-2009-94826

Рубрика произведения: Проза -> Рассказ


Бака       12.05.2013   18:19:59
Отзыв:   положительный
Страшное время!А написано здорово!!!
Николай Лемкин       21.08.2010   06:46:26
Отзыв:   положительный
Написано просто великолепно!
Анонсирую!
Николай Поляков       21.08.2010   15:23:03

Спасибо на добром слове, Николай Егорович! История по большей части доподлинная.Прототип главного героя отказался от чекистской карьеры и приехал к родителям в Казахстан. На фронт не попал, поскольку был паровозником и имел "бронь". Родители и сестра после смерти Сталина вернулись на Родину, под Винницу. А он так и остался в Казахстане. Судьба...

Добавить отзыв:


Представьтесь: (*)  
Введите число: (*)  

















1