Стихи
Проза
Разное
Песни
Форум
Отзывы
Конкурсы
Авторы
Литпортал

Михаилу Луконину


Михаилу Луконину

По зову сердца и по праву долга
Мы вспоминаем Вас, фронтовика.
Вы – капля Волги. Значит, жить Вам долго, -
Пока живёт великая река.

Вы были глыбой, не были тихоней.
Война – и испытанье, и судья.
У Вас всё настоящее, Луконин, –
Поэзия, характер и судьба.

Вы не писали – Вы вбивали в душу
Строку за строчкой, как мастеровой.
Умелец, ненавидевший кликушей,
Мужик, хлебнувший горюшка с лихвой.

От суеты столичной, от раздрая
Рвалась душа, прошедшая сквозь ад,
Туда, где понимает, принимает
В любую непогоду Сталинград.

И Астрахань встречала Вас рассветом,
И Килинчи. И песни нет конца,
И смерти нет – когда строка поэта
Звенит струной в отзывчивых сердцах!

==========
Примечание: вчера, 29 октября, Михаилу Кузьмичу было 95!






Рейтинг работы: 104
Количество отзывов: 7
Количество сообщений: 5
Количество просмотров: 494
Добавили в избранное: 2
© 30.10.2013г. Геннадий Ростовский
Свидетельство о публикации: izba-2013-907040

Рубрика произведения: Поэзия -> Мир души


Флярик       09.05.2019   16:51:15
Отзыв:   положительный
«И смерти нет – когда строка поэта
Звенит струной в отзывчивых сердцах! »
Какое же хорошее, сильное и честное стихотворение о поэте-фронтовике Михаиле Луконине!
Крепкой крестьянской стёжкой прошитое, суровое, очень мужское. Искреннее...
Геннадий Сергеевич, дорогой!
С Днём Победы Вас!
Счастлива нашим добрым сотрудничеством и общением, здоровья и новых ярких стихотворений Вам – от всего сердца!

С глубочайшим уважением,
Оля.


Геннадий Ростовский       09.05.2019   17:23:10

Спасибо, Оля! С праздником!
О любви, о войне, о разлуке... https://www.chitalnya.ru/work/981046/
Левыкин       01.05.2020   08:54:53

Геннадий, в своем длинном письме к вам я чуть-чуть добавил о Евтушенко. Вот еще о нем мои воспоминания. В 1974 году я улетел в командировку от журнала "Огонек" в Якутск, а буквально за день до того вернулся со своей первой женой из ГДР, где
в 1948 году была в Дрездене похоронена ее мать на гражданском кладбище, умершая от туберкулеза и как жена офицера оккупационных войск СССР поэтому похоронена недалеко от госпиталя, ездили по линии Красного креста. В Якутск в командировку я отправился за подстрочниками для перевода в журнал якутских поэтов. Со мной была рукопись поэмы "Жизнь
Александра Мезенина", где положительно писалось о Солженицыне, а его только что выслали из страны. Кажется, по Би-Би-Си
был выдан протест Андропову со стороны Евтушенко, в котором говорилось, что он поднимет на ноги всю мировую общест-
венность и т.д. Ночью в Якутске, у них такая практика еще со времен Дзержинского, в гостинице "Лена" меня арестовали сот-
рудники КГБ. Рукопись поэмы была изъята, после суда надо мной она по приговору подлежала уничтожению, хотя я на суде
настаивал отправить ее на хранение в рукописный отдел библиотеки Ленина в центре Москвы. На избе есть оставшиеся в
памяти незначительные отрывки. Под следствием меня продержали десять месяцев и судили по политической статье за рас-
пространение "ложных измышлений, порочащих советский государственный строй" и т. д. , это статья 190-прим, она до трех
лет. Столько и дали сразу на строгий режим. До этого месяц держали в дурдоме, вкалывая психотропные препараты. Я потом
еще полмесяца не мог оторвать головы от подушки, то есть выходило постепенно отравление от "хорошего лекарства". Так
вот, когда шел закрытый суд, вошла секретарь суда и сообщила, что звонит Евтушенко и настаивает, чтобы прекратили безобразие по поводу подсудимого. В ельциновские времена эту статью изъяли из УК РСФСР. Потом Хельсинские Соглашения.
СССР их волей-неволей подписало. Меня выпустили на свободу. С 1979 по 1982 год я от общества книголюбов России вел элит-
ные абонементные вечера в ДК МАИ на Соколе. Зал на 1200 мест, всегда был забит полностью. Иногда вечера снимало теле-
видение, в те времена затащить их на запись было ох как трудно. Но мне помогал поэт Станислав Куняев, который был секре-
тарем Московской писательской организации и ценил творчество Солженицына. По выходу из лагеря я как-то зашел в Союз
писателей СССР, который находился в знаменитой усадьбе по роману Л. Толстого "Война и мир", то есть дворян Ростовых. В ко-
ридоре я случайно столкнулся с лауреатом Сталинской премии Михаилом Лукониным, он вскользь знал о моих похождениях.
Он завел меня в свой кабинет и выписал документ в бухгалтерию Литфонда СП СССР, чтобы мне выдали материальную помощь. Теперь держитесь крепко за стул! Вскоре его отравили в Центральном доме литераторов, подбросив яд в его стакан
с вином. При Андропове подобное практиковалось. У меня на избе есть об этом стихи, когда при его коротком генсекретарстве
по Москве подобное практиковалось КГБ сплошь и рядом. Тогда в ЦДЛ и меня пытались отравить, но к моей
радости я отделался крупной ранкой язвы желудка. У меня был дружок врач по гастроскопии, он щупом оборвал края ранки
и я оклемался. Все три года, что я вел абонементные вечера, Евг. Евтушенко (он сам всегда, раздавая автографы подписывал-
ся Евг. Евтушенко) как бы открывал ежегодный абонемент. Я забирал его из дома в Переделкино. Всего за год было десять авторских вечеров или, допустим, вечер к 100-летию Блока или памяти Николая Рубцова сразу после его трагической смерти, а именно: его задушила подушкой пьяного его же любовница-поэтесса, вечер вел литературовед В.В. Кожинов, на стихи Рубцова исполнили десять песен одного композитора, фамилии не помню, а исполнял певец почти шаляпинского баса. После этого вечера и началась всероссийская слава Николая Рубцова. Того же Евтушенко написать о Рубцове воспоминания в "Литературной газете" заставил наставник Евтушенко поэт Владимир Соколов. Или вечер "Новые имена в поэзии", который
вел поэт-лагерник Анатолий Жигулин, а я затащил из литературной редакции телевидения для съемок зав.редакцией Мися-
вичуса, видимо отца или деда сегодняшнего диктора. Вечер транслировался по ТВ. Сам я тоже выступал рядом со своими
поэтами одногодками. А официальную бумагу на ТВ посылал тогдашний секретарь Московской писательской организации
поэт Станислав Куняев, который уже более 30 лет является гл.редактором толстого журнала "Наш современник". Еще пока
жив и здоров, и слава богу. Евг. Евтушенко всегда в сентябре открывал мои абонементные вечера своим авторским выступлением. Вечера по Москве считались в интеллигентном народе элитными. Допустим, авторский вечер Арсения Александровича Тарковского проходил с конной милицией. Мы же первые прокрутили фильм "Сталкер", который был под запретом. Андрей перед фильмом выступал больше двух часов, а вскоре уехал в Италию. Потом смерть. Похоронен на русском кладбище под Парижем Сент-Женевьев-де Буа. Я там бывал в 1990 году, на его могиле тогда стоял еще деревянный крест, теперь говорят что-то солидное. Там захоронения всего цвета нашей Белой гвардии и литераторов эмигрантов. Бунин в одной могиле с женой Муромцевой под мальтийским крестом. Посмотрите мои стихи "Последняя песня Галича". Вот такие дела творились в СССР! Но тем не менее мы - поэты были дружны и защищали друг друга от хищной власти. Храни нас Господь! Поэт Вячеслав Левыкин
Елена Деева       19.03.2019   12:39:58
Отзыв:   положительный
Геннадий Сергеевич ! Спасибо за стихотворение, за память о замечательном поэте Михаиле Луконине.
Геннадий Ростовский       19.03.2019   13:06:18

Рад Вашему появлению в Избе. Можете на досуге глянуть эту мою форумную тему 2012 года: https://www.chitalnya.ru/commentary/12000/
Владимир Сокольский       14.11.2013   22:23:33
Отзыв:   положительный
Очень хорошее стихотворение, Геннадий Сергеевич ! Просто монументальное.
Ещё на юбилее запомнилось...
Сын Луконина - Сергей Михайлович - тоже человек замечательный! Наверное, очень похож на отца...
Юрий Алексеенко       02.11.2013   20:33:56
Отзыв:   положительный
Рифма очень понравилась: сквозь ад - Сталинград. Есть в ней смысловая связка.... Очень впечатляет высокий штиль стиха..... Внутреннее содержание героя произведения-поэта Луконина- выражена тремя словами:поэзия,характер и судьба. Люблю краткость изложения - три слова и всё понятно....
Владимир Грикс       02.11.2013   12:40:18
Отзыв:   положительный
О ЛУКОНИНЕ

Он любопытно рассказал о женщине,
о том, что роль её не дооценена,
как может в блюдце ловко сделать трещину,
и как терзает мужа образцового:

Она, хитро вВрачует" , тягостно "воспитывает",
в момент неподходящий "на разрыв испытывает".

Примечание, кто стыдится корявости своих рифм и скромности подстрочников может почитать стихи Михаила Луконина.
Геннадий Ростовский       02.11.2013   20:28:46

После "образцового" просится местоимение "она".
Фразу из примечания оставляю на совести автора.
Владимир Грикс       05.11.2013   10:52:45

Да , точно! Поправил. Теперь есть "она". В книжке Луконина с пластинкой(купил довольно давно), практически все стихи в полумаяковскими полулесенками. Классически выдержанных рифм практически нет. Моя совесть бодрствует. Разве нет правоты про "корявость"? Вы знаете хоть один пример стиха, который написан не в рифму "кроля", то есть на определённую часть вольного стиля?
Сергей Берсенев       31.10.2013   11:20:14
Отзыв:   положительный
Как мало сейчас гражданских произведений. Приятно встретить достойное!
Анатолий Болгов       30.10.2013   14:31:31
Отзыв:   положительный
Спасибо, Геннадий, за память.
В старших классах наша словесница, Александра Максимовна Молчанова, советовала читать вне школьной программы стихи Михаила Луконина, но понимая, что вряд ли ученики этим займутся, выделяла на уроках несколько минут и читала вслух сама. Было это в самом конце шестидесятых и начале семидесятых.
















1