Эволюция христианства


Эволюция христианства
ЭВОЛЮЦИЯ ХРИСТИАНСТВА
После смерти Иисуса, его ученики в первые годы Его отсутствия, составили немногочисленную секту иудео-христиан. Они по прежнему, старались соблюдать требования Закона, и вместе с тем верили в своего Мессию и Учителя, Иисуса из Назарета, «плотника, сына плотника». Они говорили любопытствующим, что на Него, при крещении на Иордане Иоанном Предтечей, снизошёл Дух Святой, посланец Бога, и в это время он переродился в Божьего Пророка и Мессию. Это было логично и привычно, потому что повторяло жизнеописания древних иудейских пророков, таких как Иеремия или Исайя, которые тоже общались с Богом,- невидимым, неслышимым и неизреченным,- через Святого Духа...
Однако, постепенно, учение Иисуса из Назарета, направленное на оправдание и поддержку жизни простых людей, распространялось по всей Римской империи, а Его жизнеописания, составленные Его учениками или со слов учеников, становилось Благовестием - Евангелием, а сам Иисус, стараниями человеческой молвы, превратился в Христа, уже в буквальном смысле стал «Сыном Бога». Для этого, в Евангелия, вводились эпизоды и детали, описывающие чудесное рождение из «чрева девы». Для этого отыскивались подходящие пророчества из Ветхого Завета и вводили их в канву жизнеописания Мессии... Тогда и наметилась неразрывная связь Нового Завета с Старым, Ветхим Заветом.
В отличии от иудео-христиан, воспитанных на строгом монотеизме, и воспринимавших Господа, поначалу только как Пророка и Учителя, и как «Сына Бога», в символическом смысле, новообращённые из Александрии, Антиохии и даже далёкого Рима, старались придать своему Учителю исключительные Божественные черты. Постепенно выкристаллизовывалась евангельская версия жития Иисуса из Назарета, по которой Он , был предвечным Сыном Бога, воплотившемся в Иисусе из Назарета, Сына девы Марии...
Количество новообращённых с каждым годом увеличивалось и постепенно, именно они стали подавляющим большинством в христианском движении. В свою очередь, иудео-христиане, эбиониты, превратились в немногочисленную христианскую ересь, с которой «европейские» христиане начали бороться, как с извращением учения и Писания. Роли поменялись настолько быстро и незаметно, что никому и в голову не приходило спросить самих себя – а что же было в начале!
Безусловно, в словах самого Христа, были прямые указания на Его божественное происхождение. Однако эти утверждения, можно воспринимать как фразы, полные символического смысла. Когда Иисус говорит о Боге и своём родстве с ним, - это можно толковать как некое приближение, некое обожение Иисуса – человека. И действительно, Его учение настолько далеко от традиционного человеко-центричного учения, Его мечты о внедрении в обыденную жизнь теории непротивления злу насилием, всепрощение и самопожертвование, так не похожи на идеалы обывателя, что можно было говорить, что в Нём воплотился подлинный Бог. Ибо люди его окружающие, такого как Он, никогда не видели, не слышали и не читали о таких как Он, в исторических анналах...
Для утверждения культа Бога – Иисуса, постепенно, богословами – теоретиками учения была разработана теория троичности, для обоснования и объяснения взаимосвязей иерархической соподчинённости Бога-Отца, Бога-Сына и Святого Духа. Вокруг этой структуро - образующей темы, поднялись споры и дискуссии, которые и помогли, со временем, сформулировать учение о Святой Троице.
Кажется страстность и ожесточение этих споров и помогли христианству сделаться мировой религией. Именно в этих спорах сформировались христианские догматы – как первооснова веры. Богословы, согласовывая новые составляющие Христова учения со старыми, устранили многие противоречия Канона, утверждённого на нескольких Вселенских соборах. Постепенно была выработана, по сути новая основа учения, в которой всеобъемлюще и глубоко проанализирована каждая деталь, и в которое могли уверовать как «простецы» и неграмотные люди из народа, так и интеллектуалы – гностики.
Если подводить итоги проделанной богословами работе, то коротко, Новое учение можно пересказать так: Иисус Христос, как бы рождался дважды: в физическом обличье, Он появился на свет в Вифлееме от Девы Марии, а в духовном смысле, после крещения в водах Иордана от Духа святого, имя которого, на арамейском, тоже женского рода. Крещение, таким образом является датой рождения Учителя и Пророка. Тут всё логично и может вполне обойтись без легенды о непорочном зачатии, и тогда, наличие братьев и сестёр Иисуса ничего не меняет, не приводит к путанице, да и фигура Девы Марии, обретает реальные черты.
К тому же, находит оправдание «лакуна» в жизнеописании Иисуса Христа до тридцатилетнего возраста. Ведь тогда, он мало чем внешне отличался от своих сородичей и соседей. Поэтому, людская молва не оставила никаких сведений о Его детстве и юности, о его взрослении и жизни до момента крещения.
Только со времени начала «служения», после крещения у Иоанна Предтечи, множество засвидетельствованных чудес, запомнившиеся фрагменты разговоров, проповедей и фактов биографии Иисуса Назарянина, подтверждены учениками и людской молвой.
Уже в апокрифе «Евангелие евреев», Святой Дух возвещает Иисусу, «Вечное Царствие» Его, а в Иисусовой молитве говорится: «Хлеб наш завтрашний, дай нам сегодня». То есть верующие надеялись тогда, что уже при своей жизни получат новую, изобильную жизнь, царствие добра и справедливости...
В толковании Евангелий, акценты постепенно смещаются и главные моменты учения меняются местами. Вперёд выходят сказочные мотивы, мотивы внешней «сакрализации» Учителя, - «непорочное зачатие», а крещение, уже воспринимается, как некий необходимый ритуал легитимации, того, что уже было в природе Иисуса, то есть его Божественной сущности и Божественного происхождения.
Мне кажется, это смещение ударения на чудесную природу Иисуса в Евангелиях, обусловлено распространением учения Нового Завета среди простых, часто неграмотных людей. И богословы, понимая значение массовости распространения учения, стали в каком – то смысле угождать «массам» и перестраивать, переформатировать рассказы о жизни и смерти Иисуса. В то же время, самый высокий интеллектуал среди Евангелистов, - Иоанн Богослов, уже и не упоминает о крещении, а с самого начала говорит о Иисусе, как о изначальном Слове – Логосе, то есть ипостаси Бога.
И ещё одна подробность становления Христианства в его догматических границах. В одном из первых описаний жизни и смерти Назарянина - «Евангелии евреев», Иисус Христос сотворен Богом, а не пребывал вечно, как и положено для рождённого человека. В современном богословии, такой взгляд считается ересью, и утверждается, что он пребывал вечно, как ипостась Триединого Бога – Творца...
Но основной вклад в догматическую биографию Иисуса Христа, был произведён уже после легализации христианства в Римской империи, как имперской религии. Всемирные соборы, постепенно превратили жизнь Мессии, в нечто совершенно чудесное и не имеющее к жизни простых людей никакого отношения. Благодаря теории «симфонии веры и власти», Новый Завет Иисуса Христа, превратили в подпорку государственности, в разрушающейся, под напором внутренних противоречий, Империи. Никто уже не вспоминал, прямые указания Мессии, о невозможности совместного существования христианства и светской власти: «Царствие Моё не от мира сего».
Христианство трансформировали в инструмент властной политики и превратили в культ используемый для поддержания власти богатых и власть имущих, над теми «простецами и мытарями», которым и явился Иисус из Назарета и для которых стал великим Учителем...
Со временем революционный призыв Иисуса Христа, «Не убий!», превратился в призыв «Убей каждого, кто думает иначе!». Именем Христа, стали оправдывать как индивидуальные гонения и убийства, так и массовые уничтожения «еретиков».
«Предания старцев» подменили собой Заветы Мессии и на долгое время погрузили средневековый мир во власть псевдо-христианства. И только через полторы тысячи лет, несогласие с фальсификациями слов и дел Учителя, вылилось в религиозную Реформацию, которая и положила начала протестантизму, возвратившего «городу и миру», подлинное значение Писания в возродившего христианство на новом уровне.
Именно этим обусловлены как экономические, так и социальные успехи протестантских стран, как в Западной Европе, так и в Америке, куда переселялись религиозные диссиденты из Англии и стран Старого Света...
С победой «возрождённого» христианства, и началось подлинное, очеловеченное богословие и все достижения «науки о Боге», с той поры связаны с изысканиями протестантских теологов.
В этом смысле российское православное богословие, долгое время, было лишь интерпретацией, «переводом» на русский богословский язык, сочинений святых отцов, датируемых в основном, четвёртым- шестым веком после рождения Христа. После отмены патриаршества и церковной реформы, осуществлённой Петром Первым, в Россию стали проникать сочинения, западноевропейских авторов, часто в переводах на европейские языки. Очень честно и жёстко, пишет об этом Российский богослов двадцатого века, Георгий Флоровский.
Правда, в предреволюционную пору, вдохновлённые борьбой за свободу мысли, дела и слова, в России появились мыслители и философы, связавшие себя с поисками утерянного христианства. Родоначальником нового направления в российском богословии стали славянофилы, во главе с Алексеем Хомяковым, но великой фигурой стал его почитатель и критик Владимир Соловьёв. В период предшествующий Русской революции, проявили себя, как сторонники нового богословия, Бердяев, Булгаков, Мережковский, Шестов, Розанов... Особняком, в эти мятущиеся времена, стоял Лев Толстой, чья критика официального православия привела к отлучению его от церкви...
Но осуществить православную Реформацию, в России не удалось из-за вспыхнувшей в начале девятнадцатого века Революции, которая после нескольких неудачных попыток, завершилась победой русской разновидности марксизма-ленинизма, полностью отрицающего религию, как форму социальной эксплуатации и своеобразного духовного «опиума» для народа...
Церковь сопротивлялась процессу секуляризации, отделения её от исполнения государственных функций и потому, подверглась гонениям и разрушениям.
Отчасти, реформаторским движением возникшим после русской революции, можно считать «новостильную» церковь. Однако, при отсутствии подлинного энергетического и интеллектуального человеческого потенциала, эта «новая» церковь, под давлением государства, постепенно превратилась в служанку власти, а вскоре и вовсе перестала существовать...
Во время построения Советского Союза, и особенно в период Великой Отечественной Войны, русская церковь доказала своё значение, как патриотической силы, и с 1943 года, началась её восстановление. В конце войны, Русская Православная Церковь пережила настоящий ренессанс. Открывались и восстанавливались старые семинарии и духовные академии, увеличилось число храмов, как впрочем и число верующих стало сопоставимо с дореволюционными цифрами.
Однако, уже во времена Хрущёва начались новые гонения на церковь и вновь, верующие остались в меньшинстве...
В восьмидесятые годы двадцатого века, наметилось новое возрождение, связанное прежде всего с разложением властных партийных структур и разрушением веры в светлое коммунистическое будущее. Появились новые, сравнительно молодые, полные энергии православные деятели: Мень, Дудко, Аверинцев, а за рубежом, возглавил возрождающееся православие Владыка Антоний Сурожский.
Оживление интереса к христианству, совпало с разрушением СССР и идеологии атеизма. После прихода к власти партийных диссидентов - Горбачёва, а потом и Ельцина, - обозначился новый расцвет православия по-русски. При Патриархе Алексии, Церковь, во многом была восстановлена в своих правах, как религиозных, так и в экономически-идеологических.
С приходом на Патриаршество Кирилла, уже в двадцать первом веке, церковное строительство охватило не только Россию, но и ряд бывших советских республик, в том числе и православные приходы за рубежом, в первую очередь в Западной Европе и в Иерусалиме...
Обозначились и новые веяния в богословии, от лица которых, в роли пропагандистов выступают сегодня дьяком Кураев и Митрополит Илларион. В качестве «оппозиции» официальному православию, и новой формализации веры, выступает трезвый и скептически настроенный к «официозу», богослов и настоятель храма ........ Петр Мещеринов. К сожалению, новых имён в русском богословии уже не появляется, и это можно объяснить, стагнацией богословской мысли ...
Нельзя не упомянуть и о возрождении разного рода сект и раскольничьих движений, которые всегда сопровождают годы перестройки и ломки старых порядков и установлений. Иеговисты, лютеране, католики, старообрядцы, и ещё множество мелких сект и движений осуществляют свою религиозную миссию в России, при полном равнодушии государства к их деятельности.
И конечно, пополнился и стабилизировался Ислам. Количество «воцерквлённых» мусульман за эти годы в России увеличилось многократно и речь уже начинает идти о мусульманских анклавах на территории страны. Со временем, они, могут заявить и о своих претензиях на создание независимых теократических государств на их территориях. На Кавказе, в Татарии это возможно уже в ближайшие годы. «Свято место пусто пусто не бывает» - именно по такому принципу и строятся сегодня новые религиозные точки возрождения...
Российской власти, необходимо обратить на это пристальное внимание. К сожалению, идеологический, а часто и политический контекст происходящего в религиозной сфере, властями не замечаются, а это может привести к совершенно непредсказуемым последствиям...
Февраль 2012 года. Лондон. Владимир Кабаков.

Остальные произведения автора можно посмотреть на сайте: www.russian-albion.com
или на страницах журнала “Что есть Истина?»: www.Istina.russian-albion.com
Писать на почту: russianalbion@narod.ru или info@russian-albion.com





Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 310
© 25.10.2013 Владимир Кабаков
Свидетельство о публикации: izba-2013-903078

Рубрика произведения: Поэзия -> Авторская песня











1