Судьба моя


Судьба моя


Этот сон ей снится каждую ночь. Ей снится , что она –юная девушка безумно влюблена и любима! И сейчас бежит по липовой аллее парка к нему на свидание. Волнистый локон выбился из-под шляпки, а сердце бешено трепещет, выстукивая :
–Быстрее, быстрее…,- и она спешит . А вот и он темноволосый, темноглазый гусар с мужественными чертами лица. Ее не удивляет то, что одеты они по моде позапрошлого века. Он устремляется к ней, берет за руки, наклоняет голову. Его глаза с нежностью вглядываются в ее, а губы, родные губы ласково шепчут:
–Люблю…люблю… Всегда… Ты –жизнь и судьба моя…
Солнце слепит , она пытается заслониться от этого яркого, ослепляющего света. А он… отступает всё дальше, дальше…Она протягивает руки , пытаясь задержать , остановить хотя бы на миг, но…
-Мы скоро обязательно встретимся ,– шепчет он,– встретимся… в другой жизни…
Анфиса протягивает руки:
–Подожди, не уходи… Почему в другой? Не хочу в другой…
Грустная улыбка тает на его губах, а он…он удаляется все дальше и дальше, пока совсем не исчезает.

Анфиса проснулась раньше будильника . Ослепительное солнце и правда било прямо в глаза, будто и не наступила уже осень, а стоит самое настоящее лето и только небо прозрачно- голубое, прохладное, да развесистый клен за окном, украшенный покрасневшими листьями напоминали, что вот она пусть и нежданная, но такая чудесная, с легкой грустинкой увядания пора.
–Как жаль, что это всего лишь сон…,но какой странный,– Анфиса потянулась и покосилась на мужа. Он совсем не был похож на героя ее сновидений. Неумеха , маменькин сынок, да еще к тому же ленивец. Она тихонько вздыхает. Не разбудить бы, а то все утро проворчит, что не дала доспать, а он так бедный устает. Разгулявшийся ветерок надул парусом легкую занавеску и, развлекаясь, швырнул на балкон охапку разноцветных листьев , а потом, шевельнув, еще раз шторой, улетел дальше. Неизвестно почему, но этот легкомысленный ветерок, солнышко, прозрачное небо за окном сделали настроение праздничным. Она бодро вскочила и, стараясь не шуметь, нырнула в душ, в кои –то веки удается вот так, самой первой туда попасть… И вскоре Анфиса уже стояла у плиты, приготавливая на скорую руку завтрак мужу и дочери, мыслями уже на работе, обдумывая отчет, который шеф поручил сделать именно сегодня. Зазвонивший будильник, заставил ее отвлечься и броситься в спальню. Муж, как всегда, засунул голову под подушку, что-то бурча спросонья.
–Опоздаешь,– Анфиса потянула одеяло и отправилась в комнату дочери. Асенька-восемнадцатилетняя особа была девицей своенравной, немного ленивой, немного избалованной любящей бабушкой, не особенно утруждавшая себя домашними делами, училась в институте .
–Твое дело- учеба,– любила повторять бабушка, а домашние дела – забота матери , а ты свое еще успеешь.
Зарычал кран в ванной. Это муж услышал магическое слово»опоздаешь», а дочь , высунув один глаз буркнула:
-Опять папа успел первый… Зачем ты его будишь раньше меня?…
Анфиса пожала плечами , не хотелось пререкаться с самого утра и портить себе такое радужное настроение.
–Опять каша?!– поморщился муж, появляясь на пороге кухни,– ты обязана нас кормить разнообразно…
–А ничего, что я тоже спешу на работу?– не удержалась Анфиса. Чудесное утро стало терять свои яркие краски.
–Фу! Овсянка,– дочь отодвинула тарелку,– я не буду. Ты обязана следить , чтобы мы хорошо питались,– повторила она слова явно сказанные неоднократно бабушкой. Муж хмыкнул и тоже встал.
–Анфиса!– через минуту возник он снова с одним носком в руке,– а носки? Где они?!
–Всё там же,– Анфиса убирала со стола, поглядывая на часы. Надо еще самой успеть собраться.
–А рубашка?! Моя любимая рубашка?! Что ты с ней сделала?
-В стирке.
–Как в стирке?!- муж снова возник, как чертик из табакерки,–это моя любимая! Везучая! А сегодня важная встреча!
–Возьми другую. Повезет и в новой,–Анфиса начала раздражаться.
–Как другую?! Ты не понимаешь разве?! Ты о-бя-за-на заботиться обо мне… Не зря мама говорила, что ты на это не способна!
–Мама? Ты не опаздываешь?– досчитав до десяти, проговорила Анфиса.
–Ах, черт! И все ты! Ты виновата!– хлопнула дверь.
На секунду воцарилась тишина, но Анфиса не спешила радоваться. Она пошла в спальню. Только бы не опоздать. Начальник что-то стал косо поглядывать . И тут же капризно закричала дочь:
–Мама! Ну, мама же! Почему юбка не глажена? Я же просила!
–Ася, ты- уже взрослая девочка и вполне можешь сама себя обслужить.
-Да-а?!– дочь выросла на пороге, держа юбку,– но ты же хочешь, чтобы твоя дочь выглядела хорошо? Значит обязана следить…,–она фыркнула, – придется идти в джинсах,– она крутанулась , и, наконец, наступила долгожданная тишина.
Анфиса вышла, глянув мимоходом в зеркало и подхватив сумочку, она шагнула к выходу, но требовательный телефонный звонок остановил ее.
–Если это свекровь, я завоплю уже. Только ее мне не хватает сейчас,– Анфиса схватила трубку.
–Анфиса,–медово зазвучал голос свекрови,– как там Вадик? Ушел уже? Покушал хорошо? А Асенька? Ты обязана о них заботиться…
–Калерия Евгеньевна,– еле сдерживаясь, произнесла Анфиса,– я работаю и уже опаздываю…
–Ничего страшного с тобой не случится,– перебила ее свекровь,–с матерью поговорить трудно…
–Мне нЕкогда!– бросив трубку, Анфиса выскользнула за дверь. Замыкая, она слышала , как телефон снова ожил,– ну всё. Теперь сотовый начнет терзать,– на бегу отключив и его, женщина бросилась к остановке. Она уже не видела ни ясного солнышка, и день теперь казался тусклым, нерадостным. Она споткнулась и , чудом удержавшись на ногах, влетела прямо в маршрутку, которая тронулась тут же, будто ее и дожидалась. Усевшись. Анфиса стала успокаиваться , уставившись в окно, она пыталась переключиться на работу. Сегодня надо сделать отчет, о чем ей и напомнил шеф, едва она возникла на пороге.
-Вы обязаны сдать его во время.
–Да-да, я помню,– начиная злиться, Анфиса уткнулась в бумаги,–всем я что-то обязана,–пробурчала она.
–У вас все в порядке?–удивился шеф.
–Что-то не так?
–Вы всегда такая спокойная…

– И на солнце бывают пятна,– разговаривать не хотелось.
–Вот что…,– подумав , проговорил он,–Мне кажется, что ты переутомилась. Доделывай отчет и даю тебе десять дней. Хватит?– он вопросительно посмотрел на Анфису и , не дождавшись ответа, добавил,– чтобы хорошо отдохнула. Поняла? И не стой у плиты…,–он повернулся и отправился в кабинет.
Анфиса сидела , нахмурив брови, всем видом показывая, не подходи , укушу. И, возможно, поэтому сотрудники ее не трогали, и она спокойно завершила работу. Поставив последнюю точку, Анфиса задумалась:– с чего бы интересно шеф так раздобрился? Может, увольнять собрался? Ну и черт с ним! Только… Спрашивается, зачем мне столько дней? Работу искать ? Или опять… Всё для всех обязана… Не могу больше. Надоело!– мысли скакали одна безрадостнее другой. В это самое время запиликал сотовый телефон.
–Привет, подруга!– голос Вики звучал так громко, что Анфиса поморщилась.
-Привет. Ты еще не уехала?
Вика с мужем собиралась в пансионат.
–Нет. Поедем с тобой. Пиши заявление на краткосрочный отпуск,–не спрашивая согласия, тараторила подруга.
–Куда ? Зачем?
–Как же трудно с тобой! Что непонятного, если я говорю по-русски. Мы едем с тобой в пансионат отдыхать.
–А муж?
–Муж …муж объелся груш… У него срочная работа, как всегда,– было похоже, что Вика не особенно переживала по этому поводу,– а какая работа на самом деле, ты знаешь не хуже меня.
Да Анфиса знала , что Леонид, муж Вики еще тот бабник. Подруга переживала сначала, а потом решила, что у нее своя жизнь имеется и раз пошла , как она говорила, такая пьянка, то и я не буду сидеть взаперти и тосковать.
–И ты не расстроилась даже?–поинтересовалась Анфиса, заранее зная, что ответит Вика.
–Вот еще!– фыркнула подруга,– чего ради я должна страдать? Тем более нарядов накупила…Где-то я должна их показывать или нет? И потом… Пусть не едет, мне же лучше. Мы с тобой найдем , чем заняться. Ну? Написала заявление?–без перехода поинтересовалась она.
–Когда бы я успела, если ты , как трындычиха без передыху молотишь.
–Пиши быстрее. Я жду.
–А если меня дома не отпустят?
–Дома? Ты с ума сошла? Не хватало еще разрешения спрашивать. Без тебя десять дней проживут. Взрослые уже. Избаловала совсем.
Анфиса перечить не стала, да и смысла не было , ибо спорить с Викой сейчас, это то же самое, что попытаться удалить крокодилу зуб:
–А ты права, пожалуй. Поеду с тобой, развеюсь хоть, а то только и напоминают все о моих обязанностях, забыв о своих .
–Вот-вот…,–Анфиса почувствовала, как Вика при этом довольно ухмыльнулась,– и иди собирайся, я заеду часиков в пять.
–Сегодня уже?
–А почему нет?! Зачем время терять? К ужину успеем. Целую, дорогая,-–и Вика положила трубку.
А еще через некоторое время Анфиса уже ходила по магазину, покупая разные , так необходимые в поездке мелочи. Как ни странно настроение улучшилось. Она уже мечтала. Как они с Викой будут гулять по шуршащим, осенним аллеям, любоваться закатом… Муж оказался дома, что очень удивило Анфису. И, как обычно, валялся на диване.
–Хоть бы занятие какое нашел,– раздраженно подумала она,– а, впрочем, какое мне дело, пусть валяется.
–Ты дома?–вопрос вылетел сам собой.
–А ты , я вижу, совсем не рада этому факту,– с ехидством заметил Антон.
Анфиса пожала плечами: И не скучно? Хоть бы кроссворды разгадывал что ли, или книжку почитал,– направляясь в спальню, добавила она.
–Между прочим, я на работе был!- выкрикнул муж уже ей в спину.
Анфиса достала большую дорожную сумку и принялась складывать вещи. Наконец, всё было готово. Последний рывок, замок застегнут и тут раздался автомобильный сигнал.
-Вика,- Анфиса подошла к окну, помахала ей и, подхватив сумку, вышла из комнаты. Муж не миг отвлекся от созерцания потолка:
–Может, ужин приготовишь семье вкусненький?– и тут заметил сумку в руках жены,–это что? Порядок наводишь?
–Уезжаю отдыхать…
-Ку-у-да?! Ты с ума сошла?! А ужин? –взвизгнул он.
На шум открылась комната дочери:
–Ну что вы шумите?– недовольно буркнула она,– кушать хочется.
Анфиса улыбнулась:
–Ну, вот и приготовьте вместе с папой.
-Как это?– Асенька округлила глаза.
–Вот-вот, доча,смотри,–Антон подскочил с дивана,– твоя мать с ума сошла! Отдыхать она, видите ли, решила поехать. Об обязанностях своих забыла!
–Хочу , чтобы вы на досуге подумали о своих,– поморщилась Анфиса,– вы достаточно взрослые и способны обойтись без няньки. Если что,– она насмешливо взглянула на мужа,– зови маменьку на подмогу, да не забудь пожаловаться ей, какая у тебя никудышная жена. Целую,– она чмокнула в щеку растерявшуюся дочь и захлопнула дверь.
–Папа, что это? Бунт?
–Какой еще бунт,-разозлился тот,– прибежит через час как миленькая. Чем торчать столбом, иди лучше, свари что-нибудь.
–Почему я?
–А кто? Я?!– гневаясь, возмущался Антон:– Ты же женщина!
–И что? Это не моя обязанность… И, вообще, я могу на диете посидеть, да и тебе не помешает,–она хихикнула, окинув взглядом отца,– скоро на шарик будешь похож,– закрыв дверь за собой, Ася включила музыку. Она тоже была уверена, что это всего лишь шутка, а мама… Она ведь еще никогда не забывала о своих обязанностях и никогда не оставляла их одних надолго.
Но ни вечером, ни утром следующего дня мама не появилась. Взлохмаченная Ася выползла из своей комнаты.
–Мама! – голос ее звучал требовательно и раздраженно,– ты почему не разбудила меня? Я опаздываю,– она шмыгнула в ванну, радуясь, что успела раньше отца и уже оттуда крикнула,– кофе приготовь ! Только быстрее!
Антон не привык засыпать на голодный желудок. Покрутившись, он уснул все-таки, и снились ему кошмары. Разбудил его возмущенный голос дочери. Он взглянул на часы и взревел:
–Анфиса! Что ты себе позволяешь?! ! Я опаздываю!
Он выбежал из комнаты, заглянул на кухню. Завтраком даже и не пахло, жены тоже не наблюдалось. Значит действительно уехала, наплевав на семью.
–Кофе готов?– появилась дочь с еще не просохшими волосами ,– а кофе?
–А ты сварила?–огрызнулся отец.
-Но ведь мама…
-Мама отдыхать изволила уехать, наплевав на свои обязанности, на нас,– он честно пытался выдавить из себя нотки сарказма, но удавалось это плохо , прозвучало жалко, голос дрогнул.
–А как же мы?– Ася сердилась,– ты хоть свари кофе.
–Я?! Ты шутишь? –он принялся названивать матери,– сейчас бабушку вызовем.
–Алло,– недовольная тем, что ее разбудили чуть свет, Калерия Евгеньевна, скорее, рявкнула, чем несказанно испугала своего сына , и он едва не выронил трубку.
–Мама,– промямлил он,– ты не могла бы к нам приехать и пожить немного…
-Зачем это? Что случилось,– сразу же проснулась Калерия Евгеньевна.
–Некому даже разбудить нас с Аськой, завтрак приготовить, погладить…
–А Анфиса? Куда она делась? Или совсем лень обуяла? Я так и знала...
-Нет, мама, Анфиса уехала отдыхать. Она сказала, что устала.
–К-куда уехала? Устала? Интересно… Ничего толком не делает и устала…,– праведно разгневалась Калерия Евгеньевна .
-…
–И что ты молчишь? Разбаловал жену и теперь хочешь, чтобы я … Нет. Я никак не могу. У меня бассейн, вечером мы с соседкой в театр идем… Я занята. Нечего было жену отпускать.
-Но…
-Не мешай мне, дорогой. Целую,– в ухо полетели гудки.
–Ну что?–высунулась Ася.
–Ничего,–Антон пожал плечами,– ей некогда нами заниматься…


–Наконец-то,– заждалась тебя,-Вика подставила щеку для поцелуя.
–Ну уж и заждалась,–улыбнулась Анфиса,–я же сразу вышла,– она пристегнулась,–поехали.
Вика нажала на педаль. Машина вздрогнула и резко, словно взнузданная лошадь, рванула вперед.
–Ничего себе,– ахнула Анфиса,–и, куда спешим, подруга.
–Надо в одно место заехать,–Вика искоса посмотрела на Анфису и залюбовалась четким, правильным профилем.
–Ну,– поторопила ее подруга, – куда же?
–Понимаешь…,–Вика замялась,– ты извини меня, но мы едем не одни…
–Муж решил ехать?
–Тьфу на тебя! Это надо же сказать такое! Нет , дорогая, с нами едет Лешик,– она мечтательно зажмурилась.
-Кто-о?
–Лешик мой. Что непонятного? Мы будем жить с ним в комнате, а ты одна…Не обидишься?
–Нет. Что ты… Я настроилась уже на отдых и мне ничто не может теперь его омрачить.
–Вот и чудненько,– обрадовалась Вика,–боялась, что ты рассердишься и, напевая, она свернула в переулок, – а вот и он…радость моя…
На скамейке у подъезда сидел человек, волосы которого были такого же оттенка, что и листва на рядом росшем дереве, у самых ног его крутился толстый, рыжий котище.
–Надо же какой рыжий!– восхитилась Анфиса,–и кота приобрел такого же. Это его кот?
–Не рыжий, а золотой,– поправила подруга,–и Котофей его, и тетка…
–Какая еще тетка?
–На соседней скамейке вяжет что-то.
Только теперь Анфиса обратила внимание на бабульку. Тем временем Лешик, как называла его Вика, подхватил кота и уложил на колени бабуси. Анфиса подумала, что тот проявит недовольство и сейчас же соскочит, но Котофей только сладко потянулся и свернулся поудобнее.

–Тебе жениться, Лешенька, надо,–говорила тетка, наблюдая за действиями кота,–деток родить…
–Да я бы женился, да она не хочет,– подумав, добавил,–пока…
–Она и рожать не захочет,–вздохнула тетка,–чай не молоденькая уже…
–Ладно, тетушка,–Лешик улыбнулся и чмокнул тетку в щеку,–меня ждут, а ты , если что надо, звони…
–Ладно уж, иди,– бабуся перекрестила его, ласково глядя подслеповатыми глазами.

–Он с теткой живет разве? –удивилась Анфиса, глядя на приближающегося Лешика, который обернулся и еще что- то проговорил тете.
-Нет. У них квартиры рядом. Так уж получилось. А когда Лешик после гибели родителей остался один, тетка ему заменила и отца , и мать. Вот он заботиться теперь о ней, любит.

Лешик весело улыбнувшись , заглянул в машину. Вика приоткрыла дверь , подставила губы и, указав на Анфису, представила:
–Моя подруга.
-Очень приятно,– улыбка Лешика была такой светлой, обаятельной, что невольно хотелось улыбнуться в ответ.
–Садись уже,– Вика кивнула на заднее сиденье,– там посиди.
Машина опять резко рванула и вскоре маленькая группка выехала за город. Асфальт сверкал в лучах заходящего солнца, сияли золотом, вдоль шоссе, выстроившиеся деревья. Они, словно верные стражи, сопровождали их всю дорогу. Анфиса задумалась, уткнувшись в окно , и не заметила, как закатилось солнце, оставив оранжево-розовый след, а машина свернула и через некоторое время они въехали в березовую рощу.
–Эй,– услышала она голос подруги, – вы все спите что ли?!– смеясь, ужасалась она,– всю красоту прозевали.
–Ничего я не прозевала,– Анфиса оторвалась от окна.
–А я спал!– весело возвестил Лешик ,– и очень хорошо выспался. Теперь могу гулять всю ночь,– он поймал взгляд Вики в зеркале и подмигнул. Дорога повернула еще раз, и неожиданно перед ними вырос расписной, самый настоящий боярский терем, за которым блеснуло озеро. Уже смеркалось , над водой стал поднимать туман и башенки терема скоро утонули в белесой дымке. Еще немного и их очертания были уже едва видны , а сам он казался огромным кораблем плывущим в облаках.
–Красота –то какая! Но, надеюсь, он с современными удобствами? – Анфиса уставилась на подругу.
–Обязательно! На противоположной стороне даже балконы имеются и даже, как вы, наверное, заметили, великолепное озеро,– Вика резво выскочила из автомобиля, понукая своих попутчиков , делать все быстрее.
–А куда мы спешим, солнышко?–Лешик сначала высунул свои длинные ноги, потом выбрался сам и потянулся.
–На ужин.
–А…Ну, ужин – дело святое. Надо сил набраться ,– и он опять подмигнул Вике.
Анфиса подошла к багажнику и принялась вытаскивать сумки, старательно делая вид, что не замечает подмигиваний Лешика. Она чувствовала себя третьей лишней. Заметив недовольство подруги, Вика зашипела на приятеля, велев ему прекратить кривляться.
Комната Анфисе сразу понравилась . Она была небольшой, с балконом , выходившим прямо на озеро. Она только успела умыться, переодеться, как к ней залетела Вика:
–Ну, как? Ты готова? Лешик уже пошел в ресторан, а я хотела тебя спросить о планах на вечер.
–Прогуляюсь, почитаю и лягу спать,– пожала Анфиса плечами.
–Может, компанию тебе составить?
–Нет-нет!– такое предложение Анфисе очень не понравилось.
–Правда? Ты не обидишься? – в голосе Вики слышалось облегчение.
–Ну что ты? Я тебе благодарна , что привезла меня в такой чудный уголок. Мне уже все нравится. Думаю, понравится еще больше, если я хорошо отдохну от домашних дел.
–Вот и замечательно!– Вика подхватила подругу под руку и они отправились в ресторан,– мы ведь хотели побыть вместе,–доверительно сообщила она.
–Я это поняла,– усмехнулась Анфиса.

После ужина, поднимаясь в свой номер, на лестнице Анфиса столкнулась с мужчиной. Он повернулся к ней, бормоча извинения.
–Это вы?-вопрос вырвался сам без ее воли. Мужчина удивленно посмотрел на нее:
–Мы знакомы?
–Нет-нет,–спохватилась Анфиса, а сердце стучало так громко, что казалось, слышит его не только она сама,–извините, я просто ошиблась,–она поспешила уйти, быстро скользнув мимо. И только в своей комнате остановилась.
–Этого не может быть , просто не может и все тут…,– она лихорадочно ходила из угла в угол. И чем дольше себя уговаривала, тем яснее понимала, что это именно тот человек из ее сна, только старше, конечно, но ведь и себя во сне она видела совсем молодой. Ей стало не до прогулки. Она легла и долго ворочалась, размышляя. Наконец, ей удалось забыться. Сон ее был тревожен. Они опять встретились.
–Я же говорил, что мы встретимся, Полинушка,–лаская ее взглядом, говорил он.
–Юрий…Это ты… Но ведь я -Анфиса …
–Теперь Анфиса, а я –Георгий… Не так уж важно, какие имена мы носим сейчас. Главное, мы встретились и обязательно будем вместе.
–Я замужем…
–Но ведь ты не счастлива в браке. Верно? А мы… мы ведь два века шли к своему счастью. И ничто, ты понимаешь, никто и ничто не может нас теперь разлучить…
Анфиса металась. Наконец, она проснулась. Стояла глубокая ночь. Лунная дорожка пролегала прямо по ее кровати и, видимо, этот таинственный свет ее разбудил. Она встала , распахнув дверь, вышла на балкон. Где-то там, внизу, в ресторане играла музыка. Внезапно ухнул неподалеку филин, Анфиса вздрогнула и тут услышала:
-Вам тоже не спится?– это был голос из сна. Она встряхнула головой и увидела на соседнем балконе того самого человека, с которым столкнулась на лестнице,–а… мы с вами встречались уже… Значит, вы – моя соседка…
Анфиса кивнула.
–И все-таки я вас где-то раньше видел….Подождите…Я сейчас, – он ушел в глубь своей комнаты,–знаете, в такой темноте вы ничего не увидите, - проговорил он, появляясь так же внезапно, как и исчез,–но вот, если разрешите зайти к вам, или вы заглянете ко мне…
-Но зачем?– голос у Анфисы все-таки прорезался,– зачем?
–Вы все поймете, но для этого я должен кое-что показать…
Анфиса замялась:
–Может быть утром?
–Нет-нет! Это очень важно.
–Ну хорошо,–уступила она,– заходите ко мне.
Она сразу же открыла, едва в дверь постучали.
–Проходите, Георгий.
–Вам и имя мое известно…И знаете, почему –то меня это совсем не удивляет. Вот,– он протянул ей ,пожелтевший от времени, акварельный рисунок.
–Ох! Откуда это у вас?– ахнула Анфиса.
–Как откуда? Мое наследство,– улыбнулся Георгий,– это,– он показал на бравого гусара,– мой пра-пра-прадед. Когда его звали…
–Юрием,– закончила Анфиса,–а рядом моя пра-пра-прабабушка Полина. Это ее рисунок, дома у меня есть точно такой же. Она сделала два.
–Вот как! Так вот откуда мне знакомо ваше лицо. Вы же копия этой Полины…
–А вы- Юрия,– улыбнулась Анфиса.
–Да. Все так говорят… А что вы знаете о них?
–Они очень любили друг друга, но пожениться им не позволили. Ваш предок был известным дуэлянтом и слыл человеком не очень серьезным. Поэтому они запретили дочери даже думать о нем и вскоре выдали замуж за богатого, немолодого человека. Девушка же никак не могла забыть возлюбленного. Она часто плакала, хандрила и умерла, родив прелестную девочку. Вот и все, что знаю я. А как сложилась жизнь вашего предка?
–Он тоже женился, но продолжал вести себя так, будто бы свободен от всяких уз. Он погиб на очередной дуэли, так и не узнав, что в этот момент у него родился сын. Говорят, умер он счастливым. В бреду звал свою Полину, говорил, что обязательно они с ней встретятся в другой жизни…
Они помолчали.
–Нас с вами свела сама судьба,– Георгий взял руки Анфисы в свои, заглянув в глаза,– может быть, мы- это они? Как считаете?
Анфиса пожала плечами. Она не знала ответа на поставленный вопрос. Знала только одно, что дальше жить без него она не сможет… Не зря, наверное, снились ей эти сны:
–Я тоже начинаю в это верить…
–Вот! И мы должны быть вместе , наконец! Ведь шли к этому целых два века!
–Но как? Я замужем , да и вы …
-Нет! Я уже свободен и давно. Мы расстались почти сразу, ибо поняли, что совершенно разные люди.
-Но мой муж…
–Вы счастливы с ним? Скажите правду?
–Счастлива?–Анфиса представила вечно хнычущего, жалующегося своей маме, мужа и вздохнула. –Какая уж любовь? Одни обязанности.
–Я так и думал,–обрадовался Георгий,– так что мешает стать нам счастливыми? За себя, за них… Дети?
–Взрослая дочь. Но ей, по-моему, все равно, что будет со мной, если о ней кто-то позаботится.
Звезды тихо гасли, серый рассвет несмело заглянул в комнату.
–Вот и ночь прошла,– Анфиса задумчиво посмотрела в окно,–надо бы немного поспать.
–Да-да, конечно! Но мы утром обязательно встретимся… Верно?– голос Георгия дрогнул,– так не хочется расставаться…
–Встретимся… Мне надо побыть одной.
Он наклонился над ее рукой совсем так, как в ее сне, и поцеловал:
–До встречи, -шепнули его губы.

Уснуть Анфиса не смогла, как ни старалась. Мысли метались, как пойманная в сети рыба. Она впервые не знала, как быть и что делать. Всегда была верной женой, послушной невесткой, заботливой матерью, хоть в последнее время ее стало это очень напрягать, тем более, что ее стараний никто не ценил. Скорее, наоборот. Но это была ее жизнь безрадостная, привычная… А тут этот Георгий… Казалось, чужой человек… Нет! Чужим он не был! Она привыкла с ним встречаться во сне. Правда, звали его Юрием. Но … то же лицо, тот же ласковый взгляд, его нежные руки. Она не хотела об этом забывать ,а память услужливо ей подсказала, что она еще его любила , была любима и невероятно счастлива… Пусть это было во сне… Может, и правда, это моя судьба…
–Тьфу, совсем запуталась,– Анфиса поднялась и отправилась в душ. Она не спеша сделала легкий макияж, переоделась и услышала робкий стук в дверь.
–Войдите!
На пороге с букетом осенних листьев, на которых хрустальными слезинками повисла роса, стоял Георгий:
–Я вспомнил, ты говорила , что любишь такие осенние букеты!
–?
–Что? Не любишь? Но я это хорошо помню…
–Люблю,–Анфиса улыбнулась,– но не говорила.
–Не говорила? Странно, но я об этом отлично знаю почему-то…,–он растеряно потер переносицу и вдруг стал похож на мальчишку,– а это значит, мы- это они, переселившиеся в нас и нашедшие друг друга!–И без перехода добавил: -Пойдем погуляем перед завтраком.
Анфиса кивнула и они вышли. Пансионат только просыпался. То тут, то там слышались сонные голоса, где-то шумела вода.
Они дружно вдохнули прозрачный, свежий воздух и, переглянувшись, засмеялись.
Десять дней промелькнули , как одно мгновенье. Они не расставались ни на минуту . Домой Анфиса уезжала с Георгием. Вика понимающе кивнула:
–Встретимся в городе, и ты мне все расскажешь.
Квартира Георгия встретила их тишиной, чистотой и уютом.
-Удивительно, тебя не было, а здесь ни пылинки,–Анфиса провела рукой по столику.
–Конечно. Ко мне ходит женщина два раза в неделю и убирает. Она знала, что я приеду сегодня , вот и навела порядок.
Следующее утро было утром ее возвращения домой. Анфиса проснулась, будто кто-то ее толкнул. Рядом тихо посапывал Георгий. Вставать не хотелось, равно, как и ехать домой. С Георгием она почувствовала себя женщиной, женщиной любимой , необходимой . И это ей нравилось. Нравилось приготовить что-нибудь вкусненькое для любимого и любящего мужчины, нравилось делать что-то для него не потому, что обязана, а потому, что ей это просто доставляло удовольствие. Анфиса тихонько встала, старясь не разбудить.
–Ты уже ?– вопрос Георгия остановил ее на пути в ванну,–ведь еще рано…
–Пока соберусь,– взгляд Анфисы потух, плечи опустились и сама она как будто утратила что-то такое , без чего Георгий просто не мог ее видеть.
–Солнышко, я с тобой поеду,– он сел, опустив ноги на пол,– если не хочешь, чтобы я заходил , подожду в машине. Или даже в соседнем дворе.
–Зачем? Я сама поговорю. И ждать не надо, я позвоню ,и ты подъедешь тогда,– она наклонилась и чмокнула его в щеку.
–Но ты не передумаешь? Нет?– обеспокоенно пытался заглянуть в ее глаза Георгий,– ты помни, что мы так долго к этому шли.
Анфиса кивнула.
–А самое главное, я очень тебя люблю,– он встал,– и все-таки я подвезу тебя,-твердо проговорил он, – нЕчего в общественном транспорте толкаться.
Всю дорогу они молчали. Бегло коснувшись губами его щеки, Анфиса отправилась домой. Она все решила уже для себя. И все-таки сомнения терзали ее душу. Она открыла дверь своим ключом и застыла.
-Будто Мамай прошелся,–ахнула она.
–Мама! Ну, наконец-то ты приехала!– на пороге своей комнаты выросла дочь. Она подпрыгивала на одном месте, натягивая джинсы.
–Ася, что тут у вас произошло?
–А что?
–Такой беспорядок…
-А…это,– Ася равнодушно махнула рукой,-папа не захотел убираться, бабушка тоже все это время была занята…
–Ну это-то понятно,–усмехнулась Анфиса,–воспитывать нЕкого стало. Ну, а ты, дочь моя?
–Я?! Мама, ты чего?! Мне нЕкогда! Я замуж выхожу.
–Замуж? И за кого, позвольте полюбопытствовать?
–Мы вместе учимся.
–Так. А жить…
-Жить будем у нас. Ты же не против? Там такая семья…,–Ася от возмущения задохнулась,– я в гости зашла, так его мать заставляла меня посуду помыть после чая. Представляешь?
–Представляю,– хмыкнула Анфиса,–еще бы не представить. Ты лучше у папы спроси, не против ли он.
–Ему все равно,– беззаботно пропела Аська.
–Все равно? Что ж…, мне тем более… Ведь управляться вам придется без меня.
-Как это? Ты опять уезжаешь,– выпучила глаза Аська,– но, надеюсь, уберешь все сначала и кушать приготовишь. Мы сегодня с Денисом придем.
–Нет уж. Хватит с меня. Ты считаешь, я к вам в прислуги нанялась? Я ухожу. Совсем, ухожу,–Анфиса заглянула на антресоли и вытащила большой чемодан,– а теперь надо вещи собрать.
–Мама!– Аська последовала следом,– куда ты собралась?
–Садись,– Анфиса показала на кресло, в которое Аська плюхнулась незамедлительно.
–Ты уже взрослая девочка. Вот уже и замуж собралась. Думаю, что ты поймешь меня, - она умолкла, подбирая нужные слова.
–Ну?– поторопила дочь.
–Я полюбила и хочу быть с любимым человеком.
–Полюбила?! Ты?!
–Я…
–Ты же уже старуха!
–Мне еще нет сорока…
–Ну и что! А я?! А папа?! О нас ты подумала?!
–Вы – уже не дети,– Анфиса встала,– что я с вами видела? Ты об этом подумала? Старуха! Конечно, еще немного так и будет.,–разговаривая, она лихорадочно складывала вещи,– Превратили меня в прислугу. Принеси-убери- постирай- приготовь… А я ведь тоже человек и хочу быть счастливой,–она устало вздохнула,– хочется верить, что когда-нибудь ты поймешь,– оглядевшись, она захлопнула чемодан,– ну вот и все. Я тебя очень люблю и всегда буду рада видеть . Отцу я позвоню.
Захлопнув дверь, она слышала, как дочь что-то кричала по телефону.
Анфиса вышла , Георгий подхватил вещи.
–Ты все-таки пришел?
–Я не мог позволить, чтобы моя любимая женщина носила такие тяжести.
Слезы хлынули из глаз Анфисы. И не могла бы она сейчас сказать, почему плакала. То ли это было прощание с прошлой жизнью, то ли от радости, что любима и счастлива так , как никогда не была раньше. Георгий понимающе молчал и только в машине ласково вытер эти соленые капли:
–Никогда больше ты не заплачешь,– проговорил он.
–А от радости?
–От радости, сколько хочешь! – он улыбнулся,– но никогда ты не будешь плакать из-за меня,– и добавил, подумав,– не зря один умный человек сказал "Мужчина может вынести все женские слезы, кроме тех, причиной которых является он сам".

© Copyright: Галина Михалева, 2013
Свидетельство о публикации №213101800438





Рейтинг работы: 35
Количество рецензий: 4
Количество сообщений: 4
Количество просмотров: 369
© 23.10.2013 Галина Михалева
Свидетельство о публикации: izba-2013-901897

Рубрика произведения: Проза -> Рассказ


Татьяна Frego       14.11.2013   08:00:45
Отзыв:   положительный
Красивый рассказ. Спасибо.

Галина Михалева       16.11.2013   02:45:15

Спасибо, Таня! Всегда Вам рада:)
Лина Булыгина       03.11.2013   19:26:59
Отзыв:   положительный
Спасибо!!!!
Галина Михалева       06.11.2013   03:26:00

Вам спасибо, Линочка!
Алла Нашивочникова       01.11.2013   19:53:34
Отзыв:   положительный
СЛОВ НЕТ, КАК ХОРОШО!
УМЕЕШЬ, ТЫ ГАЛИНКА, ЗАДЕТЬ САМЫЕ ТОНКИЕ СТРУНКИ ДУШИ!!!


Галина Михалева       03.11.2013   05:40:22

Спасибо, солнышко, за добрые слова!
Галина Горбачева       30.10.2013   09:11:26
Отзыв:   положительный
Галочка, как Вы тонко отразили романтичную женскую душу, рассказ великолепный!!!
Читала с большим удовольствием! Браво!!!
Всех благ и вдохновения!
С теплом- ГГ.


Галина Михалева       31.10.2013   10:22:15

Спасибо большое, Галиночка! С теплом,











1