Стихи
Проза
Разное
Песни
Форум
Отзывы
Конкурсы
Авторы
Литпортал

Неделя в Израиле




Среда, 29 мая 2013 года

Идея вдруг – начать путевые заметки. Как в восемнадцатом или каком-то там ещё веке. Сидел какой-нибудь аристократ в карете, смотрел по сторонам и диктовал бедному слуге все пришедшие в голову мысли. А у того чернильница на шее болтается, бумага прыгает в такт дороге и желание послать шефа куда подальше. Но послать не получится, потому как отношения между барином и крепостным несколько иные. А и не крепостной, так на жалованье. Тоже не забалуешь.

У меня всё проще. Сижу в Домодедове. Настроение хорошее. Слуга, то бишь ноутбук, на плече, поскольку сдавать его в багаж не рекомендуется, равно как фотоаппарат и прочую технику. Причина то ли в степени честности грузчиков, то ли во вдруг открывшейся способности чемоданов при погрузке-выгрузке летать вверх-вниз и даже падать – не знаю. Благообразный и достаточно старомодный чемодан PanAm, позаимствованный на неделю по случаю поездки, благополучно прошёл досмотр и был заперт на небольшой висячий замочек. Спокойно и без суеты зарегистрировался, два с лишним часа до вылета и время надо не то что убить, но провести хоть с каким намёком на пользу. Не бургеры же есть (хотя за всю свою жизнь один я таки съел – прошлым летом у трёх вокзалов. Голоден был). Ноутбук перекочевал на колени, сразу придав мне вроде как деловой вид. Никакого пижонства – у многих вокруг куда более современные планшетники. Понимаю, что я в этом смысле достаточно старомоден.

Так вот. Ещё прошлым летом у меня ни загранпаспорта не было, ни необходимости его получить, ни даже мысли подобной. Дальше Москвы никуда не выбирался, да и в первопрестольную впервые за последние лет десять. Времена заводской молодости и регулярных командировок давно в прошлом. Понятия не имел даже как в метро платить, пришлось у более молодых и мобильных коллег выяснять. Впрочем, разобрался сразу, и всё остальное без проблем.

И тем же летом электронка – ты должен приехать. И действительно должен. По совокупности нескольких причин.

Когда приглашает человек, с которым в один прекрасный день много-много лет назад имели случай появиться в одном роддоме, где сначала наши мамы познакомились, а спустя несколько часов и мы (хотя оба почему-то этот день не помним – как сговорились). Потом в параллельных классах двух школ, на одном потоке в институте. Так что знакомы, сколько живём на этом свете. Такое приглашение приказу равносильно. Вторая – землю обетованную повидать. Не то чтобы гены особо требуют, но всё-таки. И вообще – мир такой большой, а я такой маленький. Надо бы горизонт расширить, благо зарплата совокупно с пенсией дают кое-какие материальные возможности.

Зимой сделал загранпаспорт, билеты в оба конца оказались делом техники. К слову, они плюс дорога от дома до Домодедова и обратно из Внукова до дома обошлись в пятнадцать с небольшим тысяч рублей, что по внутрироссийским меркам вполне себе доступно. Но это уж особенности нашего тарифообразования.

Автобус в пять утра. По дороге, немного не доезжая Углича, увидел результат встречи кабанчика лет трёх и небольшого легкового автомобиля. Первый лежал на дороге в лужице крови, понемногу стекающей на обочину, отброшенный, похоже, метров на двадцать, потому как скорость на пустой утренней дороге можно развить по настроению. Второй с помятой мордой лежал в кювете. Птичку с заметными уже клыками, конечно, жалко, но и машину тоже. Хоть и не свою.

В Москве дождь и обычные пробки, поскольку Ярославку всё ещё ремонтируют, но в половине одиннадцатого уже был у тех же трёх вокзалов, минут через пятнадцать на Павелецком, ещё через три сидел в аэроэкспрессе и около двенадцати появился в Домодедове. Регистрация простая, никакой очереди. Последний раз летал, ещё когда на заводе работал, стало быть больше тридцати лет назад. Рамки тогда уже появились, но всё было по-другому. Регистрация в городе и автобусом к трапу. Очередь и толпа. А здесь и рейсов одновременно больше, и по всему миру, но как-то спокойно. На Павелецком прямо от метро множество указателей в сторону аэроэкспресса. Ходит каждые полчаса. И за билетом никакой очереди – хоть к автомату, хоть в кассу. В Домодедове тоже масса указателей и табло на двух языках. Читаю внимательно и без проблем иду в нужном направлении. Регистрация и привычная, и саморегистрация на терминале. Разбираться в этой само не стал, лентяй однако и консерватор. Пошёл к стойке. Никакой очереди. И в двенадцать, посмотрев на часы, немного сгримасил – куда спешил… Но банальная мысль – лучше на два часа раньше, чем на минуту позже. Сейчас диспозиция такова: вылет в 14.30 рейсом Трансаэро до Бен Гуриона. Там должен быть в 18.00 по местному (час разницы, там киевское время), и после всех формальностей встречаемся у фонтана (найдёшь легко). Как в ГУМе.

14.28. До официального старта две минуты. Боинг 737. Пристегните ремни и т.д. Видимо, надо убрать из рук лишнее. Выключаю ноутбук.

Прошло минут двадцать, можно продолжить. Взлетели почти вовремя. Пять-семь минут не в счёт, хотя командир за них извинился. Свободных мест почти нет.

Последние полтора часа перед взлётом – паспортный, железный и ещё какой-то контроль. Конвейер. Выпускают всех. Дьюти фри проглядел равнодушным взглядом. Алкоголь, сигареты, парфюм, сувениры и прочее в этом роде. Много брендового. Не заинтересовало.

На последней стойке собирают посадочные талоны, после чего везут к самолёту. Погода ясная, настроение у всех примерно такое же. Стюардессы улыбаются.

Сколько же лет не летал, а сижу в кресле, и никаких особых эмоций, будто всю жизнь живу в самолётах. Или уже возраст, когда ничему не удивляешься?

Соседка. Как выяснилось позже, уже прабабушка, регулярно перемещающаяся между Хайфой и Барнаулом. Разговоры о литературе и немного за жизнь. Обмен визитками.

Трансаэро явно заботится, чтобы пассажиры не скучали. Небольшая лекция (куда же без неё?) о всяких аварийных делах, включая приводнение, потом воды и соки на выбор. За ними вскоре последовал весьма калорийный обед, красное и белое сухое вино (ординарное, но вполне приличное). Напоследок опять соки.

Иногда по трансляции информировали, где летим, но толстый слой облаков вынуждал верить на слово. Наконец облака закончились, и появилась сплошная синева, которая по времени могла быть только Средиземным морем. Вскоре показался берег, и моя соседка подсказала, что большой город – это Тель-Авив.

С неба все города красивы. Это я понял лет сорок с чем-то назад, когда только-только пришёл на завод и почти сразу был отправлен в командировку в Новосибирск. До тех пор летать не приходилось. Кстати, тогда рамок в аэропортах ещё не было. Проходили себе спокойно, и никакого контроля. Так это тогда…

А Тель-Авив сверху действительно красив (даже в рифму). Море и небоскрёбы. Через несколько дней я увидел, что всего-то этажей тридцать, но рядом с морем они кажутся выше.

Пристегните ремни. Пристегнули. После чёткого касания взлётной полосы все зааплодировали. Раньше такого не было. Или сейчас больше стали ценить жизнь?

Прилетели минут на сорок раньше – редкий случай. Аэропорт Бен Гурион красив снаружи и, кажется, внутри. Кажется – потому что смотреть особо некогда, все идут на паспортный контроль. Поскольку частная поездка, показываю приглашение – скан паспорта приглашающего плюс адрес, где гость будет жить. Откуда знаю? Да ещё по России.

Во время этого короткого диалога девушка что-то там колдует руками и вкладывает в паспорт какую-то карточку (потом понимаю, что карточка эта вместо штампа в паспорте. Объяснение простое – в некоторых соседних странах израильский штамп очень не любят и поэтому не дают визу тем, у кого он есть. Что ж, значит, не будем штамп ставить, зачем людям лишние проблемы создавать). На карточке моё сканированное фото с паспорта, его реквизиты, место и время въезда в страну. Какие-то тексты на английском, иврите и даже строчка на арабском. Но всё это я увижу потом. А сейчас – проходите.

Беру чемодан. Замечаю, что замочка нет, но совершенно не волнуюсь – брать в чемодане по современным меркам решительно нечего. Несколько книг, сувениры, одежда – и ничего ценного. Может, служба безопасности поинтересовалась? С чего это вдруг американский чемодан на рейсе из Москвы?

Иду на выход. Много встречающих, меня тоже сразу перехватывают с радушными объятиями, так что до фонтана не добрался. На минуту подхожу к обменнику, меняю 200 долларов, получаю без малого 700 шекелей. Понимаю, что ближайшую неделю при покупках придётся быстро соображать, много с меня просят или вполне можно купить. Впрочем, в кармане далеко не миллионы, даже не тысячи, даже одной нет, так что покупок много не будет.

Едем в Иерусалим. Час в дороге пролетел быстро. Первые впечатления из автомобиля – что-то сказочное. Не в смысле антикварные музейно-дворцовые здания, а общий вид. Чистое ярко-голубое небо, горы, зелень, дома непривычно ярусами. Дорога идеальная. Скорость сто десять. Разрешённая – главная трасса страны, не просто так. Оказывается, у нас свободного времени только час, для лёгкого перекуса, поскольку заказаны билеты на ночную мистерию у башни Давида. И слова эти звучат совершенно обыденно и просто, но для меня как-то древнебиблейски, почти мифически.

По городу едем мимо высокой стены. Оказывается, за ней лагерь беженцев 1948 года. То есть тогда он, наверное, и был лагерем, а сейчас за стеной видны ничего себе особняки. Время меняет многое…

Уютная трёхкомнатная квартира в новом районе. В чемодане всё оказывается на месте, но замочка нигде нет. Могли бы вернуть. Зачем он им? Книги и сувениры отправляются по назначению. На перекусе, кроме прочего, хумус и фалафель. Очень просто и очень вкусно. Но времени мало и надо спешить.

Едем по городу. Темнеет быстро – юг. Огни. Ночная жизнь в нормальном смысле слова. У цитадели дискотека. Контраст с древними стенами. Оказывается, её здесь организует новый мэр, хочет сделать приятное молодёжи. Как и везде громко, но музыка вполне приятная. В какой-то момент нам захотелось включиться, но удержались. Может, и надо было…

Проходим ворота и по коридорам попадаем в амфитеатр. Зал под открытым небом заполняется. Вскоре на огромном пространстве стен раскрывается история Иерусалима в сменяющихся картинах. Сначала сюжеты ветхозаветные (понимаешь, что здесь это далеко не объект веры или неверия), потом история. Более чем впечатляет. Это просто надо видеть.

А на память мне остался небольшой буклет на русском языке с двумя десятками картинок размером с кадр старой фотоплёнки, совмещённых с временной шкалой от царя Давида до образования Государства Израиль. Последняя завершается прошением мира Иерусалиму. Вот только мир этот в разных местах понимают по-разному…

Вечером за ужином выясняется, что на всю неделю у меня довольно-таки насыщенная программа (Отдыхать сюда приехал? – Не получится, дома отдохнёшь!).

Четверг, 30 мая

Вообще-то пишу не в четверг, а почти через месяц после благополучного возвращения. Даже не очень внимательный читатель заметит, что первые абзацы сочинялись чуть ли не по-акынски – что вижу, то и пишу. Ноутбук включил, ноутбук выключил… О событиях первого вечера кое-что записал именно наутро в четверг, но потом началась та самая насыщенная программа и вал впечатлений. Вернулся через неделю домой – навалилась работа (Погулял? Отдохнул? – Впрягайся!). Жара рыбинская началась, мозги плавятся. Шутки пошли – потренировался-погрелся там, так здешнюю вытерпишь.

Как ни странно, там было легче. И не потому, что мозги в отпуске напрягать не надо. Просто в Израиле полугодовое лето, называемое сухим сезоном (остальные полгода сезон дождей, который язык не поворачивается назвать зимою), – дело естественное и привычное. Во всех автобусах, трамваях, магазинах, квартирах и прочих помещениях работают кондиционеры. Зайди и остынь. В руках и сумках обязательна бутылка самой обыкновенной воды для защиты от обезвоживания организма. За день выпивается литр-полтора. Кроме того, световой день намного короче, темнеет по нашим меркам рано, и вечер в температурном смысле вполне комфортный.

Но вернёмся к утру второго дня, то бишь тридцатого мая. День обещал быть разминочным, автобусная экскурсия по городу. Конечно, одного меня на такое опасное дело не отпускают. Опасное, конечно, не в традиционно-газетном смысле. И город незнакомый, и указатели хоть и на трёх языках (иврит, арабский, английский), да все они незнакомые. Разве что английский, который никогда не изучал, с грехом пополам разберу. Конечно, если в случае чего поднять голову к небу и спросить по-русски, кто-нибудь да ответит, даже не сверху, но… Знай я лет сорок назад, что такой день наступит, так два-три ходовых языка точно выучил бы, хотя бы из спортивного интереса, благо языковым чутьём природа не обделила. И ведь говорила мама (мама всегда права!) – учи языки, тот же английский. А я в ответ – а зачем он в Рыбинске? Morning star читать? А всё достойное переведено. Так и прожил жизнь со своим литературным (и не только) русским да ещё с немецким со словарём, который в Израиле ну совершенно не в ходу. Но если бы да кабы оставим, как говорится, в пользу бедных.

Экскурсия начнётся от, говоря привычным языком, автовокзала. Туда едем на трамвае. Сей вид городского транспорта достоин отдельного небольшого рассказа.

Трамвай в Иерусалиме появился недавно, года два-три назад. До этого вопрос долго обсуждался, потом не быстрее строился. В итоге получилась одна двухпутная линия, естественно с единственным маршрутом от проспекта Моше Даяна до горы Герцль.

Очень стильные вагоны, спроектированные совместно с французами, во Франции же и построенные. В сцепке два вагона-гармошки, трамвайных кругов нет, поэтому двери с обеих сторон, а водитель просто переходит в кабину на другом конце. Вагоны просторные, со стороны похожи на современные скоростные поезда, хай-тек, о кондиционерах я уже говорил. Остановки можно даже назвать станциями. Есть навесы, но никаких объявлений на стенах, чистенько так. Пол в вагоне на уровне платформы. Чтобы открыть дверь, нужно нажать кнопку внутри вагона или снаружи. Если дверь не со стороны платформы и не должна открываться, она и не откроется.

Маршрут проходит через арабские кварталы. Заметно отличие от остального города. Соответственно и пассажиры. Много подростков, девочки в хиджабах – видимо, в школах закончились уроки. Никаких косых взглядов, тем более конфликтов, чего можно ожидать приезжему с его запрограммированным прессой на арабо-израильский конфликт сознанием. Таковой никуда, естественно, не делся, но днём на улицах и в трамвае он не проявляется.

Перед арабскими кварталами в вагон садится молодой человек самого ненавязчивого вида, на которого я и внимания не обращаю. Мне тихо поясняют, что он из спецслужб. Такие молодые люди садятся на эти несколько остановок, потом выходят. Так, на всякий случай, лишний раз за порядком понаблюдать.

Кондукторов нет, билет покупается заранее. На платформе под навесом билетные автоматы, похожие на наши платёжные терминалы. Надо опустить деньги или вставить карточку, потом выбрать нужный вариант (одна поездка, несколько и т.д.), подтвердить, потом получить билет типа карточки в московском метро и сдачу. В вагоне вставить билет в валидатор, который через пару секунд его тебе вернёт. А контролёр, ежели появится, просто проверит своим валидатором. Всё просто, если не считать, что терминал запрограммирован только на иврите.

Билет нужен только мне, поскольку у Маши карточка, которая позволяет ей как пенсионерке двадцать поездок в месяц. Но именно поэтому терминал ей тоже незнаком, несмотря на знание языка. К счастью, на остановке кроме нас оказывается молодой человек, который по её просьбе подробно и терпеливо объясняет что к чему. Я, естественно, ничего не понимаю.

Билет на одну поездку стоит 6,6 шекеля (около 50 рублей). Впрочем, цифры сами по себе ни о чём не говорят. Бензин, кстати, вдвое дороже, чем у нас. А летняя шляпа, которую я купил там за 20 шекелей, у нас с ценником 600, а то и под тысячу рублей. А общественные туалеты, которых достаточно много и в них всегда чисто, там вообще бесплатны. Но рассуждать об уровне доходов, покупательной способности и на прочие экономические темы нет смысла. За неделю я во всём этом точно не разберусь, даже если очень захочу. Так что о ценах постараюсь не говорить. Хотя не раз слышал, что Израиль – весьма «дорогая» страна. Кстати, во всех торговых точках стоят терминалы, и люди обычно расплачиваются с карточек. Да, в сувенирных магазинах совершенно легально принимают и доллары, и евро. Видимо, непатриотичным покушением на монополию шекеля это не считается.

Но вернёмся к экскурсии. Выходим у автовокзала (остановка Тахана мерказит, что на иврите примерно это и означает). Время есть, потому небольшая прогулка по окрестным магазинам. Бросаются в глаза большие стрелочные часы на стене, застывшие на без двадцати шесть (жаль, конечно, что не без двадцати восемь, но это было бы уж слишком). Видимо, сейчас такие общественные часы уже никому особо не нужны.

Подходит двухэтажный красный автобус типа лондонского, второй этаж открытый, под навесом (позже узнаю, что называется он даблдекер и во многих городах мира используется в качестве экскурсионного). На входе выдают одноразовые наушники, у каждого места есть штекер с переключателем на восемь положений по числу возможных основных языков. Транслируется запись рассказа экскурсовода, соответствующая маршруту.

В руках фотоаппарат. Снимаю всё подряд, что кажется интересным. Впрочем, интересно всё. Уж очень город непривычный.

А сейчас попадаю в небольшой тупик. Пересказывать маршрут и комментировать достопримечательности, что на пути встретились? Но я практически ничего не запомнил, да и невозможно это, потому как слишком много всего. Разве что взять путеводитель и более-менее его пересказать, хвастаясь эрудицией. Глупо, не могу я всё это знать. И вообще по любой экскурсии надо ли быть заочным гидом? Лет сто-двести назад такой рассказ, может, и был интересен, но при нынешней доступности видеоинформации и простое перечисление, и подробное описание – вряд ли. Кому в голову придёт подробно рассказывать, вернувшись на другой конец света, о Кремле и Красной площади с историческими фактами, архитекторами, о которых можно прочесть во множестве книг? Чем слушать, опять же проще мышкой кликнуть.

И потом, что такое обзорная автобусная экскурсия? Традиционное «посмотрите налево, посмотрите направо…» А как иначе? Автобус идёт хоть и с городской скоростью, но достаточно быстро, а достопримечательностей более чем достаточно.

Глаза выделяют виденную накануне цитадель с башней Давида, Храмовую гору с куполом мечети, Масличную гору с храмом Всех народов и церковью Марии Магдалины, стены старого города – всё это видел раньше на фото и ТВ. Из нового – трамвай, о котором упоминал выше, совершенно невероятный Струнный мост. Невероятный – потому что все ванты, которых шестьдесят шесть, крепятся к одной опоре высотой 119 метров, которая к тому же непонятно как стоит. Выглядит достаточно тонкой и похожа на длиннокрылую птицу, застывшую вертикально с опорой на конец одного крыла. Видимо, расчётчики были очень-таки квалифицированные.

Бросается в глаза новый отель Холидей инн, единственный в Иерусалиме почти небоскрёб. Строить подобные здания там каким-то законом запрещено, но тут, говорят, кто-то кому-то чего-то… В общем, как везде. Предыдущий премьер, который вроде бы каким-то боком к этому делу причастен, кажется, из-за него должности своей лишился и сейчас под следствием. А в городе чуть ли не всерьёз рассуждали о сносе этой башни, но дело заглохло.

Фотографирую всё подряд, включая самые обыкновенные дома с бельём на балконах. Ещё вчера заметил, что все дома в Иерусалиме облицованы жёлто-бежевым камнем. И старые, и новые. А также разного рода барьеры, парапеты и т.д. Но монотонным город не кажется.

Гора Тайелет. В переводе на русский что вроде прогулочницы. На пару минут выходим на смотровую площадку (тайелет и есть). Огромный город перед глазами. Понимаю, что такого никогда не видел. Не Иерусалима, конечно. Панорамы большого города.

Смотрю на прохожих. Конечно, в первую очередь непривычные рыбинскому взгляду досы и арабы. Все остальные выглядят вполне по-европейски с поправкой на юг.

Вечером просматриваю фотографии, сбрасываю их в ноутбук и с помощью хозяев кое-что подписываю. Работает телевизор. Наш первый канал транслируется сюда через Киев. Почему-то в рекламных блоках немало алкоголя, от которого мы в России давно отвыкли (в рекламе, конечно). Меня в этом упрекают. Отговариваюсь, что у нас реклама водки запрещена и руки Москвы здесь точно нет. В ответ – удивление. Объясняю механизм продажи рекламного времени. Понимаем, что в Израиле, видимо, запрета на это дело нет. Впрочем, за всю неделю ни одного пьяного не видел. Алкоголь, видимо, здесь не в чести. Однако поздний вечер, а завтра мне предстоит пешая прогулка по старому городу.

Пятница, 31 мая

С утра сразу едем на знакомую мне со вчерашнего дня Тайелет. Город за ночь не изменился, но сегодня смотрю на него более осознанно да ещё с хорошим комментарием. Лев живёт здесь уже двадцать три года, и, если бы не работал в серьёзной фирме инженером, наверняка мог бы быть хорошим гидом. Шутка, конечно, но в каждой шутке, как известно, есть доля шутки.

После Тайелет едем в центр и оставляем машину на многоярусной подземной парковке. Идём в Старый город.

О Старом городе, банально говоря, можно рассказывать не один день. Я не себя имею в виду, а того, кто знает. За сорок веков здесь переплелось столько культур, религий, цивилизаций и судеб, что охватить всё это, наверное, мало кому под силу. Потому ограничусь впечатлениями от увиденного и не буду щеголять знаниями из путеводителя, тем более из энциклопедий.

Как можно себя чувствовать, идя по Виа Долороза, улице, по которой Иисус шёл к Голгофе? Даже если ты ни к какой конфессии не относишься и в храме не бываешь, потому как некрещёный. Да ещё на этой самой Виа Долороза все четырнадцать остановок отмечены, последние – в храме Гроба Господня. Спокойно заходишь во двор бичевания, там часовня. Заходишь и в неё. И всё это – не музейный комплекс с чинными экскурсоводами, где пылинки с экспонатов сдувают, а обычная, немного суетная городская улица. А ещё дверь, на которой написано, что именно здесь родилась Богоматерь.

Несколько слов о храме Гроба Господня. Общеизвестное напоминать не буду. В нем много народа, по виду приезжего. Вера сюда привела или обычное экскурсионное любопытство – трудно сказать. Очередь в несколько рядов – заглянуть в пещеру. Шум и суета. Священники терпеливо и спокойно отвечают на вопросы.

Направляемся к Масличной горе. Издали вижу храм Всех народов и церковь Марии Магдалины. Пробираемся через поток автомобилей. Кажется, пешеходы здесь не особо соблюдают правила и спокойно идут на красный, по крайней мере на нешироких и весьма кривых улицах, забитых машинами. Дожидаюсь зелёного, но машины продолжают ползти мимо меня. Зазывают таксисты. Скоро поток почему-то останавливается, и мы спокойно переходим дорогу, обходя машины. На таких улочках сермяжная правда явно не у зелёного светофора. Узкая дорога вверх, по обеим сторонам стены. Два мотоциклиста вполне могут разъехаться, но тут ездят на автомобилях. Как – загадка.

Попасть в монастырь, однако, не получается. Днём достаточно долгий перерыв, и ждать несколько часов просто невозможно, хотя бы из-за жары.

Через несколько часов попадаю в небольшое здание – это зал, где по преданию состоялась тайная вечеря. Одновременно с нами группа, по виду паломническая. Внутри ничего – ни на полу, ни на стенах. Не помню даже, есть ли там двери. Фотографируемся.

Стена плача, которую так назвали арабы, полагая, видимо, что иудеи плачут по утраченному Второму храму. Они просто не поняли, что здесь – молятся. Непрерывно в течение веков. И – записки в щели между каменными блоками.

Сложена стена из древних камней, многие из которых со времён царя Ирода. Влево под арку – невидимая с площади часть, где стоят доступные для всех шкафы с книгами.

Много молящихся. Мужчины слева, женщины у небольшого участка стены справа. Мужчина большей частью классического религиозного вида. Их здесь называют в просторечии – досами. Досов существует несколько направлений, которые различаются по длине брюк, покрою лапсердака и т.д. На некоторых большие меховые шапки. Непривычно иногда видеть среди них вполне блондинистого вида молодых людей с жёстким и совершенно непейсообразным ёжиком на голове. А почему, собственно, все здесь должны быть брюнетами?

Стоят у пюпитров или сидят и читают Тору. Читают всю жизнь. Это их главное и единственное занятие. Они не служат в армии. Правда, сейчас в Кнессете то ли принят, то ли вот-вот будет принят закон об их службе. Говорят, они не в восторге.

Сидят в обычных белых пластмассовых креслах дачного типа, что несколько странно выглядит. Точно так же непривычно выглядит дос с современной детской коляской или идущий из универсама с обыкновенным пакетом. По улице идут они, кстати, быстрым шагом, иногда читая на ходу молитвенник, иногда просто погружённые в свои мысли. На окружающих не смотрят. На мирское отвлекаться некогда. Мобильники им, правда, разрешены, но без Интернета.

Далее по широкому коридору – небольшой киоск, где организуются экскурсии по туннелю Западной стены. Его раскопали после Шестидневной войны 1967 года. Берём билеты и спускаемся вниз.

В одной из подземных комнат рассказ о Храме. По-английски, поэтому я больше смотрю на макет и на руки гида, который рассказывает о Храмовой горе, о том, как Храм строили и что от него осталось. На руки – потому что рассказ сопровождается строительством макета из элементов наподобие кубиков. И плюс плазменная панель на стене с анимацией. Далее идём по туннелю, который иногда сужается настолько, что приходится идти боком. Туннели, кажется, в восемь ярусов, это огромное сооружение. Колонны, на которых эти ярусы опираются, не стоят одна на другой, так что в любой точке, если мысленно представить линию вниз, эта линия всегда пройдёт через пустоту какого-нибудь туннеля.

Видны заложенные туннели в перпендикулярном направлении, которые вели под Храмовую гору. Гид философски замечает, что если разобрать кладку и войти в эти туннели, мы, конечно, будем ближе к Богу, но ещё ближе к мировой войне. Он прав: по сути мир между двумя религиями базируется на сохранении статус-кво.

Пятница, послеобеденное время. Мусульмане идут наверх, в мечеть Аль-Акса на пятничную молитву. Похоже на нашу демонстрацию, о которой за последние лет двадцать пять уже подзабыли. Разве что без транспарантов и трёпа. Тихо и спокойно, все сосредоточенны. Иногда встречаются армейские патрули, четыре человека – для поддержания порядка. Они стоят спокойно, никого не ищут и почти незаметны. Мы немного заплутали, и патруль очень доброжелательно объяснил нам, куда и как идти. Естественно, на иврите.

Кардо – то ли улица, то ли район. Сочетание древнего и нового. Раскопанная улица римских времён с цепочкой давно уже ничего не подпирающих колонн, галерея с вполне современными магазинами.

Мамилла – квартал XIX века, весьма модернизированный. Галерея с художественными салонами. С обеих сторон на небольших постаментах скульптуры. Табличка с именем автора, названием и информацией, как эту скульптуру можно купить. Есть традиционные, есть вполне современные вроде металлического саксофониста, с которым я не преминул сфотографироваться.

Поскольку люди – неотъемлемая часть города, обращаю внимание, кто как одет. О досах и арабах уже сказал. Добавлю только, что молодые арабки носят хиджабы, но при этом на них надеты лосины по колено весьма яркой расцветки. Видимо, это не считается нескромным, женщина остаётся женщиной. Светские девушки и женщины в юбках по колено или в бриджах. Короткие шорты, столь модные на нашем севере, там не носят. Равно как и открытый живот. Плечи закрыты. Последнее касается и мужчин – маек с открытыми плечами не видел. То ли яркое солнце диктует свои законы, то ли просто не принято, то ли мода прошла? Да, женщин на каблуках на улице не видел. Удобство на первом месте, да и жара, понимаете ли... В остальном же как везде, включая офисные костюмы клерков.

В конце прогулки выходим вдоль стены Старого города к парковке, расплачиваемся в паркомате и уезжаем.

По дороге вспоминаем, что неплохо бы на вечер купить пива, лучший в этом смысле магазинчик возле религиозного квартала. Магазинчик скоро закроется, поскольку с заходом солнца наступит шабат. Для большинства это просто выходной день, но только не для правоверного иудея, каковыми являются досы. В этот день делать нельзя совершенно ничего, поэтому вся еда готовится накануне. Нельзя садиться за руль – это тоже труд. Где-то читал, нельзя даже свет зажигать (маленькая, но работа), так в черте оседлости в своё время договаривались, что придёт к вечеру кто-нибудь из русских соседей и за символическую плату зажжёт лампу. Вот такие строгости. Закрыты магазины. А в религиозных кварталах ещё и дороги перекрываются, чтобы вид движущегося автомобиля не оскорблял правоверного взгляда.

В магазинчик мы успели. Надо сказать, такого ассортимента пива мне видеть до сих пор не приходилось. Со всего света, и не местное по лицензии, а самое настоящее. Даже канадское, о европейском и говорить нечего. Затариваемся и едем домой.

Вечером пьём самый настоящий эль, посему чувствуем себя почти англичанами и немного наслаждаемся жизнью.

Перечитал. Получилось что-то отрывочное. Так и не путеводитель же! Что видел, что запомнил, о том и написал. А переписывать путеводитель – так и не собирался.

Суббота, 1 июня

Выходной день. Едем втроём в Яффо и Тель-Авив. Уже знакомое шоссе, по которому ехал из аэропорта. Года через два обещают сдать скоростную железную дорогу, и тогда время в пути будет менее получаса. Строятся туннели (говорят, работает наш Метрострой) едва ли не на треть всей длины.

О Яффо знаю немного. Городу четыре тысячи лет, как и Иерусалиму. Древний порт, именно здесь к Яффской скале была прикована Андромеда, дочь Кассиопеи. Андромеда молода и красива, таких приносили в жертву морскому чудовищу, дабы его умилостивить. Чудовище не проявляло инициативу, его на это неправедное дело Посейдон посылал. Возможностей показать своё могущество у этого владыки морей и, к слову, брата Зевса, как известно, было и есть немало. Вот только с Андромедой не вышло – появился отважный воин Персей и спас её от гибели.

Впрочем, особо в греческие мифы закапываться не будем. Много там всего интересного (сдавал когда-то на первом курсе филфака), но к предмету нашего путешествия отношения не имеющего.

В более поздние времена, уже в прошлом веке именно в Яффо приплывали переселенцы на землю обетованную, которые понемногу построили рядом огромный Тель-Авив и целую страну.

Людей на улицах Яффо практически нет. Да и что на них делать? Узкие и совершенно непрогулочные. Немного плутаем по городу. Лев дважды спрашивает у прохожих дорогу, и оба раза нам её доброжелательно и подробно объясняют. Наконец, машина припаркована, и мы идём по городу.

На большинстве улиц машин можно не опасаться. Мало того, что ширина метра два, вряд ли больше, так ещё и ступеньки на ней. В окне сидит скульптура с грустным лицом, локти на стопке книг. Философ? Хотя в первый момент я принял её за странного человечка.

Выходим на набережную. Вполне можно снимать фильм о Наполеоне, который здесь когда-то бывал. Разве что вывески убрать, а всё остальное не изменилось. Или что-нибудь вневременное типа гриновских феерий. Зурбаган без грима.

Наполеоновские солдаты и сейчас приглашают на берег, и пушки рядом лежат. С одним солдатом фотографируюсь, он явно не против.

В стороне оригинальный фонтан с фигурами, напротив кафе-мороженое, несколько десятков сортов на выбор, в том числе и для диабетиков. С удовольствием садимся в тень, поскольку сегодня за тридцать, а на солнце и поболее того, и дегустируем.

С набережной, если посмотреть направо, видны небоскрёбы Тель-Авива. Туда мы и направимся.

Ехать недолго, на околопляжной парковке место находится, хотя и не сразу. Идём мимо настоящих пальм, переходим дорогу и спускаемся на пляж.

Берег плотно уставлен красными зонтами, которые здесь берут напрокат. Песок весьма прогрет, ноги вполне можно обжечь.

Сразу же иду в море. А что ещё можно ожидать от человека, который на берегу этого самого Средиземного вообще впервые, да и на Чёрном, а это по здешним меркам хоть и не крайний, но север, последний раз был лет сорок назад?

Над пляжем десятки новопостроенных и строящихся гостиниц этажей от двадцати пяти и выше. Видимо, ставка делается на туризм.

Поскольку большинство моих сограждан тёплым морем не удивишь (и теплее знают!), впечатления от воды оставляю при себе. Однако и в родную, холодную по здешним меркам Волгу последние годы погружаюсь нечасто. То ли полтора десятка бассейновых зим в своё время, то ли возраст уже такой, но особо на берег не тянет, хотя от деревни идти минут пять. Но вода в море достаточно ласковая, качает… Правда, иногда подбрасывает, а на мелководье и с ног сбивает. Так это Посейдон предупреждает, не дремлет…

Привычные в наших краях плавки, оказывается, уже не носят. Все перешли на купальные шорты. Учту на будущее.

После нескольких пляжных часов встаём под пресный душ. Выходим наверх. Вдоль пляжа велодорожка с двухрядным движением и светофорами для пропуска пешеходов. За ним шоссе, светофоры сихронизированы.

Едем через Тель-Авив, на который смотрю из окна. Город, судя по путеводителю, весьма-таки заслуживает минимум двух-трёх дней неспешной прогулки. Да где ж их взять?

Воскресенье, 2 июня

Первый по-настоящему боевой день. В смысле дальняя и весьма насыщенная экскурсия на автобусе в Назарет и далее на Кинерет. В половине седьмого я должен быть на Тахана мерказит, где будет встречать представитель турфирмы. Туда меня по дороге на работу завозит Лев.

Начинается рабочая неделя. Сразу бросается в глаза большое количество молодых людей обоего пола в армейской форме и с полным вооружением. Возвращаются на службу после выходного. Улыбаются, видимо, настроение хорошее. Всё это описано подробно, вплоть до внешнего вида и настроения, у Дины Рубиной, потому читателя отсылаю к ней. У меня тоже нет повода для печали.

Выясняется, что начинается экскурсия в Тель-Авиве, поэтому доставят туда. Из Иерусалима нас двое, едем на рейсовом автобусе. Почти все пассажиры – студенты и армейские. К армии здесь отношение очень уважительное, даже по окружающим заметно. Правда, в русскоязычной газете мне попался материал на тему, как у нас элегантно говорят, неуставных отношений. Газета призывает разобраться, но армейский чин здесь же откомментировал, что меры принимаются. Но этот прискорбный факт – не повод армию не уважать и тем более косить. Последнее здесь не принято.

Приехали на автовокзал Тель-Авива, неподалёку у туристских автобусов собираются группы. Нам вручают билеты на обратный рейсовый автобус, поедем одни.

Группы заранее формируются по языковому признаку. Несколько автобусов (естественно, комфортабельных и с кондиционерами) по разным направлениям. Проверка – все ли собрались. Отъезжаем.

В меру эмоциональный и жизнерадостный гид лет пятидесяти. Представляется – Алик. Живёт здесь больше тридцати лет и очень благодарен родителям, что в своё время сюда его привезли. Выглядит одесско-кишинёвски. Располагает к себе и манерой говорить, и интеллектом.

По дороге подхватываем ещё нескольких человек, и автобус практически заполнен.

Сижу у окна и смотрю по сторонам. Оказывается, в Израиле не все дороги – скоростные трассы. Есть и самые обычные, но ровные, без колдобин. Или нам их не показывают, колдобины? Типа своих в России хватит, чего наши смотреть? Не за этим приехали. Впрочем, у нас дороги понемногу всё же становятся лучше, хотя и не так скоро, как хочется. Но это к слову.

Так вот, по сторонам смотрю. Вокруг всё ухоженное, ровное. Ну да, территория далеко не огромная, ценить надо. Не в смысле эксплуатировать и прибыль выжимать из каждого метра, просто землю свою уважать. Что здесь и делают.

Приезжаем в Назарет. Автобус паркуется у магазина сувениров. Заходим туда. Торговля с христианским уклоном вплоть до белых одежд для купания в Иордане. По небольшом размышлении решаю от омовения отказаться. Дело, естественно, не в деньгах, всего десять долларов. Не понимаю смысла. Окунуться и отметиться как турист – несерьёзно. Не просто река. Что-то другое?

Напротив явно современный храм. Это католическая церковь св. Благовещения. Из рассказа Алика узнаём, что построена в начале 60-х, на освящение приезжал папа Павел VI. Экскурсия по храму и окрестностям. В своё время на этом месте был дом Иосифа и Марии, а впоследствии построили часовню, потом храм. Этот, новый, то ли пятый, то ли шестой. В подвале сохранились остатки часовни.

Вход свободный. Единственное условие – не мешать молящимся или службе, если таковая проходит. Фотографировать – пожалуйста. Ну и одежда – закрытые плечи, торс и колени. Женские брюки и бриджи в порядке вещей.

Службы нет, молящихся единицы. Знакомые по фильмам из европейской жизни скамейки, что не даёт повода гордиться, как иногда у нас приходится слышать, – всю службу выстоял! На стенах витражи – каждая католическая страна прислала свой вариант одного и того же евангельского сюжета. В итоге у Богородицы национальные черты лица, как полвека назад изображался Ленин на марках разных стран.

Неподалёку от храма вполне современный общественный туалет, судя по объявлению, платный, но ни контролёров, ни турникетов нет.

Едем дальше в сторону озера Кинерет. Оно же Галилейское море, Генисаретское или Тивериадское озеро. Последнее название в памяти то ли со времён Шестидневной войны, то ли с ещё более ранних из советских газет. Что за озеро – и понятия не имел. На картах мира, даже Азии (а других и не было) Израиль был узкой полоской, да и другие страны не крупнее. Тогда мне казалось – и чего не поделили, воюют и воюют. Обычное мнение человека, живущего в большой стране и привыкшего к её расстояниям.

Но сначала легендарная во всех смыслах река Иордан. Во всех – это и в библейском, и в политическом. Первое понятно, а второе – сколько лет слышим то о западном (чаще), то о восточном её береге. Когда-то воспринимал Иордан действительно как реку. И понятно: когда с рождения всю жизнь живёшь на Волге, кажется, что и другие реки как минимум не меньше. Волжские притоки вроде Черемхи да Которосли – речки. А все остальные вроде Колокши, которую летом вброд перейдёшь, – так себе.

Так вот, что это за река – Иордан – никогда не задумывался. Разве что как-то давно, не помню в каком и с кем разговоре, услышал, что она по сути речка. Действительно, где там найти место для серьёзной реки.

Подъехали к большому торговому центру. Через него проход к реке и конкретно к месту омовения. И вот он – Иордан. Шириной метров 20-30. И это в конце весны, к осени воды будет меньше. Вода почему-то зелёная, хотя не цветёт.

Желающие омовения выходят из раздевалки в купленных белых одеждах. Ценные вещи рекомендовано взять с собой и оставить на берегу на бетонных ступенях к воде.

Разуваюсь, подворачиваю брюки и захожу по колено. Несколько пригоршней воды на голову и плечи. Люди плавают с видимым удовольствием. И день жаркий, и вообще – Иордан! Может, действительно нужно было купить эти белые одежды?.. Не из-за жары, конечно. Или повод ещё раз сюда приехать?

Снимаю пловцов на их фотоаппараты. Минут через десять пора на выход. Прохожу опять через магазин, поскольку другого выхода нет. Покупаю на память баночку финикового мёда. Мёд это или просто так называется – понятия не имею. Уже дома понял, что это финиковый сироп. С чаем – вполне себе вкусно. Впрочем, чай с финиками пью и дома.

Едем вдоль озера на север. Места красивые, особенно само озеро. Необычно, что оно единственное здесь такое. Другие водоёмы на карте ещё поискать надо, да и не подписаны из-за малости – а тут ярко-голубой овал.

Кстати о карте. Израиль, как известно, вытянут с севере на юг (или с юга на север – кому как нравится). Если же карту развернуть на 90°, чтобы Средиземное море было внизу, страна похожа на стремительного гепарда в профиль. Так Кинерет – глаз этого гепарда.

Спокойно воспринимаю слова Алика, что там, за озером – Голанские высоты, предмет известного конфликта. У каждой стороны здесь своя правда. После Шестидневной войны, почти полвека, это территория Израиля. Сирийцы жалуются, что израильским танкам с Голан минут сорок ходу до Дамаска. Боятся. Верно, конечно, но о таких танковых экскурсиях никто ничего не слышал. Стало быть, танки туда не собираются. А до 1967-го, когда Голаны были сирийскими, израильская территория постоянно обстреливалась, и целое поколение выросло в бомбоубежищах. Сейчас же на берегу пляжи и вообще мирная жизнь.

Конечная точка нашего пути – Капернаум. Очередное библейское место, здесь у Иисуса появились первые ученики. У Достоевского в «Преступлении и наказании» есть эпизодический персонаж – портной Капернаумов. Ещё в школе удивлялся этой странной фамилии. Просто Наумов – понятно. А тут ещё Каперна вырисовывается. Значит, Грин где-то рядом, хотя назвать его современником Достоевского было бы очень странно, поскольку одновременное их существование на земле длилось лишь несколько месяцев. Может, тайные замыслы Грина? Только потом узнал, что фамилия вполне себе библейская, что у Достоевского не редкость.

В Капернауме на берегу обедаем в кафе. Шведский стол разнообразных салатов и овощей. Заказываю местную рыбу, которую ещё рыбак Пётр, будущий апостол, ловил. Жарят в масле и подают горячей. Чем-то похожа на карпа и очень вкусная.

На обратном пути заезжаем в небольшой греческий монастырь, который вызвал ассоциации с верещагинско-луспекаевской таможней. Выглядит зелёным оазисом, павлины разгуливают по газонам и дорожкам и спокойно позируют. Симпатию они вызывают, как известно, внешним видом, но ничуть не голосом. Сразу вспоминается невзрачный соловей…

Уютная, красивая и ухоженная церковь. Место несуетное. Настоятель, отец Иринарх (кажется, так, не путаю) примерно моих лет, по-церковному интеллигентен, свободно говорит по-русски. Понимаю, что именно ему должен передать привезённые записки во здравие и за упокой (в суете храма Гроба Господня эта мысль и в голову не пришла). Здесь же и свечи поставить. Сколько? – А сколько пожертвуете. Жертвую немного больше суммы, которую получил для этой цели. В ответ небольшой поклон и слова благодарности. Ставлю свечи.

Едем обратно. Справа небольшой городок Мигдал, когда-то Магдала, родина Марии Магдалины. Воспринимаю как должное.

К вечеру возвращаемся в Тель-Авив. Меня высаживают метрах в тридцати от автобуса 480-го маршрута на Иерусалим. Предъявляю билет водителю, он его сканирует. Примерно через час я уже на Тахана мерказит. Незадолго до этого созваниваюсь, меня встречают. Устал? Да нет, вроде ничего.

И действительно – почти не устал. То ли хорошая организация, то ли кондиционер в автобусе, то ли всё вместе плюс масса впечатлений, но чувствую себя вполне бодро. Впереди ночь хорошего сна.

Понедельник, 3 июня

Просыпаюсь поздно, спешить особенно некуда. Планы на сегодня вроде бы небольшие, но… Короче говоря, Яд Вашем. И этим сказано всё.

В середине 90-х был мне один телефонный звонок – нет ли у меня сведений о родне, погибшей в Катастрофе. Конечно, мне было что ответить. Бабушка, тётка, двое её малолетних детей. Предложили заполнить анкеты для Яд Вашем. Что это такое, я знал. Не то чтобы особо интересовался, просто знал. Конечно, заполнил. И вот теперь, оказавшись в Иерусалиме, прекрасно понимал, что должен там не просто побывать, но… За тех, кто остался там. За тех, кто пережил войну, но до конца дней по разным причинам не смог сюда приехать. За тех, кто живёт далеко и от России, и от Израиля, и когда-нибудь всё-таки приедет. В общем, ясно.

А вот рассказывать об этом мемориале не буду ничего. Ни о том, что там выставлено, ни о своих эмоциях. Ни о детском мемориале с единственной многотысячной свечой. Всё надо видеть самому и пропустить через себя.

Там продавался большой альбом, естественно, чёрно-белый, о мемориале и шире – о Катастрофе. Не купил. Может, и надо было…

Неподалёку от Яд Вашем – гора Герцль. В центре её могила самого Герцля и место торжественных мероприятий. Рядом могилы отцов-основателей Израиля, президентов, премьер-министров и других значимых для страны персон. Много детских экскурсий со всей страны. Здесь – вся история Израиля.

На обратном пути выходим из трамвая, небольшая прогулка по магазинам в центре. Случайно вспоминаю, что давно ищу осенний берет. Почти сразу попадается шляпный магазин. Продавец – благообразного вида шолом-алейхемовский дед весь в чёрном. Берет, к моему удовольствию, находится. Весьма плотный, вполне для нашего ноября.

Магазин русской книги. Большой выбор, есть практически все наши новинки. Цены вполне доступные. Покупаю весьма объёмную книгу «Израиль. История государства» М. Штереншиса. Да, в Яд Вашеме купил «Путеводитель по Библии» Айзека Азимова (почти 1200 страниц. Вот не знал, что он и этим занимался).

На мелочах вроде летней шляпы, солнечных очков (вечером получилась кинопроба на роль Кота Базилио) и сувениров особо останавливаться не буду. Это – как все.

Вот такое описание короткого дня. И фотографий сделал около десятка. На горе Герцль и на балконе Яд Вашема. Очень красивый вид с балкона как контраст с тем, что внутри. Может, так и задумано было…

Вторник, 4 июня

Предпоследний, очень ударный день. Рано утром опять на Тахана мерказит. Впереди большая экскурсия на север по побережью. Турфирма та же, народу больше. Садимся в небольшой автобус, нас везут в Тель-Авив на ту же остановку, что и в прошлый раз. Там несколько автобусов для разных экскурсий, нам объясняют, кому куда.

Заходит экскурсовод, это уже знакомый мне Алик. Он тоже узнаёт меня. Здороваемся и улыбаемся. По дороге опять подбираем остальных, в Нетании подсаживается тот же самый попутчик, с которым сидели рядом на прошлой экскурсии. Естественно, садится ко мне. Он из Сибири, здесь в гостях. Значит, опять будем фотографировать друг друга.

Первая точка – Кейсария. Ей 26 веков. Что было тогда у нас на Волге – и предположить трудно. А здесь жизнь вовсю кипела. Остатки античного города на берегу, сейчас это национальный парк. Времени, как всегда, немного. Античный театр, восстановленный. Недавно здесь пела Мадонна (интересно, шум прибоя в нескольких десятках метров ей не мешал? А может, акустические системы постарались?). Рядом совершенно классический античный стадион. На плане он назван амфитеатром царя Ирода. Дорожка длиной, видимо, в одну стадию, вдоль неё трибуны. Однако трибуны пустые, гонок на колесницах сегодня нет. Равно как нет и афиш, когда же они состоятся. Между амфитеатром и стадионом развалины дворца Понтия Пилата, рядом камень, на котором выбито его имя. Конечно, копия. Оригинал, найденный при раскопках, в музее.

Кейсария раскопана менее чем на одну десятую. Что-то под землёй ждёт своей очереди, что-то навсегда поглотило море. Какие страсти бушевали здесь двадцать веков назад! А сейчас тишина, если концерта нет, туристы бродят… Интересно было бы посмотреть на наши города через двадцать веков…

Но – время. Берём курс на Хайфу. В Израиле в ходу поговорка: Хайфа трудится, Тель-Авив отдыхает, Иерусалим молится. Правда, за последние годы она устарела. И в Тель-Авиве, и в Иерусалиме появились и развиваются промышленность и научные центры. Но Хайфа продолжает работать.

Наверху – Бахайский храм. О нём я знаю из песни Городницкого. Бахаи – приверженцы новой религии, которая, кажется, стремится объединить все остальные, даже мировые. Как они это хотят сделать, надо ли это вообще – понятия не имею. Однако золотой купол бахаев, к которому мы едем, ярко выделяется на фоне гор и города.

Парк, в центре которого расположен храм, очень ухоженный и напоминает какой-нибудь версальский или пригородно-дворцовый в Петербурге. С высоты на город смотрят орлы.

В храм пускают небольшими группами, обязательно надо снять обувь. Внутри нельзя фотографировать.

С привычными христианскими храмами ничего общего. Ковры и цветы. Впрочем, для самих бахаев во всём этом должен быть свой смысл, от непосвящённых скрытый.

В ожидании отправления автобуса стоим у парапета. Справа высотная башня университета. Внизу город. Порт с кажущимся огромным элеватором, справа, говоря привычным языком, промзона, заводы. Однако воздух чистый, никаких заводских труб.

Едем в Акко. В голове ещё Кейсария как следует не уложилась (да и как это сделать на фоне такой истории!), а тут впереди город крестоносцев. Не просто город – их столица на Святой земле, хотя и существовавшая задолго до их появления (судя по летописям, на которые ссылается путеводитель, примерно одних лет с Кейсарией).

Город небольшой, но концентрация того, что нельзя не посмотреть, превосходит все мыслимые пределы. Старый подземный город и более новый верхний, туннель тамплиеров, крепость госпитальеров – одни названия чего стоят! Опять же Саладин, Ричард Львиное Сердце – всё это здесь…

В галерее шумный восточный рынок, торгуют всем подряд. Овощи, фрукты, пряности, изделия народных ремёсел и рядовой сувенирный ширпотреб, самые обычные шмотки…

А в самом городе и на набережной особой суеты не видно. Часы на башне давно стоят (а куда здесь спешить?). Рыбачьи лодки в порту. Как и везде в подобных местах, ловят ночью, рано утром пошумит рыбный рынок – и опять тихо.

Высокая крепостная стена, метров десять-пятнадцать, обрывается в воду. С неё ныряют несколько молодых ребят. Неподалёку из воды торчат камни, но они явно хорошо знают берег.

На мысу маяк. Набережная. В воде развалины очередной древности. Чувствую себя как в каком-то нереальном мире. Вокруг очень натуральные декорации исторического фильма. Только мимо не король Ричард на коне скачет, а обычные машины. Да и вывески не двенадцатого века.

Но – время отправляться назад. Тем же путём вдоль берега несколько часов на ту же стоянку туравтобусов, где меня ждёт тот же микроавтобус, доставляющий всех нас, кто приехал утром, на Тахана мерказит. Турфирме за обе экскурсии только комплименты.

Вечером начинаю собирать чемодан. Небольшая отвальная – как без неё?

Среда, 5 июня

Быстро как-то прошло. Год назад идея поездки, зимняя канитель с паспортом, ожидание – билет свёл всё это к дню вылета. Вроде бы только что прилетел – и уже пора обратно. Вылетаю после обеда, но беспокоиться не о чем. Поездка в аэропорт здесь организована примерно так же, как из Рыбинска в Москву. Телефонный звонок, там спрашивают час вылета и называют время, когда заедут.

Так и происходит. Короткое прощание на улице. Пока я забрасываю чемодан в багажник, Маша расплачивается с водителем (65 шекелей), чтобы избавить меня от языковых проблем.

Смотрю прощальным взглядом на улицы. Выезжаем на знакомое шоссе и примерно через час уже у третьего терминала. На выходе все расплачиваются, я прохожу мимо, но вдруг меня останавливает водитель и начинает что-то говорить. Естественно, на иврите. Смысл может быть только один – а деньги? Начинаю объяснять, что за меня заплатили. Он, конечно, не понимает и что-то спрашивает у других пассажиров. Ему, видимо, напоминают, поскольку выражение лица мгновенно меняется, рука к сердцу. Мы оба улыбаемся и киваем друг другу. Что ж, бывает…

У меня в запасе примерно два часа для всех процедур. Контроль въедливый, так и места не самые спокойные. Сначала устный опрос – не везу ли чего недозволенного или передачу по чьей-нибудь просьбе, сам ли паковал и не был ли чемодан без присмотра (вдруг чего подложили). Чемодан проезжает через сканер плюс (поскольку большой чемодан?) визуальный досмотр. Девушка, которая досматривает, русским не владеет, зовёт на помощь. Вместе разбираемся, я получаю добро и иду на регистрацию. После неё по указателям иду на паспортный контроль и далее на нужную галерею.

Аэропорт Бен Гурион действительно красив и удобен. Ориентироваться легко, хотя на русском языке указателей нет. Впрочем, минимума английских слов вполне хватает (может, всё-таки заняться им?). В залах ожидания просторно, удобные кресла и много свободных мест. Кондиционеры работают настолько, что в футболке откровенно холодновато, а куртка в чемодане. Ненадолго отхожу погреться у окна, куда падает солнечный свет. Общественные туалеты, как и везде, чистые и бесплатные. И, конечно, стильные, как и весь аэропорт.

Дьюти фри – полно всего, но мне ничего не надо, да и в кармане последняя благородно-зелёная сотня – не разбежишься. Оставшееся время привожу в порядок фотоархив этой недели.

Далее всё как обычно. Посадка и вылет. Такой же Боинг, та же Трансаэро. Правда, летим во Внуково. Получасовая задержка с извинениями экипажа. Питание в таком же стиле, включая вино. Сидел в одиночестве у иллюминатора и смотрел вниз, пытаясь прочитать карту. Всё было ясно только с Крымом, который ни с чем не спутаешь. Южный берег, Арабатская стрелка, Сиваш…

Просмотрел ещё раз фотоархив, переложил родные рубли в бумажник…

На подлёте к Москве множество дачных массивов с новенькими двух-трёхэтажными весьма на вид не бедными особнячками. Посадка во Внукове опять с аплодисментами. В Москве начало девятого. Самолёт выруливает к аэровокзалу, поскольку сразу вслед за нами садится следующий. График, однако.

Без особой спешки иду на паспортный контроль. Как и в Израиле, отдельные потоки для паспортов «своих» и всех остальных. Вполне логично. Впускают домой без вопросов. Куда денутся?

Получаю багаж, иду на выход. Зазывают таксисты, но мне это надо? Нахожу выход к аэроэкспрессу. Расписание перед глазами. Отправление ближайшего в двадцать один ноль-ноль, через три минуты, или ждать полчаса. Успеваю купить билет и сесть в вагон.

Расписание автобусов на Рыбинск в бумажнике – ближайший в десять вечера (в голове почему-то была половина одиннадцатого), потом в половине двенадцатого. На второй успеваю без вопросов, а вот на первый…

Экспресс до Киевского вокзала идёт по расписанию тридцать шесть минут. Опоздать не должен, быстрее тоже не доставит. Добраться до метро, далее до трёх вокзалов (точнее, до Ярославского) и от него до автобуса – на всё про всё двадцать четыре минуты. Маловато даже по рыбинским меркам…

Однако именно так и получается. Разве что на всех переходах быстрым шагом, а на Ярославском мимо пригородных касс практически бегом. Да ещё автобус на пару-тройку минут задержался. Уже выруливал с площади, но я замахал рукой…

Ярославка, Мытищи, Сергиев Посад, Углич… Ещё долго будет светло – не юг. Перебираю события последней недели. Где был и куда просто не мог успеть. Мёртвое море (быть в Израиле и туда не съездить – как это?), Эйлат – это из общеизвестного. А сколько ещё… Какое там небольшая страна, на карте не видно. Может, вечное – через год в Иерусалиме? Повод, правда, другой, но всё-таки… Рано загадывать, ещё дожить надо. А может, через год в Рыбинске? А что, вполне себе звучит. Мысленная благодарность гостеприимным хозяевам, днём она приобретёт электронный вид и отправится по назначению.

В автобусе холодает. Достаю куртку. Здесь вам не там.

Домой приехал пять минут четвёртого. В июне это уже раннее утро, светло. От порога до порога пятнадцать часов с перерывами, неделю назад на пару часов быстрее. Достаточно ближний восток…






Рейтинг работы: 48
Количество рецензий: 5
Количество сообщений: 9
Количество просмотров: 529
© 22.10.2013 Владимир Смирнов
Свидетельство о публикации: izba-2013-901740

Рубрика произведения: Проза -> Очерк


Ирина Жгурова       21.10.2014   19:16:36
Отзыв:   положительный
Спасибо, очень интересно. Я в прошлом году тоже провела неделю в Израиле и по путевым заметкам написала книгу "Прикосновение к истоку". Некоторые рассказы из неё в сокращении я разместила в интернете. http://www.proza.ru/2014/08/26/1547
Владимир Смирнов       21.10.2014   19:23:03

Спасибо. Это всего лишь дневник, доработанные впоследствии путевые заметки.
Богдан Баега       19.08.2015   15:43:45

Очень понравилось: неспешно, наблюдательно, с любовью. Ну и не без сарказма местами))) А как иначе: Израель. Спасибо.
Владимир Смирнов       19.08.2015   17:34:24

И Вас благодарю за прочтение.
Дoн Эллиoт       02.11.2013   22:09:41
Отзыв:   положительный
Вот так надо вести Дневник. У Вас можно этому поучиться.
Владимир Смирнов       02.11.2013   22:28:57

За комплимент спасибо. Дневник вести начал, но хватило запала и сил на два дня. В основном писал по памяти в июле-августе плюс подсказывали фотографии по дням. Ну и понял сразу, что путеводитель переписывать никому не нужно, а мне тем более. Опять же просто всё было интересно - как-никак впервые за границей. Даже желание ещё куда-нибудь съездать появилось.
Сергей Тверской       28.10.2013   20:49:08
Отзыв:   положительный
Хорошо и интересно, Владимир.

Манера повествования весьма понравилась.

Как будто съездил, вместе с Вами. Спасибо, большое :)
Владимир Смирнов       30.10.2013   18:50:34

Спасибо.
СИрена       23.10.2013   07:44:59
Отзыв:   положительный
Великолепно написали, Владимир. Коротко, точно, глубоко, с уважением к стране. Именно такими я представляю себе заметки путешественника.
Читала с особенным вниманием, так как недавно побывала в Вифлееме и Иерусалиме - на двухдневной экскурсии "Малое паломничество".
Всегда интересно сравнить впечатления. Спасибо. Ирина.
Владимир Смирнов       23.10.2013   08:03:37

Спасибо. А писать без уважения к стране и людям - так зачем ездить?
СИрена       23.10.2013   10:48:09

согласна. вот только, к сожалению, я оказалась в группе российских туристов, которые приехали в израиль поклониться святым местам и при этому обращались с представителями великой страны как к баре - к холопами. было очень стыдно за соотечественников.
Владимир Смирнов       23.10.2013   12:12:40

Мне было проще. Поездка частная, а в тургруппах иногда баре встречаются...
Юрий Алексеенко       23.10.2013   05:59:02
Отзыв:   положительный
Даст Бог когда-нибудь съезжу.....
Владимир Смирнов       23.10.2013   08:04:21

По себе понял - надо только захотеть. Удачи Вам.
















1