"Макбет" в "Глобусе"


Представление в Шекспировском «Глобусе», в Лондоне.


Я много лет собирался сходить на представление в Шекспировском театре «Глобус», открытом лет двадцать назад, на том же месте, где располагался. собственно театр, в котором играл и ставил свои пьесы, Уильям Шекспир.
Это круглое здание стоит на другом берегу Темзы, неподалеку от величественного собора Святого Павла. Когда идёшь через подвесной пешеходный мост «Миллениум», открытый к двухтысячелетию современной цивилизации, начавшей отсчитывать годы своего существования от дня рождения Иисуса Христа, то с него, открывается прекрасный вид во все стороны. Позади высится громадный купол и видны стены собора. На южной стороне реки, метрах в ста от моста, белое, с соломенной крышей, здание «Глобуса». Вниз по Темзе — виден мост, ведущий к крепости Тауэр; вверх по реке, тоже на южном берегу, высится громадное колесо обозрения, которой называют «Глаз Лондона». И действительно, в верхней точке, из стеклянной капсулы, посетители могут видеть всю панораму Лондона...
Билеты на «Макбета», мы заказали ещё весной и тогда же сходили на представление Шекспировской «Бури». Театр расположен на открытом воздухе и потому, по весне там бывает холодно. Но в тот раз ещё и дул холодный ветер и несмотря на то, что мы взяли с собой одеяла, я замерз «как бобик» и едва досидел до конца представления. Может быть поэтому, я плохо запомнил то, что происходило тогда на открытой сцене. Я жалел актёров, которым приходилось выходить на сцену иногда полуголыми...
В этот раз было тепло и мы, пройдя по мосту и полюбовавшись на виды Лондона, вошли в театр и разместились в партере, справа, в окончании полукруга «трибун», выстроенных из дерева и поднимающиеся на три яруса над уровнем пола, на котором тоже было много зрителей. Но они, как и настоящем шекспировском театре стояли весь спектакль на ногах, вплотную к выступающей вперёд, сцене.
Сцена была прикрыта портиком, и актёры, в случае дождя, были в сухом месте. Не то со зрителями. В дождь, те кто стоял перед сценой, вынуждены были открывать зонтики, или мокнуть под дождём...
Наконец, спектакль начался и на сцену вышли актёры с большими барабанами одетые в костюмы того давнего времени. Держались они непринуждённо, и через какое то время, я уже не обращал внимания на кожаные ботфорты, длинные юбки, чепчики, камзолы и шляпы с пером. Барабаны били громко и тревожно, предвосхищая события, которые мало назвать жестокими. Представление сопровождала старинная музыка, а музыканты располагались над сценой и нам были видны их головы.
Макбет, высокий красивый мужчина, с мечом и в кирасе, возбуждённый выигранным сражением вышел на сцену быстрым шагом и узнав, что король наградил его титулом правителя герцогства Кодор, радовался и победе и награде.
Потом к нему выскочила радостная леди Макбет, маленькая, чёрненькая и очень «громкая», как говорят англичане. Она радовалась награде мужа ещё больше чем он сам, но ей этого было мало и она стала уговаривать героя Макбета, стать королём. Для этого надо было только убить самого старого короля Дункана, который, кстати, собирался ночевать в замке этой супружеской пары, следующей ночью.
Сам Макбет, вспомнил, что три ведьмы, которых он встретил после сражения, пообещали ему что он получит в награду герцогство Кодор и вскоре станет королём...
Наконец король приехал, была пирушка и после Дункан лёг спать, а леди Макбет, уговорила своего мужа убить его. Тот, в конце концов согласился, сходил за сцену, и убив возвратился назад, с окровавленными руками. Леди Макбет увидев что он забыл кинжал в спальне, где убивал старика, побежала туда, схватила кинжал и принесла его мужу.
Актёры ходили по сцене рядом с зрителями, чуть не задевая кнчиками ножен голов зрителей и один раз, когда Макбет пил вместе с другим полководцем Банко, то плеснул выпивку на пол, попал и на головы зрителей, правда только слегка обрызгав их...
Здесь первое отделение закончилось и мы пошли в фойе размяться и съесть мороженное. Сидеть на деревянных лавках было жёстко, хотя мы прихватили из дому подушки. Да и в театре выдавали мягкие подставки и даже тёплые пледы.
Из тех, кто стоял внизу, перед сценой, кто-то упал в обморок, во время представления, и его усадив в коляску, увезли, тихо и почти незаметно. Зрителей, и тех кто сидел в деревянных «ложах» расположенных по периметру и тех кто стоял, набралось человек семьсот и естественно, « никто не заметил потерю бойца», в таком многолюдье...
Началось второе отделение.
Насколько, Макбет после выигранной битвы был силён и непобедим, настолько, он, после коварного убийства стал подозрителен, жесток и психически надломлен, постоянно помня о совершенном преступлении, о грехе кровопролития и убийстве законного короля. Всё это подчёркивало нелигитимность его правления и томимый угрызениями совести, пытаясь заглушить их, он пустился во все тяжкие, приказав убить, в том числе и своего соратника, полководца Банко. Сын Банко случайно избежал гибели, бежал в Англию и стал собирать там войска, чтобы отомстить за отца.
А Макбет кажется сошёл с ума и подталкиваемый коварной и кровожадной леди Макбет, ставшей королевой, продолжал бесчинствовать убивая руками своих слуг всех, кого подозревал в измене...
Во время спектакля, зрители стоящие вокруг сцены, были как бы участниками представления - к ним апеллировали герои, а они отзывались весёлым смехом на некоторые, совсем неподходящие к драме борьбы за власть, репликами. Но это и был знаменитый английский юмор, мастером которого был Шекспир.
Макбет почти лишился рассудка и перед ним стал появляться призрак Банко, которого не видел никто, кроме самого злодея...
Наконец, на сцене вновь появились три ведьмы и стали колдовать. Из сцены пошёл дым и они предсказали, что Макбета никто не победит, до той поры пока лес не придёт к стенам его замка. И что его никто из рождённых женщиной не сможет убить. Макбет, сомневался, но на время успокоился, поверив в эти предсказания. Но, по-прежнему оставался жестоким и почти безумным. Так он мучился содеянным убийством и боялся возмездия и потери трона.
Леди Макбет, тоже пресытилась своим королевством и умерла за сценой, крича и стеная в раскаянии.
Наконец полководец Макдаф, сын Банко и сын короля собрали войска напали на замок Макбета и замаскировавшись под деревья, прикрываясь срубленными вершинами приблизились к крепости.
Ясно, что Макбет, согласно предсказаниям ведьм, проиграл эту битву.
А в финале, его самого убивает полководец Макдаф, открывший в словесной перепалке с незаконным королём, что он родился от кесарева сечения, то есть не был рождён нормально, от женщины.
В конце драмы, все актёры вышли под музыку на сцену и потанцевали, показывая тем самым, что драма была всего лишь пьесой и в итоге все вместе радуются, что сегодня, таких историй уже не случается...
Зрители встретили эти танцы бурными аплодисментами, криками и свистом, так, как это научились делать молодые люди в Англии и в Америке, совсем недавно. Этими бурными овациями, они, уставшие от страстей на сцене и уставшие стоять неподвижно два часа, приветствовали своё избавление от этой пытки. Никто всерьёз не воспринял трагедию убийцы Макбета и коварство его жены, леди Макбет.
Такого сегодня не бывает и потому, по настоящему в это уже давно никто не верит. Но сам театр, который является одной из главных достопримечательностей Лондона, все они посетили и смогут рассказывать, разъехавшись во все концы Англии и мира, что они были на представлении, видели театр и пьесу Шекспира.
А я подумал, что четыреста лет назад, во времена Шекспира, такие убийства не были редкостью и потому, зрители, наверное реагировали иначе и придя домой с круглыми от страха глазами, пересказывали содержание этой пьесы, которая во многом служила иллюстрацией жизни, в те свирепые и беспощадные времена.
Мне, как человеку пожившему на белом свете, было не до смеха. Я сидел и краем глаза, с сожалением видел, что молодые люди, стоявшие перед сценой устали, перешёптываются и даже хихикают, совсем не затронутые этой жизненной драмой.
Они уже отвыкли читать длинные книги и смотреть длинные спектакли. Они, дети компьютерного века, любят короткие сценки и рекламные ролики, в которых рекламируют автомобили, мобильники и которые воспитывают в них невосприимчивость к страданиям других, тем паче, если они описаны в длинных романах и пьесах.
«Что делать, что делать» - вздыхал я, вглядываясь в оживлённые молодые лица вокруг, когда спектакль закончился и все устремились на выход. «Жизнь сегодня другая, и если кто-то кого-то убивает, то это чаще происходит как бы за сценой, вне пределов нашей жизни. Поэтому сопереживать страданиям соблазнённого злодея Макбета и ненавидеть коварную и завистливую леди Макбет, уже никто из нас не способен... Но может быть это и к лучшему?!» - рассуждал я, пробираясь к выходу.
Наконец мы вышли на красивую, освещённую неоновыми фонарями и прожекторами набережную Темзы, и я залюбовался тихим тёплым вечером, в котором тысячи и десятки тысяч туристов прогуливаясь по набережным и пешеходному мосту, радовались жизни и хорошей погоде.
Идя по мосту в сторону нашего дома, я видел силуэт громадного собора, дома в английском стиле вокруг и в очередной раз подумал, что Лондон, чертовски красивый и удобный для жизни людей, город!

Август 2013 года. Лондон. Владимир Кабаков.

Остальные произведения автора можно прочитать на сайте: www.russian-albion.com
или на страницах журнала “Что есть Истина?»: www.Istina.russian-albion.com
Писать на почту: russianalbion@narod.ru или info@russian-albion.com





Рейтинг работы: 5
Количество рецензий: 2
Количество сообщений: 4
Количество просмотров: 406
© 04.09.2013 Владимир Кабаков
Свидетельство о публикации: izba-2013-870182

Рубрика произведения: Разное -> Публицистика


Алексей Алексеев       04.09.2013   13:17:30
Отзыв:
Небольшие уточнения: современный Глобус расположен в паре сотен метров в сторону от того, что был построен в шекспировскую эпоху. В то время в партере стояли простолюдины (в основном ремесленники), люди посостоятельнее и более высокого сословного ранга приобретали сидячие места на галереях, нередко с подушечками. Во время представления можно было у разносчиков прикупить эля или орешков, поэтому зрители нередко выпивали и закусывали прямо во время спектакля. Обычай, согласно которому по завершении представления, даже если это была кровавая трагедия, актеры плясали народный танец, существовал еще до Шекспира. Это традиция, уходящая корнями в далекое прошлое, в средневековые мистерии и представления на ярмарках. Известно, что комик шекспировской труппы (Люди лорда-камергера) по фамилии Кемп славился умением танцевать этот самый танец (джигу), и зрители с удовольствием после Гамлета или Отелло предвкушали, как на сцену выйдет Кемп и покажет класс. Танец в его исполнении имел оглушительный успех.
Владимир Кабаков       04.09.2013   13:43:22

Алексей, спасибо за уточнения. Присылайте материалы по "Глобусу" и вообще по той эпохе в Англии, на сайт Russian-albion.com? в рубрику "У нас в Англии", в интернет журнале "Что есть истина?"
Ещё раз спасибо! Владимир
Алексей Алексеев       04.09.2013   14:20:40

Я больше по Шекспиру специализируюсь.
Юрий Алексеенко       04.09.2013   05:17:03
Отзыв:   положительный
Мост привёл к пьесе и увёл от неё домой....









1