Стихи
Проза
Разное
Песни
Форум
Отзывы
Конкурсы
Авторы
Литпортал

Календарные песни Православия. Сигачёв А.А,


Календарные песни Православия.  Сигачёв А.А,
ВМЕСТО ПРЕДИСЛОВИЯ

Традиционные русские верования отражены в музыкально-поэтической стилистике календарного фольклора. Видна чёткая взаимосвязь дат календаря народного и христианского фольклора, со стилевыми особенностями народного мелоса в исторических, религиозных и жанровых аспектах. Мелодика песен и наигрышей народного календаря обусловлена традиционными древними верованиями русских земледельцев, скотоводов и ремесленников. Наличие взаимопроникновения в музыке народного и христианского календаря указывает на особое свойство в традиции русской народной музыкальной культуры, в национальном самосознании русских людей. Поэтому, когда мы слышим, что петь песни народного православия в христианские праздники грех, это невольно наводит на мысль о церковном христианском давлении на традиционные народные обряды нашего народа, умаление русской национальной культуры, народного календарного фольклора. Пока существует народный фольклор – существует и сам народ. Поэтому так важно сохранение и популяризация традиционных ценностей народной музыкальной культуры вообще и календарного песенного народного фольклора в частности. Это может содействовать очищению от всего наносного в музыкальной и культурной жизни нашего народа и других этносов нашей страны – татар, марийцев, мордвы, чувашей, бурят, якутов и всех других этносов, подвергающихся экспансии американской, европейской и крупных мусульманских государств, а также разрушительному воздействию сторонников глобализма. Сохранение русского календаря народного фольклора и связанных с этим традиционных культурных ценностей, является необходимым условием целостности русского менталитета.
К концу первого столетия до новой эры в Римской империи распространилась новое верование, связанное с культом бога Солнца – Митры. Зимнее солнцестояние (24 декабря) считалось приверженцами этой новой веры днём рождения бога Митры и сопровождалось пышным празднеством и всеобщим ликованием. Позднее на Никейском соборе (в 325 г.) было постановлено считать этот день «днём рождения Солнца, днём рождения Христа». В работе Калинского И.П. «Церковный народный месяцеслов на Руси» о приурочивании дня зимнего солнцестояния к празднику Рождества Христова сказано: «…Верования эти приурочивались к празднику Рождества Христова – времени рождения Солнца Правды – Христа Бога».
Русская народная музыкальная традиция неразрывно связана с национальными верованиями и нуждается в настоящее время в пристальном изучении русского музыкального фольклора, календарных песен в контексте национальных верований. При решении данных музыкально-эстетических задач, следует учитывать различные представления о красоте у язычников и христиан. Язычество и православие находились в постоянном антагонизме друг к другу. В результате многовековой борьбы и при взаимодействии в повседневной жизни русского трудового народа, нашло своё отражение в традиционном народном музыкальном искусстве. Народные духовные песни на Руси именовались стихами. Христианские мотивы в них более или менее сливаются с древне-языческими, истоки которых в глубочайшей древности – в воззрениях арийского племени. Песни народного календаря следует воспринимать не только как часть русского национального мелоса, но и как неотъемлемую составляющую древних обрядов, осознавая календарные песни, как систему нескольких календарных жанров, начиная с колядной песни и далее: святочные, надблюдные, масленичные, волочебные, весенние хороводные, семицкие, троицкие, русальские. Этими календарными песнями охвачена первая половина годового цикла без специального подразделения на земледельческие и церковные даты. С введением христианства на Руси, нехристианские обряды народного Православия не только сохранялись, но и развивались и обогащались. Устное народное творчество, в том числе и календарная обрядность, характеризовались устойчивостью традиций. Обряды и песни передавались из поколения в поколение, при этом сравнительно медленно видоизменялись в значительный период сосуществования дохристианских и христианских верований.
Народный календарь на Руси ориентирован на солнечный цикл (в отличие от лунного календаря), что объясняется большим значением солнечного света и тепла для сельского хозяйства в условиях холодного климата. Дни праздников, определяемых по солнечному календарю, неизменны, в отличие от передвижных праздников, определяемых по лунному календарю (Масленица, Великий день, Вознесение, Семик). Система обрядов и праздников чётко сопряжена с природными астрономическими циклами, в них отражены сроки земледельческих работ.

КАЛЕНДАРНАЯ ОБРЯДНОСТЬ И ХРИСТИАНИЗАЦИЯ РУСИ

Крещение Руси киевским князем Владимиром Святославовичем на Днепре в 988 году и принятие греческого православия вызвало активное сопротивление народа. Постепенно христианство приживалось на Руси в лоне древнерусского народного Православия. Сравнивая библейские истины с народными представлениями о них, обнаруживаются существенные различия. В народе образы Христа, Богородицы, Троицы и Святых истолковываются иначе, чем в ветхозаветных и новозаветных писаниях. От Христа, Богородицы, ангелов и Святых русские крестьяне ожидали помощи в насущных жизненных вопросах – в улучшении плодородия, в продолжение рода. Поэтому, согласно народному поверью, они ходят по земле, по полю:

Как вознесся Христос на небеса,
Расплакалась нищая братия,
Расплакались бедные, убогие, слепые и хромые:
«Уж ты истинный Христос, царь небесный!
Чем мы будем бедные питаться?
Чем мы будем бедные одеваться, обуваться?»
— Не плачьте вы, бедные, убогие!
Дам я вам гору да золотую,
Дам я вам реку да медвяную…
Тут взговорит Иван да Богословец:
«Ведь ты, истинный Христос да царь небесный!
Не давай ты им горы золотыя,
Не давай ты им реки медвяныя;
Сильные-богатые отнимут:
Много тут будет убийства,
Тут много будет кровопролитья.
Ты дай им свое святое имя;
Тебя будут поминати,
Тебя будут величати:
Будут они сыты, да и пьяны.
Будут и обуты, и одеты».
Тут взговорил Христос да царь небесный:
«Ты Иван да Богословец,
Ты Иван да Злотоустой!
Ты умел слово сказати,
Умел слово рассудити»…

Постепенно приспосабливая христианские священные истории к повседневной жизни землевладельца, выкристаллизовывалась цикличная последовательность календарных праздников: страданий Иисуса, его Воскресения, деяний апостолов, жития святых – выразилось целостной системой своеобразного двоеверия – циклами православного календаря, церковного круга. События священной истории связывались с циклами природы, суточными циклами, седьмичными, месячными, годовыми; сменами дня и ночи, фаз Луны, Солнечного цикла, времён года.
Внутри годового круга двунадесятые праздники разделялись на неподвижные (непереходящие) и переходящие (подвижные). Непереходящие праздники приходятся на строго определённое число месяца (Рождество Пресвятой Богородицы (8/21 сентября), Воздвижение Креста господня (14/27 сентября), Введение во храм Пресвятой Богородицы (21ноября/4 декабря), Рождество Христово (25 декабря/7 января), Богоявление или Крещение Господне (6/19 января), Сретение Господне (2/15 февраля), Благовещение Пресвятой Богородицы (25 марта/7 апреля), Преображение Господне (6/19 августа), Успение Пресвятой Богородицы (15/28 августа). Переходящие двунадесятые праздники принадлежат к пасхальному циклу, даты этих праздников зависят от лунного календаря: Вход Господен в Иерусалим (Вербное воскресение), празднуется за неделю до пасхи; Вознесение Господне (через сорок дней после Пасхи), День Святой Троицы – Пятидесятница (через семь недель после Пасхи). Сам праздник Пасхи – День Светлого Христова Воскресения («Праздник Праздников, Торжество Торжеств») перемещается в «Пасхальных пределах» (35 дней) от 22 марта/4 апреля до 25 апреля/8 мая и может выпадать на любой из воскресных дней периода весеннего полнолуния. В честь Иоанна Предтечи отмечается день его рождества (24 июня/7июля) и день Усекновения главы (29 августа/11 сентября). К великим дням относятся также праздники в честь святых апостолов Петра и Павла (29 июня/12 июля), а также Покров Пресвятой Богородицы (1/14 октября) и обрезание Господне (1/14 января).
Большинство христианских праздников и постов нашло отражение в народной обрядности, но особым образом, когда явно проявляется «двоеверие». По мере расширения влияния христианской религии на Руси, происходило смешение старых и новых форм народного православия и христианского вероучения с образованием «двоеверия», как особой черты русского религиозного сознания. В.И. Даль отмечал переменчивый характер двоеверия, как «шаткая, неопределённая вера». По определению Феодосия Печерского и Серапиона Владимирского в «Слове христолюбца» отмечали о переплетение языческих и христианских представлений: «Двоеверы… по обращении в христианство, сохраняли многие языческие верования и обряды, - ходили молиться под овины, к священным древам, болотам, колодезям, призывали волхвов». Феодосий Печерский укорял «двоеверов» за то, что они, крестившись во Христа, веруют в Перуна, Волоса и других языческих богов.
Явление двоеверия сохранило свои основные признаки на протяжении тысячелетия, частично трансформируясь, носит устойчивый характер. Два мировоззрения – христианское и народное православие, явили собой сплав христианских и языческих представлений. Следует обратить особое внимание на то, что двоеверие, как таковое, явление конфликтное, особенно, если учитывать, что народное православие исповедовалось и длительное время сохранялось народом, тогда как новая вера, была воспринята и активно внедрялось князьями и боярами. Кроме того, народное православие передавалось устно с помощью народных обрядов, песен, наигрышей, заговоров, легенд, пословиц, поговорок и в изделиях народных промыслов. Христианская вера несла слово Божие, ознаменовала начало нового этапа развития отечественной культуры. Для земледельца и скотовода основой мирозданья была Природа и божества, населяющие её. Народное православие явление национальное и межнациональное, региональное. Христианство носит наднациональный, космополитический характер. Борьба двух религиозных систем внутри княжества и между различными социальными группами способствовали ускорению и углублению двоеверия на Руси. Кроме того, земледельческая и скотоводческая особенность хозяйствования на Руси, также способствовало укреплению двоеверия. Древние календарно-земледельческие обряды влияли на песенный фольклор. В календарных песнях, семейных обрядах, возникали образы Богородицы, Ильи Пророка, помогавших крестьянину в его трудовых деяниях. Весьма интересной представляется причина сосуществования народного Православия и христианства, возможность совмещения норм верований, внутри единого религиозного двоеверия. Иное эстетическое миросозерцание в двоеверии с обновлёнными представлениями о красоте (с наличием гармонии храмовой архитектуры, стройного хорового церковного пения, с использованием колокольного звона и других эстетических новшества) возвышали простые человеческие радости, заставляли уступить место строгому образу бытия во имя вечной жизни. Преподобный Серафим, проповедовал инокам и мирянам: «Душа, исполненная любви Божьей, во время исхода из тела, не убоится князя тьмы, но со ангелами взлетит, как бы из чужой страны, на Родину».
Наряду с ассимиляцией и компромиссом, применялось замещение народных праздников и обрядов христианскими празднествами. Колядование заменилось праздником Рождества Христова, праздник Купалы был заменён Рождеством Иоанна Крестителя, праздник встречи весны был замещён праздником Сорока Мучеников. Так из века в век преобразовывался календарь народного Православия. Нередко праздники народного календаря находятся в несовместимой противоположности с христианскими празднованиями. Так, например, весёлый, жизнерадостный обряд встречи весны приходится на день поминовения Сорока Мучеников Севастийских; период христианского Великого поста приходится на празднования «говеенских» хороводов на Юге России. Несмотря на эти различия, в народе отмечают праздники обеих традиций «двоеверия»: христианства и народного Православия.

Праздники и обряды народного Православия. Христианские праздники.
Встреча весны. Жаворонки День сорока мучеников. Сороки.
Велик день. Светлое Христово Воскресенье. Пасха.
Егорьев день. (Вешний) День Георгия Победоносца.
Похороны стрелы. Вознесение.
Семик. Русалье. День Святой Троицы.
Иван Купала. Рождество Иоанна Предтечи.
Перунов день. День Ильи Пророка.
Осенины. Рождество Пресвятой Богородицы.
Коляда. Даждьбожий день. Рождество Христово.
Масленица. Сырная седмицы.

Существуют музыкально-этнографические свидетельства о конкретных формах сочетания христианской и традиционно-крестьянской обрядности в современных русских сёлах. По большим христианским праздникам жители сёл натощак направляются в православную церковь. После богослужения и причастия, люди возвращаются домой, устраивают обильную трапезу и в полдень выходят на центральную площадь, перед клубом, либо перед церковью, проводят массовое гуляние с песнями, плясками до поздней ночи.
Таким образом, со времени крещения Руси до настоящих дней в народе выработалась особая форма русского народного «двоеверия» с сочетанием черт христианских и традиций народного Православия. Богатейшие традиции народного календаря и христианства многопланово сочетаются в величайшем памятнике мировой литературы «Слово о полку Игореве», где с большой очевидностью проявлено взаимовлияние двух верований. В «Слове» упоминаются языческие божества (Велес, Стрибог, Даждьбог, Хорс, Троян) и уделено большое внимание могуществу сил Природных стихий, как проявлений архаических народных верований – громов, ливней, ветров, молний и громов. В Густынской летописи обряд колядования, совершаемый в канун Рождества, описывается так: « А поют песни некия, в них же аще о Рождестве Христовом поминают, а более Коляду беса величают». В одной из русских летописей XIII в. описывается празднование Купалы в ночь с 23 на 24 июля: «…Собирается простой народ обоего пола и сплетают себе венки из съедобных трав и кореньев и, перепоясавшись зеленью, возводят огонь, расставляют зелёные ветви и, взявшись за руки, ходят вокруг огня с пением песен, поминая Купалу; потом прыгают через огонь, принося жертву этому бесу».
Среди исторических документов XVI в. отражающих борьбу христианства с народным Православием, особого внимания заслуживает «Стоглав» - итоговый документ Собора 1551 года («Уложение или соборная книга»). «Стоглав» был составлен при Иоанне Грозном и при митрополите Макарии, освободившими русскую церковь от греко-православной унии, отстоявшими русскую автокефалию после падения Константинополя и провозгласившими – «Москва – третий Рим» : «…В Троицкую субботу по сёлам и по погостам сходятся мужи и жёны на жальниках и плачутся по гробам с великим кричанием, и егда учнут скоморохи, и гудцы, и пригудники, они же от плача преставшее, начнут скакати и плясати, и в ладоши бити, и песни сатанинские пети…». «…Русалии о Иоанне дне, в навечерии Рождества Христова, Крещения сходятся мужи и жёны, и девицы на нощное плещевание, и на бесчинный говор, и на плясание, и на скакание, и на богомерзкие дела… Умываются водою и, егда начнут заутреню звонити, тогда отходят в домы своя…». «…против праздника Рождества великого Иоанна Предтечи и в нощи на самый праздник и весь день, и до нощи – мужи и жены и дети в домех, и по улицам обходя, и по воды глумы творят всякими играми и всякими скоморошествы и песньми сатанинскими и плясами, и гуслями, и иными многими виды… Подобно же сему творят во днех и в навечери Рождества Христова, и в навечерии Василия Великого, и в навечерии Богоявления. А инде иным образом таковые неподобныа дела творят в Троицкую субботу. И загове в Петрова Поста в первой понедельник ходят по селом и по погостом, и по рекам на игрища. Тая же неподобнаа еллинскаа бесованиа творить и тем Бога прогневають».
Приведённые фрагменты текстов свидетельствуют об устойчивой традиции народного календаря, несмотря на то, что многие празднества имеют христианские наименования, они затрагивают большую часть годового цикла, солнечного и лунного календарей.
В день крещения, лишь только ударит колокол к заутренне, благочестивые люди спешат зажечь вязанки соломы перед избами, чтобы Иисус Христос, крестившийся в Иордане, мог погреться у огня, другие устраивают на реке «ердань». Вырубают во льду осьмиконечный крест. Все жители деревни спешат на «ердань», чтобы благочестиво помолиться, испить освещённой воды и омыть ею лицо. Находятся даже удальцы, желающие в жгучий мороз искупаться в проруби «ердане». Считается, что праздник Крещения Господня больше других очищен от язычества, хотя и здесь имеются своеобразные обряды и обычаи, в которых христианская вера переплетается с народным Православием. Например, производят «освещение скота» самими крестьянами. В глухих крестьянских деревнях на Крещенье не исчезли ещё предания старины, когда браки устраиваются с патриархальной простотой, по выбору невесты родителями женихов. «Все невесты, наряженные в лучшие платья и разрумяненные, выстраиваются в длинный ряд около «ердани». При этом каждая старается выставить напоказ и подчеркнуть свои достоинства. Между невестами прохаживают парни со своими родительницами и выбирают себе суженую»
По искоренению древних верований и обрядов издавали указы Пётр Великий (1713 год), а также императрица Анна Иоанновна (25 мая 1721 года). Таким образом, в течение многих веков после принятия на Руси христианства, в народе продолжались традиционные празднования народного верований, связанные с земледельческим календарём, которые и поныне сохранились в народных песенных обрядах и играх. Бердяев Н.А. по этому поводу писал: «Это не столько религия Христа, сколько религия Богородицы, религия Матери-замли, женского божества, освещающая плотский быт… Мать-земля для русского народа есть Россия. Россия превращается в Богородицу. Россия – страна богоносная». Размышляя о духовном предназначении России, Рерих Н.К. подчёркивал языческие истоки национальных верований, он поэтизировал русские дохристианские представления о народном Православии: «Россия - не только страна мгновенного настоящего, она страна великого прошлого, с которым держит неразрывную связь. В её берёзовых солнечных рощах по сей день правятся богослужения древним богам. В её окраинных лесах до сей поры шумят священные дубы, кедры, украшенные трепещущими лоскутками. И перед ними стоят бедные глиняные чаши с кашей – жертвой. Над её степями плачут жалейки в честь древних божеств и героев».
Следует особо остановиться на приоритетах народа в области музыки («народная церковная музыка») в рамках народного календаря. Нидерле Л. В своём исследовании «Славянские древности» отмечал о музыке народного календаря: «Церковь безуспешно пыталась искоренить праздничные пения и пляски. Народ тяготел к этим развлечениям. Сопровождающая их музыка, была ему в стократ милее, чем монотонное пение в церкви. В 1068 году киевский летописец негодовал, что на увеселительных народных празднествах полно народу, тогда как церковь зияет пустотой».
Одной из форм «двоеверия» является преобразование народных божеств в христианских святых, например, день поклонения Перуну перенесено на поклонение Громовику Илье (20 июля по старому стилю). Народ активно боролся за сохранение старых верований, вопреки проповедям и воздействиям власти. В результате это приводило к укреплению «двоеверия» на Руси и заключалось не в простом соседстве различных верований, но их слиянию. Церковь вынуждена была всё в большей степени черпать материалы народного православия для оформления культовых обрядов, приноравливая христианские догматы, к жизни простого народа, к народному художественному творчеству. Народ оставался верен своим исконным, традиционным обычаям, не подчиняясь запретам церковной власти, которая осуждала пение песен, связанных с праздниками народного календаря, объявляя их греховными, кощунственными. Элементы нового христианского вероучения воспринимались через мифологические представления народной трудовой земледельческой деятельности, связанные со сменой времён года. Традиционные обряды постепенно сближались с датами христианских праздников,
и образы народных божеств, олицетворявших различные силы природы, постепенно сливались с образами христианских святых. В современном виде народный славянский календарь неразрывно переплетён с христианскими праздниками. Народная культура во многом остаётся языческой и по сей день. Анализ музыкальных форм традиционного народного искусства позволяет глубже понять характер «двоеверия» народного Православия и христианства.

МУЗЫКА НАРОДНОГО КАЛЕНДАРЯ В ЦЕРКОВНЫХ ОБРЯДАХ

Традиционные обряды народного календаря связаны с верованиями древних славян, приуроченные к определённым временам годового цикла и сопровождались инструментальной музыкой и пением. По воззрениям народного Православия эти обряды способствовали увеличению урожая, успешным промыслам, прочным брачным союзам. Зарождение и развитие музыки народного календаря сохранились до настоящего времени, и очень важно бережно относиться к песенной русской народной традиции. Особенно важно сохранять связь песен с традиционными обрядами. Народные песни являются носителями важной информации, и по одному лишь напеву можно безошибочно определить жанровую принадлежность песни. Взаимное проникновение песен народных традиций с церковно-христианскими, их противоборство на протяжении многих веков, нашло отражение в музыкальных и поэтических средствах фольклора. Песня всегда была важной частью духовной жизни крестьян и незыблемым остаётся в народе насущная потребность в народном пении при проведении крестьянами календарных сельскохозяйственных работ. «…Да тёмна, солнце закатилося. Серпам жали, с песнями. И ись хочетца, так же ня ели, как тяперь ядём. И всё равно пели… Ржаные пели – кады рожь убирали, а лён убирали – льняные пели». Нередко в рассказах народных исполнителей песен народного календаря чувствуется взволнованные ностальгические воспоминания о пережитом прошлом, при исполнении обрядовых календарных песен. «Как начали жать, так уже идут вечаром и песни запоют. Да, бувала, взайдём на гару, штобы гульчей було. Станим на горы, да и сберется чылавек пять, а можа и больши, сабирёмся и поём. И саберутца бабы, идуть и там – а-ё! – тольки дяреуня тряисчыть, как играють. А теперь – во! – ни песенки не учуешь». Так вот пели народные песни, несмотря на усталость и недуги: «Идём с работы и паём. Вот зберимся, три-чатыри нас, идём дамой, хоть и замариуши, а всё ахота сьпеть. Вот жали и, бувало, и не беда, што балять руки и сяуродочка и пают. Рожь жнём… и женьщины, девачки – любили песни петь, аны и без разгиба и пают песни, веселятца и всё хорошо было и весело…».
В народных обрядовых песнях наиболее сохранными оказываются напевы. Текст песен может быть существенно видоизменён, но «музыкальный язык, более консервативен, чем вербальный (разговорный). «В период возникновения календарных песен, их напевы создавались в единстве смыслового содержания с интонируемым текстом. В процессе многовекового бытования этих песен их напевы, становясь традиционными, сохраняли свою музыкальную основу, тогда как поэтические тексты развивались, видоизменялись, либо попросту заменялись новыми».
В период зимних святок (от Рождества Христова до Крещения (25.12 ст. ст. / 7.01 н. ст. – 6.01 ст.ст. / 19.01н.ст.)) девушки гадали: подблюдные гадания, на свечах и зеркалах, топление воска, гадание с курицей, бросание за ворота лаптей и сапог. При гаданиях, связанных с пением, упоминались вещи повседневного обихода, домашние животные и птицы: саночки-малеваночки, кошурка во печурке, петушок на воротиках; одновременно в народных обрядовых песнях нередко присутствуют христианские мотивы, в которых могли быть упоминания об Иисусе Христе, как о реальном крестьянине:

Иисус Христос
Конопями оброс.
Слава тебе!

Он езжал, езжал,
Конопёнки считал.
Слава тебе!

Сам Иисус Христос
Он и мост мостил.
Слава тебе!

Иисус Христос
У ворот стоит.
Слава тебе!

Он и с хлебом-солью,
С белой скатертью.
Слава тебе!

Напевы подблюдных песен разнообразны. Иногда принято гадать не с блюдом, наполненным водой, а с шапкой женатого мужчины. Например, подблюдная песня в Тульской области «Будем перстни тресть»:

Будем перстни тресть,
Будем песни петь,
Лим – лё – ли.
Будем песни петь.

Мы кому поём,
Мы добра даём,
Лим – лё – ли, -
Мы добра даём.

Ай, чей перстенёк,
Того песенка.
Лим – лё – ли, -
Того песенка.

Кому выдастся,
Тому справдится,
Лим – лё – ли, -
Тому справдится.

Интересно отметить широко известную подблюдную песню «Слава», которая пользовалась широкой популярностью среди композиторов-классиков от Бетховина до Рахманинова. Обращались к этой песне Римский-Корсаков, Мусоргский, Рубинштейн, Чайковский, Аренский и другие. Песня «Слава» связана с гаданием в период зимних святок, как величание, как гимн (По Римскову-Корсакову):

Слава Богу, на небе,
Слава! Государю нашему на сей земле.
Слава! Чтобы нашему государю не стариться,
Слава! Его цветному платью не изнашиваться,
Слава! Его добрым коням не изъезживаться,
Слава! Его верным слугам не измениваться,
Слава! Чтобы правда была на Руси,
Слава! Краше солнца светла,
Слава! Чтобы царева золота казна,
Слава! Была век полным полна,
Слава! Чтобы большим-то рекам,
Слава! Слава неслась до моря,
Слава! Малым речкам до мельницы,
Слава! А эту песнь мы хлебу поём,
Слава! Хлебу поём, хлебу честь воздаём,
Слава! Старым людям на потешенье,
Слава! Добрым людям на услышанье, Слава!
При исполнении подблюдной песни девушки кладут свои кольца в блюдо и накрывают его шалью, вынимают кольца по очереди. Перед иконкой горит свеча. То есть, в обряде переплетаются христианские и народные обряды, христианской иконкой, как бы смягчается языческий обряд гадания.
В подблюдной песне «Свят вечер» рефрен имеет явно христианское происхождение.

Э, свят вечер.

Да, летели подушки через ворота.
Свят вечер.

Все, кому песня поётся,
Тому будет добро.
Тому сбудется, да неминуется
Свят вечер.

Подблюдная песня «Венчики пошуменчики» (Тульской области) имеет вопросно-ответные построения, с произношением слогов говорком:

Венчики*, пошумельчики,
Эх, ещё повисять,
Эх, ещё пошумять. (Посидеть в девушках)

* Припев (повторяется после каждого куплета):

Да кому вынетцо,
А правда, сбудетцо;
Правда, сбудетцо,
А не минуетцо.

Рылась курка на завалинке,
Вырыла курка золотой перстень. (Выйдет замуж за богатого).

За рекой мужики богатые,
Гребут деньги лопатами. (К богатству)

Ряба свянья с поросятами,
Ряба свинья полосатая. (Выйдет замуж в многодетную семью).

На лавке - курьяк,
Не сдёрну никак. (Не выйдет замуж).

Лежит волк на смете,
Откинул хвост на двенадцать вёрст. (Выйдет замуж далеко).

Привязалась клеща к кнутовищу,
Привязалася, не отвязалася. (К дружбе).

Курочка ряба
Со двора собрела. (К свадьбе).

Сидит воробей на вереюшке,
Распустил крылья до земелюшки. (Посидеть в девушках).

По лужку хожу,
Полотенце стелю. (Посидеть в девушках).

Ползёт ужак по завалинке,
Тащит добра на мочалинку. (Будет хозяйственный муж).

Сидит сиротка на загнеточке,
Она ждёт-пождёт усё кулабышек.** (Бедная девушка выйдет замуж в богатую семью).

У леса берёза намеченная,
У леса берёза не ссеченная. (К сватовству).

* Венчики – сухие веники
** Кулабышек – колобок.

Сретенье Господне не считается в крестьянской среде большим праздником. Часто крестьяне даже и не знают, какое событие вспоминает в этот день христианство. Считают, что в «Сретенье» зима встречается с летом, начинают ослабевать морозы и чувствуется в природе приближение весны. Отмечая этот своеобразный календарный рубеж, смотрят на земледельческие приметы: «На Сретеньев день снежок – весною дожжок». Капель в этот день предвещает хороший урожай пшеницы, а ветер – плодородие фруктовых деревьев. Садовники в этот день трясут деревья руками, чтобы ветви были обильны плодами. Если в Сретеньев день тихо и красно, то летом хорошие льны. По погоде этого дня судят о многотравье летом. На Сретенье начинают усиленно кормить кур, чтобы больше было несушек. Лишь кое-где в крестьянских деревнях в глубинках России обходят на Сретенье свои дома с иконой Сретения Господня или Спаса со словами: «Господи, Боже наш, войди к нам и благослови нас».
День сорока мучеников Севастийских в начале марта носит название в народе «сороки» или «кулики». В этот день, по мнению крестьян, прилетают из тёплых стран сорок птиц, и первая из них – жаворонок. «Сороки» с полным правом можно называть детским праздником. Накануне женщины месят из ржаной муки тесто и пекут «жаворонков», как бы летящих, с распростёртыми крылышками. В самый день праздника жаворонков раздают детям. Делаются во дворе сорок соломенных гнёздышек, в каждое кладут по яичку из теста, потешая ребятишек. Дети с криками и звонким смехом несут своих жаворонков в сарай закликать жаворонков. Там они сажают своих жаворонков на возвышенное место и громко поют-кричат несколько раз: «Жаворонки, прилетите, студёну зиму унесите, теплу весну принесите: Зима нам надоела, весь хлеб у нас поела!..» Или поют так: «Уж вы, кулички-жаворонки, солетайтеся, сокликайтеся. Весна красна, на чём пришла? На сошечке, на бороночке, на лошадиной голове, на овсяном снопочку, на ржаном колосочку, на пшеничном зернышку-у-у!». Затем ребятишки разбирают своих жаворонков и с той же песней бегут по деревне. Так набегавшись-наигравшись, дети садятся в одном месте, начинают есть своих ржаных жаворонков, но голову от птиц-куличек оставляют своей маме.
К разновидностям гаданий, приуроченных к календарным обрядам, относится и гадание на жаворонках в день весеннего равноденствия (9 марта ст. ст./22 марта н. ст.). Календарные весенние песни пелись так «гласно», чтобы их слышали в соседних деревнях. Гадание на жаворонках в день весеннего равноденствия осуществлялось следующим образом: из теста изготовлялись изделия в форме птиц, в одной из них помещали пуговку, кольцо или монетку. Жаворонки запекались и, после угощения, у кого-то из членов семейства оказывался счастливый жаворонок с запеченным сюрпризом. Это предвещало ему удачу или богатство. В южных районах России в этот день, так же как на Троицу и Купалу, девушки пускали по воде венки из травы, берёзовых веток и первых цветов и смотрели, чей венок далеко поплывёт, а чей – утонет. По этим весенним гаданиям на венках узнавалась судьба девушек.

Благослови, Троица,
Богородица,
Нам в лес пойти,
Нам венки завивати,
Ай, Дидо, ай, Ладо,
Нам венки совивати,
И цветы сорывати…

Соседство языческих божеств Дидо-Ладо и лексем христианского происхождения Троица-Богородица – нередкое явление в русском песенном фольклоре.
Среди девичьих весенних гаданий известно гадание с корнем явора, который во время половодья пускали по воле и смотрели – потонет или нет. От этого, по поверьям, зависела судьба девушки. В тверской области известен напев апрельской песни «Рано утром Манечка» (характерна простота деревенской старины с наличием некоторой таинственности напева):

Рано утром Манечка
Выходила на берег на реку.

Смотрела Манечка
Вдоль по быстрой реке на воду.

Может, плывёт, может, плывёт,
Яворья-коренье по воде?

Может, возьмёт, может, возьмёт,
Ванечка Манечку, может, возьмёт?

Вот, потонул, вот, потонул
Яворья-коренье под воду.

Вот обманул, вот обманул
Ванечка Манечку, вот обманул.

Вот, уплыл, вот, уплыл
Яворья-коренье на воду.

Вот, прибыл, вот, прибыл,
Ванечка к Манечке, вот, прибыл.

Вот, поведёт, вот, поведёт
Ванечка Манечку под венец.

Календарные песенные обрядности имели охранительные и очистительные функции, во многом эти различные виды песенных оберегов сохранились до настоящего времени не только при помощи огня, дыма, воды, росы, но и производимых музыкальными средствами. Например, в ритуалах Егорьева дня (23 апреля ст.ст./н.ст.), который исстари у наших предков известен под народными именами (Ягория, Егория Храброго, Юрия, Георга, Георгия, Юрья, Юрки). Юрьев день назван великим церковно-народным праздником, как земледельческий и пастушеский. С этим вешним праздником связывают защиту домашних животных от болезней, хищных зверей, природных стихий и тому подобное. В этот день совершается богослужение в храмах и в поле во имя Георгия Победоносца. Имя Георгий в переводе с греческого означает земледелец (“ge” – земля, “ergo” – дело). Георгий Победоносец изображается на иконах и фресках в русских православных храмах в виде всадника на быке, поражающим копьём гидру. В народном сознании Георгий предстаёт в образе воина, защитника и покровителя Земли Русской. В день Егорьева праздника в христианских Православных храмах исполняется «Егорьевский звон», как оздоровительный и охранительный звон. В колокольных звонах нередко слышались народные напевы. В этот день на колокольню мог подниматься и позвонить любой мужчина. Крестьяне защищали своих коров звонами и собственных музыкальных средств, подвешивали на них колокольчики, бубенцы. В этот день в песнях, обращённых к Егорию и преподобному Макарию, звучала просьба оберегать домашнюю скотину, поётся напряжённо, ведь Егория необходимо было «кричать»:

Батюшка Егорий,
Макарий преподобный,
Спаси нашу скотинку,
Спаси и сохрани,
В поле и за полем,
В лесе и за лесом.

Эти песни, исполнялись в разгар весны, под аккомпанемент ударных инструментов, с пастушьими сигналами и наигрышами, на свистковых (флейтовых) свирелях. Многообразие звучаний и различие пастушеских команд на стадо животных поражает своим многообразием: сигналы для выгона и сбора стада, сгонные наигрыши, сигналы опасности и тому подобные. Так, например, среди прочих сигналов: «сбор коров на поляне», «пригон домой вечером», происходит диалог пастухов о месте их нахождения:

- Где ты?
- Слышу тебя, я здесь! Или, иначе: «Слышу тебя, я далеко!

Репертуары разнообразия инструментальной пастушьей музыки удивительны, они особенны для различных территорий Поволжья, кроме того, большое значение имеет импровизационная природа народного музыкального искусства, формирующей композиции сигнала. При этом пелись и Юрьевские песни, например: «Погоним Юрья в чисто поле»:

Погоним Юрья, погоним Юрья в чисто поле.
Ой, рано, ой, - на моё чисто поле.

В чистом поле, в чистом поле, на кургане.
Ой, рано, ой, - на моём - на кургане!

Засею я, засею я васильками.
Ой, рано, ой, - на моём – васильками!

Хлопчики идут, хлопчики идут, васильки рвут.
Ой, рано, ой, - на моём – васильками!

Девочки идут, девочки идут, песни поют.
Ой, рано, ой, - на моём – песни поют.

Пастушьи сигналы, зазвучавшие впервые в году, на Юрьев день, звучат до поздней осени, имеют сезонный характер в народном календаре. Охранительную роль играл обход дворов и полей, совершаемый в течение годового календарного цикла неоднократно: на Егорьев день, в начале и в конце жатвы, на Коляду и на Масленицу. Движения вокруг поля совершались в начале жатвы – с первым снопом и в конце жатвы – с последним сжатым снопом и сопровождались соответственно с дожиночными и зажиночными песнями. На Масленицу, после сожжения чучела собиралась зола в чашу, с которой несла молодая девушка и под напевы подруг о проводах Масленицы разбрасывала по горстке золу. А на Коляду молодежь ходила вокруг домов, гремели печными заслонками, отпугивая злых духов. На праздник Купалы, перед началом сенокоса и жатвы проводилось очищение огнём и водой: прыгали через костры, купались в водоёмах, катались по росе. Христианское толкование праздника Купалы связано с образом Иоанна Крестителя. Пелись песни о росе, о русалках. Примеры Псковских песен:

В ДАЛЁКОЙ СТРАНЕ ПАЛЕСТИНЕ

В далёкой стране Палестине
Струится река Иордан.
На берег реки той выходит
Креститель святой Иоанн.

Он с виду суровый и строгий.
Одежду верблюжью носил.
Он послан в пустыню от Бога,
И громко он там возгласил:

«Покайтеся, люди, покайтесь!
Очистите ваши сердца.
Грешные души откройте,
Чтоб встретить вместе Христа.

Грехи предо мною откройте.
Водою омойте тела.
Плод покаянья творите,
Любовь и святые дела.

Идёт вслед за мною сильнейший,
Божественный свет от него.
Я перед ним лишь Предтеча,
Я перед ним лишь ничто».

И шли к нему люди толпою
На берег пустынной реки.
Несли покаянье слезами,
В водах омывали грехи.

Однажды толпа расступилась,
Как будто бы кто-то пришёл,
Как будто бы кто-то разделся
И с берега в воду вошёл.

И смотрит Креститель, дивится:
Пришёл для крещения тот,
О ком говорили пророки,
Кого ожидал весь народ.

«Зачем ты приходишь креститься? –
Христу так сказал Иоанн, -
Волнуется мёртвое море,
И вспять побежал Иордан…

Крестить я тебя не достоин.
Владыка ты мой, я – твой раб.
Главу пред тобою склоняю,
Крещенье принять буду рад…»

Христос не велел прекословить
Глову пред Иоанном склонил.
Креститель дрожащей рукою
Христа в Иордане крестил.

И тут совершилося чудо:
Отверглося небо в тот час,
И облако вдруг над рукою,
Как гром прогремел «Отче наш».

Есть Сын мой возлюбленный Божий,
Он в мир мою волю несёт.
Он род человеческий грешный
От гибели вечной спасёт.

И смотрит Креститель, дивится:
Слетел на Христа голубок.
Не просто была это птица –
В ней Дух святой, истинный Бог.

По этому знаку Предтеча
Христа Сыном Божьим назвал,
И людям, пришедшим на берег,
Рукой на Христа указал.

Вся Троица ныне явилась:
Отец Христа Сыном назвал,
Дух Божий, как голубь спустился,
Сын Божий крещенье принял.

И все у Него окрестились,
С все облеклися в Него.
И жить мы Ему обещали –
Во имя святое Его.

Отверглося, - где есть спасенье.
Вовек отреклись сатаны.
Крещенье в купели приняли,
И стали мы Божьи сыны.

Предтече Крестителю – Слава!
Великой он был человек.
Господу, Троице, - Слава
Сегодня, все годы, вовек!
Аминь!

ПЕСНЯ О РОСЕ

Иван Марью зовёт, Иван Марью кличат:
- Падай Марья, ключи, ключи золотые.
Ключи золотые, ключи нутраныя.
Зямлю отмакати, расу доставати.
На всю весну красну, на всё лето тёпло.

ПЕСНЯ О РУСАЛКАХ*

На гряной неделе
Русалки сидели.
Гу! Рано, рано. У!

Сидели русалки
На кривой дороге.
Гу! Рано, рано. У!

На кривой дороге,
На кривой берёзе.
Гу! Рано, рано. У!

Просили русалки
И хлеба, и соли.
Гу! Рано, рано. У!

И хлеба, и соли,
И горькой цибули.
Гу! Рано, рано. У!

* По народным поверьям, русалка – обнажённая женщина с распущенными волосами. На русальной неделе русалки просят у людей одежду и пищу.
В период «дожинок» на поле оставляли неубранную полосу, где по поверьям жил мужеподобный Дух Нивы (Полевик), напоминающий старичка с козьими рогами и бородой, также оставляли там «Куклу» из колосьев. Полевику «завивали бороду», оставляя перед ним краюху хлеба, а «Куклу» украшали перевитой соломой и лентами. При этом жницы исполняют песню «Уж мы вьём, вьём бороду»

Уж мы вьём, вьём бороду,
У Василья на поли,
Завиваем бороду
У Ивановиця нашего;
На ниве великоей,
На полосе широкоей,
На земли чернопаханоё…
Уж мы вьём, вьём бороду
У Анастасии…

* * *
Ой, чья то борода. У!
Да й по полю полегла. У!
А Федькина борода. У!
Да й по полю полегла. У!
Сидит дед на меже. У!
Дивуется бороде. У!
Ой, чья то борода, У!
Да й по полю полегла? У!

Песня «Уж мы вьём, вьём бороду» исполнялась «на крик», когда был связан последний сноп. Жнеи обращались лицом «к лету» и начинали «крик» на определённый напев. Песня исполнялась многоголосием.
В сборнике «Песни Псковской земли» опубликована «бородная» песня Брянской и Смоленской областей «Седит казёл на лазе»:

Сядит казёл на лазе, дивуется у бараде, диво, диво!
Чья это барада, уся смалой улита? Диво, диво!
Уся смолой улита и бяростой увита? Диво, диво!
Сядит казёл на лазе, дивуется у бараде, рана, рана!
Чья это барада, уся мёдам улита? Рана, рана!
Уся мёдам улита, красным шолкам увита? Рана, рана!
Зинина барада…

Ой, каза ж асталася мая!
Я думыла – пажалася, ой, я думыла – пажалася(й),
Ажна сзаду асталася, ай, ажна сзаду асталася(й).
Я думылаа – дуда ряветь, я думала – дуда ряветь,
Ажна мая каза бляеть, ажна мая каза бляеть.
Ай, кыза, ты, казусица, ай, а, каза, ты, казусица(й).
Ты не деришь, ни луписся, ай, ты не деришь, ни луписся(й).
Пусть тябе серы(й) волки зъядуть, пусть тябе серы серы волки зъядуть.
На вороты понавешають.
Хто ни едить – патаитца, ой, кто ни едить – патаитца(й).
Чья каза балтаитца, ой, чья каза балтаитца?

Образы козла и козы крестьянских жанров в русских календарных обрядах встречается на многих праздниках: вождение козы на Рождество с песнями «Где коза ходит, там жито родит… Где коза ногою, там жито копною…». На Масленицу – ряжение в козу, на жатву – завивание бороды «полевому деду», напоминающего (по древнему поверью) козла. С «бородной» песней крестьяне обращались к Богородице с просьбой о помощи «бороду полоть»:

Ты, Пречистая Мать,
Ты, Пречистая Мать,
Ходи бороду полоть.

Ходи бороду полоть,
Ходи бороду полоть
Своей правой рукой.

Своей правой рукой,
Своей правой рукой,
Своим золотым серпом.

Это выявляет эволюционный характер «бородных» обрядов и песен с развитие христианства на Руси. Музыкальные выражения жневных причетов тесно связаны с культом предков, имеют охранительную, защитную сторону от несчастий, а также помощь в труде и благополучии.
Значительный интерес представляют музыкальные выражения магических действий (жнивные причеты), имеющие смысл охранительной направленности. В качестве примера, приведём псковский плач, обращённый к кукушке, вещей птице, с отчётно-выявленной мелодической линией «Голошение на кукушку»:

Ой, да пакукуй-ка ты; ты, любимая (а) серая кукушечка!
Ой, ды, как папрашу я у тебя… у тибя серая кукушечка,
Ох, ти, как ты летаишь по етыим… по етым чистым поле…
Ой, ды, как(ы) ни встретишь ли ты маю удалаю… Удалаю головушку;
Ой, как пыразделика ты со мной моё вялика горюшка.

О, ты не кукуй-кась, мая юбимая, любимая серая кукушачка.
Да тольки ни давайкася ты, ой, соя любимая, моё рятиваму сярдеченьку.
Да ни кукуйкася ты, моя любимая, любима серая кукушечка.
Да ты послётыйкася на эту чужу дальнаю сторонушку.

Што спасибо тебе, моя любимин(и)кА, ты моя, серая кукушечк,а
Што ты прилетела ко мне, к сиротушки, зы маю ты ронненькую матушку.
Да ты кукуй, моя серая кукушечка,
Ты прилитай под(ы)маё и пат(ы)косяастыя вакошечко,
Ты рас(ы)кажи ты мне чево(э)шенька же вядешенька
И пра мою милыю любиимыюши родиителку родны(е)ю маменьку,
Може устремите у чиустам(ы) у полюшке,
Може станет она расспрашивать и распытывать,
И расыкажишь ты ей широшенька ти вернешенько
И про мене горькаю нищаастнаю сиротушку…

Што я так дажидала тебя, моя любиммин(и)ка, любима серая кукушечка.
Што я думала, што ты должна ко мне всё прилететь,
Што мы разовоим с тобой горюшка вяликая.
Спасиба, спасиба тебе, моя любимин(и)ка, моя любима серая кукушечка.
Иш-шо я пап(ы)рашу тебе, моя любимин(и)ка,
Слетай к моёму любименькаму Мишеньке.
Што ты скажикася яму праминя, што я оная удинёшинька.
Што я гараз панаскучила вить патибе,
Ай, по моей удаленькый головушки.
Ой! Хы. Ой! Спасиба тибе, ой, моя серинька кукушичка…

По мнению составителя сборника «Традиционная музыка Русского Поозёрья» «Приуроченность исполнения брядовых плачей к весеннему сезону – (от Ягория до Петра), як кукушечка кукуеть – специфическая черта местной плачевой традиции. Кукование принимается, как птичий плач и стимулирует желание поплакать голосом, поголосить с кукушкой. Женщины называют весенний плач «Плач плачем по горю с кукушкой, в лесу, на болоте»». По ладовому содержанию, данный причет приближается к календарным песням, занимает промежуточное положение между причитанием и календарной песней по мелодическому складу. «Как горе заноет, услышишь кукушку – всё бросишь, бягишь скорей у лес. У лес прийдёшь и начинаешь распевать: «Кукушачки, шераи птушачки! Сястрички-лебёдушки! Примитя моё горюшко! Я вам расскажу своё горюшко…»»

ВЕСЕННИЙ ПЛАЧ С КУКУШКОЙ

А кукушка моя шерыя!
А кукушка-подружка!
В расскажи-ка, моя кукушечка,
А где моя родимая мамулюшка?
И куда же я ня уйду,
А я ж твоего голосочка… ни разу ня увижу,
А твоего следочка… ня учую.
А какое уремячко я тебя не встречаю.

Я моя родная мамулюшка
И мой родимый татулюшка!
А ни разу не проведаете
И ни разу мене не разговариваете,
А не знаете моё горюшко, ой,
А не слышите вы мои слёзы
И моё незгладимое прощание,
И у каким жа ж я большим горюшке у вас зародилася.

А только молю Господа Бога
А за моих родимых деток.
А яны же мене не покидають,
А яны ж у мене все здоровенькие и живенькие.
А прошу ж я тебе, Святая Паска,
Чтоб яны у мене все детки сохранилися!
И давай, Божа, им здоровийка
А на многие лет, мои детушки!

Значительная часть жневных песен связана с отображением условий труда, настроением молодых жней. Большинство таких песен имеют светлый, радостный характер и в словах и в напевах и гармоничном мироощущении исполнительниц. При всём многообразии форм жнивного пения, один из них имеет наиболее устойчивый напев, типичный для большинства Поволжья от Валдая до Астрахани, но преимущественно в Смоленской области. Он имеет древние славянские корни, отличается простотой, лаконичной ритмикой:

СЛАВА ТЕБЕ, БОЖЕ!

Слава тебе, Боже, Слава тебе, Боже,
Что в поле пригоже.
В поле копами, в поле копами,
На гумне стогами.
На гумне стогами, на гумне стогами
В клети закромами.

ОЙ, ЧЬЁ Ж ЭТО ПОЛЕ?

Ой, чьё ж это поле,
Ой, чьё ж это поле -
Загремело скоро?

Ивоново поле,
Иваново поле –
Загремело скоро.

Жнеи молодые,
Жнеи молодые, -
Серпы золотые!

Ой, жали радели,
Ой, жали радели , -
Горелки захотели.

Ой, чьё ж это поле,
Ой, чьё ж это поле, –
Задремало стоя?

А Петрово поле,
А Петрово поле, -
Задремало стоя…

А жнеи старые,
А жнеи старые, -
Серпы лубяные…

Они жать не жали,
Они жать не жали, -
Под липой лежали.

Семицкие песни были обращены к берёзке, как к символу древа жизни. Обряды эти девичьи и женские. Парни и мужчины подключались к празднованию в завершающей стадии действа. Все обряды этого празднества были направлены на достижение плодородия и плодовитости, с продолжением рода, благополучия. Звучат семитские песни зычно, звонко на открытом воздухе. В Смоленской и Псковской областях семитские песни преимущественно излагаются в унисон, в Брянской – с характерными возгласами «гуканиями». Псковские отличаются ещё и узорчатостью, мелизмами.
Купальские песни во многом сходны с семитскими, звучат громко и напряжённо. Близки по выразительным свойствам и веснянки с их призывом к дохристианским божествам, ускорить желанный ранний приход весны, прилёт птиц. Звучат они, как правило, декламационно в унисон, звонко. Исполняют их дети и девушки. Песни носят жизнеутверждающий, позитивный, светлый характер по закону красоты; в строгом архаичном проявлении (даже в «причитах» звучит скорее светлая печаль).

МУЗЫКА ХРИСТИАНСКОГО ПРАВОСЛАВИЯ И НАРОДНОГО КАЛЕНДАРЯ

Музыкальные формы христианского Православия во многом обусловлены датами периодов годового цикла, используя многоголосые мелодические музыкальные приёмы традиционных крестьянских календарных песен. Стилевые нормы христианского певческого обихода переплетаются с древними песенными элементами. Праздник праздников – Светлое Христово Воскресение величает тропарь Пасхи «Христос воскресе». Характерно, что возвышенная форма бытования, музыкального звучания этого тропаря не только в христианских храмах, но и в народной традиции. Торжественным и ликующим называет пение тропаря «Христос воскресе» (А.А. Коринфский «Народная Русь»). При этом, Коринфский подчёркивал, что пение тропаря осуществляется и «богоносцами» во время обхода дворов с иконами. «Но до тех пор не начнут в деревне праздничного пирования-веселья, покуда не обойдёт каждого двора церковный притч со крестом и святою водою, и не пропоёт радостных пасхальных песнопений».
От первого дня Святой Пасхи на протяжении всей Седмицы, в деревнях непременно служат пасхальные молебны. При этом священнослужители от храма под колокольный звон шествует по крестьянским избам в сопровождении «богоносцев». Бытование храмовой музыки в народной среде с фольклорным звучанием пасхального тропаря «Христос воскресе», сохранившего ритмические параметры обиходного со значительным изменением мелодического напева, исполняемый в зычной манере, свойственной календарной песне. «Фольклоризация тропаря Пасхи «Христос воскресе» сближалась с календарным крестьянским мелосом. Особенности вокального исполнения народных певцов во всех случаях далеки от манеры пения в храме».
По календарным срокам исполнения пасхального тропаря и волочебных песен практически совпадают. Начиная с Велика Дня и всю Светлую седьмицу, а иногда и вплоть до Радуницы производился обрядовый обход дворов волочебниками. «В самый день Воскресения Христова с самого раннего утра, мужики, парни и дети собираются в отдельные партии, начинают ходить по порядку из одного дома в другой, становятся в передний угол, поют песни, за которые принято дарить песцов, и, наконец, христосуясь, поздравляют с праздником хозяина и всю его семью».

НЕ ШУМЫ ШУМЯТ…
Волочебная песня.

Не шумы шумят, не громы гремят,
Христос воскрес, сын Божа!*
Идут(ы)-брядут волынщчычки.
К чейму двору – к хозяйскаму.
Хазяинушка, наш баринушка.
Устан(и)-праснись, в окно оглянись,
В твоим гумне роса пала.
Роса пала, церква стала.
Как в той церькви шесь праз(и)ничкау.
Первай праздник – Христо васкрясенья.
Христо васкрясенья – яички катала,
Яички катала – Криста вспоминала.
Второй праздник – Ягорья святоя.
Ягорья святоя – каров выганяла.
Третий праздник – Микола святая,
Микола святая – авсы засевала.
Четвёртый праздние – Барис святой.
Барис святой – яичню варит.
Яичню варит – коней пасёт.
Пятый праздник – Троица святая.
Троица святая – каров венчала.
СвяШестой праздник – Взнясення святоя
Святоя Взнясення – блины пякло.
Блины пякли. Криста абували.
Криста абували, на небо отправляли.

* Припев исполняется после каждой строки

ВОЛАЧИЛИСЕ ВАЛАЧОБНИЧКИ

Волачилисе валачобнички,
Христос васкрес, Сыне Боже!*
Здарова, здарова, добрый хозяин!
Ти ты спмшь-ляжишь, аль пачуваишь?
Када спишь-ляжишь, дак и спм с Богам.
А кагда ня спишь, атвари вакно.
Атвари вакно, посматри в акно.
На тваим дваре чуда чудится.
Чуда чудится, церьква робитца.
А у той церькви восемь праздничкыв.
Первый праздничок – Христовой денёк.
Еичкам()ы) качал. Христа взвеличал.
Ясчо праздничокк(ы) – Юрья-Ягорья,
Юрья-Ягорья каров запасал.
Яшче праздничок(ы) – свётый Никола,
Свётый Никола коней запасал.
Яшчо праздничок(ы) – святая Троица.
Святая Троица жито зеленила.
Яшчё праздничок(ы) – святоё Пятро,
Святоя Пятро - кидала зярно.
Яшчо праздничок(ы)м – святоё Илья,
Святоя Ильязажэнать пашла с залатым сярьпом.
Где жменьку резнёт – там снапок нажнёть,
Где снапа лежит, там копы стоять.

* Припев исполняется после каждой строки

По аналогии с колядой, а точнее с Рождеством Христовым ходили со звездой. Приходили в дома с этой звездой и пели про Паску; в отличие от колядовщиков, волочебники не применяли масок, хотя надевали специальную одежду. Подобно «богоносцам» волочебники делились на группы певцов: начинальники, подхватники, спевальники. К ним присоединялись музыканты и механоши (носившие, мешок с дарами и корзину для яиц).
Обряд колядования на Пасху нередко назывался «зелёные святки», подобно «зимним святкам» - периоду от Рождества до Крещения. На Псковщине – «христославили», а на Юге России в приграничных с Белоруссией и Украиной районах «волочилися» - ходили от двора ко двору. Исполнителей называли волочебниками, волынщиками, христославильщиками. При этом роль христианских песнопений о Богородице и о Христе была достаточно велика. Воскресение Христа тесно переплеталось с воскресением Природы, началом Нового аграрного года. Христианские святки напоминают языческих божеств. У А.Н. Афанасьева об этом сказано следующее: «На Светло-Христово-Воскресение ходят по домам волочебники и поют обрядовые песни, славя святых Юрия и Николу, что коров и коней запасают, Пречистую Деву, что засевает нивы, Илью-пророка, зажинающего колосистую рожь». Христианские святые в народных песнях ближе к верованиям древних славян, чем к церковным обрядам. В песнях народного православия святые Микола, Илья, Юрий бродят по полю по росе, по золотым нивам, они помогают родить жито, пасти скот, возить в поле навоз ради благополучия людей. В волочебных песнях имеется подробнейшее перечисление церковных праздников, как весенне-летнего, так и осенне-зимнего сезонов и раскрывает аграрную природу обхода дворов на Пасху. «Свита вербинка, возьми вярбинку, выгань животинку. Свита Паска – разговляца с красным яечком, с Христовым словечком. Уже пяють это. Ну, тады усе-усе праздники, усе парад, усе гонють. Перши-напершиПаску, тады – свита Радовница сталы застилаить, старых-малых поминаить, а тады уже святый Юрий, бяри ключи, иди отамкни зямлю, пусти расу на всю вясну. Святой Барис – засиваить, а Микола – па мижах ходить, жито править, калены вставляить. Свято Вознясения – жито выметаить, колосуить (уже колосики). Свято Троица жито красуить, Святый Иван па полю ходить, траву собираить, в божьей церкви посвинцаить… На Паску пяють… Да свят Пятрушка, да зажинають… Яшчо праздник – Петра-Павил, наливаить. Третий праздничык – рожь зажинала залатым(ы) сярпом, правой рукой. Яшчо праздник – свят Пакрова. Пымалотки без убытку… ». Рефрены, носят оповещательную функцию: «Христос воскрес! Воистину!», «Христос воскрес, Сын Божий», носит придаточные функции в качестве действующих лиц христианских святых в песенных народных сюжетах, как приложения результата многовековой борьбы, внедряемого христианством в народное традиционное Православие. Борьба закончилась не подчинением народных обрядов христианским верованиям, а компромиссным соединением того и другого, с образованием «двоеверия» на Руси, основой которого осталась жизнеутверждающее начало народа-земледельца. Волочебные песни исполнялись, как праздничные в первые дни церковного праздника Пасхи, но они порождены не христианской религией, а древнерусским народным Православием. Яркие по своему интонациональному строению, с подчёркнуто приплясывающим ритмом, с чувством радостного праздничного шествия. Эти песни древнерусского Православия весеннего цикла отражают земную радость жизни от пробуждения Природы, торжества солнечного света и тепла. Волочебные песни не несут в себе следов церковного влияния. Напротив, церковь восприняла многое от древнеславянского весеннего праздника для своих пасхальных церковных песнопений. Волочебные песни возникли в древнюю пору, когда Новый год начинался весной. Это своего рода весенние колядки, которые со временем приобрели в народе связь с праздником Воскресения Христова. По строению напевов они сохраняют архаические черты народного Православия: в ритме и в мелодике.

МАТЬ МАРИЯ ПО ПОЛЮ ХОДИЛА

Мать Мария
По полю ходила,
Свечи разносила.
Маленьки ребята
Во граде стояли,
Христа дожидали.
Христос народился,
Во граде явился.
Сей, вей, посевай,
С Новым годом поздравляй.

Говорком:
Сею, вею, посеваю, с Новым годом поздравляю!

Мать Мария
По полю ходила,
Весть носила,
У Бога просила:
«Боже наш, Божа!
Уроди нам роже,
Ржички пашенички
В каждом колосичке.
В доме добро,
В поле зерно».

Говорком:
Сею, вею, посеваю, с Новым годом поздравляю!

Ржички, мучички,
Овсеца, просеца.
Сейте горошку,
Давайте понемножку.
Все люди, знайте,
По копеечке дайте.
Открывай сундучок,
Давай пятачок.
Пятачок – мало,
Целого барана.

Говорком:
Сею, вею, посеваю, с Новым годом поздравляю!

РАНЫМ-РАНО СОЛНЦЕ ВСТАВАЛО

Раным-рано солнце вставало.
Христос воскрес на весь свет.*

Раньше того пава летала.
Пава летала – перья роняла.
Перья роняла золотистые.
Красная девушка перья собирала.
Перья собирала, в рукав клала.
С рукава брала – венок вила.
Винок свивши, на голову клала.
На голову клала, к обеденке шла.
К обеденке шла Богу молиться.
Откуль узнялись буйные вести.
Буйные ветры, дробные дожди.
Схватили венок с буйной головы.
Снесли венок на сине море.
На сине море, на чисто поля.
Маничка пышла да й заплакала.
А навстречу ей идёт три малаица.
Идёт три малаица, уси халасты.
- Ти ня видяли, тин я чули вы?
Как один скызал: «Я(й) чуил-видил».
А другей скызал: «Я у руках держал».
А третий скызал: «Вянок у меня».
Аднаму дыла беленький платок.
Другому дыла залато кальцо.
А за третьего я замуж пайду.

* Припев: «Христос воскрес на весь свет» исполняется после каждой строки.

ГОСПОДИ, ПОМИЛУЙ

Господи, помилуй,
Господи, прости,
Помоги мне, Боже,
Крест свой донести.

Ты прошёл с любовью
Свой тернистый путь,
Ты нёс крест безмолвно,
Напрягая грудь.

Ты за нас распятый,
Много Ты терпел,
За врагов молился,
За врагов скорбел.

Я же слаб душою,
Телом также слаб,
И страстей греховных
Я преступный враг.

Я великий грешник
На земном пути,
Я ропщу и плачу:
- Господи, прости.

Помоги мне, Боже,
Щедрою рукой,
Ниспошли терпенье,
Радость и покой.

Я великий грешник
На земном пути.
Господи, помилуй,
Господи, прости.

ХРИСТОС ВОСКРЕС, СЫН БОЖИЙ

К тому двору припыталися.
Христос воскрес, Сын Божий.*

К хозяйскому, к богатырскому.
Его жена за водой пошла.
За водой пошла на Дунай-реку.
Размахнула широченко.
Почерпнула глубоченко.
Поставила на скамейку.
Пошла она мужа будить.
- Ай, ты, мужа, Не спи дужа.
Будем-ка мы думу думать.
Думу думать – церкву строить.
Церковь строить, собор новый.
А в соборе, на престоле…
Пречиста Мать слёзно плачет.
Юрья, Егорья унимает.
- Не плачь, не плачь, Пречистая Мать.
- Ай, как же мне не плакати.
Мойго сына распинают.
Гвоздёв руки пробивают.
А ударили во все звоны.
Во все звоны – колоколы.
Сыра земля вздрогнулася.
Увсе люди здоровуалися.
С красным яйцом целовалися.

* Припев: «Христос воскрес, Сын Божий» исполняется после каждой строки.

ХРИСТОС ВОСКРЕСЕ
Тропарь Пасхи

Христос воскресе из мертвых,
Смертью смерть поправ,
И сущим во гробех
Живот даровав.

Вторым по значению после Пасхального праздника по праву можно считать в церковно-народном календаре период Зимних Святок. Начинается с Рождественского сочельника (24.12 ст.ст./6.01 н.ст.), включая праздники: Рождество Христово (25.12 ст.ст./7.01 н.ст.), день поминовения Василия Великого (1.01 ст.ст./ 13.01 н.ст.), Крещенский сочельник (5.01 ст.ст./18.01 н.ст.), Богоявление – Крещение Господне (6.01 ст.ст./19.01 н.ст.).
Среди Рождественских славлений в народном Православии имеется такое, где перечисляются все три главных праздника Зимних святок:

Против Василия порошье пало. Святый вечер.
Порошье пало. Святый вечер.
Потом, порошью Феденька походил.
Звонком позвонил, братьев побудил.
Вставайте, братцы, куйте топоры.
Рубите дубы, мостите мосты.
Как по тех мостах шли три попы.
Шли три попы, несли три свечи.
Перва свечка – Святое Рождество.
Друга свечка – Святый Василье.
Третья свечка – Святое Крещение.

Фольклористам хорошо известна в народном Православии жанровая и стилевая природы песен Рождественского цикла, как День рождения непобедимого Солнца (Митры). Издревле это сопровождалось народным ликованием, празднеством. В крестьянском быту святки считаются самым большим, шумным и весёлым праздником, которые проходят именно тогда, когда земледельческое население, обмолотив хлеб, покончивши со всеми работами, предаётся отдыху. Больше всего веселится молодёжь: её игры, песни, игры, гадания дают тон общему веселию, скрашивают унылую деревенскую зиму. В особенности большой интерес представляют святки для девушек; их однообразная трудовая жизнь, суровые деревенские будни скрашиваются волной свежих впечатлений от забав и развлечений. В избах на посиделках заливается гармонь, и толпы девушек бегают слушать песни под окнами. Это своего рода деревенский бал маскарад: девушки наряжаются в чужие сарафаны, закрывают лица платком, а то и наряжаются в мужские костюмы, чтобы знакомые парни их не узнали. Готовились к празднику загодя: девушки шили наряды, парни готовили маски и подыскивали для проведения праздника подходящую избу, чтобы подешевле и поболее была. Главная «карнавальная» интрига в том, что какой-нибудь парень из соседней деревне рядится девкой и дурачит какого-либо парня, заигрывая с ним, позволяя некоторые вольности. Развязка интриги нередко бывает комичной, когда провожатому «кавалеру», дружно всем карнавалом набивают полные штаны снегом. Нередко на посиделках разыгрывались народные, простодушные, самодельные комедии, где авторами и актёрами бывают деревенские парни. Игры не должны были содержать ничего такого, что оскорбляло бы чувства веруюших, не умаляла бы добрых обычаев старины. В период зимних святок на Руси испокон веков звучали разнообразные песни: колядки, авсеньки, щедровки, «Виноградья», подблюдные, игровые, посиделочные и другие. Кроме деревенской молодёжи в колядках нередко принимали участие и сельское духовенство. В старину весь декабрь считался месяцем возжигания Солнца всемогущим Перуном-Громовиком на радость всему живому на земле, жаждущим света и тепла. Нарождающемуся Солнцу, дающему жизнь всему живому: хлебам, скотине, травам, деревьям, людям. Человек старался всемерно помогать Солнцу зажжёнными кострами, громкими песнями, пляской. По мнению Афанасьева А.Н. «Так как около того же времени христианские правила установили праздновать Рождество Спасителя, называемого в церковных песнопениях «праведным солнцем, пришедшим с Востока», то древнеязыческий праздник рождающемуся Солнцу и был приурочен к Рождественским святкам; по мнению народа, высказанному в его обрядовой песне, Коляда нарождается накануне Рождества. К этому необходимо добавить, что вместе с перенесением новолетия на 1 января, мысль о нарождающемся Новом годе весьма удачно совпала со старинным мифом о рождении Солнца, движением и поворотом которого определяется обычная смена времени». Здесь будет уместным напомнить, что Индоевропейским, восточнославянским мифам о восхождении Солнца из моря, как рождение светоносного Сына богиней утренней зари (матерью Солнца), и купанием Его в молоке небесных коров. В малорусской колядке говорится о купании новорождённого Бога в море:

Божья Мать в полозе лежит,
В полозе лежит, сыночка родить;
Сына вродила, в море скупала.

ПРИСТАВАЛА КОЛЯДА

Приставала Коляда
Накануне Рождества.
Мы ходили, мы искали
Коляду Святую
По усеем по дворам,
По проулочку.
Нашли Коляду
У Михайла во дому.
Михайлов дом
Золотом обведён.
Детки – звёздочки,
Жана – солнышко.

«Выгляни в оконушко
И повыйди сюда,
И повынеси нам.
Чем хочешь дари:
Хоть пирогом,
Всем невесткам –
Всем по завескам».

НА МОРЕ, НА ЙОРДАНИ

На море на Йордани
Стояла Дева Мария,
Иисуса Христа породила,
В шёлкову ризу пеленала,
Добрымя людям наказала:
- Слушайте, добрыё люди,
Светлыё платья не носите,
Белы балахоны заводите.
Еретсы богомольсы
Потеряли клющи золотыё,
Нещем рай отворити,
Грешную душу пропустити.
Грешна душа согрешила.
В утробе младенса задушила.
Нет этой душеньке спасенья.
- Каляга-маляга, не осталось ли от заговенья?

РОЖДЕСТВО ТВОЕ, ХРИСТЕ БОЖЕ НАШ

Рождество Твое, Христе Боже наш,
Возсияй мирови свет разума,
В нем бо звездам служащии,
И звездо. Учахуся.
Тебе кланятися, Солнцу Правды,
И Тебе ведети с высоты Востока.
Господи, слава Тебе!
Дева днесь пресущественного рождает,
И земля вертеп неприступному приносит,
Ангелы с пастырями славословят,
Волхвие со звездою путешествуют.
Наш Бог роди-родился,
Отроче младый, предвечный Бог.

ХРИСТОС РОЖДАЕТСЯ, СЛАВИТЕ.
Канон и тропарь

Христос рождается, славите,
Христос с небес срящите.
Пойтя, Господи, вся земля веселия.
Рождество Твое, Христе Боже наш,
Возсия мирови свет разума,
И в нем бо звездам служащии
И звездою учахуся.

РАДУЙСЯ

Добрый вечер,
Ласковый хозяин.

Радуйся, радуйся, земля,
Сын Божий в мир родился.*

Мы к тебе, хозяин,
С добрыми вестями.

Будут тебе гости
Из святого града.

Сам Христос Спаситель,
И с ним все святые.

Первый гость желанный –
Рождество Святое.

А второй гость светлый –
То Мария Дева.

Третий гости предивный –
Иоанн Креститель.

На многие лета,
С милою семьёю.

* Данное двустишье исполняется рефреном, после каждой строфы.

Зимний солнцеворот, Рождество Христово и звезда – путеводительница волхвов важны для нас, прежде всего, потому, что они нашли своё отражение в словах народных песен и напевов, передающих солнечное настроение праздника народного Православия и христианского. Так в некоторых колядках поётся: «Коляда святая, Рождество Христово. Усё на престоле», что напрямую указывает на календарное соседство праздников Коляды и Рождества Христова. Кроме коляд, исполняемых в Рождественский Сочельник и в день Рождества Христова, в народной среде звучали мотивы храмовой музыки, почитаемых молитвами (рождественский тропарь, кондак и канон). В сёлах славили Рождество («Пришла Коляда накануне Рождества»), обходили дома с иконами, крестами, пели тропарь и кондак. Утром в день Рождества, как и во все иные праздники,
глава дома окуривал дом ладаном из лампады или кадильницы иконы. Славельщики, исполняя тропарь «Рождество Твоё, Христе Боже наш», называют его песней. После исполнения «Рождество твоё…», следуют такие слова:

Славите, славите,
Сами про то знаете:
Я по булочку пришёл,
По калачичек пришёл,
И по шанечку пришёл.
Хозяин во дому,
Што Адам во раю,
А хозяйка во дому,
Что аладья во меду.
Сею, вею, повеваю,
С праздником всех поздравляю,
С Рождеством Христовым!

Подобные пения Рождественского тропаря, свидетельствуют о том, что к жанру храмовой музыки славильщики относились, как к определённому календарному празднику народного Православия. При этом мелодия исполнения и музыкальная стилистика в основном остаётся в пределах традиционного календарного обрядового музыкального мышления.
Популярный в народе праздник Вход Господен в Иерусалим, отмечается за неделю до Пасхи. Народ приветствовал Христа с пальмовыми ветками в руках, устилая им дорогу Иисуса при въезде Его в Иерусалим на ослице. На Руси этот праздник именуется Вербным воскресением. По представлениям исконного народного Православия, в этот день принято хлестать ветками вербы людей и животных, с целью оберега. Ветки вербы, принесённые в этот праздник из церкви, хозяин даёт домашним животным в пищу в надежде, что это предохранит скот от падежа. Вербами постёгивали молодых невест, желая быть им чадородными. Ветками вербы крестьяне хлестали друг друга и своих детей, приговаривая:

Верба, верба
Верба хлёст,
Верба хлест,
Бей до слёз.
Верба синя
Бьет насильно,
Верба красна
Бьет напрасно,
Верба бела
Бьет за дело,
Верба хлёст –
Бьет до слёз!

Праздник Троицы отмечается в пятидесятый день после Пасхи, на десятый день после праздника Вознесения. В основе этого христианского праздника лежит учение о святой Троице, о трёх её ипостасях: Бог Отец, Бог Сын, Бог – Дух Святой. В этом выражается основной символ веры, утверждённым Вселенским Никейским собором в 325 году. Этот семидневный праздник, наряду с духовным устремлением человека к совершенству по Христианским представлениям, представляется ещё, как символ вечного природного обновления - сменой весны летом. На Руси в этот день по древнему обычаю, украшались жилища травами, берёзовыми ветками и цветами, также украшались храмы. Украшение в церкви пола, икон алтаря цветами и ветками, является привнесением обычаев ветхозаветной церкви, когда привносили в храм початки жатвы.

ВОТ СЕГОДНЯ ТРОИСА

Вот сегодня Троиса,
Земля травой покроется,
Скоро миленький придёт,
Серсе успокоится.

В Троису венки вязвли,
Отпускали по воде,
И с подругами гадали
О будущей судьбе.

В Духов день да на Троису
Гуляли с милым по лесу,
Под гармошку песни пела,
Не жалела голосу.

Девки в лес пошли, запели,
По лесощку раздалось.
Дорогого взяли в армию,
Гулять нам не пришлось.

Не забуду тот кустощек,
Где мил ветощку сломил.
Не забуду то словещко,
Что мне милый говорил.

Я ХОДИЛА, Я ГУЛЯЛА

Эй, я ходила, я гуляла,
В поле цветочки рвала.

Эй, а все цветы – пустоцветы,
Один аленький цветок.

Эй, а с того я со цветочка,
Совила девка венок.

Эй, а за тот же за веночек
Бросил миленький любить.

Эй, я ходила в чисто поле
На крутую на гору.

Эй, я копала зло-коренье
С под белого камня.

Эй, а я мыла зло коренье,
Чисто-начисто его.

Эй, я крошила зло-коренье,
Дробно-надробно его.

Эй, я сушила зло-коренье
Сухо-насухо его.

Эй, кипятила зло-коренье,
В меду-патоке его.

Эй, я поила сваво друга,
Пьяно-напьяно его.

Эй, знай-ка, знай-ка, красна девка,
А чем дружка напоить.

Эй, знай-ка, знай-ка, красна девка,
А где дружка положить.

Эй, положу я сваво друга
Между трёх больших дорог.

Эй, один русский, другой бугский
Третий киевский большак.

Эй, а на этих на дорожках,
Там скончалася любовь.
Эй, там скончалась, распрощалась,
От слез, река протекла.

Эй, течёт речка-водотечка
Без крутого бережку.

Эй, живёт девка, живёт красна
Без милого без дружка.

Если в обрядовой и поэтической сторонах древнего народного мелоса находится постоянная связь христианства и народного Православия, то в собственно музыкальных проявлениях возникает иная картина – Троицкие песни имеют явно архаическую основу, не связанную с христианской храмовой музыкой. Народ не мог всецело отрешиться от образов и верований, созданных древними народными традициями, для этого ему надо было полностью отказаться от родного языка. Народ не мог отрешиться от заветов предков, от убеждений, подсказываемых ему родным языком, он вносил их в новую христианскую религию и пользовался всяким поводом к сближению и даже случайным созвучием слов.

А святой Илья по межам ходит,
Ой, люли, люли, по межам ходит.

По межам ходит, житушко родит,
Ой, люли-люли, житушко родит.

Зароди, Боже, жито густые,
Ой, люли-люли, Боже, густые.

С одного зерна – коврига хлеба,
Ой, люли-люли, коврига хлеба.

В большинстве случаев песни народного календаря приурочены к христианским Православным праздникам, связаны с ними словесно, но по музыкальному характеру чаще выражены в стиле традиционных дохристианских обрядовых мотивов, как бы приспособив их привычную древнюю стилистику новому содержанию. С точки зрения музыки, новые стилистические средства гармонично переплетаются с интонационным строем древних коляд и уже усвоенных народом церковных песнопений. Интересно отметить, что и в вертепном представлении переплетаются поздние и традиционно-почвенные стилевые изобразительные и музыкально-поэтические элементы. Русский народ сумел переосмыслить строгое евангельское повествование на свой лад, смог увидеть в них реальность человеческих страстей, озвучить всё действо таким образом, чтобы это было близко, понятно и доступно и духовным семинаристам и простым крестьянским детям. Искусство, вышедшее из храма, на новом уровне вернулось в мир, в избу, на ярмарку, в природу. Русский человек в мировоззрении и миропонимании остаётся верен себе, несмотря на смену эпох, цивилизаций нравов. На смену средневековым страхам приходит открытость и радость бытия. Вертепные представления наполнены радостью общения с божеством, гармоничным многоголосьем пением при исполнении музыки православного народного календаря.
К условно приуроченным жанрам можно отнести Троицкие частушки, как жанр фабричного происхождения в XIX веке. Так что в один и тот же календарный период в разных концах села, одновременно могли петь колядовщики и христаславы шедшие со звездой и исполнять календарные обряды нового времени, приуроченные к крестьянскому календарю. В этом своеобразно проявлено русское двоеверие как особое свойство русской народной музыкальной культуры. Традиционное религиозное, национальное самосознание русских людей, сохранение музыкального фольклора способствует органичному воспитанию новых поколений русских людей, сохранению и приумножению национальных культурных ценностей. Сохранение русского двоеверия и связанных с ним культурных традиционных ценностей, является наиважнейшей задачей современного искусствоведения.

СЕМЕЙНО-БЫТОВЫЕ ПЕСНИ

* * *

Батюшке я говорила,
Света государя упрашивала:
«Батюшка, побывай у меня,
Свет государь, погостюй у меня!
У меня ли молодой сине море у ворот,
Гуси-лебеди купаются,
Щучки, плотички хлобыщутся,
Малые карасики по бережкам лежат,
Красные девушки умываются,
Белятся и румянятся,
Русые волосы расчёсывают,
Алые ленты выплётывают.
Батюшка, побывай у меня,
Свет государь, погостюй у меня!»

* * *

Соловей мой, соловеюшко,
Соловей мой, родной батюшко!
Полети, мой соловеюшко,
На родимую сторонушку,
Ты спроси, соловеюшко:
Кому воля, кому нет воли, гулять?
«Красным девушкам есть волюшка,
Молодушкам нету волюшки;
У молодой у молодушки
Три великие заботушки:
Как уж первая заботушка –
Чужа дальняя сторонушка;
А другая-то заботушка –
Что лиха больно свекровушка;
А третья-то заботушка –
Муж, удалая головушка!
Не пускает муж на улицу гулять,
Не велит мне ни скакать, ни плясать,
Ни с молодцами в короводы поиграть,
А всё с ним, как с идолом, сиди,
И день, и ночь всё ниточки пряди!»

* * *

Сижу я, млада, на печке одна,
Заплатки плачУ, приплачиваю,
Мужа браню, прибраниваю:
«Какой ты мне муж? Какой муженёк?
Продай, муж, корову с лошадкою!
Купи, муж, саян – широкий подол.
Душегрейку камчатненькую.
Купи, муж, кокошник косой, золотой,
Ещё ожерелье жемчужненькое.
Я, молода снаряжуся,
К обедне пойду, людям покажуся…
Ах, люди-то скажут: «Чья это така?
Чья это така? Купецка жена!»
Обедня отходит – мой милый идёт;
Мой милый идёт, саночки везёт;
Саночки везёт и хомутик несёт:
«Младая жена, впрягайся сама!
Впрягайся сама, да в лес по дрова!»
Заехал в целик, наклал воз велик.
На горку он идёт – прихлёстывает,
Под горку он идёт – присвистывает;
Не то мне досадно, что воз велик,
А то мне досадно, что муж на возу;
Что муж на возу об одном глазу.

Список используемой литературы:


[1] Калинский И.П., Церковный-народный месяцеслов на Руси., М., 1997, с. 83
[2] Даль В.И. Толковый словарь живого великорусского языка, т.1, - М., 1989, с. 419
[3] Духовное наставление преподобного Серафима мирянам и инокам. – Издательская группа Свято-Троице_Серафимо-Дивеевского женского монастыря, 2003, с.9
[4] Русское народное поэтическое творчество, т. 1. Очерки по истории русского народного поэтического творчества X-XIII вв. – М. – Л.,, 1963, с. 238
[5] Емченко Е.Б. Стоглав. Исследование и текст. – М., 2000, с. 399.
[6] Там же, с. 399-400
[7] М.А. Краснова. Русский фольклор. М., изд. «Олимп», 2002, с. 388-389
[8] Русская идея. Сборник статей. – М., 1992, с. 301
[9] Рерих Н.К. Россия. – М., 1992, с. 32
[10] Нидерле Л. Славянские древности. – М., 2000
[11] Мехнецов А.М. Песни Псковской земли. Вып.1. – Л., 1989, с. 121.
[12] Там же, с. 121
[13] Там же, с. 121.
[14] Рубцов Ф. Соотношение поэтического и музыкального содержания в народных песнях. Статьи по музыкальному фольклору. – Л. М., 1973, с. 120
[15] Мехнецов А.М. Песни Псковской земли. Вып. 1. – Л., 1989, с. 279
[16] Разумовский Е.Н. Традиционная музыка Русского Поозёрья. № 38, 39. - С.Пб., 1998, с.56
[17] Максименко Н.Ф. (д. Церковище)
[18] Коринфский А.А. Народная Русь. – М., 1995, с. 183
[19] Зайцева Е.А. Музыка русского народного календаря. М., МГК им. П.И. Чайковского, 2005
[20] Громыко М.М. Мир русской деревни. – М., 1991, с. 404
[21] Афанасьев А.Н. Поэтическое воззрение Славян на природу. Т. 3. – М., 1995, с. 343
[22] Махнецов А.М. Песни Псковской земли. Л., 1989, с. 21, с. 104, с. 107, с. 108-109
[23] Афанасьев А.Н. Поэтические воззрения славян на природу. т. 3, -М., 1995, с. 368





Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 3456
© 31.08.2013 Александр
Свидетельство о публикации: izba-2013-867960

Рубрика произведения: Разное -> Литературоведение















1