Взрыв в Москве 10 мая 2009 г. Мы думали, это война...


Взрыв в Москве 10 мая 2009 г. Мы думали, это война...
 

Нынешнее время в России можно назвать временем катастрофы. Да и не только в России. В мире словно сорваны тормоза: идет большой геополитический передел, время терроризма, региональных войн, терактов и техногенных катастроф.
Не знаю, можно ли привыкнуть ко всему тому, что нам пришлось пережить и увидеть. Но одно дело - видеть бомбардировки Белграда или Ирака, взрывы метро и домов, захват заложников – но по ТВ. Другое дело – быть «по ту сторону экрана», в самом пекле. Не дай Бог вам пережить такое!
Техногенную катастрофу в ночь с 9 на 10 мая 2009 года в Москве я не хочу сравнивать ни с какой другой бедой, пусть и большей по масштабам - они все страшны. Я хочу рассказать о том, что мне пришлось пережить.


День Победы со слезами на глазах



Девятое мая 2009 года. День Победы. Наш самый родной, самый большой и светлый праздник. И самый горький – с болью обо всех погибших, и о моих близких, павших в той войне. И с глубокой благодарностью к поколению, ушедшему на войну, отстоявшему нашу Родину. И со слезами от того, как их осталось мало. Уходит поколение отцов-фронтовиков, которое я помню молодым.
…Над Красной площадью пролетает военная авиация. Смотрю с замиранием сердца. Ведь я работала военкором в газете ВВС и ПВО, к военной авиации у меня особое отношение. Браво, ребята. На вас вся надежда! Но как горько – ведь о развале армии я знаю не понаслышке.
Через час они пролетят над моим домом на Юго-Западе Москвы. В прежние времена, пролет над столицей России такой техники был запрещен. Сейчас они летят низко, слышен рев моторов, и мне так хочется помахать им рукой, сказать, держитесь! И верить, что настанут в России лучшие времена и не будут опускать армию до предела.
Но как забыть самоубийства в армии в середине девяностых, сокращение «по-живому», когда выбрасывали их на улицу, выводя войска из той же ЗГВ в «чистое поле», когда летных часов в год вместо положенной нормы – всего пять, и на те нет топлива. Как забыть, что наша военная техника продается в страны Третьего мира, но только не в нашу армию, а часть русского неба не защищенная ПВО - величиной в целую европейскую страну!?
…На душе тревожно.


За два часа до взрыва


За два часа до катастрофы в честь праздника отправилась в ближайший супермаркет – скромно накрыть стол. Назад решила ехать на автобусе. Время 21-30. На остановке кроме меня какой-то пожилой кавказец, спросивший, скоро ли подойдет маршрутка с определенным номером. Я маршрутками пользуюсь редко и номеров не знаю. Спрашиваю:
- А вам куда?
- На Большую Очаковскую, - отвечает полный невысокий грузин лет пятидесяти, слегка подвыпиший.
Потом, после катастрофы, я не раз вспоминала все сказанное им. Мне кажется, что этот человек оказался в нашем районе не случайно.
Большая Очаковская – адрес здания, рядом с которым прорвало газопровод.
Автобуса все нет, а этот человек явно хочет поговорить.
- С днем Победы! – говорит он: - Хороший праздник, наш общий.
- Лучший праздник! С днем Победы! – отвечаю. Не знаю, как реагировать на его желание поговорить. Да и что я могу ему сказать? В Москве кавказцы крышуют рынки и бизнес, содержат кафе и рестораны. Снимают квартиры. Азиаты работают у нас консьержками в подъездах. Видела, как молится одна такая своему аллаху в нашем подъезде. С виду маленькая и безобидная, да и жизни ее не позавидуешь. Дарю ей одежду иногда. Но боязно. Что у них на уме?
А регистрация продается, даже если покупатель – Бен Ладен. Плати деньги – и ты в Москве «на законных правах».
Ловлю себя на мысли…
Москва. Столица России. Она меняет лицо. И говор. Лет тридцать назад Москва была другой. И власти были другими. Сейчас нас все меньше. Русские вымирают. Кавказ и Азия наступают. Эта проблема захлестнула не только Россию, но и Европу. Она желтеет и чернеет, о чем пишут европейские политологи.
Навязчивый сосед по остановке увлеченно рассказывает мне про то, какой Саакашвили хороший. И не псих вовсе, мол, сцена с галстуком – фотомонтаж, и оболган он «вашими» ( то есть нашими, русскими) СМИ. И пенсию он якобы пенсионерам платит в размере 2 тысячи долларов.
- А деньги откуда? – спрашиваю фаната грузинского правителя.
Он делает вид, что не расслышал вопрос.
Говорить ему, что я думаю о Саакашвили, не решаюсь – мы на остановке одни, а человек, я как уже начинаю понимать, и не пьяный вовсе, а скорее в состоянии аффекта.
На мой вопрос:
- Вы давно в Москве живете? – он ответил: - Лет двадцать…
- Я уважаю грузинский народ и грузинскую культуру, - говорю я, - но у меня иное мнение о Саакашвили.
Говорить ему более резко - опасно.
Наконец приходит автобус, и я рада, что могу избавиться от странного собеседника.


Мы думали, что началась ракетно-ядерная бомбардировка Москвы.
Хроника первой минуты


Моя жизнь разделилась на две. До катастрофы и после ноля часов двадцати пяти минут 10 мая.

Полночь. Сижу у телевизора за столиком со скромным ужином. Смотрю фильм про войну. Ну, вот и наступило десятое мая. Светлая память погибшим! Время идет, жизнь продолжается…
Грустно…
В двадцать пять минут первого за окном раздался сильный хлопок.

Первая секунда…

- Какой салют ночью?… странно…
Бросаюсь к окну и мгновенно цепенею – ослепительно яркий, немигающий оранжевый свет заливает окрестности. Пламя высотой ( по моим т первым оценкам) в полкилометра совсем близко, прямо в окна – через маленькую рощицу… Как потом выяснила по карте – на расстоянии 600 метров. Оно уходит в небо до высоты полета вертолетов. И – оглушительный рев, напоминающий рев моторов военных самолетов, если находиться прямо рядом с ними, только сильнее. Низкий и страшный гул.

Вторая секунда…

Мгновенно закрываю открытое окно - его стекло уже теплое.
Кидаюсь в глубь квартиры. Температура растет по секундам.
Трудно поверить в случившееся – сознание отчаянно протестует, но ясно одно - по Москве нанесет ракетно-ядерный удар.
О том, что Америка готовит его, много писали, в Пентагоне есть потенциальный ( не известно, насколько он реален, но тем не менее) план нанесения удара, назначенный на 2012 год.
Господи, неужели это конец? Как хочется жить! Сознание расколото – словно смотрю все происходящее в кино, и не могу до конца понять - ЧТО ЭТО СЛУЧИЛОСЬ! ЯДЕРНЫЙ УДАР ПО РОССИИ!

Бегу в ванную комнату как в самое защищенное от радиации место.

Третья-четвертая секунды…

Что делать? Как уцелеть? Лечь на пол и прикрыть голову руками? Нет, глупо. Если это атомная война, то мы обречены. Никакое укрытие внутри дома не спасет.
Вспоминаю Гражданскую оборону. Если это атомный удар, то явно не по нашему району, иначе бы дома уже попадали как спичечные коробки. Наверное, удар нанесен по всей России и у нас – только его последствия - рядом произошло возгорание какого-то здания, и вероятно, такая картина сейчас по всей Москве. Цела ли Россия? Это война?

Одна минута после взрыва

Выскакиваю в межквартирный холл. Наш дом современный, холл большой. Подбегаю к металлической двери, ведущей к лифтам. Открываю ее и вижу, что точно такой же оранжевый свет бьет и с другой стороны. Если это ракета без ядерной боеголовки, то свет не должен быть таким: равномерным, отовсюду.
Из квартиры напротив выскакивает Светлана, моя соседка.
- Света, это атомная война?
- Не знаю…
- Похоже на ракетный удар. Что делать?
- Там мои на улице… - Светлана кидается к окну и кричит что-то ( ее окна выходят на другую сторону, мои – на огонь).
Машинально она закрывает дверь перед мной. Я звоню ей и кричу:
- Света, мне страшно, давай спасаться вместе!
- Бежим на улицу, - кричит в ответ она.
Замечаю, что я в одних носках, выбежала даже без тапочек.

- Надо уходить из дома и искать бомбоубежище… - кричит Света. Я бегу в квартиру, обуваю первую попавшуюся обувь, бегу к лифту…



Пять минут после взрыва…
В Кремле переворот?



Путь минут после взрыва…
Мы стоим в оцепенении во дворе, мы – одни из первых беженцев, нас человек десять.
Никто ничего не понимает. Состояние не то, чтобы паники, но близкое…
- Ребята, не паникуйте, думаю, это все-таки не ядерный удар, - я вспоминаю все, что знаю о военке. – Главное – пока нет ударной волны! И свет в окнах, значит, нет и электромагнитной. Дома стоят. Скорее всего, это не ядерная ракета, простая… Но взрыв должен был быть другим. И нет воронки… Будет ли следующий удар - вот что сейчас важно…

Температура на улице растет, как и в квартирах.
Народ стал выбегать из домов всего микрорайона…
Скоро на газоне за моим домом и дальше, в перелеске, собрались уже сотни людей… или тысячи… трудно оценить людское море…

Света стоит рядом.
- Свет, ты говорила про бомбоубежище? Где оно? В наших домах его нет!
- Вот в том новом доме кажется есть…
-Если еще раз ударят, не успеем! Тут метров триста…

В толпе разговоры.
У меня одна мысль – девятое мая – всенародный праздник. Наверное, в Москве переворот. Что стало известно в США и они в ответ нанесли удар ракетами.
- Что в Кремле? Есть ли вообще сейчас какое-либо правительство в России? Знает ли правительство, что происходит в Москве? Я отношусь оппозиционно к властям. Но сейчас меня интересует одно – определенность. И судьба России.
Никто ничего не знает.
У многих с собой мобильные телефоны. Люди пытаются звонить в МЧС и в другие службы. Но они почему-то молчат.

Наконец кто-то сообщает: - Прорыв газопровода…

Это наверное сейчас прозвучит чудовищно, но только для тех, кто не пережил всего этого нечеловеческого ужаса – первых минут, когда была уверенность в начале Третьей Мировой войны: известие о техногенной катастрофе мы восприняли с радостью! Главное – Москва жива, Россия жива!!! И теперь нужны четкие и оперативные действия, чтобы выжить. Но шанс есть.

Однако страх, было отпустив, снова наваливается – уже новый, исходя из полученных данных…

Гул по-прежнему страшный, какой-то нечеловеческий, космический, он заглушает разговоры. Пламя высотой как потом оказалось все-таки не полкилометра, а триста метров, разогрело весь квартал. На улице африканское лето.

Пламя возвышается над всеми нашими домами. Если взять четыре-пять моих высотки в двадцать два этажа каждая и поставить их одну на другую, то получится как раз триста – четыреста метров.

Мы стоим за домом, выходить на освещенные части нельзя – пламя слепит и от него идет жар. Странно, что нет искр – из-за сильнейшего напора, который был в газопроводе, оно бьет в небо вертикальной стрелой, озаряя округу на многие километры.
За домом – боковая дорога и лесок. Дорога забита машинами. Сказали, что Мичуринский проспект перекрыт. Все машины оттуда ринулись сюда, здесь пробка – затор. Многие хотят выехать, но почти не могут. Почти, потому что машины все-таки медленно едут, со скоростью пешехода…
Как потом прочитала в Интернете, пламя видно не только по всей Москве, но и в сорока километрах по каширскому шоссе.
От моего дома до места взрыва всего шестьсот метров. Но есть дома и ближе.


Отчаянный рывок.
Три минуты риска


Теперь я понимаю, как работает сознание в минуты предельной опасности для жизни. Время растягивается и успеваешь сделать то, что немыслимо сделать в столь короткие и важные для спасения мгновения.
С мыслью о том, что я – в домашней одежде ( треники и майка) без копейки денег, без документов – приходит одновременно в твердой решимостью вернуться в дом, находящийся практически ( при таких масштабах катастрофы, которую потом назовут крупнейшей катастрофой в Москве за полвека) на краю пламени.
Возвращаться в дом страшно. Но надо.
Вбегаю в безлюдный подъезд, навстречу уже никого – все. Кто мог – дом покинули.
Странно, но электричество есть - в брошенных квартирах не погашен свет.
Лифт работает!!! Это счастье. Бежать на один из верхних этажей высотки мне не по силам, да и времени может не хватить.
Лишь бы только лифт не остановился, лишь бы не застрять в доме на краю пламени!
Одна, две, три секунды… В лифте тепло и душно, но он едет… словно в мирное время…
Господи, помоги!
Двадцать секунд – остановка. Мой этаж. Открываю тяжелую металлическую дверь, ведущую в межквартирный холл. Кидаюсь к своей двери. Рука от волнения легонько дрожит, но ключ я смогла вставить. Ключ не поворачивается!!! Неужели все? Дверь перекосило от температуры? Что там, за дверью?
Вроде огня не чувствуется – иначе был бы дым и жар.
Три секунды – дверь наконец открыта. Виной задержки – мое волнение. Так. Не расслабляться! Считаю мысленно секунды…
Один – включаю свет…
Два – три – четыре…
Ищу в тайнике деньги – стратегический запас на пару месяцев, кидаю их в сумку…
Пять – бегом к ящику с документами…
Шесть… открываю ящик, вот, так…
… паспорт есть, заодно попался и диплом МГУ. Пусть будет…
… сберкнижка на черный день…
Главное, найти ключи от другой, родительской квартиры.
Они, к счастью, сейчас на даче под Москвой и о случившемся не знают…
Ключи есть, но не те. Второй экземпляр моих же. Господи!...
В квартире светло и жарко… оранжевый свет и свет лампочки не смешиваются, этот ужасный оранжевый фон – марсианский…
Квартира как ловушка… как не мой дом, а западня, в любую секунду готовая взлетать на воздух или взорваться адским жаром пламени изнутри…
Семь – восемь секунд… наконец ключи найдены…
Кидаю все в сумку, на ходу одеваю поверх треников бархатные брюки – ведь мне ехать ха пределы места катастрофы, а там может быть и прохладно.
Все, надо выбегать…
На ходу хватаю пачку сигарет и зажигалку, благо, что помню, где их бросила…
Странное дело – сигареты взяла, а сердечные препараты – нет. А ведь у меня больное сердце…
В прихожей с вешалки хватаю в охапку куртку. Одевать ее некогда, как и менять одежду…
Закрываю квартиру и, - стремглав бегу к лифту. В доме уже нет никого, и это хорошо- лифт ждет меня на моем этаже…
Теперь лишь бы он успел меня вывести…
Лифт ползет медленно, слишком медленно! Считаю секунды, прошу Господа помочь…
Двадцать секунд в лифте… как целая жизнь…
Доеду ли?...

Ну, вот я и на улице…
Там ничего не изменилось, только стало еще жарче….


( Продолжение следует…)


Звуковой файл - запись эфира радиостанции "Эхо Москвы", 10.05.09 - (2 часа 40 минут ночи)





Рейтинг работы: 347
Количество рецензий: 8
Количество сообщений: 6
Количество просмотров: 1390
© 20.05.2009 Виолетта Баша
Свидетельство о публикации: izba-2009-86303

Метки: Москва, взрыв газопровода, Озерная, Большая Очаковская, техногенная катастрофа, ядерный удар,
Рубрика произведения: Разное -> Репортаж


Николай Шульгин       20.08.2011   04:40:25
Отзыв:   положительный
Настоящий журналистский профессионализм - не растеряться в такой ситуации,
а хрономертировать и описать все поминутно.
RadaSvetlajaI       07.12.2009   13:11:41
Отзыв:   положительный
Виолетта,родная(((
Я не в силах что-то писать,после услышанного!!!!!!!!!!!
Как ты смогла все это выдержать???????????????
Страшнооооооо!!!!!!!!!!!!!


Я была свидетельницей пожара в соседнем доме и у тёти домишко сгорел.
Это ничто по сравнению со сказанным тобою...............
Забудь ,родная...,хотя этого не забыть никогда!!!!!!!!!!!!!!!
Это такая психотравма всем ,кто был рядом!!!!!!!!!!
Спасибо тебе,милая и дай,Боже,здоровья и сил всем родным твоим .
С огромным уважением и теплом,Светлана.


Виолетта Баша       07.12.2009   22:43:10

Да, было страшно. Потом даже разговаривать не могла дня три.
Но все проходит, уже даже и не вспоминаю. Только когда гул с улицы, бегу к окну, это все еще рикошетом бьет страх. А над домом часто самолеты заходят на посадку, идет гул, похожий на тот, что был в техногенной катастрофе, только слабее. Рев...
Первф месяц было страшно ложиться спать - вдруг снова?

Спасибо, Светлая моя девочка,
Счастья тебе и самых ярких и светлых образов в творчестве!
Игорь Дадашев       15.11.2009   02:41:11
Отзыв:   положительный
А я за сутки до этого весь день гулял по Москве с магаданскими друзьями, давно обосновавшимися в столице, мы шлялись по Красной площади и близлежащих улицах, сидели в пивном баре, смотрели хоккейный матч, радовались вместе со всеми нашей победе, потом я уехал ночным поездом в Питер к другим магаданским друзьям и утро 9-го мая встретил там. Принял душ в коммунальной ванной, проснулись соседи, жена и дочь моего друга. Попили чай и на дачу в пригород, где два дня пролетели только так. А я даже и не слышал об этом взрыве...
Жутковато Вы его описываете!
Виолетта Баша       19.11.2009   05:48:34

Благодарю за визит на мою страницу. Извините, что пишу с опозданием, много серьезных проблем в реале. Отец болен. Зайду к вам, дайте только немного времени.
Чеширский Кот       05.06.2009   00:30:00
Отзыв:   положительный
Уважаемая Виолетта Баша!

Вы написали, что продолжение следует. А когда же оно будет? Я уже целый месяц волнуюсь, удалось ли Вам спасти свой красный диплом? Не посинел ли он после взрыва и пожара?

Ваш преданный читатель

ЧК
:)))))))))))))))))))))))))))))))))))))))))))))))
Виолетта Баша       05.06.2009   06:47:00

Про красный диплом лучше почитать в другом рассказе))))))))))))))))))))))
"Мой компьютерный гений", называется.
Лев Фадеев       25.05.2009   20:31:00
Отзыв:   положительный
Вернулся с дачи, а мне коллеги рассказывают про немыслемые пробки, про расплавленный асфальт, но что было такое не представлял. Теперь картина
происшедшего ясна. Зато узнал, что и вы живёте в Москве, тоже тепло, но уже другого качества. Буду ждать продолжения репортажа. С уважением .Л.Ф
Лев Фадеев       25.05.2009   22:55:00

Читать - немыслимые. Редактор Л.Ф
Виолетта Баша       27.05.2009   16:59:00

Лев! Что-то пока нет сил на продолжение репортажа. Хочу все просто забыть. Но дописать бы надо. Попозже.
А насчет в Москве, рада, что и вы. Может быть, напишите мне на мейл
redactor3@yandex.ru
Александр Змейков       20.05.2009   17:09:00
Отзыв:   положительный
Да, первая мысль была, когда услышал о прорыве по "Эхо Москвы" - "боже, там же столько людей ! это же центр москвы ! В домах ловушки душегубки будут !" Очень здорово, что жители легко отделались. Счастье есть.
Виолетта Баша       28.05.2009   04:00:00

Можно сказать и так.
...Пронесло.
Сeргей Медвeдeв       20.05.2009   16:23:00
Отзыв:   положительный
"Повезло" же, что называется! Не дай Бог еще раз провести такой "репортаж", так ведь?
Какая-то символика была в том взрыве... "Завтра" считает (кажется, А.Фефелов), что это душа СССР ушла из страны с грохотом и вспышкой... не хотелось бы... пусть лучше вернется - даже с грохотом!
Мамаша Дорсет       20.05.2009   14:39:00
Отзыв:   положительный
У ужаса много лиц...









1