"Я счастлив был тобой...", ч. 2-я, картина 4-я.


Картина четвертая

Лужайка у водяной мельницы близ Михайловского. На бревне сидят: режиссер- постановщик, автор и женщина-художник. Слышен рассерженный и тревожный шум воды.

Режиссер (так же рассерженно, листая папку с текстом пьесы): А это вообще не поддается... (К автору) Вы знаете, что у вас написано в ремарке к концу третьей картины?

Автор ( смущенно): Точно не помню, но, по-моему, не то, что мы видели.

Режиссер: Так вот слушайте! «Пушкин берет Олену на руки и уносит со сцены. Афоня грустно смотрит им вслед. С двух сторон на холм поднимаются жандармы в красных мундирах»

Автор: Так и написано: «... в красных»?
Режиссер: Так и написано... (Издеваясь) Ну уж точно не «женщина в белом платье»... Они играют, как хотят...

Художник: Они играют, как это должно быть...

Режиссер (швыряет папку на землю): Бросьте выдумывать! Во всех мемуарах подтверждается факт ссоры Пушкина со своем отцом по поводу слежки... А он отказался вообще играть эту сцену! И что он нам сказал?

Автор: «Не следует выносить семейные дрязги на всеобщее обозрение...»

Художник: Как хорошо сказал! Особенно сейчас... Все тащат на экраны телевизоров свое грязное белье, а бойкие мальчики делают на этом свою карьеру.

Режиссер (в гневе): Не надо сравнивать! У нас серьезный театр, мы ставим пьесу, которую единогласно принял художественный совет, а вы нам про какое-то телевидение!

Художник (смеется): Не надо сердиться. Сохраните свои нервы для третьего акта. Там, я думаю, Александр Сергеевич, вообще откажется играть то, что здесь написано..

Поднимает с земли пьесу и протягивает ее режиссеру-постановщику. Тот брезгливо берет и ее и тут же передает автору.

Режиссер: Вы хоть перечитывайте перед каждым спектаклем, что вы тут понаписали.. Сегодня вы забыли, что у вас жандармы в красных мундирах, а завтра окажется, что Пушкин у вас блондин...

Художник (смеется): … с татуировкой на левом плече: «Я помню чудное мгновенье». А вот , кстати, и он. И опять одет не по форме.

Вся троица быстро скрывается за кулисами. По тропинке, ведущей к усадьбе, появляются мельник и Пушкин. На нем крестьянский армяк и летняя крестьянская шапка с короткими полями.

Мельник: А вода шумит тревожно, потому что весна на дворе, а скоро и лето. Вот она и просится на волю, не хочет колеса вертеть. В запруде успокоится маленько, отдохнет и побежит себе к самому синему морю, которому, говорят, конца и края нет. Вы, барин, бывали когда-либо у моря?

Пушкин (задумчиво): Бывал, Архип, бывал... И у теплого моря пришлось порезвиться, у нашего, петербургского, поскучать. Напрасно твоя говорливая вода к нему торопится... Ты посмотри, какая здесь ей красота! Кувшинки по ней плавают, березы да ивы в нее смотрятся. А там затеряется она в сером просторе и станет соленой и холодной, и ветру послушной. Она еще вспомнит твою мельницу и загрустит о ней...

Мельник: А вы, барин, словно сами у воды выросли. Сурьезно о ней говорите, как о человеке каком...

Пушкин: О человеке так не скажешь: много грязи в нем... Пока отмоешь, до сути доберешься, глядь! - и жизнь прошла...

Мельник: Это вы правду сказали, барин... В писании сказано, что за грехи наши нам ответ там держать... (Вскидывает голову кверху). Только больно хочется, чтобы злодеи наши и на земле помучились... Но такое только в сказках бывает...

Пушкин: А ты много преданий знаешь? Ведь, слышал я, что место у мельницы самое таинственное, много там чудес происходит...

Мельник: О чудесах не скажу, но порой бывает, что из воды видения всякие появляются.

Пушкин: Какие, например?

Мельник: Бывает, леший к водяному в гости зайдет. Знамо дело, бучу поднимут, вода по заводи кругами ходит, волна аж по срубу хлещет, как в море-акияне... В окно выгляну и вижу на глубине две фигуры: одна вроде желтая вся, словно в листья осенние одетая, а другая зеленая вся, как жаба...

Пушкин: А не со сна ли тебе это привиделось? Иль может к тебе в тот вечер кто со штофом заходил?

Мельник: Да разве можно, барин? У меня здесь хозяйство мудреное, нельзя на пьяную голову им управлять, А присниться такое навряд ли может. Я же говорю тебе, что леший - рыжий, как лист с березы, а водяной, прямо как несваренный рак, а глаза у него красные. Осенью такое бывает, перед тем как холодам придти. Мне еще моя бабка говорила, что холода для всех нечистей хуже смерти, вот они и бесятся перед ледоставом.

Пушкин: А русалка тебе, случайно, не являлась?

Мельник: А как же, была... Один раз, помнится, на Купалу дело было... Девки за рекой хоровод водили, а она вынырнула, за колесо рукой держится и на огонь смотрит... А сама вся такая тонкая и будто из стекла сделана, звезды сквозь нее видать... А в другой раз она на берег вышла, на бережке присела и начала косы заплетать. Я тогда даже рассмотрел, что ног у нее нету, а заместо их — хвост... Я старикам рассказал, а ни мне толкуют, что не наша это русалка...

Пушкин: Почему?

Мельник: А потому что у нас в Михайловском ни в кой век утопленниц не было … А русалками становятся девки, что себя порешили, в воду сиганув... А бабка Матрена, которой уже за сто лет, рассказала мне историю про одну русалку и решила так, что она-то мне и привиделась.

Пушкин: Так расскажи и ты мне ее...

Мельник: А чего не рассказать, коль вся история короткая и ясная... Князь соблазнил девчонку из народа, а потом, как водится, женился на богатой... Ну, а обманутая любила, видно, его всей душою, да позора и побоялась … Побежала на берег реки да и утопилась... Но Бог не дал ей умереть, а превратил в русалку. И уже на дне речном родилась у нее дочь.... От князя, ведомо.. И вот уже много лет выходит она на берег по ночам, желая встретить своего погубителя и отомстить ему...

Пушкин: Ну и что, встретила?

Мельник: Покамест нет... Князь старый стал, редко на реку приходит... Но там его отец русалки нашел, который после ее утопления с ума сошел и вороном себя кличет... Матрена говорит, что он мельником был, как и я... Он князю многое напомнил, и тот как-будто загоревал от того, что девку эту загубил... Ему бы раньше о ней было подумать... Только баре наши тешатся, вперед не заглядывая: а что же дальше с этим человеком будет?

Пушкин (вздрогнув и отвернувшись в сторону): Ты, мельник, прав Минутою живем и только для себя....
Мельник: Что, барин, вы сказали?

Пушкин: Нет, ничего... Печальную историю ты рассказал мне...

Мельник: А я что-то за свой век веселых историй не припомню... Похоже, наша жизнь так устроена: веселье забывается, а печаль остается...

Пушкин ( про себя) А остается она, чтобы мы помнили себя людьми, а не скотами...

Мельник: Опять я, барин, вас не расслышал... Вы не берите больно на душу мой рассказ. Чего только на этом свете не случается.... А, может, и не было этого вовсе... Матрена чего только не порасскажет..
.
Пушкин: Так ты сам мне говорил, что видел русалку на дне запруды...

Мельник: А коли мне это привиделось? Листья на дно ложатся, чего только не увидишь там... И рыжего лешего, и водяного в зеленой паутине, и русалку, как стекло прозрачную... Вон матушка ваша идет, небось, вас ищет.

Надежда Осиповна: (приближаясь к мельнице): Сашенька, я всюду ищу тебя, а Ольга, дворовая девка наша, сказала мне, что ты на мельницу пошел.

Пушкин: Ты видела Олену?

Надежда Осиповна: Да, спряталась у няни и плачет отчего-то...

Пушкин: Плачет?

Надежда Осиповна: Да, плачет... Небось, отец ее за что-то отругал... Он строгий у нее: за каждую малость наказывать готов... А я хочу тебе новость сообщить...Мне из Тригорского передали, что Анна Керн к ним на днях приезжает... Ты помнишь ее?

Пушкин ( рассеянно): Еще б не помнить...

Надежда Осиповна: Ты в молодости волочился за ней изрядно, не так ли?

Пушкин: Не то слово — волочился... Я был влюблен в нее, как паж в свою хозяйку... Страдал, не спал ночами, стихи марал... И рвал их на клочки, как недостойные ее...

Надежда Осиповна: Ты нынче что-то больно откровенен со мною.

Пушкин: А, видно, время для меня пришло такое... Быть откровенным до конца...

Надежда Осиповна: Так ты поезжай к вечеру в Тригорское, узнай, когда и с кем приедет Анна... Я слышала, что с мужем у нее нелады...

Пушкин: Зато лады с другими...

Надежда Осиповна: Фи, я думала, что ты сегодня откровенен, а ты так просто груб до невозможности...

Пушкин: ВВозможно... А к Вульфам я сегодня не поеду. Приедет Анна, позовут... Коль видеть меня она захочет...

Подходит к спокойной воде и глядит в нее, будто стремясь там что-то увидеть.

Пушкин: Темно и холодно... Луна нас не согреет...

Уходит, и тут же из перелеска появляется женщина-художник. Она зябко обнимает свои тонкие плечи руками и смотрит туда же, куда только что всматривался Пушкин. Потом приседает и набирает полные пригоршни воды.

Художник: И снова удивительная вещь. Сроду не было у нас на сцене настоящих прудов... И вода совсем не та, что у нас в водопроводе... Словно на осенних листьях настоенная...

Плещет себе в лицо водой и улыбается.

Художник (смотрит в небо, где сияет серп луны): И луна совсем не бутафорная... Такая может и согреть...





Рейтинг работы: 23
Количество рецензий: 2
Количество сообщений: 1
Количество просмотров: 313
© 11.08.2013 Борис Аксюзов
Свидетельство о публикации: izba-2013-855996

Рубрика произведения: Разное -> Драматургия


Алексей Кесарь (Цыганков)       04.05.2014   09:27:25
Отзыв:   положительный
Вот здесь у вас Автор произносит одну из запоминающихся фраз: не следует выносить семейные дрязги... Да и фигура Мельника выбрана вами, наверное, не случайно, как пере-мелющего всё внутри, в душе у поэта -- вынося всё, как бы совесть, промывающая проточной водой жернова сердца.
Алиса.нет       03.05.2014   22:54:09
Отзыв:   положительный
Вся вторая часть для меня явилась как праздник души!
Закружили своими картинами и образами!
Это именно то, что читается мной с радостью в сердце и с зарождением внутренних личных надежд...
Только мельком проскальзывают мысли... которые и мельник подтверждает своим рассказом: ′Только баре наши тешатся, вперед не заглядывая: а что же дальше с этим человеком будет?′... Вот и до Пушкина ему удалось, вроде, немного достучаться... Хотя он кажется и без того очень чутким..
Борис Аксюзов       03.05.2014   23:29:03

Да, Пушкин чуток, но... к своим героям... А жизнь он пьет одним глотком, не задумываясь: а что будет дальше? К тому же он счастлив, и видит, как счастлива она... Кстати, в заголовке - его подлинные слова, точно относящиеся к Олене... А мельник предсказывает ему конец его романа... А, может быть, любви...









1