Стихи
Проза
Разное
Песни
Форум
Отзывы
Конкурсы
Авторы
Литпортал

Мокренькое золото (от друзей с Удафкома кстати веселый сайт)


Глава 7.  Прятки

    Но не тут-то было.
Они не успели уснуть, когда в дверь постучали. Не дождавшись ответа, стоящий за дверью сильно ударил по ней ногой. Она распахнулась. С распахнутой ногой в комнату вошел взрослый мужчина. Такой весь из себя даже ничего, симпатичный, очевидно, грузин или ингуш. Это Егор знал наверняка, если симпатичный, то обязательно грузин. Ну, на крайний случай, ингуш. Но ни в коем случае не осетин или дагестанец, те все традиционно уроды несимпатичные и ушастые притом.

    - Добрый день вам. Меня Мага кличут. Я пришел поговорить с вами.
    Он положил на стол только входивший тогда в моду дипломат, или как называли его на Западе, атташе-кейс, такой же как у Егора с батарейками.
    Егор пружинисто подскочил с кровати и, сжав кулаки, схватился за дипломат.
    - А вот этого не надо, сядь, джигит, я говорить пришел. Знаю, у тебя такой же есть. Но это мой атташе-кейс. Внизу мои люди, они подтвердить могут.
    - А, точно, вот мой стоит, - придвинул ближе свой чемоданчик Егор.
    - Я к тебе не пустой пришел. Щелкнув крышкой дипломата, он быстрым змеиным движением запустил туда руку. Через мгновение запущенная рука вернулась бумерангом, и в ней холодно, нержавеющей сталью блеснул пистолет.
    - Че за херня? Такой же холодный блеск, как и у жала ножа из второй главы, - возмущенно вскочил Егор.
    - Сядь, я тебе сказал. Автору, гению и светочу литературы, виднее, где и какой блеск. Теперь слушай. Вчера меня затопило мокрым золотом. А у меня ремонт, лепнина, фальш-потолки, люстра и телевизор сгорел. Но все это мелочи. 

  Сердце у Егора ухнуло и с грохотом провалилось в живот. Это значит, тогда, когда Таня тут все увлажнила, несколько литров все же просочилось.

    - Так вот, парень, все уважаемые копрофилы Колымы и поклонники золотого дождя интересуются, откуда у вас столько мокрого золота? Или это байки про селевый энурез у твоей бабы? Отдай её нам, и разойдемся краями, - Мага самодовольно улыбнулся.
    - Хорошо, - сказал Егор, - только меня не трогайте.
    Он встал со стула, держа в руке чемоданчик, и в ту же секунду высоко подпрыгнув,  нанес удар, который когда-то показал ему Ван, практически смертельный удар отравленным мешком муки в лобешник. От удара атташе-кейсом, набитым до краев батарейками, Мага без звука рухнул на полкомнаты. 
  Егор открыл дипломат. Там лежало несколько самородков, которые он не стал трогать, штук 20 патронов для пистолета, небольшая пачка денег, бутылка коньяка «Арарат», молодой барашек, мангал и сменное белье. Забрав патроны и деньги, Егор решил разбудить уснувшую вдруг Таню.

    - Собирайся, мы уходим в тайгу. Страшные люди за тобой охотятся, роднушь. Урофилы Заполярья. Эти не знают жалости ни к детям, ни женщинам, ни к старикам с недержанием. Переждем в лесу обострение отношений с местными извращенцами.
  - Это ты обострил?
  - Как видишь, - ткнул носком ноги с дыркой Магу Егор.
  - Конечно, Егорушка, ты не бойся, я выдержу, я ведь понимаю, из-за меня все, - трусики Татьяны подозрительно потемнели.
    - Ну вот, только сырости нам и не хватало, золотце мое мокрое,  - ласково улыбнулся он ей. – Будем в тайге прятаться, пока еда не кончится. 
    Они вошли через черный ход в тайгу и пошли вглубь. Шли они часа три. Потом еда кончилась, и они повернули обратно.

Глава 8. Погоня

    Они выбрались на дорогу, точно в том же месте, где вошли. Там стояла какая-то легковая машина. Подойдя ближе, Таня поняла, что это старенький мощно-ухватистый «Москвич». Возле «автомобиля» стоял, но курил заросший бородой до самых бровей пожилой мужчина. «Прямо какой-то мудак, выщипать нельзя, что ли? В такой бороде холодное оружие или бутылку водки спрятать можно», - подумала девушка.

    Бородобровый мужчина молча открыл багажник. Егор поместил туда свой рюкзак. 
    - Якутск, - коротко бросил на ходу Егор.
    - Очень приятно. Василий. Куда ехать будем?
    - Якутск.
    - Да понял я, ехать куда будем?
    - Роднушь, по-моему, Василий немного туповат.
    - Зато у него Москвич.
    - Это, конечно, многое ему извиняет, но он же вилкой может ткнуть… Меня зовут Егор. Я ехать в Якутск, - закричал, чтобы было понятней, Егор. 
    - А-а-а, - понятливо протянул Василий. - До Якутска не еду. Бензина только до поселка Сосунцы, то есть где-то до середины и обратно. Но от поселка автобус ходит, вертолет, пароход «Тарас Шевченко», дрезина, карета с ездовыми собаками, ну, или что-то в этом роде, там разберетесь. Дорога вот только плохая, не знаю я её совсем. В общем, ты рулить умеешь?
    - Я отличный водитель.
    - Тогда садись за руль, а я посплю пока.
    Не успел Егор ничего сказать, как послышался раскидистый храп, и Василий полез на заднее сиденье. 
    - А ключи? – растерянно спросил Егор. Но ответом ему была храпящая тишина. – Умаялся Василий, из пушки не разбудить. А ехать нам надо, - подытожил Егор.
   
    Внезапно раздался рев невероятно ухватистых двигателей, работающих на полных оборотах, и к месту стоянки стали стремительно приближаться две легковые машины. Егор присел за машиной, кавалькада из двух стремительных машин стремительно пронеслась прочь. Но в одном из автомобилей Егор, сидя за машиной, ясно, как рентген, рассмотрел морду барсука. Таня смотрела на Егора, не понимая, отчего он так резко стал опорожняться, и тревожно спросила:
    - Что, Егорушка, что случилось?
    - Я только что живого барсука за рулем увидел. Это погоня, родная. ПОГОНЯ.
    - За нами гонятся с капслоком, Егорушка?
    - Да, любимая, какая же ты у меня умница, с полуслова догадалась. Не знаю как, ведь мы так долго петляли по тайге, но они на верном пути. Только что нас выследили и мимо проехали. Ничего не поделаешь, ехать нам надо. Выходи, Танюшка, толкать будешь.
Но Таня внезапно уснула. 

    «Ладно, - подумал Егор, - Подождем, пока Василий проснется». Через пять часов раздался голос Василий с заднего сиденья.
    - Ну, и где мы?
    - Там же, где и были, - ответил Егор.
    - Да, не соврал, отличный ты водитель, - выглянул Василий в окно и увидел тот же пейзаж.
    - Да как же я без ключей-то поеду? – возмутился Егор.
    - А у тебя разве нету? – искренне удивился Василий.
    - Нету. А почему они у меня должны быть? - пришла очередь удивляться Егору.
    - Я думал, это твой «Москвич», - еще искренней удивился Василий. 
    - Ну, ты и мудак! Я таких еще не видел! –  пришел в полное восхищении Егор.
    - Проводки скрути там какие-нибудь и поедем, - предложил Василий.
    Егор полез к замку зажигания, соединил первые попавшиеся провода, и машинешка чихнула, дернулась, но завелась.
    - Трогай, - милостиво разрешил Василий.   

    Часть 9. Схватка

    - Не гони только сильно, - сказал Василий, поудобнее устраиваясь на заднем сиденье, - Егор вел машину не очень спеша и не очень не аккуратно.
    - Может, еще вздремнешь, ненаглядочка, неизвестно, как оно все дальше будет? - спросил у проснувшейся Тани Егор.
    - Да не хочется пока, - тихо  отвечала она, и тут же задремала, прислонившись к паху Василия.
    Василий не стал ничего говорить, в паху его появилась даже какая-то неожиданная твердость.
    - Помолчи-ка, трахателка, - подмигнул он девушке кустистыми бровями и вдруг неожиданно густым басом пропел: - Сердце красавицы склонно к измене и перемене, как ветер мая…
    И под звуки серенады незаметно расстегнул ширинку.
    От такого неожиданно густого баса и чего-то твердого во рту Таня не удержалась и прыснула. Довольный произведенным эффектом, Василий отжал бороду, стряхнул брызги и на всякий случай надел штормовку. 
   
    Внутри Егора начинала скапливаться какая-то неведомая ему до этого ярость и нервная дрожь, странно, но мелко затряслись руки, он злился из-за этого и боялся, что Таня с Василием что-то мутят на заднем сиденье.
    - За нами погоня, Василий, - решил признаться Егор. – Танечку хотят у меня отобрать.
    - Да я понял, что она у тебя та еще штучка, - облизнул бороду Василий.     
- Если что, ты сначала по колесам стреляй, а там - по обстоятельствам, - сказал он и невозмутимо вытащил из рюкзака карабин.
    - Я по обстоятельствам не стрелял никогда. 
    - Трудно тебе придется, паря, в этой жизни. Девушку на пол! -  вдруг заорал он, изо всех сил вдавил ствол карабина в голову Егора. – Она со мной теперь!
    Но прямо перед ними, как в кошмарном сне, вдруг выросла легковушка, стоящая поперек дороги. Егор вспомнил, как ему снилась растущая поперек дороги легковушка, и его руки снова странно, но мелко затряслись.
    - Суки! Догнали все-таки. Отберут у меня золотце, - обреченно охнул Василий.
   
    Как в замедленной съемке, Егор увидел медленно открывающиеся двери машины и выбирающихся оттуда парней и животных. Одного из них он узнал сразу - барсук! «Как же так? Вертолетом, что ли, забросили?» Резко швырнув Татьяну на пол машины, он крикнул ей:
    - Голову вниз! Может, они нас еще не заметили.
    Девушка охренела от боли, ударившись о рюкзак и закрыв голову руками. И тут раздались выстрелы.
    - Стреляй, парень, вали их, не жалей. Круши их, сук, не жалей! - это кричал Василий сам себе, судорожно передергивая.
 
      От одного из выстрелов рассыпалось лобовое стекло, тут же раздался грохот карабина, машина копрофилов подпрыгнула и завалилась только на один бок, Василий пробил ей колесо. На мгновение повернув к Егору залитое кровью от порезов стеклом лицо, он еще раз крикнул безоружному Егору:
    - Да стреляй же!
    Этот крик как будто подстегнул парня. Подстегнутый, он вынул пистолет и выстрелил несколько раз в дядю Васю. Странно, но не испытывая никаких угрызений совести, Егор стрелял именно на поражение. Василий в это время опустошал барабан карабина.
    Вот упал навзничь барсук, ткнувшись мордой в разлапистый стланик, и стоявший рядом с ним парень тоже завалился спиной через себя на бок, третий успел нырнуть под машину и стрелял оттуда. Неожиданно сзади и с боку тоже захлопали выстрелы.
    - Это по нам стреляют, Егорушка, да? – испуганно спросила Таня.   
    - Да, золотце мое жиденькое. Ты бы поспала там, у рюкзачка, мало ли что, - ответил он, но Таня его не слушала – она, переутомившись от разговора, уже спала.

    Тут Егор увидел в руке Василия самую настоящую боевую гранату. Он вертел её в руках, не понимая, что с ней делать. Внезапно Василий как-то со всхлипом пернул, и Егор увидел расширившиеся, как при запоре, зрачки и враз посеревшие губы лица. Василий, наконец, понял, что его убили.
    - Ну вот и не доехал я в Сосунцы, Егорка. Береги золото свое мокрое,  - пуская забавные кровавые пузыри, промолвил Василий и начал живенько так агонизировать. 
 
    Егор пересел за руль. Стреляя через выбитое стекло, он одной рукой направил машину в объезд кошмарно подросшей легковушки. Объехав ее почти по краю кювета и моргнув аварийкой, он через лобовое стекло на прощание выпустил оставшиеся в обойме три патрона по тому, кто прятался под ней. И, похоже, попал.

    Уже входя в поворот, он увидел краем глаза столб дыма и огня. Над лесом вырос грибок. «Все-таки взорвал, - промелькнуло в голове, - догадался». 
    - Они нас догонят, да? - с тревогой, испугом и трепетом спрашивала проснувшаяся Татьяна. - А где дядя Вася, Егор? - вдруг спросила она. - Я сквозь сон слышала, он говорил  «Кроши их, сук, не жалей». Он что, там остался крошить? Мы ведь вернемся за ним, да, Егорушка, ну, или, если опасно, ты же вернешься?
    - Вернемся, родная, вернемся, - сквозь зубы бормотал Егор.
    «Ишь, тварюга хитрая, «вернешься, если опасно». Евражий хуй тебе на воротник», - думал он, и из его глаз текли слезы, то ли от ветра, то ли от счастья.   
   
Глава 10. Тайга

    Он начал вслушиваться в работу двигателя, который заработал вдруг с перебоями. Егор вышел из машины и осмотрелся. Бензобака не было, его будто срезало каким-то осколком снизу. Значит, Василий все-таки взорвал гранату, снова понял Егор.

    - Что там, Егор? - спросила Таня, тоже выйдя из машины.
    - Да вот, твой ненаглядный дядя Вася гранату взорвал. Глянь, нет ли у нас запасного бензобака в багажнике? Желательно с бензином,  - попросил он, будучи на шестьдесят процентов уверенным, что нет.
    - Куда же мы теперь? - в голосе девушки прозвучало отчаяние, когда она увидела что в указанном месте хуй ночевал.
    - Доедем до ближайшей тайги, а там будь, что будет. Я за руль, а ты толкай. Я знаю, ты сильная, ты выспалась, - и Егор удобно уселся в водительское кресло.
    Через десять километров показалась тайга, а не надоевший им лес. Егор всеми силами морально подбадривал толчковую Татьяну.
    - Толкай, родненькая! Толкай, барсучонок мой колючий! Еще чуть-чуть. Ну, давай же!  Пока подальше от трассы уйти надо.

    По бездорожью и буеракам толкалось плохо, и тогда Егор принял мужественное решение покинуть гостеприимный Москвич. 
    - Ты как, Танюш? Может, подальше отойдем, а то трасса все-таки близко. Но если устала, то можешь просто ротиком… Вот тут за кустиком,  - подмигнул Егор.
    - Нет, нет, пошли. Пошли дальше. 
    - У тебя вся евражка мокрая и течет.
    - Ты чего, Егорушка?
    - Пошлю.
    - Дурак, чердак у тебя течет, - девушка быстро пошла вперед.
   
    Таня шла, не разбирая дороги. Егор плелся за ней. Она дошла до озера и, что характерно, заснула. Попив чаю и поев бутербродов, Егор понял, что он просто не наелся. Поэтому в ход пошли еще две банки тушенки и почти целый кулек конфет, который он с удовольствием запивал ароматным, пахнущим свежим дымком чаем.
    - Смотри, Егор, клещи какие большущие, - вдруг проснулась Татьяна. - А покушать у нас есть чего-нибудь? - шепотом спросила она.
    - Только галеты, - горестно вздохнул Егор, сытно рыгнув. 
    - Есть-то как хочется. А спать почему-то совсем не хочется. Так бы вот сидеть и не спать рядом с тобой у костра всю жизнь.
    - Посидим еще, Танюшка, рядом посидим. А если повезет, то и полежим, - улыбнулся Егор. Улыбка пропала с лица девушки, глаза снова стали испуганными.
    - Я с тобой лежать боюсь теперь, Егорушка. Спина болит, сил нет.
    - Ну что ты, родная, ты устала просто. Ложись спать.
    - А как же еда?
    - Я понимаю, любимая, что ты кушать хочешь, самому нелегко. Но нам еду экономить надобно. Мало ли что.

    Таня послушно уснула. Егор решили проверить вещички покойного Василия на предмет наличия ништяков. Распахнув настежь рюкзак, сразу увидел лежащий сверху ручной противотанковый гранатомет со складным прикладом и дулом. Отложив карамультук в сторону, опасаясь как бы не шмальнул ему в лицо, Егор вытащил лежащую в рюкзаке сумку. Там была конопля, очень много конопли. 

    Егор закурил. Немного подумав, решил, что все понял. Еще раз закурил. Потом поймал кузнечика и сунул Татьяне в нос. «Совсем как огуречик. Огуречик в носу!» - хохотал Егор, глядя на дрыгающего ножкой, недоуменно стрекочущего в носяных волосах кузнеца. Он поймал еще и светлячка и сунул во вторую ноздрю. Таня начала храпеть с забитым носом. Егорушка испытал смешанные чувства. Ликуя и скорбя, он вынул брезгливо вспыхивающего светляка, еще раз покурил, и навалился на оставшийся хавчик. Потом он прилег рядом с Таней, крепко обнял ее и сразу же уснул.
 
    Проснулись они с первыми лучами солнца.  Егор осторожно освободил кузнечика из носового плена и, посадив на ладонь, показал Тане.
    - Смотри, какой зверь в тебе гнездовье свил, а я тебя спас. Я заслужил поцелуй принцессы?
    Татьяна весело рассмеялась и укусила его в нос.
    - Спаситель ты мой, пожрать есть чего?
    - Нет, Танюшка. Ограбили нас ночью. Унесли все подчистую люди лихие. Даже галет не осталось, - отряхивая крошки со рта, огорошил подругу Егор. 
 
    Они пошли, куда глаза глядят, не пожря, и через три дня, похудев на десять килограмм каждый, налегке вышли к озеру. В кустах стояла лодка. На берегу лежала капуста и была привязана коза. Почему-то в лодке лежало всего одно весло.  Он отвязал козу и лодку и поплыл на противоположный берег, наблюдая, как коза накинулась на капусту. «Пусть жрет», - решил загадку Егор. Потом понял, что его со вчерашнего таращит, и поплыл обратно за Таней и лодкой.   

.Глава 11. Остров

    Они гребли долго. Но когда причалили к берегу, поняли, что это остров. И вот, бывает же так в жизни, именно в эту секунду, не раньше и не позже, именно сейчас, они услышали громкий собачий лай - где-то совсем близко. Таня и Егор просто побежали на этот звук.
   
    Неожиданно, как-то внезапно до скоропостижности, Егор вдруг вскрикнул и как-то не ловко упал. Подбежавшая к нему Таня увидела, что парень лежит на земле и негромко стонет, держась за толчковую ногу, плотно стиснутую в колене.
    - Что с тобой, Егорушка, ты упал? - спросила она.
    - Нет, роднушечечка моя догадливая, ненаглядыш мой проницательный, милый взору моему Шерлок Холмсик. Наебнулся я, Тянюшечка.

    Внезапно из кустов выбежала лохматая собака и звонко залаяла, а еще через несколько минут на этот лай из леса вышел молодой йети, без трусов, но в рамках приличия густо поросший шерстью.

    - Тихо, Туман, рядом  сидеть, - по-русски скомандовал он, и собака послушно уселась к его ногам. - Что по ночам-то бродите? – хрипловатым, скрежещущим голосом спросил он у Татьяны, у которой от испуга начался необратимый процесс дефекации. -  Как вы вообще тут оказались на нашем острове?
    - Мы на лодке сюда, - не переставая какать, пыталась рассказать девушка, - Вы только не ешьте нас, - зарыдала она.
  - Да ты, девонька, в своем ли уме? Мы, снежные люди - староверы, человеков не едим. Мы их… - он не договорил и с интересом прищурился. - А тебя как зовут?
    - Таня, - негромко ответила девушка.
    - Ну, а я Павел, вот и познакомились, - прикрыл он внезапно увеличивший шерстяной комок пониже живота.
   
    Обняв Егора за плечи, Паша помог ему встать и протянул мохнатую лапу.
    - На нее опирайся и потихонечку топай, я рядом пойду.
    С небольшими передышками они вышли на край большой поляны и увидели посреди нее добротный дом с несколькими постройками помельче рядом.
    - Ох, грехи наши тяжкие, - это проговорил подошедший к ним вплотную кряжистый йети, с низким лбом и массивной челюстью.
    - Отойди-ко, девка, - прохрипел он. 
    Подхватив вдвоем парня под мышки, волосатые чудища почти понесли Егора в сторону подворья. Откуда-то вынырнул пиздюк с фонариком и побежал впереди них, а Таня бездумно шла сзади, еле передвигая отяжелевшие от фекалий ноги.
 
    Егора в избу почему-то не занесли, пройдя немного в сторону, остановились перед небольшим сарайчиком. Старший, хмуро глянув на Таню, сказал отрывисто:
    - Будьте здесь. Не выходи во двор пока. Пованивает от вас.
  Взрослые ушли. Волосатый, как собака, мальчонка остался с гостями и, подсвечивая фонариком в свой клыкастый рот, важно проговорил:
    - Не бойтесь, папенька с братцем сейчас маменьку приведут, она его вые… вылечит. Маменька у нас разные позы и крема знает. 
   
    Тут Татьяна увидела, как в сарайчик входят знакомые уже ей приматы, освещая  путь керосиновой лампой для невысокого обезьяноподобного существа с висячими сиськами. Таня вышла, оставив их наедине для лечения. Она помылась в озере, и сев на пенек, заплакала.

    Неожиданно мягкая волосатая ладошка погладила ее по спутанным волосам. Таня подняла голову и увидела перед собой улыбающееся лицо Паши, который смотрел на нее удивительно ясными, вроде бы лучащимися глазами.
    - Ну что же ты ревешь-то, дура, все хорошо уже, спит твой Егорушка, - услышала она мягкий, успокаивающий голос с хрипотцой.
    Судорожно всхлипнув еще раз, Таня вдруг уткнулась лицом в грудь Павла. Тот гладил ее по голове, по плечам, по грудям и что-то говорил. Вдруг он запустил свою лапищу туда и Таня, не удержавшись, прыснула.
    - Потоп, однако, - удивленно сказал Павел и, рыча, навалился на Татьяну.
 
    Неяркое солнце светило в небольшое окошко сарайчика. Открыв глаза, Таня зажмурилась. Повернула голову в сторону Егора и зажмуренными глазами увидела, что он тоже смотрит на нее. Парень был еще бледен.
    - Расскажи, что тут было, Танюш.
    Таня вкратце рассказала, как его приходила лечить мама пиздюка.
    - А она точно меня лечила? А то мне всю ночь снилось, что я со старой обезьяной спаривался, - сказал с облегчением Егор. Татьяна стыдливо покраснела, вспомнив ласковый утепленный хуй йети Павлика и полный шерсти собственный рот. После чего сладко поежилась.   

    Егор проснулся почти здоровым и сразу вспомнил про рюкзак с коноплей.
    - Таньча, тащи скорей рюкзак сюда. Как бы не отсырело чего. 
    Внезапно приоткрытая дверь сарая заскрипела и слегка распахнулась, у входа стояла вчерашняя собака и внимательно смотрела на них. За ней вошло все взлохмаченное семейство. Трое братьев, мама, папа и младший лохмач. 
    - Кушать хотите? – ласково спросила  хозяйка. – Есть вчерашняя собака. 
    - Нет, спасибо. Щяс бы супчику горяченького, да с потрошками, - улыбнулся Егор, но тут же подумал, что потрошка тоже еще недавно могли гавкать.
    - В общем так, раз вы есть не хотите, рассказывайте без лжи, откуда у вас гранатомет и трава. Рюкзак мы ваш случайно распотрошили,  - вступил в разговор старший. Егор в двух словах объяснил, умолчав про мокрое золото. 
    - То есть, конопля, говоришь, теперь твоя? - уточнил батя и обрадовано осклабился. - А не попробовать ли нам сего чудесного зелья? Будем курить по старинному обычаю, ставь самовар, мать.   

  После самовара всем стало хорошо. Семейство хохоча, рассказывало забавные истории из жизни снежных людей. Младший очень смешно пародировал обосравшегося таежника. Мама-йети показывала забавные фокусы с оторванным пальцем и садилась на шпагат. Накуренные снежные люди были очень забавными. У Егора от смеха даже разошлись швы на ноге. Пока он отдыхал, как Андрей Болконский на поле Аустерлица, глубокомысленно глядя в синее небо, Паша и Таня несколько раз уединились, и плодотворно опрыскали друг друга.   

Глава 12. Домой

    Тут рассказывать, честно говоря, нехуй.
Все шло хорошо, рюкзак не кончался, самовар пыхтел, йети ржали. 
Пока за Татьяной не приехали урофилы на лодке. Как они нашли её в тайге на острове, осталось загадкой. Среди пятерых извращенцев в лодке Егор разглядел знакомое лицо. «Вот мы и встретились, Мага», - зловеще прошептал он и достал гранатомет.

    Две короткие очереди. Изумленные лица. Разинутые в крике рты. Перепуганные глаза врагов. Всего этого не случилось. Гранатомет оказался фальшивым.   

    - Я твой мама труба шатал, - вскакивая,  крикнул Мага и перевернул лодку.
    Тонули быстро, без лишней суеты. Озеро не отпустило никого.
    - Валить вам отсюда надо, - потряс за плечо остолбеневшего Егорку один из братьев. – Нам такие говнотерки тут не нужны. 

    В конце концов, после долгих скитаний по тайге, Егора с Таней доставили добрые люди на материк с небольшой задержкой. Задержка была небольшая, но аборт Таня делать не стала. И все у них получилось в жизни. Но все было не просто, ох, не просто.

    …Тихонько скрипнула дверь. Женщина вошла в комнату. Муж спал, прикрывая поллюционное  пятно на трусах рукой. В другой руке у него была зажата фото голой Людмилы Гурченко. Потянув за краешек, женщина вытащила её и заменила на другое фото. На нем – она в купальнике и Егор, молодые и счастливые. А рядом Вовка, чем-то похожий на волка.

Бородатый, как Карл Маркс, внук вихрем ворвался в комнату.
    - Я посрал, деда! Пойдем, покажу…





Рейтинг работы: 7
Количество рецензий: 1
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 861
© 10.08.2013 Игорь Кичапов
Свидетельство о публикации: izba-2013-855202

Рубрика произведения: Проза -> Эротика


Наталья Бугаре       10.08.2013   14:11:34
Отзыв:   положительный
Я тебе без оценок коммент дам, ок? Просто еще не поняла свое отношение к данному виду околитературного творчества. Если чуть подправить, будет не дурно..но я же утонченная интеллигентка, могу быть и не правой.. может их вот так и пишут, чтобы с дерьмецом непременно были. Или ты чужие работы не правишь?) А друзьям своим привет от меня... Шок был настоящим,когда начала читать)











1