Языческий народный театр. Театральное искусство. Сигачёв А.А


Языческий народный театр. Театральное искусство. Сигачёв А.А
Языческий театр (народный театр) бытующий в формах, органически связанных с устным народным творчеством, зародился в глубокой древности: в играх, сопровождавших охотничьи и земледельческие праздники, содержались элементы перевоплощения. Театрализация действия присутствовала в календарных и семейных обрядах (святочное ряженье, свадьбы и так далее). В процессе исторического развития в драматических действах усиливается творческое, игровое начало: возникают игры и представления, пародирующие свадебный обряд, например, русская игра комедия «Пахомушка». Подобные действа послужили у всех народов основой для дальнейшего развития народного театра и драмы.
То, что утрачено, осталось за текстом колядок. Бытует мнение, что колядки появились значительно позднее. Скорее всего, в дохристианские времена в данном обряде не было ни песен, ни смехового элемента, ограничивались лишь пожеланиями здоровья и благополучия.
В этом обряде должны были участвовать только молодые и здоровые мужчины; женщинам не позволительно было приходить с благопожеланиями. Празднования, связанные с наступлением границ года, в основном состояли из гаданий, разведения нового «живого огня», принесения в дом «живой воды», выпекания обрядового хлеба и блинов, устилания пола избы соломой, а затем ее выметания, установки первого снопа в красном углу и другие обряды.
Сохранившиеся в наши дни святочные гадания девушек, являются отголоском гаданий с языческих времен. Святочные гадания дополнялись многочисленными приметами: по количеству звезд на небе, инея на деревьях, судили о будущем урожае.
Важнейшее обрядовое действо совершалось в канун летнего солнцеворота, на праздник Ивана Купалы. По поверьям, в ночь на Ивана Купалу ведьмы сжигание чучела ведьмы совершалось в знак изгнания нечистой силы. Участники обряда собирали травы и цветы, водили хороводы, плели венки и бросали их в воду, прыгали через костер, купались в реке или обливались водой. Особую роль выполняли хороводы и сплетение венков, которые девушки затем бросали в реку и по тому, как плыл, или тонул венок, определяли, какая из девушек выйдет замуж, какая останется в девках.
Календарные обряды составляли цикл осенне-зимних и весенне-летних праздников, куда помимо зимнего солнцестояния и летнего солнцеворота входили проводы зимы и встреча весны (масленица), подготовка к полевым работам, первый выгон скота, начало лета. Календарные обряды выполняли охранительную роль.
В мировом народном театре различают театр живых актёров и театр кукол, часто называющихся по имени героя представления (Петрушка в России, Пульчинелла в Италии и другие). Русскому театру Петрушки были близки украинский вертеп, белорусский батлейка). Народные театры кукол разыгрывали пьесы, пересказывающие сказки и легенды, инсценировали «бродячие сюжеты». К народному театру относятся также балаганные представления и раёк (показ движущихся картинок в сопровождении драматизированного текста).
Становление русского народного театра издавна и справедливо связывают с деятельностью скоморохов. Скоморохи были непременными участниками всевозможных праздников и обрядов, имевших очевидную связь с язычеством. Тесная связь скоморошества с явлениями, оставшимися от язычества, дает основание говорить о существовании скоморохов задолго до XI века и предполагать, что у скоморохов была весьма важная роль во время языческих богослужений. Одной из самых популярных частей народного языческого праздника были игры ряженых. Они имели большое значение в процессе становления русского народного театра. Ряженые одевались и маскировались таким образом, чтобы их не сразу можно было узнать. Нередко скоморохи водили «потешных медведей». Представления ряженых скоморохов с «Медвежьими потехами» пользовались неизменным большим успехом в народе. Прекрасно зная традиции праздничных игр и обрядов, оседлые скоморохи были незаменимыми участниками каждого народного языческого праздника и обряда. Именно скоморох был тем человеком, вокруг которого на игрище разворачивались главные события. Он организовывал самые различные праздничные «мероприятия», в том числе и такие, которые постепенно превратились в сценки и затем - в спектакли народного театра.
Разные условия, в которых приходилось действовать оседлым и бродячим скоморохам, породили значительные различия в характере их творчества и сказались на итогах их деятельности. Если оседлые скоморохи были активными участниками процесса становления народного театра «живого актера», то бродячие скоморохи оказались почти монопольными хозяевами таких форм, как «народный театр Петрушки», «медвежья потеха». Это мобильная форма народного театра, давала возможность устраивать представления без долгих приготовлений, в любых условиях и в любое время.
Несмотря на жестокую борьбу церкви против скоморохов, эти самодеятельные актёры из народа пользовались неизменной, искренней любовью и поддержкой простого народа. Скоморохи были музыкантами, песенниками, плясунами, рассказчиками сказок, исполнителями былин и т. д. Старинные документы дают основание говорить, что деятельность скоморохов особенно активизировалась в моменты обострения классовой борьбы. В творчестве скоморохов отражались настроения, надежды и чаяния народа, боровшегося за свою свободу.
В народе издавна известен вольнолюбивый характер скоморохов "каликов перехожих", которые разносили по всей стране песни о событиях "великой смуты", об "Ивашке Болотникове", о гибели Степана Разина». Народная любовь к скоморохам запечатлена в устном народным и языческом творчестве. О них сложены песни, о них рассказывают былины.
С принятием христианства, Русь вступила в длительный период двоеверия. Язычество продолжало существовать. Не искоренив язычество, христианство стало приспосабливаться к ним, так что основные моменты христианского календаря приурочивались к календарю народному языческому. Традиции старых верований оказались живучими и остаются в сознании людей до новейшего времени.
Даже в самом названии праздника Святки-Колядки запечатлены два начала: церковный праздник Рождества Христова и языческий, народный праздник Коляды.
Самыми крупными, масштабными театральными праздниками в рамках народного календаря были Святки и Масленица, которые изобиловали драматическими представлениями, кукольными спектаклями, шуточными сценками, сопровождались, играми и плясками ряженых. На празднике Святок ходили с вертепом; в этом народном кукольном театре, принимают участие дети. Основной темой вертепных представлений являлись рождение Иисуса Христа (явление ангелов, поклонение волхвам, бегство в Египет, смерть царя Ирода).
С конца XVII века искусство скоморохов начинает видоизменяться, приобретает новые формы. Место скоморошьих игрищ занимают теперь спектакли «Народного театра» — новая и высшая, по сравнению со скоморошеством, форма народного драматического искусства. Следующим этапом в становлении народного театра, стало появление спектаклей «Театра живого актера», как устная народная драма «Царь Максимилиан». Этот спектакль разыгрывали по всей России. Она бытовала в рабочей и крестьянской среде, а также пользовалась неизменным успехом в солдатской среде и у разночинцев. Накануне Святок собирались участники спектакля «Народного театра», под руководством главного исполнителя роли Максимилиана выучивали текст и репетировали сцены.
Новым явлением в развитии народного языческого театра на Руси стала народная драма «Лодка», как своеобразные инсценировки русской народной песни «Вниз по матушке по Волге...». Сцены были связаны с историческими событиями, связанными с крестьянскими стихийными волнениями XVII—XVIII веков, где главным действующим лицом драмы становился благородный атаман разбойников, борец с вопиющей несправедливостью, защитник интересов и чаяний простого народа. Драма была построена по тем же принципам, что и народная драма «Царь Максимилиан», но в ней стало более заметной литературно-художественное изображение происходящих событий.
Народный театр, как таковой, в широком смысле, не профессионален. Однако у всех народов были свои специфические театральные приёмы. В России актёры-кукольники объединялись в группы («ватаги»), они странствовали по городам и сёлам. Репертуар их составляли пьесы фольклорного происхождения. Представления народного театра обычно имели острую социально-политическую направленность, преследовались церковью и государством. Критическое отношение народа к представителям феодальной знати и городской буржуазии проявились в фарсе. Традиции фарса и карнавала подготовили появление комедии.
Наиболее характерной особенностью народного театра является условность костюмов и реквизита, своеобразие движений, жестов и мимики актёров. В ходе представления актёры непосредственно общались с публикой, которая могла подавать реплики, вмешиваться в действие, принимать в нём участие (петь вместе с хором исполнителей, изображать персонажей в массовых сценах). Народный языческий театр, как правило, не имел ни сцены, ни декораций. Основной интерес в нём сосредотачивался на трагичности или комичности ситуации. Большое значение имели монологи актёров, а также исполнение действующими лицами песен. В народной драме существовали как драматические, так и комические персонажи.
Русский народный театр — явление уникальное. Это без сомнения один из блестящих образцов мирового фольклорного творчества. Уже на относительно ранних этапах становления, он продемонстрировал идеологическую зрелость, способность к отражению наиболее острых и злободневных конфликтов своего времени. Лучшие стороны народного театра впитал в себя и развил русский профессиональный театр. Интересно, в связи с этим, обратить внимание на высказывание о современном народном театре, директора Московского театра русской драмы «Камерная сцена»", М.Г. Щепенко. Он поделился своим опытом, что не стал принимать в театр выпускников театральных училищ, но обратиться к детскому самодеятельному театру, чтобы в нем найти искренность и чистоту устремлений, не заражённую эгоизмом и самолюбованием. С этой целью был организован экспериментальный центр "Школьный театр", и действующий Всероссийский фестиваль школьного театра "Русская драма». Но выяснилось, что этих принятых мер оказалось недостаточно. Необходимо было обратить более пристальное внимание на этот процесс творческой лаборатории, попытаться найти союзников среди руководителей школьных театров, и позаботиться об убедительности их эстетического вкуса.
Своеобразие художественных и исполнительских приёмов народного языческого театра привлекало деятелей профессиональных театров, и широко использовались ими (Шекспир, Мольер, Гольдони, А. Н. Островский). Народный театр вылился в высшие формы театральной художественной самодеятельности, как его новая, более высокая ступень развития. Он создаётся на базе творчески зрелых самодеятельных актёров, получивших признание в постоянно действующих драматических коллективах.
Древнерусский языческий театр, возникший на заре русской языческой культуры, самобытен и оригинален, достигший своеобразного колорита и выразительности.
Начало русского театра, как такового следует отнести ко времени царствования на Руси Алексея Михайловича. Во второй половине XVII века, (4 июня 1672 года), царь издал указ «учинить комедию» и представлять, на подмостках «Комедийной Хоромины». Что и было успешно осуществлено 17 октября 1672 года. По сути дела театр на Руси появился, как плод иноземной культуры Запада. И свои развитые оригинальные формы народного театра (календарных, обрядовые) остались на театральных задворках на многие времена.
Но в народе языческий театр не угас. Народные обряды остались жить несмотря ни на что. Недаром в народе говорят «сыграть свадьбу». Проведение свадьбы действительно театрализовано до малейших мелочей. Зрелище, когда на Руси «играют свадьбу», неописуемо очаровательна! Театральный элемент в свадебном действе на Украине, в Белоруссии, в казачьих хуторах и поныне, почти целиком сохранены черты древнеславянской родовой «драмы», называемой «весилля» (сватания, обручения и «весилля» (свадьбы). Сохранены «сцены» - отпора со стороны родных невесты, примирения борющихся сторон, выкупа невесты, разворачиванием действа на улице (поочерёдный приход «свадьбы» в дом невесты и жениха). Игры действий каждой свадьбы неповторимы, где каждый участник свадебного действа руководствуется лишь традицией и значением основных моментов исполняемой им роли. Несомненно, в «свадебной игре», продолжена многовековая народная пьеса, со своими музыкантами, танцорами-скоморохами, певцами. Элементы древне-языческого фольклорного народного театра сохранены и в земледельческие праздники, в границах времён года, с использованием народных театральных элементов. Сохранены драматические действа: пение, танец, костюм, декорации, обряжение свата, невесты, хороводы, ритуальные или развлекательные игры и другие. Сохранён и общемировой языческий праздник: Воскрешения умершей природы.

Приложение 1.

МАСЛЕНИЦА.
(Детская музыкальная пьеса.)

Действующие лица и исполнители:

Масленица – Марья Моревна, она же и Зима-Морена
Веснянка – сестра Масленицы;
Славен – гусляр;
Любава – возлюбленная Славена;
Сварог – Творец Солнца, Отец Белояра;
Белояр (Яр, Ярило) – сын Сварога, - молодое весеннее Солнце;
Семик (Кощей, Чёрный бог) – брат Сварога;
Камаринский мужик;

В сценах: шуты, скоморохи, ряженные в масках, коробейники, празднующий народ.
Время действия: 14-20 марта (Масленичная седмица).
Нотное оформление песен, в т.ч. и русских народных – в приложении.

СЮЖЕТ

В Масленичную Седмицу (сырную неделю с 14 по 20 марта) каждый день имеет своё название: Понедельник – Встреча; Вторник – Заигрыш; Среда – лакомки; Четверг – Разгуляй; Пятница – Тёщины вечёрки; Суббота – Золовкины посиделки; Воскресенье – Проводы, прощанье (Прошеный день).
Испокон веков на Руси в эти дни люди ходят в гости друг к другу, угощают друг друга блинами и вином. Но храмы в эти дни были закрыты для верующих.
В эти первые дни весны Зима – Морена (Масленица, Марья Моревна, Ненаглядная Краса – русая коса, «Честная Госпожа», тридцати братьев сестра, сорока бабушек внучка, трёх матерей дочка) вместе с её родным братом Семиком (Кощеем, Чёрным богом) обретают невиданную силу и власть.
В Понедельник Марья Моревеа встречает Сварога, который приезжает на праздник в расписных санях с бубенчиками и колокольчиками. Тайно встречает Марья Моревна и своего брата Кощеюшку (Семика). Он приезжает на праздник в простых саночках, в одних портяночках.
Во Вторник Марья Моревна заигрывает со Сварогом;
В Среду Марьюшка угощает высокого гостя скромно блинами;
В Четверг (Широкий Четверг) «Честная Госпожа» устраивает ему пир на весь мир;
В Пятницу она совместно с Семиком распинают Сварога на Алатырской горе, приковывая его цепями к скале;
В Субботу сестра Масленицы – Веснянка навещает Марьюшку Моревну, прилетает к ней на ковре-самолёте и освобождает от цепей Сварога;
В Прощеное Воскресенье Сварог воскресает и прощается с Марьей Моревной, прощает ей все её злодеяния и прощает всех грешных людей, пировавших во время его смертных мучений (люди не ведали, что творили). Сварог принял смертные муки для скорого наступления весеннего тепла, чтобы спасти людей и чтобы мир стал на путь Правды.

МУЗЫКА

Музыкальное вступление не связано с драматическими эпизодами мистерии Масленицы. И даже в наивысшие моменты драматизма музыка очень ограниченно подчинена драматическому развитию, так как Истина полна, там и тогда, где и когда не угасает надежда на светлое, вечное доброе начало.
Между отдельными сценами пьесы музыкальные интермедии исполнены народного торжества, радости и ликования в честь наступления Весны – Красной девицы.
Речитативы, ариозо, народные песни, хоры, хороводные пантомимы, танцы, пляски ориентированы на раскрытие народного гулянья: сочетаясь между собой, они должны предавать стройность и единство торжества народного. Неразрывна связь музыки с действием спектакля, разворачивающегося на сцене.
Музыкальное действие должно выдерживаться в живом движении, жизнерадостном характере.
Последняя картина выдерживается в светлых тонах фольклорного музыкального свойства. Свирельные и флейтовые наигрыши, струящееся звучание русских народных инструментов, лёгкая, прозрачная оркестровка должны передавать настроение полной умиротворённости, победы добра над злом, красоты над безобразием.


ДЕЙСТВИЕ ПЕРВОЕ

СЦЕНА ПЕРВАЯ. «Встреча»

Началу спектакля предшествует музыкальное вступление (инструментальная увертюра – открытое начало): исполняется мелодия романса С.В. Рахманинова «Весенние воды».
Внезапно «врывается» музыка русской, народной песни «Калинка», исполняемая быстро и легко струнным и деревянным духовым оркестрами русских народных инструментов. Из-за кулис с обеих сторон на сцене шумно и быстро появляются ряженые скоморохи и шуты, вслед за ними и коробейники с яркими товарами в плетеных лукошках.

Ш у т ы. (Выбегают вперёд, приплясывая, выкрикивают.)
Масленица, масленица, весёлая, широкая!
Собирайся, народ, в наш весёлый хоровод!..

С к о м о р о х и. (Вырываются вперёд - кувыркаются, пляшут и крутятся волчком, громко декламируют.)
Веселись, честной народ!
Сама, Масленка идёт!..

К о р о б е й н и к и. (Важно проходят вдоль самого края авансцены, говорят речитативом.)
Нынче денег не жалей!
Подходи к купцам смелей!..
Лучше в мире нет товаров, -
Отдаём почти что даром...
Не скупитесь, покупайте, -
Масленицу прославляйте!..

Шуты, скоморохи и коробейники покидают сцену также весело и шумно, как они и появились на сцене...
На сцену торжественно «входит» праздник Масленицы, сопровождаемой русской народной песней «А мы Масленицу дожидаем». По сцене с пением и хороводами проходят празднующие люди.

А мы Масленицу дожидали,
Сыром горушки мы укладали.
Ой, ладу, ладу укладали – 2 раза.

Сыром горушки все укладали,
Сверху маслицем горы наливали.
Ой, ладу, ладу поливали – 2 раза.

Стали горушки наши, ох, катливы,
А все девушки наши, ох, смешливы.
Ой, ладу, ладу, ох, смешливы – 2 раза.

А мы Масленицу дожидали,
Сыром горушки мы укладали.
Ой, ладу, ладу укладали – 2 раза.

За кулисами послышался звон бубенцов и колокольчиков. Все участники праздника расступаются, дают дорогу долгожданным гостям – Сварогу и Белояру, которые торжественно «въезжают» в праздник Масленицы на тройке лошадей со звоном колокольчиков.
Навстречу дорогим, почётным гостям выходит Марья Моревна с хлебом-солью на белоснежном полотенце, расшитом весёлыми узорами и предлагает знатным гостям хлеб-соль говорит выразительным речитативом ласковым, сладостным голосом.

М а р ь я М о р е в н а. (Говорит речитативом.)
Богу Сварогу и Пресветлому Сыну –
Молодому Ясному Солнышку –
Белояру Свароговичу –
Наше почтение и земной поклон!..
(кланяется низко)

Гостюшки дорогие, желанные, долгожданные,
Сполна сердца звали вас неустанно мы...
Примите этот каравай хлебушка, -
Он, словно Солнышко, - всему родной дедушка!..

Сварог принимает хлеб-соль и передаёт Белояру. Исполняется русская народная песня «Костромушка – Кострома».

1. Кострамушка, Кострома, Государыня моя!
- Здорова ли, Кострома? – Здоровенькая!
- А что ты делаешь? – Кудельку пряду! – Ну, пряди, пряди!..
2. ------------”---------- - Клубочки мотаю!
3. -----------“----------- - Вязанье вяжу!
4. -----------“----------- - Вас ловлю!..

Во время исполнения этой песни, водятся хороводы вокруг Сварога и Белояра. После исполнения песни, Сварог приближается к авансцене, и к нему слетаются первые весенние птахи (две танцующие маленькие девочки «с крылышками», изображающие зябнущих зябликов, «закликающих весну». Танцующие зяблики, исполняют музыкальный речитатив.

З я б л и к и. (Говорят музыкальным речитативом поочерёдно по куплету.)
Весна, весна красная,
Приди, весна, с радостью,
С великою милостью,
Живостью, живностью!..

Солнышком ясным,
Дождичком тёплым,
Хлебом зернистым,
Пшеничкой золотистой!..

Рожью колосистой,
Овсом кучерявым,
Ячменём усатым,
Урожаем богатым!..

Пусть зацветут все цветы луговые!
Пчёлки, несите ключи золотые:
Зиму замкните,
Весну отомкните!..

Сварог бережно и заботливо обогревает зябликов, подышав им в ладошки; они весело берут его за руки и уводят за кулисы. Весь весенний карнавал постепенно уходит за кулисы вслед за Сварогом и зябликами, при этом исполняется песня «Запрягу я в телегу воробья» (русская народная песня).

1. Запрягу я в телегу воробья, куда люди поедут – туда и я.
Масленица счастливая, протянись далеко.
2. Запрягу я овечку, да поеду на речку.
Масленица счастливая, протянись далеко.
3. Мы хорошие песни распевали, на блины и веселье созываем.
Масленица счастливая, протянись далеко.

Неприметно для окружающих, с оглядкой, - на сцене появляется Семик (Кощей бессмертный). Он прибыл на праздник украдкой, в простых саночках, в одних портяночках, без лаптей. Марья Моревна осторожно, с оглядкой встречает его, переговаривается с ним о чём-то. Семик злорадостно хихикает.

С е м и к. (Обращаясь к Марье Маревне, говорит речитативом.)

Люди думают, что «Масленка» - игра,
Пусть, как дети, той игрою тешатся...
Но наступит скоро лютая пора,
Лихо нал Сварогом попотешемся...
(Потирает руки, зловеще смеётся.)
А-ха-ха-ха-ха!..
Семик и Марья Моревна уходят за кулисы.

СЦЕНА ВТОРАЯ. «Заигрыши»

Второй день праздника Масленицы характерен весёлыми играми, хороводами, танцами, песнями. Исполняется русская народная песня «Как вставала я ранёшенько».

Как вставала я ранёшенько, собиралась я быстрёшенько.
Пришла к нам Масленица, принесла блины и маслице.

Как стояла я у жаркой печи, выпекала кренделя и калачи.
Пришла к нам Масленица, принесла блины и маслице.

Вы, подружки собирайтесь, в сарафаны наряжайтесь.
Пришла к нам Масленица, принесла блины и маслице.

Будем вместе хороводы водить, надо нам ещё и зиму проводить.
Пришла к нам Масленица, принесла блины и маслице.

Будем весело мы петь и плясать, и блинами всех гостей встречать.
Пришла к нам Масленица, принесла блины и маслице.
На сцене происходят весёлые игры в ручеёк. Появляются Сварог и Белояр, принимают участие в игре. Марья Моревна выбирает Сварога и приводит его за руку на край авансцены, давая ему возможность в полной мере налюбоваться ей. Сварог очарован Марьюшкой. Он не может оторвать от неё своих глаз. Марья Моревна стыдливо опускает свои глаза, и закрывает своё лицо красивой шалью. Сварог исполняет музыкальный речитатив: «Ты позволь, моя душа».
С в а р о г. (Говорит речитативом.)
Ты позволь, моя душа,
Жить, тобой одной дыша,
Верно, ты сама не знаешь,
До чего ты хороша!..

Научи: каким мне быть,
Постарайся не забыть:
Полюби, чтоб стать любимой,
Будь любимой, чтоб любить!..
Марья Маревна многозначительно улыбнулась Сварогу, одарила его своим обворожительным взглядом и побежала к хороводу девушек. Сварог пытается поймать её в хороводе, но она ловко убегает от него за кулисы. Сварог поспешил за кулисы вслед за ней. Постепенно и весь хоровод уходит за кулисы. Затем появляется Семик-Кощей, крадучись, с оглядкой. Обращается к зрителям, приставляя свою ладонь к губам:
С е м и к. (Говорит с воодушевлением.)
Ай, да Марьюшка Моревна!
Ай, да красная царевна!
Против чар её Сварог
Устоять никак не смог...
То ли будет, поглядим –
Главный фокус – впереди!..
(Злобно смеётся, уходит за кулисы.)

ДЕЙСТВИЕ ВТОРОЕ

СЦЕНА ТРЕТЬЯ
«Лакомки и Разгуляй»

Народные гулянья в самом разгаре на третий и на четвёртый день Масленицы. Весь народ веселиться сполна: водят хороводы, затевают весёлые игры (в ручеёк, в перегонки-догонялки, кулачные бои, борьба, катанье на качелях и каруселях и т.д.).
На переднем плане сцены красуется терем Марьи Моревны. Всех, кто проходит мимо терема, Марья Моревна одаривает улыбкой, добрыми, ласковыми словами и горячими маслеными блинами.
Проходит мимо терема Камаринский мужик, приплясывая, исполняет песню «Здравствуй, Масленица!..» (На мотив русской народной песни «Калинка» или декламируется речитативом.)
К а м а р и н с к и й м у ж и к. (Поёт или говорит речитативом.)
Я – камаринский весёлый мужик,
Разве в день такой на печке улежишь?..
Здравствуй, Масленица торновая!
Эх, честная да ядрёновая!..

Оп, оп, оп, оп. Опа-па!
Петь, плясать-то ведь для нас – не напасть!
Веселее веселись, честной народ!
Чай, весна-то ведь вот-вот уже придёт!..

Как работать, так теперь уже – не мы!..
Дело делать, так теперь ещё - не мы!..
Вот попить-поесть – большие мастера!
Петь плясать – мы мастера, хоть до утра!..

Оп, оп, оп, оп. Опа-па!
Петь, плясать-то ведь для нас – не напасть!
Веселее веселись, честной народ!
Чай, весна-то ведь вот-вот уже придёт!
Марья Моревна одаривает камаринского мужика приветливой улыбкой и целой стопкой горячих блинов. Камаринский мужик принимает блины, как великий дар, и, пританцовывая-припевая, уходит к хороводу...
Проходит мимо терема Марьи Моревны Сварог, исполняет песню «Свет Марьюшка»
С в а р о г. (поёт)
Марья-Марьюшка, зорька ясная,
Словно звёздочка ненаглядная.
Марья-Марьюшка, русая коса,
Как сама весна, - красная краса!..

Лепестки ресниц – цветик бирюза,
В сердце глянули мне твои глаза.
Стань царицей мне, подари свой взгляд,
Иль поднять ресниц люди не велят?..

Как сама весна Марьюшка-краса,
Ниже пояса русая коса...
Ты, как звёздочка ненаглядная,
Марья-Марьюшка, зорька ясная!..
Марья Моревна, смущённая пристальным вниманием Сварога, неторопливо уходит в терем (за кулисы), оглядываясь, и своей обольстительной улыбкой и чарующими взглядами приглашает Сварога следовать за собою. Сварог последовал за ней. Хор исполняет песню «Ох, Масленица- Сметанница»:
Ох, Масленица – сметанница,
По горкам катаемся,
В блины запекаемся!..
Барыня ты моя,
Барыня сударыня.

Блинов привезла
Целую телегу,
А на горушке насыпало
Много снегу!..
Барыня ты моя,
Барыня сударыня...
Во время исполнения этой песни Семик и Марья Моревна, крадучись, с оглядкой, вывозят на саночках из терема (из-за кулис) большой расписной короб и с остановками, приглядываясь и прислушиваясь, везут саночки на другую сторону кулис.
С е м и к. (Говорит в полголоса, обращаясь к Марье Моревне.)
- Что ты так бледна, Марьюшка, аль тебе затея наша не мила?
М а р ь я М о р е в н а. (Отвечает Семику также в полголоса.)
- Затея эта мне по нраву, да боюсь, вдруг очнётся Сварог в этой коробушке, что тогда делать-то станем?..
С е м и к. (Говорит со злорадством.)
- Попробуй тут очнуться, коль ты его такими снадобьями напоила (Декламирует с насмешкой в голосе стихотворение «Птичка в сетях».)
Ну, попалась, птичка, стой,
Не уйдёшь из сети,
Не отпустим мы тебя
Ни за что на свете...
(Говорит другим, жалобным голосом):
Ах, зачем, зачем я вам,
Бессердечны дети,
Отпустите вы меня –
Отворите сети...
(Снова говорит злорадостным голосом.)
Нет, певунья, нет и нет!
Жить ты станешь с нами,
Мы дадим тебе конфет,
Пряничков с кнутами...
(Злобно хихикает)
Не пытайся улететь,
Радуй слух наш пеньем,
Станешь клетку освещать
Ярким опереньем!..
О свободе не мечтай,
Радуй слух наш пеньем,
Всю округу освещай ярким опереньем!..
(Потирая свои руки, Семик-Кощей радуется, предвкушая удовольствие помучить Сварога, продолжает декламировать с упоеньем.)
На скале тебя распнём,
Цепью крепко прикуём
И по пяточкам, по рёбрышкам –
Погваздаем дубьём!..
С азартом стучит кулаком по своей ладони. Показывает, как он будет бить Сварога дубиной. Зло смеётся. Уходит вместе с Марьей Моревной за кулисы. Увозят с собой расписную коробку.

СЦЕНА ЧЕТВЁРТАЯ
«Тёщины вечёрки», «Золовкины посиделки».

В небольшой светёлке, при свечах, сидят нарядные девицы-красавицы, исполняют русскую народную песню «Пряха»:
В низенькой светёлке
Огонёк горит,
Молодая пряха
Под окном сидит.

Молода, красива,
Карие глаза,
По плечам развита
Русая коса.

Русая головка,
Думы без конца...
Ты о чём мечтаешь,
Девица-краса?..

В низенькой светёлке
Огонёк горит,
Молодая пряха
Под окном сидит.

Сразу после исполнения песни, на пороге светёлки появляется Веснянка. Поклонившись девицам, она обращается к ним.
В е с н я н к а. (Мелодический речитатив.)
На ваш призыв прийти я поспешила,
Жить с каждым днём вам станет всё светлей...
Сварога я от мук освободила,
Он был прикован Семиком к скале...

Теперь весна в свои права вступила,
И мне, Веснянке, оттого милей.
На ваш призыв прийти я поспешила,
Чтоб стало жить нам краше и светлей!..
В двери светёлки постучали и вошли молодые парни Белояр и Славен. Декламируя стихотворение «Дары», поочерёдно читают стихотворение «Дары». (Каждый читает по одному четверостишью.)
В честь широкой Масленицы – будут вечерины,
Мы пришли к вам, девицы, собирать дары...
Чтобы было краше Масленке и шире
С этой самой яркой, радостной поры!..

Пусть же будет краше Масленке и шире
С этой, самой яркой, радостной поры...
В честь широкой Масленицы – краше вечерины,
Не скупитесь, девицы, собирать дары!..
Девушки Любава и Лада собирают у девиц дары в лукошко и преподносят их Белояру и Славену со словами (читают по очереди по два четверостишья из стихотворения «Жаворонки прилетите!»)
Б е л о я р. (декламирует)
Жаворонки, прилетите,
Хладну зиму унесите,
Люту зиму унесите,
Тёплу весну принесите.

Подружнее сокликайтесь,
Жаворонушки, слетайтесь.
Ох, зима нам надоела,
Много хлебушка поела...

С л а в е н. (декламирует)
- На чём красная весна,
На чём, ясная, пришла?
- На сошечке, бороночке,
На овсяном снопочке...

На ржаному колосочку,
На пшеничном зёрнышке, -
Вот на чём красна весна
Госпожою к нам пришла!..
Посиделки заканчиваются выходом девушек с рассветом из светёлки. Они выходят на улицу со словами (говорят нараспев все хором)
Сей, матушка, мучицу –
Пеки нам пироги,
К тебе сегодня – сваты,
А к нам пусть – женихи!..

СЦЕНА ПЯТАЯ
«Проводы», «Прощение», «Прощеный день».

От светёлки, где проходили посиделки, с рассветом начинается карнавал. «Масленичный поезд» возглавляет соломенное чучело Марьи Моревны, которое наряжено в цветастое платье. В руках у Марьи Моревны блин или сковорода (символ Солнца). Празднующие участники карнавала несут сковороды, протвины, ухваты – стучат и гремят ими, приплясывая, и поют песни.
Проводы Масленицы-чучела сопровождаются комическими представлениями, люди пародируют похороны Марьи Маревны. Масленицу выносят за село и сжигают её на костре или разрывают в клочья при радостных криках с великим ликованием.
Начинаются Масленичные потехи: пляски и песни шутов-скоморохов, выступают кукольники с Петрушкой в балаганах и прямо на улицах. Ходят вожаки с медведями людям на потеху. Все люди просят друг у друга прощения.
Камаринский мужик пляшет и поёт потешные куплеты на мелодию русской народной песни «Калинка». Весь народ ему подпевает.
К а м а р и н с к и й м у ж и к. (поёт)
Веселее веселись, душа моя!
На дворе ликует Масляная!
Калинка, калинка моя, -
На дворе ликует Масляная!..

Пой, пляши, душа, как можно веселей,
Не жалей своих ты липовых лаптей!..
Калинка, калинка моя, -
Не жалей своих ты липовых лаптей!..

Как на Масляной недели из печи -
Из трубы блины летели горячи!..
Калинка малинка моя, -
Из трубы блины летели горячи!..

Ой, блины мои, горячие блины,
Ой, блиночки, подрумяненные!..
Калинка, калинка моя, -
Ой, блиночки подрумяненные!..
В заключительной сцене Белояр и Веснянка выходят вперёд и выносят на белом полотенце вышитое Солнце и обращаются к зрителям.
Б е л о я р и В е с н я н к а. (Говорят вместе речитативом.)
День ото дня, пусть вам Солнца пребудет,
Будьте же счастливы, добрые люди!..
Пусть теплотой вас одарит и светом,
Яркое Солнце весною, как летом!..

Все артисты выходят на сцену для приветствия. Любава подходит к каждому участнику карнавала, одаривая всех нежными цветами подснежников...
Конец спектакля.

Приложение 2.

МОРОЗ ВОЕВОДА В ЧЕСТЬ НОВОГО ГОДА
Музыкальная языческая сказка для детей

Действующие лица и исполнители:

Мороз воевода;
Снегурочка;
Скоморохи (Сенька и Стенька);
Медведь, Волк, Лиса, Зайцы - звери лесные
Баба–Яга;
Кощей Бессмертный
Красная шапочка;

Действие происходит в дремучем лесу.
Музыкальное нотное оформление спектакля представлено в приложении.
Занавес опущен. Авансцена оформлена в виде картины «Зимний лес». За занавесом хранится секрет – Новогодняя ёлка.
На авансцене установлены два пенька.

ДЕЙСТВИЕ ПЕРВОЕ

КАРТИНА ПЕРВАЯ
Увертюрой к спектаклю служит мелодия «В лесу родилась ёлочка».
Начинается спектакль песней и пляской зайчат. Из-за кулис на авансцену с двух сторон выбегают двое зайчат. Они пляшут и исполняют песню «Песня зайчат»
Если спросят нас: «Откуда,
Эти песни, эти сказки,
Эта музыка и пляски все – откуда?..»
Мы ответим: «Эти песни,
Эти музыка и сказки, -
Все из детства, как и мы, друзья, оттуда!..»

Ля, ля, ля! – все эти песни,
Эти музыка и сказки, -
Все из детства, как и мы, друзья, - оттуда!..

Если спросят нас: «Откуда
Новогодние улыбки,
И сосна в лесу нарядная, - откуда?..»
Мы ответим, что улыбки,
Эти сосны, эти краски, -
Все из детства, как и мы, друзья, оттуда!..

Ля, ля, ля! – улыбки эти,
Эти сосны, эти краски, -
Все из детства, как и мы, друзья, оттуда!..

Послышались звоны бубнов. Зайчата с испугом убегают за кулисы. На авансцену из-за кулис выбегают скоморохи (Сенька и Стенька). Они стучат в свои бубны, пританцовывая, расхаживают по сцене и громко поочерёдно декламируют скоморошьи скороговорки.
С т е н ь к а.
Эх, пойдут дела неплохи,
Коль на сцене скоморохи!..
А вот и мы, прямо с дороги:
Ну-ка, руки, ну-ка, ноги!..
Поударим-ка, что ли
Бубнами да блюдами,
Так, что и дикие места –
Станут людными!..
С е н ь к а.
Отчего бы не потешиться,
Если ноги-руки чешутся?!
Нам, шутам – все пляски нравятся,
У нас ловко получается!..
Я ль не Сенька-скоморох –
На весь свет переполох!..
Вот как топну я ногой!
Да притопну-то – другой!..
Сенька и Стенька исполняют дуэтом «Песню шута»
Эх, дружки-ребятушки,
Красные сопатушки,
Разогреемся пока:
Грянем дружно трепака!..
Ну-ка, руки, ну-ка, ноги,
Ну-ка, лапотцы мои!..

Ай, люли, люли, люли, -
Врежьте, лапотцы мои!..
Ай, люли, люли, люли, -
В клочья, липовые!..
Где один есть скоморох, -
Там большой переполох!..
Двое скоморохов нас:
Эх, и спляшем вам сейчас!..
Ну-ка, руки, ну-ка, ноги,
Ну-ка, лапотцы мои!..

Ай, люли, люли, люли,-
Вжарьте, лапотцы мои!..
Ай, люли, люли, люли, -
Всмятку, липовые!..

Ну-ка, Сенька! Ну-ка, Стенька!
Лыка не жалей и стельку!..
Долго будет вспоминаться,
Как земля зачнёт качаться!..
Ну-ка, руки, ну-ка, ноги,
Ну-ка, лапотцы мои!..

Ай, люли, люли, люли, -
Жгите, лапотцы мои!..
Ай, люли, люли, люли, -
Жарче, липовые!..

Ай, да Стенька-скоморох, -
На весь свет переполох!
Я ли, шут – на пляску плох?!
Мне ли бубен да не друг!..
Ну-ка, руки, ну-ка, ноги,
Ну-ка, лапотцы мои!..

Ай, люли, люли, люли!
Сгиньте, лапотцы мои!..
Ай, люли, люли, люли, -
Лапти липовые!..
Послышался звон бубенцов и колокольчиков. Шуты, приставляя ладони к своим бровям и к ушам, смотрят вдаль и прислушиваются.
С к о м о р о х и (одновременно вскрикивают):
Ой, мать честная, никак сам Мороз-воевода к нам сюда в лесные дебри пожаловал!.. Чего доброго, ещё и заморозит нас в ледышки.
Убегают за кулисы

КАРТИНА ВТОРАЯ
Слышится мелодия песни «Русская сказка». По проходу в зрительном зале скачет зимняя тройка с колокольчиком под дугой. В санях едут Мороз Воевода и Снегурочка, исполняют песню «Русская сказка»
Д е д М о р о з и С н е г у р о ч к а. (Поют в санях.)
Эх, сосенки да ельничек,
Раздайся, лес густой!..
Согрейтесь, белогривые,
Пошли, пошли... рысцой!..
Вокруг: сугробы с инеем,
Снег – вихрем от саней!..
И колокольчик под дугой –
Поёт, что соловей!..

Припев:
Колокольчики мои,
В стужу, чем не соловьи?!
Эх, лошадушки, смелей, -
С соловьями веселей!..

То – всё вокруг белым-бело,
То, вдруг, - калина-цвет!..
Ах, сказка русская моя,
В душе лежит твой след!..
Согрейтесь, белогривые,
Пошли, пошли... рысцой!..
Эх, сосенки, да ельничек, -
Раздайся, лес густой!..

Припев:
Колокольчики мои,
В стужу, чем не соловьи?!
Эх, лошадушки, смелей, -
С соловьями веселей!..
М о р о з В о е в о д а. (Въезжает со Снегурочкой на тройке на сцену останавливает коней.)
Эй, птица-тройка, постой-ка!..
Только Бог тебя выдумать смог!..

(Обращается к Снегурочке.)

Полюбуйся, Снегурочка, - индо сердце млеет,
Когда калина, словно костёр – лес студёный греет!..
С н е г у р о ч к а. (Обращаясь к деду Морозу.)
И не смолчу, дедушка Мороз, а скажу: «Чудо-красота!..»
М о р о з В о е в о д а. (Говорит громким голосом.)
Да что там – красота!.. Чай, сама – лепота!..

Звучит мелодия русской народной песни «Светит месяц». На авансцене появляется зайчиха с двумя малыми зайчатами (мелодия песни смолкает.

З а й ч и х а. (Обращается к деду Морозу.)
Дедушка Мороз, позволь к тебе обратиться:
«Нельзя ли мне с зайчатами на тройке прокатиться?!»
М о р о з В о е в о д а. (Назидательным голосом.)
Покатайтесь маленько, да не гоните коней зря,
С умом катай зайчишек, короче говоря.
Маленько прокатиться не грех, но не забудь, -
Им надо подкрепиться, и надо отдохнуть!..

Снова звучит мелодия русской народной песни «Светит месяц». Зайчиха со своими зайчатами уезжают на лошадях покататься... На авансцене появляется Лиса.
Л и с а. (Обращается к Морозу Воеводе.)
Здравствуй, дедушка Мороз!
Рады видеть вас – до слёз!..

(Обращается к Снегурочке.)

И тебя краса-девица,
Рада видеть я, сестрица!..
С н е г у р о ч к а.
Здравствуй, лисонька-лиса,
Позолочены меха!..
М о р о з В о е в о д а. (обращается к лисе)
Нам поведай: как народ
Весь лесной - в лесу живёт?
Л и с а. Будь ты, дедушка, уверен –
Счастливы лесные звери!..
Счастье наше, так и знай, -
Льётся, прямо через край!..
Дружен наш лесной народ, -
Кипяток – не разольёт!..
М о р о з В о е в о д а.
Ну, добро... ты без затей
Пригласи лесных вождей!..
Л и с а.
Будь уверен, без прикрас –
Будут звери, в сей же час,
А покуда - я в бегах, -
Отдохните на пеньках...

Лиса быстро удаляется за кулисы. Мороз Воевода и снегурочка присаживаются на пеньки, установленные перед авансценой. За занавесом послышался сильный шум. На авансцену выбегают Медведь и Волк. Они дернуться между собой: бьют друг друга, пинают, не замечая ничего перед собой. Лисе с большим трудом удаётся унять их. Перед Морозом Воеводой они успокаиваются, но иногда из-под тишка отвешивают тумаки друг другу.

М е д в е д ь и В о л к. (Кланяются Морозу Воеводе и приветствуют гостей в один голос)
Здрасьте, гости-господа!
Рады видеть вас всегда!..

(Медведь и Волк грозятся друг другу кулаками.)

М о р о з В о е в о д а. (Не обращая внимание на проделки лесных зверей.)
Здравствуйте, лесной народ,
Я привёз вам Новый год!..
М е д в е д ь, Л и с а и В о л к. (Отвечают одновременно, дружно.)
Как мы рады! Как мы рады!
Будут щедрые награды!..
М о р о з В о е в о д а.
В этом издавна местечке,
Здесь, в лесу у самой речки,
Высилась одна сосна:
Вся страна с неё видна!..

Этот лес так одичал,
Так народ весь осерчал,
Что без вашей мне подмоги,
Ту сосну не отыскать,
А сосну-то эту, други,
Нынче впору наряжать!..

И ещё хочу сказать:
«Как нам это понимать,
Что река в такой морозец
Перестала замерзать?!
Л и с а. (Выходит вперёд.)
В этом месте люди были,
Русло речки изменили,
Что-то в реку выливают
И она не замерзает...
Посредине речки той –
Остров стался небольшой,
На котором, вот уж год -
Весело сосна растёт.
Под сосною без затей
Стая белых лебедей –
Основала под сосной
Рай обетованный свой!..
М о р о з В о е в о д а.
Что ж нам делать, как нам быть?
Как нам речку переплыть?..
Как сосну ту вековую
Понарядней нарядить?!
Без сосны нарядной этой –
Нам и года не прожить!..
Л и с а. (Указывает в сторону зрительного зала.)
Может, спросим у детей?
Зрителю всегда видней,
Дети лучше всех на свете –
И умней лесных зверей...
М о р о з В о е в о д а. (Обращается к детям в зрительном зале.)
Ну-ка, дети, кто смелей?
Кто подскажет нам верней:
Как на остров перебраться
Через речку побыстрей?!
И с сосною повидаться,
И со стаей лебедей!..

Из зала раздаются детские голоса. Девочка с первого ряда сообщает громче всех и при этом, надевает себе на голову красную шапочку.

К р а с н а я Ш а п о ч к а. (Встаёт и громко произносит.)
Нужен быстрый вертолёт!..
М о р о з В о е в о д а.
Верно! Нужен вертолёт,
Тот – ковёр-то – самолёт!
Лучше-то, что может быть!
Как его нам раздобыть?!
К р а с н а я Ш а п о ч к а. (Встаёт с первого ряда и громко произносит.)
Ведьма знает, как добыть?
М о роз В о е в о д а. (Кивает одобрительно.)
Да кому же лучше знать?
Ведьма, значит, - ведать–знать...
Дружно хором: Раз и два,
Крикнем: Бабушка-Яга!..
Дети в зрительном зале кричат хором: «Бабушка-Яга! Бабушка-Яга! (звучит мелодия русской народной песни «Из-под дуба, из-под вяза» На авансцене появляется Баба-Яга верхом на метле)
Б а б а - Я г а.
Здравствуйте, мои друзья!..
Если звали, - вот и я!..
М о р о з В о е в о д а. (Обращается к Бабе–Яге.)
Подскажи-ка, как нам быть?
Вертолёт бы раздобыть,
Нам сосну, в раю – за речкой
Надо быстро нарядить!..
Б аб а - Яга. (Игриво и с великой гордостью демонстрирует свою метлу.)
Полюбуйтесь-ка, народ, -
Чем метла – не вертолёт!..
К той сосне в рай лебединый
Нас в два счёта довезёт!..
М о р о з В о е в о д а. (Приглашает жестами рук всех желающих совершить увлекательное путешествие на метле-вертолёте.)
Эй, смелей, лесной народ!
Сказка долго-то не ждёт,
Всех метла, как вертолёт –
К той сосне нас довезёт!..
Все дружно берутся за метлу и Красная шапочка - в их числе. Звучит песня: «Летят самолёты». «Путешественники», взявшись руками за метлу, под ритмы песни «Летят самолёты» изображают полёт. Проходят по авансцене, взмахивая своими свободными руками, спускаются в зрительный зал, и заходят на сцену с другой стороны. Мелодия песни заканчивается, все «путешественники» изображают приземление - мягкую посадку: одни падают, другие качаются из стороны в сторону. Третьи ходят и разминаются...
ДЕЙСТВИЕ ВТОРОЕ

КАРТИНА ТРЕТЬЯ
Высоко над авансценой, между двух занавесей, появляется голова Кощея Бессмертного. Он окинул всех присутствующих недружелюбным взглядом
К о щ е й Б е с с м е р т н ы й. (Говорит громким, хриплым голосом.)
Не дают над златом чахнуть,
Снова русским духом пахнет
Что за люди? Вы откуда?
М о р о з В о е в о д а.
Мы из леса. Остров чуда
Прилетели навестить;
Ель нам надо нарядить...
К о щ е й Б е с с м е р т н ы й. (Говорит более мягким голосом.)
Я, Кощей, а это значит:
Только кашу ем и щи...
Смерть моя уже в том есть,
Коли стану утку есть,
Что сидит в ларце на ели;
Или стану кушать щуку,
Иль утиное яйцо...
К р а с н а я Ш а п о ч к а. (Спрашивает Кощея Бессмертного, и прячется за Мороза Воеводу.)
А игла в яйце – игра?..
К о щ е й Б е с с м е р т н ы й. (Смеётся.)
Точно, девочка, игра,
Только – не совсем простая,
И притом - не озорная...
Тем наш остров знаменит,
Что ни слово – песнь звучит!
Что ни шаг – красивый танец,
Век танцуй – и не устанешь!..

(Все гости говорят ему хором):

Это всё мы понимаем,
Ваш обычай принимаем:
Будем есть и щи, и кашу,
Под сосною песни ваши
Станем петь и танцевать,
И сосну ту наряжать!..
К а щ е й Б е с с м е р т н ы й.
(Исчезает за кулисами и появляется снова перед гостями в своём чёрном длинном халате. Недоброе его выражение лица изменяется - на приветливое. Он обходит всех, дружески улыбаясь, и говорит загадочным, но дружественным голосом.)
Ну, друзья, вперёд смелей!
Ждёт сосна своих друзей!..
В зале гаснет свет. Зазвучала мелодия песни «Русская сказка». Занавес открывается. Посредине сцены стоит импровизированная сосна, подсвеченная со всех сторон. Около ёлки стоят ящики с игрушками. Все присутствующие быстро наряжают ёлку и танцуют вокруг неё. Все подходят к краю авансцены, приветствуют зрителей, называя по очереди свои имена.
М о р о з В о е в о д а и С н е г у р о ч к а.
(Взявшись за руки, обращаются к зрителям.)
Друзья, с Новым годом! Пусть сбудутся все ваши мечты!..
Конец спектакля

Приложение 3.

СВЯТКИ

Музыкальная пьеса

Действующие лица и исполнители:

Бехтеев - дворянин Орловской губернии
Наталья Алексеевна – жена Бехтеева;
Серёжа, Коля, Алёша, – сыновья Бехтеева;
Катя, Наташа, Зина, – дочери Бехтеева;
Анастасия – кормилица;
Павел – приказчик;
Варвара – кухарка;
Монах-странник;
Кучер;
Ряженый барин.

Действие происходит в дворянской усадьбе в 1900 году;
В спектакле принимает участие хор и оркестр народных инструментов.

ДЕЙСТВИЕ ПЕРВОЕ

КАРТИНА ПЕРВАЯ

Раннее зимнее праздничное утро Рождества Христова. Наступление святок (от Рождества до Крещения). В декорации представлена часть усадьбы дворянина Бехтеева и большая гостиная комната. Младшие дети столпились у окон: дуют на стёкла, трут их ладошками, смотрят на улицу.
Старшая сестра Катерина стоит рядом со старшим братом Сергеем разговаривают между собой
К а т я. (Накидывает шаль себе на плечи, обращается к Сергею.)
Вот и наступили Святки. Вот и наступило святое Рождество Христово. Как я люблю этот праздник!..
С е р г е й. (говорит в тон Кате)
И я люблю его крепкий, морозный воздух, люблю его леденистую чистоту и снежность. Люблю наблюдать, как синеватый рассвет белеет. Снежное кружево деревьев легко, как воздух. Люблю слышать, как плывёт гул церковного звона и в этом морозном гуле колоколов всплывает Солнце, как огромный корабль с алыми парусами...
К а т я. (Кладёт свою голову на плечо Сергею.
Брат мой, ты настоящий поэт, вот увидишь, ты прославишься как поэт...
С е р г е й. (улыбается)
Ещё бы, Катя, мне не стать поэтом, когда есть такой вдохновитель...
К а т я. (Говорит серьёзным тоном.)
Серёжа, не обижайся, я тебе не льщу, но кто кроме меня, как сестры, искренне скажет тебе об этом... Пожалуйста, говори об этом празднике, прошу тебя. Мне так приятно слышать твою вдохновенную речь.
С е р г е й. (тихо смеётся)
Вон, смотри, иней на вершинах деревьев зарозовел. Зарозовели даже те чёрные галочки. Ты видишь: Христианский мир просыпается к празднику. Берёзы осеребрились. Вот оно утро Великого праздника Рождества Христова...
Вокруг Серёжи и Кати собрались все остальные братья и сёстры. Со вниманием слушают. Серёжа трогательно обнимает всех их по очереди, и говорит, уже больше обращаясь к своим младшим братьям и сёстрам.
Дивен рождественский мороз. Вспоминайте, как снег хрустит под ногами, как щиплет он ребятишкам пальцы даже в пуховых рукавицах и ломит ноги в заячьих сапожках. Чуть-чуть погулял и уже скорей, скорей к дому: скрип, скрип, скрип... И украдкой проходят и прячутся за тёплой печкой. Отогреваются. Печь пылает. Запахи чудесные. Пахнет дровами, пирогами, щами, пшённой кашей с молоком. После поста вся еда необыкновенно вкусна... В дому всё по-праздничному: на полу новые рогожки, чистые, тканные, узорчатые дорожки, выскобленные столы и лавки, выбелен потолок и пол. Жарко, светло и сытно...
К а т я. (вскрикивает громко)
Боже, славильщики идут, вот уж тут, как тут...
На зов Кати поспешили прийти хозяйка Наталья Алексеевна и повариха. Входит славильщик, монах-странник, весь в отрёпьях, с посохом в руке.
М о н а х. (Креститься чинно и благородно, но после молитвы кричит неподобным голосом.)
Будут на всех пироги, будут у вас хромовые сапоги!.. Аминь... (поёт)
Как умом ходил я в город Вифлеем,
И бывал в вертепе, и видал я в нём:
Как Христос Спаситель плакал и рыдал,
Перед ним Иосиф с матерью стоял.
Дева мне сказала: «Плачет Он о том,
Что Адам и Ева, взяты в плен врагом...

Рождество Твоё, Христе Боже наш,
Воссияй миру светом разума,
Небо звездам служащее,
И звездою учахуся.
Тебе кланяется Солнце Правды,
И тебя видят с высоты Востока,
Господи, слава Тебе!
Дева днесь Пресущественного рождает,
И земля вертеп Неприступному приносит;
Ангелы с Пастырем славу словят,
И волхвы со звездою путешествуют.
Наш Бог роди... родился,
Отроче младый, Предвечный Бог.
Все присутствующие монаху кланяются. Монах садиться под образа, кричит будто по-петушиному:
Кури ко-ко, та-та, та-та...
Я – сирота, я – сирота!..
Его начинают угощать.
К у ч е р. (Ставит бутылочку на стол перед монахом.)
С морозцу-то, Лёня, промокни! Монах бутылочку вина крестит и шепчет молитву. Все присутствующие люди в горнице довольны. Все приветливо монаху улыбаются, и по-доброму шепчутся между собой.
В а р в а р а. Ласковый, ноне, Лёня, угощенье сразу принял...
К у ч е р. (говорит с чувством)
К благополучию, знать... У кого не примет-то – то ли хозяину помереть, то ли ещё чего такого...
Мо н а х. (кричит страшным голосом)
А поросятина где? Я пощусь, пощусь, да и отощусь... Думаете чего? – судаки ваши святей, что ли, поросятины?.. Одна загадка. Апостол Пётр и змею, и лягушку ел, с неба подавали... А вы в церкви не бываете – ничего знать не знаете и не понимаете Вы!..
Всем становится страшно. Маленькие дети прячутся за больших. Монах закатывает глаза, только одни белки видно. Потом смеётся и крестит всех мелким крещением... Вбегает приказчик
П р и к а з ч и к. (кричит на монаха)
Опять ты к нам пожаловал. Я разве тебе не говорил, чтобы духу твоего не было на нашем дворе!..
М о н а х. (смеётся)
Я не на дворе, а на еловой коре! (Крестит приказчика) А завтра буду на горе!..
П р и к а з ч и к. (громко)
Погоди, вот кончится праздник рождества. Опять в кутузку угодишь – сядешь!..
М о н а х. (смеется)
Я сидел, да не поседел, а ты не сидел, а белее снега весь поседел. (Ёрзает на скамье) Сам царь Давид сказал в своих книгах: «Христос ноне рождается на муки... и в темницу возьмут, и на кресте распнут, и в третий день воскреснет!..
П р и к а з ч и к. (говорит тише)
Давай, брат, быстро доедай, допивай и отплывай. Не огорчай своим видом хозяина, он может в любой момент зайти. Терпеть не может шатунов...
М о н а х. (говорит назидательно)
А это уж, как Господь дозволит, а ты против Его воли не вззы!.. Судьба каждого человека тонкий волосок, петушиный голосок!..
П р и к а з ч и к. (Сердито машет на него рукой.)
Мне с тобою говорить, головушка заболит...
(Приказчик быстро уходит и все этому рады; в горницу входит кормилица Анастасия.)
А н а с т а с и я – к о р м и л и ц а. (жалуется всем)
Сколько деток я кормила, сколько - молоком своим поила. А приказчик паспорта не даёт, а мне богатее место вышло. Сын у меня маленький и муж разбойник обижает. (Плачет, все её жалеют; Варвара успокаивает кормилицу.)
А ты, Варюша, самому хозяину прошение пропиши, да так, чтобы оно было как можно построже. Напиши да и подай ему, уж он, кормилец наш, всё по правде рассудит. Не годится так притеснять, хошь - муж-размуж, хошь - приказчик-разприказчик, а не смей забижать...
М о н а х. (Стучит об пол посохом, кричит.)
Репка, не люби крепко!
Смой грехи! Смой грехи!
Всем становится страшно. Варвара-кухарка всплеснула руками и скрестила их на груди, как перед иконой...
А н а с т а с и я - к о р м и л и ц а. (крестится, взывает к монаху)
Да что ты, батюшка, да какие же это я грехи?..
М о н а х. (перебивает кормилицу)
У всех грехи... У кого курочки, а у тебя – петухи...
А н а с т а с и я - к о р м и л и ц а. (бледнеет и вскрикивает)
Ах, батюшки!.. Ах, свет родимый!..
(Закрывает лицо фартуком, все шепчутся...)
М о н а х. (крестит всех)
Для Христова дня всем прощенье. (Снова благословляет всех, все довольны.)

КАРТИНА ВТОРАЯ

На сцене те же артисты. Появляется ряженый барин. Одет легко не по сезону в обветшалое, потёртое, лёгкое, тесное пальто. В военной фуражке с полуоторванным козырьком. На ногах надеты худые летние штиблеты. Из перчаток торчат посиневшие от холода пальцы.
Р я ж е н ы й б а р и н. (Закашлялся, растирает руки, размахивает ими и шлёпает себя по плечам, отогревается.)
Ну, мороз! Ух-ух-ух-ха-ха!.. Ну, лютый, обнимает горячую печку, притопывает... Дух перехватило... Христа прославить песнопеньем сил у меня и духу не хватит. Однако, любезные мои, вот у меня в руках есть такая бумаженция, сейчас буду читать поздравление с праздником самому барину. (Достаёт из-за пазухи конверт, распечатывает и разворачивает его.)
Доложите барину, что вот я прибыл с поздравлением, хочу, значит ему собственные стихи... Так-то вот. (Вопросительно смотрит на присутствующих, удивляется, что никто не торопится звать барина, все только переглядываются и смеются.)
К у ч е р. (Обращается к ряженому барину строго.)
Что ты за важная такая персона, чтобы тебе самого барина звали, а? Коли пришёл, так жди, когда барин сам появиться изволит. Да ещё пожелает ли он слушать твои бредни...
Р я ж е н ы й б а р и н. (обиженно)
Ну не хотите звать и не надо. Слушайте сами мои сочинения в честь праздника рождества Христова (читает)
Наступило Рождество
Из всех торжеств торжество:
Вот идут, идут волхвы
От Египта до Москвы...
Всем понравились стихи. Женщины крестятся, смотрят на автора стихов с благолепием.
В а р в а р а – п о в а р и х а. (говори т с умилением)
Как хорошо, как благолепно!..
М о н а х. (Обращается ко всем присутствующим.)
А теперь вот послушайте меня (читает стихи)
Господи, Боже, помилуй...
Господи, Боже, прости...
Чаша меня пусть не минет,
Лишь бы к тебе мне прийти...

Лишь бы тебя не забыл я,
Крест свой, я счастлив нести...
Господи, Боже, помилуй,
Господи, Боже прости...
Все хвалят монаха, все его благодарят за такие чудесные стихи: «Как это хорошо и просто сказано!» «С какой душой, и с каким сердцем произнес святой странник эти слова любви к Богу». Все ему кланяются.
С е р ё ж а. (говорит очень взволнованно)
Я настолько тронут вашими словами, что и сказать нельзя. Я словно зажёгся от ваших святых слов настолько, что и мне захотелось вам прочитать своё короткое стихотворение (читает)
Люблю я с детских лет лампаду:
Она душе даёт отраду
И тот целительный покой,
Что дорог в суете людской...

Седая нянюшка-старушка,
Былая наша хлопотушка
В лампаду масла подливала,
Фитиль прилежно зажигала.

И оживал во тьме ночной
Божницы угол дорогой,
Где в ризах блещущих святые
Нам представлялись, как живые.

И так нам становилось сладко,
Казалось, что в углу лампадка,
Как верный Богоносный страж
Покой оберегает наш...
Появился барин Бехтеев. Обращается ко всем присутствующим.
Б е х т е е в. (Громко обращается ко всем.)
Молодцы Богуславцы! Хвалю вас от всей души! Вот теперь самое главное начинается. Подходи по одному, странники, всех одарю...
К у ч е р. (Дружелюбно толкает монаха в шею.)
Ну, пошёл, голова садовая, ради такого праздника охватывай полтинник.
М о н а х. (говорит весело)
Вот и ладно! Вот и складно! Слава Богу, что навёл Господь барина на ум.
Получив своё вознаграждение, гости хором исполняют во славу Господа «Рождество Твоё, Христе Боже наш» и, довольные расходятся...

Конец спектакля.

Приложение 4.


Приложение 6

ЛЕЛЬ И ЛАДА
Музыкальная языческая миниатюра.

Действующие лица и исполнители:

Лель – юный пастух
Лада – молодая пастушка
Старец – гусляр

В сценах принимают участие пастухи, пастушки.
(Пантомима, хореография, фольклорные хороводы).

Место действия: русская языческая деревня
Время действия: пора цветения вишен и яблонь.


Перед поднятием занавеса, на авансцену с песнями и плясками выходят молодые девушки и юноши. Самый юный из них, обращается к зрителям: «Друзья, радость-то, какая! Сегодня самое начало нового Золотого Века! То, что вы сейчас увидите и услышите, - это сказочная быль. Встаёт новое Солнце! Здравствуй, Золотой Век!»
С песнями и плясками все уходят со сцены.

Занавес поднимается. Слышится в отдалении весёлый шум юных певцов и танцоров. В глубине сцены сидит Старец с гуслями в руках, ожидает восхода Солнца. Вот первые лучи Солнца озолотили всё вокруг.

С т а р е ц. (декламация)

О Солнце, Солнце!
Катись по синему Небу
С Востока на Запад –
К слиянию с краями далёкого моря…
Оно уже готово
К принятию блестящего Бога…

(Послышались звуки свирели. Старец прислушивается.)

Вот уже с холмов и долин -
Слышны мне пастушьи свирели…

На сцену выбегают радостные Лель и Лада. Старец не замечает их появления, созерцает восходящее Солнце… Лада и Лель осторожно подходят к Старцу ближе.

Л а д а. (Музыкальный речитатив.)

Старец, ты наш - вдохновенный певец,
Добродетельный, вежливый Старец…
Уж семьдесят раз ты первыми розами гусли
Украсил на празднике новой весны,
Веселья и памяти светлой!..

А в юности зрелой камены тебя полюбили!
Пусть старость в тебе поубавила силы, -
Отнять не смогла у тебя
Вдохновенного, певчего дара…
И светлой весёлости дар -
Добродетель твоя сохранила…

Теперь же – улыбкой и взором
Приветливым, - юность встречаешь…
К тебе вот спешили мы с другом, -
Твои - пастушок и пастушка…
Увидеть тебя захотелось,
Давно уж с тобой не встречались
На празднике пышном весны;
Нам хочется песен твоих
Прекрасных и звучных послушать…

Л е л ь. (поёт)

Певец - добродетельный Старец!
Нам песню, пожалуйста, спой, -
Весёлую песню златую…
Нам любо и мило с тобой –
У музы твоей на пороге…
Как будто – не сам их поёшь,
А, музой внушённые песни,
Как будто у Неба берёшь!

От них, так и веет прохладой,
Прекрасною, новой мечтой!..
Пожалуйста, песни нам с Ладой
Какие мы любим напой!
Певец, добродетельный Старец, -
Мы просим, пожалуйста, - спой!

Л е л ь и Л а д а. (поют дуэтом)

С рассветом поющие звуки,
Нам слаще, чем в зное - прохлада…
Коль не было б в жизни разлуки –
Не пили бы - встреч наших радость!

Здесь роза о чём-то лепечет,
На звёзды влюблено глядит...
И всё это - душу нам лечит,
И всё это - песней звучит!

Пусть розы - стволы обвивают.
Цветы их душисты, нежны...
Они и не подозревают, -
Какие здесь грезятся сны!..

Тут пчёлы с гуденьем роятся,
Летают шмели и стрекозы…
От песен на сердце родятся -
Чудесные, райские розы...

Коль не было б в жизни разлуки –
Не пили бы - встреч наших радость!
С рассветом поющие звуки,
Нам слаще, чем в зное - прохлада…

Старец кивает им головой в знак удовлетворения и признательности. Приглашает их сесть рядом с собой. Лада и Лель садятся рядом, полны внимания и нетерпеливого ожидания песен.

С т а р е ц. (Музыкальный речитатив.)

Я с юности ранней,
До позднего вечера жизни, -
Ни в чём не отказывал
Феям и юношам милым.
А как вам отказывать?
Сладки мне юношей просьбы,
Улыбки и речи у юных,
Так нежны, легки и прекрасны!..

(Пальцем, шутя, погрозил Ладе.)

Смотри, Лада, чтобы не плакать,
Как, вдруг, попадёшь в мою песню…
Уж, коли вы, песен хотите,
От песен, чтоб слёз я не видел…

(Берёт гусли, лицом обращается к Солнцу, ударяет по струнам. Музыкальный речитатив.)

Прекрасен твой дар, Ярило!
Кого ты полюбишь, - слетаются музы;
Ты движешь силою слова –
И разум людей, и их душу.
Как дар не хвалить этот твой,
Моё Золотое Ярило!..

Что бедную жизнь услаждает?
Подруга, да песня и мудрость;
Деяний твоих не счерпать –
Красот многоцветных и юных!
Красивы тюльпаны, гвоздики,
И розы, фиалки и маки!
Приятны крылатые песни!
Дары все прекрасны Природы!..
Приятнее ж всех красотою -
Цветущая, нежная младость!

(Поёт без аккомпанемента гуслей.)

И всё ж красота,
Лишь гостья земная…
Блеснёт, как роса,
На Небо взлетая…

И вы, молодые,
Мне скажите: «Будет, -
Тебя мы любили,
Но больше – не любим…»

Ты только вчера ещё, Лада, -
Не надо краснеть, посмотри-ка,
На щёки свои, что алеют,
Как в поле, цветущие маки…
Сегодня по ним – две росинки,
На Солнце сверкая, скатились…
Забыла ты, Ладушка-Лада,
О чём, только что, - говорили?
Ведь я говорил, чтоб не плакать,
Когда попадёшь в мои песни…
И вот, - в мою песню попала,
И тут же - заплакала Лада…
Вот так, что сказал, то исполнил, -
Глаза твои – слёзками полны…

Лель заглядывает Ладе в глаза. Вытирает слёзы на её щеках. Они щеками прижались друг к другу. Весело шепчутся между собой. Старец улыбается, на их весёлый шёпот. Появилось несколько пастушек и пастушком их праздничного хоровода. Все они сели вокруг старца, улыбаются и шутят.

Л а д а. (Музыкальный речитатив.)

Спой нам песню, милый Старец,
Все друзья твои собрались,
И притихли в ожиданье, словно мышки…
Спой нам песню, как бывало, -
Сколь ни пел бы, - всё нам мало, -
Пусть тебя, кто любит песни, - все услышат!

Цыц, душа моя, ни звука! -
Кровь на сердце закипает,
Слушай, как поёт, играет…
Спой нам песню, милый Старец,
Все друзья твои собрались, -
Сердце, так и замирает…

С т а р е ц. (Поёт, обращаясь к Ладе.)

Но даром - я песен не вспомню,
Хоть что-нибудь, ты подари, -
Тогда я охотно исполню,
Все лучшие песни зари!

Л а д а. (поёт)

Возьми мой венок, он прекрасен,
А хочешь, - свирель? Вот возьми!..

С т а р е ц.

Венок и свирель? – не согласен, -
Ещё что-нибудь подари!..

Л а д а.

Так что ж подарить-то смогу я,
Неужто, - ты ждёшь поцелуя?!
Смешно мне, - признаюсь я, - правда…
Какая же это награда?!

С т а р е ц.

Не мне поцелуй дай в награду, -
Целуй только Леля ты, Лада!..

(Лада незамедлительно обнимает Леля за шею, целует его в обе щеки много раз.)

С т а р е ц.

Довольный улыбается. Подставляет ладони, сделанные рупором, к своим губам. Надувает щёки и вдруг послышалась необыкновенная, волшебная, зачаровывающая музыка свирели. Все присутствующие юные пастушки очарованы. Одни, из них от радости, - обнимаются, другие – танцуют, третьи – вытирают слёзы счастья на щеках друг у друга. Когда эта удивительная музыка закончилась, все захлопали в ладоши.)

Л а д а. (Музыкальный речитатив.)

Милый Старец, я восхищаюсь, -
На чём играешь? - не понимаю…

С т а р е ц.

Лада, Лада, - я понимаю, -
На свирели я играю!..

Снова делает ладони, сложенные рупором, подставляет их к своим губам, - слышится то космическая музыка с ветром, то слышится шум ливневого дождя с громовыми раскатами, то прозрачное, солнечное легкое звучание перекликается со щебетанием птиц и тихим лепетом ручейка. А то, вдруг, слышится шум прибоя и крики чаек… Когда музыка закончилась, то и наступившая тишина казалась волшебной музыкой…

Л а д а.

Милый наш Старец, мы просим с мольбой…

Л е л ь.

Всё ты играл нам. Теперь ты нам спой!..

Старец. (поёт)

Ах, как вы молоды, –
Лада и Лель!..
Кудри развеялись,
Губы алеют…

Я вот состарился
И подурнел…
Улыбки, как розы, -
Дарите мне!..

Вы посмеётесь,
Глядя на нас:
Любовник бабуси, -
Старец-то наш…

Взор-то орлиный, -
Стал веселей!
Старец запел наш,
Как соловей!..

Смейтесь над нами,
Смех ваш люблю…
Снегом осыпало
Старость мою…

Только спрошу вас, -
Час мой пробьёт, -
Кто незабудки
Мне принесёт?

Пойте покуда, -
Веселия час!
Лель мой и Лада, -
Пою я для вас!..
Кудри развеялись,
Губы алеют…
Ах, как вы молоды, –
Лада и Лель!..

Конец спектакля.

Приложение 7.

НАРЦИСС И НЕЗАБУДКА
Языческая драма

Действующие лица и исполнители:

Царевна Несмеяна
Царь Берендей
Дядька Черномор
Горбуша, Соловей Разбойник
Марья Марена
Весна
Огрызкин, придворный вожак медведя
Паук Паутинович
Шут придворный

В массовых сценах принимают участие, скоморохи, коробейники, празднующий народ царства Берендея, фокусники, вожаки медведей, певцы, танцоры.
В пьесе принимают участие также ансамбль народных музыкальных инструментов и фольклорные ансамбли песен и плясок.
Время действия – древнеязыческая дохристианская Русь;
Место действия – сказочное царство царя Берендея.

ДЕЙСТВИЕ ПЕРВОЕ

КАРТИНА ПЕРВАЯ. Среча Громницы.

В царстве царя Берендея отмечается праздник «Сретенье» в начале февраля. Этот праздник языческий, известен на Руси, как Среча или Громницы. В этот день Зима стареет и даёт бой молодой весне, выезжающей на Солнечную тропу. Испокон веков на Руси в это время закликают Солнце, чтобы оно увидело свою сестрицу Весну. Устраивают игры – «зимоборы», когда деревня разделяется на две партии, и они сталкиваются стенка о стенку. При этом всерьез не бьются – толкаются и борются, так что трещат пуговицы, рукава, карманы. В это время бывает оттепель, ненастье и может даже погромыхивать гром.
Земледелец видел защиту не только в Весне и Солнце, но и Боге Перуне-Громовике. Его олицетворяет в этот день большая самодельная свеча – Громница или громовая свеча. Среча (Громницы) праздник весёлый. Основная идея его заключается в том, что на время февральской оттепели является Весна и предъявляет Марене счёт в том, что пора зиме убираться восвояси. Зажигается костёр, пускается бражный ковш по кругу, чинно славящему Богов. Является Весна со своей свитой и её чествуют с великой радостью.
Вмеесте со своим народом в играх принимают участие Царь Берендей и царевна Несмеяна и вся царская свита; они веселятся и потешаются вместе со всем своим народом. На этом вольное празднование заканчивается, и начинается обязательная часть исполнения мистерии празднования Сречи (Громницы).
Вслед за Весной является Зима – Марена. Она так же, как и Весна прибывает на праздник со всей своей свитой. Марена возмущается тому, то народ в царстве царя Берендея веселиться от души. Слуги Зимы Марены появляются перед празднующим народом в страшных масках и с хлыстами в руках Они пытаются разогнать народ и затушить праздничный костёр (снегом и хлыстами). Весна заступается за народ в царстве Берендея, и происходит словесная перепалка между Зимой Мареной и Весной, в которой допускаются скабрезные выражения (в пределах эстетических норм). Словесная перепалка должна осуществляться экспромтом, без заучиваний текстов, так чтобы это выглядело наиболее естественно. Эта сцена словесной перепалки носит волшебный характер и сопровождается соответствующим действом по всем правилам народного обряда, в театрализованной манере народного праздника Сречи. Каждая из богинь требует уступить ей место и предоставить время для своего действа; они договариваются на состязание между своими свитами (перетягивание каната, драка на мешках, «конный бой», игра в снежки и другие). Весна, в конечном счёте, должна согласиться, что время её еще не наступило. И дело заканчивается борьбой «богинь» между собой, при этом, действо данной мистерии теряет оговоренные условия и переходит в потеху. Здесь также рекомендуется исполнить свои роли экспромтом. Естественность сценического действа привносит в спектакль элементы «живых» событий на театральной сцене. Наконец, Весна уступает Зиме все права, и Марена читает заклятие Мары-Зимы (читается нараспев):
Во сыром-то бору да во тёмном лесу
Подымаются ветры буйные,
Злы погодушки великие!
Уж вы, батюшки Ветры!
Уж вы батюшки Вихоря!
Сослужите вы мне службу верную!
Принесите на перемётных крыльях своих
Стужу лютую, морозы белыя!..
Да Новолочь тёмную, ветрокрылую.

Уж ты гой-еси, Севоярушка –
Озорной еси, ветер Северный!
Ты задуй, задуй Стретным вихорем,
Оттуряй Весну ты подалее,
Гостью раннюю пачечайнею.
Приходи ты, царь Мороз-трескун
Учини вокруг стужу зимнюю,
Окружи дерева ты инеем!..

Как на Нове-Месяце,
Как на Ветхе-Месяце,
Как на Перекрой-Месяце,
Выходила из нор сила тёмная,
Сила тёмная - опакая!
Выходили там да на Белый Свет:
Охвестиши бездомные – хвастаться,
Опухлики окоянныя, жженопятики поганыя – грабоватыя!
Выходили там: охальники слюнявые,
Михрютки подколодныя,
Да непути прыгучия – волохатые!
Выходили там: прыгулыши – крапивныя,
Козлодёры – слеповерныя, злосмрадныя,
Пакостники пакостныя – душеврадныя.
Да шаврики окатисто-вонючии!

Выходили там: Духарики болотныя,
Зимогоры темнообразные, шкурастыя,
Да сумеречники лупасто-страхолюдныя!
Выходил с ними Стужайло Сердитой.
Говорил он тут таковы слова:
«Обернися Среча – несресаю!
Как не переймёшь решетом ветра зимнего,
Не прибьешь им гвоздь ко сырой земле –
Так не быть Весне прежде времечка!»

КАРТИНА ВТОРАЯ

В чертогах царя Берендея царевна Несмеяна ведёт беседу с царём-батюшкой Берендеем Ивановичем.

Н е с м е я н а. (плачет, причитая)
Вот и весна ещё не пришла к нам. Как жить-то мне, Несмеянушке?!
Б е р е н д е й. (утешает Несмеяну)
Не плачь, моя доченька, не плачь, не горюй, моя пригожая. Не времечко ещё для Весны Красной девицы...
Н е с м е я н а. (продолжает плакать)
Как же мне не плакать, батюшка Берендей Иванович, не дожить до тёплых дней моему цветочку любимому, моему Нарциссу красивому...
Б е р е н д е й. (озабоченно)
Да что уж? Или худо ему живётся в горшочке расписном, да в царской светлице?
Н е с м е я н а. То-то и оно, что худо ему живётся без Весны, без Солнца. Вот уж, почитай совсем увядает он... А нового Нарцисса ныне и с огнём не сыскать во всём твоём царстве-государстве...
Б е р е н д е й. (Хлопает трижды в ладоши, восклицает.)
Позвать сюда Паука-Паутиновича. Пусть принесёт горшок с Нарциссом царевне Несмеяне для наглядного показания.

(Появляется Паук Паутинович. В руках несёт горшок с цветком Нарцисса. Цветок надломлен и еле держится на стебле...)

Н е с м е я н а. (плачет пуще прежнего)
Вот видишь, батюшка, уже не жилец на этом свете мой любимый цветок Нарцисс. А как вы мне жить прикажете без цветка моего любимого?
Б е р е н д е й. (Сочувственно качает головой, говорит в сторону.)
А и в самом деле – не жилец наш цветок Нарцисс на этом свете... Что же делать-то мне? Как утешить дочь мою любимую – Несмеянушку?! Где мне взять новый Нарцисс-цветок вместо старого?
(Появляется шут придворный. Звенит колокольчиком, весело смеётся.)

Н е с м е я н а. (говорит шуту гневно)
Как посмел ты смеяться шут дурашливый? Али не ведомо тебе, что отживает свой век мой любимый цветок Нарцисс? Погибает он раньше времени... А мне и сама жизнь без него не мила...
Ш у т. (смеётся пуще прежнего)
Ну-ка, шибко велика беда, цветок Нарцисс загибается (снова смеётся). Мало ли таких цветков в заморских царствах-государствах. Это ведь совсем плёвое дело доставить заморский цветок Нарцисс в царство Берендея.
Н е с м е я н а. (задумывается)
Да кто же в нашем царстве, в Берендеевом государстве на такой подвиг сгодится?
Ш у т. (перестаёт смеяться)
А наш придворный вожак с медведем на что? Даром что ли ему хлеба-то царские кушать? Вот и пусть отправляется в заморские царства-государства и добудет там достойную смену нашему цветку Нарциссу...
Н е с м е я н а. Да так ли хорош Нарцисс заморский, как наш доморощенный?
Ш у т. (смеётся)
Да не токмо что лучше нашего заморский Нарцисс, а просто чудесный. Его там так и величают Нарцисс-Незабудка. Недаром ведь ему такое прозвище дали? Стало быть, он хорош весьма, коль незабудкой его кличут...
Н е с м е я н а. (нетерпеливо)
Так что же ты стоишь. Как вкопанный? Скорее зови сюда вожака с медведем...
(Шут убегает за кулисы, появляется вожак с медведем.)
О г р ы з к и н. (Кланяется царю Берендею и царевне Несмеяне.)
А вот и мы, тут, как тут!..
Б е р е н д е й. Ты, Огрызкин, вот что: отправляйся в заморское царство, в три десятое государство, и доставь нам Нарцисс-Незабудку, а то наш-то Нарцисс во дворце совсем захирел. А без него моей царевне Несмеяне никак нельзя...
В о ж а к. (низко кланяется)
Слушаюсь, царь-батюшка - Ваше Высочество, всё будет исполнено в точности, как ты велишь. Мы с Мишуткой пойдём таким путём, что Нарцисс-Незабудку непременно добудем (удаляется).

ДЕЙСТВИЕ ВТОРОЕ
КАРТИНА ТРЕТЬЯ

Дворец Дядьки Черномора охраняет Соловей Разбойник (Горбуша). Занавес опущен. На авансцене появляются вожатый Огрызкин с медведем.

О г р ы з к и н. (поёт)
Ромашки спрятались,
Поникли лютики,
Вода холодная в реке рябит,
Зачем вы, девушки,
Нарциссов любите?
Одни страдания
От той любви...

(Между двух занавесей просунулась голова Соловья Разбойника.)

С о л о в е й Р а з бо й н и к. (кричит гневно)
Кто здесь смеет голос подавать, кроме меня Соловья Разбойника?
(Пронзительно свистит в милицейский свисток.)
О г р ы з к и н. (Прячется за медведя, говорит робким голосом.)
Зачем, уважаемый господин, так громко свистишь, что у меня в ушах перезвон стоит?..
С о л о в е й Р а з б о й н и к. (громко смеётся)
Это ещё что? Я ведь так могу свиснуть, что у тебя все волосы на голове, как ветром сдунет!.. Отвечайте: зачем пожаловали?..
О г р ы з к и н. (перепуганным голосом)
В нашем царстве-государстве Нарцисс увядает... От этого царевна Несмеяна шибко страдает... Холодно у нас на Руси – боже упаси!.. Так вот мы к вам за Нарциссом пожаловали...
С о л о в е й Р а з б о й н и к. (Говорит уже более миролюбивым голосом.)
Нарциссы у нас даром не даются. Нарциссы у нас незабудками зовутся. За Нарцисс-Незабудку мне полцарства полагается, а другая половина Дядьке Черномору причитается...
О г р ы з к и н. (Задумывается, чешет себе затылок, отвечает нерешительно.) Полцарства соловью, полцарства Черномору, а нем с медведем, что достанется?..
С о л о в е й Р а з б о й н и к. Вас мы назначим управляющим сим царством-государством...
О г р ы з к и н. А как быть с царём Берендеем и Несмеяной? Какая будет им корысть? - ответь мне любезный господин.
С о л о в е й Р а з б о й н и к. А им двоим, - отвечу я не в шутку, - подарим мы Нарцисс-Незабудку...
(Открывается занавес. На троне сидит Дядька Черномор. Соловей обращается к Черномору.)
Мой господин, к нам послы от царя Берендея по торговому соглашению: они нам отдают своё царство-государство, а мы им подарим цвет Нарцисс-Незабудку...
Д я д ь к а – Ч е р н о м о р. (одобрительно кивает головой)
Хвала им, мудрецам, слава им навеки, хорошие они люди - человеки...
Я им к Нарциссу-Незабудке в придачу, даю яхту новую и дачу...
(Огрызкин кланяется, довольный, уходит вместе со своим медведем.)

СЦЕНА ЧЕТВЁРТАЯ

Палаты царя Берендея. Царь сидит на троне. Царевна Несмеяна стоит рядом с царём Берендеем. Входят Огрызкин с медведем. Медведь дарит Несмеяне на подносе горшок с цветком незабудкой. Несмеяна счастлива, прижимает к своей груди заморский подарок, любуется им.

Н е с м е я н а. Какое чудо, этот цветок Нарцисс-Незабудка, просто диво дивное!.. (Огрызкин молча, подаёт царю Берендею лист бумаги.)
Б е р е н д е й. (Смотрит на лист бумаги с удивлением, обращается к Огрызкину.)
Что это?
О г р ы з к и н. (Говорит вкрадчивым голосом.)
Надо бы вам, царь-батюшка, расписаться в получении заморского подарочка...
Б е р е н д е й. (расписывается)
Это всё? Больше нет никаких забот-хлопот?
О г р ы з к и н. (хитро улыбается)
Нет, царь-батюшка, у вас больше ни забот, ни хлопот, ни царства, ни государства...
Б е р е н д е й. Ну, вот и славно. Отныне этот цветок будет оберегать медведь, ведь он не станет бестолку реветь...

Конец спектакля

Приложение 8.

АТЛАНТИДА
Музыкальная пьеса-драма по мотивам былины «Садко»

Действующие лица:

Человек театра
Сатанинский, незваный гость, пришлый заморский «ученый»
Садко, гусляр, певец, новгородский купец
Старый гусляр
Царь морской
Ч е р н а в а (Волхова), дочь царя морского, олицетворенная рекаЧернава (Волхов), вытекающая из Ильмень-озера
Вещий старец, мудрец подводного царства
Н е ж а т а, юный гусляр
Л ю б а в а, молодая жена Садко

Народ новгородский, дружина Садко, обитатели подводного царства, водяные, русалки, скоморохи.

ВСТУПЛЕНИЕ

На авансцену выходит Человек театра с книгой в руках, становится рядом с креслом.

Ч е л о в е к т е а т р а. (обращается к зрителям)
Друзья, сюжет данной пьесы об Атлантиде - Древней Руси извлечён, как теперь говорится, из «трехмерного золотого сечения», а именно: науки, древнерусских Вед и былины. Подлинным научным открытием нового времени являются результаты дешифровки праславянской письменности, подробно изложенной вот в этой книге под названием «Праславянская письменность», ее автор - Геннадий Гриневич, старший научный сотрудник отдела всемирной истории Русского Физического общества. Как выясняется, праславянской письменности не менее, по крайней мере, семи тысяч лет. И она дала начало всем остальным основным письменностям мира. Скажу словами поэта:
Светом духа просветимся силою;
В битве меж корыстью и добром
Боронимся собственною книгою,
Как в бою надежным топором!..
Это, что касается «первого измерения золотого сечения» - науки.
Теперь следует также сказать несколько слов и о «втором изме¬рении» - о древнерусских Ведах, из которых явствует, что Великий Новгород являлся колыбелью цивилизации всего человечества. Он был создан более четырех-пяти тысячелетий назад великим князем Славеном. В Велесовой книге сказано (читает)
«...Лета 3113 (2578 года до н.э.) великий князь Славен поставиша град и именоваша его своим именем Славенск, иже ныне зовётся Великий Новгород. И от того времени скифы начата именоваться славяне». А еще ранее того: в конце V тысячелетия до н. э. скифы достигли двуречья (Тигр и Евфрат), в IV тысячелетии до н. э. они достигли Пенджаба и Инда, называя себя рысичами, росами, создали величественные города и культуры Древнего Востока. К 1800 году до н. э. рысичи перекочевали в догреческую Грецию и на остров Крит, создав мощную державу и искусство Древней Греции. К 1450 году росы обрели новое могущество на земле Италии, называемой Этрурией. К IV-Ш вв. до н. э. рысичи вернулись в свои исконные земли, возводя огромные крепости, насыпая грандиозные валы «змеевые валы», которые протянулись до Киева...»
Итак, Великоросы, кочуя по миру, создавали великие культуры Шумера, Вавилона, Египта, Индии, Греции, Рима, - это что касается второго измерения золотого сечения - древнерусских Вед. Теперь надо сказать несколько слов о «третьем измерении» - о былине Садко, в которой, как в музыкальной шкатулке, во всей красе представлен этап возрождения нового цикла, начиная с проявления Золотого Века человечества и возрождения колыбели человечества - Великого Новгорода. В древнерусской былине «Садко» во всей полноте описан процесс перехода к Золотому Веку, и это очень актуально сегодня, как эталон жизнеутверждающего начала:
Ай, заиграл Садко в свои гусельки на дне морском!..
Начал царь морской да плясать теперь:
Сине море всё всколыхалося,
Много кораблей разбивалося,
Городов, имений затоплялося,
Душ во множестве волнами погребалося...
Вернулся Садко в Великий Новгород, а вслед за ним и вся его дружинушка:
Ай, живёт народ во Ново городе,
Во Ново городе, Славен городе...
Как же нам теперь, после этого
Ай, всему тому - славы да не петь!..
Как не славить нам Садко Славного
И всего народа новгородского:
Славься, славься, русский наш народ!..
Славься, славься, вечно Новее город!..
Славься, славься Всемогущий Род!..
Славься, славься, Великий Бог Сварог!..
Итак, я с удовольствием хочу объявить, что действие музыкальной пьесы «Атлантида» начинается.
(Поднимает книгу «Праславянская письменность» высоко над головой, декламирует.)
Ура, друзья, ура!
Свеч стоила игра!..
И нам открылись всех открытий двери!..
Таких удач парад,
Что звезды говорят:
«И недруги в Русь - птицу-жар поверят».
Да грех и не поверить,
Коль все легко проверить,
Ведь все раскопки говорят «живьём»:
Слегка едва затонет
Русь-Атлантида, вскоре –
Русь-Атлантида заново плывёт:
В Двуречье и в Египте,
В Триполье и на Крите,
В долине Инда – вот тебе и на!..
Всё рысичей да росов –
Поклонников Велеса
В раскопках-то все наши Письмена!..

На сцену шумно, с гиканьем и дикими плясками врываются - сам Сатанинский. Ворвавшись на сцену без приглашения, Сатанинский усаживается в кресло, развалившись, как хозяин - барин, и надменно улыбается: ни тебе – здравствуйте! ни тебе – разрешите? А что? пусть все знают, кто на подмостках в России хозяин!.. Не позволяя Садко опомниться, Сатанинский начинает быстро говорить.

С а т а н и н с к и й. Я тут слышу о каком-то Сашко, с посошком... О какой-то былине-небылице: про молоко львицы, которое в золотом сосуде храниться.
(Смеётся... встает с кресла декламирует гнусавым голосом.)

Право же, смешной вы народ—
Веками творите святилища Божие,
Но - коснись - оказия, вы тут же вот –
Превращаете их в места отхожие..." *

Я скоро пьесу напишу
В правдивом, честном тоне,
О том, как Атлантида-Русь
Раз-навсегда затонет!..

Самодовольный, самонадеянный, самовлюбленный Сатанинский надменно улыбается.

Ч е л о в е к т е а т р а.
(Смотрит на эту сцену спокойно и говорит внушительно.)
Да, не «Сашко» былина, а «Садко».

Всё, Сатанинский, в юмор завиваешь...
На Православье испокон веков
Всю бесовщину ада натравляешь...
Но в апельсинах, Сатанинский, ты –
Знаток, как видится - неинтересный...
Наш храм - Вселенской красоты,
В нём купол - свод небесный!..

В былинах вера расцвела,
Да в песнях русских славится:
Великой, певчей Русь была,
Великой - и останется!..

* Из поэмы С.Есенина «Страна негодяев

На Русь, злой дух понапустив,
На целый свет ославили;
Хвостом зловонным запылив,
Исконность Православия...

Как Православной Русь была
С колядками да с троицей,
Так и останется Земля —
Российской Богородицей!..

Извечно, Сатанинский, вы —
Без рода и без племени:
Без тела и без головы –
Мамоне звонкой верили...
И не гнусавым соловьям
Судить о Православии:
Что наша масленица вам?
Что о Купале знали вы?..

(Сатанинский взмахивает руками, вскакивает с кресла и, заткнув уши, с гиканьем быстро удаляется восвояси вместе с бесами. Человек театра продолжает им вослед.)

В былинах вера расцвела,
Да в песнях наших славится:
Великой, певчей Русь была,
Великой и останется!..

(Обращается к зрителям.)

Спокойно можно ль это видеть,
Как топит вражич Атлантиду?..
Нет, нет, - совсем не ради грусти
Садко взялся за новы гусли!..
Взялся решительно и смело
За наше песенное дело!..
В безмолвье гибнуть недосуг –
На воздух, братья! Шире круг!..

(Уходит за кулисы с книгой, высоко поднятой над головой.)

ДЕЙСТВИЕ ПЕРВОЕ
(Садко - гусляр)

КАРТИНА ПЕРВАЯ

Торговая площадь древнего Новгорода. В торговых рядах товары всякие разные. Торговцы зазывают народ к своим лавкам с товарами. Тут и скоморохи плясками веселят честной народ Новгородский. Старый гусляр поёт в переднем углу сцены.

Старый гусляр. (Поёт и играет на гуслях.)

А как во славном во Новее граде,
Ай, как был Садко гуселыщиком-от,
Ай, как не было золотой казны,
Только он ходил по честным пирам,
Спотешал-то он да купцей, бояр,
Веселил - то их на честных пирах...

Садко. (Играет на гуслях и поёт.)

Как во славном-то в Ново городе,
Ай, славные живут люди вольные,
Люди вольные, люди сильные,
Люди сильные, ай, красивые!..
Ай, как слово держат крепко-накрепко,
Ведь печать и то да не так крепка:
Как на Вече в круг собираются,
Что бы ни было - все решается,
Ай, добром-то все тут венчается:
Полюбовно, да и по мудрости.
На добро - добром откликаются,
На любовь - любовью, тем и славятся!..
Славны тем ещё Новгородичи:
Песней вольною, ай, да звонкою,
Песней славною - славен Новгород;
Славен Новгород да из века в век,
В славном городе — славен человек!..
Старый гусляр. (играет на гуслях и поет)
Ай, как тут с Садком да случилося:
Не зовут Садка на почестей пир.
Ай, Садку теперь да соскучилось...
Ай, пошел Садко к Ильмень-озеру.
Ай, садился он на горюч камень,
Ай, играл во гусли яровчаты.
Садко. (сидится на горюч камень, поёт)
Певчему сердцу и в горе поётся,
Певчее сердце песней живёт;
Верится: счастье ему улыбнётся!
Флейтой весны ему птаха споёт!..

Песен хороших поётся немало,
Птица-певунья, в груди не молчи...
Жизнь наша песней добру прозвучала,
Смерть наша песней добру прозвучит...

Певчему сердцу песня порукой,
Дружит с любовью, как с чайкой волна...
Пусть его минет печаль и разлука,
Горе, невзгоды, а пуще – война...

Пусть его минут невзгоды и боли,
Пусть его радуют колосом поле,
Небо лазурное – песней любви,
Да не умолкнут в садах соловьи!..

Певчему сердцу любовь улыбнётся,
Флейтой весны ему птаха споёт...
Певчему сердцу и в горе поётся,
Певчее сердце песней живёт...

Старый гусляр (поёт)
Ай, играл Садко в гусли яровчаты –
День играл, с утра и до вечера,
И волна уже как сходилася,
Как с песком она вся смутилася,
Выходил из вод тут сам царь морской,
Говорил Садку таковы слова:
Царь морской
Веселил ты нас, потешал, Садко,
Всех гостей моих, весь почёстный пир.
Ай, не знаю, чем тебя жаловать,
А пожалую рыбкой озера,
Той, чьи перья-то золотые все –
Наградит казною несметною...
Старый гусляр (поёт)
Вновь зовут Садка на почёстный пир,
Похваляются на честном пиру.
Но Садко лишь тем мог похвастаться:
Во Ильмень-то есть да во озере
Рыбка чудная, небывалая –
Золотые все у ней перышки.
Все купцы с Садко да заспорили,
Об заклад с Садко они билися:
Нету в озере такой рыбоньки!..
И в заклад дают ряды с товарами.
А Садку-то что заложить теперь?
Заложил Садко буйну голову...
В Ильмень-озеро невод ставили.
И поймали ведь чудо-рыбоньку:
Перья-то у ней золотые все.
Видят тут купцы - делать нечего,
Что Садко-то ведь правду сказывал:
Есть же в озере чудо-рыбонька!..
С дорогими все да с товарами.
Он в купцы вошел Новгородские,
Торговал с тех пор с большой прибылью,
С большой прибылью, с барышом большим...
Богатей Садко, только Новгород –
Славный Новгород! Вечный Новгород!
Воспевал Садко славу городу,
Новгородцам всем Садко славу пел.
Садко. ( играет на гуслях, поёт)
Ново городу вечно новым быть,
Ново городу вечно новым слыть!..
Ай, дворцы-то здесь белокаменны,
В теремах-то всё по-небесному:
В них, как в небесах, пекёт солнышко!
И как на небе, месяц светится!
Ай, как на небе, звезды ясные!
На небе — заря, в тереме - заря!
Красота тут вся поднебесная!..


ДЕЙСТВИЕ ВТОРОЕ
(Садко купец-корабельщик)

КАРТИНА ВТОРАЯ

Старый гусляр. (играет на гуслях, поёт)
Ай, поплыл Садко да по Волхову,
Ай, со Волхова он во Ладожско,
А со Ладожско - во Неву-реку,
Ай, с Невы-реки - в море синее,
А по морюшку - во весь белый свет...
Продавал товары Новгородские,
Барыши-то брал он великие:
В бочки он ссыпал злата красного,
Аи, в иных - ссыпал чистое серебро,
Скатного жемчуга ссыпал крупного
В бочки-сороковки-то, да и мелкого.

Ай, плывет Садко в славный Новгород...
Вьет волной в борта, паруса-то рвёт.
Говорит Садко таковы слова:
«Ай, дружинушка ты хоробрая!
Ай, да требует дани царь морской,
Аи, мечите-тко бочку с золотом.»
Ай, дружинушка тут хоробрая,
Брали бочку-сороковку, красна золота,
И метали бочку в сине море –
Точно Киев-град в волны бросили...
Ай, волной всё бьет, паруса-то рвет,
Да ломает корабли на синем море...
Говорит Садко таковы слова:
«Ай, мечите-тко бочку серебра...
" Ай, дружинушка тут хоробрая
Бочку серебра в море кинули,
Точно град-Москву в волны бросили...
Ай, волной в борт бьет, паруса-то рвет.
Говорит Садко своей дружинушке:
«Ай, мечите-тко бочку во море
С мелким жемчугом, да и с крупным-то!»
Ай, метнули-то бочку с жемчугом,
Словно города в волны кинули:
Как и крупные, так и мелкие...
Ай, на синем море корабли черны,
Их волною бьёт, паруса-то рвет...
Говорит Садко таковы слова:
«Ай, дружинушка ты хоробрая,
Живой жертвы царь морской требует.
Бросим жребии: кому в гости быть
В то подводное царство синее:
Кому гостем быть, тому славу пить...»
Ай, по жребию самого Садка
На морское дно царь потребовал.
Садко берет гусли, исполняет песню расставания
Садко. (декламация)
Уж вы, братья все - товарищи,
Счёты все сведем потом,
Время-то теперь особое –
Чистить Русь на дне морском...
Гвозди порчи в душу Русскую
Бьют кагалы и орда,
Потому с такою силою
Постучалась к нам беда.
Уж вы, братья, вы товарищи,
Вам в признанье не страшусь:
Мне такое счастье выпало –
Чистить песенную Русь!..
Чистить города с поселками,
Чистить села и дома;
Уж такое счастье выдала
Мне Природа-Мать Сама!..
Световид тому порукою,
Сам порукою Сварог:
Как жар-птица - День воротится,
Славен город - Новгород!..
Ой, же, братья вы - товарищи,
В гости мне пора, пора!..
Время-Свастика вращается –
Берегите Русь-корабль!..
Уж вы, братья, все товарищи,
Счёты все сведем потом.
Нынче времечко особое,
Чистить Русь на дне морском!..
Садко со всеми прощается, с каждым отдельно по-особому обнимается.
Старый гусляр. (играет на гуслях и поёт)
Ай, на доску Садко лег дубовую,
Ай, заснул на ней он в волне морской...

ДЕЙСТВИЕ ТРЕТЬЕ
(Садко - гость подводного царства)

КАРТИНА ТРЕТЬЯ

Синее подводное царство: причудливые живые существа, растения, дворец и царские палаты. Садко лежит на дне морском. Появляется старый гусляр.

С т а р ы й г у с л я р. (играет на гуслях, исполняет песню «Гусляр»)
Как налаживал гусли гусляр молодой,
Для избочин - брал явор зелёный,
Звонких струн наковал он могутной рукой,
Для колков дуб строгал прокалённый.

Вышли гусли на славу, поют соловьём,
Зарокочут, как сердце взыграет,
И слезами зальётся, а спросишь о чём,
Что ответить, оно и не знает.

То не кованый ковш о братину стучит,
То не жемчуга сыплются груды,
То не ветер гулливый травой шелестит,
Запевают, поют самогуды.

Уж не водит рукою по струнам гусляр,
Гусли сами свой сказ зачинают.
Про крещёную Русь, про князей и бояр
Самогуды про всё распевают.

(От песни гусляра Садко пробуждается, приподнимается, оглядываясь вокруг, чудесному подводному царству удивляется; старый гусляр поёт с особой радостью.)

Ай, восстал Садко в океан-море
В океан-море, да на самом дне,
Там, в палатушках - царь морской сидит,
Говорит Садку таковы слова:
Царь морской. (обращается к Садко)
Долго по морю ездил ты, Садко,
А вот дани-то мне не плачивал...
Ах, мастер играть ты на гуселъках,
Поиграй-ко мне в яровчатые!..
Садко. (Играет на гусельках яровчатых, царь морской поёт.)
Ай, Садко, твою я заповедь
Нёс волной на целый свет:
На Востоке и на Западе –
Русской силы в людях нет...
Пусть свободная разносится
Эта весть во все концы:
Обновить решили русичи
Атлантиду - молодцы!..
Пусть другие гордо кичатся:
Будто все они - чисты...
Ноги сами в пляску просятся,
Чтоб пустить их всех - в распыл...
Веселей играй на гусельках!..
Не плясать, уж - мочи нет!..
Пой-играй Садко о рысичах,-
Пой-играй на целый свет!..
Понесу, Садко, я Заповедь
Над волной на целый свет:
На Востоке и на Западе,
Русской славы капли нет...
Старый гусляр. (играет на гуслях, поет)
Ай, заиграл Садко в свои гусельки -
Начал царь морской да плясать теперь:
Сине море всё всколебалося,
Много кораблей разбивалося,
Городов, имений затоплялося,
Душ во множестве волнами погребалося...
Как чеснуло тут да в плечо Садка,
Обернулся он - старичок стоит,
Ай, как говорит таковы слова:
Вещий старец. (обращается к Садко)
Полноте играть, Садко, в гусельки!
Все ты струночки да повырви-ко,
Ай, шпенечки все да повыломай
Да скажи царю таковы слова:
«Ай, мне более играть не во что...»
Ай, предложит царь Чернаву-девицу:
В жены-то возьми, блуд с ней не блуди...
Старый гусляр. (играет на гуслях и поёт)
Ай, как сказано, так и сделано:
Брал Чернаву он во замужество,-
Не блудил-то с ней ночью брачною,
Ай, заснул Садко да во крепкий сон.
Ай, проснулся-то в Ново городе,
На крутом кряжу речки Чернава.
Видит, как бегут да по Чернаве
Его светлые все кораблики,
Ай, дружинушка вся хоробрая,
Увидав Садко, диву дивится…
Диву все тому дивовалися:
На синем море утонул Садко,
А теперь Садко в Ново городе,
До нас еще в Славен городе!..

ДЕЙСТВИЕ ЧЕТВЕРТОЕ
(Садко – Славен князь Славен города)

КАРТИНА ЧЕТВЁРТАЯ
Центральная площадь в Ново городе, Славен городе. В праздничных нарядах простые и знатные люди. Все исполнены торжества, ликования и счастья. На авансцену выходит юный гусляр.
Юный гусляр. (играет на гуслях, поёт)
Ай, живет народ в Ново городе,
В Ново городе, Славен городе...
Как же нам теперь, после этого
Ай, всему тому - славы да не петь !..
Как не славить нам Садко славного,
Славен князя, ай, да Новгородского!..

Как во славном-то в Ново городе,
Ай, славные живут люди вольные,
Люди вольные, люди сильные,
Люди смелые и красивые!..
Как не славить нам русский наш народ:
Все в руках горит, а в сердцах - поет!..
Ай, народ-то пел, ай, народ плясал;
Ново город наш, Славен город стал!..
Славься Всемогущий Род!
Славься русский наш народ!..
Новгородцам вольным слава!
Русским славным людям слава!
Славен князю Садко слава!
Атлантиде золотой и княгине молодой –
Слава! Слава! - пир горой!..

КНЯЗЬ СВЯТОСЛАВ
Музыкальная пьеса

Действующие лица:

Святослав Игоревич, выдающийся князь Киевской Руси
Ольга, княгиня Киевской Руси, мать Святослава;
Свенельд, главный военачальник княжеского войска;
Асмуд, воспитатель Святослава;
Добрыня, главный конюший в киевском княжестве;
Малуша, наложница Святослава, мать юного княжича Владимира;
Дудица-Фалалей, мим-юродивый, русский соглядатай в Константинополе;
Купец киевский, христианин;
Улеб, русский посол в Константинополе (Царьграде);
Изяслав, гусляр
Стенька, скоморох
Калокир, наместник византийского императора в Херсонесе;
Никифор Фока, византийский император;
Цимисхий, преемник Никифора Фоки, византийский император;
Василий, первый министр, советник императора Византии;
Василий, патриарх византийский в Константинополе;
Садкора, Цареградский певец
Куря, печенежский князь;

Русские дружинники, воины и слуги, шуты и скоморохи, гусельники и гудочники, народ. Византийские придворные, стража и слуги, музыканты, танцовщицы, певцы и поэты.

Действие происходит: в первом акте – в Киеве и в Будутино (под Псковом), во втором – в Константинополе и в Переяславце (на Дунае), в третьем – в Константинополе и в Белобережье (на Днепре)

Время: 966 – 972 гг.

Лейтмотивом музыкальной пьесы служит мелодия русской народной песни (р.н.п.) «Ой, да ты, калинушка!..»

АКТ ПЕРВЫЙ

КАРТИНА ПЕРВАЯ

К приезду князя Святослава с Востока в Киеве готовились по-княжески. На княжеском дворе расставлялись столы для пира простого народа: выкатывались бочки мёда, пива, браги; приносили большие подносы с говядиной, пирогами, лепёшками, овощами и фруктами.
Княгиня Ольга, несмотря на свои преклонные лета, ступала твёрдо и проворно, проявляя, однако, волнение – давно не видела своего непоседливого сына Святослава.
В Киеве царила торжественность: все слуги и сама княгиня Ольга были празднично одеты. На княгине было шёлковое чёрное покрывало, из-под него виднелось верхнее платье византийского шитья – царственного пурпурного цвета, с широкими рукавами, с широкой золотой полоской на подоле. Платье перехвачено шёлковым золотым поясом. На ногах её были остроносые сафьяновые башмачки, наведённые золотом.
Военоначальники и часть дружины Святослава въехали в Киев на конях, богато убранных восточной сбруей и коврами. Впереди на белом коне ехал юный Святослав, овеянный славой блистательных побед. Киевляне встречали войско восторженными криками. У княжеского дворца Святослав сошёл с коня, молодой, бодрый, загорелый. Княгиня Ольга кинулась к нему и повисла на шее. Святослав спрятался от глаз своих дружинников, расцеловал свою мать и растрогался.
С в я т о с л а в. (обратился к княгине Ольге)
Нам бы, матушка, помыться. В чужих землях любят пышно одеваться, а всё-таки бань нет. Мы два года не мылись. Почернели, как сарацины в пустыне (отстегнул со своего бедра обоюдоострый широкий меч с тяжёлой ручкой, отдал гриде).
О л ь г а. (любуясь своим сыном)
Баня для тебя уже готова, Святослав. Иди, помойся от души - вволю. Вон Малуша тебя и помоет.
(Указывает на Малушу, стоящую в сторонке; она держала за руку своего сына Владимира.)
Видишь, вся зарделась от счастья, соскучилась бабынька.

(Святослав ловко подхватил в охапку Малушу вместе со своим сыном Владимиром и унёс их в горницу. Ольга приветливо поклонилась военоначальникам князя, говорит им ласково.) искренне радуюсь, что все вы, военоначальники князя вернулись из далёкого похода невредимы (военоначальники отвечают ей глубоким поклоном).

С в е н е л ь д. (ободрившись) Ты, матушка-княгиня, точно моложе стала да краше. Тебя и года не берут…
О л ь г а. (Отвечает на вид сурово, а тон приятный.)
Полно, Свенельд, не пристало тебе говорить мне, христианке такие речи, а мне их выслушивать. Мне остаётся теперь только Бога молить, о душе заботиться. Поберегите свои приятные речи для своих любимых жен. Заждались они вас горемычные за эти два года, что вы были в походах.

Свенельд улыбнулся в ответ, почтительно поклонился княгине и направился по своим делам к дружинникам. Ольга стала следить, как гриди, слуги, дворцовые холопы разгружают повозки от восточного скарба: трофейное оружие, конские сбруи, ковры, золото, вино в бурдюках и прочее.

О л ь г а. (перекрестившись, говорит вслух)
Слава тебе, Господи, теперь мне есть чем одарить дружину, оплатить расходы на войско и по уходу за княжеским теремом…

(В глубине княжеского двора послышались весёлые, выкрики. Святослав с берёзовым веничком в руках выбегал из бани, гридь обливала его из ушата колодезной водой. Князь от радости вскрикивал, встряхивался и убегал в баню. Выбегали из бани и мощные дружинники князя. Окатившись ледяной водой, они вскрикивали.)
Запарил нас князь до смерти!.. Моченьки нашей нет!.. Тяжелее войны тут искус!.. (Царило всеобщее довольство: слышались шутки, пенье, смех и веселье).
Занавес опускается

КАРТИНА ВТОРАЯ

Князь Святослав и его приближённые дружинники расселись в гриднице на широких дубовых скамьях за длинными столами, уставленными яствами. По стенам развешаны княжеские доспехи, боевое и охотничье оружие, тяжелые мечи, дамасские клинки, островерхие шеломы, кольчуги, широкие щиты, окованные железом, тугие луки, длинные копья. Святослав собственноручно наполнял вином большой турий рог, оделял вином всех по очереди в знак его крепкой и кровной дружбы с дружиной.

С в я т о с л а в. (произносит торжественно) За Русь! За её процветание! Пусть она не сгинет во веки веков!
С в е н е л ь д. (Словно подхватывая торжественный тон Святослава.)
За дружину князя! За смелость, за отвагу в бою!..
(Все подняли свои чаши, вставая, пьют до дна; начались громкие воспоминания дружинников.)
П е р в ы й д р у ж и н н и к. (говорит громко)
Вспомните, братцы, как продирались мы через леса вятичей, вязли в болотах, ночевали под открытым небом целые месяцы подряд, засыпали под комариный звон и волчий вой. Как сражались на улицах Булгар и Итима! Боролись с бурями на Хвалынском море! Скакали по долинам халифата, прятались в горах, истощались голодом, но везде разили, сокрушали, опрокидывали врага во имя великой Руси!.. Слава о русских походах прокатилась до конца земель на Востоке и по всем державам Запада. Так выпьем за братство, удаль и отвагу в бою. Веселие на Руси есть-пити, нельзя без этого быти!.. (все пьют)
В т о р о й д р у ж и н н и к. (молодой воин)
Позвольте, братцы, от имени молодых львят Святослава предложить выпить за нашего великого князя: за его удаль, силу, упоением битвой! За преданность князя великому делу укрепления Руси! (все пьют)
С в я т о с л а в. (обращаясь к Свенельду)
Что же ты нахмурился, воевода? Или похвальба молодых тебе прискучила, или они безрассудны, или сам поход не очень мил тебе, самому бывалому военоначальнику из варягов! Ещё при князе Игоре ты слыл прославленным, бесстрашным воеводой!
С в е н е л ь д. (заговорил неторопливо)
И похвальба молодцов забавна, князь, и поход мне по-душе, но важнее для людей, что пашня ими уже вспахана, хлеб засеян и уборка жита неминуча…
С в я т о с л о в. (нахмурившись)
Темны твои речи, Свенельд. Уж не хочешь ли ты сказать, что походы на Восток лёгкая прогулка для нас, не сумевших всё-таки вспахать пашню?
С в е н е л ь д. (отвечает не сразу) Да, князь, это так!
С в я т о с л а в. (говорит воеводе с укором) Ты считаешь все наши походы бессмысленными и ничтожными?
С в е н е л ь д. (с воинственным духом)
В них есть смысл, князь. Мы сокрушили наших соседей, раздвинули границы наших земель до морей Хвалынского на Востоке, Русского - на Юге. Река Итиль целиком принадлежит нам. Но такой большой земле, как Русь, нужно соседиться с богатыми городами, где можно много сбыть, чем богата наша земля, да многое купить. Богатый сосед за морем сидит. В Царьграде чудеса и изобилие великое.
С в я т о с л а в. (Подошёл к Свенельду и обнял своего воеводу.)
Ты умнее самого князя, старина, если умеешь угадывать мои мысли: Русь должна стоять на самых торговых дорогах мира. Дружбу да торг вести с самым сильным да просвещенным соседом. А, если он не желает дружить с нами, так надо сломить его силой!..
К у п е ц. (поглаживая крест у себя на шее)
Царьград, мать городов, царица мира, второй Рим. И быть на Руси третьему Риму!..
С в я т о с л а в. (говорит мечтательно)
Верно, говоришь, купец! На Царьграде-то наши руссичи уже пробу поставили. Аскольд навёл на них ужас, когда за ночь насыпал вал вровень со стенами города. Он без боя заставил уважать русских, добившись выгодных нам торговых договоров. А поход Олега перепугал греков более Аскольда, когда поставил лодки на колёса и под парусами при попутном ветре двинулся к стенам Царьграда. Перепуганные греки дали ему огромную дань и заключили такой договор, что и по сей день они опомниться не могут. Купцов и послов наших принимали с почётом и безпошленно (всеобщее возбуждение за столом.)
К у п е ц. (пытаясь перекричать всех)
Князь! Походы на Восток – полдела. Нам Царьград важнее. А то мы так стеснены, как мышь в коробе. Приедешь к ним – грамоту кажи, а не то – будь готов к подземелью. Не успеешь расторговаться, так уже и гонят домой в шею! Зимовать на берегу Днепра у моря – не смей. Это земля Корсуньская... Ловить рыбу им в Днепре воспрепятствовать не моги! Это как получается? Прижали нас, как ужа вилами, стыд один. На Дунае – свои запреты. Вот и бродим мы, словно псы бесприютные. Бога менять надо нам, грамоты понимать, строгие законы вводить…
С в я т о с л а в. (перебивает купца)
Наш Перун нас в беде никогда не оставлял, а повешенный Бог нам не нужен.
К у п е ц. (пытается возразить князю)
Княгине, матушке нашей Ольге мудрости не занимать. Крещена она, нам в назидание. Разумные-то народы все христианами стали, неспроста это!..
С в е н е л ь д. (возражая купцу)
С мечом любого Бога добудешь и славу, и богатство, и почёт, и уважение!.. Реки, сливаясь с морем, перестают блуждать по земле. Любо нам на Русском море плавать, пора германцев да греков укротить!..
С в я т о с л а в. (Строго обращается к Добрыне, могучего телом, чрезмерно скромного и застенчивого.)
Слышишь, Добрыня, чего хочет дружина? Согласен ли ты с дружиной?
Д о б р ы н я. (отвечает неторопливо)
Подумать надо, князь. Я знаю силу русского воина, но есть сила сильнее меча. Эта сила – новая вера, новый закон! Греки, к примеру, думают о том, что нам неизвестно. На них дивится весь мир. Надо бы приглядеться к ним внимательнее. Перенять кое-что от них, умудрённых грамотами.
С в я т о с л а в. (с усмешкой)
Матушкина закваска. Совсем ты, Добрыня, обабился. С ядрёными бабами воевать куда легче! (Дружинники заливисто засмеялись.)
Д о б р ы н я. (говорит взволнованно)
Негоже, князь. Я живу по-христиански с одной женой по закону, а не по-скотски, словно бугай в стаде.
Д р у ж и н н и к. (сидящий слева от Святослава)
Трусишь ты, Добрыня.
Д о б р ы н я. (говорит решительно)
Вы меня знаете. Если надо, могу умереть за Русь, за честь. Но не всё решается мечом. Зачем менять жемчуг любви к ближнему, на бесполезные ракушки ненависти? Всякое дыхание хвалит Господа. Обратите внимание на млечный путь и на порядок небесный и поймите, что молоко львицы в золотом сосуде хранится. Разве прах земной паче царства небесного?..
С в я т о с л а в. Вижу, Добрыня, премного начитался ты греческих премудростей, куда уж нам? Но я на всё это скажу тебе, что и ад и рай находятся в душе самого человека… (обращается к Свенельду) Послушаем бывалого воеводу Свенельда.
С в е н е л ь д. (говорит вдумчиво)
Я долго живу на свете. Много всего повидал. Много исходил земель. Немало я исколот. Много видел храбрых, сильных и ловких воинов. И скажу: красиво и громко умирать со славой легче, чем выиграть у врага хоть маленькую битву. Пустая бочка гремит громче, чем жернова, размалывающие зёрна. Подождём с войной, уподобимся жерновам. Государство сильно не только мечом, но и оралом. Подожди, князь, давай укрепим землю, а воевать мы всегда сумеем (князь нахмурился, все насупились; молодые дружинники выкрикивали с задором): отвага мёд пьёт и кандалы трёт!.. Хочешь мира, кажи силу!.. Лучше умереть живым, чем жить мёртвым!.. Россам дано утирать слёзы мира, брать слабых под своё могучее крыло!.. Боевой дух ратника, что масло для факела!..
С в я т о с л а в. (говорит решительно)
Не укрылось от меня, что ни Добрыня, ни Свенельд больше не перечат дружине. Вот и славно, братцы!.. Пока нам везёт, и мы будем везти!.. (негромко запевает песню «Ой, да ты, калинушка»
Святослав. (Запевает)

Ой, да ты, калинушка-размалинушка,
Ты не стой, ты не стой на горе крутой.

Хор дружины. (Подпевают князю.)

Ты не спущайся во синя море, -
Кто идёт, в корабле плывёт?
Корабель плывёт, аль волна ревёт?
Волна ль ревёт? Эх, волна ревёт…

С в я т о с л а в. (громко)
Ну-ка, братцы, позовите на княжеский пир гусельников, гудочников, певцов и скоморохов! Пусть они повеселят нас от души!..
(Зазвучали гусли да бубны, начались песни и пляски скоморохов под одобрительное хлопанье дружинников руками по столу и в ладоши; вышел на круг с пляской Стенька-скоморох, исполняя песню «Эх, топни, нога!», На мотив «Эх вы, сени, мои сени» - р.н.п.)

Стенька-скоморох. (пляшет и поёт)

Эх, да топни-ка, нога,
Да притопни-ка, друга,
Мне бы – с брагой пирога,
Так, хоть к туру - на рога!..

Навалюсь годным брюхом,
Здесь на сытный стол с сивухой!
Больше браги, меньше баб,
Я ли, Стенька, выпить слаб!..

Браги б с бычьего рога, -
Под краюху пирога!
Жить-то станет веселей,
Коль в бакале - пополней!..

Веселись, душа моя,
Так в охотку выпил я!
Веселись, душа и тело –
Так – в охотку пролетело!..

(Скоморохи пляшут комично и ладно: иные крутятся волчком, иные падают на пол и тут же вскакивают на ноги без помощи рук, другие катятся по кругу колесом и танцуют на руках; один шут выкоблучивает вокруг Стеньки мелким бесом, подзадоривая его.)
Шут. (приплясывая, поёт на мотив «Калинка» - р.н.п. )

Эй, жги, жги, жги - говори,
Вона как душа-то молодца горит!..
Ну-ка, Стенька, свои лапти не жалей–ка,
Размочаливай–ка липовы до стельки!..
Ну-ка, ну-ка, ну-ка, ну-ка! Ну-кась – ка!..
Шибче вжарь-ка, впарь-ка, Стенька, трепака!..

(Скоморохи, по очереди отплясывая свой «коронный» номер, подлетают к краю стола, выпивают браги, закусывают на ходу и снова пускаются в пляску с большим азартом, припевая.):

Опа, опа, опа, опа, лепота!
Две коровы, одна лошадь - три шута!..
Приударь-ка об пол, в лапотке нога,
Вот как княже наш - наотмашь бьёт врага!..
Опа, опа, опа, опа, лепота!..
Ставь бурёнку вниз рогами – на попа!..

(Скоморохи вслед друг за другом убегают за кулисы, под одобрительные возгласы и аплодисменты. На сцене появляется гусляр, Изяслав. Исполняет песню «Словно ушла от погони».)

И з я с л а в
(Играет на гуслях, поёт ориозо на слова В.Бояринова.)

Словно ушла от погони,
Словно спасенье нашла, -
Так и упала в ладони,
Страхом своим обожгла.

Птица моя голубая,
Полно чураться чудес, -
Это тебя, погибая,
Вымолил я у небес.

Или чужую сквозь слёзы
Не увидала слезу?
Хочешь на вольные плёсы
Нынче тебя отнесу?

Вербы к земле пригибая,
Ветер свистит у плетня.
Птица моя голубая,
Не улетай от меня.

КАРТИНА ТРЕТЬЯ

Летний терем Малуши в Будутино, в родовой вотчине княгини Ольги под Псковом. На стенах висят оружие и дорогие ковры с украшениями. На полу расстелены барсовые шкуры. Святослав, одетый в белоснежную рубаху, беседует со своим воспитателем Асмудом.

А с м у д. (Внимательно осматривает и оценивает выделку шкуры медведя, обращается к Святославу.)
Славная мехота. Хорошо, что ты, Святослав, отводишь душу на охоте.
С в я т о с л а в. (говорит задумчиво)
Признаюсь, Асмуд, что именно на охоте мне нравится обдумывать наш военный поход на Восток.
А с м у д. (деловым тоном)
В твоё отсутствие, князь, гонец из Киева доставил письмо от княгини Ольги. Княгиня просит тебя принять византийского наместника в Херсонесе Калокира для секретной беседы без свидетелей.
С в я т о с л а в. (оживившись)
Очень хорошо. Ещё в Киеве мы договорились с моим побратимом Калокиром встретиться здесь, в Будутино – в глубинке Руси, вдали от чужих ушей. Он обещал мне раскрыть свои тайные помыслы.
А с м у д . (назидательно)
Прошу тебя, князь, учесть, что Калокир соединяет голубиную кротость со змеиной мудростью и закопченной совестью.
С в я т о с л а в. (улыбаясь) Принимаю твой дельный совет.
(Входит дружинник князя Святослава.)
Д р у ж и н н и к. (объявляет с порога) Князь, позволь сказать: «Наместник Корсуни Калокир просит непременно принять его».
С в я т о с л а в. (Обращаясь к дружиннику) Приглашай Калокира сюда (дружинник удаляется).
А с м у д. (обращается к Святославу)
Князь, я оставляю тебя наедине с Калокиром.
(Асмуд уходит. Появляется Калокир. Святослав с ним дружески обнимается. Ложатся на барсовые шкуры, расстеленные на полу. Вошла красавица Малуша в алом платье из драгоценной восточной ткани, опоясанная кованным серебряным поясом. Роскошная коса заплетена кольцами на голове, их прикрывала спереди парчовая кика. Малуша внесла на подносе два кубка и серебряный кувшин с вином, поставила на треножник перед ними. Почтительно в пояс поклонилась гостю и удалилась).
С в я т о с л а в. (поднимая свой кубок)
Пью за нашу встречу! За крепкую дружбу и добрую беседу!
(Выпивают чаши до дна; Святослав, указывая на шкуры животных развешанных на стенах, говорит с улыбкой.)
Все эти шкуры сняты с зубров, медведей и лосей, которых я убил на охоте.
К а л о к и р. (с нескрываемой завистью) Замечательные шкуры, достойные твоих военных трофеев, добытых на Востоке.
С в я т о с л а в. (Похлопал в ладоши и явился слуга; Святослав обращается к слуге.) Собери все шкуры, снятые с убитых мною на охоте зубров, медведей и лосей. Отправь их в подарок моему наречённому брату Калокиру в Корсунь.
К а л о к и р. (притворно отказывается) Да что ты, князь, как я могу принять такой сказочно богатый подарок?!
С в я т о с л а в. (говорит решительно) Бери, бери! У меня привычка – дарить гостю всё, что ему нравится. Я этот добрый обычай перенял на Кавказе.
С л у г а. (обращается к Святославу) Всё будет в точности исполнено, князь, (уходит).
С в я т о с л а в. (наливает в кубки вино) Пью за тебя, Калокир! За здоровье моего дорогого гостя! (выпивают до дна).
К а л о к и р. (слегка захмелевшим голосом) Руссы – богатыри, их не берёт хмель. Я всегда, князь, любуюсь на тебя и твоих молодцов-дружинников.
С в я т о с л а в. (улыбается) На хвалу, отвечу хвалой. Мне передавали, каков в бою твой византийский император Никифор. Он обрушивается на противника подобно молнии. Одно его имя наводит на его врагов ужас. Восхищаюсь им! Полководец должен быть достоин своих воинов…
К а л о к и р. (лукаво улыбается) Да, он любит армию, и солдаты его уважают за отвагу в бою, и всё-таки дни Никифора сочтены…
С в я т о с л а в.
(Встаёт со шкуры медведя, наполняет кубки вином, подходит к окну; Калокир, последовал за ним; Святослав спросил, словно невзначай.)
Отчего, дружище, ты решил, что дни Никифора сочтены?
К а л о к и р.
(Отпил немного вина, говорит неторопливо, подбирая и взвешивая слова.)
Одной боевой доблести для императора мало. Внутри его держава трухлявая. Люди в городах голодают, крестьяне истощены бесконечными поборами, взяточники и бюрократы алчны, как никогда. Враги рвут империю на части. Никифор ухватился за мою идею пригласить тебя в союзники. Он сказал: «Пусть Святослав обескровит Болгарию, но при этом ослабнут и Руссы, а может быть и сам Святослав, там, в бою найдет себе могилу…
С в я т о с л а в. (нахмурившись) Сроду не знавал такого лукавства. Ты лукавил со своим царём, может быть, теперь лукавишь и со мной. Я не понимаю, с какой целью ты открываешь мне все замыслы императора Никифора? Или это твоё вероломное коварство, за это тебя следует посадить на кол, или это открытая измена своему государю. Но, обманувши его, где гарантия, что ты не обманешь и меня?.. Каковы причины твоих неожиданных решений? Я желал бы узнать о них незамедлительно.
К а л о к и р. (Выдержав пронзительный взгляд Святослава.) Рассуди сам, князь, не без причины я открыл тебе всю душу, выложил все замыслы императора Никифора (Выпивает вино из своей чаши до дна, глубоко вздохнув, продолжил.); есть три причины для откровенного признания тебе. Первая причина в том, что дни Никифора сочтены, а я не желаю служить мертвецам. Вторая причина в том, что подвластный мне Херсонес рано или поздно перейдёт в подчинение русского князя, как самая близкая к Руси провинция Царьграда…(Калокир собрался с силами и продолжал) третья причина в том, что я сам мечтаю стать византийским императором…
С в я т о с л а в. (с удивлением) Как это может быть? Ведь у тебя нет ни войска, ни богатства…
К а л о к и р. (говорит решительно) Зато у меня есть могучий друг. Эту византийскую державу я хочу получить из твоих рук, князь!.. Я окажу тебе большие услуги в достижении успехов по Дунаю и по морю до Багдада. Дощатые лодки русских легки, быстры и удобны…
С в я т о с л а в. (дополняя Калокира) И вместительны…
К а л о к и р. (вдохновлённый) Да, они вмещают более полусотни человек, да ещё харчи и лошади…
С в я т о с л а в. (усмехнувшись) А ты, оказывается, осведомлён более того, чем я думал…
К а л о к и р. (говорит с упоением) Я не только осведомлён, князь, но и проник в будущее Руси. Скоро ты перегородишь все пути в Европу и в Азию, став на Дунае - вблизи от Царьграда. Так что мои замыслы не вероломны по отношению к тебе, и я не изменяю императору Византии. Это Никифор захватил престол вероломно, но я, как более прогрессивный политик претендую на укрепление пошатнувшегося трона в Царьграде…
С в я т о с л а в. (успокаивая Калокира) Я верю в искренность твоих слов. Давай скрепим наш договор и нашу дружбу полной чашей доброго вина.
К а л о к и р. (говорит с упоением) Наливай, князь, я хочу выпить за наш братский союз. Я клянусь, что ты не ошибся во мне!..
(Святослав наливает полные кубки вина, выпивают до дна; Калокир изрядно захмелел, говорит заплетающимся языком.)
Позволь, князь, я на этой медвежьей шкуре и заночую…
С в я т о с л а в. (смеётся) Добре, в этом тереме моим хорошим друзьям спать широко позволяется. Слуга на ночь укроет тебя второй шубой.
Калокир откидывается на спину. Святослав от души смеётся, уходит за кулисы.

АКТ ВТОРОЙ

КАРТИНА ЧЕТВЁРТАЯ

Тронный зал во дворце Царьграда. Император Никифор в царском одеянии ходит вокруг трона со свитком в руках в полном отчаянии; взгляд его растерянный и безумный.

Н и к и ф о р. (разговаривает сам с собой) Боже мой! Боже мой! Мало ли мне того, что около Сицилии разбит мой флот и пленён командующий флотом. Мало ли мне того, что население Царьграда взволнованно дороговизной; патриарх и вся придворная знать со мной в оппозиции. Так теперь ещё это послание от моего наместника в Херсонесе Калокира. Какой предательский удар мне в спину. Какое вероломство. Я ему так доверял, дал ему неограниченные полномочия, а он называет меня узурпатором, клеймит позором. Неужели ослепли люди и не видят моих бескорыстных подвигов. Одежда моя скромна, питаюсь я как монах, кормлю нищих, ублажаю сирот, калек и юродивых – всех Божьих людей. Я урезал доходы епископов, даю бой спекулянтам, взяточникам и заевшимся чиновникам. Постоянно обновляю аппарат государственных служащих, борюсь с воровством и бандитизмом. Никогда ещё не было опубликовано столько царских указов по преследованию мошенников всех рангов. И в итоге, такая подлая измена Калокира: перебежал в стан врага, позорит меня перед всем миром и моим послам поотрезал языки. Грозит мне в письме, что скоро с помощью Святослава полонит меня, отсечёт мне кисть руки и ступню и ослепит всенародно. Боже, я заболел от гнева: мне приходится опасаться своих подданных и своей собственной жены. Того и гляди, они меня зарежут или отравят. Боже, Боже, до чего ж я дожил!.. (вытирает слёзы; стучит ногой об пол; входит слуга; Никифор обращается к нему) Срочно позови ко мне провидца-юродивого, который уже долгое время ходит перед окнами моего дворца. (Слуга удаляется, Никифор продолжает говорить сам с собой) Пусть даже этот юродивый мочится, где заблагорассудится, берёт хлеб в лавках без спроса, обнажается на площадях, на то он и божий человек. Только на него и стоит уповать, он подлости не сделает (Никифор стал на колени, начал молиться, появляется блаженный Фалалей нечесаный, грязный, в изодранной одежде, идёт к трону, звеня цепями на шее, сел на царский трон).
Ф а л а л е й. (расчёсывая язвы на своих ногах, обратился к царю) Молишься? Молись, молись, прелюбодей!.. Душу свою продал дьяволу из-за бабы блудливой. Часть грехов, может быть, замолишь, а тут и жди адского огня. И рад будешь стать конюхом, да не позволено будет тебе. Рукой русского князя покарает тебя Господь!..
Н и к и ф о р. (продолжая молиться стоя на коленях, говорит в полголоса) Признаю, грешен, брат мой. Готов вынести любую муку. Ночей не сплю, загрызает совесть.
Ф а л а л е й. (Подражая жалостливой интонации царя.) Ишь ты, совесть его загрызает!.. Ещё не так будешь мучиться, окаянный! Будешь лизать раскалённые угли. А там, гляди, и повесят за ребро плоть твою поганую птицам на расклёвывание. Как налетят они коршуны да вороны, выклюют глаза твои бесстыжие, а иные – в печень будут долбить: тук! тук! тук! Вспомнишь тогда все грехи свои…
Н и к и ф о р. (не переставая молиться) Так, так, мне окаянному – по грехам и мука.
Ф а л а л е й. (Осмотрелся, увидел скипетр царский и стал им стучать об пол; стражник в ужасе вбежал в зал, обратился с мольбой к Фалалею.)
Отче святой, это скипетр царский, не нам, смертным прикасаться к нему…(Фалалей плюнул) Христос не имел ни трона, ни скипетра. А вы, богохульники, завели себе скипетр и трон да ещё золотой; любите украшать себя безделушками подобно обезьянам, а души у вас все в грязи.
(Встал и пошёл на выход, расплёвывая во все стороны; царь вскочил с колен, побежал за ним).
Н и к и ф о р. (вскричал умоляющим голосом) Вернись, брат во Христе!.. Вернись, прошу – душа моя скорбит. Только на тебя уповаю, вижу твою благодать.
(Подвёл юродивого Фалалея к трону, усадил на него, а сам снова опустился на колени перед иконой Христа).
Ф а л а л е й. (говорит с упрёком) Не Богу служите, а мамоне, гладкие жеребцы, похотливые блудодеи, безглазые твари, свиньи. Вы все – зловоние и грязь, а утробы жен ваших – помойные ямы…
Н и к и ф о р. (продолжая молиться с поклонами) Помню денно и нощно о грехах своих, брат мой, как пудовые гири на ногах-то. Сам чую, что они в ад тянут. Господь всё видит. Ты, брат, и голоден, и наг, но я знаю, никогда не принимаешь подачек из рук господ (перешел на шёпот): - А может быть, - скажи, блаженный, - может быть, мученья совести выдаются врагами рода человеческого, чтобы отвлечь царя от благих, высоких помышлений? А? Так говорят знахари…
Ф а л а л е й. (сплёвывая в сторону) Полно тебе вздор-то молоть, Василевск! Ты давай им больше, так они тебе ещё и не такие перлы выскажут…Они ведь за деньги отца и мать свою продадут…
Н и к и ф о р. (вдохновившись) Верно, верно говоришь. Истинно апостольские слова. Только и в мыслях у них: деньги, деньги, больше денег! (присаживается у трона в ногах Фалалея, прижимает к лицу, целует его лохмотья).
Ф а л а л е й. (ласково гладит царя по голове) Не канючь. Я лучше сам в рай не пойду, а тебе место уступлю. Несчастный ты. Смотреть-то на тебя и то жалко.
Н и к и ф о р. (переходит на шёпот) Поверь мне, кругом ни одного искреннего голоса, ни одного дружеского взгляда…
Ф а л а л е й. (говорит назидательно) Сам посуди, какой может быть верный друг у царя? Сегодня он служит тебе, как пёс – за подачку, а завтра он тебе при случае горло перегрызёт. Примеров тому – тьма. Ничего не может быть хуже власти и денег. Погань одна. Зарежут они тебя. Вот те крест, зарежут - как барана…(крестится).
Н и к и ф о р. (умиленно со слезами) Веришь ли, брат мой, ты единственный человек, который говорит мне то, что думает, никого не боясь и презирая весь царский двор. С тобой можно быть искренним. Царствую я в постоянном предчувствии беды. Я и своей жены в палатах опасаюсь и в каждом придворном вижу изменника.
Ф а л а л е й. (шутя, треплет царя за ухо) Так тебе и надо, негодник, не зазнавайся!..
Н и к и ф о р. (плачет) Истинная правда, брат мой, (царь поднялся на ноги и сказал с облегчением) Не побрезгуй, брат мой, откушай со мной. Почту за счастье.
Ф а л а л е й. (равнодушно) Пусть принесут.
(Никифор взмахнул рукой, вошел слуга, принёс яства и несколько золотых монет на подносе; Фалалей сбросил все на пол, вскрикивая.)
Почему тут оказались монеты? Это яд! (Принесли второй поднос, Фалалей из него выбросил мясо на пол, вскрикивая.)
Мясо – это труп, мертвечина, мерзость перед Господом. Вот фрукты и овощи – это я люблю…
(Кушает яблоко; Никифор принёс тазик с водой, пока Фалалей ел, Никифор мыл ему ноги и вытирал их своими царскими одеждами; взял из рук Фалалея несколько маслин и съел их; Фалалей встал, стряхнул с себя крошки…)
Н и к и ф о р. (вздыхая с облегчением) Скажи, отче, не видно ли тебе каких-либо знамений о моей судьбе? Вон варвары пришли на Дунай…
Ф а л а л е й. (отвечает спокойно, без риторики) Клин клином вышибают, клин клином…
Н и к и ф о р. (с надеждой) Если я правильно тебя понимаю, ты советуешь мне позвать на помощь печенегов? Так ли надо понимать тебя, святой отец?
Ф а л а л е й. (отвечает спокойно) Так и понимай…(направился к выходу; у двери царедворцы склонились перед ним).
Н и к и ф о р. (задумчиво) Так, так, значит, клин клином надо вышибать: болгар руссами усмирили, теперь руссов усмирим печенегами (облегчённо вздохнул) вот тебе и блаженный! Слова-то, простые, а, сколько в них смысла, сколько мудрости: клин клином вышибают. Это очень верно сказано. Разве не верно, что печенегам не нужны наши города и наши земли. На них смело можно положиться. Они многочисленны и всегда готовы к опустошению чужой страны. Пошлём немного золота князю Куре и - Киев будет осаждён, Святослав «утечёт» с Переяславца, где он на берегах Дуная так прочно закрепился…
Занавес опускается

КАРТИНА ПЯТАЯ

Зимним вечером в Переяславце, в княжеских палатах Святослав отдыхал на медвежьих шкурах, расстеленных на полу. На пороге появился Калокир. Святослав обрадовался, вскочил, обнял Калокира.

С в я т о с л а в. (Глядя в лицо Калакиру.) Ну как? Скорее говори, что нового?
К а л о к и р. (говорит шутливо) Скажу, князь, тебе по-дружески: Василевсу Никифору не нравится наша помощь.
С в я т о с л а в. (смеётся) Ещё бы ему нравилось! Нашёл дурака. Признаться, и я не рассчитывал на симпатию царя…(наливает вина в кубки, выпивают) Что же всё-таки он думает?
К а л о к и р. (говорит с воодушевлением) Он говорит, что вместо маленького неприятеля – болгар, теперь он имеет коварного и матёрого врага – руссов. Боится, что, захватив византийские провинции - Македонию, ты, князь, не захочешь вернуться в Киев.
С в я т о с л а в. (шутливым тоном) И, представь, он прав. Тёплый климат Дуная нам очень по-нраву. Кроме того, такие пересечения торговых путей – дорогого стоят. Никифор думает, что кровь русских – водица? Что нашими руками можно жар загребать. Престол он добыл нечистоплотно через женщину, чего русский воин постыдился бы, а кровью русских желает добыть новый рубин для своей короны? Что ж мы для того покорили болгар, чтобы вернуться в Киев, оставив ему плоды нашей победы? Зело борзо!..
К а л о к и р. (говорит в тон Святославу) Да, князь, такие вот ныне императоры пошли. Василиса Феофано отравила своего мужа – императора Романа и отдала своё сердце вместе с престолом Никифору!.. А теперь, став императором, Никифор подозревает всех в измене (отпил из кубка вина); князь, вручи мне византийскую корону поскорее, я буду твоим верным данником. Сейчас или никогда!..
С в я т о с л а в. (мечтательно) Не скрою, мой друг, что и сам я мечтаю надёжно закрепиться на море, которое не зря наши предки называли Русским морем. Царьград - наш второй дом. Твоя искренняя служба Руси разумна и византийская корона ждёт тебя! А теперь говори о деле поточнее.
К а л о к и р. (убедительным тоном) За царём Никифором и его двором я неустанно слежу, князь. У меня там есть свои надёжные люди. Соглядатай наш, только что оттуда. Он вёл беседы с царём и придворными. Если угодно, могу его сейчас позвать сюда…
С в я т о с л а в. (с нетерпением) Зови!.. (Калокир уходит и быстро возвращается с монашком в потёртой одежде с широкими рукавами; монашек почтительно поклонился и стал смиренно у двери)
К а л о к и р. (представляет монашка Святославу) Превосходный соглядатай, просто клад. Он ещё у моего родителя был на службе.
С в я т о с л а в. (осматривает монашка с сомнением) Неужели такого невзрачного монашка к царю можно пропустить? Подойди ко мне поближе. Как тебя зовут?
К а л о к и р (загадочно улыбается) Для русского князя он – Дудица, а для византийского царя он – Фалалей…
С в я т о с л а в. (смеётся) Понятно…грек?
К а л о к и р. (смеётся) Не угадал, князь…
С в я т о с л а в. (подумав) Болгарин?
К а л о к и р. (смеётся) Опять, князь, не угадал.
С в я т о с л а в. (с удивлением) Кто же ты?
Д у д и ц а. (смеётся) Эх, князь, своих не узнаёшь? Руссич я…
С в я т о с л а в. (с большим удивлением) Плутуешь? Отколе?
Д у д и ц а. (смеётся) Из Нова града, с Волхова…
С в я т о с л а в. (не скрывая удивления) Ишь ты!.. Какими судьбами тебя в Царьград занесло?
Д у д и ц а. (серьёзным тоном) Матушку мою боярин выменял на собаку, а меня сдал на выучку шорнику, учился шить обувь, шапки, ремни, сбрую, сёдла, рукавицы, плети. Кожу руками обминал. Тяжело было, вот и решил я податься в скоморохи (монашек снял свой парик, выпрямился, преобразился на глазах, лицо приняло смешное выражение; подпрыгнул, перевернулся на месте колесом и продолжал говорить): научился фокусам, плясам на все манеры, петь, играть на гуслях, на бубнах, на свирели, на дудках. Вот меня и прозвали Дудица. Скоморошничал у знатных бояр, а потом перебрался в Херсонес, стал холопом у Калокира; он отправил меня в Царьград своим дозорным, там я служил мимом в цирке и потешал придворных, а потом стал разыгрывать юродивого на градских стогнах и прославился, как юродивый и святой. Три года в обители я упражнялся в юродстве. Я сам поверил, что у меня талант юродивого-комедианта, и я пробрался во дворец и до Никифора добрался…
С в я т о с л а в. (искренне смеётся) Но ведь это опасно и тяжело.
Д у д и ц а. (серьёзно) Князь, всё это так, но искус велик. Надо валяться в канавах, носить вериги, драть своё тело, ходить босиком по снегу. Но разве не заманчиво прослыть блаженным юродивым?..
С в я т о с л а в. (участливо) Да, в святые зачислиться дело не простое, значит, ты заматерел в скоморошестве. А ну-ка, что-нибудь покажи, подражая юродивому…
Д у д и ц а. (Взял из узелка отрёпье и мгновенно преобразился в юродивого; задёргался на месте, глаза заслезились и запылали. Лицо приобрело безумный вид, закричал дико, пророчествуя.)
Ужасайся!.. Грядёт жених по полунощи! Явятся чудеса, польётся горячая смола с неба! Найдут невероятные землетрясения и громы! Страшный суд покарает нечестивых! Падёт, падёт Вавилон, яко великая блудница!..
С в я т о с л а в. (Останавливает Дудицу, прикоснувшись к нему.)
Мне стало даже жутко. Много видел я скоморохов в Киеве, а такого заматерелого встречаю впервые.
К а л о к и р. (Кладёт руку на плечо Дудицы, обращается к Святославу.)
Ты не поверишь, князь, его хоть куда посылай: он говорит и по-ромейски, как по-русски, говорит по-латыни, знает арабский, хазарский, печенежский языки.
С в я т о с л а в. (одобрительно) Весьма похвально и очень подходяще нам (налил Дудице торий рог вина) За твоё здоровье Фалалей-Дудица и за услуги, оказываемые нам. Молодец!..
Д у д и ц а. (выпил одним духом, крякнул) Благодарствую, князь!
(Молча, протянул князю обе горсти; Святослав, смеясь, наполнил обе горсти золотыми монетами).
С в я т о с л а в. (обращаясь к Дудице) Теперь расскажи нам про Никифора. Думаю, что о чём-нибудь он да проговорился.
Д у д и ц а. (значительным тоном) Ох, князь, важная весть… Никифор отправил послов к печенегу Куре…
С в я т о с л а в. (с удивлением) К Куре? Как ты узнал?
Д у д и ц а. (говорит уверенно) Когда после моего юродства в тронном зале царь спросил, как ему поступить в этой трудной ситуации? Я выкрикнул: «Клин клином вышибают!» - Ах, - воскликнул царь, - мысль твоя проста и умна. Мне надо обратиться к печенегам за помощью…
С в я т о с л а в. (потрясённый этим сообщением) Что ещё известно об этом?
К а л о к и р. (говорит деловым тоном) Узнав о замысле Никифора, я постарался к свите, отправляемой к Куре, пристроить моего соглядатая (Калокир хлопает в ладоши, вошёл юноша в печенежском наряде, молча, поклонился князю). Он только что вернулся из стана печенежского князя, Кури. Ему вырезали язык, таков обычай византийских царей с простолюдинами, знающими тайну. Он грамотен и всё написал мне, что надо. Князь, Куря, двинулся в поход на Киев…
С в я т о с л а в. (склонив голову) Вот оно как! А царь Никифор умнее, чем я думал.
К а л о к и р. (успокаивая князя) И всё-таки мы их замыслы предвосхитили.
С в я т о с л а в (говорит с чувством благодарности) Друзья мои, этого я не забуду (одарил Дудицу золотом, обнял Калокира). Ты, Калокир, будешь славным царём, когда мы отвоюем тебе царскую корону!

КАРТИНА ШЕСТАЯ

Тронный зал во дворце Царьграда. Новый император Византии Цимисхий беседует со своим царским советником Василием. Цимисхий, облачённый в императорскую одежду сидит на державном троне; царский советник Василий стоит на ковре перед троном.

Ц и м и с х и й. (обращается к Василию) Что говорят во дворце о внезапной кончине царя Никифора?
В а с и л и й. (отвечает с оживлением) Во-первых, светлейший Василевск, ваша честь в цареубийстве вне подозрений. Люди приветствуют нового императора и просят наказать злоумышленников, выкрикивают всё новые имена цареубийцы…
Ц и м и с х и й. (улыбаясь) Я лично объявлю народу, что решительно все убийцы будут пойманы и примерно наказаны (Цимисхий и Василий многозначительно улыбаются). Признаюсь тебе, что меня очень беспокоит настроение патриарха Полиевита, который замыслил предать меня проклятью публично, якобы за моё соучастие в злодейском убийстве царя Никифора…
В и с и л и й. (говорит с гордостью) Мои люди вовремя о нём позаботились, государь, и тайна его смерти ушла в могилу вместе с ним…
Ц и м и с х и й. (вздохнул с облегчением) Ты непревзойдён не только, как царский советник. Вот если бы при дворе все были такими слугами, как ты!..
В а с и л и й. (польщенный) Конь познаётся на крутых подъёмах, а друг – при невзгодах...
Ц и м и с х и й. (довольный) Нам нужен такой патриарх, которого не интересовали бы дела мирские.
В а с и л и й. (в тон царю) Я думаю, владыка, что патриархом должен быть человек простой, не знающий ничего кроме молитвы. От учёных патриархов один только вред славе и величию императора.
Ц и м и с х и й. (с удовлетворением) Где бы нам достать такого чудесного патриарха?
В а с и л и й. (улыбаясь) Есть у меня на примете один монашек, люди считают его святым, блаженным и ходят за ним толпами. На нём всегда звенят тяжёлые вериги, ум его не перегружен знаниями, помыслы его только о Боге. На вид он не очень благолепен: лохматый, грязен, слюняв и вшив, но это поправимо: отмоем, принарядим немного, а уж потом – и в добрый путь…
Ц и м и с х и й. (восторженно) Это идеально! Это превыше всяких похвал!.. Надо срочно собрать всех священников и пригласить эту истинную святость в своём естественном виде. Пусть они лицезреют на истинный идеал святости (Цимисхий и Василий обменялись улыбками). Я позабочусь о том, чтобы его духовное имя было созвучно с твоим именем – пусть священники нарекут его - патриархом Василием. И это будет справедливо!..
Теперь давай разберёмся с князем Святославом. Что у нас в этом вопросе?
В а с и л и й. (не задумываясь) Послы Святослава ожидают твоего приглашения…
Ц и м и с х и й. (решительно) Проси послов сюда.
(Василий вышел и тотчас царские стражники и сановники, ввели трёх русских послов в священные палаты, послы поклонились царю по русскому обычаю в пояс; царь спросил у них.)
Что велел передать мне ваш прославленный князь Святослав?
У л е б. (держится уверенно) Великий князь Руси повелел сказать, чтобы ты, царь Византии, приготовился к войне с ним: «Хочу идти на вас!» - так велел сказать великий князь.
Ц и м и с х и й. (Опешил от неожиданности, после паузы говорит не решительно.)
Вы считаете такое решение вашего князя благоразумным – воевать с величайшей державой мира?
У л е б. (отвечает с достоинством) Мы не привыкли сомневаться в решении нашего князя; если он решил тебя завоевать, стало быть, так оно и будет. Князь Святослав никогда не ошибается в таких вопросах…
Ц и м и с х и й. (вскочил с трона) Мы научим русских варваров уважать силу и законы нашей державы. Мы заставим русских забыть навсегда дорогу к стенам Царьграда…
У л е б. (спокойно) Не гневайся, царь! Мы только выполняем волю нашего князя. Он не велел нам вступать в разговор с царём. Мы воины и выполняем свой долг…
Ц и м и с х и й. (гневно) Вот прикажу бросить вас в подземелье на съедение крысам, а тебе (обращается к Улебу) велю перерезать горло, вылить всю кровь в мешок и засунуть в него твою голову; посмотрю тогда, что ты скажешь о воинском долге…
У л е б. (невозмутимо) Мы наслышались о жестоких нравах ромейских царей. Мы дали слово своему князю встретить любую смерть достойно. Воля твоя, царь, поступай с нами, как тебе заблагорассудится…
Ц и м и с х и й.
(Отступая, сел на свой трон; лицо его исказилось от ненависти, проговорил сквозь зубы.)
Вывести!..
(Послы вышли, Цимисхий обращается к своим сановникам.)
Вот как надо выполнять долг! Учитесь! Варвары подали вам примерный урок. (Обращается к советнику Василию.)
Надо испытать Святослава золотом, варвары падки на золото. Насыпь ему золота в вышину его роста, пусть он задохнётся в нём, злодей!..
В а с и л и й. (качает головой) Святослав надеется поработить всю нашу державу и не соблазнится видом золота. Силы Святослава не исчислимы. В нём отвага и ум Македонского, Ганнибала и Цезаря. Поверь мне: с ним нельзя сражаться и нельзя его подкупить.
Ц и м и с х и й. (упавшим голосом) Я не нахожу решений, может быть ты, многомудрый Василий, попытаешься найти иные пути (словно спохватившись) я приказываю тебе найти нужное, единственно правильное решение…Я приказываю тебе…слышишь?..
В а с и л и й. (подумав) положение безвыходное, но если ты, божественный Василевск, приказываешь, то мы отыщем выход…
Ц и м и с х и й. (облегчённо вздохнул, радуясь такому ответу) Не томи, говори, что предлагаешь?..
В а с и л и й. (говорит уверенно) Вели, владыка, собрать и погрузить на телеги всё самое лучшее наше оружие. Я отвезу в стан Святослава чешуйчатые брони, изящные мечи, великолепные секиры, метательные копья, небольшие арабские луки, нагрудные латы, панцири, щиты в богатой оправе из драгоценных камней, самострелы, которые ещё не видели руссичи. Уверен, что один вид этого дара, заинтересует русского князя и послужит поводом для ведения переговоров. Я постараюсь убедить его, что ни к чему нашим сверхдержавам обескровливать себя в угоду слабым странам. Скажу, что мы не вымаливаем мира, но и не видим причин, чтобы нам ссориться друг с другом. Лучше нам скрепить прочный мир, на выгодных для Руси и Византии условиях.
Ц и м и с х и й. (с сомнением) Боюсь, что Святослав запросит дани больше, чем мы в состоянии заплатить…
В а с и л и й. (говорит убедительно) Да только бы согласился взять. У нас нет другого выхода. Пусть берёт любую добычу, накладывает любую дань. Надо откупиться от него, как от пирата. Только бы взял и ушёл. Нам важно выиграть время. Святослав великодушен и безумно любит необыкновенное оружие. На это и надо направить все свои усилия в переговорах с ним…
Ц и м и с х и й. (обнимает Василия) Надеюсь на твой ум, на твою проницательность. Где меч бессилен, должна совершить подвиг дипломатия. Обещай Святославу всё, что он запросит. Терпеливо заговаривай ему зубы, льсти ему, как только сумеешь, клянись ему в чём угодно, улещай его необыкновенными дарами, оттягивай время, уговаривай подписать мирный договор на любых условиях. Я соберу все наши силы на периферии и нанесу ему неожиданный сокрушительный удар!.. Только бы усыпить бдительность Святослава и выиграть время, только бы выиграть!.. Иначе – смерть! (говорит с надеждой) Верю в твой талант дипломата, подвиг твой не будет забыт в веках. Иди с Богом, без победы – не возвращайся…
Василий уходит.

АКТ ТРЕТИЙ

КАРТИНА СЕДЬМАЯ

В тронном зале императорского дворца в Царьграде собрались царские вельможи на совет. На этом собрании присутствовал вновь избранный патриарх Царьграда Василий. Сидящие рядом с патриархом вельможи отворачиваются от него, зажимая свои носы. Весь облик патриарха и его взгляд имел вид исступлённого идиота. Из-под его дырявого подрясника проглядывало нагое в веригах тело. Патриарх стоял, скрестив руки у себя на груди, угрюмо опустив голову, выпятив вперед свои синеющие локти.

Ц и м и с х и й. (говорит неторопливо) Наступил решающий момент: быть ли Царьграду? Варвары на подступах к святому граду. Я жду ваших предложений (пристально смотрит поочерёдно на присутствующих; лица сановников окаменели от страха, все присутствующие молчали, заговорил патриарх Царьграда Василий)
В а с и л и й.
(Посмотрел на присутствующих исподлобья и заговорил скрипучим голосом.)
Святослав грозит выгнать нас в Азию, но Азия в огне мятежей. Бог мой, куда же нам деваться? (по лицам сановников пробежала судорога) Забыли Бога-то, а на Бога всегда уповай. Помнить надо народную мудрость: с собаками ляжешь, с блохами встанешь. Самые лучшие, так далеки от нас, как мы далеки от хороших. Меру не храните, языки свои не обуздываете.
(Патриарх впал в транс, вскинул руки, закатил глаза, завопил страшным потусторонним голосом.)
Слушайте, слушайте!.. Кровь убиенного Никифора вопиёт к небу. Пал, пал Вавилон, яко великая блудница.
(Сановники затряслись от страха и зашептались; ужас сковал всех собравшихся; патриарх, притворяясь ещё больше дурашливым, простонал, процедил сквозь зубы.) Измена…
(Сановники один за другим стали сползать с кресел на пол, закряхтели и заохали)
Ц и м и с х и й. (растерянный) Что же делать нам, владыка? Каково твоё окончательное мудрое мнение: есть ли у нас выход? Или уже и выхода нет у нас никакого?
В а с и л и й. (усиливая голос) Молиться надо больше, Василевск. Блуд, вино, неприличные зрелища вытеснили Бога из ума. Забыли Бога, а на Бога только и упование… Больше мне вам нечего сказать и выхода иного я не вижу.
(Патриарх поднял свою костлявую руку, царь Цимисский поцеловал её; патриарх удалился; за ним стали удаляться и все остальные; оставшись в одиночестве, царь направился к своему трону).
Ц и м и с х и й. (Сидя на троне и обратив свой взгляд к небесам, воскликнул.)
Господи, услышь мою горячую мольбу: отведи руку Руси от Царьграда!..
(В царскую палату быстро вошёл советник Василий, глаза его светились радостью).
В и с и л и й. (громко вскрикивая) Василевск! Варвары уходят!.. (Цимисхий молча, крестится, Василий говорит с большим воодушевлением) Наш замысел удался: блеск нашего подарочного оружия и наша дипломатия сделали своё дело. Святослав обещал прислать посла для окончательного заключения мирного договора. Пришлось мне испить всю чашу унижения: падать перед Святославом на колени, ударять своим лбом о землю, заверять в нашем братском расположении к русским. Зная великодушие русского князя и его любовь к искренности собеседника, я в конце наших переговоров просил его, не омрачать военными действиями наметившуюся свадьбу императора Византии. Я уверил его, что знаю истинную силу и талант русского князя и что мы готовы на разумные уступки в договоре…
Ц и м и с х и й. (молча, снова крестится) Слава Богу! Свершилось! Моя мольба о спасении Отечества услышана Господом!.. Даже не верится. Но, насколько мне известно, Святослав не бросает своих слов на ветер!.. Стало быть – беда миновала, а по сему, отметим это событие пиром и во дворце, и во дворе дворца, и во всём Царьграде. Пусть до Святослава долетит слух, что Царьград готовится к пышной свадьбе императора Византии. Сумели мы врага красиво свернуть на обочину, сумеем и красиво отметить это событие. Распорядись, Василий, чтобы такой закатить пир, какого белый свет не видывал - бассейны в пределах дворца, пусть заполнят вместо воды фруктами, ягодами и бочками с винами.

Василий быстро уходит; в тронный зал вносятся столы, яства и вина; появляются певцы, музыканты, танцоры начинается праздник; вельможи во время праздничного фуршета, расхаживают по тронному залу, веселятся вместе с царём, пьют, едят, шутят. В это же время артисты дают праздничный концерт: исполняют танец «Сиртаки», музыканты играют на арфах, лирах, флейтах; танцовщица в красивой, лёгкой тунике исполняет изящный греческий танец, поэт читает своё стихотворение «Дань мечте»
Поэт. (Читает стихотворение « Цветы».)

В пук весенних цветов
Свои песни собрал,
Незабудкам без слов
Песни флейтой шептал…

Я из песен хотел бы
Ожерелье зари нанизать,
И возлюбленной неба
Тихо флейтой шептать…

Рассыпал свои песни
На чужом я пиру,
Для тебя - их все вместе,
Василевск, соберу.

Незабудкам без слов
Песни сердцем шепчу,
Пук весенних цветов
В дань мечте заплачу!..

Поэту аплодируют. Раздаются одобрительные возгласы. Девушки дарят ему цветы, поэт уходит под аплодисменты. Появляется певец Садкора с ним аккомпаниаторы - флейтист и арфист. Садкора исполняет песню «Величальная»: первый куплет он исполняет соло, второй куплет поёт вместе с хором; все присутствующие на пиру поют, взявшись за руки, раскачиваясь из стороны в сторону в ритм песни
.
Садкора. (Поёт с хором «Величальная».)

Будь счастлив, будь счастлив –
На царский трон взойди!..
Будь счастлив, будь счастлив
Вся слава – впереди!..

Блаженствуй, блаженствуй –
Флейту на пенье настрой!..
Блаженствуй, блаженствуй –
Наш царь, будь счастлив – пой!..


Поём хвалу, поём хвалу –
Кто силы нам даёт!
Поём Христу, поём царю
И флейта нам подпоёт!..

Будь счастлив, будь счастлив –
Вся слава впереди!..
Будь счастлив, будь счастлив –
На трон небес взойди!..
Занавес опускается

КАРТИНА ВОСЬМАЯ

Тронный зал царского дворца в Царьграде. Император Цимисхий довольный прохаживается около царского трона.

Ц и м и с х и й. (рассуждает вслух) Итак, Святослав удовлетворён условием мирного договора и отошёл от Царьграда в свою столичную резиденцию на Дунае – в Доростол. Очень, очень хорошо!.. Богатая дань-добыча из Царьграда так вскружила ему голову, что он, позабыв об осторожности, оставил неохраняемые Емские ущелья. Такая оплошность со стороны Святослава переходит меру доверия и граничит с ротозейством. Необходимо воспользоваться этим, чтобы проучить этого самонадеянного князя Руси. Теперь я точно знаю, что мне надо делать: запереть выход Святославу из Болгарии на Русь по Дунаю моим непревзойдённым флотом со смертоносным греческим огнём, срочно вывести свои войска из Азии и нанести русскому войску неожиданный смертельный удар, пробравшись незаметно через Емские ущелья. Теперь, Святослав, держись, следующий ход в этой партии за мной!..
(В тронный зал быстро входит советник царя, паракименон Василий, падает к подножью трона лицом ниц, лежит, молча; Цимисхий говорит с раздражением.)
Ну, что ещё там, Василий? Для чего ты пугаешь своего царя? Скорее говори, что случилось?..
В а с и л и й. (не вставая с колен) Беда Василевск!..
Ц и м и с х и й. (выходит из себя, кричит) Да что случилось, скажешь ты мне, наконец?
В а с и л и й (с сильным испугом) Не гневайся, мой повелитель, но неожиданно исчез наш патриарх Василий из патриарших палат…
Ц и м и с х и й. (гневно) Что ты такое говоришь? Ты в своём уме?
В а с и л и й. (трясётся от страха) Мы прощупали весь дворец, мы перевернули Царьград вверх дном, но нет нигде этого святоши-юродивого…
Ц и м и с х и й. (вне себя от негодования) Ты понимаешь, что этот непредсказуемый блаженный патриарх может растрезвонить по всему свету, Бог знает что, он может взбаламутить весь народ и предать меня анафеме. Ты понимаешь это? Говорил я тебе, чтобы охранять его, как зеницу ока. Я чувствовал, что он только разыгрывал из себя шута, и хорошо осведомлён об истинной тайне гибели моего предшественника, царя Никифора (топает ногой). Мало того, что вы до сих пор не схватили изменника Калокира, который, как мне стало известно, сбежал уже и от Святослава. Любопытное совпадение между этими событиями: исчезновением патриарха Василия из Царьграда и уходом Калокира от Святослава…
В а с и л и й. (растерянно) Гнев твой справедлив, государь, но Калокир сам пришел к нам во дворец с повинной…
Ц и м и с х и й. (с изумлением) Где же он сейчас?
В а с и л и й. (поднимается с колен, говорит, взволнованно) Калокир сейчас находится во дворце, и желает сказать тебе, Василевск, что-то очень важное…
Ц и м и с х и й. (с иронией) Что этот отпетый изменник может ещё желать здесь, у нас во дворце (садится на трон). Приведи Калокира ко мне сюда.
(Василий вышел из тронного зала, и воины ввели Калокира.)
Ц и м и с х и й. (обращаясь к воинам) Оставьте нас одних (вес удалились, Цимисхий, оставаясь сидеть на троне, вскричал): как ты смел, изменник, явится ко мне во дворец на глаза?
К а л о к и р. (не смущаясь гневом царя) Василевск, как только я понял, что на троне окончательно утвердился ты, а не я, то убедился, что я являюсь изменником, а не ты…
Ц и м и с х и й. (обозлившись) Наглец, ты ещё смеешь острить? Отвечай мне лучше: почему ты не подался со Святославом на Русь, а явился сюда? Что ты замыслил? И не вздумай со мной юлить…
К а л о к и р. (отвечает спокойно) Владыка, я хочу быть полезен тебе здесь и сейчас. Мы с тобой цивилизованные люди Эллады и поэтому должны хорошо понимать друг друга. Сейчас я понял, что у меня вопиющее несоответствие между моими желаниями и возможностями: желания мои дерзки, возможности – ничтожны. Что мне лучше сейчас сослужить службу царю и Отечеству и этим искупить свой позор, не прослыть предателем. Важно понять это во время и признать, хоть и на самом краю пропасти. Можешь назвать это тщеславием…
Ц и м и с х и й. (иронизирует) Чем ты можешь быть мне полезен в твоём идиотском положении? Смех один. Ты – жалкое ничтожество, не подходишь мне даже в качестве моего оруженосца. От тебя один только вред. Самое полезное – это снять с тебя сейчас голову, чтобы она не морочила больше мне голову (ехидно улыбается).
К а л о к и р. (Улыбается и держится непринуждённо.)
Император, но в этом случае, ты не узнаешь того, что тебе сейчас очень нужно знать, и, кроме того, это не совсем безопасно для тебя…
Ц и м и с х и й. (ехидно улыбается) Боже мой, все кто могут открывать свой рот, открывают его, чтобы напугать императора!.. Ты хочешь взять меня на испуг, шантажируешь меня!.. Боже, до чего люди низко пали (говорит с сарказмом): Давай, заговаривай мне зубы, блудный сын, но учти, малейшая твоя увёртка отягчит твою участь…
К а л о к и р. (говорит спокойно) Во-первых, я знаю, где сейчас находится патриарх Василий и знаю, как можно его заполучить…
Ц и м и с х и й. (Встаёт с трона в не себя от ярости, подходит вплотную к Калокиру, процедил сквозь зубы.)
Ты лжешь, гадюка!..
К а л о к и р. (улыбаясь) Но подумай, владыка, ради чего я явился сюда, неужели шутки ради? Я что похож на сумасшедшего? Полно, государь, в моём положении лгать, страшнее самой лютой смерти…
Ц и м и с х и й. (говорит шёпотом) Где же сейчас находится патриарх Василий?
К а л о к и р. (говорит тихо) Василевск, кто-то позаботился о патриархе Василии и этот святой владыка почивает в одной гробнице с предыдущим патриархом Полиевктом. Тайна их ухода ушла вместе с ними…
Ц и м и с х и й. (садится на трон) Т-а-а-к!.. Вот оно как? Ладно, с этим мы разберёмся. Будем считать, что этим сообщением исчерпано твоё – «во-первых». Говори теперь, что у тебя – «во-вторых»?..
К а л о к и р. (Облегчённо вздохнул, говорит спокойно.)
Владыка, как только Святослав переправит свою добычу из Царьграда в Киев, он снова вернётся в Царьград за новой добычей…
Ц и м и с х и й. (смотрит на Калокира подозрительно) Ты можешь это доказать?
К а л о к и р. (выдержал взгляд Цимисхия) Есть у меня свидетель, слышавший разговор Святослава со своим военаначальником Свенельдом. Они приняли решение незамедлительно отправиться в Киев двумя путями: Свенельд - по суше с большей частью Царьградской дани, а Святослав - по Днепру с меньшей цареградской данью. В Киеве они решили собрать новые силы для похода на Царьград. «Больше они от нас уже не откупятся, - сказал Святослав, - мы научим хитрых греков уму-разуму!..»
Ц и м и с х и й. (после размышления) Выходит, нам снова надо готовиться к напастям от варваров?
К а л о к и р. (говорит убедительно) Владыка, у нас имеется противоядие…
Ц и м и с х и й. (заинтересовавшись) А именно, какое противоядие?..
К а л о к и р. (с воодушевлением) У нас давняя дружба с печенегами, они могут встретить Святослава у Днепровских порогов.
Ц и м и с х и й. (улыбается) Вот это уже кое-что. Продолжай, мой друг патрикий…
К а л о к и р. (с большим вдохновением) Владыка, ради той добычи, которую повезёт Святослав в лодках по Днепру, печенежский князь, Куря, может сделать даже невозможное. Я уже переговорил с ним…
Ц и м и с х и й. (с нетерпением) И князь, Куря согласен?
К а л о к и р. (отвечает дипломатично) Он готов согласиться, если мы в придачу к той добыче, прибавим ещё и дорогие подарки твоего величества. Я обещал ему…
Ц и м и с х и й. (смеётся) Калокир обещал Куре подарки императора Византии. Но посылать я ничего Куре не стану…
К а л о к и р. (смеётся) Владыка, я и не сказал, что пришлёшь, я сказал, что обещаешь прислать. Обмануть врага в бою, это стратегия, а обмануть его на переговорах – это называется дипломатией (Цимисхий и Калокир от души рассмеялись).

СЦЕНА ДЕВЯТАЯ

(Святослав стоит с дружинниками у ладьи, обращается к ним с речью.)
С в я т о с л а в. (говорит с большим чувством) Братья мои ратные, вот мы и перезимовали в Белобережье в устье Днепра, на дворе уже весна. Нас мало, если встретимся с печенегами, они нас могут побить, особенно у днепровских порогов. Свенельд не возвратился из Киева с подмогой, значит, с ним что-то случилось. Ждать здесь в Белобережье, больше нельзя. Всё из съестного припаса мы за зиму здесь съели, осталась одна лошадь. Добытые сокровища нам здесь не впрок. Думайте, братья, как вы порешите, так и будет…
П е р в ы й д р у ж и н н и к. (прервал молчанье) Свенельд подвёл нас. Решил, что любо будет ему властвовать одному на Руси при малолетнем князе Владимире…
В т о р о й д р у ж и н н и к. (говорит с негодованием) Что ж, князь, выходит, и Калокир оказался стервятником, попил русской крови и сбежал от нас? Так отблагодарил он тебя, как змея за пазухой…
С в я т о с л а в. (склонив голову) Братья, какой прок валить всё на других? Я один за всё в ответе. Дойдём до Киева, там разберёмся, а не дойдём – умрём в бою, как подобает воинам. Мёртвые сраму не имут…
Д р у ж и н н и к и. (отдельные возгласы) Домой на Русь! В стольный Киев-град, без страху, без печали! Отвага мёд пьёт и кандалы трёт!..
С в я т о с л а в. (воспрянув духом) Дело! Дело, ребятушки!.. Мешкать нечего. Садимся в ладьи… (Подняли парус, налегли на вёсла. Святослав обращается к запевалам.)
А ну-ка, куда подевались запевалы? Гряньте нашу любимую песню.
(Над морем взвилась задорная песня, заглушая рокот волн; встревоженные чайки громко закричали и разлетелись в разные стороны, а над морем летела песня «Ой, да ты, калинушка».)

Хор
Ой, да ты, калинушка – размалинушка,
Ты не стой, ты не стой на горе крутой.

Ты не спущайся во синя море, -
Кто идёт, в корабле плывёт, аль волна ревёт?

Что во том-то корабле, сорок два сидят,
Сорок два сидят - молодых ребят…

Среди них один стоит, призадумался,
Призадумался он да припечалился.

Призадумался, припечалился
Об одной-то душе – красной девушке.

- Командир, командир, отпусти меня домой,
Отпусти меня домой, к отцу-мать родной…

К отцу-мать родной, жене молодой,
Ах, к жене молодой – полечу стрелой!..

(Ладьи с дружиной и князем «уплывают» за кулисы, песня их смолкает. На авансцену выходит гусляр, исполняет былину «Страница голубиной книги», слова В.Бояринова.)

Гусляр. (Играет на гуслях, поёт.)

Конница мёрзлой дорогой процокала
Между берёз, запорошенных с ночи.
Главный сокольничий выпустил сокола
Выклевать Божьи пресветлые очи.

Выпустил… И до сих пор не дочитаны
Ни голубые, ни чёрные свитки.
Голуби, птицы мои беззащитные,
Не допустите языческой пытки!

Взвейтесь над полымем, взвейтесь над бедами
И заслоните воскрыльями небо!
Вы ли не вскормлены, голуби белые,
Сирыми крохами Божьего хлеба?

Совы ли прятались, лисы ли бегали,
Волки ли серые взвыли без памяти?
Кровью умылись вы, голуби белые,
Крылья свои распластали на паперти.

Вспомню ли нынче легенду любимую,
Вздрогну ли ночью от ноющей боли, -
В книгу хочу заглянуть Голубиную,
Вызнать хоть слово о жертвенной доле.

Вновь на ладони мои огрубелые
Выпадет снег, словно перья небесные;
Вы их роняете, голуби белые.
Вы возвращаетесь, сердцу любезные.
уходит

За сценой послышались дикие крики печенегов и звон мечей, сабель и боевых щитов. Постепенно шум боя смолкает, и на сцену торжественно выходят печенежский князь, Куря - кривоногий, с жиденькой бородкой с отвислым брюхом. На нём надет шёлковый халат, за поясом – кривая сабля. В поднятых руках, Куря, несёт большую чашу, оправленную золотом, серебром и драгоценными камнями. Останавливается у авансцены, смеётся и, похваляясь необыкновенной чашей, обращается к зрителям.

К у р я. (С удовольствием цокая языком.)
Видите: какая богатая у меня чаша! Такой чаши нет ни у кого в целом мире. Она сделана из черепа русского князя Святослава, самого храброго человека в мире… Я лично добыл эту буйную голову в бою у днепровских порогов, где мы посекли руссов всех до единого. Я буду пить из этой чаши на знатных пирах и заслуженно ей похваляться!.. Отныне пришла погибель на Русь… Мы её свалили, и подняться ей больше не дадим!.. – это говорю вам я, Куря!..

(Заливисто смеётся, уходит, с высоко поднятой чашей над своей головой. На сцене появляется гусляр. Торжественно исполняет сказание - «Быль»).

Гусляр. (Играет на гуслях, поёт.)

Эта быль – уж быльём поросла,
Но былое открылось нам вновь:
На Руси правил князь Святослав –
Всенародную ведал любовь!..

Русь не ведала б горя в веках,
Но коварна измена-змея.

И с тех пор ты, Отчизна, в сетях
И змеиный в тебя брызжет яд…

Торжествует разор на Руси,
Смрад болотный и голод, и мор.
Боже, русскую землю спаси,
Наведи на измену – топор!..

Тот же, Богом помеченный змей,
На Руси обустроил нам ад…
Не стреноживай, витязь коней,
Видишь: гиблый пылает закат!..

Конец спектакля

Приложение 5.

ЦАРЬ ДИН ДОН
Старинная музыкальная драма

Действующие лица и исполнители:

Диндон - царь
Христина – царица
Робита – служанка царя и царицы
Комарин, Мухин – придворные слуги
Мор, Мур - придворные шуты

В сценах: охрана, подданные царя, ремесленники, торговцы, певцы, музыканты.

Действие происходит в тридевятом царстве, в тридесятом государстве.

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ

Декорация сцены – сумеречная дворцовая палата с колонами, на которых укреплены горящие факелы, едва рассеивающие темноту. В зрительном зале погашен свет. Игра действующих лиц на сцене освещена световым лучом. Появляется слуга Камарин.

КАМАРИН. (Поёт, пританцовывая.)

Хотите, верьте, или не верьте, -
Я дал салют всему народу…
Связал концы с концами вместе
И с камнем их закинул в воду…
Кто не верит, - не проверит –
Все концы нырнули в воду…
Ах, ха-ха-ха-ха-ха-ха!
Все концы нырнули в воду…

Если спросят: «Что за сказки,
Песни и салюты эти?»
Им отвечу: «Эти сказки –
Сами мне попались в сети!..»
Кто не верит, - не проверит –
Все концы нырнули в воду…
Ах, ха-ха-ха-ха-ха-ха!
Все концы нырнули в воду…

Ай, да сукин сын, Комарин!
Ай, Камарин, сукин сын!
Сам себе теперь я – барин,
Сам себе я – господин!..
Кто не верит, - не проверит –
Все концы нырнули в воду…
Ах, ха-ха-ха-ха-ха-ха!
Все концы нырнули в воду…

(На сцене появляется слуга Мухин, обнимается с Комариным.)

МУХИН. (Вскрикивает восторженно.)
Ой, здорово, брат Камарин!
КАМАРИН (обнимает Мухина)
Ой, здорово, Мухин брат!..
МУХИН.
Как я рад, мой друг Камарин!
КАМАРИН.
Мухин брат, я очень рад!..

(Друзья поют дуэтом.)

Ой, Камаринский, камаринский мужик!
Задрав ножки, на печке лежит!
Задрав ножки, поплёвывает,
И в бумажки завёртывает!
Ой, да, Камаринский – поплёвывает!
Да, ой, в бумажки завёртывает!
Нам – люли - малина, им - бузина!
Хочешь - ешь досыта, пей – до пьяна!
Ну-ка, ну-ка, ну-ка – топну я ногой!
Ну-ка, ну-ка, да притопну я другой!

(Танцуют, выкаблучивают, припевают):

Нам – люли - малина, им - бузина!
Хочешь - ешь досыта, пей – до пьяна!

(Останавливаются от пляски, переводят дух, смеются…)

КОМАРИН. (Всё ещё смеётся, пытаясь пропеть по словечку.)
Я своими глазами всё видел…
Ой, да своими ушами всё слышал…
Но сказать, ни сказать, – как решиться?
Ой, могу ж, ведь, работы лишиться…

МУХИН. (Также, шутя, смеясь в тон Комарину, пытается пропеть по словечку.)
Что ты трусишь, приятель, как заяц?
Я, по-твоему, что ли – мерзавец?!

КОМАРИН. (Озираясь по сторонам, говорит в полголоса.)
- Света, света! - царица кричала, -
(И служанку свою напугала),
Почему в царстве света, так мало?!
В темноте этой жить, тошно стало!
Сам в огнях царь живёт Диндон Дончин,
Я ж без света живу дни и ночи…
Что, служанка, молчишь? Что скрываешь?
С кем, служанка, в молчанку играешь?!
Или долг свой уже забываешь?
Верой-правдой служить не желаешь!..

(Комарин боязливо озирается вокруг.)

МУХИН. (После продолжительной паузы Комарина, говорит с раздраженьем в голосе.)
Что ж молчишь ты? Что дальше-то было?
Чтоб тебя - в озираньях скривило!
Нас никто здесь не видит, не слышит,
Ветерок только шторы колышет…
Говори же, коль начал, - закончи,
Мне интрига, как червь – сердце точит…

КОМАРИН. (Продолжает озираться, говорит совсем тихо.)
Ей служанка в ответ отвечает:
«Царь тебя с темнотою венчает…
Когда тьму, - говорит, - ты познаешь, -
Ты сама по себе засияешь…
Лишь гостей царь в светлицах встречает,
А своих – тьмой великой венчает…»

Ей царица сулит награжденье, -
Подарить хочет ей ожерелье;
Чтоб она согласилась в ответ ей,
Принести больше в комнаты света…

(Комарин снова боязливо озирается вокруг.)

МУХИН. (После продолжительной паузы, говорит с раздраженьем.)
Ну, а дальше-то что, друг заветный,
Согласилась служанка на это?!

КОМАРИН. (Продолжает озираться, говорит совсем тихо.)
Но служанка ей так говорила:
«Разве жить мне на свете не мило?
Как осмелюсь служанка на то, -
Свет нести?.. Царь нам дарИт темноту…»

Но царица всё просит служанку:
«А меня тебе, разве не жалко?!
Я во тьме, как в тюрьме пребываю,
И каков царь-то мой? Знать - не знаю…
С ним насильно меня повенчали,
В тёмной комнате только мы спали,
Ранним утром царь тут же уходит,
Уж всё это с ума меня сводит…
И никто мне не скажет ответа,
Так, хоть ты мне открой тайну эту…»

(Комарин боязливо озирается вокруг.)

МУХИН. (После продолжительной паузы, говорит с раздраженьем.)
Ну, а дальше-то, дальше, что было?!

КОМАРИН (Весь трясётся от страха.)
Нет, я больше – ни слова, друг милый…
Но скажу, лишь одно: царь – уродец,
Нет другого такого в народе…

(За сценой послышался шум. Появляются шуты Мор и Мур. Слуги Комарин и Мухин прячутся за колонной.)

МУР.
Ну, вот что, шут Мор, бедолага,
Нам надо бежать – куда надо…

МОР.
Да так, оно так, друг-приятель,
Да, только удастся нам вряд ли…

МУР.
Да ты, брат, трусливее зайца
И алчный… Жаднее китайца…

МОР.
Да сам ты такой, гриб садовый,
За грош удавиться готовый…
Сорву вот с тебя покрывало
И брошу, чтоб с шумом упало…
Лишь дуну слегка – нет его –
Плаща тёмного твоего…

МУР. (Говорит обиженным тоном.)
Ты тоже имей, друг-приятель, виду,
Тебе я накликать сумею беду…
Набил второй горб драгоценностью ты, -
Скажи, - за какие большие труды?!

МОР.
С тобой надо жить нам, друг Мур, душа в душу,
Умеем, и ладно – пилить мы баклуши…

МУР.
- Пилить и откатывать, - хочешь сказать ты, -
Ведь мы с тобой, сказочно, друг мой, богаты…
Послушай, пора нам с тобою бежать,
Ведь нам за глаза – хватит наших деньжат…

МОР.
Хотелось бы больше деньжат получить,
Но надо бежать нам, коль хочется жить!..

МУР.
Бежать, брат, бежать и бежать, и бежать,
А то, не дай бог, нас с тобой вспотрошат!..

(Мор и Мур быстро уходят за кулисы. Комарин и Мухин выходят из своего укрытия.)

КОМАРИН.
Как слышал, любезный? Во, братец, дела, -
Царят в нашем царстве!..

МУХИН.
Кусай удила!..
Берём, что попало, - из царства бегом,
Туда, где никто нас не пнёт сапогом!..

(Бегают, как угорелые из угла в угол, хватают, что попадается под руку, связывают в узлы, поспешно убегают).

ЧАСТЬ ВТОРАЯ

В сценах: охрана, подданные царя, ремесленники, торговцы, певцы, музыканты.
Действие происходит в тридевятом царстве, в тридесятом государстве.
Декорация сцены – сумеречная дворцовая палата с колонами, на которых укреплены горящие факелы, едва рассеивающие темноту. В зрительном зале погашен свет. Игра действующих лиц на сцене освещена световым лучом.
На сцене появляется слуга Камарин.
Царица Христина сидит в полутьме со своей служанкой Робитой.

ЦАРИЦА ХРИСТИНА, РОБИТА (Исполняют дуэтом песню «Золотая Ладья»)

Золотая Ладья, Золотая Ладья,
Золотой урожай принимай от меня…
До краёв нагружу щедрый мой урожай;
Ну, Ладья Золотая, - плыви, отплывай…

Сколько пота и слёз лилось на урожай…-
Всё, Ладья Золотая, забирай, отплывай…

Ах, мне нравится, лодочник, песня твоя.
Я слыхала её, эту песнь помню я…
Не желаешь меня в свою Лодку принять?
- Места нет? - говоришь, - что ж, плыви без меня…

Сколько пота и слёз лилось на урожай…
- Места нет, - говоришь, - без меня отплывай…

Вот стою у реки, уплывает Ладья…
Может, новую песню, услышу вновь я?..
Сколько жить, не забыть этой песни, друзья,
Что из горла сама рвётся уж без меня…

Сколько пота и слёз лилось на урожай, -
Золотая Ладья, уплывай, уплывай…

ЦАРИЦА ХРИСТИНА (Говорит взволнованно.)
Послушай, Рабита, откройся сполна,
Сказать, как служанка - всю правду должна…
Теряюсь в догадках, Рабита, пойми,
Ведь я же царица всей этой земли…

Сижу в темноте и не вижу царя,
Сдаётся мне, - стонет вся Наша Земля…
Сдаётся мне, - гибнем: и царство, и я…
Открой мне всю правду, Рабита моя!

РАБИТА (Растерянно.)
Мне странны, царица, все речи твои,
Не я ж, ведь, царица всей этой земли;
Я, только прислуга, пойми ты меня,
Тебя я жалею, боюсь же царя…

ЦАРИЦА ХРИСТИНА
Не бойся, тебя защитить я сумею,
Я всё тебе дам, что сама я имею…

(Поёт)
Вот поправлю я одежды, волосы приподниму,
И на жемчуга ДинДона - я в смятении взгляну…
Тишина и тьма в покоях этих царственных царит…
Только факел еле светит, тусклым пламенем горит…

Тайно ночью приходил он, и покинул наш предел,
Что за знак он мне оставил, - ожерелье мне надел…
Он вернётся ль, не вернётся, ожерелье мне надел,
Или надо мной смеётся, без забот живёт и дел…

Я снимала ожерелье, снова силилась надеть,
Пред очами их держала, чтобы лучше разглядеть…
На ладони положу их и не насмотрюсь никак:
Непонятен, непонятен, непонятен этот знак…

Много звуков в мире этом, - и звенит мне, и поёт,
Но вот самой главной тайны – ни один не выдаёт!
Только шепчет из окошка ветер, вьётся у лица;
Не пойму я, не пойму я – этой тайны до конца…

(Говорит речитативом.)
- Для чего – скажи Рабита, - Ожерелье мне надел?
Чем-нибудь, хоть ты, Рабита, мне заполни мой пробел…
Кто? Откуда он, Рабита, во дворец ко мне проник?
Освети мне эту тайну ты, Рабита, хоть на миг…

Тайно он ко мне явился и растаял без следа,
От подарка ожерелья, я сгораю от стыда…
Как, Рабита, он бесстыжий – оскорбить меня посмел?
Для чего, Рабита, тайно, ожерелье мне надел?..

РАБИТА
Да, что тебе хочется знать-то, царица?
О чём мне с тобой надо договориться?
Что хочешь ты знать от служанки своей?
Ты ж знаешь, нет в мире служанок верней!..

ЦАРИЦА ХРИСТИНА
Скажи мне, прошу, заклинаю на жизнь:
«Какой из себя он, наш царь? - ты скажи…
Ко мне он приходит, лишь только во тьме,
Во тьме и уходит, когда я – во сне…
Никто мне не скажет: каков он собой?
Хорош ли, дурной ли он, царь этот мой?..»

РАБИТА
Боюсь я, царица, - смогу ль объяснить? -
Наш царь не похож на того, кто красив…
Боюсь я сказать, что красив, - про него, -
Сказать, что красивый, - унизить его…

ЦАРИЦА ХРИСТИНА (С недоумением.)
Туманны твои, непонятны слова,
Рабита, кружИтся моя голова…

РАБИТА (Пожимает плечами.)
Но, что же мне делать? – сказала, как есть, -
Во всём быть открытой - мне выпала честь…

ЦАРИЦА ХРИСТИНА
Люблю тебя слушать, - понять нелегко…

РАБИТА (Неожиданно вздрагивает.)
Ой, будто повеяло вдруг ветерком…

ЦАРИЦА ХРИСТИНА (Настороженно.)
Что это такое, как думаешь ты?
Откуда-то ветер подул с высоты?

РАБИТА
Уверена в том я, царица моя,
Что Света Ладья - в тьму ночи отплыла…
Дороги-пути, что на нашей земле,
Все с млечной дорогой сплелись в тёмной мгле;
И вывод отсюда, царица, один,
Что скоро войдёт сюда Ваш Господин…

ЦАРИЦА ХРИСТИНА (В смятении.)
Что делать мне? Как же понять мне всё это?
С одним лишь всечасно встречаюсь секретом?
Вчера было тоже и тоже - сегодня, -
Что знает служанка, я знать, не достойна…

РАБИТА
Уже он пришёл и стоит у дверей,
Открой ему двери, царица, скорей…

ЦАРИЦА ХРИСТИНА (Очень взволнована.)
Во тьме я не вижу злосчастную дверь,
Ты ж знаешь, Рабита, открой дверь скорей…

(С улицы послышалось пение хора.)

ХОР
Лучшее Вам дарю:
Бери и владей!
В дни эти громче песни пою –
Дружней и дружней…
Буйство стихий
Раскачало нас,
Раскачало, раскачало, -
Качнёт ещё раз...

Ой, у подруги царицы
Коса расплелась…
Песня в сердце её -
С нашей песней слилась…
Взглянув на неё,
Не отведёшь глаз…
Любовь, Любовь, Любовь, -
Спаси и помилуй нас…

Занавес опускается.

ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ

В сценах: Путники, стражники, подданные царя, ремесленники, торговцы, певцы, музыканты.
Действие происходит в тридевятом царстве, в тридесятом государстве.

СЦЕНА ТРЕТЬЯ

ПЕРВЫЙ ПУТНИК (Обращается к стражнику)
Уважаемый, дорогу подскажи, по которой надо нам идти…

СТРАЖНИК (Недовольный.)
А куда бредёте вы, бродяги?

ВТОРОЙ ПУТНИК
Нам на праздник песню принести б…

СТРАЖНИК (Сердито.)
По любой - идите с песней этой…
Только прямо по дороге – хода нету…

ПЕРВЫЙ ПУТНИК (С удивлением.)
По любой?! Ты, верно, брат, с приветом,
Праздник не везде, ведь, праздник где-то…

ВТОРОЙ ПУТНИК
Ну, страна… Дорог в ней вовсе нету,
Где дороги есть, - одни запреты…

СТРАЖНИК
Что за песню пронести хотите?
Спойте. Коль по нраву – проходите…

ПЕРВЫЙ ПУТНИК
О весне мы песню сочинили,
Солнцу и весне мы песнь сложили…

(Поёт негромко.)
Распахнуты двери для вестницы Юга,
Спешит к нам весна – золотая подруга…
Приди же, весна, на качелях качаться!
Явись к нам, сердца наши громче стучатся!
Нам любо с тобой на качелях качаться,
Мечтаем цветами весны надышаться…

(Путники поют дуэтом.)
Весна, прикати в колеснице зелёной!
Приди к нам, весна, на свирели играя,
Приди к нам скорее, весна молодая,
Укрась незабудками синими склоны.
Нам любо с тобой на качелях качаться,
Мечтаем цветами весны надышаться…

ПЕРВЫЙ ПУТНИК (Поёт.)
Земля наша вешней водою омыта,
Овеяна тёплым и ласковым ветром.
Приди исполненьем заветных желаний,
В красе своих светлых берёзовых тканей!
Нам любо с тобой на качелях качаться,
Мечтаем цветами весны надышаться…

(Путники поют дуэтом.)
Весна, прикати в колеснице зелёной!
Приди к нам, весна, на свирели играя,
Приди к нам скорее, весна молодая,
Укрась незабудками синими склоны.
Нам любо с тобой на качелях качаться,
Мечтаем цветами весны надышаться…

СТРАЖНИК (Суровым голосом.)
Да, песня-то ваша, что надо, пожалуй;
Идите на праздник, но только – не бАлуй…

(Путники идут, рассуждая между собой.)

ПЕРВЫЙ ПУТНИК
Не плохо б царю показаться народу,
Не странно ли это нам и не обидно ль?
Жить в царстве, не видя царя-воеводу,
Не слышно его никогда и не видно…

ВТОРОЙ СПУТНИК
Какой-то лишь странный нам голос вещает,
Что царь нам, то это, то - то обещает…

ПЕРВЫЙ СПУТНИК
И много нам голос всего обещает,
И все обещания не выполняет…

ВТОРОЙ СПУТНИК
По-моему, прячется царь наш нарочно,
В народе к нему уваженье непрочно…

ПЕРВЫЙ СПУТНИК
Уродец он, слышал я, просто уродец,
И так величают уродцем в народе…

ВТОРОЙ СПУТНИК
В других государствах царь к людям выходит,
С людьми говорит, милосердье проводит…
А нашего, - даже в глаза не увидишь,
И в уши царя никогда не услышишь…

Сегодня, на праздник бы вышек к народу,
Хоть знали бы: царь у нас есть, слава Богу!
А то, ведь смешно, ей же Богу – смешно,
Поверить словам одним, просто смешно…

ПЕРВЫЙ ПУТНИК
Супруга ли держит его у подола?
Что он никогда не выходит из дома?
Ну, просто – потеха, ей - Богу – потеха,
Подумать о нём невозможно без смеха…

(Поёт.)
Жил-был царь у нас во царстве,
Нет, не жил, а только был…
Всех он в нашем государстве,
Тем, что был – до слёз смешил…
Ну, до самых слёз, признаться,
Царство наше он смешил…

И куда царь не поедет,
И куда он не пойдёт,
Кроме смеха, в самом деле,
Он ничем нас не займёт…
Всех до слёз он, в самом деле,
Смехом общим доведёт…

Перед зеркалами важно
Ходит царь наш взад-вперёд;
Говорят: колпак бумажный
Носит задом наперёд.
Будто он Наполеон,
Ой, какой смешной же он…

И сказал наш царь однажды,
Через тридцать-сорок лет,
Счастлив в царстве будет каждый,
В рай закажет всем билет…
Ай, да сударь-государь,
Ай, да развесёлый царь!..

ВТОРОЙ СПУТНИК
Посмотри, мой друг, как много здесь на праздник у ворот!
И заморского народу тоже здесь – невпроворот…
Но царя нигде не видно, разве это не обидно,
Почему здесь нет царя? Значит, нет его не зря…

(Поёт.)
В царстве нашего царя,
Все мы ходим здесь в царях;
Славься, славься, государь!
Каждый, сам себе здесь царь!..

Ой, пой-говори:
Все мы, все мы здесь цари!
Говори и громче пой:
Будем царствовать гурьбой!..

И теперь у нас столицей -
Служит каждый, каждый дом;
Здесь любой плебей – патриций,
Раб любой здесь стал царём!

Ой, пой-говори:
Все мы, все мы здесь цари!
Говори и громче пой:
Будем царствовать гурьбой!..

(Появляются бравые солдаты.)

ПЕРВЫЙ СОЛДАТ
Расступись, разойдись, прочь с дороги, куриные ноги!

ПЕРВЫЙ ПУТНИК
Зачем, солдат, всех разгоняешь,
Будто за собак нас принимаешь…

ВТОРОЙ СОЛДАТ
Ты что не знаешь, наш царь идёт, а ты мешаешь…

ПЕРВЫЙ ПУТНИК
Царь? Что за царь? Не говори, чего не знаешь,

ВТОРОЙ СОЛДАТ
Царь нашей страны. Ты что, как глупый, не понимаешь?

ВТОРОЙ ПУТНИК
Ты что, солдат, с ума сошёл?
Чтоб царь к народу сам пришёл?!
Такого - потихоньку не бывает,
Не то, что б с шумом. Очень сомневаюсь…

ПЕРВЫЙ СОЛДАТ
А вот ты видишь – наше знамя?

ПЕРВЫЙ ПУТНИК
Да, вижу знамя. Только между нами, -
Я вижу это знамя, ну, и что же?
Оно, ведь на царя-то не похоже…

ВТОРОЙ СОЛДАТ
А вот портрет и самого царя,
Он мироточит, это ведь не зря…

ВТОРОЙ ПУТНИК
Вот это да! Давно он мироточит?
Быть может, кто-то голову морочит?

ПЕРВЫЙ СОЛДАТ (С грозным голосом, надвигаясь на первого путника.)
Ты сам-то что слепой? Не видишь и не слышишь?!
Ушами, словно мельница колышешь…

ВТОРОЙ ПУТНИК (Немного испуганно.)
Да, верно, что-то, вроде, примечаю…
Так царь-то наш святой, как понимаю…

ПЕРВЫЙ СОЛДАТ (Немного смягчив тембр голоса.)
Вот то-то, а сначала ты не верил,

ВТОРОЙ СПУТНИК (Немного успокоившись.)
Я разве говорил - не верю? Верю!
Быть может, кто-то говорил: не верю,
А я, ей-богу, верю, верю, верю!..

ВТОРОЙ СОЛДАТ (Обращается к первому солдату.)
Что взять с него, он, что пустой горшок, -
В нём нету ничего, а звону много…
Чуть гаркнешь на него, он жалок и смешон,
Идём, солдат, своей дорогой…

ПЕРВЫЙ СОЛДАТ (Обращается ко второму солдату.)
А может оттащить смутьяна в каталажку,
Да вытряхнуть всю душу из рубашки!..

ВТОРОЙ ПУТНИК
Простите меня, не сердитесь, начальник,
Просили в сторонку уйти вы вначале,
Скажите – куда? Отойду, куда надо,
На праздник на этот, мне вовсе не надо…

ПЕРВЫЙ СОЛДАТ (Довольный испугом путников.)
Ну, ладно уж, ладно, в сторонку иди, стань спокойно
И стой, как стоят все достойно, пристойно… (Солдаты уходят.)

ПЕРВЫЙ ПУТНИК
Погубит, приятель, язык тебя твой непременно…

ВТОРОЙ ПУТНИК
Да нет, не язык виноват, а мой жребий несчастный…
И в прошлый-то раз, самозванец на царство венчался,
Ты помнишь, что я поступил ведь тогда благородно,
Избили меня, чем попало и как им угодно…
Теперь, вроде, царь обещает придти настоящий,
И снова, чуть было не взгрел меня воин грозящий.

ПЕРВЫЙ ПУТНИК
Пойми, настоящий ли царь, самозванец,
Подчиняться нам надо с тобой, друг-товарищ.
О царях нам известно с тобой очень мало,
Чтобы нам разобраться в царях так, как надо…
Если царь настоящий, тогда нам всем лучше,
Если нет, то, дружище, помалкивай лучше…

ВТОРОЙ ПУТНИК
А вот и сады, скоро царские будут ворота,
Мне в эти ворота к царю постучаться охота…

ПЕРВЫЙ ПУТНИК
Не вздумай стучаться… Нельзя, брат, пойми,
Вполне может быть, что царя за воротами нет и в помине.

ВТОРОЙ ПУТНИК
Да, есть подозренье, - царя вовсе не существует,
Лишь слухи о нём с таким ликованьем ликуют…

ПЕРВЫЙ ПУТНИК
Я тоже такого совсем-то уж не отрицаю,
Но есть, ведь царица Христина, об этом все знают.
Не звук ведь пустой – эта наша царица,
И ради неё уже стоит на праздник явиться.
Не очень я видеть хочу, кто не хочет всем нам показаться,
Но нашей царицей мне лестно бы полюбоваться.

(Путники постучали негромко в ворота.)

СОЛДАТ (Открыв ворота.)
Что надо? Зачем вы в ворота стучите?
Ведь вы постучали? Так что же молчите?

ПЕРВЫЙ ПУТНИК (Взволнованно.)
Взглянуть бы нам лишь на царя и царицу…

СОЛДАТ
На празднике царь наш. С народом наш царь веселится…

ВТОРОЙ ПУТНИК
Мы были на празднике. Нет там царя и в помине,
Лишь только картинку царя там увидеть сумели…
А, может быть, можно увидеть Христину царицу,
Хотим на неё мы взглянуть, за неё помолиться…

СОЛДАТ
Вы вот что, идите на праздник, пока вас ещё не забрали…

ПЕРВЫЙ ПУТНИК
Понятно. Уходим на праздник. О нём мы мечтали…
Мы, кажется, с другом сейчас в один голос споём,
О том, как на празднике нас угостили вином…

(Друзья поют дуэтом, уходят от царских ворот.)

У нас с другом нет ничего –
Не беда; э - гей, не беда!
У нас с другом много всего –
Мы вольные с ним господа!..

Мы с другом поём везде и всегда –
Э - гей, потому и нет ничего;
Коль нет ничего, - нет и суда,
И счастливы мы оттого!

Пусть годы промчатся, пройдут день за днём,
Мы счастливы тем, что живём!
Пусть нет ничего, так что ж оттого,
Мы пляшем, э - гей, и поём!..

Конец спектакля.





Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 725
© 31.07.2013 Александр
Свидетельство о публикации: izba-2013-849359

Рубрика произведения: Разное -> Драматургия










1