ДАВАЙТЕ ПОГОВОРИМ…


Светлана Андреевна молодая миловидная девица, тургеневского типа, опаздывала на урок.
Она второй год работает в школе учителем русской словесности. Именно так она всегда представляется.
Работает увлеченно.

+++

Наследница богатой библиотеки и интеллектуального богатства своего рода, Светлана росла утончённой натурой.
Её прадед до революции был издателем, дед переводчиком Гёте и Байрона, матушка пушкинистом, а отец – скрипачом.
Воздух дома – классика во всех её проявлениях. Светлана дышала ею, впитывая в себя» доброе, вечное».
В школе её считали не от мира сего.
Девчонки хихикали над её старомодным прикидом, а парни сторонились - «занатто вумная».
Приняв одиночество, как норму, она всё больше и больше погружалась в мир книг и музыки. Совершенно не испытывая при этом никаких огорчений.
Дом у них был хлебосольным, интересные музыкально-литературные посиделки с взрослыми давали достаточно пищи для сердца и ума.
Когда ей исполнилось шестнадцать, свершилась «маленькая революция».
Её стали волновать взгляды племянника маминой подруги. Молодого доцента - филолога. А его возраст – чуть за тридцать, усиливал воображение.
В выпускном классе она стала посещать его семинар в университете. Видела, как его обожают студентки, сама не скрывала своего восхищения.
Её юный возраст и эрудиция задели сердце убеждённого холостяка и…
Тайные встречи…первое вино…первые поцелуи, уводили её в другой неведомый мир.

+++

Окончив школу с золотой медалью, Светлана практически автоматом стала студенткой филфака университета.
Пришло раскрепощение, и внешне она уже не отличалась от своих сверстниц.
Её стали замечать юноши, сокурсницы завидовали и пытались ей подражать.
Она сияла, заражая всех влюблённостью в поэзию и доцента. Писала сама вполне зрелые стихи, блистала на всех олимпиадах и студенческих вечеринках.
Родители замечали всё и понимали: ждать беды. Они не очень одобряли восхищение дочери Кириллом, но внутренний такт не позволял им вмешиваться в её мир. Да и волноваться пока было не о чем. У неё всё получалось, она оставалась искренним и внимательным человеком.
После окончания университета, получив направление в аспирантуру, Светлана выбрала школу. - «Я должна, я смогу заразить учеников литературой!»
Её энтузиазм близкие не разделяли: - «Ты разве не видишь, как охладел народ к книгам вообще, к серьёзному искусству в целом. Клубы, бары-рестораны - вот новый причал большинства молодых».

- Вы забыли про времена декадентства? А Серебряный век! - смеясь, бросала им, – с ним по количеству и качеству поэтов сравниться не сможет никакой другой. Попробуйте оспорить, что это был созидательный мир, жаждущий красоты и самоутверждения. И он волновал тех, кого вы называете народом. Именно от нас, специалистов в области русской словесности, зависит – он исчезнет навсегда или возродится. Ребята поймут меня, - горячилась Светлана. – Эти строки Волошина разве не для них: - «Мне так близко обаянье их усталой красоты... Это дерева Познанья… облетевшие цветы».

Кирилл занимал нейтральную позицию. – «Школа её отрезвит и даст повод повзрослеть».
А повзрослеть дал повод он сам.
Первые годы учительства пролетели, как один миг. У неё был пятый - шестой класс в гимназии. Она увлекала детей энергией своей молодости, влюблённостью в литературу и необычными, интересными придумками. Они вместе создавали музыкально- поэтические композиции. Ребята с удовольствием рисовали афиши, сами готовили костюмы. На их утренники приходили целыми семьями. А сколько было радости и гордости у детей, когда они с учительницей ходили в парк, где у памятника Янки Купалы читали его стихи.
Кирилл начинал ревновать. Как же, он уже не свет в окне, а просто «милый друг». Однажды, то ли в шутку, то ли в всерьёз предложил пробный брак.

- Давай попробуем вить своё гнездо. Попробуем. Ты непредсказуема и вечно в облаках. На грешной земле несколько другие мотивы.

Светлана не хотела его терять. Это он научил её летать. Дала согласие.
Родители, боясь прослыть ретроградами, тоже дали согласие. Хотя им так хотелось обойтись без «пробников». Но изменить что-либо они уже не могли. Оставалась надежда на её благоразумие.
Молодым подыскали отдельную квартиру и, как пошутил отец – «мы посетили репетицию брака».
До середины августа влюблённые наслаждались медовыми деньками.
Светлане нравилось подавать, убирать. Она любила смотреть, как он ест, как завязывает галстук…
Такая чеховская душечка вырисовывалась в этой, в общем-то, строптивой дамочке.
В доме родителей был матриархат.
Папа, как ей казалось, был из числа мужчин-подкаблучников. – «Что изволите, мадам?» Он ловил мамины «указания» налету.
Уже значительно позже, когда мама слегла, она поняла силу его чувства к ней. Оберегать свою богиню было смыслом его жизни. Видимая подчиненность была, по сути, проявлением мужской силы и мужского характера.
Дома в семье он был стержнем, ему не надо было «захватывать власть».
У неё же – Кирилл был царь, позволяющий себя любить, но не позволяющий никому покушаться на его трон. Он умён, тонко чувствовал античную поэтику. Здесь ему и, правда, не было равных.
Известно, что поэтика в античности была тесно связана с риторикой. Вот риторикой, особенно в быту, он мог уморить кого угодно. Это очень мешало ему быть внимательным к собеседнику.
А проблемы Светланы ему казались вообще надуманными. Он любил повторять: – «Школа – пристанище для серых мышек. Там нет, и не может быть полёта для мысли, для интеллекта!!»
Светлана рьяно отстаивала свою позицию: – «На твоих семинарах вчерашние школьники! Кто их подготовил понимать драму и комедию античности, без которой ты вообще жить не можешь?».
Наиболее оскорбительное для неё он произносил с пафосом: – «Ну, уж определённо не училка по литературе».

+++

Новый учебный год принёс Светлане серьёзные проблемы. На августовском педсовете она была поставлена перед фактом, что ей передают два 11-х класса. Директриса предупредила - ученики сложные. Средний балл по литературе очень низкий. Их надо просто дотянуть до выпуска.
Школа была на грани краха.
В конце учебного года уволилось шесть учителей, в том числе два преподавателя литературы. Их унижало пренебрежение к предмету, постоянное сокращение часов. Угнетала и материальная сторона.

- Мы теряем лучших учителей, с болью говорила директриса.

- А куда отправились эти талантливые словесники, - не скрывая усмешки, вклинился физрук.

- Вам ли этого не знать? Вы же не отказываете себе в подработках при СПА-салонах. Больше зарабатывая на массажах, чем на работе в школе. Не суди их, молодой человек. - Охладив пыл самовлюбленного учителя, она продолжила. - Давайте сообща решать, как спасать положение своими силами. Нам не на кого надеяться. Так что, Светлана Андреевна, возражения не приму, и надеюсь, не сбежите с тонущего корабля.

Такого начала учебного года в школе никогда ещё не было. Все расходились с ощущением, что на поминках побывали.

Светлане жалко было отдавать своих шестиклассников. Многие из них уже звонили. Гордо делились, что летом читали, ждали встречи.
Шла домой, предвидя трудный разговор с Кириллом.

- Ну, теперь ты поняла, во что вляпалась. – От таких слов Светлану передернуло, и обожгла мысль – «Чужой!». - Свободных вакансий на кафедре уже нет. Иди лаборанткой, а там что-нибудь придумаем. - Сказал резко, с раздражением.
- Я останусь в школе, - заглатывая обиду, твёрдо выпалила и ушла в другую комнату.

Хлопнула входная дверь. Она поняла – ушёл!

+++

Через какое-то время раздался телефонный звонок. Светлана не стала отвечать, но он звонил беспрерывно. Она вынуждена была снять трубку.

- Доча, не волнуйся, - говорил папа. – Маме плохо, вызвал скорую, если можешь, приезжай.

Такой щедрой на удары жизнь бывает нередко и, как правило, в таких случаях маятник бед спешно набирает обороты…

+++

Прощаясь с мамой, Светлана пообещала ей: – «Мы с папой, помня тебя, всё преодолеем».
Всё случилось так неожиданно, что только на пятый день, зайдя на квартиру, чтобы забрать свои вещи для переезда к отцу, она обнаружила записку Кирилла.
«Наша семейная лодка разбилась не о быт, а о твоё упрямство. Прости, что не пришел на похороны. Так честнее. Сумеешь забыть – забудь. Спасибо за всё, что было. К».
Светлана удивилась своей почти спокойной реакции на это послание.
«А что было? Ошибка? – Нет. Любовь? – Скорее жажда её».
Странно, но эта потеря слез не вызвала.

Она повзрослела.

Спокойно вызвала такси. В машине к ней прицепился какой-то мотивчик, явно не из её репертуара… «Любовь была без радости, разлука будет без печали…».
Встретив, отец ни о чём не спросил. Здесь слова были не нужны, они всегда умели понимать друг друга без них.

+++

После первой встречи с новыми учениками Светлана возвращалась дамой, как с поля боя.

- Не приняли? – отец обнял дочь.

- Папа, ты хорошо помнишь полотно Тициана Вечеллио – «Коронование терновым венцом»? Мы с мамой в Лувре долго размышляли над этой картиной. На полотне ярко выражено страдание человека и цинизм палачей. Вглядываясь, физически ощущаешь их автоматизм нанесения ударов, бездушную жестокость.
Меня потрясло в учениках вот такое же агрессивное непринятие нового учителя. И страшно, что я почувствовала – для них это естественное и привычное поведение. Взрослые мальчики взором раздевали, пошло хихикая. Две барышни, не вставая, перекинув нога на ногу, процедили: «Умные уходят, неудачники приходят».

- Растерялась? – голос отца задрожал.

- Нет, папа, я прошла закалку у Кирилла. Спокойно реализовала акт знакомства, прошлась по списку, в двух словах рассказала о программе. Ознакомила их с данными социологов о том, что и как читает молодёжь. Последние опросы показали, что 50 процентов студентов и школьников все же предпочитают печатные издания, 40 - выбирают компьютерный способ чтения, и только 6 процентов опрошенных вообще ничего не читают.
Попросила вспомнить, что прочитали они за лето. Раздались смешки –«Мы, в тех шести процентах». И только двое назвали пару прочитанных книг. Это - Пауло Коэльо - «Победитель остается один» и Януш Вишневский - «Одиночество в сети».
Интересно, правда, не вставая, девушка, которая сидела, положив ногу на ногу - Галина Радченко, иронически поведала: – « Летом, на книжной ярмарке мы с сестрой книгу Игоря Удачина - "Встретимся в Эмпиреях. Ковчег". Автор, молодой парень, подписал нам ее даже. Весь двор ее до дыр зачитал. Просто класс! А её - тираж всего 500 экземпляров. А так нам туфту подсовывают». Смешки немного затихли. И уже к ней: - «Ну, ты даёшь!»
Я ознакомила класс с темой следующего урока. А за две минуты до звонка прочитала им из Бродского: - «Чем более, тем бесчеловечней. Муза, можно домой? Восвояси! В тот край, где бездумный Борей попирает трофеи уст. В грамматику без препинания. В рай алфавита, трахеи. В твой безликий ликбез…». - Знаешь, папа, звонок, как занавесь в театре сообщил – финита ля комедия. Они сидели молча, а я молча вышла из класса.

+++

Первая четверть прошла, как говорила директриса, – дотягивая…
Программа позволяла Светлане Андреевне кроме базового минимума предлагать тексты, которые подлежат изучению, но не включаются в «Требования к уровню подготовки учеников».
Без энтузиазма, но с определённой долей внимания были приняты работы Е.Замятина – «Я боюсь». Прочитали и книгу – «Прогулки с Пушкиным» А Терца. Обсуждение шло вяло. Чувствовалось, что читались не тексты, а скаченные из интернета краткие содержания. Здесь уж не до гражданских и эстетических чувств, ощущения стиля. Но «лёд тронулся». Читали.
В начале четвёртой четверти, возвращаясь домой из школы с учителем истории, Светлана со слезами говорила, что чувствует сама себя двоечницей. Не смогла вызвать ни доверия учеников, ни заинтересовать их литературой.

- Ну, это вы зря. Сам слышал, как они буквально вчера на перемене обсуждали рассказ Зощенко, по-моему, - «Возмездие». Это же вы им подбросили. Они, конечно, из тех, кто « жить торопится, и чувствовать спешит», но не совсем пропащие.

Вдруг Светлану осенило.

- Юрий Петрович, давайте совместим несколько уроков, у меня есть резерв часов, и проведём на основе межпредметных связей своеобразную конференцию.

- Принимаю безоговорочно. Тема – «От европейской к мировой войне: 1939-1941 годов» подойдёт?

- Очень даже. - Светлана дома обняла отца и выпалила: - «Папа, за тобой музыкальное сопровождение».

Подробно рассказав о задуманном, она горячо рассуждала вслух, как построить совместный урок, что отобрать из литературных источников. Отец тоже загорелся идеей дочери и пообещал продумать и пригласить своих музыкантов для исполнения тематических музыкальных композиций.
С энтузиазмом Светлана принялась составлять план.
Она не сомневалась, что основу должны составить самые яркие страницы из произведений – Толстого - «Война и мир» - связь времён; В. Гроссмана – «Жизнь и судьба»; В.Некрасова – «В окопах Сталинграда». И обязательно стихи поэтов- фронтовиков.
Каждый день допоздна, перечитывала, пересматривала любимые книги, делала набросок сценария конференции. Разрабатывала задания для учеников
Юрий Петрович тоже увлёкся, он приносил на выбор воспоминания Черчилля, советских военачальников. Предлагал ей использовать произведения Ванды Василевской. И сам тщательно подбирал фактический материал из различных источников, стремясь дать ученикам возможность сопоставить и осмыслить разные источники информации.
С первыми набросками они пошли к директрисе.
Та внимательно просмотрела, выдержала хорошую паузу. – «Коллеги, вас за эту идею расцеловать мало. Материал, правда, ещё сырой, и не забывайте, что скоро конец учебного года, не перегружайте учеников».
Преподавая в одном классе, они ставку сделали на разных учеников. Сами потом удивились: он на девочек, она на мальчиков. Хотя подспудно понимали, сказывались и гендерные отличия в предпочтениях самих учеников.
Светлана хотела передать чтение стихов самой активной ученице - Аннушке Шевцовой. Девушка чувствовала поэзию. Но с ней что-то неладное происходило в последние дни. Стала пропускать уроки, избегала всяческих контактов с учительницей, да и от учеников отстранилась.
Светлана решила после конференции выяснить, что происходит, зайти к ней домой.
Конференцию провели в конце апреля. Это было удивительное состояние единения учеников и учителей. Все были в теме, доклады слушались с большим вниманием, появлялись вопросы. Ученики спорили, иногда срывались даже на крик. Ведущие сами втягивались в дискуссию.

- Вот вам и «пофигисты», – сказал Светлане Юрий Петрович после конференции. Нашли ключик и «Сезам» открылся.

- Да, они часто бывают мне просто непонятны. Есть в них что-то, чего не было у нас в их годы. Хотя и разница не большая Они знают, чего хотят и очень выборочно подходят ко всему. И не всегда с плюсом. Прагматичны и достаточно циничны.

Через несколько дней её в коридоре догнали две девочки из её класса.
- Светлана Андреевна, нам нужна ваша помощь и ваш совет.

- Слушаю вас, девочки.

- Коротко не получится. Если есть у вас время, то давайте после уроков, вот в том сквере.

Светлана видела, что они чем-то очень взволнованы, поспешила дать согласие.
Разговор на удивление был открытым и доверительным. Она ещё раз упрекнула себя в том, что не познала за год своих учеников. Оказывается не такие они уж «инопланетяне». В ходе беседы, Светлана вспомнила своё увлечение Кириллом. – «Мне бы таких подруг в начале пути».
Разговор касался Ани Шевцовой. Девочки наперебой рассказали, что она попала в сложную ситуацию.
- Анька у нас, можно считать, одна такая наивная девственница, - прервала всех Галина. Пожалуй, самая дерзкая из девочек. – Она втюрилась по-настоящему в физрука, а он ей дурит голову. Мы-то знаем, что он тот ещё коллекционер. Чистый Казанова. Угробит её.

Все хором заохали, заахали. Галина остановила их и продолжила.

- У неё синдром Анны Карениной. – Светлана буквально открыла рот. – Она вполне может повторить ей подвиг. - Не к месту, но в голове учительницы мелькнуло – «Читают всё-таки». – Вот пришли к вам с просьбой. Давайте поговорим о любви, как на прошлой конференции о войне. Анька любит Цветаеву, может такой доклад закатить. Пусть мальчишки и Лермонтова, и Онегина вспомнят. Женька на днях принёс в школу две книги: Минаева – «Духless» и Сорокина – «Тридцатая любовь Марины». Есть о чём поговорить. Последняя книга вообще потрясла нас своей жутью. Прямо для Аньки, если грамотно преподнести. Она нас сейчас избегает. Там же во всей красе раскрываются сексуальное влечение раба и господина. Надо на открытый урок и физрука пригласить и других учителей.

- Девочки, конечно помогу. Вы меня очень поразили. Буквально всем.

– Ну, мы, конечно, не белые ангелы, но и не падшие, – с вызовом выдала Галина. - Все дружно засмеялись.

+++

- Давайте поговорим о любви, - взволнованно начинала открытый урок Галина.

Анна сидела молчаливая и бледная. Ранее она отказалась участвовать. И вдруг, после первого доклада Егорова – «Поэты Серебряного века о любви», неожиданно для всех подняла руку. Все притихли. Ожидая подвоха, физрук заёрзал.
Девушка поднялась и тихо, но чеканя каждое слово, как приглашение к дуэли, бросила ему:

Первый обход!
Первый обход!
С миром сношения прерваны!
Спущен ли пёс? Впущен ли кот?
Предупреждение первое…*

Тишина.
Планка, заданная Аней, не опускалась уже до конца всех обсуждений.
Горячо, иногда наивно и чуточку пафосно, но очень искренне и с хорошими литературными примерами три часа шел разговор о любви, об отношениях людей друг к другу.
В спорах ребята затрагивали такие нравственные высоты, которые заставляли приглашенных учителей-предметников не только задумываться, но и посмотреть на свою профессию по-другому. Ученики, которых они обучали, особенно докладчики, оказались богаче их в знаниях литературы. Эти нечитающие школьники, читают больше своих педагогов. Они потом честно признались Светлане Андреевне в этом.
Светлана слушала всех выступающих очень внимательно. Активно высказывалась и сама.
Но главным дирижером этого действа была Галина, оставаясь дерзкой и прямолинейной.
Авторитет класса в области физики, попросил Галину, как ведущую, прокомментировать четверостишие Лермонтова:
Делись со мною всем, что знаешь,
И благодарен буду я,
Но ты мне душу предлагаешь,
На кой мне черт душа твоя.
Галина парировала – «Рождённый ползать, летать не может». Что называется – сорвала аплодисменты.
Светлана внимательно оглядывала класс. Конечно, не все прониклись накалом страстей говорящих и спорящих. Галёрка хихикала и откровенно демонстрировала – нам всё это до фонаря.
Но, ни они определяли настроение активных борцов за Аню, за самих себя…

Светлана Андреевна вспомнила слова Кирилла о серых мышках, свой первый урок в этом классе…

Разве всё так безнадёжно?
Разве сожжены мосты к взаимопониманию?
Разве все затраты её душевных сил были напрасными?
В эти минуты она чувствовала – НЕТ!


+++

*М.Цветаева – Крысолов. /Лирическая сатира/





Рейтинг работы: 76
Количество рецензий: 8
Количество сообщений: 9
Количество просмотров: 390
© 03.07.2013 Ди.Вано
Свидетельство о публикации: izba-2013-833803

Рубрика произведения: Проза -> Рассказ


Александр Александров       26.08.2014   16:26:40
Отзыв:   положительный
Просто замечательно!
И добавить нечего...
А навеяло вот что...
Слишком много у нас в школах женского начала. Вот и у Вас физрук - в роли злодея. А главные герои все, увы, дамы.
Так часто и теряем мальчишек.
Но, это просто - к слову.
Очень понравилось!
Спасибо!
Ди.Вано       27.08.2014   08:27:50

А историк?? :))

Спасибо, Александр,
Ваш отклик очень ценен,
ибо вы знаете...о чём я.
Удачи!!
Дина.
СИрена       26.08.2014   15:42:59
Отзыв:   положительный
захватывающая вещь.

Ди.Вано       27.08.2014   08:25:41

Рада захватить ))
Лев Куртен       28.07.2014   11:46:10
Отзыв:   положительный
Одни строят жизнь, другие пристраиваются к ней поудобнее.
Светлана её строит.
Ди.Вано       28.07.2014   12:23:44

ЗА ТЕХ, КТО СТРОИТ!!! ))
Спасибо, Лев.
С добром,
Владимир Попов       31.05.2014   19:57:55
Отзыв:   положительный
Оченьпонравился рассказ. Нравятся мне увлеченные, ответственные люди!

Ди.Вано       31.05.2014   20:09:48

Это здорово.
Я тоже люблю таких людей .
Приглашайте,
навещу с удовольствием.
Дина.


Betty(Светлана Мангутова)       15.03.2014   22:14:15
Отзыв:   положительный
В этом рассказе мне симпатична Светлана. - Выносливый, стойкий человек, которая знает, что хочет в жизни, и добивается, умеет говорить, а главное - слушать.

А синдром Анны Карениной... ну что ж... бывает... каждому - свое...

Спасибо, дорогая Динушка!!
Классно подаешь!!


С теплом-теплом!!!


Ди.Вано       16.03.2014   10:18:17

Спасибо, дорогая!
Всегда радует твоё ПРОНИКНОВЕНИЕ в рассказанное.
ВДОХНОВЛЯЕШЬ ))).
Обнимаю
Твоя Д.
Ян Подорожный       05.07.2013   22:03:10
Отзыв:   положительный
Немного напомнило макаренковские вещи, Дина!
Особенно, когда она приняла 10-11 классы.
Вы уж не обессудьте за такую прямоту.
Но светлое впечатление стойко.
Это неоспоримо.
И согласен с Вашей ЛГ.
Нет плохих и нет хороших.
Надо только их раскрыть изнутри.

Спасибо, Дина!

С уважением!


Ди.Вано       05.07.2013   23:10:34

Добрый вечер, Ян.
Я рада, что прочитали и ГЛАВНОЕ заметили.
Напомнила Макаренко?
Это здорово )).
Он тоже вмещается в вашу формулу..нет..
Может быть вас удивлю: В Берлине есть (во всяком случае в 00-е ещё был)
ин-т Макаренко.Коллеги отбросили всю шелуху и заглянули в корень,
опять-таки по вашей формуле..нет..
Так что - снайперский выстрел))
Вот истоки моей радости на ваш отклик )).
Спасибо сердечное.
Дина.


Спасибо за букет!
До добрых встреч!


Ян Подорожный       06.07.2013   12:08:42

Рад, что позитивно восприняли, Дина!
С теплом.
Betty(Светлана Мангутова)       04.07.2013   23:14:09
Отзыв:   положительный
О каком высоком, интересно, сегодня беседуют?
Есть ли идеалы?
Кто они?

Как все меняется...

Спасибо, Динушка!!

Интересно было почитать.

С теплом души!!


Ди.Вано       05.07.2013   23:15:13

Спасибо,дорогая Бетти!
Спорят...чаще всего о любви )).
Не всё потеряно.
Сердечно признательна.


Борис Бочаров       03.07.2013   17:02:43
Отзыв:   положительный
Мне это близко, поэтому прочитал, словно заглотил, что называется, с удовольствием. Рад за тебя, что так здорово написала. С ув. ББ
Ди.Вано       03.07.2013   17:54:32

Спасибо, коллега )).
Мне дорого, что получил удовольствие.
Буду стараться )).
С сердечностью.
Я.









1