Стихи
Проза
Разное
Песни
Форум
Отзывы
Конкурсы
Авторы
Литпортал

Приморские разборки.


Приморские разборки.


Петрович прибыл в Приморский посёлок на автобусе из Симферополя в вечерних сумерках. Поправив на плече рюкзачок, он начал читать объявления приклеены на остановке. Наконец остановил свой выбор на одном из них. Посмотрел на указатель названия улицы – это была как раз та, о которой он только что прочёл. Пройдя по поднимающейся вверх улице, нажал на звонок дома, над входной дверью которого красовалась вывеска: гостиница «Чернобровка».
На крылечко вышла симпатичная девушка и, улыбнувшись приезжему, сказала:
– Проходите, пожалуйста, – пропуская постояльца вовнутрь гостиницы. – Вы можете занять любую из комнат, либо на втором этаже, или вот на первом, выбирайте. Бархатный сезон уже закончился, и все отдыхающие разъехались. Что вам приготовить на ужин?
– Как вас зовут «хозяюшка»?
– Меня зовут Надя. Но я не хозяйка. Моя тётя содержит эту гостиницу, а я прислуживаю здесь. Так, что вы будете кушать?
– Я сегодня очень устал, – ответил Петрович, вешая пиджак на вешалку у двери, – желаю принять душ и лечь спать. А утром приготовьте мне плотный завтрак.
Он поднялся по поскрипывающим ступеням на второй этаж. Остановил свой выбор на маленькой чердачной комнате в конце коридора, с окном, выходящим на улицу. «Ванная комната в другом конце коридора», – крикнула Надя, поняв по скрипу половиц, где остановился постоялец.
Приняв душ, он завалился на чистую кровать. В комнату через окно врывался свет разгорающегося уличного фонаря: ночь в Крыму наступает мгновенно. Повернулся к стене и, засыпая, успел подумать: «Всё произойдет завтра»
Скрип открывающейся двери разбудил его и, повернувшись на кровати увидел Надю, державшую большую сковороду с жареным мясом и глазуньей. В другой руке у неё был большой ломоть хлеба и вилка. «Идите, умойтесь, да побыстрее, а то еда остынет!» – скомандовала девушка и поставила завтрак на прикроватную тумбочку.
Петрович сбегал в ванную комнату умылся, и через пару минут принялся за завтрак. Пока он с аппетитом ел, девушка сидела на кровати, в комнате был один стул, и молча смотрела, положив подбородок на кулачки своих рук, оперевшись локтями в колени. Когда он, поев, потянулся к сигаретам, Надя сказала:
– Кури, Сергей Петрович, не стесняйся. Как ты интересно ешь! Мне по своей работе приходится видеть многих отдыхающих за едой. Ты извини, я взяла твой паспорт, мне нужно было заполнить бланк. Моя тетя исправно платит налоги за содержание гостиницы. Сейчас крёстная, это и есть моя хозяйка, находится в Симферополе у подруги. Привезёт свадебное платье, которое для меня сшила знакомая, гостившая у нас в августе. Сегодня прибывает теплоход «Мечта», на зимнюю стоянку – навигация закончилась. На нем работает радистом мой суженный, Павел. Крёстная сосватала нас этой весной. Мои родители были рыбаками, и так получилось, что море забрало их, – девушка опустила глаза и смахнула выступившие слёзы. Затем она, вскинув голову, и смотря в окно, на восходящее солнце, продолжила рассказывать с металлом в голосе:
– Но меня никто не спрашивал, хочу ли я выйти за этого парня. Я сирота, и мне некому жаловаться. Павел хочет владеть мной как собственностью, а крёстная желает иметь бессловесную служанку. Нет, я не прошу тебя, Сережа, помочь мне, хотя с удовольствием уехала бы из этого посёлка, но у меня к тебе есть просьба.
Надя откинула тело назад, и начала расстегивать пуговицы на своём халатике. Серёга поперхнулся дымом сигареты, увидев упругие девичьи груди.
– Я не хочу, – уверенно сказала южанка, – чтобы этот нагловатый «морячок», который не знаю уж, чем купил мою тётю, был у меня первым. Я девственница, и прошу тебя стать моим первым мужчиной. Серёжа, ты сильный и умный человек, я бы хотела иметь сына, похожего на тебя. Выполни мою просьбу. Я тебя прошу.
Петрович закурил новую сигарету, и, смотря в голубые глаза девушки, думал: «Ну почему судьба-злодейка поступает так коварно? Передо мной, молодым и холостым, раскрылась беззащитная и красивая девушка, а я не могу себе позволить минутную слабость. Нет, – сказал он сам себе – дело превыше всего».
– Я прекрасно понимаю тебя, но мне не хочется быть на одной «палубе» с твоим морячком. У меня тоже есть свои правила: если делать жизненный выбор, то навсегда. А если дал слово, то выполняй, как бы обстоятельства не повернулись, иначе сам перестанешь уважать себя.
– Так ты отказываешься? Видно судьба сиротская такова, гнуться под ветром, а не идти наперекор. Нет, лучше я встречусь с родителями в тёплых водах, чем терпеть всю жизнь, – тихо, но уверенно сказала Надя, запахивая халатик, и схватив сковородку, стремглав выбежала в коридор.
Петрович слышал, как под её босыми ногами заскрипели ступени лестницы. Он неспешно спустился в холл гостиницы. «Я пойду, погуляю по улицам, – бросил он фразу, проходя мимо раскрытой двери, ведущей в кухню, за которой слышался перезвон посуды и звук струи воды, вырывающейся из крана.

Выйдя на улицу, Серёга увидел, как два паренька, разбирают мотоцикл «Ява». Запчасти от красного «мотора» валялись на булыжной мостовой, вокруг них, на тихой в это время года улочке. Подойдя к подросткам, он протянул руку и сказал:
– Ну что, «механики», давайте знакомиться.
Старший из ребят пожал протянутую руку, своей замасленной ладонью, и представился:
– Серёга.
– Здорово, тёзка. А ты что молчишь?– спросил Петрович, нежно пожимая ладошку младшему «хлопцу».
– Это мой братишка Юрик. Он уже два года не разговаривает. Испугался, когда буря накрыла нас волной, и разбила лодку о береговые камни. Нас спасли военные моряки. Мне тогда сломало руку, вот смотри, шрамы остались, – и парнишка горделиво показал красный рубец на левой руке.
– Разрешите вам помочь, «герои», – предложил свою помощь Серёга, скидывая пиджак.
Прошло часа два, и казалось безнадёжно разобранная техника, заработала. У ребят нашлись и два новых кольца на поршень. Когда он с ребятами собирал мотоцикл, то видел, как Надя неотрывно наблюдает за ними из окна второго этажа гостиницы. Серёга прокатился на «Яве», поднявшись по улице вверх, оттуда увидел далеко на горизонте белый лайнер, подходивший к порту. Затем вернулся к молодым друзьям. Пока ребята поливали ему на руки бензин, смывая масло, к ним подошла в нарядном платье Надя.
– Пойдём на набережную, – предложила она Серёге. – «Мечта» заходит в порт.
– Дядя Серёжа, – обратился к Петровичу юный тезка. – Прокати нашу подругу. Она всегда заботится о нас, и пытается заново обучить говорить Юрика.
– Я это сделаю вечером – обещаю! – заверил он. – Вот вам деньги, заправьте полный бак бензина, и смотрите, чтобы масла было добавлено, как следует.
– Сделаем, как надо, – крикнул парнишка, а младший махал вслед рукой, спускающейся по улице молодой паре: Надежда повисла на руке у Серёги, и вела себя так, будто шла с любимым человеком.

Пока, весело «щебетавшая» парочка выходила на набережную, её обгоняли многие местные жители, спешащие встретить своих близких, с «Мечты», и с укором смотрели на счастливую Надю. Теплоход пришвартовался к причалу. Толпа встречающих людей радостно махала руками, понимая, что не скоро команда сойдет на берег, им ещё предстоит подготовить лайнер к стоянке.
– Пойдём, – предложила Надя, – я покажу тебе своё любимое место, где мне бывает очень хорошо в одиночестве.
Петрович всматривался в людей, толпившихся на палубе лайнера. Затем улыбнулся, как бы в ответ кому-то, проведя пальцами по своим чёрным бровям, и повернувшись к девушке, сказал:
– Пойдём Надежда, теперь у меня всё в порядке.

Они долго поднимались по каменистой тропинке в горы, петлявшей меж редко стоявших домов. Серёга несколько раз оборачивался, подавая руку девушке и помогая ей подняться на очередной выступ скалы. Надя, с благодарными словами, вкладывала свою девичью ладонь, в его мускулистую руку, хотя было видно, она могла и сама прыгать по этим камням как серна. Во время их подъема, ему показалось, что какой-то подросток идёт следом за ними, прячась за постройками и кустами виноградника.
Оказавшись на маленьком каменистом плато, Серёга осмотрелся: выше поднимались ровные ряды виноградной лозы, а внизу простирался посёлок с его замысловатыми улочками, и порт был виден как на ладони.
– Серёжа, сделай то, о чем я тебя просила в гостинице, – попросила девушка.
Смотря в её голубые глаза, полные мольбы, он решился: Надежда ему понравилась с того момента, как он переступил порог гостиницы. Молодые обнялись и их губы слились в страстном поцелуе.
Почувствовал удар камня меж лопаток, Серёга повернул голову и увидел преследовавшего их подростка, среди ближайших шпалер виноградника. На лице сорванца было блаженная улыбка, он радовался своей удаче, первый посланный им камень, попал в цель, а в руке был зажат другой, более весомый. Серёга потерял контроль над собой, и рванулся за проказником по холму вверх.

Погоня была долгой. Серёга не мог догнать парня: постоянно натыкался на натянутую проволоку между рядами бетонных столбов, и скрытую под листьями виноградной лозы, или с разбегу падал в овраг, образовавшийся после дождевых вод. В конец, потеряв местного «Маугли» из вида, который легко подкатывался под нижние «струны», и ловко прыгал меж средних.
К морю, он вышел с другой стороны посёлка, невдалеке от пирса, у причала плавно покачивалась «Мечта». На палубах лайнера было тихо, а звук музыки и пьяные крики разносились на всю округу из ближайшего бара.
Зайдя в бар, Серёга сел за столик у двери, заказав себе шашлык и два пива. С жадностью осушил первый бокал, жажда погони сказывалась, а затем, осматриваясь, стал, не спеша «потягивать пивко», из второго, заедая шашлыком. Как оказалось, бар имел две половины, разделённые между собой бамбуковой ширмой, с изображенным на ней дракона стоящего у кромки прибоя. Во втором помещении стоял широкий стол, за которым веселились прибывшие моряки, отмечая конец навигации.
Из-за ширмы вышла броско накрашенная девица, неопределённого возраста и картинно облокотившись на столик Петровича, заплетающим языком промолвила:
– Слушай кавалер, угости даму сигареткой.
Серёга молча подвинул пачку сигарет, лежавшую у него на столе.
– Ты что, парни-ша! – воскликнула жрица любви. – Куришь эту дрянь? Вот какие сигареты надо курить на нашем побережье, – и шатаясь, пошла к стойке бара. Взяв дешевую пачку сигарет, вернулась к столу гостя, при этом, чуть не сбив головой клетку, висевшую у входной двери. Волнистый попугай нахохлился в клетке, гаркнул: «Опять «надралась», дура!» – «Сам дурак!» – парировала девица, и бросая пачку сигарет на стол Петровича.
– Кури парни-ша.
– Ты мне шлемы мотоциклетные ещё предложи, и научи, как ими пользоваться, – воскликнул задетый её словами Серёга.
– Что! Сколько тебе показать их, один или может несколько?
– Что бы ты заткнула свой «фонтан», достаточно двух: на рот, и на сливное отверстие.
– Шутник, ты парни-ша, – ответила девица легкого поведения, и её понесло к двери, в которую она чуть не вывалилась, потому что её на себя открыл тот паршивец, что так ловко ушёл от мести Петровича в винограднике. Подросток посмотрел на Серёгу, и проскочил в зал, где веселились моряки.
Серёга взглянул на пачку сигарет, что бросила ему на стол, скрывшаяся за входной дверью, девица: на пачке была изображена чайка, летящая над бушующими волнами. Он положил в карман пачку. В это время в бар вошла Надя. Девушка встала у ширмы, разделявшей два зала.

Не прошло и минуты, как «дракона» откинул невысокий, уже сильно подвыпивший парень в тельняшке и клешах. «А, явилась! Что не могла встретить своего суженого у причала – сука?» – и наотмашь, ударил Надю кулаком в лицо.
Петрович вскочил со стула и оттолкнул насильника за бамбуковую занавеску от согнувшейся от удара девушки. «Наших, бьют!» – разнёсся вопль.
Четверо молодых парней выскочили из-за «разъяренного дракона». Серёга лишь уходил от ударов, сыпавшихся со всех сторон. Морякам удалось сбить его с ног, и они стали методично дубасить его ногами. «Хватит! Остановитесь. На сегодня я ваш капитан», – громогласно крикнул седовласый мужчина, в фуражке с «крабом». – «Опять буза на корабле!» – скрипучим голосом прокричал попугай, раскачиваясь в клетке. – «Выбросите этого «фраера» за борт, – распорядился пошатываясь капитан. – Нечего марать палубу. То одного «дурня», который не умеет держать швабру, везли балластом к нашему берегу, а тут нашёлся бестолковый защитник, не знающий для какой цели у мужика имеются кулаки».
Четверо матросов, вынесли Серёгу из бара и бросили на булыжную мостовую. «Загорай, «тарань», на солнцепёке, – зло промолвил Павел. – Мы тебя сегодня ещё навестим».

Серёга с трудом стал подниматься, ему под руку подставила свое плечо Надежда.
– Пойдём милый, в гостиницу. Умоешься, а я заштопаю твой порванный пиджак, – заливаясь слезами, и глядя в его избитое лицо, шептала девушка, у неё самой текла кровь из разбитой губы.
На пороге гостиницы их ждал человек с чемоданчиком в руках.
– Серёга, что с тобой, поскользнулся? – обратился он к подошедшей паре. – Я уже тут торчу часа два, дожидаясь тебя. «Мечта» давно пришвартовалась.
– Знакомься, Надя, – это мой шеф, – махнув в сторону ожидавшего человека, Петрович. – Летом не соизволил дать мне отпуск, а теперь и сам следом заявился, отдохнуть.
– Проходите. Занимайте любую комнату, – пригласила Надя, открывая ключом дверь, и впуская постояльцев.
– Я займу комнату вместе с подчинённым. Где она?
– Моя комната, на верху, в конце коридора, – ответил Серёга, скрываясь за дверью ванной комнаты.
Прошло немного времени, и по гостиной прошел его «шеф», и громко крикнул: «Вещи я оставил в комнате, а сам пойду прогуляюсь».

Принял душ, Серёга поднялся в свою комнату, у стены стоял чемоданчик «шефа», на вешалке висел его плащ темного цвета, такой же, как и его. Он открыл окно.
– Дядь Серёжа, – крикнул старший парнишка подкатывая мотоцикл, – всё готово, мы заправили «Яву».
– Молодцы, ребята! Сейчас спущусь и покатаю вашу подругу. Вы никуда не уезжайте.
В комнату вошла Надя, неся его пиджак.
– Спасибо, Надежда. Принеси мой паспорт и возьми свой.
Девушка спустилась в свой крохотный чуланчик за кухней, где она жила все эти годы: летом такой наплыв отдыхающих, что даже были случаи, когда приезжие рады были спать и в курятнике. Поднявшись и войдя в комнату к Сергею, она застала такую картину: вдоль левой стены стояли пришедшие сюда моряки с «Мечты», во главе с Павлом, держа в руках куски металлических труб. Серёга невозмутимо застёгивал пуговицы на рукавах чистой рубашки. Надя оценила его мускулистое тело.
– Вот и невеста явилась подмывшись, – ехидно процедил сквозь зубы Павел. – Видать по всему, у вас уже всё состоялось, и паспорта приготовили, для подачи заявления в загс. А мы пришли вас убивать, и делать это будем медленно, чтобы насладится вашими страданиями.
– Жаль мне твоих зубов, – улыбаясь, ответил Серёга. – Скоро через рот, ты сможешь пропускать всё, и не Норд-Вест, ни каша из перекрученных морских бычков, не осядет на их поверхности. Потому что, твои зубы будут находиться, у тебя в кармане, как память о нашей встрече.

Взбешённый такими словами Павел кинулся на гостя, замахнувшись обрезком трубы. Серёга умело нырнул под руку врага, выкрутил трубу у моряка, и тут же рубанул ей по лицу Павла – тот упал кулем на пол, выплёвывая зубы в кровавой слюне. Затем Петрович нанёс три коротких удара по обступившим его противникам. Один из них упал, крича благим матом, держась за правую ногу: берцовая кость торчала наружу. Другой, после полученного удара, открыл дверь плечом, и бросился бежать с повисшей как плеть левой рукой: ступени лестницы жалобно застонали под его ногами. Третий, тихо сполз по стене на пол, держась обеими руками за рассеченную голову, под звон уроненной им «железяки».
– Ну, как, ветерок легко проникает в лёгкие? Или ему трудно вырваться наружу, обломки зубов мешают? Это тебе за то, что обидел девушку, – нагнувшись над поверженным парнем, весело произнёс Петрович.

Надежда подошла и, запустив пальцы рук в волосы Серёги, страстно поцеловала его в губы, затем спросила:
– Почему в баре ты вёл себя как лох?
Он прижал к себе Надю и шепнул ей на ушко:
– Тогда не время было проявлять себя. Мне нужно было вначале увидеть курьера, и получить от него контрабанду. Этот человек, доставил её сюда на «Мечте». Мне необходимо встретится ещё с одним человеком, которого я не знаю, но полагаю, он появиться. А твоё предложение ко мне в силе?
– Да! Но не сейчас же, – ответила девушка, обводя комнату рукой.
Серёга обнял её и с силой рванул платье так, что оно разделившись на две половинки, упало к ногам, обнажив стройное тело девушки. Сняв с вешалки плащ, и набросив его на корчивших в муках троих парней, они совокупились, не скрывая свои удовольствия от полученного секса.
За окном послышался шум подъехавшей машины, затем грузные шаги поднимающихся по лестнице людей. Серёга вскочил, и помог встать на ноги Нади. Накинул ей на плечи плащ, который заменил им брачное ложе, сказал: «Застегнись и затяни пояс потуже».
Затем раскрыл чемоданчик курьера и, достав от туда пачки купюр, рассовал их по карманам уже надетого им пиджака и второго плаща, который накинул на себя. Два кольта, из того же чемоданчика засунул себе за пояс. «Надя, возьми из моей сумки верёвку и привяжи её к спинке кровати. По ней спускайся на улицу», – распорядился он.
Девушка повозилась с минуту с верёвкой, а затем ловко перевалила своё тело через подоконник и благополучно спустилась на мостовую.
Он взял её паспорт, и сложив со своим, опустил во внутренний карман пиджака. Затем достал аккуратно из чемодана что-то наподобие «сотового» и нажал на красную кнопку: на приборе замигала синяя лампочка, и комната наполнилась тонким прерывистым зуммером.

В комнату вошли три наголо бритых человека, поверх светлых футболок у них были надеты кожаные жилетки. По их лицам и поведению сразу стало понятно, – это местная мафия, держащая в руках «Приморский», а возможно и вес Крымский полуостров.
– Мужик, ты что творишь? Ты вообще, откуда свалился на нашу голову? – выступив вперед, спросил один из вошедших.
– Смотри старшой, у меня в руках пульт, а рядом с вами стоит чемодан, полный тротила. Можешь заглянуть, коли охота.
Пока старший из вошедших, осторожно заглядывал в чемоданчик, Серёга достал сигареты с чайкой на коробке и, вертя пачкой закурил. «Братки» внимательно следили за его движениями, готовые выхватить пистолеты, кои выпирали под их облегающими безрукавками. «Спокойно, ребята, – вставая с корточек, сказал старший. – Это не шуточная машинка, разнесёт пол улицы», – и достал пачку сигарет с рисунком, чайка летящая над морем, некоторое время покрутил её в руках – закурил. Выпустил дым, спросил:
– Ну и чего ты хочешь, наш «Робин Гуд»?
Павел не понимая, что останавливает местных «братков», покончить с этим залётным гостем, ворочая порезанным языком о сломанные зубы, промямлил:
– Этот «баклан», избил моих товарищей, и поимел мою подругу прямо на мне. Мочите его! Чего ждёте?
– Так чего молчишь, залётный? – повысив голос, повторил вопрос старший бритоголовый.
– Старшой, – откликнулся Серёга, – звони Васильевичу, и сообщи, что вы проиграли. Товар я получил, и доставлю своему хозяину.
Видя, как старший достаёт свой сотовый телефон, Серёга протянул руку и попросил:
– Разреши, я сам поговорю с Волновым.
Когда в трубке раздался голос: «Да я слушаю». Серёга ответил: «Привет от Строгого. Вы проиграли. Весь товар у меня. Напрасно ты пытался перехватить курьера». – «Передай «трубу» старшему», – послышался короткий приказ.
Петрович передал телефон бритоголовому и, видя, что тот собирается выйти за дверь, крикнул вдогонку: «Уважаемый, если не трудно, захвати в баре парочку яблок, а то когда я волнуюсь, у меня появляется жор».
Пока за дверью шли переговоры, и местный бос, давал указания своим подопечным по телефону, Серёга обратился к Наде, выглянув в окно.
– Ну, как, спустилась, нормально? Держи полы плаща, я тебе кину пульт. Если начнётся стрельба, жми на синенькую кнопочку. Поняла?
– Да, я всё поняла, жду, – откликнулась Надя с улицы.
Вошёл старший бритоголовый, и положил два яблока на кровать. Затем, многозначительно подмигнув, Серёги, добавил ещё одно, вытащив его из кармана.
Петрович шагнул, и взяв яблоко, стал сочно жевать.
– Ну что вы бездействуете? – взмолился Павел. – Кончайте его.
– Заткнись, несостоявшийся муженёк. Мы скоро поженимся с Надеждой, и если хочешь, приглашу тебя в крёстные. А пока, накось, пожуй яблочко, – сказал весело Серёга, радуясь своей шутке, и взяв с кровати яблоко, кинул ползающему парню, а третье, ловким движением сунул себе в карман.
– Дороги перекрыты. Ты живым не уйдёшь! – сказал старший из бритоголовых.
– Посмотрим, чья возьмет? А пока советую вам, не выходить минут пять на улицу. Там у двери, вы найдёте пульт, от этой адской машинки.
Сказал это, Серёга перегнулся через подоконник и, ухватившись одной рукой за верёвку, заскользил по ней вниз: секунда, и он стоит на мостовой, рядом с Надеждой.
– Теска, кати сюда мотоцикл, – крикнул он ребятам, стоявшим разинув рты.
– Здорово, спустился! – воскликнул старший, подкатывая «Яву». – Как в цирке!
– Держи, купишь себе нового железного коня. А мы уезжаем навсегда из вашего посёлка. Даст бог, свидимся, – Серёга протянул пачку долларов тёзке, и сел на мотоцикл.
– Чего ждёшь, дорогая! Аль передумала покидать родные пенаты?
Надя села позади его и крепко обняла любимого. Серёга нагнулся и нежно положил пульт у крыльца, на камни. Резко завёл мотоцикл и с ветерком помчался под гору, на трассу, ведущую из посёлка.

Возле последних домов, он увидел одинокую женскую фигуру, держащую объемистый пакет. «Ява» стала как вкопанная, у ожидающей женщины. «Держи Серж. Как заказывал. Выдержит любую пулю. Я сейчас же ухожу следом, а то цирроз печени заработаю на этом взморье, – женщина протянула два мотоциклетных шлема. – Смотри на указатели, возможно на семнадцатом километре устроят засаду, там с правой стороны к трассе примыкает карьер. С Богом!

Мотор «Явы» работал чётко, уже мелькнул пятнадцатый указатель.
– Запахнись в плащ, и ничего не бойся, – прокричал Серёга, перекрывая порывы ветра.
– С тобой мне сам чёрт не страшен, – шептала на ухо любимому девушка, прижавшись крепче.
Впереди показались песчаные насыпи. Серёга свернул на грунтовку, ведущую в карьер. В дальнем его конце стояли два «Мерседеса», возле них виднелась одинокая фигура. Петрович не сбавляя скорость, прижал мотоцикла к невысоким песчаным барханам, отделяющим трассу от карьера. Оказавшись в близости от стоящих машин, в него уже стреляли с верхушек барханов, он выхватил кольт и начал методично отстреливать стрелков, чьи позиции он проскакивал. Ведь стрелки рассчитывали стрелять по двигающему мотоциклу на трассе, а он оказался у них за спинами.
Серёгиным противникам, приходилось вскакивать с позиций, и разворачивать своё оружие, а это было весьма не просто, удержатся на пирамиде сыпучего песка. Пули, посланные в седоков «Явы», отскакивали от пуленепробиваемых плащей и шлемов. Но противник этого не знал, и расстреливал обойму за обоймой, пока его не настигала пуля. Мотоцикл крутился по неровностям карьера, поднимая клубы песка. Серёга стрелял то с одной руки, то с другой, и почти после каждого его выстрела новый противник выпустив оружие из рук, катился кубарем замертво со своего бархана. Некоторые стрелки скатились сами и стреляли из-за куч песка. Но маневры «Явы» мешали им вести прицельный огонь. Один из бандитов, встал на капот машины, и прицелился из «Мухи». Но, получив две пули в грудь, падая на колени, послал мину над головой мотоциклистов: стена карьера, поглотив мину, взлетела к небу большим фонтаном песка. Ещё раз, крутанувшись, по всей длине стены песков, Серёга убедился, что все противники повержены, или, получив ранение, находятся в болевом шоке. Остановив мотоцикл и поставив его на ножку, он осмотрелся: песок возле каждого стрелка был окрашен кровью.
– Как себя чувствуешь, любимая?
– Не знаю, голова шумит и нога жжет.
Он увидел кровь, струившуюся по ноге Надежды. Серёга рванул ворот рубахи и оторванной полосой перебинтовал рану.
– Терпи милая, рана по касательной. Я думаю, до нашей свадьбы заживёт.
Скинул плащ и пиджак, Серёга порвал свою рубаху и наложил поверх пропитавшего кровью первого «бинта» тугую повязку: кровь перестала течь, и девушка почувствовала некоторое улучшение.
Затем достал свой сотовый телефон, и сказал собеседнику:
– Я нахожусь на семнадцатом километре. Задание выполнено, флешка у меня. Теперь дядя Вася не сможет победить на предстоящих выборах. Но со мной раненая.
– Двигайся до пятидесятого километра. Увидишь машину с надписью "Газовая служба". Вас будут ждать, и окажут помощь.

«Ява» рванула вперёд по трассе. Серёга управлял мотоциклом одной рукой, а другой держал руки подруги, обнимающие его.

Трада – время перестройки.






Количество отзывов: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 276
© 08.06.2013г. Трада
Свидетельство о публикации: izba-2013-818865

Рубрика произведения: Проза -> Остросюжетная литература











1