Древний английский город Йорк...


Древний английский город Йорк...
Древний английский город Йорк и театральная постановка в духе Аркадия Гайдара...

После трёх недель жизни на северо-востоке Англии, в кемпингах и ночёвках в палатках, мы решили встретиться с нашими друзьями в Йорке, и отправились туда из окрестностей замка Бамбург...

С утра стояла замечательная погода и уже через два часа езды по автостраде А-1, преодолели две трети расстояния до этого города. Решили остановится и перекусить в «услугах», специально оборудованных стоянках вдоль больших английских дорог. Выйдя из машины, мы вошли в кафе «Litl Shef» что значит «Маленький повар». Мы хотели по настоящему пообедать и потому прошли в ресторан и, взяв меню, сели за уже накрытые столики. Однако, к нам никто не спешил подходить принимать заказ, и мы, подождав минут десять, решили просто купить здесь же в буфете бутерброды, сделать кофе-чай и поесть на улице за деревянным столиком. Я ворчал на нерасторопную обслугу в ресторане. Создавалось впечатление, что мы специально ехали сюда двести километров, чтобы обедать в течение нескольких часов и потому официанты не спешат...

Выйдя на солнышко, устроились в тени дерева за столом, и съели вкусные бутерброды,запили горячим чаем, а потом, немедля, продолжили поездку.

... Приехали в Йорк, часам к четырём и нас встретили Эл и Дэвид, старинные друзья Сюзи, моей жены, которая училась с ними в университете в Сассексе на русском факультете – и Дэвид и Эл, понимают по-русски, хотя и подзабыли разговорный. Поэтому мы общались по-английски

Надо отметить, что русский язык лет тридцать назад был в Англии намного популярнее, чем сегодня. Тогда молодые надеялись, что именно Советский Союз станет прообразом страны будущего. И действительно, приезжая тогда в Советскую Россию, они видели и слышали много нового и интересного для себя. А главное, почти все советские люди гордились своей страной. Со времён начала перестройки, сами россияне перестали уважать свою страну и стали завидовать Западу. Такое отношение не замедлило сказаться на образе России, и на популярности русского языка. Кто будет учить язык, если сами носители языка на чём свет проклинают свою страну, и хотят сбежать «в развитые» страны. Всё это дискредитировало образ России и подставило под удар язык и российскую культуру...

Но моя жена и её друзья жили и учились во времена Советского Союза, а тогда знать русский в Англии считалось проявлением продвинутости!

После традиционного чая мы с Дэвидом отправились на автобусе в центр города, где Дэвид стал показывать нам старинные дворы и здания, знакомить с достопримечательностями.
Какими–то узкими, тёмными, средневековыми улочками мы вышли в Старый город, где стояли дома, построенные ещё в пятнадцатом - шестнадцатом веках, с деревянными каркасами, с покосившимися, «пьяными», стенами и черепичными крышами.

Но, вместе с тем, всё вокруг показывало заботу властей о содержании и реставрации старины. Дэвид показал нам паб, который работает в доме, стоящим здесь уже около пятисот лет. Я представил, что было в России пятьсот лет назад и припомнил, что в те же годы, родился Иван Грозный, а чуть позже в Москве свирепствовали опричники...

Пройдя чуть дальше,по аккуратной каменной лестнице, мы поднялись на городскую крепостную стену, и пошли по ней, любуясь открывающимся нам городским пейзажем. Неподалёку, высоко в небо, вздымались стены «Минстера», кафедрального собора, который начали строить ещё в годы нормандской оккупации Англии, после победы Вильгельма–Завоевателя в 1066 году. Строили эту громадину около двухсот лет и я, как мог, представил себе эту бездну времени, в течение которого несколько поколений строителей методично год за годом, с небольшими перерывами на войны и мор, выстраивали эти гигантские высокие стены, издали похожие на стены башни, покрытые гравировкой... Люди рождались, жили, иногда воевали, потом умирали, а стены неуклонно росли, чтобы в один прекрасный момент впустить внутрь тысячи верующих христиан, ожидавших этого события, почти как второго пришествия...

Рядом с Минстером, примыкая к городским стенам, стояли высокие крепостные стены старинного монастыря, от которого остались руины, но руины живописные. И неподалёку от Минстера, стоят и сегодня работаю школы, открытые здесь ещё в средние века...

Через некоторое время к нам присоединилась Эл и мы пошли в паб, тоже выстроенный и работающий здесь уже несколько столетий. Я, как обычно, заказал себе «гиннес», а Дэвид светлое пиво. Мы сидели и разговаривали и Дэвид рассказывал, что старый город начали реставрировать почти сто лет назад, но всё ещё продолжают восстанавливать. Туристов в Йорке каждый год - тысячи и тысячи, это одна из самых доходных статей городского бюджета. В туристическом бизнесе заняты многие жители города, большая часть из них, обслуживает приезжих в магазинах, кафе и ресторанах...

Выпив пива, мы возвратились в дом к друзьям и сели ужинать. За едой Дэвид рассказывал о своей жизни на пенсии и своих занятиях турецким языком. Этим необычном хобби он увлёкся около года назад и собирается на днях ехать в Стамбул на двухнедельные интенсивные курсы языка...

Пожилые англичане на пенсии иногда заняты времяпровождением экзотическим. Одни из наших знакомых, например, занимаются танцами и объехали с этой целью всю Латинскую Америку и особенно Аргентину - родину танго. В Англии представители среднего класса живут долго и потому на пенсии имеют время и возможность удовлетворить свои мечты о свободной и «лёгкой» жизни. О ней мечтают многие из тех, кто напряженно и ответственно работает на чиновных должностях в системе образования или медицины. Пенсия здесь – настоящий заслуженный отдых и накопленных денег и пенсионных выплат хватает на подобный жизненный стиль. Тем паче, что дети в английских семействах, в отличии от России, уходят из отеческого или материнского дома рано и оставшуюся жизнь стараются проживать независимо, не рассчитывая на родительскую помощь. Бывают конечно исключения, бывает что дети, часто это сыновья, живут с родителями до старости. Однако, даже в этом случае, в молодости эти люди вполне независимы...

... Спать легли рано и проснулись при хорошей погоде, часов в девять. Был выходной и хозяева решили угостить нас праздничным ужином: Эл осталась дома готовить, а Дэвид, проводив нас в город, возвратился домой, чтобы помогать жене...

Оставшись одни в Старом городе, мы вошли в Минстер, поражаясь его величию и громадности...

Мы здесь уже были лет десять назад, когда возвращались из путешествия по Шотландии. Однако, я почти всё забыл из того, что мы тогда увидели, и помнил только зеркало, вделанное в каменное основание стоящее на полу, вглядываясь в которое, можно было без труда, не задирая голову, увидеть далёкие высокие своды средневекового храма... В этот раз, мы ходили по собору почти два часа, рассматривая надгробия и памятные надписи, порой датированные несколькими столетиями ранее периода модерна. Потом, мы увидели, как на хоры прошли певчие в длинных одеждах и пока мы сидели и отдыхали посередине громадного зала на деревянных лавках с резными спинками, женщина в рясе взошла на резную кафедру и, поприветствовав всех присутствующих, пригласила послушать церковный хор и службу...
Мы с удовольствием послушали пение известного в Англии церковного хора (отсюда иногда радио ВВС–3 ведёт воскресные трансляции служб), невольно вспоминая Лондон и церковь Темпл, в которой наш сын пел в хоре несколько лет, и куда мы ходили на каждую воскресную службу в течение этого, кажется теперь, такого далёкого времени. Хор был по-настоящему хорош, и мы испытали подлинное эстетическое наслаждение вслушиваясь в гармонию мужских и детских голосов, согласно руководимых и сопровождаемых громогласным органом... Громадность Минстера поражает, даже в сравнении с Даремским храмом, или соборами в Линкольне, или в Кентербери. Его можно сравнить с большими французскими соборами в Реймсе и Буа, и он только немного уступает знаменитому Кёльнскому собору по высоте и размерам. Реставрация в нём длится уже несколько десятков лет и восстанавливают не только каменную резьбу на стенах но и статуи, и замечательные витражи, которые со временем конечно утратили блеск и прозрачность...

После собора, мы, в лабиринте старых улочек, отыскали и осмотрели небольшую церквушку Святой троицы, которая сохранила и стены и колокольню, выстроенные ещё в четырнадцатом веке. Внутри всё было немного неровным и покосившимся, помещение было разделено перегородками, такими, которые раньше были во всех церквях и внутри которых располагались семейно прихожане прихода этого городского района... Сидя внутри загородок, можно было очень наглядно представить себе, как здесь слушали церковное пение под старенький орган и молились, допустим лет четыреста–пятьсот назад. Внешне почти ничего не изменилось и только службы стали короче и менее многочисленны. Ведь католичество, а потом и англиканство, были всеобщей духовной пищей, без которой в те времена человек чувствовал себя одиноким и покинутым...

Потом мы прогулялись по старым, узким, мощёным полукруглым булыжником улицам Йорка, и вместе с толпами туристов, говорящих на звонком «окающем» северном английском, потолкались по магазинам и магазинчикам, которые разместились в старых домах, выстроенных задолго до Гражданской войны короля с парламентом...

Здесь, уместно рассказать, что Йорку уже более двух тысяч лет и основан он,был местными поселенцами, а позже, здес, появился римский укреплённый пост, со временем ставший известным военным римским поселением. Здесь же, в начале четвёртого столетия нашей эры, был коронован император Константин Святой, превративший впоследствии христианство в государственную религию империи...

С тех времен сохранилась каменная римская колонна, вросшая в землю, и стоящая перед входом в Минстер. А под стенами этого собора, поставлена статуя молодого Константина, сидящего в императорском кресле. Но это работа уже современных скульпторов...

... К концу дня погода незаметно испортилась, и потому мы пораньше возвратились в дом Дэвида и Эл, пообедали вкусно приготовленной рыбой и картофелем в соусе, а потом поехали на одной из машин семьи, в театр, а точнее в музей железной дороги, где давали спектакль о «детях железной дороги».

Этот спектакль поставили в помещении бывшей станции и зрительские места были разделены настоящей железной колеёй. В процессе действия молодые люди, одетые рабочими начала прошлого века, катали две вагонетки, на которых и проходило основное действие. Актёры ходили и бегали по платформам, и через станционный виадук соединявший эти платформы, перебирались с одной стороны «сцены»на другую, а бутафорский дым и перестук колёс из динамиков давал полную иллюзию присутствия на железной дороге.

Надо сказать, что я родился тоже недалеко от железной дороги, на станции Иркутск–Сортировочная и потому весь антураж спектакля очень хорошо был знаком по детским воспоминаниям...

Содержание постановки базировалось на известной всем английским детям послевоенной Англии книги Несбит точно так, как нам были известны книги Аркадия Гайдара о Тимуре и его команде...

Содержание пьесы очень просто – в семье в которой трое детей, отец, вдруг, попадает в тюрьму и семья, оставшаяся без средств к существованию, уезжает в деревню, однако и там не находит приюта. И вот дети, помогая друг другу и своей матери, вызывая у взрослых сострадание и сочувствие, делают и себя и своих нечаянных знакомых лучше и добрее, трогая всех своей наивностью и добродушием. Идею пьесы, а значит и книги, можно передать библейскими словами «стучите и вам откроют, просите и вам дадут...». Дети своей твёрдой верой в добро, заставляют и взрослых поверить и сплотиться в помощи друг другу...

Есть в пьесе и смешной персонаж,- потерявшийся русский писатель, которого русские власти преследуют за правду и который, не говорит по-английски. Он болен, без денег и без «языка», и вот ему-то и помогают дети, а потом по их просьбе, и взрослые... В конце концов, всё устраивается, отец возвращается к семье, а взрослые, начиная с железнодорожника и включая доктора и жену железнодорожника, начинают дружить и делать друг другу подарки, говоря приятные слова. Пожилой богатый джентльмен, в конце концов, по просьбе детей, находит пропавшую семью русского, и всё заканчивается счастливо и весело. В финальной сцене настоящий паровоз приезжает на «сцену» и все довольны и смеются – добро победило равнодушие...

После этого простого и доброго спектакля мы вышли на улицу, увидели чистое бирюзовое небо и огоньки на набережной городской реки. Кругом было чисто, тепло и тихо, словно и природа радовалась удачному завершению приключений детей.

Я же думал, что книга написана в 1906 году, ещё до начала первой мировой войны и мир тогда, действительно был намного добрее и мечтательней. Уже после первой мировой войны, с её миллионами погибших и изувеченных, трудно было написать что–либо подобное. Я вспомнил замечание австрийского философа Адорно, который говорил, что трудно оставаться искренним гуманистом после всех зверств, которые люди увидели за две мировые войны, прошедшие в интервале чуть больше пятнадцати лет... Однако, не будем о грустном...

На машине Дэвида мы возвратились в дом и вскоре заснули, готовясь к завтрашнему отъезду домой в Лондон из замечательного современного и вместе с тем очень, очень старого и уютного города Йорка...

Август 2009 года. Лондон. Владимир Кабаков.





Рейтинг работы: 7
Количество рецензий: 1
Количество сообщений: 2
Количество просмотров: 523
© 31.05.2013 Владимир Кабаков
Свидетельство о публикации: izba-2013-813727

Рубрика произведения: Разное -> Публицистика


Алексей Алексеев       31.05.2013   11:45:39
Отзыв:   положительный
Здесь, уместно рассказать, что Йорку уже более двух тысяч лет и основан он, римлянами ещё до рождения Иисуса Христа, когда был здесь, в Англии известным военным римским поселением - знание истории Древнего Рима нас часто подводит. Христа казнили при имераторе Тиберии, когда римлян в Британии не было (экспедиции Цезаря не в счет), а завоевание Британии римлянами началось позже, при приемнике приемника Тиберия - Клавдии. Другое дело, что крепость или укрепление (я читал, что называлась она Кайр-Эбраук на языке племени бригантов) на месте римского поселения Эборакум вполне могла существовать до рождения Христа. Но крепость эта была построена не римлянами, а местными бригантами. Римляне же прежде всего построили здесь не ранее 79 г. н.э. укрепленный военный лагерь в форме прямоугольника недалеко от слияния рек Уз и Фосс.
Здесь же, в начале четвёртого столетия нашей эры, был коронован, император Константин Святой - точнее размещавшиеся в Британии войска провозгласили Константина августом, т.е. старшим соправителем. Корон тогда не было - были диадемы.
Он же, поделил Римскую империю на две половины, сделав свей столицей, Константинополь...Строго говоря, Константин империю не делил. Де-факто ее разделил раньше Диоклетиан, создавший систему тетрархии, в соответствии с которой Востоком и Западом правили по два старших правителя (августы) и два младших (цезари). Но главным фактически оставался один - Диоклетиан. Константин лишь перенес столицу империи, перестроив старый Византий, который был переименован в Новый Рим. Неофициальное название - Константинополь - вскоре стало официальным.
Владимир Кабаков       31.05.2013   18:49:24

Уважаемый Алексей Алексеев. Спасибо за важные поправки. Приглашаем к сотрудничеству. На нашем сайте Russian-albion.com, есть рубрика: "Русский музей" в Лондоне. Просим принять участие в его работе.
С уважением, Владимир Кабаков...









1