УЦЕНЁННОЕ РЫЦАРСТВО (перевод)


УЦЕНЁННОЕ РЫЦАРСТВО
Edward Fitzgerald [1809-1883]



Кузина, друг мой! Век златой
Романтики в забвеньи;
Поэтам – слава звук пустой,
А девам – преклоненье.
Их губы немы, в сердце – лёд,
Их дУши очерствели,
Копьё и лютню свалка ждёт,
И не в чести дуэли…

Плачь, Красота, о временах
Любви, цветов, баллад! И
Где вздохи, море слёз в строфах,
Ночные серенады?
Брак – сделка, плата за товар
Где сразу, где в рассрочку;
Цепь Гименей отнёс в ломбард,
Священник, кольца… точка.

Страсть, словно лука тетива,
Сердца соединяет,
Любовь тогда была жива,
Поэтов вдохновляя;
Галантен каждый удалец,
И девы-чаровницы
В шестнадцать лет шли под венец,
(А на тот свет – под тридцать).

Хороший сокол был в цене,
А шахматы – в почёте;
Охотник жил как на войне,
Боец – как на охоте;
Был каждый рыцарь горд и лих,
И на пирах вечерних
Трубил о подвигах своих
(Но врал порой без меры!)

Шлем в перьях, на копье – флажок,
Бой благородный, честный…
Звал к схватке воинов рожок
Во славу дам прелестных.
И Красота, сразив бойца,
Лечила в то же время;
Теряли воины сердца -
Но не теряли стремя!

Расчёт не лез во все дела,
Страх почитался вздором;
И Вера искренней была,
Предательство – позором.
Воители с душой детей
Пьют, за столом не чванясь,
И за врагов, и за друзей,
За прелести избранниц…

Вариант:
Воители с душой детей
Подъемлют дружно кубки
И за врагов, и за друзей,
И за прелестниц губки…


Ах, золотые времена!
Лиц нет в помине сонных,
И божеством была Луна
Поэтов и влюблённых.
И страсть была без берегов –
Готов любовник бравый
Сразиться с тысячью врагов
За милой взор лукавый.

Портным – не лучшая пора:
Эпоха кож и стали!
Лишь дел железных мастера
Тогда преуспевали.
Доспехи в моде, а не фрак;
И надевали важно
Шут – с колокольцами колпак,
А рыцарь – шлем с плюмажем.

Свободны нравы были там,
Брак не был наказаньем,
И все платили докторам
За знанье, а не званья…
Мон шер! Живи мы в веке том,
За взгляд Ваш я с отвагой
Сражался бы мечом, копьём,
А не марал бумагу…

16.05.07



Edward Fitzgerald
[1809-1883]

CHIVALRY AT A DISCOUNT

Fair cousin mine! the golden days
Of old romance are over;
And minstrels now care naught for bays,
Nor damsels for a lover;
And hearts are cold, and lips are mute
That kindled once with passion,
And now we′ve neither lance nor lute,
And tilting′s out of fashion.

Yet weeping Beauty mourns the time
When Love found words in flowers;
When softest test sighs were breathed in rhyme,
And sweetest songs in bowers;
Now wedlock is a sober thing -
No more of chains or forges! -
A plain young man - a plain gold ring -
The curate - and St. George′s.

Then every cross-bow had a string,
And every heart a fetter;
And making love was quite the thing,
And making verses better;
And maiden-aunts were never seen,
And gallant beaux were plenty;
And lasses married at sixteen,
And died at one-and-twenty.

Then hawking was a noble sport,
And chess a pretty science;
And huntsmen learned to blow a morte,
And heralds a defiance;
And knights and spearmen showed their might,
And timid hinds took warning;
And hypocras was warmed at night,
And coursers in the morning.

Then plumes and pennons were prepared,
And patron-saints were lauded;
And noble deeds were bravely dared,
And noble dames applauded;
And Beauty played the leech′s part,
And wounds were healed with syrup;
And warriors sometimes lost a heart,
But never lost a stirrup.

Then there was no such thing as Fear,
And no such word as Reason;
And Faith was like a pointed spear,
And Fickleness was treason;
And hearts were soft, though blows were hard;
But when the fight was over,
A brimming goblet cheered the board,
His Lady′s smile the lover.

Ay, those were golden days! The moon
Had then her true adorers;
And there were lyres and lutes in tune,
And no such thing as snorers;
And lovers swam, and held at naught
Streams broader than the Mersey;
And fifty thousand would have fought
For a smile from Lady Jersey.

Then people wore an iron vest,
And bad no use for tailors;
And the artizans who lived the best
Were armorers and nailers;
And steel was measured by the ell
And trousers lined with leather;
And jesters wore a cap and bell,
And knights a cap and feather.

Then single folks might live at ease,
And married ones might sever;
Uncommon doctors had their fees,
But Doctor′s Commons never;
O! had we in those times been bred,
Fair cousin, for thy glances,
Instead of breaking Priscian′s head,
I had been breaking lances!





Рейтинг работы: 13
Количество рецензий: 1
Количество сообщений: 5
Количество просмотров: 445
© 15.04.2013 Дмитрий Лавров
Свидетельство о публикации: izba-2013-785808

Метки: Эдвард Фитцджералд, Уцененное рыцарство, поэтический перевод,
Рубрика произведения: Поэзия -> Поэтические переводы


Мила П.       17.05.2015   22:55:37
Отзыв:   положительный
Совсем не знаю этого поэта...но почувствовала в его стихах, посланных кузену, тот импульс, что сподвиг Вас взяться за эту работу. Она отражает дух. И времени, и поэта, его отношение ко многим вещам и происходящему. Вам удалось зажечь эту искру - передано здорово!! И все изменения в переводе - удачны! Отлично!
Мне нравится, спасибо.


Неавторизованный пользователь       17.05.2015   23:02:43

Стараюсь... хотя частенько даже мэтры переводят, мягко говоря, странно: например, перевод Лермонтовым стиха Гейне "Ein Fichtenbaum steht einsam". У Гейне - любовь сурового северного рыцаря (Der Fichtenbaum) к прекрасной южанке (Die Palme). У Лермонтова - две сестры (вспоминается Чехов). Совсем другой смысл! А ведь можно было взять кедр, а не сосну...
Спасибо, Мила!
Дмитрий Лавров       17.05.2015   23:03:24

ЭТО Я!!! А не "неавторизованный" какой-то...
Мила П.       18.05.2015   15:37:30

Кедр всегда лучше..)
Ведь из него Ноев ковчег был построен. Особая порода)

у неавторизованного чуб на бок и он не курит...я не спутаю))
Дмитрий Лавров       18.05.2015   21:21:51

= Ноев ковчег был построен =
Из дерева ГОФЕР. До сих пор спорят, что оно такое!.. Может, и кедр ливанский, из коего Шломо построил храм.
Мила П.       19.05.2015   02:47:08

Для меня вообще "гофер" - это один из подземных жителей))Он в топ-десятке!
Да и в значении "вида древесины" я о нем узнала благодаря этому самому обитателю подземного царства..из вики : По мнению архимандрита Никифора «естественнее признать, что под сим словом вообще разумеются деревья смолистые, трудно гниющие и годные для постройки кораблей, как-то: кедр, кипарис, ель, сосна и др. из породы хвойных». Выходит, они оба из гоферов - и кедр, и сосна...

ну вот, я не права)..или вернее сказать, Лермонтов не прав))

Но права в том, что порода - особая! Пусть спорят ученые, пусть копают глубже..

А я благодаря тому, что Вы ссылаетесь на Шломо, спасибо, просмотрела весьма любопытную работу этого историка: Шломо Занд «Кто и как изобрёл еврейский народ». Вопросы этнократии очень интересно освещены в этом труде. Не зря книга снискала премии во Франции и Британии.

Добавить отзыв:


Представьтесь: (*)  
Введите число: (*)  











1