Кавказское гостеприимство (из цикла «Так мы жили»)


После аварии в Москву мы вернулись в таком виде, который ни в коем случае нельзя было предъявлять родителям. Особенно Сашке, который жил в интеллигентной семье преподавателей солидного института. Тем более, что вместо новенького автомобиля и документов на него, оформленных на маму, он мог предъявить ей только белый больничный лист за нарушение режима и выписку из больницу о сотрясении мозга средней степени. На что его мама резонно заметила бы, что эта бумажка липовая, так как она свидетельствует о сотрясении того, чего на самом деле нет.
Внешний наш вид вполне соответствовал ситуации - у Сашки забинтованное надорванное ухо, сквозное отверстие под губой, а у меня глубокий шрам на носу, который ещё продолжал кровоточить.
В таком виде мы заявились к моему другу Лёше Бочкарёву, переночевали и поехали в Тбилиси к Сашкиному другу Ираклию. Действительно, у Сашки законной отпуск, ему нужно отдохнуть от битья баклуш на кафедре, так стоит ли обращать внимание на такие мелочи как разбитый автомобиль и частичную потерю здоровья, тем более, что последнее требует немедленного восстановления, а вот про автомобиль сказать так было нельзя.
В Тбилиси Сашкины друзья встретили нас с истинным грузинским великодушием. Два дня они нас поили, а на третий день отправили отдохнуть на море в Цихидзири, где мы смогли познакомиться с гостеприимством по-аджарски.
Первое, что мы увидели, когда сошли с поезда в Батуми, это была собачья свадьба. В клубах серой пыли перед нами буквально прокатился ожесточённо лающий клубок из претендентов на первую брачную ночь. Внезапно от него отделился пронзительно и жалобно скулящий один из женихов. При этом он страшно хромал, так как опирался не на обе задние лапы, а на то, что по случаю оказалось у этого пса между ними, но это был не хвост. Глядя на эту картину Сашка философски заметил: Ещё один пострадал за любовь. В его словах я уловил гордость за тех, кто не остановится ни перед какими преградами и жертвами ради выполнения Божьей заповеди «Плодитесь, размножайтесь».
До Цихидзири мы добрались по морю. Оценили красоты и поднялись с пристани в гору, где была дача Ираклия, где мы поселились на её терраске. Стояла эта дача особняком, и ничто не выдавало то, что принадлежит она не местному виноделу, а столичному жителю, академику, отцу Ираклия.
Напротив нашего милого приюта на горной терраске располагался дом отдыха союзного значения, а к морю вёл узкий серпантин между двумя отвесными скалами. По нему мы с Сашкой каждый день спускались к морю на пляж. Весь путь у нас занимал минут 15 до ларька «Союзпечать», стоявшего внизу в 100 метрах от пляжа, а сколько времени у нас занимало, чтобы добраться до топчана, я сказать затрудняюсь, но прекрасно помню, что местное вино, продававшееся в этом ларьке, было отменного качества.
На пляже мы буквально попадали в бабье царство. В основном это были отдыхающие из того дома отдыха, что располагался рядом с нашим пристанищем на даче академика. С мужьями (или с исполняющими их обязанности) на отдых приезжали немногие. Местные жители загорать не ходили, женщины со всего Советского союза заводить с ними знакомства откровенно побаивались, а потому мы с Сашкой женским вниманием обделены не были. Но мы ребята скромные и, можно сказать, не по тому вопросу, который наблюдали сразу по приезду в Батуми, как предупреждение. Познакомились мы с тремя девушками из дома отдыха, одна из них была из Запорожья, другая из Кубани, а третья из Москвы. Вот с ними в таком составе мы и проводили время, днём на пляже, а вечером в доме отдыха.
Дом отдыха мог предложить нам стандартный по тем временам набор развлечений, главнейшим из которых являлось кино. Поэтому каждый вечер мы впятером сидели на какой-то верандочке и мирно распивали то, чем заранее запаслись.
Работал в этом доме один местный житель Гиви. Чем он там занимался я сказать не могу, но он умел считать до пяти и различал разницу между чётными и нечётные числами. Пять – это число нечётное и надвое нацело никак не делилось, что, по понятиям Гиви, было неправильно.
У его дяди внизу у моря было какое-то питейное заведение, о чём он нам с гордостью говорил и с истинным аджарским гостеприимством приглашал его посетить. Пока у нас были деньги, мы вежливо отказывались, но за день до нашего отъезда деньги у нас кончились.
Все фильмы мы уже пересмотрели, биллиарда в доме отдыха не было, купить вина было не на что, сидели мы впятером и можно сказать скучали. Это тут же уловил очень внимательный к отдыхающим и не любящий нечётные числа Гиви. Он подошёл к нам и в очередной раз предложил всем спуститься вниз к дяде в кафе, где столы уже накрыты и его хозяин давно ждёт случая хорошо провести вечер с дорогими гостями из России. Во имя дружбы народов отказать Гиви нам было неудобно и мы согласились.
Питейное заведение дяди представляло собой нечто вроде небольшой столовой. С нашим приходом в нём всё оживилось, появилось откуда-то ещё трое аборигенов. Хозяин заведения, дядя Гиви, действительно оказался очень гостеприимным хозяином, накрыл поляну с различной зеленью, выставил вина разных сортов. - Это страшная обида, если мы их все не попробуем... Мы как люди вежливые и воспитанные отказать в такой просьбе не могли, а тут ещё нам предложили безобидную забаву – посоревноваться, кто больше выпить.
Сашка жаловался, что после аварии и всех перенесённых им потрясений он совершенно перестал пьянеть и это его настораживает. В этом он видит признаки другой страшной болезни, которая может его разорить. А тут представилась прекрасная возможность проверить на халяву, насколько болезнь запущена, и он принял вызов.
Пили они стаканами, от соревнующихся мы тоже не слишком отставали. Говорить особенно было не о чём, поэтому каждые пять минут следовал очередной тост, который обязательно требовал того, чтобы быть выпитым до дна, а за соблюдением традиции зорко следили глаза дяди и аборигенов. Следили они не только за этим, и чтобы снять двусмысленность относительно гендерного состава и тем соблюсти нравственность отношений, я объяснил им, что деление числа пять надвое явление вполне нормальное, если лишняя девушка это моя сестра.
Застолье продолжалось часа полтора, но пора было и честь знать. Тогда я тайком от мужского состава сказал девушкам, что они одновременно все захотят в туалет и поэтому выйдут до ветру. А как только они там окажутся, пусть их оттуда этим ветром и сдует в гору. Той, кто из них добежит до дома отдыха первой, будет присвоено почётное звание самой целомудренной девушки заезда. Принять участие в этом забеге долго их уговаривать не пришлось, а мужской состав тем временем продолжал возлияние, дружеское и беззаботное. Продолжалось это минут десять, а потом беззаботность куда-то стала улетучиваться, сменилась на лёгкое беспокойство и окончательно исчезла, когда в дверь ворвался один из аборигенов со словами: Их там нет!
Мы с Сашкой продолжали тянуть время и на вопрос – где они? - отвечали, типа, - да куда они денутся - , предлагали ещё выпить, потом выразили озабоченность, что действительно девушек долго нет, сами стали задавать подобные вопросы, шутить, мол пусть признается, кто из кунаков мою сестру в горы увёз, где тот Са… ах, какой человек…
По страшной суете и гортанным выкрикам на местном наречии мы узнали, что наш план сработал, целомудренность девушкам сохранить удалось, а теперь дело уже за нами.
Все куда-то повыскакивали и мы с Сашкой в обнимку пошли по серпантину вверх в гору, распевая - Где же ты моя Сулико… В это время со страшной скоростью нас обогнал автомобиль, который доехал до дома отдыха и с такой же скоростью промчался обратно. Продолжалась эта езда вверх-вниз по серпантину три раза, в конце концов автомобиль резко затормозил рядом с нами, из него выскочили горячие аджарские парни. Начались взаимные упрёки, подозрения и обиды. Разговор принял такой оживлённый характер, что перестало хватать слов, перешли на жесты, сопровождавшиеся тем, что нас стали хватать за рубахи. Они, естественно, трещали по швам, так как разговор получился мужским, не каждая одежда такой выдержит, и одеты мы были по сезону, а не в кимоно, как того требовала ситуация.
Всё это происходило на краю асфальта, который резко обрывался сточной канавой. Глубина её, как мы вскоре выяснили, была небольшой, около метра, сразу за ней шла вертикальная стена. Вдоль этой горы стекал журчащий ручеёк с прекрасной холодной водой, по вкусу напоминающей Боржоми. Сама канава обладала растительностью, весьма чахлой, но с колючками, компенсирующими эту ущербность. В претензии к флоре мы не были, тем более, что нечто подобное характерно и для людей.
В этой канаве я оказался первым и вначале даже загрустил, но быстро успокоился, когда на меня свалилось нечто мягкое и бесформенное, оказавшееся Сашкой. Не могу сказать, что при наличии колючек пребывание в этой канаве было приятным, но оно было намного безопасней, чем пьяное шатание по дороге, по которой с бешеной скоростью туда-обратно носился автомобиль с горячими аджарскими парнями.
Продолжалось это недолго. Наверное, людям холерического уклада свойственно также быстро успокаиваться, как и возбуждаться. В итоге, мы благополучно выбрались из канавы и продолжили свой подъём, продолжая распевать - Где же ты моя Сулико...
Уже дома мы сняли с себя то, что когда-то было одеждой, а теперь лежало кучей рваного тряпья в грязной луже. Утром нас ждало прекрасное пробуждение. На спинках стула висело свежее бельё, каким-то чудом выстиранное, зашитое и поглаженное. При осмотре следов побоев мы на себе не обнаружили, за исключением лёгких царапин от колючек. Свежие и отдохнувшие мы появились в доме отдыха, где нас ждали три девушки. Потом к нам с очень виноватым видом подошёл Гиви и, пряча глаза, попросил извинения за вчерашнее. Дружба народов вновь восторжествовала, но когда мы стали приглашать Гиви уже в гости к нам, он с испуганным видом замахал руками – нет-нет, только не это…
На следующий день мы уехали в Тбилиси, вернуть Ираклию ключ от дачи и поблагодарить за кавказское гостеприимство.





Рейтинг работы: 84
Количество рецензий: 7
Количество сообщений: 8
Количество просмотров: 689
© 21.03.2013 Валерий Белов
Свидетельство о публикации: izba-2013-766163

Рубрика произведения: Проза -> Быль


Николай Щекотилов       21.10.2016   11:56:50
Отзыв:   положительный
Неожиданно интересно, но как всегда остроумно. Например вот это: "Сама канава обладала растительностью, весьма чахлой, но с колючками, компенсирующими эту ущербность. В претензии к флоре мы не были, тем более, что нечто подобное характерно и для людей". Браво поэту!
Валерий Белов       21.10.2016   12:38:12

Спасибо, Николай. Колючки - вещь необходимая.... природа не ошибается!
Лев Фадеев       20.10.2016   12:29:05
Отзыв:   положительный
Проглотил! Остроумно и интересно. Валера, открыл для себя в тебе прозаика.
Приходилось быть в Абхазии. Слышал и про истории в Аджарии.
Особенно порадовала одна история, когда наш капитан -богатырь, целый батальон, атакующих аджарцев, отправил за борт.
Удачи
Валерий Белов       20.10.2016   13:05:37

Спасибо, Лев.
Абхазия - это особая песня. Возможно, когда-нибудь я её спою...
Александра Ястребкова       25.03.2013   14:30:53
Отзыв:   положительный
;о)) А приходилось ли вам откушивать сказочное аджарское хачапури в виде золоченой от румяности лодочки с плавающим в ней солнечным кружком яичного желтка на перине из вкуснейшего имеретинского сыра, сдобренного солидным куском нежного сливочного масла? Это вкуснейший грузинский ням, я вам скажу!

Будускоро проезжать Цихисдзири и передам ему привет от тебя.. :о))


Валерий Белов       25.03.2013   14:35:36

Я тут всё похудеть пытаюсь, а ты такие вкусности предлагаешь... издеваешься?
Юрий Алексеенко       22.03.2013   20:49:10
Отзыв:   положительный
Аджария - страна чудес ! Интересно, сохранилась ли там та канава..
Валерий Белов       22.03.2013   21:24:27

Самому интересно... хорошо бы у Гиви спросить, да где он теперь...
Сазаныч       22.03.2013   13:33:15
Отзыв:   положительный
ОХ И ШЕБУТНЫЕ РЕБЯТА! :)
Валерий Белов       22.03.2013   13:58:21

Шебутные ребята - это ты о горячих аджарских парнях?
Сазаныч       22.03.2013   14:04:08

И О ВАС С САНЕЙ НЕСОМНЕННО :) СТОЛЬКО ПРИКЛЮЧЕНИЙ В КОРОТКИЙ ПРОМЕЖУТОК ВРЕМЕНИ :)
Анатолий Болгов       21.03.2013   22:01:36
Отзыв:   положительный
Прелесть какая!
Аккурат в Цихидзири был дом отдыха Корабелки, располагавшийся в бывшей царской резиденции.
Самое смешное, все мои друзья и приятели там побывали, а я то в командировке, то у мамы на берегу Азовского моря в станице Голубицкой. :)))
С днём поэзии!
Валерий Белов       21.03.2013   22:09:36

Рад, что тебе понравилось... Прозу я писать не умею вообще... художественную прозу читаю мало с детских лет, хотя лет до 10 я из детской библиотеки, по словам мамы, не вылезал, а потом как отрезало... только в институте кое-что из классики прочёл.
Тем более приятно, что могу иногда передать главное...
И тебя с праздником...
Илья Кулёв       21.03.2013   14:56:04
Отзыв:   положительный
Валера!
Прекрасно!
Рад, что Избушка подружила нас!


Валерий Белов       21.03.2013   15:06:56

Поэтов с поэтессами, всех нас
Сдружила поэтическая сила.
Он конь, всегда я думал про Пегас,
А по рисунку вижу, что кобыла.

Спасибо. Илья...

Добавить отзыв:


Представьтесь: (*)  
Введите число: (*)  











1