Дяденьки


Дяденьки
От проблем советского времени ещё не слишком давних лет: очередей, дефицита, иной раз голова просто шла кругом. Таким вступлением я пытаюсь оправдаться, прежде, чем изложить, увы, правдивую историю из собственной жизни.

Об этом я долго никому не рассказывала, да и сама старалась вспоминать реже.
В мою молодость достать хорошую кофточку, платье или туфли было настоящей проблемой. Помню, стояла я в "Пассаже" за зимними сапожками, очень долго, полдня, не меньше. На ладони моей написан был номер очереди, чтобы никто не придрался в случае, если понадобится отойти ненадолго. Несколько раз добровольцы, ответственные за порядок и организованность строя, делали перекличку.
Когда я уже почти добралась до прилавка, объявили, что остались только тридцать четвёртые и тридцать пятые размеры. У меня же был тридцать седьмой с половиной! Но мне так хотелось купить себе финские сапожки на высокой платформе, бежевые, мягкие! Я взяла тридцать пятый, решив, что как-нибудь разношу. И разносила. Но чего мне это стоило!

Эту историю я тоже привела ради примера, чтобы морально легче было поведать вторую, произошедшую опять же из-за пресловутых шмоток, точнее из-за велюрового манто.

Его мне удалось купить в магазине "Весна". Это было просто чудо! Как оно мне шло! Я принесла пальто домой и показала бабушке. Она одобрила , помогла даже с деньгами, ведь я истратила всё, что оставалось до получек моей и мужа.
Налюбовавшись на манто и на себя в нём и, повесив красоту эту в шкаф, я пошла погулять с пятилетней дочуркой. Нужно ещё было позвонить сестре из телефонной будки, так как в квартире нашей телефона не было.
Во дворе девочки лет семи - восьми играли в классики. Дочке тоже захотелось поиграть с ними, и они приняли её в свою компанию. Я решила оставить ребёнка всего минут на пять и добежать до телефона. Разговор намечался деловой и короткий. Дочке было велено никуда не уходить, а девочки пообещали за ней приглядывать.
В ту пору семилетние дети уже гуляли поблизости с домом без родителей. Их не обижали. О маньяках, педофилах и прочих извращенцах мы, практически, не слышали. Может, они и были, но не в таких ужасающих количествах, да и в прессе о них редко сообщали. За детьми мамы и бабушки спокойно наблюдали из окон.
Сейчас же и за порог детям без присмотра не выйти! Как такое произошло?! Видимо, по телевидению и в печати слишком большое место уделяется историям насильников, развратников. Теперь уже с них неокрепшие умы и души подростков берут пример!
А раньше людям примером служила совесть, любовь к Родине, порядочность. Именно с этими акцентами ставились фильмы советского времени, спектакли, писались книги. Тогда понятия эти вбивались в голову капитально. Им следовали даже потерявшиеся в жизни люди, такие, как «дяденьки» -герои моего рассказа.

Итак, дочка осталась в нашем дворе, а я побежала в следующий, к телефонной будке. Всё, что было необходимо, сообщила я сестре довольно быстро и уже собралась попрощаться, как она вдруг поделилась радостью о своей огромной удаче. Удача заключалась в покупке модельных туфелек. Сестра восторгалась тем, что они подходят к многим её нарядам, описывала каблучки, пряжечки, похожие на брошки. Вобщем, щебетала и щебетала. Ну как я тут могла не рассказать о новом велюровом манто!

Я взахлёб расписывала то, как и мне повезло сегодня с покупкой. И, при этом, в очереди пришлось постоять самую малость, всего два часа, азартно расхваливала чудное качество и прекрасный пошив импортного изделия, восторгалась мягким воротничком из ламы. Потом плавно мы перешли на воспоминания о прочих удачах на ниве приобретения красивых вещей себе и мужьям.
Начинало уже темнеть, когда наконец-то, распрощавшись сестрицей я, повесила трубку и отправилась домой.

Дверь открыла бабушка. Она смотрела на меня как-то очень странно. Рядом с ней стояла дочка, которую за руку держал муж. Он тоже глядел в упор и был явно мною недоволен!
И тут я вспомнила о том, что брала дочь с собой на улицу! Проболтала я не меньше часа! Значит, она сама пришла домой?! Не похоже, судя по выражениям на лицах моих близких...

Я увела дочку в комнату и стала громко укорять её за то, что она без разрешения покинула место, где была оставлена. Я сокрушалась, что облазила все ближайшие подвалы в поисках пропавшего ребёнка, которого, конечно же, не ругала. Такое было бы в высшей степени наглостью! Но укоряла дочку я громко, вживаясь в образ, чтобы не попало самой от бабушки и мужа.
Потом тихонько у неё спросила:
- Ты что, сама домой пришла?
- Нет, - ответила она, меня три дяденьки привели.

Из дочкиного рассказа я поняла, что девочки, наигравшись в классики, решили продолжить прогулку в другом месте и позвали её с собой, а потом и вовсе разошлись по домам. Дочка осталась одна, да ещё и не в своём дворе. Дорогу домой было не найти. «Тогда», - рассказала мне она, - я увидела в садике на скамейке трёх дяденек. Они что-то пили, а один был сильно растрёпанный. Я подошла к ним и сказала: "Меня зовут Юля, дяденьки, отведите меня домой, я свой адрес знаю». Она, действительно, знала с четырёх лет наизусть свой адрес. Так вот, дяденьки, по её словам, шатаясь и поочерёдно падая, довели её до дома. Потом поднялись на четвёртый этаж, позвонили в квартиру и ответственно сдали бабушке, как говорится, "из рук в руки".

Теперь я сообразила, отчего с таким недоумением глядели на меня мои близкие и стала, продолжая вживаться в образ, рассказывать в подробностях моих, в кавычках, поисках дочери. А потом, чуть погодя, спросила бабулю:
- Поблагодарила ли ты тех трёх пьянчужек?
- Что ты, я так испугалась, увидев их, даже и дар речи потеряла! У двоих синячищи под глазами, а третий вообще ели стоял, думала, упадёт. Они позвонили в дверь. Один показывает на Юлю и спрашивает: "Ваш ребёнок?" - Я говорю, "Наш!" - Они - "Тогда получите и распишитесь" Я Юльку скорее в квартиру затащила, а дверь сразу со страха и захлопнула."
- А Миша где был? - спросила я о муже.
- Он позже пришёл. Встретил этих пьянчужек уже на лестнице.

Вот так, из-за проблем с дефицитом, я забыла однажды любимую дочку на улице, вернее забыла, что брала её с собой. Хорошо, что тогда было другое время, не столь тревожное и опасное для детей, оставшихся без присмотра. Три горьких пьяницы, которым я безмерно благодарна и которых вспоминаю всю жизнь, привели ребёнка домой, убедились, что открывшая дверь пожилая женщина, действительно, бабушка, и тогда только ушли.

Манто я продала. Наказала себя. Подруге повезло: получила прекрасную вещь без очередей и переплаты.
Сейчас, когда прилавки магазинов ломятся от товаров, даже не верится, что, совсем ещё недавно, всё обстояло иначе.
И всё же люди, несмотря на трудности, по-моему, были отзывчивее, ответственнее и гораздо ближе друг к другу.

2009 г.





Рейтинг работы: 7
Количество рецензий: 1
Количество сообщений: 1
Количество просмотров: 238
© 01.03.2013 Ольга Огланова
Свидетельство о публикации: izba-2013-751142

Рубрика произведения: Поэзия -> Прозаические миниатюры


Ольга Коптева       01.03.2013   16:33:01
Отзыв:   положительный
Интересная картина!
Да, раньше даже пьяные дядьки были порядочными...

Совесть - страшная штука.
Меня тоже до сих пор мучает, когда я вспомню, что сделала не то...
Особенно если своим поступком детей обидела.
Ольга Огланова       01.03.2013   16:38:00

Привет, Олюша. Но хоть смеялась "сквозь слёзы?"

Совесть прикреплялась в советское время накрепко к большинству. А верхи этим пользовались и культурой, при этом,
(со своей цензурой) дорожили. ПЕЧАТАЛИ ЗА СЧЁТ ГОСУДАРСТВА ПИСАТЕЛЕЙ И ПОЭТОВ.

Добавить отзыв:


Представьтесь: (*)  
Введите число: (*)  













1