Окна. Города. Путники. Дороги.


Города, города, городки. Город - гора - нагородили. В детстве мне так слышалось и понималось. Ты маленький, а все вокруг большое. Большой город, большие дома, большие взрослые люди. Все большое и интересное. Ты постепенно растешь и понимаешь - все большим или маленьким, интересным или нет, показывается только относительно тебя.
Мой большой подоконник, на котором я в детстве мечтала и большое окно, через которое у меня была возможность изучать мир нашей улицы, так и остались в моей памяти большими. Частые простуды и отсутствие времени у родителей на мое « воспитание» сделали мой под оконный мир только моим миром. Он был спрятан от других домочадцев плотными занавесями. А высокий фонарь, светивший прямо в окно с улицы, стал солнцем этого мира. Это было целое королевство с пластилиновыми фигурками, собственноручно мной вылепленными и наделенными характерами и чертами героев. А еще за окном была целая жизнь, похожая на кино. Менялись декорации. Зима, весна, лето, осень. Под фонарем целовались, иногда ссорились, получали и отправляли письма на почте напротив, и гуляли по аллейке с недавно высаженными молодыми тощими деревцами.
Я додумывала продолжение подсмотренных историй, и обязательно у всех историй был наисчастливейший конец. И была без сомнений, что вот те, целующиеся под окном, непременно назавтра поженятся. Или громко ссорящиеся обязательно помирятся и сядут дома за круглым столом пить чай с пирожными. Теперь я понимаю: мой мир за занавесями был огромен моим детским воображением.
Но однажды детская комната стала мне мала, как стала мала мне моя улица, потом улицы города, да и сам город, с его памятными для меня местами, где происходили мной же написанные сцены встреч и расставаний, находок и потерь, радостей и печалей, невинных игр и почти трагедий. По ночам я видела сны о далеких больших городах и стремительных полетах над ними. С тех пор все в моей жизни стало подчиняться моей мечте.
Случились далекие путешествия, случились в моей жизни люди, благодаря которым я поняла: все интересное не заканчивается ни твоим городом, ни твоей страной.. И мир, заключенный в нас самих так сложен, чудесен и разнообразен, что не хватит ни одной жизни на то, чтобы насытится им до отвала. А началось все с моего окна. И я его помню. Как помню окна в самолетах, поездах, автомашинах.
Город детства, город юности, город-родина? Насколько ты важен? Насколько важны для нас дороги из города детства?
Может быть, кто-то живет всю свою жизнь в маленькой деревушке с маленькой речкой и лесом и всю жизнь ищет там и находит… себя. А кто-то вырастает из своего города, как из маленьких штанишек, рыскает по свету одиноким волчарой, потому что слышит чей-то зов, проходит через все возможное и невозможное и находит опять же … себя. А кто-то мается в благополучии горизонтальности, слышит зов, но живет в браке со страхом, и не решается найти себя, потому что не верит.
Каждый делает свой выбор. Выбор своего города, своей страны, своего места под солнцем. Мы любим свою родину, не любим свою родину, находим новую, возвращаемся на родину, не возвращаемся никогда.
Дети много путешествуют в своих мирах-мечтах. И в этих мирах не бывает места сомнениям и страхам. Тогда мы их просто не знали, и они нам были не нужны. Эти разбитые колени и носы в поисках ответов на вопросы… Кого они могли остановить тогда, в детстве? Конечно, не нас. Мы же знали - можно отмыть колени, утереть носы и назавтра опять вперед в путь за новыми впечатлениями. Как часто мы себе позволяем отправиться за мечтами теперь – взрослыми?
Как легко мы меняли то, что теперь изменить боимся… Найдем ли мы сейчас время оглядеться? Вдруг увидеть шкафы, полные нажитым хламом, диваны недеяния, телевизоры, поющие о чужих искусственных жизнях, кресла и стулья ненужности чьего-то присутствия в наших жизнях? Можем без сожаления расстаться со всем? И начать проживать свои жизни, сидеть на своих стульях, видеть в своих креслах любимое присутствие, а диваны заменить дорожными сумками, полными новых впечатлений?.
Приходит зрелость, тяжелеет опыт в карманах судьбы, все чаще устают ноги у желаний, на платье у памяти появляются прорехи. Но душа, она не стареет, и все также может смотреть живыми глазами ребенка. Все также она может любить, радоваться, надеяться и верить, верить, верить. В чудеса, в себя, в Бога. В дорогу. Снова в дорогу.. А на дороге и жизнь можно потерять. Это так. Но и найти можно. Нелегки эти дороги. В них и грязь, и сбитые ноги, и сума на плече может повиснуть, но и свое найти можешь и своего или свою. И это так.
Теперь в моей комнате другое окно и нет того большого подоконника, но на стене есть картина, где одинокий путник. А над путником горы. И они освещаются желтой луной, и дорога путника освещена той же желтой луной. Горы синие, а земля коричневая. В руке у путника посох, и он загадочно улыбается. Он стар, но улыбается улыбкой ребенка. Я тоже хочу снова и снова так улыбаться. Может, кто-то потом нарисует меня. Я тоже буду брести коричневой земной дорогой, синими горами под желтой луной, в одной руке держа посох, а в другой тетрадь с рассказами о моей дороге и о дорогах других путников, об увиденном, понятом и прочувствованном по пути в города и по пути из них.





Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 252
© 20.02.2009 Майя Космо
Свидетельство о публикации: izba-2009-70581

Метки: Дороги, детство, города.,
Рубрика произведения: Проза -> Рассказ













1