Квадрат Квадратыч ( " И взрослым и детям")


Квадрат Квадратыч был простым учителем рисования в обыкновенной средней школе. Квадратычем его прозвали за любовь к пиджаку с большими красно-серыми квадратами. Но больше всего это прозвище было оправдано его огромным дяди Степиным ростом, крупнокалиберным сложением и угловатостью передвижения между партами.
Ему было за пятьдесят. В школе работал он давно, и его помнило не одно бездарное поколение. Над ним часто подшучивали, но незлобиво. Такая внешность, как у Квадратыча могла подойти военному, хирургу, большому начальнику, милиционеру, наконец, но никак не художнику. Его художественную натуру выдавали глаза, и то, только тогда, когда он их поднимал и смотрел прямо из под густых бровей. А поднимал он их лишь в двух случаях: когда нужно было остановить распоясавшихся нарушителей тишины творческого процесса, или когда видел в рисунках учеников что-то маломальское неординарное. В эти моменты его глаза смотрели одинаково удивленно: синью точечного освещения на большом здании. А по обыкновению Квадрат Квадратыч смотрел в окно или себе под ноги. Непроницаемым было и его лицо, когда он просматривал работы учеников. Хотя, можно было получить испуг или умереть со смеху от «талантливости» и «высокой художественности» творений..
И вот однажды…
В класс пришла новенькая. Сторонящаяся всех молчунья, невысокая пигалица с вечно печальным лицом, серыми глазами, с папкой бумаги для рисования, а не простым альбомом на веревочке. С аккуратно разложенными кистями в специальной коробочке и акварельными красками аж 24-х цветов.
Квадратыч подолгу задерживался возле ее парты. И не произнося не слова, молча кивал головой. Мы все были заинтригованы таким вниманием учителя. И требовали от Светки (так звали пигалицу) показать нам рисунки. Светка, скромно опустив глаза, доверчиво протянула папку. И что же мы увидели…
Оранжевое небо, синее дерево, размытые очертания человеческой фигуры непонятного пола. Дерево было странного неестественного вида, а человек сидел под деревом и на вытянутой руке держал дом. А просили, просили нарисовать тему «Как я провел лето». Ну, тут уж Светку мы невзлюбили. А про Квадратыча говорили, что он свихнулся на старости лет, раз одобрил такое.
На следующем занятии Квадратыч подлил масла в огонь нашей ненависти своими словами о том, что у Светы свое видение. Мы объявили Светке бойкот с ранее несвойственной нашему классу солидарностью. А пигалица стала оставаться с Квадратычем на дополнительные занятия после уроков.
А потом Светка исчезла. Обеспокоенные исчезновением объекта нашей такой дружной ненависти, мы поинтересовались у Квадратыча, куда это делся наш непризнанный гений. И Квадрат Квадратыч рассказал нам, что у Светиной семьи сгорел дом. И поэтому они временно переехали в наш район. Но теперь все в порядке, семья получила квартиру, и Света будет продолжать учиться в своей прежней школе.
В классе повисла тишина. Так вот, что значило то оранжевое небо и дом, стоящий на руке… А дерево было синим от пепла.
Весь день мы на радость учителям вели себя тихо и смирно. Назавтра все пошло своим чередом: Квадратыч также смотрел в окно и в пол, мы рисовали бездарность, и все старались не вспоминать тот случай.
А Светка не стала художником. Она стала архитектором- дизайнером. Очень модным и востребованным.





Рейтинг работы: 5
Количество рецензий: 1
Количество сообщений: 1
Количество просмотров: 297
© 16.02.2009 Майя Космо
Свидетельство о публикации: izba-2009-69776

Рубрика произведения: Проза -> Рассказ


Лилия Менковская       16.02.2009   17:38:00
Отзыв:   положительный
..хотелось бы продолжения-а как потом строились отношения с Светкой?
Майя Космо       16.02.2009   22:59:00

А потом отношения не сложилось. Не пересекались больше наши дороги. Этот урок жизни был мной понят и выучен.











1