Страшно интересно. (Из цикла " И взрослым и детям")


Удивляться страшно интересно.


Удивление первое- смерть. Этажом ниже умерла соседка. Звали ее Татьяна Ивановна. Он была вдовой военного и жила одна уже давно. По вечерам она приходила к нам пить чай. Рисовала мне человечков простой шариковой ручкой в толстой тетради, выданной мне бабушкой для мазни. Человечки все были кучерявые, с носами крючком и широкой улыбкой. Но все равно они мне очень нравились. Они были просто красавцами по сравнению с моими уродцами:
из-под моей руки на листе бумаги человечки выходили как из-под поезда.
Но однажды вечером Татьяна Ивановна не пришла. Взрослые вдруг заговорили тихими печальными голосами. Бабушка обняла меня и, изрядно смочив мою макушку своими слезами, сообщила мне, что Татьяна Ивановна умерла.
Это новое качество соседки мне было не понятно. Болеют – понятно. Спят крепко – понятно. Уезжают навсегда – тоже понятно. Но как можно умереть – не понятно и все тут!
Потом были похороны. Громкая музыка, плач, тяжелые вздохи: от всего этого закладывало в ушах и морозило холодом.
-Этот кто-то в красном ящике - не Татьяна Ивановна. Там ее нет. Просто нет! – толкала я взрослых в стройных рядах провожающих в последний путь, но в ответ на мои крики они шишикали и шипели свистящими согласными:
- Тсс, тихо. Не шуми. Это нехорошо.
Взрослые подумали, что у меня испуг. И всячески старались потом при мне на эту тему не говорить.
- Как же они не понимают, - думала я, - вон же ее человечки. Живут в моей тетради.
Потом я стала много думать:
- И как же можно исчезнуть навсегда. Жить, жить и вдруг - исчезнуть?
-А умереть – это навсегда?- спросила я бабушку.
– Навсегда - твердо сказала она.
Навсегда…. Вон дерево с зелеными листьями. Они падают и появляются весной. И оно было здесь всегда. Вон тучка на небе - она улетит, а потом появится в небе опять. Вот я – в своих сандалиях на босу ногу и моя разбитая коленка. Она была со мной всегда, моя разбитая коленка. И вот вызрел главный вопрос:
- А я тоже умру?
- Да. Все люди когда-нибудь умирают, - ответила бабушка.
- А если я умру, и меня не будет совсем-совсем ни в моем дворе, ни в нашей квартире, нигде - где же я тогда буду?
На что мне не ответили, а сказали, что я глупая и никак не пойму простых вещей. Из чего я сделала вывод, что умереть - это простая вещь. А жить – это качество строго противоположное смерти и это не просто.
-Пускай взрослые думают, что я глупая, - поразмыслив над этим, решила я.
-Я то ведь знаю, что я была всегда, и, похоже на то, что я была всегда и везде: и этим деревом с зелеными листьями и этой тучей в небе, и еще кем – то или чем-то. И когда я умру, я просто стану другой, а не исчезну навсегда.
Мне было пять лет, и мой собственный вывод показался мне самым правильным и надежным. Я перестала жалеть бедную Татьяну Ивановну и все стало на свои места.. А мое отношение к смерти и по сей день не изменилось.

Удивление второе - море.Летний июльский день. Сборы в дорогу. Мы едем к морю. Средства на поездку откладывались родителями целый год.
- Море?
- Это как река, только больше, – рассказывал мне брат, хотя сам никогда там не был.
Мне не терпелось поскорее в дорогу.
И вот оно. Море открылось как-то сразу. Словно ты попал один одинешенек в кинотеатр на широкоэкранный фильм и сел на первый ряд. Ошеломило все: звук, цвет, нескончаемость, отсутствие противоположного берега. А небо..
Неба не было - оно тоже было морем. Захватывало дух от невозможности охватить одним взглядом все. Я вертела головой и молчала от переизбытка чувств, что в том возрасте мне было совсем не свойственно.
– Без конца,- вдруг произнесла я и побежала со всех ног в воду. Брала море в ладони. Оно вытекало из рук. А я снова и снова брала море пригоршнями и рассматривала во все глаза. Потом пробовала на вкус. Море показалось мне вкусным и соленым как дедовская тарань. Купалась без продыху и, даже не отплевываясь от соленой воды.
Так я узнала море.. Это благоговейное трепетное чувство удивления морем осталось со мной навсегда.


Удивление третье – ложь и предательство.

Это удивление меняет многое…
Взрослые мучают криками кухню и меня. Дедушка ушел к другой бабушке. Бабушка очень хочет позвонить этой… и сказать ей все... И в сердцах добавляет, обращаясь ко мне
- Вот сказала бы деду…
Я звоню. И говорю все, что слышала на кухне. ( Надо же заступиться за бабушку).
Вечером – семейный совет. Пришел дед.
Стенка на кухне. Я на ней распята гневными взглядами. Дед смотрит с укоризной. Невыносимо. Он – любимый дед. Льются холодной водой на мою бедную голову вопросы:
- Где я такое слышала?
- Кто научил так сделать?
Дед смотрит так, как - будто у него болит зуб. Я отвечаю честно как на духу:
- Слышала на кухне, а сказала, потому что мама с бабушкой очень хотели, но боялись. Взрыв негодования на кухне. Не совсем понимаю, про кого это так говорят:
- Выросла! Научилась врать! Бессовестная!
Стою как на казни. И дед не заступается. Холодно и одиноко. Не плачу. Наказана лишением прогулки. Сношу все молча. Мир разделился надвое…Где малая его часть – я, большая часть – они.
С тех пор не имею привычки оправдываться.





Рейтинг работы: 14
Количество рецензий: 1
Количество сообщений: 1
Количество просмотров: 218
© 16.02.2009 Майя Космо
Свидетельство о публикации: izba-2009-69770

Рубрика произведения: Проза -> Рассказ


Александр Змейков       16.02.2009   16:15:00
Отзыв:   положительный
Вам повезло. У меня в этом возрасте было - видел мужчину попавшего под поезд. это было ... остальное примерно как у вас.
Майя Космо       16.02.2009   16:28:00

Даааа.... Часто включаю своего внутреннего ребенка. Помогает жить.











1