Стихи
Проза
Разное
Песни
Форум
Отзывы
Конкурсы
Авторы
Литпортал

Про Любовь


В комнате пахло сосной и апельсинами, а из маленькой, хрущевской кухни тянуло жареной курицей и чесноком. Алексей воровато оглянулся на зеркало, в котором отражалась Лена, орудующая у кухонного стола. В два шага оказался у стола и молниеносно сунул в рот ложку оливье.
- Лёша! – нарочито строго раздалось из кухни. – Что ты как маленький? Проголодался? Садись нормально и поешь! Накладывать тебе?
- Нет, - буркнул Шведов с набитым ртом.
- Тогда сбегай в магазин, на «шубу» майонеза не хватает.
Алексей схватил куртку и направился к двери.
- Только умоляю! Ни пей там ни с кем! Помни, что я тебе обещала! - крикнула вслед Лена.
- Ага, - прозвучало с лестничной клетки. Шведов терпеть не мог сюрпризов и поэтому подглядел за своей половиной. Сегодня она была в умопомрачительном белье и необыкновенных чулочках под темно-синим вечерним платьем. Алексей сглатывал слюну, предчувствуя необыкновенную новогоднюю ночь. Гостей они не ждали, дочка с мужем жили в Германии и, значит, всё обязательно будет!

- О! Пончик! С Наступающим! – крикнули Шведову из толпы, пьяно бормотавшей в углу торгового зала.
- С Наступающим, Чуфа! – рассмеялся Алексей.
Почти двухметровый Шведов, мало походил на щекастого приятеля Незнайки. Хотя в детстве вполне заслуживал такой клички.
Сквозь толпу поддатых мужиков протиснулся Серёга Шумской, когда-то в детстве именуемый Чуфой. Почему, и что это значило, никто уже не помнил.
- Как? – спросил, облысевший после двух химиотерапий, Чуфа.
- Пойдет, - пожал плечами Алексей.
- Лех, это... Займи пятихатку. С пенсии отдам, - привычно произнес Шумской.
- Не вопрос, - улыбнулся Шведов, протягивая купюру. Если бы Чуфа взялся отдавать другу детства долги, то минимум полгода сидел бы без пенсии.
- Может по пивку? – предложил Серёга. – Кто знает, может, последний Новый год вместе встречаем.
Он скрипнул зубами и отвернулся. Алексей дал приятелю еще одну купюру.
- Возьми две кружки с прицепом, а я сейчас подойду. Меня Ленка за майонезом послала.
Чуфа метнулся к крановщице.
Дверь распахнулась и в клубах холодного пара в магазин ввалилась уже повеселевшая компания. Шведов сразу же узнал Олежку Куприенко. Они познакомились на юге Таджикистана, а через несколько лет неожиданно стали соседями. Отставной майор Куприенко с женой Зульфией поселились двумя этажами выше.Однако уже несколько лет они обретались в Канаде. Зульку, высокую брюнетку с огромными карими глазами и крупным носом Алексей знал еще по институту. Было время, когда он считал Зульфию виновной во всех своих несчастьях. Но со временем узнал, что причиной её давнего нелицеприятного поступка была любовь к Шведову. Она до сих пор устремляла на него взоры , полные томной тоски.
- Ба! – вскрикнул Алексей, раскинув руки. – Да это же мои любимые соседи из Америки приехали!
Он не успел закончить фразы, как высокая, тяжеловесная Зулька повисла на его могучей шее.
- С Новым годом, Лёха! – шепнула она и чмокнула Шведова в губы. – Люблю тебя!
От Зульфии пахло водочкой и дорогими дамскими сигаретами.
- Здорово, Швед! Хорошо тебе, вон ты какой лосяра, - расхохотался невысокий, с округлившимся пузцом, Куприенко. – Меня бы задавила на хрен!
Освободившись от Зульки, Алексей протянул руку Олегу. Из –за него вышел подтянутый седеющий брюнет с модной бородкой.
- Стас, - представился он.
- Леша, - ответил Шведов на рукопожатие. Только теперь, когда пар развеялся Алексей увидел Марину.
- Здрассте, - почему-то ляпнул он и повернулся к Зульке. – Надолго?
- Ты чего, Швед? Маринку не узнаешь? – пьяно произнесла Зульфия.
Алексей решительно глянул в лицо Марине.
- Она совсем не изменилась! Глаза! Боже мой! Как я люблю её глаза! - пронеслось пулей в мозгу, но он с некоторой досадой произнес, - Ну... Если честно... Не очень...
Марина вскинула брови, потом прищурила зеленые, с хитринкой, глазки. Но промолчала.
- Ты совсем, что ли, Леш? Это же Маринка Болтнева! Ты же её любил до безумия. Я же тогда еще... Ну, ты уже знаешь.
- Правда, не помню, - Алексей пожал плечами и опустил глаза. Буркнул, - Я многих любил до безумия. Влюбчивый был страшно!
- Алле, гараж! – не унималась Зульфия. – А, поняла! Ты при Стасе не хочешь? Так сколько лет-то прошло. Сколько всего было-позабылось.
- Вот именно!Забылось, –встрял Олег, поймав выразительный взгляд друга. – Всё разве упомнишь? Стас, ты, наверно, бери все, что нужно, а мы пойдем потихоньку.
Зулька снова кинулась к Алексею. Схватила руками его лицо.
- Ну ты зверь! – прошептала она, дыхнув перегаром. – Железный, как ваш Феликс. Приходите к нам с Леной, а? Сто лет её не видела.
Зульфия снова одарила Шведова поцелуем. Уже более долгим.
- Мы пошли! – помахала она рукой.
У самой двери Марина остановилась.
- А я вас помню, Лёша. Вы еще на японке ездили. Красной.
- А вот и нет, - выдавил улыбку Шведов. – Не один я, оказывается, склерозом маюсь. Не было у меня японской машины. Никогда. Красная «шарада» у Женьки Фрумкина была!
Он оглянулся на Олега.
- Подтверждаю, - кивнул тот. – Швед всю жизнь предпочитает советские джипы.
Куприенко с дамами вышел на улицу, а Стас и Алексей подошли к прилавку.
- Что будете брать? Давайте я заплачу, - добродушно спросил Стас. – У меня денег много. Правда.
- Лёха! – крикнул от стола Чуфа. – Тебя долго ждать?
- Не надо ничего, - вздохнул Шведов и легко ударил Стаса по плечу. – Я пивка попить зашел.
Он подошел к столу, взял кружку и чокнулся с Серёгой.
- С наступающим! – провозгласил Чуфа. – Дай Бог, до следующего дожить!
Алексей глотнул холодного пивка.
- Значит, красную японку помнишь?
- Что? – не понял Серёга.
- С наступающим, говорю! Будь!

- Леша! Только, я тебя умоляю! Прямиком гараж! Не вздумай по городу кататься, - снова канючил Фрумкин, с тоской наблюдая как ключи от его машины падают в карман Лехиной косухи.
- Да что ей будет, задрыге твоей? – рассмеялся Шведов. – Она же железная!
- Швед! Давай ключи назад! – протянул руку Женя.
- Жек, ты как дитё малое! Забери свои ключи, только помни, что машина на трое суток в аэропорту без присмотра останется.
- Ладно. Я понял. Ты – меньшее зло, - смирился Фрумкин. – Но аккуратней, Леша!
Женька направился на посадку и Алексей пружинистой походкой пошагал к автостоянке.
- Вы в город? – окликнул его мягкий женский голос, от которого у Шведова перехватило дыхание. – Не подвезёте?
Он оглянулся. Перед ним стояла Маринка. Такая же обворожительно красивая, как в тот день, когда он её впервые увидел.
- Леша?
- Угу, - только и ответил Шведов. Открыл багажник и не без труда закинул в него тяжелый, фибровый чемодан.
- Что у тебя там? – пробурчал он, не поднимая головы.
- Всё. Я со Стасиком поссорилась. Наверно, будем разводится.
- А Андрюшка как же?
- Он у моих. А ты и про Андрюшу знаешь?
- Про тебя я знаю всё, - решительно выдохнул Алексей.
- Неужели до сих пор любишь? А как же Лена? Дочка?
- А ты, я смотрю, тоже
- Что «тоже»? – Марина взяла его за руку и заглянула ему в глаза. Серые и добрые.
- Всё про меня знаешь. Зулька стучит?
- Н-нет... Ну почему сразу... - замялась она.
- Поехали. Тебе куда?
- К бабушке. Помнишь адрес?
- А должен был забыть? - теперь Шведов заглянул в лисьи глаза Маринки.
- Одиннадцать лет все-таки.
-Да хоть одиннадцать веков! – с жаром ответил Алексей и густо покраснел.
- Да что ж это такое? – мысленно корил себя он. – Отставить слюни, капитан Шведов!
У знакомой пятиэтажки ничего не изменилось. Те же дети во дворе, те же бабки на скамейке. Только они с Маринкой не студенты-двадцатилетки, а взрослые люди. С семьями, с детьми... Марина взялась за ручку двери.
- Твоя? – спросила она, кивнув на алый капот.
- Моя, - соврал Шведов.
- Дорогая?
- Страшно!
- Хорошо зарабатываешь на гражданке?
- Хватает...
- Шведов! Родной, миленький! Увези меня куда-нибудь!
- Куда? – оторопел Алексей.
- Хоть куда! Куда женщин увозят, когда их любят? – перешла Марина на шепот. – Укради меня! Ну! Пожалуйста!
- Как же я тебя украду. Ты же замужем. Я женат. Дочка у меня. Первый класс с грамотой закончила...
- Что ты несешь, Швед! – оборвал сам себя Алексей. – Погнали!
- Куда? – шмыгнув, спросила Марина.
- Все равно!К Фрумкину. Он в командировку улетел.
На третье утро Шведов нашел на подушке записку.
« Шведов, я люблю тебя и буду любить всегда! Но Стаса и Андрюшку люблю больше. Прости! »

Шведов пришел домой едва живой, но с ведерком майонеза. Новый год Лена встретила одна.
Она села около мужа и погладила его редеющие русые волосы.
-Дурачок ты, Лешенька! Ой, дурачок! Всю жизнь по чужой бабе сохнешь. Да и я дура! Надо было за тобой в магазин сразу после Зулькиного звонка бежать. Ох-хо-хо. На что она нам, любовь такая?...







Рейтинг работы: 1
Количество отзывов: 1
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 415
© 18.12.2012г. Николай Поляков
Свидетельство о публикации: izba-2012-696959

Рубрика произведения: Проза -> Рассказ


Бака       12.04.2013   19:18:50
Отзыв:   положительный
Интересно,но грустно.Безнадега какая-то!

Добавить отзыв:


Представьтесь: (*)  
Введите число: (*)  

















1