Стихи
Проза
Разное
Песни
Форум
Отзывы
Конкурсы
Авторы
Литпортал

Хомуты. Продолжение


Хомуты. Продолжение
3.
Это страшное слово «война», словно гнет, придавило всё село, каждый дом, каждую семью. Уже через несколько дней в сельсовет прибыли военные из района и по повесткам вызвали всех мужчин, возрастом от 18 до 40 лет. По одиночке и группами мужики молча шли к сельсоветской избе. Нужно бы на лугА, сено заготавливать. Сенокосная пора. Но собрались на крыльце и в сенях сельсовета. Бесконечно курили самосад. Цигарки, козьи ножки, трубки дымили так, что дым был виден издалека. Пришел и Легезя, кнут покорно висел на плече. Кто-то не к месту пошутил:
-Андрей Алексеевич, а ну хлопни кнутом, мы увидим, как ты будешь Гитлера стибать.
-Подставляй ж…, вот, ста…, и увидишь…
Шутить больше никто не стал.
Вызывали в комнату председателя сельсовета. Вопросы были одинаковые. Как здоровье? Руки, ноги, глаза на месте. Значит здоров. А дальше на комиссии доктора разберутся в остальном.
-Мальцев Андрей Алексеевич, заходи.
Переступил порог, закрыл дверь. Председатель сельсовета тихонько произнес:
-Легезя…
Военный принял это за фамилию и громко повторил:
-Товарищ Легезя?
-Да нет. Я, ста…, Мальцев Андрей Алексеевич.
-Товарищ Мальцев. Вы здоровы?
-Да, здоров. Вот только, ста…, шишка…
И показал на шишку над правым глазом.
А шишка, словно чувствуя, что разговор о ней, покраснела до такой степени, что казалось, сейчас лопнет, как перезревший помидор и зальёт всех красной жидкостью.
-А глаз видит нормально?
-Да, ста…, нормально…
-Ну и хорошо. А шишка, на то она и шишка, чтобы ей где-то сидеть. Или над глазом, или на чем-то ещё…
-Да вот ещё, товарищ комиссар. Воевать то я, ста…, совсем не умею. Людей никогда не убивал. Вот если кнутом овцу стибнуть… Или там вола какого, ста… А Гитлера то, ста…, кнутом не убьёшь… Рази бы мне где на лошадях… И хомуты у меня свои есть… Красивые…
-Товарищ Мальцев. Гитлера и на лошадях не убьёшь. Вон он прёт как, на танках да самолётах. А ты с кнутом. Ну да там видно будет. Жди повестки.
В разговор вмешался другой военный:
-Товарищ Мальцев. А скажите, почему вас назвали Легезя.
-Товарищ комиссар. Умные, ста…, меня в деревне кличуть Андрей Лексеич. А это только придурки зовут Легезя.
-Это здесь председатель сельсовета так назвал.
-Я и кажу. Умные, ста…, кличуть Андрей и ещё Лексеич.
-Андрей Алексеевич. А что это у вас за слово такое «ста». Что оно означает?
-А-а-а, товарищ комиссар. Это присказка такая. Может означает «стало быть». В жизни оно что к чему. Кобыла, она знать к езде. А вот ваша примуция, она, стало быть к…
-Андрей Алексеевич, -прервал разговор председатель. Вы тут только не выражайтесь.
-А я и кажу. Кобыла, она, ста…, к езде, а всякая присказка, она к разговору. А иначе как?
-Ну а кнут для чего? –продолжал разговор военный.
-А кнут как раз и напоминает, что всё везде должно быть к месту.
Что к чему. Кнут длиной три аршина. Я, к примеру, ста…, за три аршина яблочко с яблоньки кнутом снимаю. Я за три аршина цыгарку из губ сниму кнутом. И губы, ста…, целые останутся. Хотите, покажу?
Военный поспешно вынул изо рта цыгарку, которой дымил вместе со всеми.
-Нет, нет, товарищ Легезя. Простите, товарищ Мальцев. Можете, ста, идти.
-Так то оно так. Что к чему. Кобыла, она, ста…, к езде…
И Андрей Алексеевич вышел в сени-коридор в дымное облако.
Через несколько дней вместе с другими мужиками Мальцева Андрей Алексеевича вызвали повесткой в военкомат. А там отправили на фронт. Уходя, он просил жену:
Прощевай, Домка. Береги сбрую, особливо хомуты. Сложи всё в рундук, чтобы мыши не поточили. Вот, ста…, уничтожу Гитлера, бог даст, вернусь домой. Заведем мы с тобою лошадок и поживем по-человечески. Жизня без лошади, она не жизня. Мужик без лошади, это как хомут без супоня. Да сохрани баранчика и ярочку. Им корма много не надо. Прощевай, Домка. А хомуты, ста…, береги…

4.
Поздней осенью этого года по селу со стороны Алексеевки проследовал странный пешеход. Ноги до поясницы шли вертикально к дороге. От поясницы всё тело к дороге было горизонтально. На спине привязан мешок, похожий на горб. В обеих руках были палки. Создавалось впечатление, что идет на четырех ногах. Пройдя через всё село, ходок свернул во двор к Домне Легезиной. Это был Легезя.
Сосед, дед Лукич, не выдержал, пошел узнать, в чем дело. И вынес в село новость:
-Легезя пришел по контузии. В чистую списали, по белому билету. Как видно, не жилец Легезя. На кочергу стал похож. Хоть золу загребай. Горевал, кому теперь хомуты передать?
На второй день Легезя на четвереньках, на двух ногах и двух палках пошел в сельсовет. Сзади его сопровождала жена Домна, тоже впервые с палочкой. Создавалось впечатление, что какое-то странное животное погоняет женщина. В сельсовете Легезю направили в райцентр. Поздно вечером пара вернулась домой. До конца войны на улице их видели редко. Всё больше дома, да в огороде. В летний период утром выгонял парочку овец с ягнятами на выгон, вечером загонял во двор.
Но пришел долгожданный конец войны. Вместе с горечью потерь пришла и радость победы, возвращения живых. Легезя тоже стал изменяться. В вертикальное положение пришла первой голова. Фигура стала ещё более странной. Как ручка на ручной мельнице. Потом Легезя оставил палку только в левой руке, а в правую взял свой кнут. Иногда, следя за овцами, выпрямлялся и пробовал на работоспособность кнут. Как до войны. А к концу лета выпрямился совсем. Костыль свой забросил. На правом привычно занял своё место кнут. Сосед, дед Лукич, не выдержал, спросил:
-Андрюшка, а как же твоя контузия?
-Проходит, Лукич, проходит. Оно, ста…, всё потихоньку проходит. И кашель проходит, и пердёж тож… И контузия. Вот баранчика зарезал, мясцо унутрю потребляю, а жирком бабка спину потрёт, да шерстяным чулком завяжет. Проходит, Лукич. Вот у Машки твоей контузия уже не пройде. И жирок бараний не поможет.
Легезя на намёк деда на свою контузию ответил намёком.
У деда Лукича дочь Машка тоже была на фронте. А, вернувшись после Победы, сразу родила сына. Когда через некоторое время вернулся с фронта её муж, жена была с ребенком и жила у отца.
-Машка, а как же так. Ты, кажись, моя баба. А дитё то чьё?
-Дорогой, после этого ада удивительно, как ты не забеременел, или сына не привёз. А мне и бог простит. Благо, жива пришла. Дед Лукич больше не заводил разговора с Легезей о его контузии. Да и в деревне постепенно об этом забыли.
Андрей Алексеевич снова занялся шорным делом. Как из запасника, извлек из рундука хомуты, седелки. Вся конская сбруя, словно в музее, разместилась в пустом лошадином стойле. Ещё добрых два десятка лет кони были основной тягловой силой в колхозе. Поголовье увеличивалось, увеличивалось число заказов на пошив и ремонт конской сбруи. И долго в селе ни одна свадьба не проходила без веселой тройки лошадей, запряженной красивой сбруей от Легези. Позже разряженная тройка, управляемая Андрей Алексеевичем, занимала призовые места на зимних праздниках в районе и колхозе.
Будучи совсем стариком и больным, Легезя сокрушался:
-А, ста…, что же будет с моими хомутами. Погляжу, погляжу, жизня совсем дурная стала. Некому доверить это крестьянское богатство. Отец покойный завещал мне, а кому я передам… Детей, ста…, мы с тобой, Домка не смогли завести. Нетути преемников.
-Дед, отдай их на ферму. Там ещё лошади есть. Нехай запрягають…
-Дура ты, Домка. У такие хомуты, ста…, запрягать и навоз возить. Это всё равно, что у золотую цыбарку по нужде. Тут, ста…, Домка, что к чему. Кобыла, она к езде, а хомут, он кобыле… У таких хомутах на свадьбах, на Маслину, на проводах зимы… А ты, ста…, навоз…
Умру, хомуты в рундук. И чтобы мыши не поточили. Придя время, и хомуты из рундука, да в жизню…
Подумав, добавил. А кнут и один хомут соседу нашему по огороду отдай. Он умный человек и сохранит память обо мне. Да, Домка, ты ста…ло быть, прости мене, если я щё не так. Люблю я их, эти хомуты. Хоть их, ста…, и на шею одевають. Если бы люди не смеялись, и в гроб бы взял с собою.
Ни кнут, ни хомут не успел забрать на память. Пока ожидал, когда пройдут положенные 40 дней до поминок, кто-то всё украл у доверчивой бабы Домны. Но память об этом оригинальном человеке осталась. И я её дарю читателям.
П.Д.Черных
село Казацкое.
2009год.

Словарь слов и терминов местного диалекта:
1.Торба-сумка для овса.
2.Вяхорь-плетёная сетка для сена.
3.Рундук-ящик с крышкой.
4.Чересседельник-часть конской упряжи.
5.Седёлка-часть упряжи.
6.Уздечка-часть упряжи.
7.Шлея-часть упряжи.
8.Сбруя-конская упряжь.
9.Бабки-сустав ноги лошади.





Рейтинг работы: 29
Количество рецензий: 2
Количество сообщений: 1
Количество просмотров: 390
© 29.11.2012 Петр Черных
Свидетельство о публикации: izba-2012-684365

Рубрика произведения: Проза -> Повесть


Anatoliy Gurkin (Клёнов)       05.09.2015   01:02:39
Отзыв:   положительный
Спасибо, Пётр. Понравился рассказ! С ув. Анатолий
Таёжник       09.12.2012   04:45:09
Отзыв:   положительный
Спасибо Пётр Данилович, за доставленное удовольствие!
Очень хороший рассказ!
И посмеялся и погрустил.
Интересная судьба у Андрея Алексеевича.
Мы на севере шутили, говоря, что у каждого свой психотерапевт...
Вот нам творчество доставляет радость в удовлетворении своих жизненых потребностей.
Так и Л.Г. с его бережливой влюблённостью в своё занятие с хомутами и упряжью.
Хорошая сила воли у него.
Другой бы от такой жизни запил горькую, а он не сдался.
И молодец, что прямо в глаза, а не за подворотней давал словесный отпор кое-кому.
С теплом, твой друг.
Петр Черных       09.12.2012   13:28:43

Спасибо, Володя, за отзыв. На сайте, где больше любят поэзию, мало читают прозу. Но у меня есть много прозы, я больше посылаю в различные периодические издания. Но вот решил поместить несколько работ. Кому интересно, пуст почитает. Кому нет-пройдёт мимо. Я не в обиде.

Добавить отзыв:


Представьтесь: (*)  
Введите число: (*)  














1