Стихи
Проза
Разное
Песни
Форум
Отзывы
Конкурсы
Авторы
Литпортал

Утро не предвещало… Глава 1. Ночь Свершения.


Утро не предвещало…

Глава 1.
Ночь Свершения. Август 2010,июль, Ноябрь 2012.


Минувшая ночь для Глеба была наполнена мукой и мрачной бесконечностью. Обычно он проваливался в сон, как в яму, забываясь в полном небытие. Возможно ему что-то и снилось, но на утро от этого сонного действа не сохранялось ничего. Глеб чувствовал некоторую ущербность от того, что мир снов для него наглухо закрыт. Но что тут можно было сделать? Он пытался применять различные методики для сохранения контроля сознания во сне. Тщетно! В какой-то момент сознание отключалось, будто кто-то щелкал тумблером. В этот раз такого не произошло.. Но и снов не было. Только Мрак и Бесконечность…
Глеб проснулся от дикой головной боли. Подобной он не испытывал с детских лет. Тогда, в детстве, таблетки от этого не помогали, и приходилось терпеть, пока боль пройдет сама. С некоторых пор эти боли прекратились, но вот неожиданно вновь доли о себе знать. Утро не предвещало ничего доброго. Рассеянным унылым взглядом Глеб обвел комнату. Бессмысленный и пустой он уныло проплыл вдоль стен и остановился на окне. За плотно сомкнутыми плотными шторами бесшумно метались странные огненные всполохи. Пожар? Гроза? Зарницы? Да какие зарницы могут быть в конце декабря!? Что-то снаружи было не так… Боль, заслоненная любопытством, мгновенно отошла на второй план. Глеб в необычном волнующем предощущении решительно вскочил с дивана и в два шага очутился у окна. Сердце бешено колотилось. Им овладело странное предощущение. Руки, распахнув шторы, так и застыли, будто загипсованные. Глеб остолбенел в полнейшей прострации. Оторопевший взгляд, вмиг лишившись способности сосредоточиться, бесцельно блуждал по пространству, вернее по тому, что раньше было пространством. По телу бойко заползали колючие ледяные «мураши».
За окном творилось Нечто. Не узнаваемое и чужое небо было озарено разноцветными беззвучными световыми протуберанцами, как при гигантском непрерывном салюте. Будто северное сияние разбухло сверх границ и заполнило собой средние широты. Будто безумный художник разлил в небе все свои краски и в порыве творчества хаотично водил по нему гигантской кистью. Небо и все обозримое пространство кипело разноцветьем и невероятным сочетанием красок и оттенков. Цветастые сгустки и хитросплетения света гонялись друг за другом повсюду, будто расшалившиеся озорные ребятишки. При этом они не были какими-то эфемерными, напротив, в них ощущалась материальность и богатырская сила. Более всего они были похожи на разноцветные толстенные и пушистые веревки или канаты. Причем вели они себя, словно живые. Протуберанцы извивались и бились в экстазе, словно змеи, собравшиеся в свадебный клубок. Спирали и петли их радужных тел то взмывали в заоблачные высоты, то низвергались вниз и, то ли в ярости, то ли в экстазе, хлестали по земле. Радужные всполохи от этих ударов словно брызги летели во все стороны. Но, несмотря на всю свою фантасмогоричнось, даже не эта световая вакханалия не казалась Глебу странной. Напротив, она была наполнена гармонией и смыслом. Она звучала, словно музыка! Ему казалось, что он слышит Это. Глеб чувствовал, что в душе зазвучали потаенные струны, возбужденные этой световой феерией. Ощущение было необычным и приятным. Его душа пела и ликовала. Она рвалась туда - наружу. Ей натерпелось окунуться эту лавину космического Потока. Но Глеб сдержал этот порыв. Он несколько освоился с происходящим и продолжил уже трезвое изучение светопреставления. А процесс был более чем любопытен. Сами контуры окна и всех предметов, что находились за ним, совершали синхронные вспышкам ритмичные колебания. Они словно были размягчены неким непонятным образом. Окно и все за ним будто текло… Было ли это неким последствием воздействия неизвестного излучения или оптическим феноменом, или искажением пространства, но Мир размягчился. Вот, пожалуй, было бы подходящим определением для увиденного.
Глеб немного пришел в себя. Мураши сбежали с тела. Удивление постепенно стало сменяться интересом и любопытством. Опасности от происходящего он не улавливал. Сердце радостно билось в предвкушении чего-то долгожданного. Картинка за окном была явно более, чем фантасмогорична. Мир растворялся. Пропитанный разноцветным сиянием, наполненный сказочным буйством цветов и красок, пейзаж пульсировал в особом ритме, вызывающем внутри Глеба восторг и благоговение . Все словно кипело в холодном огне одновременно исходящем и извне, и изнутри предметов. Контуры домов плыли, будто как разжиженные. Голые ветви деревьев, стряхнувшие снег, извивались, словно змеи. Более того – они покрылись молодой листвой, словно при ускоренной съемке рвущейся наружу из враз набухших почек! Невероятно!!! Но листва почему-то отдавала фиолетовым!? Не только растительность, но и все вокруг приобретало ультра оттенки от фиолетового до изумрудно-зеленого!
Еще вечером, ложась спать, Глеб смотрел телевизор и симпатичная дикторша, фланируя вдоль карты, говорила, что ночью ожидается -23-24ºС. Какие там минус двадцать! На улице вмиг наступило лето. Только снег не таял. Он просто перестал быть снегом. Став прозрачным, он превратился в некую студнеобразную прозрачную массу, пропитанную все тем же сиянием.
- Будто жидкий кристалл. Даже, скорее, кристаллическая жидкость. - подумал Глеб,- Что ж это такое? Что происходит!? Чертовщина какая-то!!! Но в глубине души он догадывался о сути происходящего. Он был одним из тех немногих, кто искренне верил, в то, что Это вскоре произойдет. Он многие годы жил в предощущении. Но когда Это все же пришло, то ум отказывался верить в происходящее.
- Неужто! Началось таки! Вот он Переход! Свершилось! - все тело Глеба вмиг пронизало космическим холодом. По телу вновь пробежали мурашки.
– Вот тебе, бабушка, и Юрьев день! - почему-то с некоторым ехидством подумал Глеб.
Где-то с неделю назад, уже лежа в постели, он долго не мог уснуть. То ли из-за мыслей об очередной приближающейся дате Апокалипсиса, то ли из-за неких внешних воздействий сон никак не приходил. Да и не только с ним творилось подобное. Многие в последние годы жаловались на бессонницу и ощущение внешнего вмешательства. Говорили об усилившейся активности Солнца, о магнитных бурях, о смене полюсов. В самом деле что-то в мире происходило, только никто не решался признать это. Но он, Глеб, относился ко всему этому по иному. Много лет он втайне ждал Этого. Не верил, сомневался, но ждал… Ждал, когда его семья едва влачила существование в годы развала, ждал, когда люди активно кинулись делить все, что плохо лежало и на него, живущего в ожидании больших перемен, смотрели, как на юродивого. Ждал, когда пользуясь предоставленной вседозволенностью люди «ковали деньги», а он довольствовался тем, что давала судьба. Ждал, когда «мировое закулисье» всеми силами пыталось освободить территорию его Родины от ненужного населения. Ждал, когда в мир пришли катаклизмы и беды, унося тысячи, а затем и миллионы жизней. Ждал, когда «америкосы» простили всем свои долги и ввели в хождение национальную валюту, возложив всю ответственность за долги на пресловутый ФРС. В одночасье цивилизация рухнула, словно колосс на глиняных ногах. Люди, потерявшие свои капиталы и утратившие Веру и человеческое достоинство, опустились до состояния зверей или скотов. Тогда то заполыхали кругом пожары многочисленных войн и беженцы лавинами хлынули на бесконечные просторы его Родины.
Но он не просто ждал. Всю свою жизнь он чувствовал себя инородным телом в этой реальности и смутно улавливал Зов из будущего, исходивший из иного мира. Грядущего Мира. Того, что стоит за Порогом. Там было его место и его Предназначение. Но время заставляло жить иной жизнью. Смиренно влачить ее и ждать. И он ждал. Ждал и дождался…
Головная боль внезапно прошла. На него нахлынуло Нечто, чего он никогда ранее не испытывал. Это было похоже на состояние измененного сознания, каким его описывают эзотерики, практикующие колдуны и экстрасенсы. Сознание внезапно стало прозрачным, словно родниковая вода. Мысли и образы стали яркими и четкими. Мозги не скрипели, словно несмазанная телега, и не пробуксовывали. Все работало идеально! Он ощущал себя божественной сущностью! Ему казалось, что он видит все окружающее насквозь, видит суть каждого предмета вплоть до каждого его атома. Вслед за нежданной переменой сознания изменился и мир вокруг. Он реально стал прозрачным, вплоть до всей его подноготной. Сок светоносным зеленым потоком поднимался по стволам деревьев вверх и, чуть ослабевая в свечение, разливался по ветвям и листьям. Вся растительность за окном преобразилась в феерические и причудливые светильники. На фоне неба они не выглядели сколь нибудь яркими, но те, что росли под сенью домов, выглядели фантастически! И не только живое наполнилось огнем и светом! Зелено-голубые струи электрического тока молниями неслись по проводам меж столбов. Те же непрерывные молнии сверкали под землей и внутри зданий. Он видел сквозь стены! Это было так странно и великолепно! Сами стены стали подобны вязкому полупрозрачному с многочисленными огненными вкраплениями студню. Только твердому и непоколебимому студню. Реальность стала прозрачной, но, при этом, не утратила своей материальности.
Однако стоило ему сосредоточиться на чем-то, и ясность пропадала, затуманивалась. Предмет обретал более привычный облик. К новому видению нужно было привыкнуть. Нельзя сказать, что Глеб был ошарашен происходящим. Он ждал чего-то подобного. Все события предыдущих лет неотвратимо подводили мир к этому преображению. Первое время никто даже и помыслить не мог о предстоящем. Правда во все века звучали прогнозы и предсказания о грядущем Огненном Преображении. Но всерьез их практически никто не воспринимал. Так было много веков. Однако накануне смены тысячелетий они зазвучали более громко и настойчиво. Смена дат вселила если не ужас, то некую благоговейную настороженность во многих. Но стоило безболезненно перейти Рубикон, что был привязан к смене тысячелетий, как вся настороженность мгновенно прошла. Затем зазвучали голоса пророков и ясновидцев, сулящие скорое Преображение уже в 2012 году. К этому сначала отнеслись с легкой долей иронии. Сколько ж можно вопить о Конце Света? Но мир все же начал стремительно изменяться, трансформируя все и вся. Рушились устоявшиеся правила и понятия, менялась природа. Казалось, что меняются сами физические законы. Но люди упорно закрывали глаза на происходящее, объясняя все случайным стечением обстоятельств.
Когда же к концу 2012 года Мир не исчез, но только погрузился в полнейший хаос из-за исчезновения доллара и повсеместного всплеска сейсмической активности, тогда люди вовсе перестали ждать Конца Света в сверхъестественном виде, ибо он настал сам по себе банальным и понятным образом.
Тем не менее наступил момент, когда стало невозможно что-либо объяснять с общепринятой точки зрения . Вслед за обрушением незыблемого доллара и отказа Америки от своих долгов в мир пришли Злоба. Если до сих пор Силы могли еще как-то находиться в равновесном состоянии, то это решение стало каплей, переполнившей чашу Кармы. Все, что накопилось за много сотен лет в ее бездонном хранилище, выплеснулось в Мир и требовало воздаяния. Карма должна была быть обнулена! Всякий посеявший должен был пожать то, что посеял! Всякий взрастивший плод должен был вкусить его! И вкусили! Полной чашей. Лавина событий погребла под собой многих. И в прямом и в переносном смысле. И тогда в мир пришла Паника. Рушились не только устои и основы самой Цивилизации но сама земля стала уходить из под ног! Это был ужас! Деморализованное человечество пустилось во все тяжкие! Войны вспыхнули одномоментно во всех доселе тлеющих уголках мира. В ход пошел весь накопленный за десятилетия арсенал смертоносных средств. И не было спасения ни для некогда благополучной Америки и Европы, ни для вечно бедствующих Пакистана, Афганистана, ни для сытых Эмиратов и прочих, прочих, прочих... Где не достигал огонь, там смерть прилетала на крыльях ураганов или землетрясений. Террористы пустили в ход химию и бактерии. Страх и ужас воцарился повсюду. Весь мир был приведен в состояние полной боевой готовности. Человек стал Зверем. Но длилось это недолго….
Мысль Глеба была прервана внезапно возникшим новым ощущением. Он почувствовал, что кровь будто бы разом вскипела. По телу разлился нестерпимой силы жар. Кровь застучала в висках. Жилы вспухли до боли. Боль была нестерпимой, но длилась недолго. Жар спал так же мгновенно. Тут же тело истекло липким и обильным потом. Пот не сочился, а тек ручьями изо всех пор. Глеб чувствовал что из него выходят все накопленные за долгие годы шлаки и нечистоты. Они выходили через все отверстия, через кожу, даже через ступни. Это не были обычные выделения. Выходила некая угольно черная слизь, которая вряд ли была материальной в привычном понимании этого слова. Тем не менее он ее ясно видел, осязал и чувствовал ее мерзостный гнилостный запах. Слизь сочилась отовсюду. Но едва она выступала из тела, как вокруг тяжелых капель возникало ослепительное сияние и слизь, корчась под опаляющим ее огнем, иссыхала и испарялась. Было неприятно и мерзко. Но он осознавал, что так ДОЛЖНО БЫТЬ!
Глеб скинул с себя пропитанные смрадными испражнениями майку и трусы и сиганул под душ. Теплые струи воды обрушились на тело и принесли облегчение. Грязь стекала с тела и уносила с собой остатки тревоги и сомнений. Тело наливалось силой мощью. В какой-то момент Глеб заметил, что вокруг ладоней появилось едва уловимое свечение. Это было так удивительно! Словно их намазали фосфором. Или, скорее, поместили в поле, генерирующее коронарный заряд. Постепенно сияние распространилось на все тело. Оно пульсировало, иной раз совсем исчезая, но вскоре набрало силу и стало ровным и довольно заметным. Глеб выключил свет в ванной. Тело светилось! Он весь горел, словно ночник ровным и приятным радужным светом. Причем свет моментально реагировал на эмоции. Удивление вызывало в нем сполохи зеленого. Робость или страх добавляли желтого. Радость выплескивалась ультрамарином. Но свечение тела было не главным. Глеб чувствовал, что само тело стало немного другим. Освободившись от шлаков оно наполнилось необычной мощью силой. Ощущения были необычными, но, как ни странно, знакомыми. Просто раньше они возникали спонтанно и оказывались настолько скоротечными и эфемерными, что моментально отбрасывались сознанием в небытие, как досадные наваждения. Сейчас же они обрели мощь и силу реального Понимания.
Пообвыкнув немного к обновленным чувствам и обновленному телу Глеб нагишом вышел из ванной, вернулся к окну и вновь стал внимательно присматриваться к происходящему вовне. Привыкнуть к подобному было довольно сложно. Мир в одночасье стал иным. Именно иным. От прежней действительности не осталось и следа. Там, за окном, теперь была иная действительность. Будто по мановению волшебной палочки он, вместе со своим домом, был перенесен на другую планету. Но Глеб был уверен, что он на Земле! Он узнавал свой двор, свою улицу, дома и кварталы родного города. И, вместе с тем, все изменилось до неузнаваемости. Форма как-бы осталась. Изменилась сама суть. Содержание и наполненность предметов стали иными. Все предметы стали несколько менее материальными, но при этом более энергоёмкими. Они будто налились новой энергией, преобразившей их и очистившей от всякого балласта. Вся живая материя теперь была светоносна, словно новогодняя иллюминация. Огонь тек внутри ветвей и стволов деревьев, широкими разливами тек по дружно проклюнувшейся траве. Остовы домов также светились, но несравнимо бледнее. Светилось все вокруг. Мир стал миром Света и сочетания его составляющих цветов и оттенков. И вместе с тем он не перестал быть прежним. Глеб прекрасно видел знакомые предметы и дома. Только теперь они имели более глубокую наполненность.
Но в первую очередь взгляд его приковало к себе Солнце, едва появившееся из-за горизонта. Когда-то он уже видел его таким. Было это много лет назад, когда у него вдруг приоткрылось на какое-то время Видение. Конечно ему было далеко до сегодняшнего состояния,, но, тем не менее, и тогда он внутренним зрением смог увидеть саму суть предметов. Тогда же он впервые увидел наше светило не как шар, а как отверстие в небосводе, через которое в нашу реальность изливался Свет от Творца. Именно такое определение ему показалось тогда наиболее верным. Именно тогда Глеб сумел изменить свое восприятие Мироздания и принять иную картину Мира.
Теперь же казалось, что в отверстие хлынула лавина Света. Словно через прорванную плотину он устремился в бренный мир. Но видимо произошло еще что-то. Что привело материю в движение и повлекло за собой ее полную трансформацию. Вернее трансмутацию. Именно о ней много лет говорили и спорили ученые и эзотерики. И вот спор разрешился в пользу последних. Через портал, коим Солнце и являлось, энергии из более высокоэнергетичных пространств устремились в низкоэнергетические миры. Вселенная восстанавливала равновесие. Космическое цунами, которое уже по счету, и невероятно превосходящее предыдущие по силе, атаковало пространство, в коем неслась матушка Земля. Глеб всем своим нутром чувствовал это. Старушке Земле предстояло пережить очередной шторм. Ей было не привыкать к катаклизмам. На своем веку она видела их множество. Правда предстоящий шторм обещал быть как никогда суров. Но она бы сдюжила. А вот жизни на Земле грозило самое суровое испытание из когда-либо выпадавших. Глеб знал это. Он всю жизнь готовился к этому и, по мере сил, старался подготавливать тех, с кем сводила судьба. За что и подвергался постоянным насмешкам. Но ему было «по барабану»! Ведь он ЗНАЛ. И вот Время пришло. Пришла пора Вселенной вернуть в равновесное состояние этот свой заблудший, но не самый плохой кусочек. Подобное должно было соединиться с подобным. Дух устремился к духу, тлен к тлену. Ранее искусственно сдерживаемые энергии под воздействием Потока, как в сепараторе стремились на свои уровни, увлекая за собой нанизанные на них материальные субстанции. Старый мир погибал, но, словно птица Феникс, тут же возрождался заново.
Глеб по себе чувствовал, что и он, как Феникс, успел умереть и заново родиться. За кратчайший срок он обрел новое тело. То, которое он теперь ощущал, было совершенно другим. Это было тело из мира детских снов. Сильное, умелое, способное на невероятные поступки и свершения. Кровь упругими гудящими потоками неслась по сосудам. Напоенная светом, она обрела силу амброзии. Клеточки, омытые и напоенные ею ликовали и, казалось, пели дружным хором хвалу светилу. Глеб ощущал в себе необыкновенную мощь и силу и, вместе с тем, был способен уловить самые тончайшие вибрации. Органы чувств тоже стали невероятно восприимчивы. Слух практически стал яснослышанием и Глебу казалось, что он слышит, как лопаются почки на деревьях и из под земли вылезают на свет стебельки травы. Зрение стало ясновидением. И Глеб видел всю подноготную, вплоть до структуры материи на атомном уровне. Обоняние по своим способностям стало превосходить все мыслимые возможности. Глебу стоило только сосредоточить свой взгляд на чем-либо и он уже улавливал запах этого предмета. Причем запах обладал столькими оттенками, что он мог безошибочно определить многое только по запаху. Вот и сейчас он смотрел на старый клен за окном и видел, как его по стволу пульсируя устремляется вверх сок. Запах же, долетавший с улицы через приоткрытую форточку, внятно говорил ему, что клен тоже преображается. Оттенки гнили и опрелости сменялись на нотки свежести и здоровья. И самом деле. Клен на глазах набирал мощь и покрывался ярким фиолетово-изумрудным одеянием.
- Да чего ж это я!? - спохватился Глеб, - Надо ж найти кого-нибудь!
Так сложилось, что к 32 годам близких людей у него не было. Родители уже умерли, не пережив напряжения перестроечных и постперестроечных лет. Жениться он так и не женился, по причинам достаточно ясным. Кому нужен был такой муж? Впрочем Глеб не был рафинированным интеллигентом, не способным забить в стену гвоздь или отремонтировать сломанный бытовой прибор. Напротив он был вполне домовит и сноровист. Только ценности в жизни у него были иные. И с этими ценностями он не представлял интереса для потенциальных невест. Кратковременные встречи-расставания не шли в расчет. Так и оставался он холостяком, что впрочем его никак не тяготило.
Глеб осмотрелся и схватился за телефон. Вряд ли он работал, но надо же было что-то делать! Не думая он набрал первое, что пришло на ум. Но телефон молчал. Да впрочем стоило ли на это рассчитывать!? Наверняка не работали никакие средства связи. Он попробовал включить радио, телевизор, но все было тщетно. Техника отвечала лишь треском и шумом. Впрочем в последнее время это было частым явлением. Барахлили даже кабельные линии. Однажды вообще случился полный коллапс, когда после мощного солнечного шторма отключилось все, что работало на электричестве. После этого люди стали запасаться батарейками и аккумуляторами. Глеб вновь бросился к окну и долго сканировал взглядом пространство за ним. Никого! Не было видно ни единой живой твари. Пропали даже вездесущие птицы и собаки, круглосуточно снующие возле мусорных баков во дворе. После недавних событий их стало намного меньше, но они ж таки были. Сейчас же на улице не видно было никого!
Однако Глеб не падал духом.
- Ведь я же жив. Значит и с остальными порядок! Надо идти искать людей! Пробегу по соседям, - решил он, - Может они что-нибудь знают…
При этом он прекрасно понимал, что соседи вряд ли адекватно могут оценить происходящее. Это было всего лишь самоуспокоение. Что могли знать обыватели, живущие по раз заданным на всю жизнь схемам и лекалам, о Переходе!? Да ничего! Ровным счетом Ничего! Если даже он, всю свою жизнь пытавшийся заглянуть в этот миг, оказался все же не готов к нему. Что уж можно было сказать о людях, не желающих видеть дальше собственного огорода и гаража? Что могли знать деморализованные и подавленные событиями последних лет обыватели!? Он знал гораздо больше многих, но даже он сейчас не мог толком ничего понять. Куда уж им! Они либо тупо пялились в окна, не будучи чего-либо понять, либо забились в страхе по углам. Да и можно ли было осуждать их за это? Для неподготовленного сознания творящееся было равнозначно Концу Света.
Глеб схватил с тумбочки, стоявшей в коридоре, связку ключей, и хотел было уже открывать дверь, но подумал, что ему может понадобиться и машина. Он вернулся в комнату и достал документы. Впрочем вряд ли бы они понадобились в такой ситуации…
- Вот. Вроде и готов выйти в Новый Мир, - подумал он и выбрал из связки нужный ключ.

***

Улица встретила Глеба гробовым молчанием. Только вмиг появившаяся странного вида кучерявая трава между обильных луж, образовавшихся из сугробов и буйная листва на оживших деревьях. Впрочем деревья и в самом деле были будто живые! В безветрии их ветви шевелились сами собой, будто движимые изнутри. Глеб видел, как под корой пульсируют потоки энергий. А под основанием стволов бьется, словно сердце, огненный сгусток, гонящий соки. Особенно феерично смотрелись кроны деревьев, покрытые молодой листвой. Окрашенной в различные оттенки лилового и фиолетового. А запах! Какой они источали запах!!! Амброзией был насыщен еще вчера разящий заводским смрадом воздух! Глебом вновь овладело ощущение, что он попал в иной мир. Но внутренний голос твердил, что этот мир родной, только в одночасье изменившийся до неузнаваемости.
- Никого. Ни души. Не видно даже вездесущих крыс, в последнее время утративших всякий страх. Да и чего им было бояться? Люди и уцелевшие кошки с собаками теперь не появлялись на улицах в светлое время суток. Только крысы с их запредельным иммунитетом и приспосабливаемостью сумели адаптироваться и хозяйничать в городе днем. Как это понимать!? Вряд ли могло исчезнуть все живое…Скорей всего просто все попрятались. Кто ж переживет такое!? - решил Глеб, - Нужно в помещениях поискать. Утро же еще. Народ спросонья просто не очухался, а тут ЭТО!!! Ладно я. Я был хоть как-то к этому готов. А у народа, небось «крыша поехала»! Сидят в своих схронах, как зверьки и нос наружу боятся высунуть.
Глеб не долго думая двинулся к ближайшему от него дому. Передвижение в изменившейся реальности и в обновленном теле оказалось процессом довольно трудным. Расширенное восприятие действительности и вновь появившиеся свойства мертвой и живой материи сводили с ума. Действительность расслаивалась на многочисленные уровни и подуровни и непонятно было что материально, а что эфемерно. Прежде чем пойти в выбранном направлении, Глебу пришлось сфокусировать свое сознание, словно навести резкость в оптическом приборе. Когда рассудок отсеял ненужное, мир стал более похож на привычный и Глеб смог начать на поиски исчезнувших соотечественников. Пробежав совсем немного, он нашел подъезд, дверь которого не была закрыта на замок, и вошел внутрь. Обойдя все квартиры на первом этаже, не дожидаясь, пока откроют, он поднялся выше, снова без надежды понажимал на безмолвные звонки, бесцеремонно долго и громко постучал в двери. Тщетно… Дальше подниматься не имело смысла. Кто мог, тот давно спустился на нижние, а то и в подвалы. Там было удобнее безопаснее. В последнее время оставшиеся в живых больше заботились не о комфорте, а о безопасности. Виной всему в первую очередь была сумасшедшая солнечная активность. Она выводила из строя коммуникации. Особенно страдала электроника. Поэтому давненько уже все функции управления городскими коммуникациями осуществлялись вручную. России в этом смысле повезло. Ее отсталость от компьютеризированного Запада обернулась преимуществом. Ее отставание и деградация за последние двадцать лет практически спасли ее. Став никому не опасной и никому не нужной она смогла уцелеть в горниле Апокалипсиса. К тому же события 90-х годов в свете происходящего стали выглядеть не как трагедия, но как благо. Тогда россияне научились выживать и этот труднопереоценимый опыт оказался как нельзя ко времени.
Итак, реакции жильцов не последовало. Ни одна дверь не отозвалась долгожданным скрипом или недовольным голосом хозяина. Глеб спустился вниз, попутно вновь стуча вовсе двери. Ни души! Он заглянул в подвал. Там непременно должен был кто-нибудь находиться! В последние недели солнце было настолько активным, что не только отдельные люди, но и многие организации в стране перешли на ночной график работы. Днем на солнце стало опасно показываться. Люди болели и даже умирали от непонятной болезни. Говорили об аллергии на солнечный свет. О всякой другой дребедени. Но он то понимал, что это происходит совсем по другим причинам. Люди умирали от страха и нежелания изменяться. А время и обстоятельства непреклонно диктовали необходимость становиться другими. Нужно было принять новые энергии и новый свет! Принять всей душой и всем телом! И непременно соответствовать принятым энергиям! Иной альтернативы не было! Но люди предпочитали прятаться в подвалах. Те, кто мог себе позволить строили бункеры с огромными запасами воды и пищи. Ходили слухи, что для руководства страны за огромные средства где-то под горами Алтая выстроен подземный город и оно уже давно руководит оттуда. Глеб знал, что это так. Но также он знал, что и это не принесет спасения и даст лишь временную отсрочку. Он пытался говорить с людьми об этом, но его по прежнему поднимали на смех.
- Нет. Это не выход, - решил он, - Нужно искать не по квартирам. К дружинникам надо идти. Вот там то точно кто-то должен быть.
Старые власти города давно уже бежали, бросив народ на произвол судьбы. Им нечего было делать в этом разлагающемся трупе. Тем более, что они не имели желания как-то налаживать в нем жизнь. Что смогли, они давно уже сосредоточили на своих загородных виллах. Народ, попавший в такую переделку, сначала охватила паника. По городу прокатилась волна насилия и мародерства. Но через некоторое время мужики, у которых еще не пропала совесть и было довольно сил и воли к жизни, сплотились в дружины и, как могли, начали восстанавливать в городе порядок. Расстрелы на месте без суда и следствия оказались довольно действенным средством. Постепенно жизнь в городе начала стабилизироваться. Вода и продовольствие были взяты под строгий учет и контроль. Начала создаваться какая-то управленческая структура. В городе появился новый мэр и необходимые городские службы. Полицию возрождать не стали. Всех устраивали дружинники, несшие службу добровольно, но весьма усердно. Ближайшая дружина, к которой был приписан Глеб, размещалась в ближайшем отделении полиции. Здание стояло в соседнем квартале, за углом. Воодушевленный, Глеб бегом рванул в нужному дому. По пути он старался осматриваться по сторонам. Но признаков жизни не было, что приводило его во все большее уныние.
- Стоп! Ну я и балда! - вдруг осенило его, - Окна! Ну конечно же! Свет в окнах, вот что мне нужно! В последнее время из-за отсутствия ночного освещения народ стал приобретать практичные светодиодные аккумуляторные фонари и керосиновые лампы. Первые светили ярко и долго. В случае же необходимости их можно было подзарядись механически ручкой или жимом кисти руки. Лампы же были проверены временем и испытаниями. Глеб тоже успел прикупить два фонаря.. Стационарный для дома. И один карманный фонарик с механической зарядкой от руки по принципу эспандера. К тому же он успел ухватить и керосиновую лампу. Но в ней как-то пока не возникало необходимости.
По дороге Глеб всматривался в окна, в которых горел свет. Таковых было мало. Но они были! Но ни людей, ни теней от их движения он так и не увидел. К тому же он был уверен, что принял правильное решение и надо идти в отделение.
Дверь в отделение оказалась запертой. На звонок тоже не было ответа. Глеб стучал и в окна и орал. Ничего… В отделении тоже не было ни души! Вот это было действительно странно. На протяжение уже длительного времени во всех дружинах несли круглосуточное дежурство дружинники. И в его отделении постоянно находился дежурный дружинник. Он даже знал кто должен был дежурить сегодня. Колька Власов всегда был более чем ответственным. И даже если бы с ним что-то произошло, то не оставил бы участок без сменщика.
Глеба охватила паника. Вот этого он никак не ожидал! Да, он ждал Переход. Он верил, что Это настанет. Но мог ли он предположить, что через Это пройдет лишь он один! Остаться в одиночестве наедине с новой реальностью! Непостижимо!!! Он ожидал чего угодно. Люди уже привыкли ко всевозможным взбрыкам природы. Привыкли к ураганам и торнадо в средних широтах, привыкли к ярости Солнца, не позволяющей днем появляться на улице без какого-либо укрытия. Привыкли к полчищам саранчи и прочей твари, сметающей урожаи на полях еще на корню. Привыкли к тому, что землетрясения сотрясали с лица Земли уже все и вся, вплоть до материков. Люди привыкли к войнам, полыхавшим по всей планете. Они уже начали привыкать к радиационной опасности от застилающего Ближний Восток смертоносного облака. И он привык ко всему. Но исчезновения людей он никак не ожидал! И это потрясло его.
К своему удивлению он довольно быстро справился с охватившим его паническим настроением. Не время было отчаиваться. Вернее прошло время отчаиваться. После всего пережитого - это был лишь очередной, хоть и самый неожиданный и трагичный этап. Он всегда был готов к сюрпризам судьбы. Таково было его миропонимание и отношение к жизни. Как говорил народ: -Что Бог не делает - все к лучшему. Только вот что теперь делать ему, Глебу? Ломиться дальше в участок не было смысла. Искать кого-то еще? Но где? Он решил, что просто нужно выждать время. Мир трансформировался. И от этой трансформации можно было ожидать чего угодно. Он был не властен над происходящим. Но он был властен над собой. Над своими чувствами и эмоциями. Над своими действиями, наконец! Знание, сидевшее где-то внутри его, говорило ему, что не все так мрачно, как может показаться на первый взгляд. И реальность не совсем такова, какой она сейчас им воспринимается. Он решил, что нужно изменить подход к происходящему. Не паниковать, а попытаться понять что полезного он может извлечь из ситуации.
Глеб присел на крыльцо участка, благо оно уже подсохло под напором негаданно нахлынувшего тепла.
- Ну, допустим, я остался один. В городе? В стране? На Земле? Пока не знаю. Но один. Что делать? Во- первых не дергаться, не паниковать. Все, что сейчас происходит - осознать не возможно. Это выше человеческого понимания. Поэтому надо отключить мозги и просто уподобиться растению. Тем более, что именно они и остались со мной, как напоминание об этом! Во-вторых… А что во-вторых? - Глеб не знал что и подумать…
- Искать кого-то дальше? Тупо ждать когда что-то само собой произойдет? Или, может, жить по-прежнему? Как раньше? Ничего по возможности не меняя. Да в конце концов не меня ли по жизни считали фантазером и сказочником!? Пришла пора оправдывать свой статус. Будем считать, что я на необитаемом острове. Стало быть все вокруг колхозное, все вокруг мое!? Прикольно!
Эта мысль развеселила его. Он почувствовал на миг себя нуворишем. Все блага внезапно исчезнувшей цивилизации вмиг оказались в его распоряжении! Озорные искорки вспыхнули в его глазах. В поле зрения Глеба попал стоявший на обочине новенький джип. Огромный и черный. Видимо материализованная «мечта жизни» какого-то «мента». Эту догадку подтвердила лежавшая на заднем сидении полицейская фуражка, которую Глеб увидел, когда приблизился к машине.
- На зарплату такую тачку не купишь, - не без злорадства подумал он. Глеб проверил закрыты ли двери. Машина была заперта. Не долго думая, он поднял валявшийся на обочине кусок ржавой трубы и двинул им по боковому стеклу. Стекло осыпалось дождем на сидение и на асфальт. Пронзительно взвыла сигнализация.
- Так то и к лучшему. - решил Глеб, - Если кто-то и есть рядом, то хоть отреагируют.
Из отделения на призывный зов никто так и не выбежал. Никого не показалось ни в окнах, ни на улице. Глеб без тени смущения уселся по хозяйски в машину. С ключами проблем не возникло. Как обычно это показывают в фильмах на криминальные темы, они оказались засунуты в кармашек солнцезащитного козырька. Как и следовало для такого авто, машина завелась с полоборота, хотя он предполагал, что в сложившихся обстоятельствах либо бензин, либо электричество могут подвести. Машина по хозяйски двинулась с места. Глеб не торопился. Он ехал медленно и по пути осматривал город. Ехать было трудно. Все вокруг было подвижно и непропорционально. Контуры постоянно изменялись. Дорога тоже вилась, как змея. Но, тем не менее, он упорно продвигался по намеченному маршруту. Сложившееся мнение о том, что люди исчезли одномоментно, все более крепло в нем. Окончательно в этом он убедился, когда выехал к одному из центральных перекрестков города. В центре перекрестка высилось хаотическое нагромождение из двух влетевших друг в друга на высокой скорости иномарок. Удар был видимо настолько сильным, что автомобили слились в единый конгломерат элементов и деталей. Глеб бросился к месту аварии. Ни души! Людей не было и в помине. Ни капли крови! Будто они испарились накануне столкновения и машины столкнулись уже никем не управляемые. Впрочем, скорее всего так и было. Не долго думая, Глеб двинулся дальше. По пути он заглянул в супермаркет. Людей естественно он там не нашел, но зато до отвала наелся всяких деликатесов, которые раньше редко позволял себе купить. Он даже поел ложкой черную икру. Но особого удовольствия оттого не получил. Более того. Сам процесс поедания был почему-то не особо желанен. По пути из магазина он прихватил с прилавка бутылку «Хенесси». Надо же было хоть как-то снять стресс! Откупорив в машине дорогое пойло он отхлебнул пару глотков и двинулся к дому. Поиски пора было прекращать. День близился к разгару. Обычно в это время на улицах уже не было ни души. Даже после восхода солнца обычно уже все люди старались спрятаться помещениях. Хоть у него и было новое тело, неизвестно как отреагировало бы оно на ярость светила. К тому же он изрядно устал. Глеб выяснил, что ни людей, ни животных нет и в помине. Куда все делись оставалось для него все так же непонятно. Стоило отдохнуть, все осмыслить и продолжить поиски направленно.
Дома его ждали сюрпризы. Они были довольно то предсказуемы, но при этом все же достаточно неприятны. Электричества само собой не было. Но не было и воды в водопроводе. Видимо автоматика, еще работавшая некоторое время, все же не могла справиться без контроля людей. Или без питания. Это еще раз подтверждало факт того, что люди исчезли. Канули. Испарились.
- Да плевать! - устало и раздраженно подумал Глеб. Он достал «Хенесси» и большими глотками допил остаток из бутыли. Потом, не раздеваясь упал на любимый диван и погрузился в несущий забвение сон.





Рейтинг работы: 21
Количество рецензий: 3
Количество сообщений: 6
Количество просмотров: 1137
© 11.11.2012 Лев Гущин
Свидетельство о публикации: izba-2012-673332

Рубрика произведения: Проза -> Эротика


Юрка Иванов       21.11.2012   03:24:04
Отзыв:   положительный
Дальше так дальше. Только когда времени достанет. Пока предсказуемо. Вот ощущение неотвратимости (мир свихнулся) толково выписано. Верю. Все ждут чуда. И, похоже, получат. Или получили???
Лев Гущин       21.11.2012   09:49:22

Чудо может и скоротечно, но подготовка к нему и его последствия очень длительны.
Степан Мингалёв       15.11.2012   16:38:18
Отзыв:   положительный
Со всем моим уважением, Лев, первые четыре главы замечательно написаны,
а далее все тягомотина бесконфликтная, хотя могу и ошибаться - должно быть Вы
намеренно и достаточно технично обошли постапокалиптический экшн.
Общее впечатление положительное и если будет продолжение, то обязательно прочитаю.

Моя же собственная версия к.с. попроще будет -

Опять Земля у Бездны не в чести,
Космическим булыжником играя
На наш мирок Вселенная взирает
И мыслит, как ловчее засветить.

Готово человечество взойти
В блаженство предвкушаемого рая,
Но здесь, среди березок и сараев,
Нам с ним, как и всегда, не по пути.

Должно же нам когда-то повезти,
И те пройдут, кому дано пройти,
Сквозь злые волны без конца и края
Под небом в вулканической пыли,
И новый жребий ляжет выбирая
Для нас судьбу Хранителей Земли.
Лев Гущин       15.11.2012   18:28:03

Степан! Я думаю стоит дочитать тогда. А версий... Версий много. Ни одна из них, возможно, не соответствует тому, что будет. И, вместе с тем, все они в совокупности ТКУТ ПОЛОТНО СУДЬБЫ.
Татьяна Свиридова       11.11.2012   21:53:27
Отзыв:   положительный
Лев, прочитала первую главу. Начало очень понравилось: про восторженное ожидание ЭТОГО, про ощущение, что ТАК ДОЛЖНО БЫТЬ. Про то, что подобное соединяется с подобным. Про то, что нужно изменяться, соответствовать новым энергиям.

А кончилось всё - тачкой, икрой и бутылкой. (Унылый смайлик) Не знаю, правда, что будет в следующих главах.

И где же соответствие новым энергиям!
Я думаю, что изменения произойдут в душах людей. Им откроется что есть ИСТИНА. Они ясно поймут что такое хорошо и что такое плохо. И всё плохое в них сгорит. Гореть будет пропорционально несоответствию ИСТИНЕ! И все люди останутся живы, но все выйдут "как бы из огня".

Наверное, Вам будет интересен ещё один вариант Конца Света : https://www.chitalnya.ru/work/583989/

Ну и уж - до кучи: https://www.chitalnya.ru/work/670158/

С наилучшими пожеланиями!
Лев Гущин       11.11.2012   22:18:40

Мне уже полвека. И всю эту половину я живу в ожидании Чуда. А насчет бутылки... Сама бы оказалась на месте Глеба, то как бы поступила?
Татьяна Свиридова       11.11.2012   22:39:51

Я не согласна, что Конец Света - это конец света. Это будет изменение Света. И люди не погибнут. Представьте встречу ребёнка с мудрым и любящим отцом. Даже если ребёнок сильно провинился, даже если отец крепко отчитал и наказал его, всё равно любящий сын чувствует любовь, уважение, чувство защищённости и чувство правильности наказания. Так и при Конце Света, произойдёт встреча с Творцом, все всё поймут, перетерпят изменение в огне и будут испытывать бесконечную ЛЮБОВЬ. ))) Вот и будет Чудо!
Лев Гущин       11.11.2012   22:43:41

Так и я о том же! Читай далее!
Лев Гущин       11.11.2012   22:04:21

Рекомендую прочесть далее...














1