Стихи
Проза
Разное
Песни
Форум
Отзывы
Конкурсы
Авторы
Литпортал

Баллада о выстреле.


БАЛЛАДА О ВЫСТРЕЛЕ

Все имена и события в тексте вымышленные. Любое совпадение с реальностью носит исключительно случайный характер.


Жесткий эротический трэш


После блистательно проведенной пресс-конференции 13-й чемпион мира по шахматам Гарри Вольфович Газаров поправлял здоровье в буфете Центрального дома шахматиста.

-Как вы замечательно выступили! – мягко и вкрадчиво говорили ему обступившие его знакомые и просто прилипалы, которым хотелось побыть вместе с великим шахматистом. – От всей души вдарили по врагам свободы, демократии и либерализма! Вы жестко дали власти понять, что никакой поворот к тоталитаризму и полицейскому авторитарному режиму невозможен!

Гарри устало кивал и улыбался. Грант заокеанских друзей был отработан, со дня на день ожидался следующий, еще более внушительный.

Он обвел взглядом уютный, скрытый от посторонних глаз рекламными щитами зал на втором этаже, где за столиками, накрытыми белоснежными скатертями, что выдавало определенный уровень заведения, сидело несколько посетителей не самого скромного достатка.

Симпатичная блондинка, сидевшая прямо напротив чемпиона, поймав его взгляд, весело помахала ему рукой.

„Она слишком хороша, чтобы меня отвергнуть…” – подумал Гарри.

Послав девушке в ответ жгучий взгляд настоящего джигита, он допил свое мартини и ледоколом направился к ее столику.

— Официант! Один джин-тоник и двойное виски! — радуясь звуку собственного голоса, декларирует Гарри Чемпион. Луч солнца прорывается наконец сквозь влажные тучи, и сразу становится веселее.
Он сел рядом с девушкой.
— За ваше выступление! — блондинка приподымает свой джин-тоник. — А почему вы больше не играете в шахматы?
— Мы должны изменить политическую жизнь в стране. Сломать вертикаль лжи и коррупции. Нет, я давно принял окончательное решнеие – сменить род деятельности. Я закончил работать над серией "Великие шахматные чемпионы". Заинтересованно слежу за шахматной жизнью, турнирами, но уже – как сторонний наблюдатель. В шахматах добился даже большего, о чем мог мечтать, и мне кажется, человек всегда должен пытаться раздвигать свои горизонты. Если мне простят некую напыщенность выражения – то 25 лет я защищал цвета своей страны, считаю, что сейчас делаю то же самое. Кстати, а как вас зовут, девушка? Где-то я вас видел.
— Мое имя Влада, и вы меня могли видеть по телевизору, у меня брали интервью после возращения из Турции, где я стала чемпионкой Европы среди женщин.
— Точно! Так это вы Влада Гунько?
— Да, это я. И давай перейдем на ты. – блондинка улыбнулась.
— За тебя, девочка! — Гарри Чемпион подымает свой бокал.
Тост нравится девушке. Она смеется, откидывая голову назад. Шея у девушки красивая, Гарри разглядывает ее с восхищением. Грудь у Влады уже упругая, не менее 3 размера, она утопает в просторной, на пару размеров больше желтой кофте, но из хаоса складок вдруг выпирает сосок, твердый, должно быть, раз так резко выпирает…
— Давай еще выпьем, — объявляет Гарри, — прелестная собеседница.
— Тогда шампанского! — восклицает девушка.
— Эй, человек! — Гарри машет официанту. — Шампанского!
Настроение у него стало совсем веселым.
Некоторое время они молчат. «Я ее выебу, — думает Гарри. — Что же еще с ней делать? Выебу, даже если мне придется ее изнасиловать. Выебу, даже если она откажется идти ко мне. Обниму за талию и в такси… Не то чтобы мне так уж хотелось ее, она ничем не лучше других, но раз уж она чемпионка Европы, я хочу посмотреть, как она себя будет вести. Меня интересует ее пизда… Молодая пизда…»
— Вы меня хотите выебать, да? — спрашивает вдруг шахматистка Влада, поймав его взгляд.
— Эй, девочка! — останавливает ее Гарри…
— Точно, хотите, — смеется блондинка, — но вы не в моем вкусе. — Она наклоняет голову набок, как бы приглядываясь к Гарри. В этот момент официант ставит на стол напитки. Влада с шумом осушает бокал с шампанским и продолжает: — Нет, вы не в моем вкусе. Вы весь — она останавливается, подыскивая слово, — в борьбе, в революции… а я люблю молодых студентов. — Она хохочет…
— Нализалась, девочка. — смеется Гарри.
— Какие ваши дальнейшие планы? — спрашивает Влада, продолжая осматривать Гарри.
— Приход к власти. — Гарри морщится. — Пора покончить с нынешней кликой. Учитывая, что путинское президентство воспринималось как президентство надежды и первые годы путинского правления объективно улучшили положение огромного числа людей, то сегодняшнее разочарование – это, на мой взгляд, прямая дорога уже к поиску альтернативы.
— У-у-у-у! Как интересно! — восклицает Влада. — Если у вас еще и оружие есть…
— Конечно есть, — невозмутимо соглашается Гарри.
Взглянув на покосившуюся внезапно желтую челку и коричневые, чуть повлажневшие глаза, Гарри убеждается, что девушка уже захмелела. Коктейль и джин-тоник смешались с шампанским и проникли через желудок в кровь юного существа. Теперь оно, развеселившись и, очевидно, вспомнив, что оно — женщина, заигрывает с Гарри-мужчиной… Пытается играть роль женщины-вамп, женщины-разрушительницы, роковой Влады. Жизнь Гарри, вспоротая, как подушка, разлетается пухом и перьями по ветру, а идол Влада улыбается уже следующей жертве.
— Что мы будем делать вечером? – внезапно спросила Влада. - Может, пойдем в кино?
— Угу, — мычит Гарри, — в кино хорошо. Пойдем в кино. Мой соратник Сергей Молодцов советовал посмотреть фильм „Товарищ президент”. Хочешь кофе?
— Во время чемпионата Европы я выпила литры кофе, - поморщилась Влада. - давай лучше выпьем коньяка!
— Давай, чемпионочка, — соглашается Гарри. Неожиданно ему становится весело. – а потом поедем ко мне.
- Гарри Вольфович, - блондинка уставилась на него. – при всем уважении к вам, как шахматисту, политику и литератору, автору многотомника „Великие шахматные чемпионы” я не пойду вместе с вами в гостиничный номер.
-Дура! – засмеялся Гарри. – У меня конспиративная квартира! И очень даже неплохая!
Когда они выбрались из ЦДШ около десяти часов вечера, обнаружилось, что Влада уже здорово пьяна.
Остановив такси, под неодобрительным взглядом узбека-шофера Гарри втолкнул в машину пьяное существо, а потом влез сам, подвинув девушку, как сумку или саквояж; та прошелестела одеждами по скользкой искусственной коже сиденья.
Гарри назвал недружелюбному шоферу свой адрес.
Назвав адрес, он подумал было, что, может быть, ему следовало бы отвезти пьяную свою собутыльницу к ней домой, ни во что не ввязываясь, и хотел было спросить у Влады ее адрес, но почему-то этого не сделал. И тотчас же понял почему. Ему хотелось девочку. При одной мысли о Владе в его постели у Гарри закружилась голова. «Хочешь девочку, старый развратник? — спросил он себя по-русски. — Хочешь, конечно, хочешь», — подтвердил он сам себе и ухмыльнулся довольно.
Оказалось, что девушка не способна даже передвигать ноги. Приложив Владу в лифте к стене, Гарри думал, что юные существа все же доверчиво относятся к этому миру, даже шахматистки, и позволяют себе расслабиться, пьянеть. От Влады и ее одежд несло приторными духами, алкоголем и мятной жвачкой. «Запах от нее, как от птушницы», — улыбнулся Гарри Тринадцатый.
Тайное жилище Гарри Чемпиона разместилось на девятом этаже многоэтажки в спальном районе. Он локтем зажег свет и положил спящую девушку на кровать в большей из двух комнат. С недовольным стоном блондинка тут же отвернулась от света и даже прикрыла рукою глаза. Над кроватью у Гарри висел его же портрет – подарок армянских болельщиков.
Чемпион скинул туфли девушки на пол и уже без всякой робости, без извинения, полновластно и твердо Гарри положил свою руку на бедро девчонки. Рука показалась ему неожиданно огромной, грубой и уверенной в себе. Чемпионская рука, чуть-чуть постояв на бедре юной самки шахматного племени, по-хозяйски съехала на обтянутую джинсовой тканью попку девчонки, помяв ее оценивающе, спокойно спустилась вниз, съехала с юбки и пошла, подрагивая от удовольствия, под юбку, по пути разминая ножки в колготках в сеточку, поднялась опять вверх, пока не нашла девчонкин вход. Большой палец руки уверенно и мощно врылся в место схождения девчонкиных ног и живота… Девчонка дернулась, доселе мягкий под нейлоном живот ее напрягся, и она спросила удивленно-сонным голосом:
— Что ты делаешь, Гарри?
— Пытааюсь тебя выебать. — сказал Гарри спокойно и серьезно. Уже обе руки его ласкали живот и бедра блондинки, сдвигали вниз сетчатый нейлон и вверх узкую юбку (на юбке, к счастью, имелся разрез)…
— Нет, нет, — пробормотала Влада неуверенно и заскользила руками по рукам Гарри. Но, наткнувшись на твердые мышцы и жилы Чемпиона, руки шахматистки неожиданно погладили Гарри.
— О-у! — вздохнула девчонка, когда плоть Чемпиона вошла в ее плоть, и подалась вперед. Гарри, держа Владу снизу за попку, бесстыдно мял запрещенные места и наслаждался сладким телом новой возлюбленной…

Гарри проснулся оттого, что на грудь ему внезапно опустилась тяжесть. Открыв глаза, он увидел, что на груди его сидит девчонка. Голая, только желтая кофта с изображением черепашек-ниндзя прикрывает грудь. Кое-где футболка разрезана, очевидно бритвой, и девичье тело светится в щелях.
— Доброе утро, лидер оппозиции! — сказала Влада. И прибавила: —значит ты меня выебал прошлой ночью, небритая обезьяна?
— Да, — согласился Гарри. — я тебя выебал.
— Грубо изнасиловал неопытную девушку, — торжествующе сказала девчонка. — впрочем, для вас привычно…
Влада уселась на Гарри верхом, как на лошадь; в десятке сантиметров от лица Гарри Чемпиона виднелся клочок черно-белой шерсти и уже там, внизу, на груди Газарова, невидимый, где-то раздваивался. Чувствуя на себе мягкую, возбуждающую тяжесть существа, Гарри засмеялся.
— Почему ты выкрасила это в черно-белый цвет? — спросил Гарри и левой рукой ухватил существо за клетчатую шерстку и подергал. Он и не подозревал, что любовь к шахматам у юной особы простирается до степени окраски волос на половом органе.
— Для себя, конечно, — невозмутимо сказала Влада. — моя страсть к шахматам…
— И этому они вас учат в РШУ, — укоризненно сказал Гарри Тринадцатый, еще раз поддев пальцем черно-белый мех…
— Эй, эй, — отвела его руку Влада, — не распоряжайся, пожалуйста, руки прочь! Это мое…
— Нет. Ошибаешься. — Гарри опять схватил девушку за клетчатый клочок шерсти, на сей раз пальцы его попытались углубиться в черно-белые заросли поглубже… — Это не твое. Твоя щель, — Гарри намеренно сказал это с горским акцентом, ему хотелось смутить девчонку, — принадлежит шахматам… — При этих словах он вдруг положил руки на бедра Влады и рывком переместил ее на десяток сантиметров вперед, так что щель девчонки оказалась у его губ, а черно-белый мех коснулся носа Великого Чемпиона…
— Ох, — облачком пара вылетело из губ Влады, когда язык Гарри коснулся ее нежных, совершенно запрещенных, огражденных обществом, уголков между ног. — Ох…
По нежности этих мест и уголков, по их размытости и нерезкости можно было с помощью языка и губ определить, что они принадлежат юной самочке из северных регионов, с нежарким солнцем, что они принадлежат самочке той местности, где девочки развиваются медленно, в неспешной истоме переходя из возраста в возраст. «А чемпионочка-то возбуждена», — подумал Гарри и еще раз обвел языком всю не очень обширную щель молодой шахматистки по периметру. Девушка ахнула. Гарри было ясно, что она все, исключительно все чувствует. Каждое движение его горячего утреннего языка она чувствует… «Чувствительность — не такое уж часто встречающееся среди молодых особ качество», — подумал Гарри и обрадовался, что ему досталась чувствительная Влада. Он оторвался на мгновение от мокрой сочности разреза и поднял глаза вверх.
Супермен увидел белое горло и подбородок существа, запрокинутый назад. Рука Гарри, погладив прыгающих черепашек-ниндзя, одновременно коснулась Владиных холмиков под ними, скользнула вниз — живот девочки напрягся, когда на нем остановилась рука Чемпиона — и, поласкав несколько мгновений живот и обе грудки, каждую из них смяв по очереди, рука вылезла через горловину футболки наружу и легла на горячее горло Влады. Потом рука задела ее губы, пара пальцев, как бы нехотя, лениво и случайно, вошла в ее рот, и там их встретил скользкий язык девушки. Язык быстро подчинился пальцам Чемпиона, сдался им, преданно, мелко-мелко зализал их, грубые и бесцеремонные…

Полдень. Тем не менее шторы на единственном окне спальни Чемпиона плотно задернуты. Гарри что-то увлеченно читает в интернете. Включенный электрический обогреватель нагнетает на голую Владу, сидящую на постели и прислонившуюся ко всем подушкам Гарри спиной, горячий воздух.
— А гранты вам легко достаются?
— Что ты, - не отрывая взгляда от экрана, ответил Гарри. – чтобы их получить, надо осуществлять какие-либо акции. Чем масштабнее акция, тем больше выделяется денег. Подготовка и осуществление таких мероприятий – тяжкий труд.
— А вот мне не выдали грант от РШФ, — объявила Влада, надув губы. — Снова дали этим сестрам-лесбиянкам. А тронь их, сразу пойдет шум по всей стране, что ущемляют секс-меньшинства. Так что мне самой нужно что-то выиграть, чтобы заработать.
- Вот когда я играл за команду „Ладья-Казань”, — констатировал Гарри, откидываясь на кровать. - сумма гонорара была смешная даже по меркам среднего гроссмейстера. Я получил гонорар, не больше остальных участников команды.
— Какая же у тебя холодная квартира! — натягивая маечку, жалуется девушка. — Как же ты спасаешься тут зимой, если даже в апреле у тебя такой холод.
— Дом старый, проблемы с центральным отоплением, — оправдывается Гарри. — Стены тоже сырые. Поэтому квартира очень дешевая по столичным меркам. А ты где живешь? — спрашивает он, поглаживая бедра Влады.
— В Голицино. Погрей мне ножки, — жалобно просит девушка и плюхается на кровать так, что ступни ее оказываются на груди Гарри. Послушный Чемпион некоторое время растирает бледные кривые пальчики Влады, на нескольких из них розовые новорожденные мозоли.
— Ой, хорошо! — блаженно взвизгивает Влада. — Как массаж, — уважительно говорит она, в то время как Гарри со знанием дела мнет ее ступни, обминая даже мелкие косточки. — Где ты этому научился? Ты что, был в Китае?
— Почему в Китае? — спрашивает Гарри, продолжая массировать молочно- белые ступни чемпионки Европы.
— Я была там, когда играла в местной лиге и в свободное время мне сделали такой массаж, — говорит Влада тихо, растроганная вниманием, оказанным ее мини-пальчикам.
— Нет, девочка, я научился этому массажу от одной актрисы, с которой жил когда-то.
— Ебал ее? — спрашивает подозрительная Гунько.
— «Ебал» звучит грубо, — учит мудрый Чемпион девушку. — Где ты нахваталась этих словечек?
— Прости, Чемпион! — фальшиво-кротко извиняется Влада и нахально хохочет. — Ебал, ебал, я знаю. У тебя было много женщин! Сколько? — вдруг спрашивает она.
— Не считал, — говорит Гарри. — Не думаю, чтоб очень много. Ну представь, в 22 года я стал чемпионом мира, у меня появились деньги, статус, возможности. Все это создавало массу искушений. Поэтому жизнь, скажем так, была довольно сумбурной. Поклонницы подъезд не осаждали, но есть что вспомнить. Сумбура было меньше, чем можно предположить, но все же достаточно.
— А у меня было уже много мужчин, — хвастливо объявляет девушка и, выдернув очередную ступню из рук Гарри Чемпиона, садится на кровати и вызывающе смотрит на него.
— С десяток? — называет Гарри первую пришедшую ему в голову цифру и улыбается.
— Около этого, — кивает она.
— Отдавалась молодым шахматистам в общежитии РШУ, где прошли все твои студенческие годы? — иронически спрашивает Гарри.
— Я уже на третьем курсе получила отдельную комнату! — возмущенно кричит Влада. — К сожалению, мне приходилось платить коментдантше, чтобы водить мужчин к себе. Идиотизм! И с обычными студентами я не ебалась. У меня всегда были любовники с титулами и высоким рейтингом, — гордо добавляет она. — а одному было 48 лет, вот. Он теоретик. Специалист по творчеству Петросяна.
- Это Игорь Мартов что-ли? – хохочет Гарри и, схватив Владу, целует отважную будущую суперзвезду, оказывается давно уже бродящую по миру взрослых…
— Гарри, — внезапно шепчет ему Влада на ухо. — Покажи мне пистолет.
— Зачем, Гуня? — не понимает Гарри.
— Понимаешь, — смущается девушка. — Я видела фильм…
— Она видела фильм, — обрывает ее Гарри. — Криминальная романтика в вашем поколении была замечена мною еще при работе в „Комитете 2012” с Молодцовым и Яшкиным, — многозначительно начинает он.
— Ты зануда! — бросает Влада и отталкивает Гарри от себя.
— О′кей, детка, — соглашается Гарри, обиженный тем, что его обозвали скучным занудой. Он опускает руку к полу и достает из-под кровати оружие …
— Так это же ракетница! — разочарованно восклицает Влада.
— Да, не дают мне еще боевого оружия, — соглашается Гарри. — но этой ракетнице предстоит сыграть важную роль…
-Какую?
- Сегодня в три часа возле Хамовнического суда Москвы состоится акция в поддержку Pussy Riot. В нужный момент я должен произвести выстрел из ракетницы, который будет сигналом к началу штурма здания суда нашими сторонниками и освобождения пленниц Путинского режима. Так что с ракетницей обращайся осторожно.
— Буду, буду осторожна, — торопливо пообещала Влада, разглядывая ракетницу. — Какая вещь! — И вдруг взвела ракетницу. Полуголая Влада взглянула на себя в зеркало шкафа, шкаф находился в полуметре от кровати, и, направив дуло ракетницы в зеркало, встала в угрожающую позу гангстера, которую она, очевидно, много тысяч раз за свою жизнь видела в кино и по ТВ. Голые ноги Влады, широко расставленные, по лодыжки утопали в журналах и газетах, разбросанных по полу.
Гарри обошел девчонку и взглянул на нее сзади. Попка ее частью была закрыта длинной футболкой с амбициозной надписью „Я-то блондинка! А твоя какая отмазка?”, а из-под попки, Гарри невольно наклонился, чтобы лучше увидеть, торчали черно-белые волоски Владиной письки. Гарри, вспомнив молодость, не удержался, протянул руку и схватил девчонку за эти волоски. Рука его обнаружила, что писька у Влады мокрая…
— Хэй, — сказал Чемпион, — ты, оказывается, возбуждаешься от оружия?
— Не прикасайся ко мне, грязная старая обезьяна! — заорала Влада.
— Ты смотри в зеркало на свое грозное оружие, наслаждайся, а я буду тебя мастурбировать, — утвердительно заявил Гарри. Палец его проник уже в кисель Владиной щелки, и Влада, все еще стоя в позе гангстера, заметно расслабилась, попка помимо ее воли подалась назад, к пальцу, источнику удовольствия…
— Грязный старый тип, — опять пробормотала Гунько, покачнувшись, как видно, с трудом удерживая равновесие на скользящих по полу газетах. — хватит, — простонала она опять, но не сделала и шага в сторону, ни единого движения, чтобы освободиться от пальца в ее отверстии…
— Если ты хочешь, можешь представить себе, что я твой папа… Что твой папа мастурбирует тебя… — Чемпион быстрее задвигал пальцем в щели девчонки и почувствовал, что предложение его принято, потому что девчонкина писька наполнилась внезапно дополнительным количеством желе, жидкость даже тихо потекла по руке Гарри и, покинув его кисть, постояв на запястье, двинулась вниз несколькими струйками. Руки девчонки, сжимающие ракетницу, опустились, и ракетница теперь свисала только в одной руке, другой девчонка открыла правую дверку шкафа и ухватилась за нее, чтобы не упасть…
— Это очень грязно, позволять твоему папочке мастурбировать тебя, — шептал сзади Чемпион, — позволить ему поместить его толстый палец в твою клевую письку, Влада. Это очень, очень грязно…
Гунько дернулась, дернулась еще, всей попкой нанизываясь на теперь уже два пальца Гарри, желая, чтоб эти пальцы проникли как можно глубже, острее в ее раздраженную плоть, она задвигалась мелко-мелко. «В оргазме», — подумал Гарри, и вдруг бухнуло выстрелом в спальне Гарри Чемпиона, и зеркало разлетелось вдребезги, и осколки, осколки посыпались мелкими брызгами…
С блаженной улыбкой лежала, откинув одну ногу на пол, свалившаяся на постель Влада. В руке ракетница. «Кайфует», — зло подумал Гарри.
— Вот дура! — разозлился Гарри. — На хуя ты это сделала? Сейчас сбежится весь дом. Выстрел в замкнутом помещении из ракетницы — это тебе не шутка, это маленький взрыв... Вот пизда! — ругался Гарри. Он был по-настоящему зол и напуган.
— Я не хотела, Гарри, я случайно нажала, — промямлила Влада.
— Не смей никогда больше этого делать! — зло крикнул Гарри девчонке. — Никогда! Ты понимаешь, что у меня нет запасных патронов! А мне надо быть на митинге через два часа! Где я тебе сейчас куплю новые патроны? Пизда! — еще раз бросил он насупившейся девчонке.
Гарри набрал номер телефона.
-Валерия Ильинична, - быстро заговорил он. – у меня непредвиденные проблемы. Произошел незапланированный выстрел из ракетницы, а запасных патронов у меня нет... нужно решить как-то эту проблему. Я жду новых инструкций. И как можно скорее.
— Одевайся, мне нужно тоже скоро уходить. — сказал он девчонке, положив трубку и вернувшись в комнату. — Ты понимаешь, что срывается такая операция?
— Я больше не буду, дядя Гарри, — сказала девчонка и подползла к Гарри, севшему на край кровати. — Прости меня, а, Чемпион? У меня никогда в жизни не было пистолета. Я возбудилась… Ложись, дядя Гарри, ложись и обними меня, скажи, что ты на меня уже не сердишься, что ты прощаешь Владу…
— Некогда, — развел руками Гарри и снова сел за компьютер. – сейчас не до тебя. Собирайся.

Так закончилась короткая встреча между чемпионкой Европы Влады Гунько и великим чемпионом Гарри Тринадцатым.
...Около трехсот человек собрались в тот вечер на митинг в поддержку политзаключенных. Люди требовали свободы и судебной справедливости для участниц панк–группы «Pussy Riot», Таисии Осиповой, «узников Болотной площади», Михаила Ходорковского, Платона Лебедева и других. Никаких эксцессов и столкновений не произошло. Акция в поддержку политзаключенных обошлась без происшествий и задержаний.
Но в другой раз Чемпион был задержан. По словам самого политика, при этом его жестоко избили некие люди в форме сотрудников ОМОНа. После задержания Чемпион был доставлен в ОВД «Хамовники». Но это уже совсем другая история.





Рейтинг работы: 3
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 1093
© 03.11.2012 кот афромеева
Свидетельство о публикации: izba-2012-668334

Рубрика произведения: Проза -> Эротика
















1