Стихи
Проза
Разное
Песни
Форум
Отзывы
Конкурсы
Авторы
Литпортал

Страна сказок 342-343


Александр
Барсуков

Страна
сказок-342

("Письма в никуда"-342)

2012

ПИСЬМО В НИКУДА-3411-3422
28 октября 2012 года. Интересно, забацаю я про детство Кузьмича или нет? Если найду. А я настойчивый! Хоть про картину и не нашёл. Зато про марсомобили нашёл!
ПИСЬМО В НИКУДА-3110,5-3112,9
21 февраля 2012 года. Сказка про Ослика Аи. Вот сидел грустный Ослик и теребил свой отрезанный конец! В смысле, хвост. И приходит медвежонок Пинни-Вух и говорит: "Кто теребит конец по утрам, тот поступает мудро! На то оно и утро!" И тут вдруг, совершенно ни откуда не возмись, на поляну спустились злобные пришельцы-инопланетяне! И говорят: "Здесь будет город насаждён! И назовём мы его "Сити-18"!" А из Ослика, Пинни-Вуха и прочих сделали зомби! Тут как раз по Сити-18 шёл Кондом Хлимен, Борец со Злом. Он был одет в матросскую тельняшку, бескозырку с надписью "Отважный" и в короткие штанишки. Он говорил: "Как прекрасно было в детстве! Светило солнышко! Пели ранние птахи! Червяки шевелились в гумусе! А я их насаживал на крючок и ловил рыбку! Это было прекрасно! А теперь одни мозгососы-киберкрабы!" И тут случилось Чудо! Один из киберкрабов говорит: "Я не только краб, но и добрый Волшебник О-ох! И я щас верну тебя в короткоштанишное детство!" И раз! Снова стал 1980-ый год, лето, Кратово! И Кондом стал мальчиком. И стал кидаться шишками. Он был очень счастлив, очень. Но тут выполз опять этот киберкраб и сказал: "Настало время вернуть мне должок!" "Какой ещё должок?" - спросил малыш-Хлимен. "За то, что я вернул тебя в детство, ты должен продать мне душу!" - говорит краб. "Да на здоровье!" - говорит Кондом. - "Продаю!" И побежал играть в пин-понг с ребятами. И вот тогда краб забрал его душу, а он остался без души! И сейчас начнутся кошмары! Без души было совершенно невозможно играть в пин-понг, мячик не летел через сетку. Кондом попробовал покататься на велосипеде, но педали без души не крутились. Как это так возможно? Волшебство, мистика. На самом деле, конечно, всё крутилось, но было неприятно. И тогда Кондом пошёл к маме и заплакал: "Мама-мама! Наши сети притащили мертвеца! То есть, я стал взрослым! И мне уже 16 лет!" А мама гладит его по квадратной головушке и говорит: "Не плачь, Кондомчик! У тебя голова не квадратная!" И вот стал Кондом жить без души. Всюду ему мерещатся кошмары! В пруду можно утонуть! Может забрать маньяк Маньякин, который обьявился в округе. Шина велосипеда может спустить! В садовое "очко" можно провалиться! Короче, везде ужасы! Короче, наша сказка зашла в тупик. И чтобы выбраться из него, мы щас замочим киберкраба! Итак, краб погиб! И душа Кондома вернулась на место! Снова стало солнечно! Кондом обрадовался и побежал брызгаться шприцами. А потом играть в мячик. Снова стало хорошо на душе! И тут пришёл маньяк Маньякин. И сделал на Кондома "Гы-ы!" Но Кондом сказал: "Ты - маньяк? Давно я не убивал маньяков!" И кинул в Ваню (Маньякина) шишкой! Ваня пошёл к пруду и свалился в воду! Без чувств! "Человек за бортом!" - закричал Кондом и бросился спасать Ваню! Вот так Кондом спас человека. Ваня этот после спасения вдруг превратился в прекрасную Василису Прекрасную! Потому что наша сказка изобилует бессмысленными Чудесами. И эта Василиса сказала Кондому: "Кондом, я люблю тебя!" "Не сейчас!" - сказал Кондом. - "Мне пора есть манную кашу! И вообще, я ещё слишко мал для серьёзных отношений!" Но Василиса обняла его за шею одной обнажённой рукой, а другую запустила ему в штанишки! "Э-э, тётя! Ты, видно, извращенка!" - сказал Кондом. - "Я же сказал: я не в настроении! Я щас вышвырну тебя вон! Последняя, кто залезала ко мне в штаны, стала инвалидом!" "Ты можешь поколотить меня книгами в любой момент!" - сказала Василиса. "Ты что, дура? Какими книгами? И потом - я же ребёнок! Вот приставай к дяде Васе-лодочнику! А мне пора делать уроки, летнее домашнее задание! Читать книги, которыми ты хочешь, чтобы тебя поколотили!" - сказал Кондом. И Василиса пошла к дяде Васе! Он как увидел её, сразу решил броситься в пруд и утонуть, потому что она была дюже красивая! Но она сказала: "Не бросайся! Я люблю тебя!" И запустила руку к нему в штаны по своему обыкновению. "Извращенцы!" - подумал Кондом и пошёл копать блиндаж. Чтобы там жарить картошку. Пока на лодочной станции извращенцы кувыркались, Кондом построил прекрасный блиндаж, в котором уместились все ребята-друзья. Они жарили картошку и распевали: "До тебя мне идти далеко, а до смерти четыре шага!" На самом деле, конечно, не распевали, а сидели молча или травили страшные истории. Про Скелета! Что один страшный дяденька, а именно, Череп-Череп, вдруг ка-ак прыгнет! Потому что дело в Бразилии, где полно диких скелетов! Ладно, чтобы как-то реанимировать нашу угасающую сказку, мы решим писать про взрослых. Череп-Череп был любовником Василисы! И вот он пошёл на лодочную станцию, чтобы убить дядю Васю! А дядя Вася спрятался за забором и говорит: "Сейчас на 6 против 19! Становится скучновато!" А Скелет говорит: "Щас ты позавидушь мёртвым!" А Василиса в одном исподнем белье выбегает и бросается на шею Скелета: "Не убивай Васю! Я люблю его!" А Скелет заряжает ружьё: "Сейчас-сейчас! Сейчас прольётся чья-то кровь!" Но тут отважный Вася выходит и даёт Скелету пощёчину! "Это тебе за ружьё! Это тебе за "сейчас-сейчас"! А это просто так, за всё хорошее!" - говорит Вася! И Скелет падает в пруд! И попадает в Подводное Царство! После смерти все в него попадают. Тут уже находится киберкраб, который пытается совокупиться с черепом Скелета. Но у него ничего не получается! "Братишка!" - говорит ему Скелет. - "Логика должна победить! Это невозможно!" А бедная Василиса мечется по берегу пруда и причитает: "Ушёл Скелет!.. Ушёл, мой дорогой!.. Мы с ним никогда... Я никогда..." А лодочник Вася ей говорит: "Тебе завтра будет совершенно не о чём жалеть! Потому что у меня - резиновый!" "Что резиновый?" "Перец!" - говорит Вася. И тут начинается невообразимый секс с Васей. Потому что резиновый у него после встречи неприятной с одной местной акулой. Она случайно заплыла в этот пруд, где до неё ловились одни головастики. И вот Вася неосторожно нырнул, и она ему всё откусила! А потом сама подохла, так как это всё было токсичное и ядовитое, потому что Вася не делал зарядку по утрам и не чистил зубки! Так что делайте зарядку и чистите зубки по утрам и вечерам тоже! И вот сидят грустные киберкраб и Скелет на берегу пруда и кидаются камешками в воду. "Да-аа!" - говорит киберкраб и предлагает Скелету морковку. "Не-а!" - говорит Скелет и закуривает трубку. "Сильная штука! Мощно вставляет!" -говорит он. И курит. И тут как раз на велике едет Кондом Хлимен, который всё ещё малыш. Он говорит: "Улыбочку!" и снимает Скелета и краба на фотик. А потом едет проявлять плёнку и печатать фотки. "Где-то я их уже видел!" - думает Кондом. - "Наверное, встречал в пионерском лагере. Может, они тоже были в ЮИД ("Юные Инспектора Движения"), как и я." Потому что в лагере была игрушечная трасса, и были инспектора движения. Кондом был одним из них. К несчастью, мама постирала его удостоверение вместе с рубашкой. И он перестал быть инспектором. "Как ты стал инспектором?" -спросил бы его краб. "Меня понизили!" - сказал бы Кондом. А пока он включил магнитфон и наслаждался музыкой "Bad Boys Blue". Это уже был 1985-ый год. Скоро детство Кондома кончится, и он станет Борцом со Злом. А пока он подросток и смотрит в подзорную трубу на полуголых пляжниц, потому что в нём уже просыпается желание! Ну а эти пляжницы дефилируют по дороге около пруда. Как вы поняли, эта сказка автобиографическая. Ну или почти такая. Наконец, Кондом вырос! И стал Борцом. Вот идёт он по Сити-18 и встречает Василису Прекрасную! И она ему говорит: "Наконец-то ты созрел! Теперь ты можешь меня любить!" "Где дядя Вася? Где Картер?" - спрашивает Кондом, потому что у Васи фамилия Картер, и он приставлен к Василисе. "Васи больше нет! Погиб! Подавился собственной слюной!" - сказала Василиса и промакнула глаза платочком. Тут Кондом увидел Аликс! А Аликс - это его подружка, гёрлфренд. Он сказал Василисе: "Минуточку!" и побежал к Аликс. "Аликс! Спаси меня от разных извращенок!" - сказал он. - "Одолевают!" Но Василиса услышала и сказала: "Но это я люблю его!" "Нет, я!" - сказала Аликс. И они стали драться! Кондом с трудом разнял их и говорит: "Не время щас драться! Надо спасать Мир!" И вот тогда-то, тогда и вышел доктор Деко! Он сказал: "Сейчас вы прозавидуете мёртвым!" Потому что он был Суперзлодей! "Как нам не достаёт доктора Пистолетова, который бы раз и навсегда упрятал Деко в психушку!" - сказал Кондом. И тут на ветолёте прилетел Пистолетов! Он сказал: "Я спасу вас!" И свалился на землю, так как вертолёт пролетал над мостом и сбросил лесенку с доктором на землю, чтобы она не мешала пролетать. Иногда так бывает. И вот Пистолетов стал покалеченый! Василиса бросилась к нему и стала делать "искусственное дыхание". "Василиса спасла жизнь друга!" - сказал Кондом. А Василиса плевалась волосами, так как шерсть доктора попала ей в рот. Потому что он был весь в шерсти. "Нахал, как вы можете быть в шерсти, хам?" - спросил Деко. "Не важно: в шерсти я или нет! Но я убью тебя!" - сказал Пистолетов и схватил пук гранат противотанковых! "Ну разве он не милашка?" - спросил Деко. Но Пистолетов уже подполз и бросился с гранатами под брюхо Деко! И Деко взлетел на воздух, перевернулся и упал на прежнее место! Потому что гранаты его не брали. Он сказал: "Я порабощу весь Мир!" "Какая скукотень!" - сказал Кондом Аликс. - "Но я знаю средство против скуки! Это секс! Пойдём и займёмся им!" И они пошли в какой-то подвал, так как всё равно все дома были разрушены. И вот Кондом снимает с Аликс её штаны и зрит прекрасную, как рассвет, "киску" Аликс! И Аликс говорит: "Я тоже люблю тебя, мой Опанас!" "Как ты меня назвала?" - спросил Кондом. "Никак! Прости! Просто я вспомнила своего сына Опанаса!" - сказала Аликс. "У тебя есть сын?" "Ну есть! Но он нам не помешает!" - сказала Аликс. И тут вдруг входит Опанас, волоча за собой игрушечную машинку! "Отлично! Опанас нам помешал!" - сказал Кондом. А Опанас ничего не заметил и сказал: "Мама! Я хочу пи-пи!" И принялся делать пи-пи прямо в углу комнаты! "Пора менять ему подгузник!" - сказала Аликс. И принялась менять ему подгузник. "Он напоминает меня в детстве!" - сказал Кондом. - "Помнится, однажды я сделал пи-пи в кастрюлю с супом!" Между тем Опанас принялся играться в "бублики", а именно, нанизывать их один на один. Но тут прогремели тяжёлые шаги, и вошёл страшный киберкраб! Он же был типа захватчик! И Опанас заплакал! А потом схватил бублики и принялся кидать их в морду краба! И краб был вынужден ретироваться! "Ты мой герой!" - сказала Аликс Опанасу. - "Хочешь титьку?" И Опанас принялся сосать из титьки молочко. "А он крутой!" - сказал про него Кондом. - "Дай ему банку консервов от меня!" "Ты что, дурак? Как он их откроет?" - спросила Аликс. А Опанас уже стучал банкой по полу. А потом Аликс и Кондом услышали в своих головах Голос! Он говорил: "Приветики! Говорит Опанас! Мои способности коммуникации превосходят ваши! Я могу передавать мысли на расстоянии! Итак, я вам повелеваю: идите и сношайтесь! Я хочу братика или сестричку! Потому что мне не с кем играть! Хлоп-хлоп, топ-топ, я иду играть!" "Это Опанас!" - сказала Аликс. - "Я же говорила: он нам мешать не будет!" "Да, это верно!" - сказал Кондом. И с криком: "Банзай!" набросился на Аликс. Между тем в их головах продолжал звучать Голос Опанаса. Он пел: "Москва-Пекин! Москва-Пекин! Да здравствует Дружба Народов и Мир!" Потом Опанас исполнил другую песенку: "Тихо и плавно течёт Хуанхэ! С горсточкой риса бегу я к реке! Ныне свободен победивший Китай! Ты с нами песню о нём распевай!" Потом Опанас исполнил для всех: "Если б знали вы, как мне дороги подмосковные вечера!" Потом он перешёл к репертуару Битлз и исполнил: "Клоз юр айс, вен ай кис ю, туморов ай мисс ю!" Но Кондом и Аликс уже закончили нехитрое дурацкое дело. То есть, зачали сестричку или братика. Как говорится: откуда берутся дети? Оттуда: вылетает миллион аистов, и только один долетает до капусты! И Опанасу теперь не будет скучно. Короче, всем стало хорошо. А наша сумбурная сказка закончилась. К.
ПИСЬМО В НИКУДА-1670,2-1673,5
5 мая 2008 года. Дети мои, я отупел! Мне надо срочно создать чего-то остроумное, чтобы доказать, что у меня не кончились остроумные Выводы в голове, потому что после этой страшной ЦЭ (Закатывания) у меня даже сны стали такие тупые, что вспоминать их тошно! Итак, остроумная сказка. Попытка, по-крайнеей мере. Жил-был старый дед Макар. И любил он вспоминать, как служил в партизанском отряде, но по идиотизму ни в какие операции не ходил, а только сидел на завалинке и драил всем сапоги. Потому и выжил. Потому что на операциях он всё норовил взорвать не тот мост, который нам бы всем хотелось, или пустить под откос не тот поезд, не фашистский, а советский! Когда его командир полка шпынял за это, Макар разводил руками: "Уж такой я уродился! Что я, виноват, что когда я вижу фашистский поезд, у меня - глюки, и вместо фашистских рож мне мерещатся толстые женские задницы в окошках? И мне жалко такое спускать под откос!" "Да ты что, идиот, что ли? На тебе бинокль!" Вот пошёл Макар с биноклем на Дело! И смотрит: идёт санитарный поезд, а в окошке симпатичная задница молодой медсестры Наташи, которая встала раком к окошку, чтобы не пугать раненых, и пердит в форточку! "Ну нет, фашистская рожа! Меня не проведёшь!" - думает Макар и взрывает этот советский эшелон! Поэтому теперь он и сидит на завалинке! Но тут из землянки выходит гарна дивчина Светлана! Такая вся из себя пышнотелая, грудастая, задастая, голенастая, ногастая! "А ты чего, энто, Светлана, такая жирная? Я понимаю: чем дальше в лес, тем толще партизаны! Но мы-то прямо на опушке сидим! Может, ты к нам подосланная? Так я тебя щас мигом расстреляю!" - говорит Макар и достаёт обрез! "Не надо, дядя Макар!" - говорит Светлана. - "Не подосланная я! Просто мой папа - завскладом у вас работает! Там разный эрзац-хлебушек, солдатские сухари, эрзац-масло... Ну и я перебиваюсь! А вообще, если говорить честно, дядя Макар, то никакая я не Светлана, а парень Матвей, только вот на эрзац-хлебушке расслабился, обабился и взял женское имя Светлана!" - говорит Светлана. "Мне это по барабану!" - говорит злой Макар. - "Я вот чего-то это эрзац-масло уже третий год жру, и всё не обабился!" "Потому что у вас не растёт грудь и ноги! А я ещё растущий организм! И у меня всё растёт! Хотите, трахните меня! У меня так давно не было мужика!" - говорит Светлана. "Но ты, парень, этта, полегче! Как я тебя трахну? Или ещё скажешь, что у тебя причиндал отвалился из-за эрзац-сала солдатского?" "Отвалился! Как не отвалится! И рожа у меня стала женская! На всех по-разному действует оккупация, но скажу вам прямо: она меняет человека!" - говорит Светлана. "Это да! Знавал я одного парня Матвея, так он превратился сначала в женщину Светлану, а потом в трупа неопределённого рода!" - сказал Макар и передёрнул затвор! Тут из избушки вышел завхоз товарищ Пыжиков! Он как увидел, что его племянницу в распыл пускают, весь закричал из себя: "Идиот! А ну марш обратно на завалинку!" И отвёл рыдающую Светлану в избушку! Светлана села за вышивание и думала: "Вот уже 4 год идёт эта распроклятущая война! Молодость проходит! Ни нормального мужика, ни нормальной бабы вокруг! Либо одни трупы, либо одни идиоты вокруг! Займусь-ка я органом!" - подумала она и втихаря расстегнула юбку и достала свою сосиску! Но сосиска у неё была не типа мужская, а типа женская, такая же нежная и чуткая к несправедливостям войны! И вот глючит Светлана, что сосиска ей и говорит: "Не хрена меня драчить! Щас на подходе карательные немцы! Вали отсюда!" А Светлана ей говорит: "Да по мне хоть карательные японцы! Ты на свете всех милее, всех румяней и нежнее!" - и давай наяривать! Тут дверь открывается и входит карательный немец: "Ахтунг! Девка - на кроватка! Матка - гони яйки, млико, хлиб!" "Да пождожди ты, кретин!" - говорит Светлана и продолжает натирать сосиску! Немец как увидел, что творится, так сразу тоже позабыл про войну и вспомнил свою Гретхен, которая у него была тощая и сопливая, как осина по осени! А тут на тебе: здоровая девка-лошадь натирает свою сосиску! Фриц не поверил глазам и тоже расстегнул штаны! Тут-то его и настиг идиот Макар! Он приставил к голове немца пистолет и сказал: "Хэнде хох, дойче швайнехунд! Эта девка - есть специальная секс-приманка для таких дибилов, как ты! Молодец, Светлана, что помогла нам обезвредить самого сурового немца в округе, который и в облаву-то сунулся идти один без подкрепления, так он был суров! Но теперь эта суровость пойдёт на дело строительства социализма в Сибири! Куда мы его и отправим!" Но тут вбежал завхоз товарищ Пыжиков: "Идиот Макар! Кого ты хочешь отправить в Сибирь?! Это же наш товарищ Тельман! Его с самолёта сбросили к нам в тыл, чтобы он нам помог изучить Марка-Эгеля, так как по-немецки мы не бачим! Садитесь, дорогой товарищ Тельман и пишите перевод "КАПИТАЛЪ", ферштеен?" Но Тельман уже собрался с мыслями и говорит: "Потом, дорогой товарищ завхоз! Сейчас мне нужно разрядиться: лососики, понимаете ли, взыграли при виде вашей сексуальной приманки! Хитро придумано! А перец у неё из чего сделан: из силикона или резины?" "Он натуральный! Это обабившийся парень!" - сказал дядя Светланы. "О, я есть любить обабившийся парень! Даже больше чем бородатый мужик Марк-Эгель! Марк-Эгель что? Ноль! А приманка есть дивчина гарная! Так бы и трахнул ея! И за ноги бы схватил так, что из них бы юшка полилась!" - сказал Тельман и облизнулся! Было видно, что ему не до Эгеля-Марка! Пыжиков подозвал Макара и сказал: "За этим типом смотри в оба! Похоже, он идиот ещё похуже тебя! Глаз не спускай! Пусть он, так и быть, поимеет Светлану, убедится, что вставлять у неё некуда, а потом садится за перевод! Понял? И не сморозь опять глупости!" "Слушаюсь, товарищ завхоз! А мне дополнительное эрзац-сало будет?" - спросил на всякий случай Макар. - "Тоже, понимаешь, захотелось стать женщиной! А то всё "Макар-Макар", "идиот-идиот", а то я буду Дочь Полка! И всем дам! Я не то, что эта Светлана! Я буду давать в попец!" "Только попробуй заронить эту сакраментальную мысль в башку Тельмана! Мы же потом от его лососиков, от этой серой гадости, Светлану до конца войны не отмоем!" - сказал Пыжиков. "Не дрейфь, Пыжиков! Проср.тся пару раз, всё само выйдет! Женское дерьмо дюже приставучее!" - утешил завхоза Макар. "Какое женское?! Он же парень! Племяш он мой! То есть, сын! То есть, запутал ты меня! Щас сам его трахну!" - зашипел на идиота Макара Пыжиков и хлопнул дверью избушки! Между тем Тельман держал Светлану на коленях и ласкал ей большие титьки: "Как у меня на ферме в Карл-Марк-штадте!" - говорил он. - "У моей любимой тёлки Матрёны такие же титьки! Я как дою-дою их, так оттуда молоко так и хлещет! Любит она меня, и ты люби!" "Да как вы можете, товарищ Тельман! Вы ни какой не парторг, а какой-то извращенец! Мне такие гадости ещё ни один партизан не говорил! Нормальная девушка не выдержала бы и пяти минут!" - говорила рассерженная Светлана. "Что может утолить жажду путника?" - между тем продолжал кадриться Тельман. "Стакан виски!" "Хорошо бы!" - с этими словами его рука переползла на ногу девушки, и тут Тельман с ужасом заметил, что его рука стала вдруг ногтистая и наманикюренная! "О, эта девушка есть заразная! Все, кто её касаются, превращаются в девушек же!" - закричал он и, путаясь в платье, выбежал из избушки и стал кататься по земле, царапая своими наманикюренными руками свою волосатую голову и теребя груди! Завхоз увидел это и сказал спокойно: "Так я и думал! На этих нежных немецких товарищей ещё действует эта зараза этой Светланы! Они превращаются в женщин тоже! Ну что ж, был у нас лектор-парторг, будет лекторша-парторг! А то, понимаешь, товарища Тельмана, - сказал он, поднимая с земли безутешную женщину, - мы все-то уже переболели этой заразой! Да! Мы все попревращались в женщин с ножками и в сапогах на каблуках, но после первого же Дела, когда пошли взрывать очередной поезд всей нашей женской бригадой, то моментально от страха все обделались в юбки и превратились обратно в мужиков! На нас, сибиряков, эта женская зараза не действует!" "Я тоже хочу на Дело! О, моя бедная Гретхен! Каким я вернусь к ней?! О, моя бедная Матрёна-Бурёнка! У меня теперь такие же титьки, как и у неё! И наверное, и молоко даётся! Вот, смотри!" - и Тельман принялась крутить на глазах у всей партизанской братвы, которая высыпала на шум, свои новые сиськи! Все хохотали и не воспринимали Тельманшу всерьёз. "Ну что, подруга!" - сказала в землянке ей Светлана. - "Теперь-то ты меня понимаешь? Что девушку пучит, когда при первом же свидании парень типа тебя начинает лезть ей под партизанскую юбку!" "Да, теперь-то я понимаю!" - плакала Тельман. - "А под юбкой у меня перец-то остался?" "Откуда мне знать?" - сказала хладнокровно Светлана. - "Я сама из Сибири, у меня остался! А ты из нежной Германии, хрен тебя знает!" Тельман в тревоге полезла под свою юбку и ничего не обнаружила! Новый приступ истерического плача потряс её тельце! "Нет его там! Нет! На Дело! На Дело!" "Подожди, не гоношись!" - сказала ей Светлана. - "У меня так давно не было настоящей женщины! Дай мне в тебя вставить! Это не больно! И заметь, мы будем, как подружки, как лезбиянки, ферштеен? Ты будешь сосать и принимать мой же, тоже женский конец, тебе понравится!" И с этими нехитрыми словами бестыжая Светлана задрала свою юбку и вытащила свой конец. Потом она вставила его в рыдающую Тельман, которая тихо скулила: "О, моя Гретхен! Она бы не вынесла такой позор! Видеть, как её мужественный Тельман даёт в себя какой-то тёлке! Но это есть приятно, да-да, яволь!" - вдруг сказала она и принялась телом двигать-двигать! "Ай ляйк ту мув ит, мув ит!" - пропела она и пояснила: "Это такое предисловие к этому "КАПИТАЛЪ" написали Марк и Эгель! По-английски! Знали, о чём шла речь! Давай, девка, продолжай свои сокращения, я уже чувствую, как твои лососики вливаются ко мне в лоно!" "Ну ты и тёлка!" - сказала довольно Светлана. - "И хватит реветь! Теперь твоя Гретхен и твоя Бурёнка завидуют тебе!" "Это да!" - сказала Тельман, откинувшись на кровати и довольно потирая свои груди. - "Это да! Может, у вас, мужиков, и фитили, но бомбы-то у нас, женщин!" Неожиданно объявили воздушную тревогу! Вбежал растревоженный Макар и заорал: "Хватит гулять! Все в укрытия!" Тельман и Светлана опустили юбки и сказали дружно: "Яволь!" При этом лица их раскраснелись, и Макар заподозрил неладное: "А, опять трахались, сучки! Но, товарищ Тельман, могу вас обрадовать: налёт авиации это тоже Дело! Так что надевайте пока мужской комбинезон и нормальные сапоги! Смывайте лак с ногтей! Щас вы от страха перед люфтваффе снова станете мужиком!" "Что творится, что такое делается!" - запричитала Тельман. - "Не смывается!!" "Ладно, сам пропадёт! Дела тут волшебные, сами понимаете: Беловежская Пуща-аа! А мне пора прятать под ёлками все начищенные сапоги, иначе их разбомбят!!" - и Макар бросился под ёлку! Товарищ Тельман выбежала из землянки и стала стрелять из винтаря по пролетающим самолётам! Как только её увидели фашистские лётчики, то все сказали: "Смотрите, какая тёлка! Но жаль, придётся и её прикокошить! Что нам сказал товарищ Гитлер? Ничего советского не жалеть! Никакие ценности - не ценности!" - и они давай поливать Тельман из пулемётов! От страха у неё действительно пошла течка, и все женские признаки пропали! Теперь это снова был наш знакомый товарищ Тельман! Он не глядя всадил единственный патрон в бензобак самолёта и попал! Самолёт рухнул прямо на ёлку, под которой Макар прятал сапоги, и все сапоги сгорели в адском взрыве! За что Макар получил прозвище: "Идиот в квадрате!" А товарищу Тельману уже наливали трофейного шнапсу в землянке! Наливала сама Светлана! Тельман подкручивал усы и говорил: "Женщиной быть, конечно, не плохо, можно постоянно раздвигать ноги и всем давать! Но мужиком как-то привычнее! Сидишь в штанах и чувствуешь, как перед тобой что-то встаёт!" "Что встаёт, товарищ Тельман?" - спросила Светлана. "Встаёт! Он! Ты красивая, вот он на тебя и встал!" - сказал Тельман. "Опять вы за своё!" - с укоризной сказала Светлана. - "Вы же знаете, как нам, девушкам, неприятно, когда в нас видят только машинку для минета, только кусок мяса, а не духовную душу! Вот я вам щас прочитаю выдержку из "КАПИТАЛЪ", там про это говорится!" И она стала читать: "Ай ляйк ту мув ит...", нет, это мы уже читали, это вступление! А! Вот! "Девушку, перед тем, как завалить, надобно охмурить! Можно разными подобными "КАПИТАЛАМЪ"! Например, так: "А соображаешь ли ты, сука, что Деньги-Товар-Деньги?!" И давай её трахать! Пока она соображает, что есть Деньги, что Товар, то всё дело уже сделано, и германский ребёнок уже вот он! Родится! А это чудесно! Это как рождение зари! Это как встаёт солнце!" - читала Светлана, и солнце освещало её девичьи черты! "Значит, маловероятно!" - хохотнул подвыпивший Тельман. - "Потому что ты никогда не родишь! Кишка тонка!" "Как вы грубы, товарищ Тельман!" - раскраснелась Светлана и ушла к Макару на завалинку, где тот вместо сапог теперь чистил всем лапти, так как весь отряд из-за него остался без сапог! "Ну что, советский оборотень-неизвестно, кто? Парнедевушка или девушкопарень?" - спросил добродушно её Макар. - "Дал тебе прикурить этот Тельман? Ты сама вспомни: после Дела, когда мы все превратились обратно в мужиков, мы тоже артачились перед нашими бабами, так в нас всё мужское и пёрло! Но это пройдёт! Потом, без Дела, мы тоже все обабимся и будем воспринимать девушек, как товарищей по оружию, и не больше! У нас даже стоять на них не будет! Но чу! Чую я, что на нас надвигается действительно карательный отряд! Или это опять прислали пропагандиста из тыла?" Нет, это был не пропагандист! Это были 20 злющих эссесманов во главе с ефрейтором Плитке! Они не трахались целый месяц, им советские тощие бабы вообще не давали, потому что предпочитали смерть! Поэтому фашисты и были такие злющие! Они шли по лесу и орали: "Партизанен! Сдавайсь! Вас мало, нас много!" На что дурак Макар закричал: "Нас теперь тоже много! С нами теперь доктор Тельман!!" - и сам себе зажал рот, потому что это была военная тайна! "А! Этот предатель Тельман! Он нам переводил с австрийского "Майн Кампф", так дальше предисловия не дошёл, потому что тоже с трудом понимал жаргон, на котором писал Великий Фюрер!" - закричал Плитке. - "А предисловие такое: "Ай донт ляйк мув ит, мув ит! Я растерзаю всех, кто любит муви ит! И грешит ононом!" Поэтому мы ононом не грешим!" "Ну и пошли в жопу!" - сказал Макар и прицелился в Плитке из своего табельного, который ему полагался, как идиоту! Первым же выстрелом он сшиб с головы фрица фуражку! "А вторым выстрелом я вышибу тебе мозги!" - закричал Макар грозно! "Но у нас нет мозги! За нас думать Великий Фюрер!" - закричал Плитке. "А! Значит, не жалко!" - и Макар уложил ефрейтора вторым выстрелом! "Снайпер!! Снайпер!!" - в панике закричали фашисты и стали топтаться на месте, так как у них тоже не было мозгов, и за них думал Великий Плитке! Но Плитке валялся тут же мёртвый! Поэтому десант стал рассасываться и покинул полянку! Макар довольно вернулся в землянку, где продолжали пьянствовать Тельман, Светлана и Пыжиков! "Я только что рассеял карательную экспедицию!" - сообщил Маккар. "А! Макар! Опять ты со своими глупостями! Но садись с нами попьянствуй! Нам здесь товарищ Тельман рассказывает уморительные вещи из "КАПИТАЛЪ"!" - сказал Пыжиков и придвинул Макару кружку! Макар выпил, чтобы унять дрожь в руках после убийства Плитке и стал слушать. "Понимаете, "КАПИТАЛЪ" вообще написан не Марком-Эгелем, а их жёнами!" - вещал Тельман. - "И вот, что там говорится: "Я убираю дерьмо за Марком-Эгелем уже 10 лет, зато 12 лет трахаюсь с ними! Сечёте меня, ниггеры? Они западают на чёрный шоколад! Шарон Стоун в президенты! Я кончила! Бата-гата, гата-бата, шизл-мызл!" А самая умора, - говорил Тельман, - что "гата-бата" переводится как "иметь в попец"! Все издатели считают это ошибкой перевода, опечаткой, но в этих словах мудрые жёны Марка-Эгеля хотели сказать, что они дают мужьям только в попец, потому что после написания подряд 200 страниц про Товар-Деньги-Товар Марк-Эгель уже ни в какую штучку не попадают! Прозит!" - и Тельман осушил свой гранёныш. "Прозит!" - сказали все вместе со Светланой, которая стала, не стесняясь, ластится к Тельману: "Какой ты у меня умненький! Надеюсь, тебя прислали из тыла, чтобы ты именно так и перевёл нам этот загадочный "КАПИТАЛЪ"!" "Надейся!" - сказал Тельман. - "Ну а теперь "по бабам!" И стал наваливаться на Светлану! "Подожди, товарищ Тельман!" - сказал рассудительный Пыжиков, который никогда не утрачивал чувства меры. - "Сначала ты должен разъяснить "КАПИТАЛЪ" нашим бойцам! Вот этому дибилу Макару, например!" "Да какой он дибил? Он в "КАПИТАЛЪ" получше нашего сечёт! Не правда ли, ниггер?" - спросил Макара Тельман. "Вообще-то я не негр, я белый!" - обиделся Макар. "Прости, не разобрал, щас вы мне все тут в темноте кажетесь неграми! У нас-то в Германии негров было полным-полно, пока их Гитлер всех не уничтожил! Вот такой вот зверюга!" - сказал Тельман, и все молча выпили за упокой души негров! К.
ПИСЬМО В НИКУДА-3120,1-3122,7
29 февраля 2012. Вот чуть не новое ЦЭ от своей же писанины про ЦЭ прошлую. Но я посмотрел "Зака и Коди", где выступает группа "Всеобщая вонь", и Откатились. И до сих пор мне хорошо. Никаких плохих мыслей! Всё как бы "сливается" в воспоминание о рок-группе этой. Ну а когда этого не будет, снова начнутся муки обычные. Это просто чудо. А сказка будет про Восток. Про Китай! Вот сидит китайский юноша Чеки Джан. Как вдруг нехорошие дяди-ниндзя пытаются украсть у него любимую девушки Чио-Псан! Тогда он встаёт, выхватывает самурайский меч и кричит: "Я сапасу тебя, Псио-Псан!" "Я - Чио-Псан!" - говорит девушка. "Тогда не спасу! Это меняет дело! У меня девушка-то была Псио!" - говорит Чеки. Но тут одна ядовитая колючка, пущенная коварной губой нехорошего ниндзя, вонзается в попу Чеки! Но он говорит: "Я задержу их! Ничего!" И вытаскивает колючку. И рассматривает её. На колючке изображена монограмма в форме четырёх перекрещенных сабель. "Так я и думал!" - говорит Чеки. - "Это знак ниндзя Мориарти! Вот, кому я щас надеру задницу!" И он гонится за Мориарти! А тот забегает на фабрику фейерверков и начинает кидаться в Чеки огненными шариками! "Негодяй!" - орёт Чеки, и один шарик попадает ему в рот! А второй попадает в рот Псио-Псан! И она не может далее продвигаться и ничего не понимает! И тут выпрыгивают сразу три страшных ниндзя! И говорят: "Сдавайся, гнусный Чеки Джан! Мы знаем: ты меняешь своё вонючее бельё только после того, как оно завоняет!" "Негодяи!" - говорит Чеки и обрушивает на ниндзя одну из старых иномарок, которая висит под потолоком и ждёт, чтобы её обрушили! И ниндзям тяжело! "Черезчур тяжело!" - говорят они и дохнут! "Отлично! Где моя Псио?" - спрашивает Чеки. - "Пора вставить в неё! У меня отличная втавлялка! Мощно вставляет!" И он вынимает изо рта Псио шарик. Псио говорит: "У меня болит голова! Я перенервничала! Может, отложим вставление?" "Как так "отложим"?" - спрашивает Чеки. - "Ты - женщина или посудомойка? Или что? Ты всегда можешь! Это у мужчины может болеть голова, и он не может." Но Псио говорит: "Прости, Чеки, я соврала тебе! У меня ничего не болит, но я полюбила другого парня! Твоего друга Фея! Он такой жирный! И у него такой большой! А у тебя такой мелкий!" "Давай не будем видеть мелкого в зеркальном отражении!" - сказал Чеки. - "Он хоть и мелкий у меня, трахает как заводной." И тут приходит Фей и говорит: "Псио - моя девушка!" И вот уже Чеки дерётся с Феем! Чеки хватает скамейку и крушит её об голову друга! Тогда Фей хватает нунчаки, но они обматываются вокруг его же шеи! "Спаси, Псио!" - хрипит Фей. - "Помираю!" "И так будет с каждым, кто посягнёт на мою женщину!" - говорит Чеки. Но Псио разматывает нунчаки и рушит на Чеки стойку с блюдцами и кувшинами! Чеки пытается поймать эти бесценные блюдца и нечаянно садится на кнопку, которая включает механическое пианино. И оно начинает играть "польку"! "Да выключите это пианино! Я не могу сосредоточиться!" - кричит Фей и вдруг в местном бассейне видит боеголовку под водой! "Вот она! Я нашёл её!" - кричит Фей. "Оставь её, у нас нет времени!" - говорит Псио. Но Фей уже пытается обезвредить боеголовку! "Ты же не умеешь обезвреживать бомбы!" - говорит Псио. "Да! Но у меня есть книжка: "Обезвредь бомбу!" К сожалению, только первый выпуск! Но я знаю, что я сделаю! Доверяйтесь мне!" - и Фей открутил бомбе головку! Но взрыва не последовало, потому что бомба была очень старая. Чеки сказал: "Хватит заниматься ерундой! Лучше дерись как мужчина, жёлтоголовый цыплёнок!" И вот они опят месятся! Короче, там вся фабрика эта была заминирована! И был такой пульт, который включал взрыв! Так Фей сел нечаянно на этот пульт, но взрыва не последовало, так как у Фея ничего не работало. Тогда Чеки Джан сам тоже сел на этот пульт, но взрыва тоже не было! "Что за хрень?" - спросил Чеки. Но Псио сказала: "Я сожрала все детонаторы! Я извращенка и люблю детонаторы! К тому же я ещё люблю рыцарей!" "Щас съест!" - пробормотал Чеки и сказал: "Но я не рыцарь! Вот - рыцарь!" И показал не Фея. И Фей сказал: "Да! Это так! Я есть рыцарь! И поскольку я рыцарь, я пошёл домой! Потому что что за подвиги без обеда?" И он ушёл домой. "Ушёл Фей, ушёл!" - сказала Псио. "Да! Это был мой последний друг!" - сказал Чеки. - "Все возенавидели меня за то, что я опорожнил пелёнки ребёнка в урну в гипермаркете, и потом была всеобщая газовая тревога! Мне этого не простили! И у меня не стало друзей. Даже тот ребёнок, чьи были пелёнки, сказал: "Ты мне не друг! И не писай в мой горшок!" И ещё что-то непристойное сказал." "Что же?" - спросила Псио. "И не играй в мои игрушки!" - вот, что он сказал!" - сказал Чеки и зарыдал. - "Пойду напьюсь и наблюю в салоне такси! Может, так у меня появится ещё новый друг! Таксист!" "Но это не поможет!" - сказала Псио. - "Может, он и станет другом, но совсем тебе не обрадуется! А я обрадуюсь! Есть шанс сделать меня счастливой, раз Фей ушёл! Теперь я снова твоя!" "Проститутка ты, и всё!" - сказал Чеки. - "Сегодня одна, завтра другая!" И тут в дверь фабрики вломился престарелый дедушка-отец Чеки! Он сказал: "Чеки! Ты всё дерёшься? Расстраиваешь отца! Я же говорил: не дерись! Эх, ты!" "Папаня!" - сказал Чеки. - "У меня для тебя есть классный подарок! Эта неразорвавшаяся бомба! Я знаю, ты любитель-коллекционер! Так возьми её и прибавь к своей коллекции ложек и фарфоровому яйцу!" Но папаня был строг. Он сказал: "Некогда нам тут коллекции коллекционировать и базары разбазаривать! Злые дяди обьявили за твою голову награду: 2 юаня! Это очень много! Я плачу в год аренду за кукурузное поле полтора юаня, и мне всегда не понятно, где мне наскрести такие баблосы!" "Это чья-то шутка!" - сказал Чеки. "Нет! Не шутка!" - и отец показал фотку: "Разыскивается мёртвый или мёртвый!" На фотке был изображён негр, который улыбается до ушей. "Но я не похож! Я ниже ростом! И вообще, я не негр!" - сказал Чеки. "Это не суть важно!" - сказал отец. - "Каждый догадается, что это ты, так как ты - в каждой бочке затычка!" "Ладно, отец! Расслабься! Мы на фейерверковой фабрике! Маловероятно, что Доцент нас здесь найдёт!" - сказал Чеки, так как главарём мафии был Доцент. И тут сверху послышался клёкот вертолётов и звуки разрывов! "Воздушная атака! Они выследили нас!" - сказал Чеки. - "Надо срочно бежать! В канализацию! К сожалению, просачиваться на несколько миль по ней могу только я, поэтому вам придётся просто бежать по ней!" И он открыл люк канализации! Папаша, Псио и он сам прыгнули вниз. И распугали дохлых крыс, которые шарахнулись во все стороны! "Почему они шарахаются? Они же дохлые!" - сказал Чеки. "Мутировали, наверное! А это - проходная, наверное! Поэтому мы и встали!" - сказал отец. И тут сверху полилось дерьмо! "А говорил: порожняком пойдём!" - сказала Псио. "Да! Как в Турции, где все ныряют с головой в дерьмо!" - сказал Чеки. - "Я понял, откуда дерьмо! Это сходил в туалет Доцент! Давайте вылезем из его унитаза и напугаем его!" "Это невозможно!" - сказал отец. - "Унитаз узкий!" "Нет, это возможно, возможно!" -пропищала одна дохлая крыса. - "Мы так часто равлекаемся!" "Ну вы и лезьте! А мы попробуем прорваться по каналам до Планетария! Там проводит экскурсии наш друг доктор Деко! И потом - Планетарий - это прекрасно! Это сосредоточие культуры и вещценностей!" - сказал папаша. "Да!" - сказал Чеки. - "Прекрасней Планетария только Библиотека, но до неё пара миль." Тут сверху посыпались автоматчики! "Что за чёрт? Откуда здесь автоматчики?" - спросила Псио. "Это твои глюки! Никого здесь нет!" - пропищала крыса и первая погибла от пуль автоматов, теперь уже навеки. Так как она до этого была просто полу-дохлая. "Все в укрытие!" - сказал Чеки. - "Я разберусь с этими автоматчиками! Прям так пойду! Пусть думают, что я - канализационный монстр!" И его План сработал! Миссия была выполнена! Автоматчики до смерти перепугались виду Чеки! Он стал их бить об стену. То есть, руки об стену их, в которых они держали автоматы! Они их выронили, а Чеки спросил: "Кто приказал убить меня?" "А ты кто?" -спросили злодеи. "Как так кто? Я - Дед Пихто, все знают!" - сказал Чеки. Он решил назваться чужим именем на всякий случай. "А мы думали: ты - монстр!" - сказали ниндзя. "Есть немного! Все мы немного монстры! Потому что бытие монстром позволяет забыть о человеческих слабостях!" - сказал Чеки и поджёг стоюаневую бумажку! Но потом быстро потушил и сказал: "Щас здесь в канализации перед нами расстилаются минные поля! Мы сами не пойдём, а пустим вас впереди! Конечно, нарядив вас в лыжи, поставив на лыжи. Так лучше! Лучше разминировать!" И он показал ниндзя лыжи, которые он носил всегда с собой на всякий случай. Ниндзя встали на лыжи и пошли на минные поля! "Бедняги!" - подумал с тоской Чеки. - "Наверное, лет 30 не ходили на лыжах!" Между тем из-за угла вышли отец и Псио. "Нельзя их заставлять идти по минному полю! Это бесчеловечно!" - сказала Псио. "А человечно заставлять бедных обнажённых женщин запаковывать мешочки с героином на героиновой фабрике?" - спросил Чеки. - "А они это делают! Я сам видел! Ладно, расслабьтесь: мин там нет! Я просто проверяю этих автоматчиков, можно ли им доверять? Если они пройдут и не обделаются от страха, значит, они - наши люди! И готовы умереть за нас!" "Какой ты вумный!" - сказал отец и попытался поцеловать Чеки в щёчку. "Эй, это мои слова!" - сказала Псио. - "И я должна его целовать!" Тут из-под земли выполз некий Крот! Он сказал: "Простите, это Третья Авеню?" "Ты ошибся, брат!" - сказал Чеки. - "Это - канализация!" "Простите! Но всё равно я слеп как крот! Мне как-то по фигу!" - сказал Крот. - "Можно, я здесь свои яйца почешу? Для этого мне и нужна была Авеню, потому что там проходит гей-парад, и можно вытворять, что душе угодно!" "Ладно, чеши, друг! Ты - Крот, а значит, не можешь быть извращенцем!" - сказал Чеки. А Псио сказала: "О, как он сексуален, этот Крот! У меня на него даже встало!" "У тебя нечему вставать!" - сказал отец. "Нет, есть, чему!" - сказала Псио. И тут все увидели вдалеке Робота-Трансформера! Этот Робот шёл по тоннелю и всё рушил! "Ну что за тупой Робот? Наверное, он пришёл из Библиотеки! Видите: на нём очки, а под мышкой он держит "Большую Энтомологическую Энциклопедию"!" - сказал Чеки. - "Я сам обожаю её читать! Мощная книга!" Между тем Робот подошёл и сел на пол. Он сказал, раскрывая книгу: "А знаете ли вы, что?" "Что?" -спросил Крот, чеша яйца. "Что у носорога и стрекозы общие предки? И называются стрекозорог?" - спросил Робот. "Давай пропустим эту часть и перейдём сразу к игре!" - сказал Чеки. "Хорошо!" - сказал Робот. - "Возьмите обруч..." "Нет! Эту игру тоже пропустим!" - сказала Псио. - "И приступим к моему любимому! Обряду Венчания!" И Робот заголосил на весь тоннель: "Уважаемый Чеки! Согласен ли ты взять в жёны присутствующую здесь Псио? Если кто-то знает причины, по которым это невозможно, пусть скажет щас и здесь! Или иначе пусть хранит молчание вечно!" И Крот сказал: "Как всё-таки сложно чесать себе яйца в такой торжественной обстановке! Я, пожалуй, здесь пописаю! Мне настал момент такой!" "Так что, уважаемый Крот, это причина, по которой сей брак не может состояться?" - спросил Робот. "Нет, это причина, по которой я пописаю! Всё равно я слеп как крот!" - сказал Крот. "Не отвлекайся, Робот!" - сказал Чеки. - "Пусть делает, что хочет! Всё равно он слеп! Больше ни у кого нет причин, чтобы брак не состоялся! И он состоится!" Но тут бедный Робот стал вертеться на месте, а потом и вовсе упал на спину! У него искрило, и ему было не хорошо! "Ты в порядке?" - спросила Псио. "Я отлично!" - сказал Робот и ткнулся носом в грязь! "Похоже, у него разболтались винтики!" - сказал отец Чеки. "Я знаю, почему!" - сказал Чеки. - "Я догадался! Он сам знает причину, по которой брак не законен! И он сам от этого свихнулся и перегрелся! Правда, Робот?" Но Робот был безмолвен! "Ладно! Пора выбираться из этой клоаки!" - сказал Чеки. И все пошли на свет из тоннеля. Робот так и остался лежать. Он был совсем плох. Крот подошёл к нему и потрогал его лапкой: "Хреново, дружище?" Робот молчал. "Вот и мне хреново!" - сказал Крот. - "Не дали как следует насладиться своими яйцами! А ведь это - единственное, из-за чего стоит жить такому слепому созданию как я!" И Крот снова закопался в грунт. Наступал новый день. При свете зари Чеки и прочие вышли из канализации. "Теперь мы - муж и жена! Одна Сатана!" - сказал Чеки Псио. А отец Чеки сказал: "Не забудьте мне купить вставную челюсть! Моя износилась!" И все пошли покупать челюсть. Там была акция: "Две челюсти по цене одной! А также два пакета наполнителя для кошачьего туалета по цене одного!" "Надо бы купить этого наполнителя для нашего друга Крота!" - сказала добрая Псио. "Да где он теперь? Разве его найдёшь?" - спросил Чеки. - "Наверное, уже докопался до Третьей Авеню, где проходит гей-парад!" К.
ПИСЬМО В НИКУДА-3206,2-3208,6
26 мая 2012 года. Было ЦЭ (Закатывание!) страшное на 2,5 часа. Поэтому сказка страшная. Летел космолёт "Корыто" сквозь просторы Вселенной. И что-то ему, симпатичному, там мешает! Оказывается, за ним тянется шлейф из фекалий! "Это полное безобразие!" - возмутился капитан Лопозков. - "Но с другой стороны, неплохо! Теперь пирату Перельману нас не взять! Побрезгует!" А пират Перельман был самым страшным пиратом в Галактике! В кают-компанию спустилась Анфиса Лопозкова, девушка. Она только что приняла душ, где ей, как всегда, помогала брить под мышками чья-то зелёная рука. Что это за рука и чья она, никто уже не выяснял. Просто привыкли. Потому что, если выяснять, недолго тронуться рассудком. И в волненьи жутком оказаться среди звёзд! А рука тоже не настаивала, чтобы это выяснили. Она просто была, и всё. Но однажды Рука эта подумала: "Вот брею я им подмышки и в области бикини, ну и что? Всё равно они красивее от этого не становятся! Полные уроды! А я могла бы не плохо зарабатывать, будучи стилистом!" И Рука покинула "Корыто" и подалась к Перельману! Перельман её так встретил! Он сказал: "Вернёшься на "Корыто" и будешь моим шпионом личным там! Будешь брить и одновременно собирать сведения! А потом мне посредством азбуки Морзе передавать! Передавать-то сможешь?" "Как не смочь? На то я и рука! Но вот танцевать нанайские или гавайские пляски я бы не смогла: тела у меня нету!" - сказала Рука. "А как ты вообще говоришь? У тебя же и горла нету!" - спросил пират. "Мои средства коммуникации превосходят ваши! Я передаю мысли. И хватит об этом! А то я как сороконожка забуду, как ходить! Вон, её спросили, с какой лапы начинаешь ходить? И она забыла!" - сказала Рука. "Так у вас на "Корыте" и сороконожки водятся?" - спросил пират. "Чего там только не водится! И сороконожки, и слоны, и носороги в трюме! А однажды я видала даже сиреневого Зайца в отсеке! Но наверное, это был просто глюк!"- сказала Рука. "Нет, это был не глюк!" - сказал Перельман. - "Это был я! Я немного перепил, нарядился в костюм Зайца и перепутал корабли: свой и ваш! Конечно, протрезвей я, я бы обрадовался, что оказался на вашем! Но я не протрезвел. А дура Анфиса спустила меня в унитаз, так как тоже решила, что я глюк!" "Какие страсти вы мне тут рассказываете, фаллос!"- сказала Рука. "Не смей называть меня фаллосом! Это у вас там вы называете друг друга так, а тут я обидчивый!" - сказал пират. - "Но у меня есть План! Ты возвращаешься на "Корыто" и перестаёшь подавать туалетную бумагу Анфисе и прочим. И они погрязнут в дерьме! Тут-то я их и возьму, тёпленьких!" "Какой ты жестокий!" - сказала Рука. - "Нет! Я буду подавать им бумагу! А лучше научу их вытираться самих! А тебе я щас дам щелобана!" И она отвесила щелбан пирату! Тот разозлился и вышвырнул Руку в открытый космос! Она летела среди звёзд и плакала: "Анфиса! Лопозков! Профессор Селезнёв! Где вы? Ау!" И конечно же, Анфиса услышала эти вопли! Она открыла шлюз своего "Корыта" и впустила Руку. Рука сразу влезла ей в трусы, чтобы погреться, так как дюже замёрзла. Вот с этой Рукой в трусах Анфиса пришла в кают-компанию и сказала: "Она вернулась! Девочка моя вернулась! Побрей мне спинку!" И Рука сказала: "С удовольствием! Но сначала посмотрю на ночь "Спокойной ночи, Ручки!" "Нет такой передачи!" - сказала Анфиса. - "Но ты с этим, фаллосиха, не шути! Эта хрень реальна! Если ты, конечно, не Рука зомби!" "Да я уже не помню, чья именно я Рука!" - сказала Рука. - "Может, и зомби! Ё! Чуваки! Зацените! Я - Рука зомби!" И Рука полезла целоваться с Лопозковым и Селезнёвым. Селезнёв сказал: "Пошла вон отсюда! Вот если бы у тебя было впридачу и женское тело, вот тогда пожалуйста! А так - пошла вон!" И тогда Рука сказала: "Я могу поднатужиться и родить себе какое угодно тело! Хоть носорога, хоть слона! Хоть пингвина!" "А женское можешь?" - спросил профессор. "Могу!" - сказала Рука и родила себе тело без головы. - "Всё равно у этой статуи не хватало одной головы!" Селезнёв недоверчиво пощупал груди новой женщины и сказал: "Без головы как-то не то! Плохо! Роди голову!" "Какую?" "Красивую!" "С этим проблемы!"- сказала Рука. - "Всех красивых девушек Галактики уже поймал и заточил в своей Избушке на курьих ножках Перельман!" "Будь проклят Перельман!" - сказал Селезнёв. - "Ладно, не можешь красивую, роди хотя бы мою! Чтоб была с моей головой! С такой же, как у меня!" "Это можно!" - сказала Рука. И все увидели прекрасное женское тело с головой Селезнёва! "Где я? Кто я?"- спросила эта голова. "Ты в безопасности! Ты на корабле друзей!" - сказала Анфиса. "А кто я?" "Назовём тебя Лолита!" - сказал Селезнёв. - "И ты дерзаешь походить на меня!" "Отлично! Я - Лолита! Лолита!" - сказала Лолита. - "А где у вас здесь, пардон, клозет?" "Вторая дверь справа! И смотри не вывались сквозь "очко" в космос!"- сказал профессор. И прекрасная женщина пошла в клозет! И конечно же, несмотря на предупреждение, чуть не вывалилась в космос! Анфиса вовремя подхватила её за задницу и вытащила в корабль. "Хорошо Анфиса рядом была! Приходи к нам работать!" - сказал профессор. "Куда это "к вам"? Я и так вроде у вас работаю проституткой!" - сказала Лолита. "Какая ты умная! Не приходится самой всё объяснять! Да! Ты - космическая проститутка!" - сказал Селезнёв. Тут в их дебаты встрял Лопозков: "А мне дашь?" И Лолита сказала: "Всем дам! За 100! И тебе, дистрофик, дам!" И погладила стойку, на которой висела капельница. Дело в том, что Селезнёв капельницей лечился от алкоголизма на дому. Не очень помогало, конечно. "Ему не надо!" - сказал Селезнёв. - "Нам надо! Пардон, мадам! Мне пора блевать!" - и Селезнёв ушёл блевать. Так на него действовала капельница. Отблевавшись, он сказал: "Чудесное изобретение - ёршик для унитаза! Я сразу всё и убрал! А без ёршика кабздык!" "Как?" - спросила Анфиса. - "Это никакой не ёршик! Это моя кукла! После того, как все мои куклы ты использовал в качестве ёршиков, я решила играть с настоящим ёршиком! Так ты и его испоганил!" "Не кипятись, дочка!" - сказал ей Лопозков. - "Я куплю тебе новую куклу! На Шелезяке щас мор! Так вот: я притащу тебе настоящую мумию! Она будет пить из стакана водку деревянными движениями! Как все зомби! Ты скажешь: "Выпьем, подруга?" И она выпьет! А потом срыгнёт! Это лучше куклы! Это почти живой человек!" "Прекрасно, папа! Я так давно мечтала о подружке!"- сказала Анфиса. - "А то всё проститутки и проститутки! Они же меня все старше! И думают только о том, как бы дать! А я не хочу их насиловать, потому что ещё мала годами! А вот зомби этого я бы с удовольствием изнасиловала! Потому что я - девушка! И уже созрела! Девушка созрела!" И "Корыто" направился на Шелезяку! Там действительно был мор! Когда Лопозков с Анфисой вышли на лужайку, залитую солнцем Шелезяки, то увидели трёх зомби, которые забивали "козла" за столиком. "Мужики!" - сказал им Лопозков. - "Мумию не видели?" "Третья гробница слева!" - сказали "мужики". - "А зачем вам?" "Я хочу женить на ней свою присутствующую здесь дочурку!" - сказал Лопозков. "На первый взгляд она, конечно, уродина, твоя дочурка! Но ничего не значит! Значит только, что есть мало водки-сокэ! Это такая японская водка!" - сказали зомби. "Сами вы уроды!" - сказала Анфиса. - "А я ищу зомби, красивого как рассвет! Как резиновый мужчина Андрейка! Был у меня однажды! Он был не отразим со своим перецем!" "Так нахрена тебе зомби? Купи в магазине "Подарки-Интим" резинового зомби! Тоже сойдёт!" - сказали эти зомби. "А что, папа? Может, купим?" - спросила Анфиса. И они пошли в этот "Интим". Там было представлено много, чего. Анфиса с радостью схватила дрель, к концу которой был приделан мужской силиконовый перец! И он стал вращаться с дикой скоростью! "Чем могу служить?" - спросила продавщица. "Секс, Фрэнки?" - спросил Лопозков, так как продавщицу звали Френки, это было написано на её беджике (значке). "Не сейчас! У меня много работы!" - сказала Френки. - "Ну что, берёте дрель?" "Берём, берём!" -радостно обрадовалась Анфиса. "К сожалению, эта дрель зарезервирована за зомби Биксби! Я только щас вспомнила!" - сказала Френки. - "Вместо неё можете взять это!" И она подала отвёртку: "Этой именно отвёрткой ковыряла в заду смуглянка-молдованка!" И Френки принялась приплясывать и петь: "Там смуглянка-молдованка ковыряла пальцем зад! Я смуглею, я наглею, захотелось мне сказать: "На тебе отвёртку - лучше будет ковырять!" И тут же Френки себя перебила: "Простите, я щас вспомнила, что эта отвёртка тоже зарезервирована за зомби Биксби! Простите великодушно!" "Да кто такой этот таинственный Биксби?" -спросила Анфиса. - "Может, оставите нам его телефончик?" "Это можно! 3-22-22-3!" - сказала Френки. И Анфиса прямо из местного телефона стала трезвонить-телефонировать Биксби! "Алло! Биксби?"- спросила она. "Чего надо?" - спросил грубый Биксби. "Вы не могли бы нам одолжить дрель или отвёртку?" - спросила Анфиса. "А кто говорит?" - спросил Биксби. "Говорит Слон!" - огрызнулась Анфиса и повесила трубку. - "Придётся вступить в контакт с прямым обладателем! Телефонные переговоры закончились ничем!" "Ты просто не умеешь говорить с обладателем!" - сказала Френки и сама набрала номер Биксби: "Аллё? Малыш, пошалим? Всего за 18 рублей за минуту! Угадай, что на мне щас одето? Ты поверишь, что я голая? Что я только что сняла туфлю?" И Биксби сказал: "Мне это индифферентно! Фиолетово! Я сам щас голый и в туфлях!" "Твоя рука касается моего живота и скользит всё ниже и ниже!" - продолжала врать Френки. - "И вот она почти касается отвёртки, которая вставлена в меня внизу! А сзади в меня вставлена дрель! Ты чувствуешь мой жар? Мою лихорадку? У тебя, наконец, встало?" "У меня давно встало! С самого рождения!" - нагрубил грубый Биксби. - "Когда прямо с крещения мне дали прозвище "Палач", и у меня были враги! Все в шрамах и татуировках! Такие же все лысые, как и я! Потому что я был младенцем! И они тоже, мои враги! А все младенцы лысые и в шрамах!" "Случай тяжёлый!" - шепнула Френки Анфисе и Лопозкову. - "Но я попробую расшевелить это юное тело!" И она продолжала в трубку: "Мои груди вздымаются! Ты можешь теребить их, чтобы постичь их фактуру! Они как бы налиты силиконом или водой! И так же колышутся! Это прекрасно! Ты входишь в меня!" "Простите, Френки, - сказал Лопозков, - но здесь несовершеннолетняя Анфиса! Не могли бы вы без этих непристойностей?" "Ладно!" - сказала Френки. И Биксби: "Гони дрель или отвёртку, лишенец! А то я скажу, что твой конец слишком маленький и унылый!" "Ах, вот как ты заговорила!" - сказал Биксби. - "А я-то уже почти расслабился! Ладно! Вот вам дрель! На самом деле я её не резервировал! Она не моя! Берите её! И отвёртку!" "Так бы сразу и сказал!" - сказала Френки и отключилась. - "Можете забирать! Этот придурок ничего не резервировал!" И Анфиса потащила на корабль "Корыто" дрель! Отвёртку они оставили в магазине. Притащив дрель, Анфиса сказала Селезнёву: "Можем взлетать с этой Шелезяки! Раньше я любила бестелесные образы, но теперь у меня есть дрель! И я буду любить любого с такой внешностью!" "Но может, 100 человек с такой внешностью!" - сказала Лолита. "И всех их буду любить!" - сказала Анфиса и заперлась с дрелью в своей каюте! Оттуда послышался мощный гул! "Прекрасная штука! Мощно вставляет! За 30 секунд с ней я познала больше, чем за часы со своими куклами!" - сказала Анфиса, выходя с раскрасневшимся лицом в кают-компанию. "Ну и отлично! Значит, не даром потратили деньги!" - сказал Лопозков. Лолита сказала: "А как же я?" "А вам, моя подруга, наверное, придётся погибнуть! И койоты будут доедать ваш медицинский труп! Да шучу я!" - сказал Селезнёв. - "Труп ваш не медицинский! И с вами займусь я сам лично! А вас, Лолита, я попрошу остаться!" Вот так Селезнёв и развлекался с Лолитой в то время, когда злобный Перельман строил козни, чтобы поработить корабль "Корыто"! Но он забыл одну важную вещь: если в сексуальной жизни у космолётчиков полный порядок, то их не поработить! Потому что это только в СССР секса нету, а на "Корыте" секс был! К.

ЭПИЛОГ
Характерно, что последний рассказ про Руку участвовал в конкурсе фантастики и набрал там 3 балла! Проиграл. А я потерял 500 рублей. Никому он не понравился. А мне нравится. К.


Александр
Барсуков

Страна
сказок-343

("Письма в никуда"-343)

2012

ПИСЬМО В НИКУДА-3422-3426,9
28 октября 2012 года. Нашёл я про Вовочку! Не знаю теперь, хорошо это или плохо. Я читал когда, мне понравилось. А потом я покопался среди Описаний ЦЭ. Там тоже были шедевры.
ПИСЬМО В НИКУДА-1778,8-1781,1
11 июля 2008 года. Сказка про отважного юного узбека Кузьмича и его Юнармию! А Кузьмич был узбеком. Тягосто им было жить на Узбекии: гнятёт власть Назарбая. Ну и переехали они с семьёй в Москву. А точнее сначала в Кузьмьяновск. И там-то, за построением башен из бубликов и кубиков юный Вовочка и замыслил Всемирный Переворот! При этом кубики и бублики у него рассыпались по полу, и он заплакал! Прибежала кормилица, Арина Крадионовна, и давай его успокаивать! А он не может успокоиться: выдирает из головы пуки белокурых своих кудрей и орёт благим матом: "Смерть буржуазам! Смерть Мировому Капиталу! Да здравствует власть всех грудничков и молокососов! Дадим Шар Земной детям! Как яблоко дадим!" Ну тогда Арина перекрестилась ("Прости мне все грехи тяжкие!") и ударила Вовочку по лысой головке тазиком для какашек! (Тогда ночных горшков ещё не изобрели, темнота, средние века!) Володя отключился, и только пена выступила на его пухлых щёчках. "С начала жизни до конца дней!" - подумала Арина Крадионовна. - "Кожа, как у бэби, как у младенца! И у меня такая будет!" - и пошла в душ натираться шампунем из лопухов производства братьев Джонса и Джонса, двух авантюристов с Дикого Запада, которые приехали покорять Кузьмьяновск, потому что на Западе их давно раскусили, что они добавляют в шапмунь для свежести, нежности и ухода специальный экстракт, приготовленный из нежной кожи младенцев, которых крали и резали на своём заднем дворе в ранчо! Это-то и был секретный компонент "Z", гарантирующий кожу, как у младенца на всю жизнь. Если, конечно, после применения проживёшь-протянешь пару лет! Ну вот, намазывает этим компонентом Арина свои престарелые прелести, как вдруг вода кончается, и братик Володи, Дима, орёт от водопроводного крана: "Мы пойдём иным путём!" "Ах ты, паршивец!" - говорит Арина Крадионовна и бежит полуголая шлёпать Диму, чтобы снова включил напор воды! Тот плачет и сквозь слёзы бормочет: "Нет, Аринушка, отольются тебе мои слёзы! Будешь ты ещё во глубине сибирских руд!" Испугалась Арина такого пророчества и быстро уложила Димочку в колыбель! И засунула ему соску в рот. Так он чуть не задохнулся! Выплюнул он соску и бормочет: "Первая в расход пойдёшь, старая сучка!" Тут прибежали сестрёнки Вовы и Димы, Марья и Анна. Они тоже играли в революционерок. Они прицелились в грудь Арины и выстрелили в неё ядовитыми колючками со словами: "Один готов!" "Какой "один", девочки?! Я же ваша няня-кормилица Арина Крадионовна!" - запричитала няня. "Это не суть важно, маман!" - панибратски сказала Анна и потрепала няню по отвислой от страха щеке! - "Сейчас ты для нас олицетворяешь Фанни Каплан, врага нашего Вовочки! И чтобы ты не рыпалась, получи ещё колючку в лоб!" И девочка выстрелила в лоб няни. Няня свалилась на пол, опрокидывая тазы и ушата! Но тут в детское помещение пришла мама детишек, строгая Софья Ивановна. Она сказала: "Дети, пора трапезничать!" Все сели за стол и стали повторять иностранные слова, которые зубрили за столом: "Амен зибен цвайтен фраген! Аминь!" После этой молитвы все набросились на поросят жареных, запечатлённых в позе, не оставляющей сомнения в том, что они трахаются, так как друг на друге! В залу вползла и усталая от проказ нянечка. Ей налили в миску около ножки стола, как щенку или котёнку. И няня стала смачно чавкать и лакать молочко. "Маман!" - сказал неожиданно Володя. - "А на хрена нам вообще какая-то няня? Одни убытки от неё! Давай продадим её на рынке!" И Дима его поддержал: "Точно! Только и может, что молоко лакать! Продадим!" И все застучали ложками по столу: "Продадим! В рабство!" "Тихо все!" - грозно сказал их папахен Дмитрий Петрович. - "Не забывайте, что мы здесь, в этом Кузьмьяновске, чужаки! Узбеки мы! И чтобы не выделяться среди прочей буржуазии, должны иметь нянечку! Вопрос не обсуждается! Кушай, дорогая!" - и он бросил под стол Арине новую ножку курицы. Та прошамкала: "Спасибо, мосье!", потому что зубы ей уже недавно вышибли кеглей баловники Вова и Дима, когда играли в кегли! "А ещё... Ещё, - сказала Анна, - она плохо постирала моё платье после того, как я по детскому делу описалась! После чего все девочки во дворе обзывали меня "уссишкой"! Приятно мне было?! И после этого вы утверждаете, что она нам нужна! Да она просто политическая проститутка, майнен зибер херен!" Так сказала девочка и заткнула сама себе рот ложкой с манной кашей! А Марья её поддержала: "А когда я вылила всю манную кашу на голову статского тайного советника Бенкендорфа, который шпионил под нашим окном, то она, Арина Крадионовна, не только не вылила на него остальную кашу, а извинялась перед ним и стирала ему его шляпу! Вот она какая, жаба!" Эти речи всерьёз огорчили главу семейства узбека Дмитрия Петровича. Он сказал: "Всё! С меня хватит! Семейный совет!" И, не стесняясь няни под столом, сказал: "Ну, раз дети так хотят, то заменим эту няню на глухонемого дворника Герасима! Он тоже полагается к каждой семье, как реквизит! А няню тайком убьём, закидаем кирпичами, а труп её Герасим свезёт на середину озера и потопит!" "Не погуби, батюшко!!" - выпрыгнула из-под стола Арина, но её пинками загнали обратно: "Ж.пе слова не давали! Отлично придумано, папан! Не даром говорится: майнен либер шлиссен шайсен! Аминь!" - и после этой молитвы на непонятном языке все опустили руки в тазики для омовения рук после трапезы. После чего со смехом вылили эту грязную воду на голову няни и пошли по своим делам. Няня печально сидела посредине кухни, мокрая, как общипанная курица. "Зря я старалась, чтобы моя кожа была нежной и ухоженной!" - повторяла трясущаяся в трансе няня! - "Всё зря! Меня убьют! Бежать надо! Отсюда! И я знаю, куда! В Разлив! Там есть ещё один незагаженный бомжами шалаш! Потому что располагается на вершине дерева! Заберусь туда и сама помру от старости!" И она сиганула в окно столовой, свалилась в грязь, но быстро ушла, ковыляя, в Разлив! "Ушла? Наконец-то! Живём налегке!" - сказал Вова Диме. - "Теперь никто не помешает нам повыдёргивать перья из хвоста попугая и наиграться в индейцев!" "А нам никто не помешает накраситься и поносить мамины большие туфли, как взрослые!" - сказали их сёстры. Поэтому скоро наступил Соддом и Гоморра с общипанным орущим попугаем и размазанной по всему трюмо помадой! Так бы и продолжалось, если бы у подъезда не остановилась пролётка, и в дом не позвонили! Это был важный господин с пузом и в цилиндре. В руке он держал рекомендательное письмо, в котором говорилось, что он - глухонемой дворник Герасим! И в кратце описывались его привычки и обычаи, которые нарушать не рекомендовалось! А именно: сам дворничать он не любил, а заставлял дворничать детишек! А если они не соглашались, то он мог запросто их съесть! Ну и так далее! Короче, не дворник, а Цербер. Как только Вова и Дима с девочками прочитали это письмо, они приуныли: "Хана нам, ребята! Он нам житья не даст! Анна Крадионовна была сущий ангел по сравнению с ним! Почему мы её прогнали?" Но старого мира не воротишь. Дворник занял детскую комнату, вышвырнул в окно на двор все бублики и кубики вместе с ночными вазами и написал записку, премежёвывая эти слова матерными: "Эй, почему мусор на плацу?!" Ну и "так вашу мать!" Мать и отец, плача вместе с детьми, завещали подчиниться дворнику, а сами пошли пить валерьянку. Дети стали убирать и подметать кубики и бублики, а также перья попугая и помаду, которую тоже выкинул Герасим. Герасим же в это время включил пластинку Шаляпина на полную громкость и стал наслаждаться! "Как он наслаждается? Он же глух, как полено!"- ворчал Володя, но Дима ему отвечал: "Он не слышит, но чувствует, как лопаются рюмки и трясётся пол от басов Шаляпина! Я о таком слыхал, когда в местном клубе устроили дискотеку для глухих! Они фанатели от ритмов и стуков!" Между тем из детской неслось: "Я возвращаю ваш портрет!!" И из окна вылетел портрет всей семьи Кузьмьяновых, написанный художником Церетеликом! Это было уже слишком! Батя пошёл к дворнику и не побоялся в лицо тому бросить: "А портрет-то тут при чём?" Бросать ему пришлось 4 раза подряд, потому что дворник Герасим сидел с закрытыми глазами и тряс ногой в такт Шаляпину. Он не слышал ничего! Дмитрий Петрович схватил Герасима за воротки и сказал в 5-ый раз: "Положь портрет обратно, шляпа!" Дворник открыл один глаз, сморкнулся на сапог отца семейства и написал на бумажке: "Не могу слыхать! Говорите громче! Тогда, может, почувствую содрогания пола!" И сам расхохотался своей остроте, столь характерной для тупых неостроумных дворников Царской Руси! Дмитрий Петрович понял, что переговоры не помогут, и снова собрал семейный совет. Он сказал: "Швайнен оккупирен хауз! Аминь! Дети, и ты, жена моя, Софья Ивановна, пришли тяжёлые времена! Нам надо решить, как нам тихо, без лишнего шороха, замочить нашего Герасима! Потому что сам он не уйдёт!" Тут дверь отворилась! На пороге стоял Герасим! Он стянул цилиндр и маску с лица и оказался тайным шпионом Бенкендорфом! "Вот оно что!" - сказал он по-русски! - "Замышляете убийство! Я всё слышал! За это пойдёте по этапу! И детишки ваши сядут в тюрьму, где будут молоком между строк книжек писать вам слезливые послания типа: "Маманя, забери меня отсюда! Здесь клопы!" А как вам известно, у нас везде клопы! Таков наш Существующий Строй и Порядок! Я давно на вас коплю компромат! С тех пор, как вы вылили мне кашу на голову! И теперь мой час пробил! Лейстрейд, заберите этих преступников в Замок Фи!" - это уже инспектору и полисменам, которые уже прибыли, вызванные им же! Вот так и началась революционная деятельность узбека Кузьмича в тюрьме! Кузьмичём был тогда ещё молодой Володя. А Диму повесили, потому что доказали, что это именно он написал в ботики Лже-Герасима по образцам мочи! Сначала эти образцы Бенкендорф взял в рот прополоскать и узнать, что за выпивка. Но Лейстрейд сказал ему: "Бенкендорф, не пей эту мочу!" Но уж такое это было загнивающее Российское Государство, что ребёнка могли повесить за то, что он злонамеренно написал в сапоги чиновника! С этим потом, в зрелости, Кузьмич боролся и почти искоренил это зло, построив Р.С.Ф.С.Р.! К. Послесловие. И во всём мире у Володи были соратники и последователи. Взять того же Манделу. У его бульдога белые колонисты вырвали хвост за то, что бульдог выбегал по вечерам из домика Манделы и кусал белых эксплуататоров за яйки! "Мои шары!" - кричали белые! И Мандела приносил им их бильярдные шары! "Да не эти, о, Господи!" - кричали от боли и непонимания белые! И тогда Мандела приносил им их статую Господа Иусуса Христуса! А бульдог сидел рядом и трясся от смеха, пережёвывая шары! Короче, это белым надоело, и они отрезали бульдогу хвост! А Манделе отрезали руку, потому что он был менее злобный. А бульдог лапу отрезать не дал: "Лучше пристрелите меня!" - сказал он. Но его не могли пристрелить, потому что в Африке разные кошки и бульдоги священны. Его только вываляли в смоле и перьях из подушки и написали на заду: "Осторожно! Собака Баскервилей!" А вот бедный Мандела везде бегал без руки и кричал: "Горе-то какое!! Теперь я не смогу играть в казино такими же фишками, как все белые! Мне дадут фишки не по 1000 долларов, а всего лишь по 500, и это будет апартеид!" За эти его ночные вопли один неосторожный чёрный алмазодобытчик Смит Манана кинул наугад в Манделу ночным горшком и попал по голове! Мандела затих навсегда, а Смит сказал: "Упс!" Потом переживал очень, в задумчивости один из алмазов положил в карман, его заж.пили и повесили вниз головой! К.
ПИСЬМО В НИКУДА-2996,7-2999,2
9 ноября 2011 года. Было одно ЦЭ (Закатывание) , но короткое, всего 4 часа. Откатились от "Детей шпионов-4". А сейчас страшная сказка! Шёл себе д,Ратаньян по сельской местности, к ближайшему орешнику за новою шпагой-метлой. Потому что в ножнах у него вместо шпаги лежала метла. Но об этом никто не знал. И вот выходит граф Орбек! А этот Орбек почти то же самое дерьмо, что и де Вард. И д,Ратаньян протыкает живот Орбеку своей метлой! Вот такая страшная сказка! И тут выбегает миледи Здвинтер и бросается на большой живот Орбека! "Зачем ты убил моего китайского дядю?!" - кричит миледи д,Ратаньяну! "Извините, мэм! Если бы я знал, что он ваш дядя (а это почти то же самое, что тёща!), то пристрелил бы его!" - говорит отважный гасконец и засовывает метлу обратно в ножны свои. "Нет, ты так просто не уйдёшь!" - говорит миледи, и её глаза неприятно светятся красным! - "Орбек будет отомщён! Я позволю тебе взять меня! Но в постели буду как бревно и испорчу тебе весь кайф! Обломаю весь кайф!" И она распахивает свою тужурку, и на гасконца уставляются её хилые груди! "Прекрасно! Это прекрасно!" - говорит гасконец. "Спасибо!" "Да не ты! А твой плоский живот! Как тебе удаётся не полнеть?" - спрашивает толстый по жизни гасконец. "А как тебе мои груди?" - спрашивает миледи с надеждой. "Довольно хилые! У меня такие же!" - говорит д,Ратаньян. - "Но трахать тебя я сегодня не буду, потому что ты - последняя в списке девчонок, которых я хочу трахнуть. А первой идёт Квитанция Монпансье! Вот к ней-то я и направляю колёсики своего коня!" Потому что он был верхом на деревянном детском конике на колёсиках, потому что его верный Уссынант уже подох от голода. Так как гасконец ему говорил: "Спишь - значит, обедаешь!" Ну и коник подох во сне. И вот гасконец укатил на своём деревянном конике, размахивая метлой и играя в Будённого. "Эта Квитанция!" - процедила сквозь зубы миледи. - "Она у меня ещё поплачется! Утрётся красненьким! Своей кровушкой!" И вот, горя жаждой мести, закутанная в чёрный кабардиновый кардиган (у нас это не кофта пусть будет, а плащ), миледи устремилась в бордель "У Козочки", где работала проституткой Квитанция. Миледи постучала. "Кто там?" - спросила Квитанция. "Сантехник!" - сказала миледи. "О! Женщина-сантехник! Меня так же удивляла только женщина-космонавт!" - сказала Квитанция. - "Заходите! Давно ждём! Все краны текут! Канализация шалит! Потому что в наше время ещё никакой канализации не было, а всё спускали под дом! Под бордель! И от этого была эпидемия чумы! Посмотрите подпол, куда всё сливается! Нырните и, может, почините чего-нибудь!" "Никуда я нырять не буду!" - сказала миледи. - "Я вообще не сантехник, а гипервайзер! Распространяю продукцию "Гербалайф"!" "Тогда вам - в баню!" - сказала добрая Квитанция. - "Потому что там у вас будет больше шансов продать своё дерьмо!" "Почему именно в баню?" - спросила дотошная миледи. "Не знаю! Так говорят! А вообще я сама мало представляю, чем вы торгуете! В переводе с китайского "Гербалайф" - жизнь трав!" - сказала Квитанция. "Ну да! Вот тебе трава-скунс, трава-вонючка, трава-геморрой! В прочем, это одно и то же! Съешь её! И гасконец никогда не станет твоим! Потому что твоя "киска" зарубцуется от этого яда!" - сказала сквозь зубы миледи! "Вы что-то сказали?" - спросила Квитанция. "Да! Я говорю: вот прекрасное средство против целлюлита!" - и миледи протянула девушке траву-отраву! Но тут прогремел выстрел, и трава вылетела из руки отравительницы! Это стрелял Отоз! Он спускался по лестнице и палил в комаров! Случайно попал в миледи! Он, как всегда, был мертвецки пьян! Он сказал: "У-пс!" "Отоз! Немедленно извинись перед знатной дамой! Нахал! Ты мог прострелить ей руку!" - сказала зло Квитанция. "Дама? Где дама?" - спросил Отоз и снова прицелился. - "Я люблю даму!" "Ты мог кото-то пристрелить!" - сказала миледи. "О, не тревожьте меня по пустякам! Щас такая высокая рождаемость, что на место убитой дамы пришли бы сотни, тысячи точно таких же! А высокая она потому, что я недавно в аптеке прострелил на спор все презервативы!" - сказал Отоз и снова выстрелил! На сей раз пуля прошла в миллиметре от головы миледи! "Отоз! Кончай! Кончай, говорю, безобразничать!" - сказала Квитанция. - "Лучше купи себе траву! Это - дилер!" "Отлично! Есть у вас трава для повышения меткости?" - спросил Отоз. - "А то меня все дразнят жалким хорьком, который всегда стреляет мимо мишени! Не могу больше терпеть! И, главное, дразнит самый лучший друг - д,Ратаньян!" "Ну конечно же, у меня есть такая трава!" - сказала миледи и ощерилась в неискренней улыбке. - "Только для вас сегодня скидка: 99%!" "О! Скидка! Я люблю скидки!" - сказал Отоз и снова выстрелил! "Зачем ты это сделал?" - спросила Квитанция. "Просто моему пистолету захотелось выстрелить! Тем более, мне показалось, что идёт д,Ратаньян, мой друг! И я хотел по привычке отстрелить ему ухо! Потому что у него давно нет уха, а только протез! Потому что я ему его уже отстрелил давно!" - сказал Отоз. Тут действительно пришёл д,Ратаньян. Он увидел миледи и зашептал на ухо Квитанции: "Эта женщина - шпионка! Пусть делает, что хочет!" "Да какая она шпионка?" - громко сказала Квитанция. - "Она наш друг!" "Я таких друзей пачками топил в Чёрном Пруду, где лиллии цветут!" - сказал Отоз. - "Наверняка она бандитка! Мне её рожа сразу не понравилась! Кирпича просит!" "Никая я не бандитка!" - сказала миледи. - "Я - Леди Совершенство и Блаженство!" "Блаженство, говоришь?" - спросил Отоз и снова прицелился! "Я люблю тебя, Отозик!" - сказала миледи. "Я никогда ещё не пользовался у женщин таким успехом!" - сказал Отоз. - "Наверняка ты врёшь! Проверим! Вот можешь ты, например, ради меня и своей любви раздеться голой и пробежать вокруг дома, кукарекая?" "Да легко!" - сказала миледи и принялась голая бегать и кукарекать! "Я же говорил: она шпионка!" - сказал д,Ратаньян. "Нет, она любит меня!" - сказал Отоз и прослезился. - "Надо же! А с тобой, мой юный гасконский друг, я скрещу рапиру, потому что ты всё норовишь оскорбить даму моего сердца!" "Но у меня нет рапиры! Пропил! Есть только метла!" - сказал гасконец. И они начали сражаться с Отозом! Отоз как ударит по люстре - и люстра падает всеми своими шишечками на череп гасконца, который был лысый, как полено! Тут миледи прекратила бегать и вернулась в дом. Сердобольная Квитанция помогла ей надеть своё бюстье и платье. "Ну как?" - спросила миледи. "А никак! Они сражаются из-за тебя!" - сказала Квитанция. Тут Отоз мастерским ударом вышиб метлу из рук гасконца и прижал его кочергой к стене! Положение было тревожное! Несмотря, что Отоз - друг, он мог запросто по пьяни убить своего друга! Д,Ратаньян сказал: "О! Джордж Вашингтон!" и показал за спину Отоза! Но тот не купился и сказал: "Не-а!" "Разреши мне перед смертью хоть трусы поправить! Умирать тоже надо с комфортом!" - сказал гасконец. И Отоз ослабил свою звериную хватку! Д,Ратаньян схватил из блюда яблоко и бросил его в морду Отоза! Отоз проглотил яблоко, но в глазах у него стало двоиться! И он стукнулся о косяк двери, в которую убежал гасконец! "Отлично!" - сказала миледи, потирая свои обнажённые ручки. - "Мой план сработал! Миссия выполнена!" И тут у Квитанции тоже открылись глаза! "Это всё ты и твои отравленные травы!" - сказала она и отвесила миледи пощёчину! "Ах, ты так?! Толкаться?!" - спросила миледи и ударила девушку сковородкой по черепу, потому что Квитанция тоже была лысая. Она постриглась так за компанию с гасконцем. И вот женщины стали мутузить друг друга! Это зрелище остановило злобного Отоза! Они с гасконцем стали вожделенно наблюдать, как женщины перекатываются по кровати, обнажая свои мощные жёлтые ляжки! "Тебя это возбудило? Давай, моя будет та, что сверху!" - сказал Отозу гасконец. - "А твоя - снизу!" "По рукам!" - сказал Отоз. И они стали разнимать дерущихся! Тут в зал вошли Арахис и Протон, последние друзья из нашей любимой четвёрки. Они сказали: "Чем вы здесь занимаетесь, извращенцы?" "Мы думали, вы будете просить об одолжении!" - сказал гасконец. - "Но тут на всех не хватит! Поищите себе других проституток! И устроим вечеринку!" "А что? Неплохо придумал!" - сказал Арахис. - "Вечеринка!" И он оттянул свои подтяжки и хлопнул ими по своему животу. И тут в зал вошла мадам Берже, владелица этого салона, у которой Квитанция была в услужении! Она была там как Золушка в своё время. "Квитанция! Марш на кухню готовить праздничный пирог!" - сказала она. И Квитанция подчинилась и ушла. "По какому такому случаю пирог?" - спросил Отоз. "Вы наш 1000-ный посетитель!" - сказала Берже. "Я?" - спросил Отоз. "Нет! Он!" - и Берже показала на Арахиса. - "Поэтому ему я дам бесплатно!" "А спросит меня кто-нибудь, хочу ли я тебя, жирная корова?" - спросил Арахис. Потому что мадам была не в его вкусе. "Здесь не принято спрашивать!" - сказала Берже и уволокла Арахиса в номера! "Вот, кто настоящие извращенцы!" - сказал Протон. Между тем миледи сказала: "Дам вам всем! Раз вас так много!" Потому что она пропитала свою "киску" цианидом. И хотела всех отравить! Но тут дверь открылась, и вошёл целый и невредимый граф Орбек! "Откуда вы все только появляетесь?" - спросил гасконец. - "Какая логическая цепочка привела вас сюда, Орбек?" "Я живу по-соседству!" - сказал граф. - "Услышал шум и прибежал!" И тогда миледи раскаялась в своих злобных планах и стала счищать с "киски" цианид, говоря: "Я пошутила! Вот!" "В этом месте прошу помедленней!" - сказал Отоз. - "Ещё раз покажите "киску"!" Но миледи уже плакала на груди Орбека: "А я думала: всё! Не уберегла! А ты жив!" "В каком-то смысле я жив! Но в каком-то и нет!" - сказал Орбек. - "Я - призрак самого себя! Читала Шекспира? Там был Призрак отца! Так я типа того!" "Не может быть!" - сказал Отоз и проткнул призрак своей рапирой! Рапира прошла как сквозь масло! "О! Моя голова! Она раскалывается от горя!" - закричала миледи Здвинтер! - "Я отомщу за тебя, призрак Орбека!" Но совершенно трезвый Отоз (а протрезвел он от призрака) сказал: "Нет, мадам! Теперь, когда я вполне трезв и мыслю здраво, я приговариваю вас к утоплению в Чёрном Пруду! Где, как известно, я вас, бл.дей-миледей, топил пачками!" И все гвардейцы Кардинала положили руки на эфес д,Ратаньяновой метлы и сказали: "Один за всех, и все без одного! Так как Протон щас трахает Берже!" Миледи поняла, что обречена! Она бросилась было бежать, но споткнулась о блюдо с яблоками и упала! И она поняла, что это - Судьба! Д,Ратаньян поднял её и сказал: "Да она тяжёлая! Никогда бы не подумал! На вид такая плоская!" И он потащил её на Пруд! Все гвардейцы устремились за ним. По облакам скакала неясная луна, Чёрный Пруд был всё так же чёрен. Около берега в лодке дремал какой-то рыбак-медведь. Отоз вырвал из его лап удочку и сказал: "Привет, дядя! Физкультпривет, дядя!" Медведь проснулся и сказал: "Хулиганы! Опять, наверное, пришли динамитом глушить рыбу? А когда поедет Рыбнадзор, будете сидеть с дубинами на берегу?" Потому что в прошлый раз наши гвардейцы именно так приветствовали Рабнадзор, так как удочек у них не было. Ну, Рыбнадзор подивился на их дубины и уплыл прочь. А потом они бросили динамит, и вся рыба всплыла вверх брюхом. Поэтому сейчас у рыбака ничего не ловилось. И тут Медведь увидел миледи! "Медведь! Спаси меня! Я же любила тебя!" - сказала миледи. "Вот пострелиха! Везде поспела! Даже Медведя этого успела любить! Медведь! Стой! Ещё шаг, и я вынужден буду скрестить с тобой шпагу!" - сказал Отоз Медведю. Тот всё понял и сказал: "Не топите вы её! Продайте мне её! За 200 луидоров!" И гвардейцы продали ему миледи, так как у них было полно неоплаченных счетов! "Теперь я могу делать с тобой всё, что захочу!" - сказал миледи Медведь. "А что ты захочешь?" - спросила бедная неудавшаяся утопленница. "Не твоё дело!" - сказал Медведь и положил ей лапу на задницу! Вот так счастливо закончилось это приключение, и все оплатили свои счета. Особенно счёт за канализацию, которой в Париже отродясь не было. И все умирали от чумы! Не миновала эта участь и наших друзей-гвардейцев. Но это было много позже описываемых событий. К.

ПИСЬМО В НИКУДА-3426,9-3432,2
30 октября 2012 года. На этом наш обзор подходит к концу. Я кратко показал, о чём я писал в 2006-2012 годах. А писал я вообще с 2002 года. Так что невозможно объять необъятное. Сейчас сказка из последних про Кондома Хлимена. И тоже из последних про детство. На этом всё! Читайте книги!
ПИСЬМО В НИКУДА-3316,8-3319,5
5 октября 2012 года. Сказка про Сити-18, где инопланетяне разбомбили все планшеты и все Скайпы! Так что больше не могли знакомиться и трахаться. (Вот я тут видел симпатичную грудастую лезбиянку, если бы она мне позвонила на Скайп и показала своих "девочек", и сказала бы, что богата, имеет няню и хочет от меня ребёнка? Удержался бы я? Если бы и жила не далеко. Но отмазывать мальчика от армии! А если бы это была девочка? Короче, симпатичная лезбиянка, я на неё запал. Но в ТВ другие, не симпатичные, так что Скайп не опасен, они мне не понравятся, да я им тоже со своими стальными зубами и мелкой рожей. Так что продолжаю быть без ребёнка.) Итак, шёл Кондом Хлимен и слушал наушники, но не что-то возбуждающее, а успокаивающее: "Теперь я Чебурашка, и каждая дворняжка..." Поэтому совершенно естественно, что Кондом не заметил, как вляпался в дерьмо зомби, а потом наступил на лежащую поперёк дороги голую Аликс! "Аликс! Что ты здесь делаешь?! А я думал, тебя уже нету среди живых! Ты среди этих!" "Да! Я среди этих!" - сказала Аликс и поднялась в воздух, она умела летать. "О!" - сказал Кондом. - "Теперь, когда ты среди этих, у тебя и "девочки" больше! Я хочу-с тебя!" "Кондом! Ты не понял! Теперь, когда я - привидение, я смогу легче проникнуть в Цитадель к доктору Бриниуму! А трахаться будем потом! Вот когда прогоним Бриниума, вот тогда мы будем бриться! Бриться, умываться, с парнем целоваться!" - и Аликс показала на свою небритую ногу. "О!" - сказал Кондом. - "Это заводит! У меня такая же! А, вру! Не такая! У меня гладкая и шелковистая! Я её недавно брил. Я тут встречаюсь с одним зомби-транссексуалом, так он мне говорит (то есть, она мне говорит): "Ты тоже можешь стать женщиной, как и я! Получается это у меня?" "Ещё как!" - говорю я, а у самого слюнки текут, так как вылитая женщина! Вот только бы если не была зомби, на башке не сидел бы киберкраб, и каждую ночь не кричала бы: "Мамаша голодна! Мамаша хочет свежего мяса!" "Я тоже хочу такого мяса, ну и что? Ты будешь меня этим попрекать?" - спросила Аликс. "Да нет, что ты! Я хочу познакомить тебя с последним другом, которого я приобрёл в конце жизненного пути! Это Хорёк! Подойди сюда, Хорёк, не стесняйся!" - сказал Кондом Хорьку. У Хорька как раз в этот момент ненароком встало на Аликс, и он подошёл, волоча свой вставший орган. "Видишь: ты ему нравишься! Вы подружитесь! Мне кажется, вам есть, что обсудить!" - сказал Кондом. "Пошли со мной играть в кегли!" - сказал Хорёк Аликс. "Пошли!" -согласилась Аликс. - "Хотя нет! Сначала я должна отмыть ноги от этого зомбиевского дерьма!" Она отмыла, и они пошли играть в боулинг, где им выдали белые тапочки и фирменные майки с изображением киберкраба, готовящегося высосать мозг. Хорёк бросил первым и промазал. "Понимаешь, Аликс!" - сказал Хорёк. - "Вообще-то я сначала работал на Бриниума. Бриниум очень щедрый. Он наливал мне по 4 раза в день в плошку воды и сыпал хорьчачьего корма!" "Подожди, правильней будет сказать: "хорючьего"! Продолжай, пожалуйста!" - сказала Аликс. "Но однажды я заметил, что Бриниум изменяет мне с земными женщинами. Как сказать точнее? Конечно, они были не совсем уже женщины. Это были женщины-комбайны, которых мужчины-комбайны использовали как секретуток и проституток. А я - метросексуал. Сам не знаю, что сказал. То есть, я люблю всё, что движется. Людей люблю. Кошек люблю! Да, я кошек люблю! Но бывало, отмочишь такое, что ни одна кошка переварить не может! Так вот: подошёл я к Бриниуму и дал ему пощёчину! Бриниум заплакал и сказал: "Дурак такой хорьчачий! А я любил тебя! Катись к чёртовой матери! Из Цитадели! Стань бомжом!" И я ушёл с узелком за плечами. Я долго скитался, стал вонючим и не привлекательным, пока меня не подобрал Кондомушка. К тому времени он тоже сильно вонял и никому не нравился. Но мы дали себе обет стать чистыми и помыться. "Ребята, помойтесь!" - стал нашим девизом. И однажды мы прокрались к бане, в которой мылись комбайнёрши, а именно - женщины-комбайны. Вход стоил 15 копеек, но таких денег у Кондома не было. И он решил брать баню штурмом! Он ногой разломал дверь, а слепому старичку в тёмных очках, который сидел с кружкой для пожертвований 15-копеечных монет, сказал: "Ты ничего не видел!" Старичка хватил удар, и его увезли зомби-санитары на зомбиевой "Скорой Помощи"! А Кондом прошёл в главный зал бани. Здесь мылись самые толстые и потные комбайнёрши. Они были прекрасны, но оценить всю их прелесть Кондом не успел, так как его притиснули огромными сиськами в угол и сказали: "Он нас щас всех обесчестит! Ура!" "Почему это "Ура"? Почему "Ура"?" - не понял Кондом. Но дело быстро разъяснилось, когда ему сказали, что у комбайнов обычно органы железные. "Но я тоже смогу вас только в "резинке", потому что боюсь отвечать за малолетних комбайнов, которые родятся!" - сказал Кондом. "Нам это пофиг!" - сказали прелестные толстушки. - "Если бы не ты, мы бы удовлетворились китайскими вибраторами!" "Но я сам не хочу в "резинке"!" - сказал Кондом, но ему уже мылили спинку и целовали его в низ! И у него встало! Но он был твёрд! Он сказал: "Только с Аликс! Только с ней! Я буду век ей верна, то есть, верен!" Ну и разочаровал всех женщин! Они сказали: "Ну и катись к Аликс! Да не забудь оставить 15 копеек!" Но зато Кондом стал чистым. И я тоже, так как я тоже помылся, хотя подходящих хорьчих для меня там не было. Но я был не такой разборчивый, как Кондом, и успел обрюхатить парочку сексапильных девиц, может, не таких толстых, как те, что говорили и мыли Кондома, но весьма стройных, которые для увеличения своих грудей хилых использовали вакуумные вантузы." Вот, что сказал Хорёк. Тут мощная рука Аликс так сильно запустила боулинговый шар, что он пронёсся в миллиметре от рожи Хорька, и тот решил прекратить состязание. Они разделись и вышли на улицу. На улице было тревожно: ходили страйдеры-треножники, которые поливали из пулемётов всех зомби! "Вай-вай!" - сказал Хорёк. - "Они зацепят и Кондома!" "Не зацепят! Кондом, Слава Богу, Враг номер Один, его нельзя убивать, иначе игра кончится, и Сити-18 сгинет навеки!" - сказала Аликс. - "А помнится то время, когда Кондом был ещё молодым парнишкой! Я тогда тоже была ещё девушка. И вот мы встретились на сеновале! Моя ножка грациозно покачивалась, обутая в сапог! "Почему это сапог, а не "лодочка"?" - спросил Кондом. "Потому что время военное, не до туфелек!" - сказала я. - "Пока комбайны не пришли, возьми меня!" "Но я не могу без "резинки"!" - гнул своё Кондом. - "Может быть сифилис или СПИД!" "Так надень и возьми меня в попу!" - извратилась я. "Женское дерьмо дюже приставучее!" - сказал Кондом. - "Иди подмойся!" И я пошла! И тут меня и схватили комбайны и доставили доктору Бриниуму! Как тебе известно, он маленький, лысый, но страшный извращенец! Он дьявольски захохотал и сказал: "Этот мужественный Кондом не смог взять тебя в попу? Тогда я смогу!" И запрыгнул мне в попу! Я заткнула попу хоботом (который по молодости лет у меня тоже ещё не отвалился) и сказала: "Вечный Кайф!" Ну а потом-то, конечно, хобот отвалился, Бриниум вылез и смог снова творить мерзости. К тому же уже начали роптать комбайнёрши: "Выпусти, да выпусти его из себя! Нам тоже хочется так поиграться!" Но с тех пор пошла обо мне слава, как о шпионке Бриниума! Но это не так. Я подозреваю, что Кондом до сих пор подозревает меня в этом. Но мы щас пойдём к Бриниуму и вместе все спросим, так это или нет!" Но тут Хорёк и Аликс заметили странную процессию комбайнов, одетых во всё чёрное! Они тащились по улице цепочкой, держась друг другу за плечи, а сверху их покрывала ветошь, тряпка. "Я уж думала: Бриниум откинул копыта!" - сказала Аликс. - "Но здесь что-то другое!" И точно! Оказывается, Бриниум собрался жениться и послал в Сити-19 сватов! А чтобы комбайны не смели покуситься на неземную красоту будущей невесты, он им всем выколол глаза, а точнее, фотоэлементы, так как глаз у них не было. А запасные со склада унёс. К сожалению, это было преждевременно, так как сам Бриниум не видел ещё невесты. Как оказалось, она была уродина. У неё не хватало зубов, а вместо носа был поросячий "пятачок". Но в душе её играли нешуточные страсти, и она полюбила Бриниума. И сказала: "Дорогой! Куда поставить этот фикус?" "На окно, дорогая!" - сказал Бриниум. А это на самом деле был никакой не фикус, а старик! Или старуха. Когда Бриниум об этом узнал, он сказал: "Надо будет его премировать! Или её!" Но это оказалась мать невесты. А невесту звали Зараза. А мать её - Иди отсюда! Она была из Узбекистана, и её имя было трудно выговорить. И вот Иди отсюда! замыслила свергнуть Бриниума, чтобы самой наслаждаться обществом Заразы! Конечно, не в половом плане, так как это бы было суперизвращение матери и дочери, да Иди отсюда! уже ничего такого и не могла. Нет, она просто любила, чтобы кто-то лежал и грел бы её ноги, когда она вяжет шарфы. А Зараза идеально подходила на роль ногогрелки, так как больше всё равно ничего не умела. И вот идёт Бриниум по коридору Цитадели. И какой-то комбайн отдаёт ему честь! А это вовсе не комбайн, а Иди отсюда! И она говорит: "Ты опоздал, Бриниум! Твоё время истекло! Щас ты умрёшь!" Так сказала Аликс Хорьку. Хорёк засмеялся: "Врёшь ты всё!" "Точно, вру! Но когда мы щас придём в Цитадель, ты сам увидишь и Заразу, и мать её!" Они встретились снова с Кондомом, но Кондом сказал: "Я не пойду! У меня на Заразу аллергия! У меня кровь идёт из ушей!" "А ты вставь беруши!" - сказал Хорёк. "Вот ты, Хорёк, умный, а мы все тут дураки, да? Да?" - спросил Кондом. "Ну в общем и целом, может, и так!" - сказал Хорёк. "Нет, я пойду как настоящий мужчина: без шлема и берушей!" - сказал Кондом. - "Я увижу Заразу и умру, исполняя свой Долг!" "Ну, что я говорил? Я умнее! Я надену шлем!" - сказал Хорёк. И вот они втроём приблизились к Цитадели. Так как всем Церберам-охранникам тоже выкололи глаза, то прошли Главный Вход они беспрепятственно. Потом поехали на лифте. Кондом явно нервничал: "Щас лифт сломается, или ещё чего!" Но лифт открылся на 11 этаже, и прибывших встретила Зараза с "хлебом-солью": "Здравствуйте, дорогие гости! К сожалению, гавайских бус у нас нет, чтобы надеть вам на шею в знак Мира и Любви!" "Да не надо нам бус! Что мы, туземцы и любим бусы?" -спросил Хорёк. - "Хлеб тоже сойдёт!" И он сожрал хлеб и заел солью. Чтобы сгладить неловкую паузу, Зараза сказала: "Так пройдёмте на "Ресепшен"!" "Ещё так ругнёшься, и я из тебя все кишки выпущу!" - сказал Кондом, которого мучила аллергия. "Да я что? Я говорю: пойдёмте знакомиться с родителями! С Иди отсюда!, моей матерью! А потом с женихом - Бриниумом!" - сказала Зараза. Но Бриниум появился первым. Он щёлкнул пальцами и нахохлил хохолок как перед дракой! Испуганная Зараза отошла в угол, а Кондом сказал: "Учти: я - ученик! А именно - Враг номер Один! Меня бить запрещено!" "А что же тогда с тобой можно делать?" - спросил Бриниум. "Можно почесать за ухом и погладить животик!" - сказал Кондом. "Вот чёрт, непруха!" - сказал Бриниум, гладя Кондому мохнатый животик. - "Всегда с Врагами номер Икс разная морока! Вот был, помнится, у меня Враг номер 2! Так я в ванной делал ему педикюр и брил интимные места! Но он всё равно не заплатил мне 15 копеек и ушёл, чертыхаясь!" "Так это был мой отец!" - сказала Аликс. - "Он любит педикюр! Но ты, наверное, ошибся с цветом!" "В темноте красным казалось!" - сказал Бриниум. Тут в дверь забарабанили солдаты-комбайны: "Мы не хотим больше быть слепыми! Нам пришёл момент такой! Опорожниться! А мы не можем найти "очко"!" "Положение серьёзнее, чем ты думал!" - сказал Кондом. - "Хватит гладить меня и давай фотоэлементы!" Бриниум принёс фотоэлементы. "Вот таким Макаром отважный Борец со Злом Кондом Хлимен вставил всем комбайнам обратно глазки!" - сказал Кондом. - "Родина Кондома не забудет!" Комбайны посмотрели-посмотрели новыми глазами на Заразу, у них всё опало, и они побежали опорожняться! "Ну видишь: ничего страшного!" - сказал Кондом. - "Они в неё даже не влюбились!" "Нет, это ужасно!" - сказал Бриниум. - "Зато она в них влюбилась! С глазами они стали неотразимы!" И точно! Зараза бежала за ними следом и кричала: "Возьмите меня!" "Наконец-то эта Зараза ушла! У меня кончается аллергия! Не мог кого получше сосватать!" - сказал Бриниуму Кондом. "Кого?" - саркастически спросил Бриниум. - "На проститутках не женятся! Им только дают деньги! А я хотел испытать тепло семейного очага и крова! Чтобы у меня были детки!" "Да, представляю, что это будут за детки!" - сказал Хорёк. - "Помесь Бриниума и Заразы!" "А иногда случались хорошие помеси и вязки!" - сказала Иди отсюда! "Иди отсюда!" - сказали ей все. На этом наше описание прекращается. Написано оно от руки на компьютере, а не на планшете, так как там можно наговорить разную гадкую сказку. Но он такое распознает, что задолбаешься исправлять. Помнится, я что-то сказал, так он напечатал "Diablo", что значит "дьявол" по-испански. А я имел в виду что-то доброе и вечное. К.
ПИСЬМО В НИКУДА-3293,7-3296,3
8 сентября 2012 года. Сказка про детство. Задумка такая: Петя и Витя в Кратово обнаруживают в одной из дач нелегальную мастерскую по производству Франкенштейна. Но только Франкенштейн будет тут женщиной. И профессор Франкенштейн, создавший монстра, будет женщиной, тётей Розой! И вот какие драматические события произойдут. Итак, мегалломаньячка тётя Роза создавала женщину-монстра, чтобы заняться с ней любовью, так как были они лезбиянки. "Моя прелесть!" - говорила Роза и вкачивала монстру силикон в большие буфера! "Ты это видел? Это нормально вообще?" - спросил Витя Петю. - "Может, вмешаемся! Ух, мы так вмешаемся!" "Пока не время! Рано!" - остановил друга Петя, потому что Петя уже сексуально созрел, и у него чего-то там встало на монстра. Короче, Петя влюбился как школьник, как первоклашка! Между тем монстр очнулась и сказала: "Пи-ить!" "Сейчас-сейчас, дорогая! Сейчас, милая!" - сказал Петя и побежал на колонку за водой. "Да не ты!" - остановил друга Витя. - "Роза принесёт!" Роза между тем озабоченно рылась в пустом баре: "Виски? Виски или виски? К сожалению, ничего другого не осталось!" "Давай виски!" - сказало чучело. "Виски тоже нету! Но у меня есть План! Не дадим друг другу умереть!" - сказала Роза и стала писать в рот монстру, которого окрестила Маней. "Что за имя за такое: "Маня"?" - была не довольна Маня. - "Вот если бы Стелла или Анжелла (как зовут проституток)!" "Вот именно!" - сказала Роза. - "А ты мне нужна не для этого! Я хочу покорить с твоей помощью всё Кратово! Всё!! А потом мы сольёмся в экстазе и будем любить друг друга много часов подряд!" "Часов?" - переспросила Роза. "Часов?" - переспросил Петя. - "Да я в сотню раз привлекательней этой клоунессы Розы!" "Не спорь! Побежали за ментами!" - сказал Витя. И они побежали в сторожку, где дремал сторож дядя Митя. Он ничему не поверил. "Старый алкаш!" - сказал про него Витя. - "Даже если ему на голову свалится метеорит, он не поверит!" Между тем Маня напилась мочи и стала расхаживать голая по комнате и разглядывать фотки на стенах. Там были изображены разные придурковатые андроиды, которых до этого изготовила Роза. "Какие уродцы! Я в тысячу раз красивее!" - думала Маня. И вдруг в комнату влетела граната! "Ложись!!" - закричала Роза и бросилась на Маню! Но граната была учебная, её кинул Витя. На гранате было написано: "Сделано в Китае", и продавались они в Холодово. "Ах ты, Витя!" - поняла Роза. - "Вот, кто вышел на "тропу войны"!" И она дала Мане чёрную "косуху", тёмные очки, чёрный мотоцикл и приказала раздавить Витю типа колёсами! Как Терминатор! Маня оделась и вышла из дачи. В своей облегающей "косухе" она была неотразима, так как имела грудь четвёртого размера. Роза бы сделала и пятого, но это было бы уже извращение. Перевешивало бы. "Маня! Не делай этого! Раздави меня!" - закричал влюблённый Петя. Но Маня вытащила жёлтую фотку Вити и сравнила с фейсом Пети - не то! И оттолкнула подростка Петю! А в юношестве разные обиды никогда не прощаются! И Петя возненавидел Маню столь же сильно, как и любил до этого! Он подбежал к колесу байка и прокусил его насквозь: "За Витю!" Байк сдулся. "Придётся идти пешком!" - подумала Маня и передёрнула затвор винтовки Мосина образца 1898 года (другого оружия достать не удалось). И вот драма! Маня прёт по листве, по шишкам, а Витя в панике подбегает к колонке с водой и напивается, так как пересох! Маня стреляет! Стреляет она присоской, так как пули в тире закончились. И присоска попадает в лоб пьющему Вите! Витя в шоке! Он падает в обморок! И тогда на место друга встаёт Петя! Он говорит: "Маня! Дерись как женщина: на кулаках!" "Но я не могу! Я испорчу свой великолепный маникюр!" - говорит Маня. "Правда он такой уж великолепный?" - не верит Петя. "Посмотри сам!" - говорит Маня. Петя хоть и малец, но в маникюре понимает толк. Он рассматривает ногти Мани, когда слышится голос Розы: "Вот, вы где! Немедленно займитесь работой! Я вам не за разглядывание плачу!" "Ты нам не платишь! Ты нас эксплуатируешь!" - говорит очнувшийся Витя и снимает присоску со лба. И кидает её в лоб Розы! Но та в обморок не падает, а говорит: "Что за дрянь? Скоро я стану Владычицей Кратово! И все вы будете мне подчиняться! Все вы будете ходить под меня! А ваши несчастные папы-мамы станут приносить мне дани! Но вот, кто меня больше всего бесит: это дядя Вася-лодочник! Он принесёт мне все лодки до одной! Все!" "Врёшь, Роза! Не возьмёшь! Дядя Вася на это пойтить не сможет! Потому что он дюже хлипкий! Он и одну-то лодку поднять не в состоянии!" - сказал Витя. "Не важно! А главное: я сольюсь в экстазе с Маней!" - сказала Роза. Но тут Маня сказала: "Поздно! Мы с Петей полюбили друг друга на почве маникюра! Оказывается, у него он тоже есть, но только на ногах! Педикюр! Зачем ты его сделал, негодник?" И Петя сказал: "Это было случайно! В детском садике! Я игрался с красками и покрасил нечаянно!" "Нет! Ты лжёшь! Ты так сделал, потому что играл в женщину!" - сказала Маня. "Подумаешь! Могу и смыть! Это же не лак, а просто краска!" - сказал Петя и смыл краску под колонкой. "Всё равно я торчу от него! Такой мелкий, а уже такой продвинутый!" - сказала Маня. - "А ты, Роза, иди отсюда!" "Ну и пойду!" - сказала Роза. - "Пойду и создам настоящего Розоштейна, мужчину! Он будет страшен! Он сотрёт вас всех в порошок!" И она ушла. "Ну, что будем делать?" - спросил Витя. "Для начала не хотите ли освежиться? Белых сливочек из бутылочек хочет ребятня!" - сказала Маня. - "Сливочек не гарантирую, но молоко есть из моих грудей! Можете попить!" "Не сейчас!" - сказал Витя. А Петя сказал: "А я не откажусь!" И повязал вокруг шеи салфетку. Он сосал молоко и говорил: "Хорошо! Хорошо же!" "Молокосос!" - сказал Витя. "Зато очень хороший!" - сказал Петя. - "А что ты ещё как женщина можешь?" "Я могу... Впрочем, тебе ещё рано об этом знать!" - сказала Маня. "Да брось ты! Мы всё уже знаем и так! Хочешь, чтобы в тебя вошёл мужчина? Да?" - спросил Петя. - "Я ещё не могу, но мы можем привести тебе дядю Васю-лодочника или того охранника, Честера! То есть, Митю! Он мужик, что надо! Всё время спит! А это-то и требовалось!" "Спасибо, конечно!" - сказала Маня. - "Но я ещё девушка и не познала плотских утех! Я кошек люблю! И курочек! Приведите мне их! Я их буду гладить! Это тоже приятно!" "Да они сожрут друг друга!" - сказал Витя. - "Приведём мы тебе лучше пса Бобикса! Он хоть мелкий и вредный (всё время норовит укусить за пятку!), но и его можно гладить, если не укусит." "Нет! Лучше сыграем в игру "Монополию"!" - сказала Маня. - "Пока Роза готовит своего монстра! Процесс этот не быстрый и далеко не гигиеничный!" И Маня бросила кубик. Выпало "6". Маня пошла-пошла и вляпалась в тюрьму. "А я куплю себе парочку авиакомпаний, и вся строка станет моей! Вы будете платить мне пошлину за проход!" - сказал Витя и скупил "Айр Франс", "Ал Италию", "Пан Америкен", а потом ещё "Мальборо", "Винстон" и парочку газет: "Дейли Ньюс", "Таймс" и "Дейли Телеграф". К тому времени Маня вышла из тюрьмы и скупила журналы "Плейбой" и "Пентхауз". Игра шла в разгаре, когда чей-то голос позвал: "Мальчики! Пора обедать!" "Это мама!" - сказал Витя. "Никакая это не мама! Это Роза! Приманивает вас!" - сказала Маня. - "Но я помогу! Я ведь помогаю! Я пойду вместо вас!" И она оголила свою грудь и пошла, как на баррикады, к Розе: "Роза! Тебе не удастся никого обмануть! Мальчики не погибнут, поев твоего отравленного супчика!" "Ну тогда познай мою мощь! Розенштейн, выходи!" - сказала Роза! И вышел жуткий монстр-трансформер! Это был мужик, потому что не имел груди, а внизу у него болтался провод под напряжением, потому что резинового уда у Розы не нашлось. Удалось достать только провод и батарейку с током в 6 Вольт, что продавались в Холодово! И вот Розенштейн сказал: "Ха-ха! Айда соревноваться, кто дальше нырнёт!" "Ты что, с ума сошёл?" - зашикала на него Роза. - "Ты же плавать не умеешь!" "Ну тогда на перегонки на байках!" - сказал Розенштейн. "Это здорово! Правда, здорово!" - сказал Витя. - "Впервые за меня мужики не дерутся, а будут гонять на байках!" "И за меня тоже!" - сказал Петя. И вот Розенштейн выкатил байк. То есть то, что нашёл в доме. Это был не совсем байк, то есть, совсем не байк, а старый велосипед с продуктовой корзиной на руле. В корзине сидел какой-то младенец! "А это ещё кто?" - спросила Роза. "Многоуважаемая публика! Позвольте представиться! Малыш! Карсон!" - сказал Малыш Карсон. "А!" - сказала Роза. - "Припоминаю! Это один из тех монстриков, которых я делала до этого. Неудачная модель! Может только гадить и гадить! Не гадить не может! Я бы поняла, если бы он мог копать и копать. И мог бы и не копать. Но не гадить - нет, не может!" "Так сними ты этого сруля! То есть, с руля!" - сказала Маня. Но Карсон заплакал: "Дяди-мамы, папы-тёти! Я тоже хочу участвовать в гонках! Очень хочу!" "Не канючь! Ты не в том состоянии, чтобы за кем-то гнаться!" - сказала Роза и вышвырнула младенца внутрь дома-лаборатории. Он там чем-то задребезжал, потом затих. "Затих! Значит, опять гадит! Уж не знаю, чем! Я его ничем не кормлю!" - сказала Роза. "Итак, гонки!" - сказал Витя. - "Едем по серпантину до пруда, потом по другому берегу пруда и по мосту обратно! По-моему, всё элементарно!" И вот Маня газует и едет в отрыв! А Розенштейн жмёт на педали! Но не успел он на них нажать, как Маня приехала с пруда! Она победила! "А кто проиграл - получает фофан!" - сказал Витя и дал щелобана Розенштайну. "Да!" - сказала Роза. - "Эта модель тоже получилась не доделанная! Принесу-ка я вам ещё одну модель: робота из Японии! Он славен тем, что ему подходят только японские батарейки, а 6-ти Вольтные не подходят!" И вот на крыльцо вышел Робот! Он сказал: "Мама мыла раму! Мы не рабы! Рабы не мы! Рабы - вы!" "Вот как! Неожиданный вывод!" - сказал Петя. - "А что ты умеешь?" "Я могу колоть ядра орехов и палить ос зажигалкой!" - сказал Робот. "Нет, я имею в виду что-нибудь для дома, для семьи!" - сказал Петя. "Нету у меня ни дома, ни семьи! Сирота я!" - зарыдал Робот. "Какой-то он субтильный! Плаксивый!" - сказал Витя. - "И как с его помощью ты хочешь захватить Кратово?" "Элементарно! У него зубы пропитаны цианидом! Он вкусится всем в задницы - и Кратово наш!" - сказала Роза и захохотала! "Не смешно! Вот я в предверии такого опасного случая всегда под рейтузы надеваю сковородку! Мне его укусы не страшны! Так, кажется, все делают! И дядя Вася, и дядя Митя! Потому что в посёлке было расклеено Предупреждение, что в лесу действует маньяк Фишер, который кусается за зад! И теперь мы вооружены против него!" - сказал Витя. "А это мы щас посмотрим! Банзай!" -закричал Робот и вкусился в сковородку! И тут же опал, так как поломал все зубы об неё! "Вот так-то! Слабак!" - сказал Витя. "Мой Робот!!" - в отчаяньи запричитала Роза! - "Он погиб! Мы никогда... Он никогда... Прощай, Робот, прощай, мой дорогой!" И она понесла его хоронить в пруд! "Что ты делаешь?!" - сказал Витя. - "Ты хочешь токсично загрязнить наш пруд? Иди сбрось его в "очко"! Пролезет!" И вот Робот сброшен в "очко", и его нет больше с нами! Поскорбим! Достаточно! Он был такой храбрый! В его таком маленьком, но таком храбром сердце билась такая Великая Храбрость! Он никого не боялся укусить за зад, на чём и погорел! Принял он смерть через это своё хобби всех кусать! Роза утёрлась платочком и сказала: "Да! Наверное, не судьба покорить Кратово! Может, мне повезёт с покорением Холодова." "Удачи тебе!" - холодно сказал Витя. И они с Маней пошли играть в пин-понг. Розенштейн потоптался-потоптался у дома Розы, а потом сказал: "Умер робото-поэт Робот из Японии! Самовыключение без возможности последующего включения произведу и я! Утоплюсь я около лодочной станции!" И он пошёл туда. Там сидел дядя Вася-лодочник и мыл в пруду серые натруженные от работы ноги. "Подвинься, чмо!" - сказал ему Розенштейн. - "Человек топиться пришёл!" "Чего?" - спросил Вася, так как был глуховат на одно ухо. "Чмо ты! Чмордяй!" - продолжил обзываться Розенштейн, так как уже не боялся получить в ответ сдачу, так как уже одной ногой был в могиле. "Чего тебе, касатик? Лодочку тебе? Покажи пропуск!" - сказал дядя Вася. "Виз из май пропуск, сволочь!" - сказал злобный Розенштейн и показал кулак. Дядя Вася обнюхал и рассмотрел кулак - на пропуск не похож! Даже на рубль не похож. В мозгу Васи промелькнула песня: "Спасибо в карман не положишь, спасибо в стакан не нальёшь! Спасибо на хлеб не намажешь, спасибо на рубь не похож!" Так же обстояло дело и с кулаком Розенштейна. И дядя Вася ему лодку не выдал. "Эх, Вася-Вася!" - разочарованно сказал Розенштейн и пошёл в кабинку для переодевания, чтобы потом искупаться. Топиться он больше не хотел. И у него были самые стильные оранжевые плавки на всём пляже, которые дарили всем свой оранжевый свет! К.

ЭПИЛОГ
Как считается, самые последние сказки - самые лучшие. Но на самом деле и в первых была искра таланта. Я просто их не забацал, так как они короткие. Конечно, во время написания этих последних десяти миксов бывали периоды, когда мне было начхать на своё творчество. Но я верю, что настанет день, и я снова сяду к компьютеру и создам что-то. А пока давно не создавал. К.





Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 708
© 30.10.2012 Александр Барсуков
Свидетельство о публикации: izba-2012-665554

Метки: сказки, все на samlib.ru,
Рубрика произведения: Проза -> Эротика
















1