Стихи
Проза
Разное
Песни
Форум
Отзывы
Конкурсы
Авторы
Литпортал

Конец Добрецова.


Конец Добрецова.
Деревня Добрецово, находящаяся в трех километрах от центральной усадьбы бывшего колхоза "Знамя труда",
затем переиминованого в СП, а ныне не существующего, в районных сводках
числилась жилым населенным пунктом. И в некотором роде так оно и было. В единственном
сохранившемся рубленом доме существовала семья еще не старых, но уже не работоспособных
бывших колхозников Сабуровых, туберкулезного Михаила Федоровича и выжевшей из ума Ве-
ры Нафанаиловны. Когда-то добротный дом имел самое жалкое состояние, боковая комнатка
служила одновременно кухней, спальной и гостинной, а в просторной горнице с давно сгнившим до основания,
и потому разобраным и выброшеным полом в зимнее время были туалет и свалка, а с позапрошлой осени
еще и скотный двор, так как пристроеный к избе двор неожиданно рухнул. Старая, уже четыре года яловая
корова Камелия и двухлетний некастрированый хряк Борька переселились туда. Другой
живности у четы Сабуровых не было.
Борька еще выполнял и обязанности собаки. Шустрый, тощий, обросший густой шерстью и к
тому же черной масти, практически не отличимый от дикого кабана мог напугать любого.
Да и нрав у него был злобный, агресивный. С утра хряк вылезал из огромной, выротой им в навозе норе и
отправлялся на поиски корма. Ел он все, как растительного, так и животного происхождения. Случайно забежав-
шие собаки, найденые птичьи гнезда с содержимым, лягушки, насекомые, даже ежи уничтожа-
лись Борисом без остатка. Зимой приходилось хуже, но он не брезговал и хвоей, хотя конечно за зимне-стоиловый период сильно сбавлял в весе. Зная неукро-
тимый Борькин характер, жители соседних деревень в Добрецово не ходили.
Полуидиотка хозяйка любила Борьку как сына, и на предложения мужа пустить его под нож уст-
раивала жуткие скандалы с битьем посуды и нечленораздельными завываниями. Вообще,
хотя Вере Нафанаиловне не было и пятидесяти, выглядела она значительно старше, видимо
сыграли роль как болезнь, так и образ жизни.
Камелия тоже любимица Веры Нафанаиловны. Когда то хозяйка, лучшая доярка колхоза
была премирована ей, еще нетелью, за высокие надои и участие во всесоюзном съезде работни-
ков сельского хозяйства.
А теперь... По всем ветеринарным правилам корова давно должна бы-
ла сдохнуть, но Вера Нафанаиловна еще надеялась сводить ее к, давно уехавшему в неизвест-
ном направлении, колхозному осеменатору, и вновь получить годовой семитысячный удой.
Навоз из горницы естественно не убирался, не было ни желания, ни времени, ни сил. Львинная доля
пенсий по инвалидности шла на закупку "Русского севера", а львинная доля времени на
его распитие. Но в этом был и свой плюс, в результате самонагрева органики, дом наполнен
теплом и печь топили только в сильные морозы, а для приготовления пищи пользовались электро-
плиткой, благо ревизоры из энергонадзора давно забыли сюда дорогу, но электролинию почему-то
не обрубали.
В то утро в Добрецове произошла трагедия. То ли от старости, то ли от авитаминоза, но Камелия
наконец-то скончалась. Увидев распластвшуюся в навозе тощую, уже окостеневшую тушу, еще не похмелившаяся
Вера Нафанаиловна издала нечленораздельный звук, похожий, но на четыре октавы ниже, крика
умирающего лебедя.
- Ты чего, п..да старая, окончательно е...лась? - спросил, протирая красные глаза, разбуженый
муж.
-Ой, кормилица наша! Осиротели! - и вновь, уже ни на что непохожий нечленораздельный вопль.
Залпом допив стоявший у изголовья кровати неопорожненый пузырек, заев картошиной в мунди-
ре, Михаил Федорович поднялся и только теперь понял в чем дело.
-Ну вот, картина Репина "Ебу и плачу"! Давно надо было ее на мясокомбинат отвезти, а тебя, ста-
рую мандавошку - в дурдом. Может бы и наладил жизнь! А теперь что прикажешь делать?
Разрубать и по частям выносить? Нет уж уволь, я кровь не переношу!
-Ой, матушка! На кого нас покинула?! А-а-а-а-а!!!
- Замолчи, курва! О, боже! За что мне этот крест? Так до гроба и жить с сумасшедшей!
-А-а-а-а-а-а-а!!!!!!!!
Видя, что словами не вразумишь, Михаил Федорович повалил беснующуюся супругу, на кровать,
и связал ей за спиной "по-бараньи" все четыре конечности вместе. Чтобы не слышать режущий
по сердце крик, рот заткнул и замотал полотенцем.
Ну а теперь за дело! Пока не напился, надо эту дохлятину закопать в навозе. Хер с ним, со
временем перегниет, а под говном трупный смрад не так заметен, только слой побольше
навалить. И этого крокодила завтра же ликвидирую, позову кого нибудь из охотников на централь-
ной. Х.. больше мне эта тварь чего скажет. Хватит! Почти тридцать лет терпел, всему есть конец!
В интернат суку! Я еще не старый, найду себе женщину, холостых полно. Вот пить брошу,
избу отремонтирую и найду! Или пристроюсь у какой не то!
Продолжая изливать самому себе душу, Михаил Федорович откупорил новый пузырек, разбавил и ,
ополовинив его, взялся за вилы. Чистый, почти без соломы навоз поддавался с трудом, да и
силы у туберкулезного, испитого мужика уже не те. Через каждые полчаса он остограм-
ливался, и, выкурив самокрутку, вновь брался за работу.
Ну вот и все, холмик посредине горницы действительно напоминал могилу. Теперь надо как сле-
дует помянуть. Связаная супруга не трепыхаясь лежала на кровати.Должно быть уснула. А, потом развяжу, - подумал
муж, а то опять начнет истерику, выпить спокойно не даст.
Примостившись на охапке сена, достав чугунок с картошкой, Михаил Федорович стал поминать
покойницу. Он ведь тоже ее любил, ни разу палкой не ударил, когда функционировал колхоз,
с кормами проблем не было, и Камелия была настоящей рекордисткой. Вспомнил, как водил ее
сначала к быку-производителю, а потом, когда того сдали, к ветеринару, прозваному в колхозе
"Коровьим ебарем".... Не счесть воспоминаний. Не заметил Михаил Федорович, как закимарил,
а потом и вовсе уснул, ткнувшись лицом в сено, не вынув изо рта дымящуюся цигарку....
***************************************************
На удивленье скоро, через считаные часы, приехала, кем-то вызваная пожарная команда.
Дома конечно уже не существовало, по середине чуть дымящего пепелища торчала одинокая
труба. Только основательно поработав баграми и лопатами, пожарники наконец обнаружили
два обгорелых бесформенных блевотворных куска мяса.
Из приемника в машине доносилась восторженая речь диктора о новом президентском нацио-
нальном проекте по развитию Агропрома.
Вдруг куча сизых углей зашевелилась, и оттуда, к ужасу
окружающих, высунулась ощетиневшаяся, вся в золе, кабанья морда. А значит жизнь в Добрецове еще
теплилась.






Количество отзывов: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 261
© 22.10.2012г. Николай Кровавый
Свидетельство о публикации: izba-2012-660684

Метки: деревня, пожар, пьянство,
Рубрика произведения: Проза -> Рассказ


















1