Стихи
Проза
Разное
Песни
Форум
Отзывы
Конкурсы
Авторы
Литпортал

Поле битвы - постель


Часть 1. Поле битвы – постель

1.1.

Она сидела в кафе за столиком, на котором сиротливо стояли чашка кофе и пепельница. Впрочем, кофе уже был выпит, а пепельницу официантка меняла уже пятый раз, при этом недвусмысленно намекая, что неплохо было бы и заказать еще что-нибудь. Но девушка как будто не слышала и не видела никого, задумчиво прикуривая сигарету за сигаретой. Даже в моем отдаленном углу чувствовалась тяжесть ее мыслей. Невольно хотелось либо уже подойти и спросить, что случилось, предложить помощь, как-то расслабить ее. Или уйти из кафе и стряхнуть с себя неприятное ощущение чужой проблемы, чтобы и настроение вышло в плюс, и голова стала легкой. Пересилило первое. Встал и подошел к ней.

- Я могу вам чем-то помочь?

Ее расфокусированный взгляд некоторое время метался в поисках источника голоса, затем глаза медленно потеряли остекленение и приобрели изучающий флер. Она внимательно рассмотрела меня и кивнула на стул рядом.

- Спасибо, молодой человек, вы мне уже помогли.

- Чем же? Я еще ничего не успел сделать, - удивился я, присев на предложенное место.

- Вы как минимум отвлекли меня от непростых размышлений. И к тому же показали, что со стороны я выгляжу нуждающейся в помощи, а это для самодостаточной женщины - трагедия побольше той, о которой я сейчас думала. - Чувствовалось, что она изучает мою реакцию на свое объяснение.

- Что ж, логично. Тогда, вероятно, мне не стоит далее спрашивать о причине вашего тяжелого настроения?

- Отчего же? Спрашивайте, - она уже взяла себя в руки и даже улыбнулась, - мне будет трудно отказать такому симпатичному юноше в небольшой исповеди.

- Извините за крайне нескромный вопрос, но... ваша манера разговаривать выдает в вас более зрелую женщину, чем вы кажетесь на первый взгляд, - я решил чуть-чуть понаглеть, поскольку ее снисходительность ставила меня в разговоре на ступеньку ниже, чем мне было комфортно, - вам ведь не 20-25? Вы старше.

- Вы правильно догадались. Простите, не знаю вашего имени.

- Я Игорь.

- Очень приятно. Алена.

Я пожал ее протянутую руку. Она вновь улыбнулась.

- М-да, искусство целовать руку даме уже утеряно. А жаль.

Высший пилотаж! Не успел я отыграть дистанцию, как снова меня поставили на ступеньку ниже. И с каким изяществом. Ох, непростая у меня собеседница, весьма непростая. Что ж, поиграем по вашим правилам, милая дама.

- Так что же за мысли вас угнетали, Алена?

- В двух словах не объяснить, но если вы располагаете временем, то я попробую рассказать все с самого начала. Готовы?

- До пятницы я совершенно свободен, - попробовал пошутить я.

Она не приняла моего тона и заявила:

- Полагаю, что, услышав мою историю, у вас пропадет желание шутить. Итак, готовы ли вы выслушать меня или пойдете искать более интересные развлечения? Внимательный слушатель мне сейчас крайне необходим, но веселить я вас точно не намерена.

Одно слово - стерва. Я разрывался между желанием попрощаться и позорно ретироваться от превосходящего меня по силам противника и, наоборот, остаться и удовлетворить мое зашкаливающее любопытство. Алена спокойно ждала моего решения. Когда пауза уже излишне затянулась, я решился:

- Пожалуй, во-первых, извинюсь за бестактность, а, во-вторых, я вас внимательно слушаю.

- Что ж, я рада, Игорь. Надеюсь, что мы оба извлечем пользу из этой истории. Вы приобретете ценный пример из жизни, а я в процессе рассказа попробую все-таки найти варианты решения задачки. - Женщина (девушкой ее называть - у меня уже язык не поворачивался) повернула голову в сторону бара, - кстати, неплохо было бы заказать по чашке кофе, как вы полагаете?

Разумеется, я подозвал официантку и попросил ее принести два двойных эспрессо. По-моему, именно такой вариант напитка она заказывала ранее. Мы дождались исполнения заказа. Похоже, что Алена одновременно сосредоточилась на том, что хотела поведать, формулировала начало. Оно ведь самое трудное в исповеди.

- Закрутилось всё три года назад, почти сразу после моего развода, но фатально я влипла чуть позже, когда дочь, с которой мы остались вдвоем, поступила в Сорбонну и уехала в Париж учиться. Развод для меня не был катастрофой, мы уже давненько с бывшим мужем стали просто друзьями. И жили бы так дальше, если бы не моя возрастная гиперсексуальность. Мне нужна была индивидуальная свобода, и я ее получила. Кстати, физиологически мне - 45 лет, чтобы вы не терялись в догадках. И то, что я выгляжу максимум на 30 - результат удачного сочетания генов и небольших собственных усилий. Итак, с отъездом дочери, я начала вольную жизнь. Пока мы жили вместе, она надоумила меня разместить свою анкету на сайте знакомств, слегка поднатаскала в компьютерах и в использовании интернета, ну а я девушка умная - дальше сама разобралась что к чему. Освоила и электронную почту, и скачивать фото с мобильного или с фотоаппарата могу, смайлы вовсю использую, так что сейчас вполне свободно управляюсь с этой машинерией, - улыбка Алены стала наконец более человеческой и весьма милой, - Игорь, вы можете перебивать меня, если я что-то непонятно излагаю.

- Хорошо, Алена. Но пока все понятно, я вас внимательно слушаю.

- Отлично. Тогда продолжу без лирических отступлений. Я еще и при дочери несколько раз ходила на свидания с молодыми людьми вроде вас. Меня, как вы наверное уже понимаете интересовал только секс. Как сейчас говорят, искала «молодое мясо». И легко находила. Выбирала интеллигентных образованных женатиков, неудовлетворенных своими женами. Встречи на нейтральной территории, разговоры ни о чем, бурный секс и далее по списку. Старалась не превышать лимита в 3-4 встречи, поскольку дальше все развивалось традиционно - в меня влюблялись, клялись, что разведутся, предлагали руку, сердце, кошелек и другие эрогенные зоны. Все они начинали меня безумно ревновать. Но я, как вы уже заметили, стерва та еще, поэтому никакого нежелательного для меня сближения я не допускала, пресекая все попытки просочиться ко мне в душу, попросту бесповоротно разрывая усложняющиеся отношения. Меньше чем за полгода я перетрахала что-то около пяти десятков мужиков. Если первых я еще как-то помню, то последующие просто слились в один сексуальный винегрет, несмотря на их яркую индивидуальность, ориентируясь на которую, я выбирала себе очередную жертву. Естественно, эта круговерть со временем бы мне надоела, если бы не встретился, условно говоря, 51-й. Вот, о нем, собственно и речь.

Алена впервые отхлебнула кофе и подняла глаза на меня:

- Игорь, Вы позволите мне курить? Так легче рассказывать.

- Конечно, курите, Алена. Я и сам составлю вам в этом компанию - так легче еще и слушать.

Мы закурили, и она продолжила:

- Его тоже зовут Игорем, как и вас. Но я не провожу аналогий между тезками, поскольку лишена этого суеверия, так что не напрягайтесь. Он называл себя на сайте Гошей, поэтому я буду называть его именно Гошей, как привыкла. Тем более, что это имя ему чрезвычайно шло. На фото - этакий змей-искуситель, заманчиво улыбающийся. Искрящиеся умные глаза, тонкие губы, ехидная улыбка. Словом, Мефистофель во плоти. Однако, я дама тертая жизнью, красавчики и мачо меня мало интересуют. В нем меня подкупила его манера общаться. Ни грамма заискивания, ни перебора в комплиментах, ни лести - ничего. Зато присутствовало уважение к собеседнице, грамотная речь и затейливость диалога. Весьма и весьма неглуп, временами чуть-чуть наивен. В общем, жертва подходящая. Но... жертвой в этом случае стала я сама. Конечно, мы довольно быстро встретились, причем сразу в интимной обстановке, он иначе не хотел, а я не видела смысла затягивать переход к сексу. Любовником Гоша оказался любопытным - таким же затейливым, как и его манера речи. Не гигант, не секс-машина, но в ожидании второго свидания я поймала себя на мысли, что очень хочу повторить это именно с ним. В глубине души проснулось что-то юное, девичье. Давненько я не испытывала этого состояния - сердце замирает, внизу тепло, но не влажно - возбуждение не столь сильное, просто желание и все. Мы встретились еще раз, и еще, и еще. И его отношение ко мне не менялось - он как будто бы точно знал, что, стоит ему заговорить о любви, и наша связь прервется. Я была ему за это жутко благодарна, понимая, что такого любовника мне вновь будет сложно найти. Нетребователен, внимателен, соблюдает ту дистанцию, какая мне приятна. Такой поэт - мечта любой знойной женщины, перефразируя классика.

Алена уже так увлеклась рассказом, что не замечала, как в пепельнице догорает уже третья зажженная сигарета. Она делала одну-две затяжки и забывала ее.

- Процесс сближения был настолько незаметным, что я спохватилась очень поздно. А может и не спохватилась бы до сих пор, если бы он тогда не уехал в командировку на целый месяц. Я места себе не находила. Ругала себя дурой, заставляла себя очнуться. Дошло до того, что пустилась во все тяжкие - позволила затащить себя в свинг-клуб, захомутала сначала двоих, а потом и троих самцов, дважды ночевала у семейной пары. Но нет, ощущение любви не проходило. Даже усилилось. Я ждала его возвращения как явления Христа народу. И, представьте, он все это время мне ни разу не позвонил, отделавшись лишь парой SMS-ок и одной MMS со своим фото на фоне каких-то руин. И я уже понимала, что он тщательно просчитывает каждый свой шаг, что это виртуозное обольщение. Ведь с влюбленной женщиной можно делать что захочешь - она пластична как свежая глина, лепи из нее что хочешь. Осознавая все это, я ничего не могла сделать. Сука-любовь! И вот, он вернулся. При этом устроив показательное шоу - позвонил, сообщил, что приехал, но пока увидеться не может - дескать, накопились срочные дела. А я рыдала в подушку этой ночью, трижды ходила в душ, высосала в вибраторе все батарейки, а под утро банально нахлесталась коньяка. И так продолжалось еще две ночи. Днем я еще как-то переключалась на работу, а вот вечером и ночью надиралась до свинячьего визга. На четвертый день я не выдержала, позвонила ему сама. Вы не представляете, до какой степени падения я дошла... Звонить любовнику первой и звать, умолять его приехать и оттрахать меня - раньше я даже мысли такой допустить не могла. И что вы думаете он ответил? «Если будет сегодня возможность - забегу на пару часов». Мерзавец! Он уже слепил из меня то, что ему было нужно - похотливую восторженную шлюху. При одной мысли о том, что я скоро его увижу, мне захотелось порхать бабочкой, петь, наряжаться! О, да! Я нарядилась! Вспомнила, как мы однажды зашли с ним в секс-шоп купить мне тот самый вибратор, и он остановился возле витрины с боди. Знаете, есть такие обтягивающие и ничего не скрывающие комбинезончики?

Я кивнул. Впрочем, Алена этого не заметила, ее взгляд снова был туманен, а глаза затянула поволока близких слез. Можно было бы и остановить, но мне показалось, что тогда она не сможет закончить рассказ.

- Вот я и решила купить самый вызывающий боди - крупная сетка ярко-красного цвета без узоров и рисунков. Там же купила красный кожаный ошейник с поводком - для себя, и мягкую латексную плетку - для него. Дома примерила и почти четыре часа ждала его в этом наряде - боялась, что он вот-вот придет, а я не успею переодеться из домашнего в это сексуальное одеяние. Представляешь, он зашел и мгновенно включился в эту игру.

Моя исповедующая не заметила своего перехода на «ты». А я увидел, как она возбуждена, как горят ее щеки, раскраснелись губы.

- Я была шлюхой, и он грубо беспардонно оттрахал меня как шлюху, исхлестал плеткой, довел почти до потери сознания от пронзительного оргазма. Потом, уже когда я была без сил, снял с меня и боди и ошейник, ласково отвел в душ и нежно привел меня в чувство. Ну откуда он так знает женскую натуру? Ведь именно это мне и было нужно. Я купалась в его нежности и доброте, а он восхищался мною - руками, глазами, всем телом, но не словами. Результат - как в компьютерных играх - плюс двести пунктов любви, плюс тысяча пунктов желания и так далее. С того момента я уже вообще ничего не соображала. Он хотел секс втроем - я искала и приводила ему девушку. Он хотел экстрима - мы занимались сексом в ложе Большого театра. Он приехал уставший и попросил долгий минет и я дрожала от страха, что ему не понравится, как я сосу. Он купил видеокамеру и мы снимались в таких ракурсах и сценах, что режиссеры порнофильмов нервно курили в сторонке. Он стал для меня Богом, дьяволом и черт еще знает кем - всем, смыслом жизни, мечтой, единственным мужчиной. Я уж даже забыла, когда в последний раз появлялась на сайте знакомств.

Алена замолчала задумавшись. Выпила залпом давно остывший кофе и закурила очередную сигарету.

- Игорь, а может быть выпьем что-нибудь покрепче и не здесь? Финальная часть моего рассказа потребует качественного спиртного, иначе я просто не смогу говорить. А с коньяком хоть проревусь основательно.

- Давайте выпьем. Пойдем в ресторан?

- Нет. Лучше у меня дома. Вы «Курвуазье» любите?

- Конечно. Хороший выбор.

- Хороший? - Она рассмеялась. - Да это же амброзия! Напиток олимпийских богов.

Я рассчитался и мы, поймав на улице такси поехали к ней домой.

1.2.

Уже у дверей в ее квартиру я спросил:

- А не боитесь приглашать к себе незнакомых мужчин?

Алена рассмеялась.

- Я свое отбоялась уже давно, меня даже грабили. Но, у меня все накопления в банке хранятся, больших сумм налички я с собой не имею никогда. Драгоценности уже украдены, старую норковую шубу могу подарить. А чего еще опасаться-то? - Смех ее был настолько заразительным, что я засмеялся вместе с нею.

- Ну и, кроме того, - продолжила Алена, отсмеявшись, - абы кого я к себе не привожу. Все-таки жизненный опыт позволяет сразу увидеть криминальные наклонности собеседника. Держу пари, вы, Игорь, даже свидетелем по уголовным делам никогда не проходили.

- Что ж, вы правы.

- Тогда добро пожаловать в мою норку.

«Норка» оказалась небольшой, но уютно обставленной «двушкой» с продуманным набором мебели и безделушек. Стиль квартиры полностью соответствовал своей хозяйке - элегантный, без вычурностей, современный дизайн. Мы прошли на кухню, где Алена сразу забралась с ногами на мягкий диванчик и попросила меня достать коньяк и бокалы для него из бара. Доставив на стол требуемое и разлив «Курвуазье» по емкостям, я устроился напротив и спросил:

- Продолжите или поговорим на отвлеченные темы?

- А что для чего могут понадобиться отвлеченные темы? Или вы рассчитываете на секс со мной?

- Что вы, Алена, даже в мыслях не было!

- А жаль, что не было. Я бы не отказалась в иной ситуации с вами развлечься.

- Вы шутите?

- Ничуть, - она серьезно посмотрела на меня. - Только давайте договоримся сразу, вы не пристаете ко мне, я сама решу, когда и как мы переспим. Хорошо?

- Как скажете.

- Славно. А я, пожалуй, продолжу.

- Слушаю внимательно.

Она чуть-чуть взболтнула коньяк в бокале и снова пригубила.

- Я пробовала по молодости легкие наркотики, курила марихуану, да и с алкоголем иногда перебирала. Так вот состояние, в котором тогда находилась, было совсем другим. Все понимала и все видела, и все равно безвольно шла за ним, куда бы он ни позвал. Любовь - самый страшный наркотик из всех доступных человеку. Он вызывает такое привыкание, от которого не могут вылечить никакие медикаменты, и даже самые жесткие меры не оказывают никакого влияния на влюбленную дурочку. У мужчин это проходит по-другому, поэтому я вряд ли могу точно описать свои ощущения. Безумие это продолжается по сию пору. Но, если раньше я даже подумать не могла о том, чтобы изменить Гошке, то сейчас инстинкт самосохранения уже даже не шепчет, а орет в уши: «Беги от него, Алена! Убей в себе любовь к нему». Вы спросите, а зачем убегать, если чувство взаимно?

- А оно взаимно? - Рискнул спросить я.

- Да, Игорек, взаимно. Он тоже любит меня. Но его любовь - это яд для меня. Она меня отравляет, делает беспомощной и зависимой. Каждый раз, когда он не приходит, меня мучает настоящая ломка, как наркомана без очередной дозы. И ничто не помогает, ни мастурбация, ни алкоголь, ни сон. Когда угроза раствориться в любимом стала невыносимой, я все-таки решилась на измену, полагая, что в сексе с другим мужчиной смогу хоть как-то освободиться, хоть на несколько минут забыть о Гоше. Не поверишь, но даже найти в мобильнике имя бывшего любовника было пыткой. Я рыдала в трубку, когда звала его на свидание. Слава богу, он не испугался моих слез и быстро приехал. Хороший мужик, настоящий друг. Не настаивал на сексе, просто сидел и слушал, как я пытаюсь сквозь слезы что-то ему рассказать. В тот вечер ничего не было, он ушел неудовлетворенный и, наверняка, злой, хоть ничего и не сказал мне на это, сдержался. Зато я впервые нормально спала, не намочив подушку слезами, не терзаясь ревностью. А утром даже на работе заметили, что я стала выглядеть лучше. Но, ненадолго этого хватило. Вечером повторилось все, от чего я мечтала избавиться. Стоило мне услышать его голос по телефону, и вновь я напилась до потери пульса. На следующий день взяла отгул, чтобы не пугать подчиненных перегаром и опухшей мордой. Впервые за долгое время убедила себя зайти на сайт знакомств. После 200 граммов коньяка многое кажется проще. Нашла красавчика, который предлагал 1000 долларов за секс, написала ему, позвала к себе...

Красавчик оказался сволочью. Приехал через час, элегантный как английский дипломат. Но, когда я открыла ему дверь, он посмотрел на меня, достал из кармана 100 долларов, кинул их на пол, сказал «Это тебе на опохмелку, шлюха», развернулся и ушел. Мои ноги подкосились, я едва смогла запереть дверь и упала на пол рядом с деньгами. Сколько меня било в истерике я не помню. Очнулась через какое-то время на полу в разорванном пеньюаре. Рядом валялись мелкие кусочки стодолларовой купюры. На лбу огромный синяк. Похоже, я просто билась головой о стену.

Мерзейшее ощущение того, что меня вываляли в грязи, облили жидкими фекалиями. Это было дном. И не было совершенно никаких сил оттуда подняться.

Гоша застал меня в этом же виде вечером. До его приезда я просто бродила по квартире, брала в руки вещи, книги. Бросала их там же, где брала. Квартира походила на свинарник. Он оглядел меня с ног до головы, ни слова не говоря обнял и поцеловал. Взял меня за руку и как ребенка отвел в спальню, уложил на кровать, присел рядом. Он гладил меня по сальным волосам, держал мою ладонь и молчал. Я уснула.

Наутро от моего бардака не осталось и следа. Гошка не только прибрался, но и приготовил мне завтрак. Я проснулась от запаха кофе, чашка стояла рядом - на прикроватной тумбочке. Он сидел в кресле рядом с кроватью и что-то писал на ноутбуке. Не зная, что говорить, я пила кофе, а он печатал, поглядывая на меня внимательными глазами. Встала, ушла в душ. Более-менее привела себя в порядок. Когда вернулась, он все так же что-то делал на ноуте. Знаешь, Игорь, оказывается чувствовать себя провинившейся собакой - это может быть приятно. Особенно на фоне того, как я чувствовала себя накануне. Рядом сидел Хозяин (Алена так и сказала - с большой буквы). А собака, как и положено верной суке, легла у его ног, обняв его лодыжки, не смея издать не звука. Как была - в полотенце и в чалме на голове.

Он отложил ноут на кровать, поднял меня, пристально посмотрел в глаза и спросил: «Ты хочешь, чтобы мы расстались?» - «Нет, любимый!» - «Не ври ни себе, ни мне!» - «Я не знаю. Я вообще ничего не знаю!» - «Не время для истерики, ты вчера этот номер исполнила по полной программе.» - «Гошенька, любимый, не бросай меня!»

Потом я говорила ему что-то, рыдала ему в плечо. А он слушал и гладил по голове. Господи, ну не бывает таких мужчин, не бывает! - Закричала Алена и в голос зарыдала.

- Алена, милая, успокойтесь! - Попробовал я прервать ее эмоциональный рассказ, понимая, что до ее нового приступа истерики недалеко, если уже он не начался.

- Ну скажи же мне, Игоречек, ведь не бывает таких мужчин! Это дьявол! Это не человек. Никто не понимает женщин настолько точно и настолько глубоко, как он. Как такое вообще возможно?! Ты же понимаешь, это иррационально! Он привязал меня к себе такими цепями, какие порвать не может никто, ни одна нормальная женщина! - Женщина еще кричала, но уже без слез, явно успокаиваясь.

- Он не отпустил вас?

- Отпустил. Вернее, сам ушел. Не отвечает ни на мои звонки, ни на SMS-ки.

- Как давно это было?

- Полгода прошло с момента нашего последнего разговора, когда он мне сказал, что больше не придет.

- А вы?

- А что я? Я снова взялась за спиртное. Пришлось уйти в бессрочный отпуск. Почти месяц беспробудного пьянства. Потом вроде бы взяла себя в руки. Несколько раз встречалась с бывшими и новыми любовниками. Но все равно ничего не помогает. Конечно, я уже почти не плачу, сплю ночами, но... он мне снится. Я хочу только его и даже называю любовников Гошами, объясняя им, что мне так больше нравится. А им без разницы, лишь бы секс был. Видишь, какая перспектива тебя ждет, Игорек? Согласен, чтобы я тебя звала Гошей?

- Алена, если бы это вам помогло, то согласился бы. Но ведь вы сами говорите, что это не помогает?

- Да, не помогает. И я не знаю, что вообще может помочь. Я его слишком сильно люблю.

- Вот, видите.

- То есть секса со мной ты уже не хочешь? - В ее голосе прорезались похотливые нотки.

- Не хочу вас обижать, но быть использованным мне не улыбается совершенно.

- Надо же какой чувствительный мальчик. Ну и иди тогда отсюда на хер. Проваливай, идиот!

Я аккуратно поставил бокал на стол. Встал, обулся в прихожей и тихо вышел, провожаемый звуком ее рыданий на кухне. Мне здесь нечего было делать. Ну как я мог ей помочь? Да никак. Разве что стать ее другом... Но для этого нужно нечто большее, чем просто выслушать «исповедь влюбленной дурочки». Ей нужна была вовсе не жалость, ей нужна была замена - другой мужчина, похожий на Гошу. Тот, с которым бы она по-настоящему изменила бы своей настоящей любви.

Улица встретила меня теплом и карканьем ворон. Душный московский воздух середины июня как-то нелепо контрастировал со свеженькой, еще непыльной зеленью деревьев и травы на газонах. На детской площадке во дворе целовались подростки. «Господи, - подумал я, - избави вас от такой судьбы».

2.1.

Субботний вечер вдруг оказался совершенно свободным. Я чувствовал легкую досаду на Алену, которая отняла у меня не только возможность приятно провести остаток дня и, вероятно, всю ночь, но и пустила мои мысли в каком-то странном направлении. Не мог отделаться от ощущения, что меня эмоционально высосали. Однако, сам виноват. Можно было просто не подходить к ней в кафе. Но, кто мог предположить, во что это вполне прозаическое желание выльется?

С одной стороны мне было жаль времени и сил, с другой - я все-таки был ей благодарен. Нечасто можно услышать из первых уст историю таких страстей. Люди вообще бывают откровенными лишь в пограничных состояниях - обида, разочарование, боль, а то и вовсе лишь на смертном одре. Сильное сиюминутное чувство срывает нас в искренность с неудержимостью лавины. И погребаем под своими переживаниями всех, кто оказался рядом. Оседлать лавину откровений под силу далеко не каждому человеку.

И все-таки, куда бы податься? Одному в клуб или на дискотеку не хочется, настроение неподходящее. Домой пойти? И что я там буду делать? Спать, ползать в интернете, читать книжку, мозолить телевизором глаза? Небогато вариантов. А может быть к жене на дачу двинуться? Хорошая мысль, но после бокала коньяка рискованно - до первого гаишника.

На глаза попалась вывеска «Боулинг». Вспомнилось, что шары не катал уже целую вечность. Вот и пойду покатаю.

Несмотря на вечер, половина дорожек были пусты. Я выбрал себе крайнюю, чтобы не мозолить никому глаза, заказал сок и оплатил два часа игры. Первые шары положил неуверенно, сказывался большой перерыв, но уже второй сет прошел с почти рекордным для себя результатом. Благодать! Очереди ждать не нужно, никто не подгоняет, катай себе в удовольствие. Умудрился дважды разбить сложнейшие сплиты. В общем, время бежало незаметно.

- Извините, а можно вас попросить? - Раздался сзади милый девичий голосок.

Ну как можно отказать в исполнении просьбы обладательнице такого голоса? Конечно, я обернулся и ответил:

- Чем могу быть полезен?

Две девушки вошли в зону ожидания. Они оказались молоденькими и весьма привлекательными. Самец во мне сделал «стойку». Одна была явным лидером в их паре, поскольку вторая держалась чуть позади нее и явно смущалась.

- Мы с подружкой пришли поиграть... точнее поучиться играть в боулинг, а здесь никого нет, чтобы спросить, что тут к чему, с какого конца браться. Вы сможете нам рассказать хотя бы азы?

- Это несложно, девушки. Буду рад, если вы составите мне компанию, а то я, как видите, один и ужасно соскучился по обществу прекрасной половины человечества.

Девушки захихикали. «Ведомая» что-то сказала на ушко более смелой подруге, после чего та хитро прищурилась и спросила:

- А вы приставать не будете?

- Обещаю, что буду! - Клятвенно заверил я, встав в позу альфа-самца, то есть горделиво вскинул голову и прижал руку к сердцу.

- А вдруг вы сексуальный маньяк? - Девушки вновь игриво засмеялись.

- Не знаю, не пробовал. Но все возможно.

Между тем, подружки подошли уже почти вплотную. И теперь уже можно было разглядеть грамотный макияж, который превращал их из 25-28-летних проституток в совсем юных нимфеток. Понятно, меня хотят либо развести на бабки, либо «снять», естественно, не бесплатно. Мысленно пересчитав наличность в кармане и припомнив расценки за подобные услуги, я понял, что ни тот, ни другой вариант меня совершенно не устраивает. Влезать в семейный счет, а затем отчитываться перед женой за непонятные расходы не входило в мои планы. В общем, нужно было как-то выкручиваться из новой проблемы. Из-за врожденной интеллигентности я как-то не мог просто послать подальше девушек, да и повода они еще не дали. Решил посмотреть, что будет дальше, а потом адекватно среагировать на изменение ситуации.

- Так вы учить нас будете или нет? - Прервала мои размышления новая знакомая. - Кстати, я Ира, а моя подружка - Надя. А вас как зовут?

- А меня зовите Гошей, - называться своим именем решительно не хотелось, и я прикрылся псевдонимом, который мне подсказала Алена.

- Очень приятно, Гоша, - кокетливо присела в книксене Ирина.

Тем временем, Надя подошла к стойке и потянулась за тяжелым 12-килограммовым шаром.

- Надюш, а может быть тебе стоит взять полегче шарик? - Остановил я ее.

- А какой здесь легче? И как вы догадались, что это тяжелый?

- Посмотри, на них нарисованы числа. Это вес шаров в килограммах. Попробуй самую легкую «пятерочку». Для начала хватит, а потом уже сама подберешь себе по руке.

Затем я вкратце описал, как берут шары, как их бросают, показал подход, поведал об основных правилах и подсчете очков. Обычно новички много переспрашивают и мало что понимают в подсчете, но у девушек вопросов не возникло, что только укрепило меня во мнении на их счет. Лохом оказаться не хотелось, но я решил еще немного подождать.

Вскоре мы уже вовсю бросали и, в конце концов, весьма эмоционально обсуждали каждый удачный шар. Я сам не заметил, как втянулся в общение, зайдя далеко за рамки обучения. В какой-то момент, махнув рукой на свои мысли, просто заказал всем по «Б-52», а потом и вовсе - бутылку «Джонни Уокер» с маломальской закуской. Крышу медленно но неотвратимо вело к съезду. Из боулинга мы шли в обнимку, распевая песни Цоя. Меня уже не удивляло, что внешне столь молоденькие девушки вдруг знают творчество Цоя, меня «несло».

Моя квартира гостеприимно распахнула объятия хозяину и шаловливым гостьям, а вскоре супружеская кровать впервые приняла на себя три разгоряченных тела вместо одного. Выпитое спиртное, усталость от боулинга и неутомимые партнерши за какие-то полтора-два часа довели мой организм до глубокого сна без задних ног. Однако, смутное беспокойство все-таки разбудило меня рано утром. Кто-то из подсознания хохотал как ненормальный, повторяя лишь одну фразу: «Ну ты лошара!» Едва открыв глаза, я как ошпаренный сел на постели. «Сколько времени? Где Ира и Надя?» Хмель и сон слетели в одно мгновение. Разглядеть что-то во тьме было невозможно, поэтому я намерился встать и включить свет, страшась увидеть вывороченные ящики и открытый шкаф купе, где хранились меховые вещи жены. Но правая рука наткнулась на чье-то тело справа. Слева тоже кто-то спал. Паника медленно улеглась, а бухающее сердце помаленьку снова вошло в ритм. Девушек я, похоже, не разбудил.

Осторожно встал, стараясь не потревожить их сон, прошелся по квартире, осматривая те углы, где хранились особо ценные вещи. Все было на месте. Облегчению моему не было предела. Сел на кухне и закурил, раздумывая. Странно, ведь девушки явно не те, за кого они себя выдавали в боулинге, но при этом ничего пока фатального не произошло. Вероятно, время для выползания подвоха на свет божий еще не пришло. Но, боже, как это мучительно осознавать, что столь прекрасный вечер по сути безнадежно испорчен моими подозрениями. Конечно же, проснулась совесть, и запоздалое раскаяние в содеянном вовсю мучило меня. Появилась мысль разбудить подруг и постараться выпроводить их из дома. От греха подальше. Вдруг жена вернется без предупреждения? Конечно, в половине пятого утра это почти невероятно, но... такова уж жизнь «изменщика», он боится любых, даже самых невероятных событий, могущих пролить свет на его тайную жизнь.

Неверный муж всегда находится тисках обстоятельств, хронического отсутствия времени, срывов свиданий, страхов быть замеченным с любовницей в публичном месте, непредусмотренных денежных трат, боязни заразиться и, что самое плохое, заразить супругу. Ведущий двойную жизнь мужчина вынужден соблюдать строгую конспирацию, записывать телефоны потенциальных и реальных подруг под мужскими именами, либо как-то придавать им видимость деловых партнеров. Он несет на себе мучительное бремя молчания, ведь о своих переживаниях никому нельзя рассказать, а иногда так хочется, что сил нет сдерживаться. И все это только ради того, чтобы поддаваться сладкой неге безумия секса с другой женщиной, испытывать раз за разом адреналиновый шторм, получать удовольствие от врожденной полигамии.

Но, ведь кому-то все-таки удается ходить по лезвию бритвы? Не зря же с таким упоением пишутся городские легенды об удачливых «казановах», сочетающим крепкую семью, построенную на любви и личной свободе супругов, с многочисленными и очень яркими похождениями, увешанных любовницами, как новогодняя елка шарами. Или нет таких в природе? И все это - выдумки, красивые эротические россказни эротических мечтателей и сексуальных фантазеров?

За этими мыслями я не заметил, как рассвет вовсю вступил в свои права. Пустая сигаретная пачка, гора окурков в пепельнице и яркие солнечные лучи в окне настойчиво намекали на необходимость скорейшего завершения вчерашнего приключения. Ночью-то вряд ли кто-то пришел бы, но близилось 9:00, а значит, супруга, если не приедет, то уж точно позвонит. Я боялся, что голос меня выдаст, и она заподозрит неладное. Решение пришло незамедлительно. Мобильный был выключен, а трубка домашнего снята с аппарата - пусть лучше отключат на ГТС, чем оправдываться почему не взял трубку.

Но это не решало проблему. Я прошел в спальню. Подружки спали обнявшись.

- Ирина, Надя, подъем! - Негромко, но настоятельно скомандовал я.

- Что случилось, Гошка? - Ирина проснулась первой.

- Мои могут приехать скоро. Пора собираться.

- У-у-у... Еще же так рано! - Обиделась она.

- Ириш, ну ты ж понимаешь, что будет неприятно, если сюда заявится жена.

- Так ты женат?

- Конечно. Или я не похож на женатого?

- Блин, а мы с Надькой решили, что ты хороший кандидат на постоянное трио. Вот облом-то. - Девушка сморщилась и начала будить подругу. - Надька, вставай. Нас выгоняют.

Собирались девушки молча, бросая на меня неодобрительные взгляды. А я готов был вытерпеть что угодно, лишь бы они побыстрее убрались. Понимая, что выгляжу полным уродом, не мог удержаться от того, чтобы не поглядывать на часы.

Когда они уже вышли на лестницу и вызвали лифт, я нагло спросил:

- Созвонимся? Повторим как-нибудь?

- Щаззз! - Отозвалась Ирина. - Хватит тебе и одного раза, мужчинка. Скажи спасибо, что мы честные девушки и денег не берем. Кстати, не забудь провериться, а то вдруг мы заразные. Чао, пупсик.

Дверь лифта за ними закрылась, а я запоздало вспомнил, что внизу у нас консьержка и мысленно покрылся холодным потом.

2.2.

Если вы думаете, что ваша личная жизнь никого не касается, и никто ею не интересуется, кроме родственников и друзей, то этому заблуждению рано или поздно придет конец. В виде слухов, или в виде анонимного звонка, но вы обязательно получите какой-то намек на то, что являетесь источником душераздирающих историй. А в изложении неожиданно заинтересованных персон личная жизнь выглядит не столь уж симпатично, как это кажется, пока вы остаетесь в неведении о постороннем внимании.

Никто не способен скрыться от досужих домыслов, особенно, если в вашем подъезде денно и нощно сидит консьержка. Ее возраст никогда не поддается оценке, бдительной «стражнице покоя» можно дать и 30, и 40, и 50, и любая цифра будет одинаково подходить к ней. Её всевидящий взор из-за стеклянной перегородки заметит все - с кем, когда, в каком настроении вы вошли на подведомственную ей территорию, а также кто, когда и с какими словами вас покинули. Консьержка определит на глаз возраст, род занятий и даже степень опьянения вашего гостя. И, конечно же, она не давала никаких подписок о неразглашении тайн личной жизни живущих в подъезде людей. А даже, если бы и давала, то никакая сила не остановит ее от того, чтобы поведать особо пикантные подробности многочисленным подружкам, которые ничтоже сумняшеся разнесут детали вашего бытия по окрестностям. Дальше - воля случая. Слух вполне может и утихнуть, если на него наложится более интересное событие, случившееся не с вами. Но уповать на это я бы не стал. И, кроме того, не надейтесь, что консьержка забудет насовсем о том, что она узнала о вас. Ее память бездонна, она - кладезь тщательно структурированной информации.

Для начала мне нужно было спешно привести в порядок квартиру, а потом уже разобраться с консьержкой. Этот «порядок» - тоже непростое дело. Ибо какая жена поверит в то, что ее благоверный в ее отсутствие вытирает пыль, тщательно моет посуду и убирает свои вещи на место? О, нет. Если по приезду ее встретит чистота и отсутствие хаоса, то со стопроцентной уверенностью можно констатировать появление подозрений о посторонней помощи вам по хозяйству. А, значит, наведение порядка должно быть продуманным. Перво-наперво внимательно осмотрите квартиру на предмет посторонних вещей. Лифчики, трусики, заколки, предметы гигиены, косметика и прочие улики могут обнаружиться в самых неожиданных местах, поэтому ни один уголок вашего жилья не должен быть обойден вашим пытливым взглядом.

Далее - следы пребывания. Волосы на постели и расческах, в ванной комнате - на полу, на стенках душа или ванны. Губная помада на вашей одежде, окурках, на стаканах и чашках. Все это должно быть тщательно убрано, а подозрительный мусор - немедленно в мусоропровод. Внимательно посмотрите на содержимое мусорного ведра - там так же могут оказаться нетрадиционные для холостяцкого быта вещицы.

Особого внимания требует DVD-проигрыватель. В нем должен стоять диск с вашим любимым боевиком, но никак не порно-фильм.

Когда явные улики ликвидированы, займитесь воссозданием атмосферы скуки по благоверной и грустного холостяцкого быта. Мусорное ведро должно быть заполнено доверху разнородным мусором - лучше пивными банками, пустыми упаковками от чипсов, попкорна, шкурками сосисок, консервными банками, остатками быстрых перекусов и так далее. Никаких пробок от вина или шампанского, конечно, нельзя допустить - даже на дне ведра. Удалите любые намеки на женское присутствие. В кухонной раковине - несколько разных немытых тарелок, две-три разных кружки с остатками чая, кофе и пива. Внимание! Вилок и ложек лучше поместить туда или по одной или все, которые лежали в ящике для столовых приборов. Туда же неплохо поместить небольшое количество картофельных очисток и яичной скорлупы. Никаких кастрюль на плите. Только чайник и грязная сковорода!

Последний штрих - мужские вещи на полу и стульях. На полу - три-четыре пары ношеных носков. На стульях - свитера, рубашки, брюки, джинсы, пиджаки, галстуки, трусы. Ну а для изысканных гурманов курящего сословия можно добавить пепельницу полную ваших окурков и чуть-чуть пепла на ковровом покрытии.

После этой титанической работы снова пройдитесь по квартире - отдерните все занавески, осмотрите подоконники. Можно даже снять одну две петли штор с гардинных крючков. Вновь осмотрите все. Лоджия и балкон также не должны быть обойдены вниманием. В принципе желателен еще и третий, финишный проход, но, если вы уверены в тщательности совершенных процедур, то достаточно двух.

Теперь - консьержка. Консьержка, к моему ужасу, оказалась новенькой. Вернее, просто незнакомой мне. Я попробовал припомнить ее предшественницу, но у меня из этого ничего не вышло. Мы вообще редко замечаем обслуживающий персонал, если только у него не длинные ноги, узкая талия, четвертый размер груди и полные чувственные губы, каковых признаков у малооплачиваемых людей обычно не наблюдается. Поэтому, натянув на морду самую сладкую из всех своих улыбок, подошел к ней и поздоровался. В ответ был удостоен изучающим взглядом и вопросительным взлетом ее заросших бровей:

- Что-то случилось?

- Нет-нет! Все в порядке. Просто решил познакомиться с вами. Вы ведь недавно у нас работаете?

- Да уж год скоро... - удивилась дама.

Упс! Неудачное начало разговора. Нужно как-то исправлять.

- О, простите. Суета... Все время пробегаю мимо. Совсем не обращаю внимания ни на что, - попробовал выкрутиться я, - но лучше поздно, чем никогда. Так ведь?

- Ну, да, - с ехидцей в голосе согласилась консьержка.

- Как вас все-таки зовут?

- Наталья Семеновна. А вы Игорь Анатольевич из 42-й квартиры. Мы-то всех знаем. Это нас никто не знает, кроме некоторых.

- Я все-таки надеюсь заслужить ваше прощение, Наталья Семеновна.

- Ладно, прощаю! - Снизошла она. - Так что все-таки случилось? К нам так просто не подходят. Только если какая-то проблема или еще что-нибудь.

И тут мне пришла в голову мысль, что разговор начистоту будет гораздо проще любой хитро-мудрой ахинеи, которую мне пришлось бы изобрести.

- Наташа, можно мне вас так называть? - Кивок и внимательный взгляд. - Спасибо. Вы, наверное, заметили, что недавно из подъезда вышли две девушки? - Снова кивок. - И, наверняка знаете, от кого они ушли в этом подъезде.

Дама улыбнулась, и в ее взгляде мне почудилось если не одобрение, то понимание.

- Так вот, мне бы очень хотелось, чтобы эта информация осталась между нами. Естественно, моя благодарность за это будет вполне адекватной. Как вы на это смотрите?

- Я слушаю, слушаю...

- Рад, что мы понимаем друг друга. Хотелось бы узнать, какой мой презент был бы вам приятен и полезен?

- Ну так вы не стесняйтесь, Игорь Анатольевич.

- Во-первых, я бы хотел пригласить вас в ресторан.

- Когда?

- Ну, например, сегодня когда вы освобождаетесь?

- Вечером, в шесть.

- Значит, я закажу столик на восемь. Успеете собраться?

Она кивком подтвердила свое согласие.

- Ну а в ресторане и решим, чем я могу вам выразить свою признательность.

- Хорошо, Игорек. - Наталья Семеновна вдруг игриво улыбнулась, чем погрузила меня в мыслительный ступор. - Я жду вас здесь в 18:00.

«Неужели она имеет на меня виды?» - Пронеслось жуткое предположение в голове. С внешним проявлением испуга я вроде бы справился, но внутренне я весь содрогнулся. Дама выглядела не то чтобы асексуально, но и желания не вызывала никакого. Пышнотелая женщина, потертая жизнью, рязанской внешности - даже юные девушки такого типа меня никогда не привлекали, а уж пожилые - тем более. Вот влип-то. Похоже, заразился я от Алены какой-то социальной болезнью. Со вчерашнего вечера из этой колеи вырваться не могу. И, похоже, сегодня колея только углубится. Решать проблемы по мере появления уже не получалось. Мое падение убыстрялось, а зацепиться было совершенно не за что. На дно мне абсолютно не хотелось, однако, пока я не видел ни одного способа выскочить из ситуации без потерь.

Вернувшись в квартиру, я первым делом забрался в Яндекс - искать ресторан подальше от места жительства и работы. Не дай бог встретить в кабаке кого-то из знакомых. Через некоторое время в голову мене пришла отличная мысль - абонировать столик в плавучем ресторане, благо их нынче плавает по Москва-реке немало. И контингент там в основном приезжий, падкий на столичную экзотику. Местные там заказывают только банкеты и «корпоративы», выкупая теплоходы полностью. Даже если где-то за столиком обнаружится москвич, тем более из числа моих знакомых, то скорее всего он так же прельстится условной интимностью такого места, а значит будет так же в компании любовницы, и наши позиции будут взаимно нейтральны.

Гордый своей придумкой, я быстро нашел координаты подходящего плавучего ресторанчика и заказал там столик с минимальным меню. Затем, приготовив средне-банальный костюм для предстоящего свидания, лег спать. Бурная ночь и недосып все-таки сказывались.

Разбудил меня не будильник, а сотовый телефон. Звонила жена.

- Что у тебя с телефоном? - Сходу спросила она.

- С каким телефоном? - Не мог спросонья врубиться я.

- С домашним, конечно.

- Не знаю, сейчас посмотрю.

Конечно, я сразу вспомнил, что ночью снял трубку с аппарата, и он в настоящий момент уже давно был отключен МГТС - это их стандартная практика. Пройдя в прихожую, положил трубку на место и прокомментировал супруге:

- Аллочка, трубка лежала криво. Поправил.

- Тогда позвони на телефонную станцию. Пусть включат. Я перезвоню через пять минут. - Она дала отбой.

Через пять минут после моих манипуляций с поиском номера телефонного узла и унизительных просьб вернуть связь поскорее, мои усилия увенчались успехом, и мы уже не так напряженно поговорили с женой по домашнему. У нее все было в порядке, у меня тоже. Моя теща приболела, и Алла теперь «упахивается за двоих». А я «зря не поехал, хоть бы помог тестю теплицу доделать». «Димка целыми ночами сидит на втором этаже с ноутбуком, выходит только поесть» и «Надо что-то с этим делать». «Что ты собираешься делать вечером?» и «Ко скольки тебе завтра на работу?»

В общем, обычный семейный диалог на рутинно-бытовую тематику прошел для меня успешно, и, глянув на часы, я быстро оделся и выдвинулся на свидание с Натальей Семеновной.

2.3.

Моя визави сидела на своем рабочем месте в боевой раскраске. Рядом с нею уютно разместилась смутно знакомая женщина, вероятно вторая консьержка - сменщица. Я мысленно чертыхнулся, теперь еще и с нею договариваться придется. Или они там вдвоем договорятся помалкивать? Ох, не факт! Ситуация снова усложнялась. Колея... В спешке совершенно не подумал, что встреча здесь будет отягощена еще чьим-то присутствием. Логика мышления давала сбои, а это являлось тревожнейшим симптомом. Нужно срочно что-то придумывать. Однако, назад дороги нет. Свидание со свидетельницей моего грехопадения отменять нельзя.

Появившись из дверей дежурки, Наталья Семеновна демонстративно подставила щечку, мне не оставалось ничего иного, как быстро чмокнуть ее и, подхватив под руку, вытащить из подъезда. Только там я разглядел, что она одета в общем-то вполне современно, а макияж, хоть и хоум-мейд, но неплохо скрывает возрастные нюансы и подчеркивает удачные детали лица. Словом, девушка вдруг обрела возраст. Я бы дал ей навскидку не больше тридцати лет. Да что там, наверняка, ей и было примерно 28-30. Все-таки в каждой женщине сидит это врожденное качество - умение «делать себя». Но одним повезло попасть в нужное время в подходящем на глаза правильному мужчине, а другие вынуждены продолжать поиски. И, разумеется, на месте стража спокойствия подъезда, у моей спутницы не было ни единого шанса кого-то найти. Стоит ли удивляться тому, что она сразу же ухватилась за подвернувшийся ей вариант со мной?

По дороге до машины она весело щебетала о том, что уже давненько не была в ресторане, что совершенно забыла как пользоваться вилкой и ножом, что совсем не знает названий блюд. Я тактично уверял, мол, ничего очень уж мудреного в этом нет. В салоне моего «Шевроле» Наталья Семеновна разместилась вполне довольная жизнью. Мне это не очень понравилось, уж очень это выглядело как-то по-хозяйски... как будто моя кандидатура уже утверждена на роль, если не мужа, то уж точно постоянного любовника, с которым можно не церемониться. М-да... рязанские бабы - они такие! С ними нужно быть очень осторожным. Невольно вспомнилась поговорка «коготок увяз - всей птичке конец». Я вырулил к пристани в грустном настроении.

Ресторанчик оказался средней руки с ценами в меню, как у заведения высшего разряда. За экзотику плавучего общепита приходилось неслабо доплачивать. Но это меня волновало меньше всего. Разговор у меня с дамой почти не клеился. Зато она расцвела буйным цветом. Поглощая одновременно салат, холодную рыбную закуску и мясное ассорти, Наталья Семеновна последовательно рассказала о своей жизни до нашего знакомства, попутно перескакивая на обильный список родственников и упоминая какие-то ярчайшие, но недоступные моему пониманию события. Она обстоятельно прошлась по своей трудовой биографии, посетовала на мелкую зарплату, которой хватает от силы на питание «и если б не муниципальное жилье», особо отметила бесперспективность этой работы и отчетливо высказала свое желание поменять ее «к чертовой матери». Я ел мало.

- Наташа, вам нравится это место? - Вдруг спросил я, повинуясь какому-то интуитивному позыву.

- Ой, Игорек! Тут очаровательно! Мы плывем и едим. И все это одновременно! - Она воодушевилась моим вниманием. - Я вообще никогда не была в таких местах. Спасибо тебе.

А я и не заметил, как она перешла на «ты». Но это нормально, она неосознанно сокращает дистанцию. А значит, точно рассчитывает не только на ресторан, но и на мое сексуальное внимание к ее особе.

- Не за что. А твои бывшие мужчины никогда не водили тебя в рестораны?

- Да сколько у меня их было-то, этих мужчин. Полтора инвалида и те алкоголики. Ты ведь просто не знаешь, как в маленьких русских городах живут. Там найти нормального - легче удавиться. Потому я в Москву рванула, чтобы попробовать здесь устроиться, только вот... - она вдруг замолчала, а на лице ее появилась плохо скрываемая печаль.

Ох, знакома мне эта печаль. Точно такую же я видел у Алены. Да и раньше встречал неоднократно. Это печаль по неудавшейся любви, по растраченным впустую чувствам, по мокрым от слез подушкам. Я раздумывал недолго. Это был шанс!

- А что случилось в Москве? Когда ты вообще сюда приехала?

- Пятый год по углам мыкаюсь. Приехала-то поступать в университет... Как думаешь, сколько мне лет?

Похоже, я кардинально ошибся в оценке ее возраста. Лишь логически можно теперь понять, что Наталье не больше 25, а скорее всего - 23 года.

- Я бы дал тебе 22-23.

- Врешь, Игорек. Я знаю, что выгляжу лет на тридцать, а то и старше. Знаешь, беда женщину не красит. А мытарства вообще старят мгновенно.

Она задумчиво поковыряла вилкой в пустой тарелке.

- Школу закончила с серебряной медалью. Готовилась к экзаменам так, что аж поесть забывала. Приехала сюда красавицей худосочной. Здесь парням такие девушки очень нравятся. Но наивная была - что твоя дубинка. Через это и получила от жизни полной мерой.

- А что случилось? Расскажешь или это секрет?

- Да какой тут секрет?.. Поступила с первого раза, многих москвичей обошла по баллам. Первый курс училась как заведенная, ничего вокруг себя не видела. Общагу дали, даже стипендии грошовой вполне хватало. Ну а на втором курсе природа взяла своё, да и мальчики у нас в группе учились симпатичные, многие подкатывались. Вот один такой и пробился в мои ухажеры.

- Забеременела? - Предположил я.

- Неа. Не дай бог! В моем-то положении. Но ты правильно понял - сволочью он оказался изрядной. У меня и так-то денег не было, а тут еще и он - то десятку займет, то пятьдесят. И не возвращал никогда. Но я уже тогда влюбилась в него крепко. Вещи продавала. В одном и том же на лекции ходила. Помогать-то мне никто не помогал, да и не помогает. Устроилась на работу ночную в колл-центр, на звонки отвечала. Почти все деньги ему, скотине, отдавала. Это уж потом выяснилось, что он наркоман, а тогда даже гордилась собой, дескать, мне тяжело, но любимому еще тяжелее, и я, дескать, настоящая верная и любящая женщина. Недосыпала, недоедала, но гордилась.

- И что в итоге случилось?

- Пришел он ко мне однажды в общагу, - сам-то местный, с родителями жил, - а со мной вместе обитала дочка одного коммерсанта из Киева - Олеся, деньги у нее всегда водились. В тот момент ее не было в комнате. Вот мы сидели, разговаривали... - Наталья смутилась, вероятно вспомнив, как именно они «разговаривали», - ну и мне выйти ненадолго понадобилось. А пока я ходила, он всю наличность и кой-какие драгоценности соседки-то и вытащил. Прятать-то мы ничего не прятали, быстро нашел и в карман. Мне еще показалось, что он какой-то суетливый был, когда я вернулась, но ничего не заподозрила. Ушел он потом быстро, дела какие-то появились. Не придала значения, да и не до того мне было. Влюбленная женщина - дура слепая, ничего не видит.

- А как обнаружилось?

- Так ведь не сразу и обнаружилось. Соседка моя хватилась только на третий день - сначала сережки искала, но подумала, что у кого-то оставила. Та еще шалава, по парням таскалась каждый день. Потом обнаружила, что еще кой-чего не хватает. Мой-то сумничал - не все у нее выгреб. Ну а то, что денег меньше стало - это и вовсе выяснилось только через пару недель. Вот и посуди сам. На дружка своего до последнего не могла подумать. Все вспоминала, а тот случай - ни разу. Только вот Олеся докопалась в итоге - кто-то из соседей припомнил, что мой приходил недавно. Дальше - все плохо. Приехал ее папаша, давить начал, мол, отдавай, как хочешь. В милицию не стали заявлять. Я уж любимого и так и эдак умоляла - не сознавался, а потом и вовсе пропал, перестал появляться. На универ он на тогда уже болт с прибором положил. В общем, хохол тот, который папаша соседки, сказал, что если за месяц сто пятьдесят тысяч не соберу, он мне устроит веселую жизнь.

- Неслабо!

- У нее там одно колечко с брильянтом на тридцать тысяч тянуло, а еще какая-то винтажная штучка - вообще чуть ли не пятьдесят. Да и денег пропало около двадцати тысяч. В общем, тут без обмана вроде бы. Но где мне взять-то? Всех капиталов - только вошь на поводке, да блоха в кошельке. Родня вся нищая. Думала я думала и решилась пойти на панель.

- Что, совсем не было вариантов?

- Игорек, ты вырос в сытости и благополучии. Небось, родители тебя всю юность содержали, а моя мать мне после 17 лет ни копейки ни разу не дала. Наоборот, я ей отсылала - уж что получалось. Провинциальная девушка без законченного образования нигде не имеет возможностей заработать за месяц полста тыщ, как ни крути. Либо любовницей олигарха стать, но тут конкуренция такая, что не подступишься даже, либо на панель идти.

- И ты пошла?

- Пошла... Господи, зачем я тебе это рассказываю? - Вдруг вскинулась она, запоздало поняв, что я теперь о ней знаю то, что несколько уравновешивает ее «тайное знание» обо мне.

- Наташа, прости, что вытянул эту историю из тебя.

Девушка заметно расстроилась и вовсе замолчала. Чувствуя себя крайне неловко, я попытался коснуться ее локтя своей рукой, но она отодвинулась и как будто сжалась в комок.

- Понимаешь, я ведь и вправду заинтересовался тобой. Сейчас, пока ты рассказывала о себе, вдруг понял, что ты не шантажистка вовсе, как мне показалось сначала, а обычный человек. С глубокими переживаниями и жизненными неудачами за спиной. Я в любом случае помогу тебе...

- Женишься на мне? - Вдруг как-то резко и даже зло спросила она.

- Это вряд ли, я все-таки женат и пока не собираюсь разводиться.

- А хули тогда баб к себе водишь?

Ее неожиданная смена настроения выбила меня из роли обаятельного джентльмена. И, хотя я неоднократно уже давал ответ на подобный вопрос, растерялся и не сразу взял себя в руки.

- Молчишь? Вот именно! Нечего сказать, да? - Наталья повысила голос, но вовремя осеклась, оглянувшись по сторонам. - Все вы, мужики, бабники. И вас не переделать. Я таких навидалась немеряно. Ладно, живи спокойно, Игорек. Ты мне на хер не нужен со своими скелетами в шкафу. Вот, сводил в ресторан и хватит мне с тебя отступных. Можешь не волноваться.

- Могу я тебя попросить успокоиться? Мы так хорошо сидели до того как ты начала злиться на меня. Это ведь твоя жизнь, я ее не ломал и не собирался даже. И я не враг вовсе, понимаешь?

- Да, понимаю я все! Когда этот чертов корабль пристанет? Сойти хочу.

Я поманил к себе официанта и передал ему вопрос. Тот сообщил, что раньше чем через полчаса мы на берег сойти не сможем. Наталья расстроилась еще больше.

- А могу я заказать водки? - Спросила она.

- Да, разумеется. - Ответил я и попросил официанта принести 100 граммов, поскольку сам пить не собирался.

Принесенный стакан девушка осушила несколькими глотками и вновь уставилась в тарелку. Я тоже молчал. Потом, так же неожиданно она продолжила:

- Шла я шла и попала на Ленинский. Там каждый вечер во дворе какого-то колледжа устраивались смотрины. Главным там был Рафик, то ли азербайджанец, то ли татарин, я толком не знаю. Принимал он к себе не всех. И не сразу. Сначала нужно было удовлетворить его или одного из его бандитов. Да так, чтобы им понравилось. Иначе посылали подальше. На фигуру и на лицо тоже смотрели. Каждой девочке устанавливали твердую цену. В зависимости от того, что умела и хотела - классика, орал, анал, лесби-шоу, группа. Тоже проверяли. На слово не верили. Все как на конвейере - чем больше умеешь и приемлешь, тем больше цена. Девушки с хорошей фигуркой и мордашкой имели шансы попасть в VIP-группу. Эти с улицы не работали, только по вызову. А особо ценных вообще возили только к крутым богатым клиентам. Но для начала нужно было пройти «улицу».

Я боялся прервать, вдруг отчетливо вспомнив, что точно так же почти не дышал, когда мне изливала свои напасти Алена.

- На «улице» все просто. Приезжает клиент, выбирает, платит «старшей» деньги и увозит с собой. Что там с тобой будет, никто не выяснял. Попадались разные люди. Кто-то довольствовался просто сексом, с кем-то поговорить обязательно нужно было, а кому-то и садо-мазо было мало. Терпела. Посчитала, что при действующих расценках мне нужно было обслужить не меньше 60-70 клиентов. Представляешь? Это за месяц! У меня уже к концу первой недели все болело. И тут мне повезло. Очередной мужчина, приехавший на «ленинку», выбрал меня. Увез к себе на дачу, пообещал мне доплатить, если останусь с ним и на следующий день. Я позвонила Рафику, он согласился, сказав, что с меня 10 тысяч «штрафа» и отпустил. У меня появился шанс заработать на одном клиенте, как на нескольких - этого я упустить не могла. Но все болело жутко. Мужчина заметил, что я чуть ли не реву. Он подумал, что у меня что-то случилось. Ну и пристал с расспросами. Рассказала ему как на духу. Звали его Михаилом. Хороший дядька показался. Проникся и пообещал, что выкупит меня у Рафика, а заодно и долг мой покроет.

Наталья оглянулась в зал, поискала глазами официанта. Тот быстро подошел и получил еще заказ на 100 граммов водки и томатный сок.

- Миша сдержал слово, - продолжила она, когда выпила очередную порцию горячительного, - извини, мне нужно выпить. Разбередила себе душу. Игорь, не пойми превратно, я не алкоголичка. По жизни почти не пью. Иначе бы спилась давно уже. А мешки под глазами - это все слезы. Реву каждый день.

- Наташа, все в порядке. Даже если переберешь водки, я отвезу тебя домой в лучшем виде.

- Хорошо, Игорек. - Она благодарно улыбнулась. - Так вот... Все было бы ничего. В иерархии проституток я попала сразу на самый верх - в «племянницы» к богатому «папе». Многим девочкам с «улицы» такое и не снилось даже. Я должна была быть счастлива, ведь у меня крутой покровитель, сплю только с ним, долги мои быстро покрыл, а заодно и моего бывшего парня нашел. Мне он деталей не рассказывал, однако, тот где-то нашел 150 тысяч и вернул Мише его расходы, похоже, даже с процентами. В общем, казалось бы, все хорошо. Но ты помнишь анекдот про двух ковбоев, которые бесплатно дерьма наелись?

- Это где они спорили поочередно, что съедят ложку говна?

- Да, да, именно. Вот и я так же - совершенно бесплатно наелась дерьма по самое не балуйся. Деньги, которые я успела заработать, против нормально начавшейся жизни студентки в Москве - ничего не стоят. А я потеряла всё. Веру в людей, желание любить, бросила универ, перестала общаться с мамой и с родственниками - стыдно было. За полгода я, конечно, как-то оклемалась, но положение содержанки - тоже не бог весть какая шикарная поза. Тебя имеют как и когда хотят, а ты должна быть благодарна. И уйти не могла. Ну, куда я денусь? Кто меня ждет?

Она вздохнула и, посмотрев на ночные огни набережной, продолжила:

- Спору нет, Миша был ко мне более чем добр. Но и он отметился в моей судьбе не очень-то хорошо. У него была семья, с которой он не жил. Интересная внешне жена и пятеро сыновей. Представляешь? Так вот, он не хотел больше детей. Вообще не хотел. И как-то раз подкатил ко мне с разговором, мол, хорошо бы я согласилась на операцию по стерилизации. А я взяла и согласилась. В то время мне все было по барабану. Кто бы мне тогда сказал, что выбранная моим «папой» операция необратима! В общем, ребенка я нынче зачать не могу в принципе. Еще через полгода он приехал домой пьяный и с проституткой, заставив нас исполнять лесби-шоу. Я отказалась. Наутро меня у дверей спальни встретил его помощник, вручил мне все мои документы, которые до этого хранились у Миши в сейфе, пластиковую карточку с пятью тысячами баксов и десять тысяч «деревянных» наличными. И проводил он меня под белы рученьки до автомобиля, высадил рядом с Домодедовской, и кончилась моя обеспеченная жизнь содержанки. Вот такие дела. С тех пор я работаю консьержкой. Больше меня никуда не берут.

- А ты не пробовала вернуться в универ? Восстановиться там.

- Нет, Игорь, не пробовала. Да и не хочу пробовать. Ради чего? Ради того, чтобы закончить его с новыми мытарствами и делать карьеру? А мне вообще зачем эта карьера? Женщины, дорогой, в основном живут не ради карьеры, а ради детей, ради любви, ради мужа. У меня не будет детей, вряд ли будет нормальный муж, а любовь моя похоронена под ненавистью к мужикам. Вот и тебя хотела использовать на всю катушку, чтобы денег побольше из тебя высосать. Да только и это мне оказалось противно. Не могу.

Наталья вновь посмотрела на набережную. Теплоход направлялся к пристани, к той самой, с которой мы отплывали.

- Вот что, отвези-ка ты меня домой, Игорек. Живу я в том же доме, что и ты, только в первом подъезде, а не в третьем, как ты. Устала я, да и выпила изрядно.

В машине она уснула и всю дорогу тихонько посапывала. А когда я остановился возле дома, проснулась, чмокнула меня в щеку, шепнула на ухо «спасибо за чудесный вечер, Игорь» и через несколько секунд исчезла, пискнув ключом домофона, в своем подъезде.

3.1.

Приближался день летнего солнцестояния, поэтому ночи были не только короткими, но и светлыми. Я припарковал машину и решил прогуляться, пользуясь случаем и хорошей погодой. Воскресный поздний вечер для многих людей уже не выходной. Какой уж тут отдых, когда вспоминаются дела, недоделанные на прошедшей неделе, гладятся брюки и костюмы, начищается обувь, затем следует обязательный просмотр воскресного ТВ, плавно переходящий в сон. Поэтому на улицах остается лишь энергичная молодежь, которой вообще без разницы, какой день недели на дворе.

Насладившись чудесным вечером, и практически не вспоминая о пережитых приключениях, я зашел домой. В отличие от сограждан мне не нужно ничего гладить и начищать, а «жвачник» я включаю лишь ради новостей. Убийством времени предпочитаю заниматься с помощью компьютера, подключенного к интернету. Приближался момент, когда такие же, как я, завзятые интернетчики массово загрузят свои «железяки» и выйдут в сеть. Воскресным вечером на форумах, в чатах, на сайтах социальных сетей закипает остывшая за выходные жизнь.

Любимое место в сети - сайты знакомств. Конечно, мое интернет-присутствие не зацикливается на них, но именно им отдается львиная часть свободного времени. Ибо в отличие от других сетевых средств коммуникации, сайт знакомств позволяет вступать в непродолжительную переписку с людьми, цели которых близки к моим. А я ищу яркие события во встречах с женщинами. Это не только секс. Ведь порой новые приятельницы обладают столь интересными взглядами на жизнь, что обычное общение с ними рождает мощные эмоции - как позитивные, так и, случается, негативные.

За два прошедших дня, что я не появлялся на сайте, насыпалось больше ста сообщений. С увлечением окунулся в их разбор. Как всегда почти две трети посланий составляли призывы проституток. Томные, жеманные, гламурные труженицы сексодромов, не отличались оригинальностью. «Хочешь приятно провести время? Часик со мной стоит 2500 рублей, м. Красносельская. Не выезжаю, звони ...» Типичное объявление, где стоимость услуг колеблется от 2000 до 2500 рублей, меняются станция метро и номера мобильных. Раньше я нередко заходил на анкеты этих девушек, но потом понял, что и фотографии кочуют из анкеты в анкету, так что и тут никакого разнообразия - одни и те же лица. В общем, все эти сообщения отправились в «черный список», поскольку, как я уже сказал раньше, меня увлекают яркие отношения, а не примитивный трах.

Остальные послания - большей частью продолжение переписки с уже знакомыми мне девушками и женщинами. Крайне редко приходят письма от неизвестных мне людей. Но эти выходные оказались урожайными - сразу три незнакомки решились написать мне первыми. Особо меня заинтересовала замужняя дама, которая вместо банального привета прокомментировала мою анкету, уловив суть моего витиеватого изложения цели поиска. Причем, она одновременно со мной была онлайн на сайте, то есть готова была пообщаться прямо сейчас.

Люда: «Добрый вечер, Игорь. Надеюсь, Вы поймете меня правильно, и не будете задавать глупых вопросов о том, что замужняя женщина делает на сайте. Вы ведь и сами женаты, а значит, уже понимаете все без лишних объяснений. Похоже, что мы с Вами одинаково оцениваем свое пристрастие к знакомствам здесь, поскольку мне, как и Вам, претит тупая случка без надежды на обмен ментальными проявлениями своего жизненного опыта. Если я права, то Вы непременно отзоветесь».

Оставив просмотр и ответы на остальные послания , я с удовольствием ввязался в переписку с Людой, которая на поверку оказалась Лидой. Да и фото в анкете тоже не соответствовало действительности. Так поступают многие дальновидные замужние дамы - сначала все-таки стоит убедиться, что новый знакомый мужчина никак не пересекается с мужем, родственниками и сослуживцами, а значит, не будет источником слухов. Через некоторое время мы обменялись номерами мобильных телефонов. Муж Лиды только что улетел в командировку, дети были отвезены на дачу вместе с бабушкой, и поэтому телефонный разговор вполне мог состояться прямо сейчас. Однако, я потратил еще некоторое время на переписку с нею, попутно прочитав и коротко ответив на письма от прежних знакомых. Уже ближе к полуночи спросил разрешения позвонить, получил согласие и набрал ее номер. В трубке раздался очень приятный женский голос:

- Да?

- Лида, это Игорь. Доброй ночи еще раз.

- Наконец-то Вы позвонили, а я уже думала, что очередной виртуальщик попался.

- Часто попадаются виртуальщики?

- Нередко. То ли боятся звонить, то ли что. А иногда и вовсе пропадают, даже на сайте отвечать перестают - стоит только написать свой номер.

- Ну и бог с ними. Главное, что мы с вами не такие. Правда, ведь?

- Очень надеюсь на это. Тем более, что сегодня вишу онлайн уже почти пять часов, и мне изрядно надоело вести пустые разговоры. Очень рада, что встретила хотя бы одного мужчину, который не боится быть реальным.

- Но телефонный разговор - это тоже вариант виртуального общения. Разве нет?

- Вы правы, Игорь, но здесь хотя бы голос слышен, интонации улавливаются, а в интернете меня смайлики уже начинают бесить. Хочется видеть улыбку живого человека, а не скобочки.

- Так может быть перейдем на Skype? Там и видеоконтакт можно организовать. У вас есть веб-камера?

- Вот, чего нет, того нет. Меня нельзя назвать продвинутым пользователем. Да и зачем камера, если есть возможность просто встретиться.

- А вам завтра не на работу?

- Нет, я специально взяла отгул, чтобы отдохнуть после выходных. Сборы детей на дачу равносильны переезду.

- Знаете, Лида, у меня сложилось впечатление, что вы недвусмысленно намекаете мне на приглашение к вам в гости...

- У вас абсолютно правильное впечатление, Игорь. Мы ведь, к тому же почти соседи, я живу в двух станциях от вас на той же ветке.

- Вы смелая женщина, Лида. Пригласить ночью малознакомого мужчину в гости - нужно обладать изрядным авантюризмом и решимостью для такого.

- Игорь, если вы перестанете терять время на болтовню, это будет лучшее, что вы сможете сделать для меня.

- Называйте адрес, решительная женщина.

Мы договорились встретиться возле метро. Выбор места встречи очень разумен. Во-первых, возле метро даже в это время весьма многолюдно. Во-вторых, обилие магазинов и ларьков, сконцентрированных рядом с транспортным узлом, позволяют купить что-нибудь на стол - не ложиться же сразу в койку, надо и поболтать перед этим под шампанское с шоколадом. И, в-третьих, там всегда светят фонари, и нового знакомого можно разглядеть в деталях. Только из лукавства многие люди говорят, что внешность им не важна. Как показывает опыт, даже при хорошем сходстве с фотографией, в жизни человек производит другое впечатление, чем на изображении. Мимика, жесты, глаза, одежда - все эти детали формируют у нас эмоцию «первого взгляда». Совокупность ощущений может или оттолкнуть, или сблизить людей в первые же минуты общения.

Через полчаса мы уже поднимались к Лиде на лифте. Благословен дом без консьержки, хоть и порядка в подъездах меньше, но зачем замужней даме лишние свидетели ее грехопадения. Позднее время тоже почти гарантировало от посторонних глаз.

Первое, что мне бросилось в глаза - это накрытый стол в зале. Похоже, что моя новая приятельница не только интересный собеседник, но и очень предусмотрительная женщина. Того времени, что я добирался до нее, никак не могло хватить на такую, пусть и непритязательную, но все-таки довольно разнообразную сервировку. Одни только канапе с икрой потребовали бы не меньше 30 минут, а если готовить салаты, что уже дожидались нас в фарфоровых салатницах, то и часом не обойдешься. Лида заметила мой изучающий взгляд:

- Да, Игорь, вы правы, - ответила она на незаданный вопрос, - я давно это приготовила. Только из холодильника достала. Если бы вы знали, сколько я ждала этого случая.

- Вы редко остаетесь одна?

- Почти никогда. Мы с мужем работаем в одной фирме. Ну и дети... сами понимаете.

- Понимаю.

- Тогда присаживайтесь, а я пока принесу шампанское из морозилки. Надеюсь, у вас нет запрета на спиртное после полуночи?

- Ничуть, Лида. Кстати, может быть мы перейдем на «ты»?

- Сама хотела это тебе предложить, но ты меня опередил. В общем, будь как дома.

Она метнулась на кухню и через мгновение уже протягивала мне бутылку.

- Открывай, будем праздновать свободу!

Разговор за столом плавно перетекал из одной темы в другую. По молчаливому взаимному согласию мы не касались ни секса, ни супругов, ни самой ситуации, но успешно делились впечатлениями о сайте знакомств. Вдруг, Лида прервала диалог и почти приказным тоном заявила:

- Так мы можем до утра проболтать. Иди в душ, Игорь. Белое полотенце - твое. Я после тебя. И очень прошу - возьми там одноразовый станок, увидишь на полочке. Побрей член и мошонку, терпеть не могу там волосы.

Ну как было не подчиниться? Тем более, что я и сам регулярно брею там начисто, то есть придется просто обновить «интимную прическу».

Когда я уже заканчивал процедуру, дверь в ванную комнату отворилась и вошла Лида, держа в руках какой-то пакет. Она с любопытством посмотрела на меня, пробежалась взглядом по моему обнаженному телу, повесила пакет на крючок и сказала, указывая на него:

- Ты меня очень обяжешь, Игорек, если наденешь вот это.

- А что там?

- Откроешь - увидишь. - С этими словами она удалилась.

В пакете оказался кожаный костюм для BDSM-игр. Причем, судя по некоторым его деталям, мне предлагалась роль «раба». М-да... Неожиданное увлечение для милой семейной женщины. Я держал в руках комплект и раздумывал. С одной стороны, возбуждение уже проявило себя, Лидой хотелось овладеть, с другой - кто знает, что за черти водятся в этом тихом омуте? Женатому человеку не стоит обзаводиться следами чьих-то садистских утех на теле, и мазохистом я не был никогда. Да и в роли «раба» себя ну никак не представлял. Сложив костюм обратно в пакет и обернувшись полотенцем, я вышел из ванной. Лида встретила меня недоуменным взглядом.

- Ты не хочешь?

- Милая Лида, такие игры не совсем для меня. Конечно, кто-нибудь другой бы и нашел в этом прелесть, но в мои планы BDSM не входит.

- Вообще не приемлешь BDSM или какие-то элементы Темы тебе нравятся?

- В качестве разнообразия некоторые элементы приемлемы, но боль и секс я считаю несовместимыми, как и унижение партнера... собственное унижение - тоже не люблю.

- Очень жаль, Игорь. Но хотя бы наручники? - Она спрашивала почти жалобно.

- Нет, Лида, - я был непреклонен.

- Что ж. Обойдемся без антуража. Тогда иди в спальню, ложись, можешь пока DVD посмотреть, а я быстро ополоснусь и приду к тебе, - она ушла в ванную, а я отправился искать спальню. Нашел, как ни странно не сразу, планировка квартиры оказалась любопытной, поэтому лишь за третьей дверью обнаружилась широкая кровать, освещенная мягким светом настенных бра.

На экране несколько грудастых девушек в кожаных костюмах изощрялись над мускулистым парнем, прикованным к стене. Зрелище, конечно, будило воображение и возбуждало, но лишь внешним видом актрис, с каждой из которых я бы с удовольствием уединился на час-другой. Однако, они явно переигрывали на камеру, и эффект от порнофильма терялся, тем более, что я не испытывал никакой радости от созерцания садо-мазо-развлечений.

Лида появилась неожиданно, я вероятно все-таки увлекся просмотром.

- А говоришь, что не нравится?

- Смотреть - одно, участвовать - другое, - ответил я и обернулся к ней.

Ладную фигурку женщины обхватывал очень изящный костюм из ремешков, выгодно подчеркивавший и ее красивую грудь, и талию, и загорелую кожу. Заострившиеся соски выдавали ее возбуждение. Похоже, что она получает удовольствие от одного лишь ношения такой «одежды». Что ж, тем лучше. Я решил не удивляться и не возражать.

- Нравится? - Она крутанулась на носочке, чтобы я смог рассмотреть ее со всех сторон.

- Весьма впечатляюще! У тебя шикарная фигурка. Как будто не рожала вовсе. - С восторгом отозвался я.

- Если бы ты знал, сколько усилий я приложила, чтобы сохранить фигуру, ты бы еще не так восхитился! А как тебе мой костюмчик?

- Тебе очень идет, Лида. Весьма возбуждающе!

- Вот, поэтому я и люблю такое одеяние. Но ни ты, ни муж - не к ночи будь помянут - не понимаете этого. Знаешь, как обидно.

Она села рядом на кровать, откинула с меня одеяло, которым я уже успел накрыться, и с вожделением рассматривала мое тело, мгновенно отозвавшееся возбуждением на ее взгляд.

- Не шевелись пока. Я тебя поласкаю чуть-чуть. У тебя очень красивое тело, Игорек.

- Я рад, что нравлюсь тебе.

Ее нежные руки заскользили по мне, распаляя обоюдное желание. Я с трудом сдерживал себя, чтобы не повалить ее на постель, но продолжал бездействовать, лежа на спине. А она тем временем приступила к поцелуям, покрывая ими все доступное пространство.

- Может быть все-таки наденешь? - Снова попросила Лида.

Даже самые устойчивые принципы способны исчезать под ласками женщины. Управление собой и своими поступками в такой ситуации доступно лишь тренированным разведчикам. Я шпионом не был, поэтому все-таки согласился, уступив не столько разумом, сколько эмоциями. Лида помогла с застежками, в итоге процесс подгонки не занял много времени.

Ее возбуждало насилие. Оказавшись распятым на кровати, снабженной цепочками для наручников, я вдруг понял, что Лида почти потеряла голову. Горящий взгляд, движения полные агрессивной страсти, недюжинная сила, проснувшаяся в этой внешне хрупкой женщине - все слилось воедино. Она была сексуальной фурией, способной сокрушить любую преграду. Когда я попытался ее урезонить, Лида яростно воткнула мне в рот специальный кляп, едва не выбив передние зубы.

- Ты у меня будешь послушным и ласковым, раб! - Кричала она, работая плеткой. - Я воспитаю тебя в уважении своей госпожи.

Сколько времени прошло, я не знал. Она ругалась матом, добивалась покорности болью, терзала мои гениталии. Происходящее пока обошлось без членовредительства, но это уже был не секс. Поняв, что порвать цепочки не могу, я попросту замер, опасаясь вызвать новую вспышку ярости. Но женщина не успокаивалась. По-моему, она несколько раз даже получила оргазм непонятно от чего. А когда все наконец кончилось, у меня на теле не было ни одного живого места. Вся кожа горела, болели места ударов.

Лида ушла, а я лежал все так же прикованный к кровати. Мысли крутились разные, от «надо ж было так влипнуть» до «что я жене-то скажу, когда приедет?» О том, что еще не всё кончилось, я почему-то не задумывался, свято веря в то, что ничего фатального со мной не произойдет. Фурия вернулась в легком халате со стаканом воды. Дала мне напиться, освободив от кляпа, включила кондиционер и снова ушла. Прохладный воздух подул на горящую кожу, даже приятно.

- А я так и буду здесь привязанным лежать? - Крикнул я ей вдогонку.

- Пока да, - раздалось из глубины квартиры.

- И как долго?

- Пока не научишься подчиняться. Ты еще очень строптив.

- А ты в курсе, что совершаешь преступление?

Лида вновь появилась в дверном проеме. На лице у нее было написано искреннее удивление.

- Преступление? Ну, так иди и заяви на меня, Игорек, попробуй.

Она была права. Никуда я не пойду, разумеется, это же как-то нужно будет объяснять не только следователю, но самое главное - супруге. Огласки тут не избежать. То-то Лида так себя уверенно ведет.

- Еще пить хочешь?

- Да, хочу. Жажда мучает от твоих развлечений.

- Может быть пива принести или просто воды?

- Давай пиво.

Напившись, я снова спросил:

- И когда ты меня отстегнешь-то?

- Как только станешь послушным.

- Считай, что я уже послушный.

- Нет еще. Подождем, - она осталась непреклонной.

- Чего ждать-то? - Удивился я.

- Увидишь.

В голове родилось подозрение, что она кого-то ждет. Этого еще не хватало! Какой-нибудь садист в гости придет - и поминай как звали. Изуродуют. Но все равно в самое плохое почему-то не верилось. Напиться-то дала, значит, не совсем она умом тронулась.

- Хоть одеялом накрой, а то прохладно что-то. Или кондиционер выключи.

- Ничего, не простынешь.

- Слушай, чего ты хочешь, Лида?

- Я же уже сказала, что пока ты не станешь покорным, будешь страдать. Это просто, Игорек, очень просто. Признай во мне свою госпожу. Но не на словах, а всерьез. Тогда и подумаем, как тебя наказать и когда отпустить.

Похоже, что дама настроена всерьез. Попробуй тут разберись, что у нее с психикой. А тем временем я тут околею от холода. Да и в туалет уже ощутимо хочется. Организм реагирует на охлаждение и избавляется от лишней влаги. Зря я пива попросил.

- Слушай, а я ведь в туалет хочу.

- Отлично. Значит, уже скоро.

- Что скоро?

- Увидишь, Игорек. Всему свое время, - она снова ушла из спальни.

Какой-то хитрый способ заставить меня подчиниться? Действительно, на человека, который очень хочет по нужде, можно как-то воздействовать психологически. Кажется, я читал что-то подобное. В этот момент его желания подчиняются лишь одному - физиологическому отправлению, и препятствия этому устраняется любой ценой. Но, стоит лишь избавиться от давления нужды, и психологическая устойчивость возвращается. Так что, по всей видимости, это что-то другое. Но что?

Лида вошла полностью обнаженной. Хороша, ей богу хороша! Если бы не ее пристрастия, чудесная любовница была бы. Неужели одумалась? Она не стала меня отстегивать, села на мои ноги и быстро, в несколько движений добилась сильной эрекции. Только вот никакого удовольствия я не испытал. Однако, начал подозревать, что я знаю, в чем дело, и каков у нее план. Сильная эрекция на фоне сильного желания пописать может дать эффект «стояка», это знают все мужчины, но редко какая женщина догадывается, что ее «жеребец» на самом деле не столько хочет секса, сколько с удовольствием сбежал бы в туалет. Между тем такая эрекция может длиться даже без физического контакта с женщиной. Достаточно лишить член чувствительности. И вот тут-то возникает другое состояние - «вечный стояк». Эякулировать мужчина не может, семенные каналы блокированы малой нуждой, и туалет - тоже практически не нужен, поскольку эрекция блокирует заодно и мочеиспускательный канал. Это весьма болезненное состояние, похоже, и является целью моей мучительницы. Чувствительность-то уже была потеряна во время ее экспериментов надо мной.

Подтвердилось это быстро. Лида распечатала презерватив, надела его мне, а следом - села сверху. За считанные минуты она получила несколько сильных оргазмов подряд. «Вечный стояк» еще и надолго увеличивает длину и толщину члена. Зато для меня это вообще ничего не дало. Она не отвечала на мои просьбы остановиться. Просто изредка поддерживала эрекцию и воспользовалась этим состоянием несколько раз. Кажется, что она не чувствовала никакой усталости. Но дальше так продолжаться не могло, «вечный стояк» хоть и привлекателен, но вызывает серьезные проблемы - вплоть до разрыва кровеносных сосудов и даже хуже. Она знала не только это, но и то, как снять это состояние. Что она и сделала. Облегчение было таким, что я поневоле почувствовал к Лиде благодарность.

3.2.

Измучившись, я уснул, а когда проснулся, обнаружил себя укрытым одеялом, но руки и ноги оставались прикованы. Лида спала рядом, прижавшись. Вглядываясь в полумрак спальни, я вновь размышлял. По всему выходило, что партнерша у меня настырная и запросто устроит мне продолжение, когда проснется. Психологически я был уже готов пойти на ее требования, но где-то на краю сознания брезжила мысль, что я и без этого уже в полной заднице, ну а согласие стать ее рабом только усугубит мое положение. Но, что предпринять?

Осторожно, чтобы не разбудить женщину, я потянул цепочки, пытаясь выяснить насколько вообще способен двигаться. Результат был неутешительным - для рук 5 сантиметров туда-сюда. Чтобы дотянуться до ремней зубами - нечего и думать. Ноги чуть свободнее, но тоже ничего кардинального не предпринять, даже не повернуться. Между тем, все мышцы уже так затекли, что движения отзывались болью. Спину вообще не чувствовал.

И все-таки от моих движений она проснулась. Приподнялась на локте и посмотрела мне в глаза.

- А ты упрямый, Игорешка. Очень жаль.

Лида вздохнула и начала отстегивать ремешки. Сначала на ногах, а затем освободила и руки.

- Погоди, не двигайся некоторое время. Я помассирую, чтобы восстановить нормальное кровоснабжение.

Минут пять она разминала мне руки, ноги и грудь, а затем то же самое сделала со спиной. Не сказать, чтобы это было приятно. Помните свои ощущения, когда восстанавливается отсиженная нога? Вот примерно то же самое, но во всех мышцах сразу. Было ощущение, что я вот-вот потеряю сознание, но обошлось.

- Я тебя не понимаю, Лида, - я решился подать голос, - зачем тебе это было нужно?

- И не поймешь. Да и не хочу ничего объяснять.

- Но я имею право знать!

- А я имею право наплевать на твое право.

Странно, но никакой злости у меня к ней не было. Наоборот, облегчение, которое наступило после ее массажа, было сродни вселенскому счастью. И... О, боже! Я наслаждался этим состоянием. Вероятно, именно такие чувства испытывают жертвы пыток к своим палачам, когда последние прекращают истязания. Разум-то понимал, что это неправильно, что Лида - мерзкое существо, извращенка и глубоко порочная психопатка. Но ощущения были целиком на ее стороне. Двойственное чувство. Одновременно хотелось избить садистку, и, наоборот, прижать к себе, ласково гладить по волосам и как-то помочь. Как? В чем? Она взрослый человек, способный отвечать за свои действия. Да и вообще, горбатого могила исправит. Но ведь почему-то у нее проявились эти наклонности? Что с нею случилось в прошлом, если она испытывает удовольствие от BDSM? Мы лежали рядом и молчали - вероятно, каждый о своем.

- Скажи спасибо моему мужу, что он не вытравил из меня жалость до конца. А то бы я все-таки добилась своего.

- Уже кого-то довела... кхм... до кондиции?

- Да, ты первый, кого я не смогла сломать. Большинство из них сдались существенно раньше, чем ты. - Она засмеялась. - Только это не совсем твоя заслуга, Игорь. Я бы и тебя уделала, но ты единственный, кто вел себя хоть приблизительно по-мужски. Однако, тоже слаб на гениталии. Членом думаешь, а не головой. Я просто тебя вдруг зачем-то пожалела.

- Думаешь, не выдержал бы?

- Милый, я профессиональный психолог, чтобы ты знал. Так вот, я видела, что ты уже почти готов и держишься каким-то чудом. Еще час-полтора с применением моего метода и твоя психика навсегда была бы сломана. Кстати, не переживай, следы на спине, конечно, есть, но такие, что не определишь как сексуальные. Пройдут за пару дней. Супруге пока лучше не показывать, но это, я думаю, не проблема.

- Ты сказала, что твой муж тебя сделал безжалостной...

- Слушай, оставим эту тему, ладно? Сейчас чуток оклемаешься и беги от меня подальше. - Лида упорно не хотела ничего рассказывать. - Кстати, в ближайшее время тебя будет тянуть ко мне, но это пройдет со временем. Если уж ты в процессе сумел удержаться, значит, и с тягой справишься.

- А сколько сейчас времени?

- Скоро полдень.

- А почему так темно?

- Шторы плотные, да и окно специальной пленкой заклеено. Не выношу в спальне солнечного света.

Мы не попрощались. Я молча оделся и вышел. Она просто закрыла за мной дверь. Уже в лифте поймал себя на мысли, что охотно остался бы, если бы она дала повод не уходить. Что же она со мной такое сделала?

Улица дышала первой жарой, еще не пыльной и не душной, как бывает в середине лета. На ватных ногах, едва координируя ходьбу, я доплелся до метро. В поезде сел на сиденье и почти сразу уснул. Разбудила меня дежурная на конечной станции. Рядом с нею стоял милиционер.

- Гражданин, покиньте вагон.

Похоже, что моя слабость воспринималась ими как перебор с алкоголем. Когда я вышел, сержант проверил у меня документы, попутно пытаясь обнаружить в моем дыхании запах спиртного. Обломался.

- Может быть вам плохо? - Участливо осведомился он.

- Есть такое. Нехорошо...

- Врача вызвать?

- Нет, спасибо, сержант, я как-нибудь сам.

Короткий диалог закончился тем, что я отправился на эскалатор. Наверху все так же палило солнце, но неподалеку раскинулся небольшой парк, где мне сначала удалось купить хот-дог, а потом найти свободную скамейку. Народу было неожиданно много. Я жевал сосиску в булочке, запивал ее минералкой и наблюдал за людьми. «А ведь и среди них есть садисты, мазохисты, рабы, извращенцы, - вдруг подумалось мне, - и внешне они ничем не отличаются от нормальных». Как их отличить-то?

Так и сам я - кто? С точки зрения обывателя, меня вполне можно записать в извращенцы. Групповой секс люблю. BDSM вот теперь попробовал. Поди объясни кому, что не по своей воле. Или по своей? Что-то ведь меня толкнуло согласиться в итоге? Ну и что, что я сначала не хотел. Факт остается фактом - по доброй воле дал себя втянуть в Тему. И сейчас сам себе вру, что никогда и ни за какие коврижки не займусь этим снова. Свои возможности я еще очень плохо представляю, и желание их проверить никуда не делось. Что у меня еще там осталось? Секс с семейной парой? Секс с мужчиной? Секс с домашними и дикими животными? Черт! Ведь ни от чего даже мысленно не передергивает. Все кажется любопытным и приемлемым. Это было у меня, и Лида только разбудила во мне тягу к интимным экспериментам? Или все-таки не было?

Вдруг вспомнилось студенческое время. И захотелось выматериться. Я ведь давал себе зарок забыть о той девушке, которая впервые дала мне почувствовать и понять, что секс - это не принадлежность любовных отношений, а сам по себе - он может быть потрясающе красивым и эмоциональным одновременно даже с совершенно незнакомым человеком. Эта девушка была и остается для меня недосягаемой мечтой. Я и женился ведь потому, что увидел в будущей супруге намек на характер и черты той моей развратной незнакомки. А потом, поняв, что это была ошибка, ушел в глубокую депрессию месяца на два.

Незаметно мои мысли переместились на семейную жизнь. Она не задалась. Несколько первых лет все было хорошо. Родились дети, рос достаток, улучшалась жизнь. На фоне успехов даже и думать не хотелось, что в жене я не разглядел совершенно чужого мне человека, зато наделил чертами, несвойственными ее характеру и привычкам. Я все ждал, когда она проявит себя, когда начнет говорить то, что я от нее жду, когда будет поступать так, как я это представляю. С несоответствиями я бы еще мог смириться, но секс, который составлял для меня, как сейчас выясняется, едва ли не половину всех моей потребности в эмоциях, секс был никаким всегда.

В памяти всплыл наш эмоциональный разговор с женой, вернее даже - конфликт. Все началось с того, что у меня в фирме появилась новая секретарша. Молодая, сексапильная татарочка, при этом весьма милая и в общении, и в отношениях с людьми.

Семейный секс уже давно превратился в рутинное исполнение обязательной программы - два-три раза в месяц, не чаще. В одной и той же классической позе по накатанной схеме. Какие-то жалкие остатки удовольствия все же сохранялись, иначе бы и такого не было. И, как сейчас вспоминается, я почти не задумывался об интимной стороне семейных отношений - находились дела поважнее. Но с появлением Альфии в моей директорской приемной, мои мысли порой принимали непривычный характер. Я смотрел на ее ладную фигурку всякий раз, когда она приносила документы на подпись или кофе. Очень скоро она мне стала регулярно сниться по ночам - обнаженная и желанная. А днем мне казалось, что в наших непродолжительных разговорах Аля очень тонко намекает, что была бы не против моих приставаний. Но это вполне могло быть моей фантазией, а не фактом, поэтому перейти от мечтаний к ухаживаниям я не решался. Впрочем, надолго моих сомнений не хватило. Однажды под предлогом большого объема работы я оставил ее в офисе. Сам, естественно, тоже никуда не ушел.

Управлять разговором, направляя его в нужную сторону, я умел с детства - это врожденное. И мне ничего не стоило увлечь Альфию щекотливой темой. Она очень мило стеснялась, но говорила довольно откровенно. Это еще сильнее укрепило мою решимость, и я, прервав диалог, просто поцеловал ее в губы. С огромным облегчением и удовольствием почувствовал ее ответное желание. И через несколько минут широкий кожаный диван принял наши возбужденные тела.

Я и представить не мог, что секс с нею заставит меня «улететь»! Близость превратилась в страсть, во время которой влюбленные забывают обо всем - о времени, о семьях, о моральных нормах. Спохватились мы почти в полночь. Лихорадочно оделись и разъехались по домам.

Никогда не спрашивал Алю, как встретила ее мать, весьма строгая женщина с диктаторскими замашками, считавшая свою дочь кем-то вроде рядового солдата, исполняющего все ее приказы. Да и ее муж, невзрачный лейтенант, за которого девушка вышла в надежде на обещанное офицерское жилье и возможность избавиться от опеки матери. Ну а меня жена встретила уже сонной, равнодушно кивнула на плиту, где стоял остывший ужин, и ушла обратно в спальню, ничего не сказав.

Когда я, наскоро перекусив, лег рядом с нею, меня вдруг охватило недоутоленное желание. Впервые за много лет семейный секс оказался мощным и страстным. Супруга испытала несколько оргазмов подряд, чего вообще никогда не случалось. А после соития я буквально чувствовал, как супруга буравит меня в темноте пристальным взглядом с немым вопросом «Что это было?»

Наутро она окончательно вымотала себя этим вопросом и напрямую спросила - не было ли у меня с кем-то секса, а если не было, то почему я вернулся домой заполночь? Оправдываться не хотелось абсолютно, но вместо того, чтобы отшутиться или промолчать, у меня родилась идея все рассказать жене, не упоминая при этом имени любовницы. Не хватало еще, чтобы она приехала в офис на разборки.

Битья посуды не было. Истерики - тоже. Моя благоверная вообще ничего не сказала, просто ушла в спальню, закрывшись изнутри на замок. Подождав с полчаса, я уехал на работу. А вечером начался активный конфликт. Она, разумеется, догадалась, с кем я был. Незадолго до этих событий по пути из салона красоты, жена заезжала ко мне на работу и видела новенькую - Альфию.

Пересказывать ее монолог не имеет смысла. Со стороны он выглядел весьма базарно. Мат и угрозы сыпались из жены как из площадной торговки. Не стесняясь в выражениях, она поливала меня отборными ругательствами, пыталась залепить пощечину, но я по привычке, оставшейся от занятий тэквондо, поставил жесткий блок, чем просто «отсушил» ей руку. В общем, драка не состоялась, но конфликт протекал в лучших отечественных традициях - шумно и агрессивно. В состоянии войны мы жили месяц, если не больше, а закончилось все очень неожиданно.

4.1.

Однажды вечером, возвращаясь не совсем с работы, а вернее, совсем не с работы, я решил покурить на лавочке у дома. Летняя безлунная ночь располагала к этому. Тем более, что домой не хотелось - лицезреть ненависть в любых формах - не слишком приятное занятие. А именно это я бы получил во взгляде жены.

Нависающие надо мной кусты сирени укрывали меня от света фонарей, на небе мерцали неуверенные городские звезды. Тишина, разумеется была относительной, урбанистские звуки доносились и со стороны дороги - от машин, и из открытых окон - от «жвачников», но горожанин почти не замечает такого сопровождения, зато хорошо слышит сверчков и шаги по асфальту.

К подъезду кто-то приближался. Тихий разговор, размеренные шаги. Явно влюбленная парочка. Каково же было мое изумление, когда один из голосов мне показался очень знакомым - это был голос моей благоверной. А рядом, рядом шел незнакомый мне молодой человек. Что ж, этого следовало ожидать. Даже из элементарной мести за мою измену. Кстати, замечено, что женщины очень часто изменяют именно в ответ, а не по собственному желанию, - мстят мужьям, исповедуя принцип «а чем я хуже!»

Пара неспешно подошла почти вплотную ко мне, не замечая и продолжая разговор.

- Ты завтра сможешь? - Еле слышно спрашивала моя благоверная.

- Сомнительно. Ты ведь знаешь, у меня возможность побыть с тобой есть только в понедельник и в среду, когда моя на дежурстве, - отвечал ее собеседник.

- Тогда до среды?

- Да, солнышко, до среды. Уже пора разбегаться.

Поцелуи, объятия. И вот он удалился быстрым шагом, а супруга направилась к лавочке с явным намерением покурить.

- Привет, - тихо, чтобы не напугать, подал я голос.

- Ты?!

- Я.

- Что ты тут делаешь? Следишь?

- На кой ляд мне это надо? С работы шел, сел на лавочку покурить, а тут ты с любовником появилась. В общем, ты случайно спалилась, я не следил, да и не собираюсь. Это твое право.

- Да! Мое! - Агрессивно ответила она. - Если тебе можно трахаться с кем попало, то и у меня любовник будет.

- Солнце мое, да ради бога. Кто ж против-то? Это ты от неожиданности так завелась. Все в порядке, спи, с кем хочешь. Мое-то какое дело? Только, просьба - в дом не води.

- Договорились! - В ее голосе все еще звучал вызов, но она уже практически взяла себя в руки.

- Хороший хоть парень?

- Звезд с неба, как ты не хватает, но в постели - ненасытный зверь, жесткий и сильный. Мне нравится.

- Ты мне никогда не говорила о том, что нравится жесткий секс.

- А ты и не спрашивал.

- А спросил бы, ответила? Только честно.

- Вряд ли. Ты вообще кроме себя любимого никого в жизни не видишь и не чувствуешь.

- Дорогая, давай ты не будешь на меня наезжать. Путь взаимных претензий - не лучшее средство для устранения нашего конфликта. - Успокаивающим тоном возразил я. - Лучше скажи, ты готова развестись?

Жена немного помолчала и ответила:

- Не знаю. Не думала об этом. Наверное, пока не готова.

- То есть ты считаешь, что можно вот так жить?

- Живем же. Ты спишь со своей секретуткой, я - с любовником. Все довольны. А дети не должны страдать.

- Про детей вопрос отдельный. Давай это с нашей темой не смешивать. То есть, если я правильно понимаю, то ты сейчас удовлетворена и морально, и сексуально, поэтому эмоциональной подоплеки нашему конфликту нет?

- Все равно ты сволочь.

- Не буду спорить. Так как? Мир? Надоело воевать-то. Если живем вместе, то пора бы уже свести негатив к минимуму.

- Ну, давай попробуем, - неуверенно согласилась супруга.

- Окей. Тогда пошли домой. Есть повод открыть бутылочку - за примирение.

Дома мы что-то быстро сделали на стол, достали из холодильника мартини и в общем, неплохо посидели, разговаривая о пустяках, в кои-то веки наслаждаясь спокойным семейным разговором. Идиллия продолжилась и в спальне. Разогретые вином и разговором мы спонтанно занялись сексом. Я взял ее грубо, как шлюху, рискуя оставить кучу синяков на ее нежной коже. И, к сожалению, убедился, что она ни капельки не соврала - ей это безумно нравилось. А вот мне почти не доставило удовольствия, только вымотался.

- Можешь ведь, когда захочешь! - Прокомментировала жена, когда мы закончили свою возню.

Я промолчал. Да и что тут было говорить, если вдруг стала совершенно очевидна наша полная сексуальная несовместимость. Мне-то нравится ласковая, нежная и долгая близость, с длинной прелюдией, без резких движений. А секс-рестлинг - это не мое. Неудивительно, что наш брак затрещал по швам. Никакие соображения высшего порядка не укрепляют семью настолько, что ее становится нельзя разрушить элементарной разницей в сексуальных предпочтениях. Дети? Семейная экономика? Общий быт? Привычка жить вместе? Все это в одночасье ушло на второй план, когда, сначала в моей, а затем и в ее жизни появились правильные партнеры. Ну а любовь... она уже давно умерла. И на ее могильном камне написано: «Не выдержала разницы в темпах».

- А что если нам пригласить моего друга в гости? - Прервала мои мысли жена.

- Для чего?

- Он как-то намекал на секс втроем - с его другом. Но ты все-таки муж, имеешь приоритет. - Пошутила она. - А я бы не отказалась попробовать. Как тебе идея?

- Я бы не отказался от второй женщины в нашей постели, а вот к мужчине я как-то не готов.

- Терпеть не могу баб.

- Зато мне они очень нравятся, - я засмеялся, - поскольку знаю, что с ними делать, а вот с мужиками - не знаю. Да и знать не хочу.

Лукавить не буду. В тот момент я был готов рискнуть и попробовать, но психологически было сложно преодолеть барьер, появившийся из-за невыгодного для меня сравнения с ее любовником. «Зверь»-то он, а не я.

Разговор этот начал новую фазу в нашей семейной жизни - мы живем в параллельных мирах. По взаимному согласию каждый из нас вне дома делает то, что считает нужным. Однако, посвящать в подробности любовных историй мы не стремимся, ибо зачем нужны эти детали, если они не касаются параллельного супруга? Встречи в семейном гнездышке - тоже моветон. Устраивает ли нас такая жизнь? Пока да. Ну а то, что мой дом - уже давно не крепость, меня мало волнует. Моя крепость - в моей голове.

Иной раз возникает желание открутить все назад, повторить романтику первой любви, вернуть прелесть узнавания друг друга. Но это никому не дано. В юности и в период взросления кажется, что в любой момент можно остановиться и начать все сначала. И, возможно, это удалось бы, если б молодую бесшабашную голову заменить на сегодняшнюю - циничную и опытную, умеющую разбираться в оттенках интонаций, знающую, что логику событий нельзя перестроить одним лишь идеалистичным желанием, чтобы «все было правильно». Оттого и тянет зрелых и просто пожилых мужчин на юных девушек, ведь про них все известно наперед - какие грабли ждут, что подумают, к каким неправильным выводам придут. Девичье тело, как машина времени, возвращает опытных мужчин в те времена, когда еще можно что-то переписать в своей жизни. Но и это лишь иллюзия. Все равно уже ничего нельзя изменить. Зато можно получить удовольствие от попытки раскрасить настоящее новыми эмоциями и переживаниями.

«Кризис среднего возраста» заключается не столько в томлении, которое возникает при мыслях о конкурирующих с супругом партнерах, сколько в сожалении об упущенных возможностях. Глядя на стареющую жену, муж даже не пытается вспомнить ее молоденькой прелестницей, он обращает свой взор на кокетливых студенток, нерожавших еще красоток с осиной талией. Ну а женщины, хоть и скрывают тщательно свои тайные желания, но нет-нет да и заглядятся на молодого парня, который готов явиться в подавляемые фантазии и наполнить своей сексуальной энергией измученное бытовухой тело. Все эти кривые линии графиков, описывающие рост и угасание сексуальности, - лишь методы придания наукообразия для банальной истины - нас влечет в юность. Кого-то раньше, кого-то позже посещает мысль о том, чтобы вернуть хоть ненадолго былую свежесть чувств.

Тем временем хот-дог неожиданно кончился, а минералка согрелась до противной температуры. Жизнь постепенно возвращалась в истерзанное тело. В общем-то, не так уж все и плохо, как мне казалось еще час назад. Вокруг неспешно прогуливались молодые мамы с детьми в разных фазах роста и активности, пожилые супружеские пары и подруги. Понедельничная публика банальна и невыразимо скучна. За нею невозможно наблюдать с интересом. Да и в качестве фона она уж слишком дискретна. «Витя, не трогай мальчика! А вдруг он заразный?» «До пенсии осталось сто рублей, а ты новые тапочки просишь. Лучше старые из-под дивана достань.» «Она пришла к нему и говорит, мол, вот твои побрякушки, только отстань от меня.» Диалоги, полные банальности и неискренности. Маме по барабану заразный мальчик, главное - чтобы Витя сидел смирно и не создавал суеты. Деньги на тапочки, конечно, есть, но бюджетный матриархат дает старушке власть над мужем, проявляя которую она наполняет их жизнь взаимным смыслом. Ну и где это видано, чтобы бывшая пришла к бывшему и вернула подаренные ей драгоценности? Для свершения столь невероятного факта, даме должно основательно не повезти с собственной головой. В общем, ничто в парке не достойно пристального внимания.

Я прошелся по дорожке к выходу из зоны рекреации, нашел газетный киоск и купил «Esquire» - с недавних пор мой единственный журнал, который я предпочитаю читать на бумаге, а не в интернете. Вернувшись, обнаружил, что скамейка уже частично занята, но на двух посторонних мне женщин решил просто не обращать внимания и занял свободный конец лавки.

Увлекшись чтением, я не сразу заметил, что на уровне подсознания что-то настойчиво советует мне обратить внимание на разговор соседок. Меня они, похоже, не замечали, поскольку были увлечены только друг другом.

- ... Я забегу сегодня после девяти вечера. Только ты надень, пожалуйста, тот шелковый халатик, он меня так заводит! - Говорила одна.

Ого! Похоже, что я пропустил много интересного из их разговора, приняв подруг за банальных приятельниц. Лесбиянки?

- Хорошо, любимая, надену. Только ты не опаздывай. Я в прошлый раз извелась, пока ты не приехала, - ответила вторая.

- Ну, ты ведь понимаешь, работа у меня такая.

- Можно же на зама все скинуть?

- На моего зама скинешь, как же... За ним потом разгребать приходится. Проще самой сделать.

- А почему ты его не уволишь? Он тебя ублажает?

- Не ревнуй, солнышко. Я только тебя люблю. А он... бывает, иногда хочется во время работы, а ты далеко. Но только куни! Ничего лишнего ему не позволяю.

- Все равно ревную. Как ты можешь прикасаться к нему?

- Так, дорогая! Надеюсь, ты все еще хочешь, чтобы я приехала сегодня? - Сменила тон первая, похоже, «верхняя» в их паре.

- Прости, прости, прости! Просто мне неприятно, что ты с ним...

- Я спросила тебя: ты хочешь, чтобы мы сегодня встретились или нет? - Металл в голосе, повелительный тон. Точно - «верхняя».

- Молчу, - обиделась «нижняя».

- В общем, буду в девять. И не забудь про халатик! - Поставила точку дама, явно собираясь прервать столь душевную беседу.

- Мужчина, у вас не найдется зажигалки?

Это она ко мне? Я поднял голову от журнала, который во время разговора подружек остался развернутым на странице с рекламой. Быстрый взгляд женщины на мое чтиво дал ей понять, что их диалог не оставил меня равнодушным.

- Вы немой? Или от подслушанного в себя прийти не можете?

Я молча достал зажигалку и, не вставая с места, протянул ее «верхней». Та взяла огниво и насмешливо посмотрела на меня.

- Вот пока такие «джентльмены» у нас живут, женщины вынуждены искать любви друг с другом, а не с вами.

4.2.

Поборов смущение я все-таки решил возразить:

- Вы правы, милая. Однако, я предположил в вас предельную эмансипированность и счел более галантный способ помощи оскорбительным для вас. Вы ведь, кажется, лесбиянки?

- Я - нет. А вот моя подруга терпеть не может мужиков.

- Наденька, а может мы уже пойдем? - Подала голос «нижняя».

- Золотце, когда я решу, тогда и пойдем! - Отрезала «верхняя», даже не обернувшись.

- Вы очень строги с вашей подругой.

- Я ее муж, молодой человек. Она во всем меня слушается. Разве не так должно быть в семейных отношениях?

- А паритетные условия вы, значит, не рассматриваете как вариант?

- Паритет, равноправие, демократия... Все это чушь, призванная создать видимость справедливости в обществе. Но ее нет, и не будет никогда. И более сильный всегда должен заботиться о более слабом, а значит, слабый - зависим и обязан подчиняться сильному.

- Спорный довод, но я не буду вас переубеждать.

- Это бессмысленно. Тем более, я совершенно отчетливо вижу, что в вашей семейной жизни, мягко говоря, трещина. И всё потому что вы мягкотелое создание, не способное взять жену в ежовые рукавицы.

- Любопытно! И откуда это видно, что у меня нелады с женой?

- Мужчина, у которого видна полоска незагорелой кожи на безымянном пальце правой руки, однозначно возвращается со свидания или идет к любовнице. А колечко-то вот, его видно, - Надя указала пальчиком на мой брючный карман, в котором и впрямь лежало обручальное кольцо. Кстати, совершенно непонятно, зачем я вообще его надеваю и снимаю? Что это? Защитный оберег или наоборот?

- Вы снова правы, Надежда. Но свое мнение я все-таки пока изменять не буду.

- Да ради бога! Я не ваш духовный наставник и быть им не собираюсь.

- Тогда зачем вы со мной разговариваете?

- Есть у меня впечатление, что вы - тот, кто мне нужен, - она смотрела мне прямо в глаза.

- Даже так?! - Меня крайне удивил такой поворот разговора. - И в качестве кого, позвольте полюбопытствовать, я вам потребовался? Жена у вас уже есть. Любовник в офисе тоже имеется. На работу к вам я точно не буду устраиваться - не хватало мне еще офисных приключений с начальницей.

Надя похлопала в ладоши и засмеялась:

- Браво! В логике вам не откажешь. Мне подождать, когда вы догадаетесь или подсказать?

- Вы кроме того, что бисексуальны, еще и эксгибиционистка?

- Позвольте вручить вам приз в виде моей визитки и устного приглашения на нашу сегодняшнюю встречу с моей Леночкой, - она протянула кусочек белого картона со своими данными, - позвоните мне, если надумаете, я подскажу куда приехать.

Она встала, подхватив «нижнюю», грустно посмотревшую на меня. Для нее-то я был абсолютно нежеланным гостем. Я тоже встал и церемонно поцеловал протянутую руку Нади.

- Я подумаю над вашим предложением, мадмуазель.

Девушки повернулись и ушли к выходу из парка, о чем-то уже неслышно для меня переговариваясь. Вероятно, «жена» капризничала и пыталась отменить приглашение «мужа». Не так уж и подавляет Надя строптивость своей Леночки, как хочет это показать.

Я, как и обещал, подумал над предложением, а вернее сразу понял, что мне и этот аспект интимной жизни тоже интересен. Во мне проснулся исследователь, которому стало маловато теории, изложенной в порнофильмах. Но позвонил не сразу, а ближе к вечеру. Надя отозвалась сразу, как будто держала в руках трубку.

- Добрый вечер, Надежда. Это приглашенный вами мужчина из парка.

- Решились?

- Пожалуй, да. Мне это интересно.

- Как вас зовут?

- Мне нравится, когда меня называют Гошей.

- Вам это имя совершенно не идет. Но, если вам так приятнее, то пусть будет Гоша.

- Полагаю, что вам совершенно не интересно мое настоящее имя.

- И впрямь, не интересно, - засмеялась Надя, - записывайте адрес.

Затем она объяснила, куда мне нужно прибыть. Еще раз напомнила, что бы я соблюдал приличия и приготовился только наблюдать, а не участвовать. В глубине души я, разумеется, лелеял надежду, что возбужденные девушки не смогут устоять от соблазна пригласить меня к более тесному контакту, но прагматичный разум подсказывал, что эта надежда безосновательна. По всей видимости мне таки придется ограничиться просмотром лесби-шоу. Некоторые за это деньги платят.

В небольшой квартире у Леночки было очень мило. Чувствовался хороший вкус во всем. Светлая мебель, белый шифон на окнах - все это создавало атмосферу воздушности, несмотря на малогабаритность. Надя встретила меня в шелковом пеньюаре, заставила разуться и надеть розовые тапочки с бантами. Они мне подходили по размеру ровно до середины стопы, но выбирать не приходилось. Лесбиянка вряд ли часто принимала у себя мужчин, разве что отца или брата. Ведь есть же у нее в родне мужчины.

- Гоша, побудь пока на кухне. Там есть кофе, пирожные - перекуси пока. У нас с Леной разговор не для твоих ушей, - сказала «верхняя» и удалилась в спальню.

Я пожал плечами и прошел на кухню. Налил себе чашку, сел за стол и вошел в режим ожидания. Похоже, Леночка продолжала возражать против моего присутствия. Могло оказаться так, что я просто выпью кофе и пойду восвояси домой. Так пробежало минут двадцать, прежде чем на пороге кухни появилась Леночка. Она, как ее и просила в парке Надя, была в шелковом халатике на голое тело. Фигурка у девушки была что надо! Прошла, села на стул рядом, вызывающе закинув ногу на ногу, от чего мои мысли пришли в легкое смятение.

- Здравствуйте, Лена, еще раз.

Лесбийский взгляд очень сложно выдержать любому адекватному мужчине. В нем нет ни капли интереса к противоположному полу. Это вернейший признак стопроцентно нетрадиционной ориентации у женщины. Глаза могут смеяться, плакать, просить, но в них не будет ни одной искры сексуально окрашенных эмоций. Именно так и смотрела на меня Лена.

- Гоша, моя любимая не очень понимает, что мне неприятно ваше присутствие.

- Что ж, я могу уйти прямо сейчас.

- Я еще не все сказала, - девушка поджала губки и положила ладонь на стол. Жест более чем какой-либо другой утверждающий превосходство над собеседником.

- Слушаю вас внимательно, Лена.

- Я готова ради нее потерпеть, но у меня есть два условия.

- Какие?

- Во-первых, я прикую вас к радиатору отопления наручником. За ногу.

Я мысленно вздрогнул. «О, нет! Опять наручник? Да что ж мне так везет-то?»

- А во-вторых?

- Вы согласны с первым?

- Допустим.

- Хорошо. А, во-вторых, я дам вам видеокамеру и вы будете нашим оператором. Давно хочу снять домашнее видео с любимой, но со штатива не получается хорошо. Так что я воспользуюсь случаем. Итак, ваше слово.

- Согласен, - решил рискнуть я, прикинув, что это все-таки не логово BDSM-щиц, а значит, ничего фатального со мной не случится.

- Вот и славно. Пойдемте.

Видеокамера была не слишком тяжелой. Удобно устроившись в кресле, прикованный за ногу к батарее отопления, я приготовился снимать. И сразу поймал себя на том, что происходящее сильно выходит за рамки традиционного порно с лесбиянками. Во-первых, никаких шелковых простыней. В общем-то понятно, почему. Шелк - слишком скользкий и при внешней привлекательности остается крайне неудобным покрытием для сексодрома. Во-вторых, девушки оставались в белье, не торопясь его снимать. «Верхняя» целиком захватила инициативу, а «нижняя» оставалась почти неподвижной, отдаваясь во власть ласковой и активной подруги. И все это в полной тишине. Ни музыки, ни стонов, ни частого грудного дыхания. Появившееся у меня вначале возбуждение быстро прошло. Действо не захватывало, не будило воображение. Показавшаяся легкой камера вдруг потяжелела, рука затекла - быть «штативом» непросто. Судя по таймеру прошло совсем немного времени от начала съемки, но казалось, что я сижу так минимум два часа.

Ни тебе вибраторов, ни страпона, ни мягких плеток, ни даже активных оральных ласк. Какое же удовольствие они получают? Движения Нади были все так же замедлены, а Леночка едва шевелилась. Может быть выключить нафиг камеру и просто посидеть, авось засну? Дождаться завершения утомительной процедуры и свалить отсюда к более приятному времяпрепровождению.

Но, вот, кажется легкий стон со стороны «нижней»? Или не кажется? О, что я вижу! Леночка похоже стремительно летит к оргазму! Точно! Она выгнулась вся, обхватила ногами «верхнюю», сильно прижала ее к себе и закричала.

Насколько была длиннющей прелюдия, настолько же коротким оказался момент «высшего удовольствия». Минута, и женщины уже просто лежат обнявшись. Хотя нет, по-моему, «нижняя» плачет. А Надя целует и слизывает ее слезы. Но это я увидел, лишь привстав и подняв камеру над головой, чтобы запечатлеть постэффект лесбийского полового акта.

И тишина...

Через некоторое время Леночка встала с кровати. Совершенно спокойно отстегнула меня от батареи, забрала камеру и молча подвела к выходной двери.

На улице я ощутил себя полнейшим кретином. Прошел на детскую площадку, присел на качель и вновь погрузился в размышления. Конечно, я понимал, что стал свидетелем любви лишь одной женской пары, привычки которой сугубо индивидуальны, и что у других девушек вполне могут быть другие пристрастия. Но это не снимало недоумения обескураживающим фактом - такое возможно только между лесби. Ни один мужчина не удержится от того, чтобы перейти к активным ласкам. Мы ведь все поголовно считаем, что эрогенные зоны и наиболее чувствительные места у женщин - это соски грудей, клитор и матка. Некоторые наиболее продвинутые знают про губы, уши, шею, сгиб локтя, животик и в лучшем случае - пальчики ног. Но кто бы мог подумать, что, например, у Леночки эрогенная зона - все тело!? Ведь она на моих глазах получила, хоть и короткий, но чрезвычайно бурный оргазм всего лишь от тактильных ощущений по всей коже. По-моему, Надя вообще ничего не пропустила, но и нигде надолго не задержалась - ласкала всю подругу - от макушки до кончиков пальцев ног.

Причина мужского заблуждения понятна. Нас-то природа обделила чувствительными местами, да и получение максимального удовольствия весьма однобоко. Мы чаще всего просто не умеем погружаться в глубины подсознания и не ценим тонкие ощущения, не замечаем их яркости на фоне мощных сенсорных сигналов от члена, мошонки, ну и у некоторых - от ануса. Кончить от нежного поцелуя нам просто не дано. И даже вот такие длительные и нежные ласки вряд ли доведут до состояния оргазма.

И что получается? А получается, что счастливы те женщины, у которых ярко выражены две-три эрогенных зоны, и которые получают оргазм по сути мужского типа. Именно они наиболее приспособлены к миру доминирующего мужского секса. И настолько же глубоко несчастны девушки с повышенной чувствительностью кожи. Я пробежался по своему не такому уж богатому сексуальному прошлому и вспомнил многих, кому доставлял удовольствие не сам секс - фрикции, куни, фелляции, фистинг, анал - а именно нежные прелюдии.

Спасибо, Надя и Лена. Вы, сами того не ведая, очень помогли мне. Слава богу, я еще не стар и способен перестроить свое отношение к интимной близости с женщинами. В голове теснились новые и весьма неожиданные для меня мысли. Сколько, оказывается, я всего упустил во время своих сексуальных приключений! Пора наверстывать!

5.1.

Несмотря на явные постельные неудачи, у меня возникло ощущение окрыленности, легкости. Это было так неожиданно, что, когда меня окликнул знакомый женский голос, я даже не сразу понял, кто и откуда меня зовет, настолько сильным было погружение в себя и в свои новые эмоции.

- Гоша, я так и знала, что ты не ушел, - улыбающаяся Надя шла ко мне через детскую площадку, - ты расстроился? Не получилось то, на что надеялся?

- С какой стороны посмотреть, - улыбнулся я, - вроде б все получилось не так, как фантазировалось, но в результате я получил намного больше, чем ожидал.

- Интересно, интересно! - Девушка остановилась напротив и достала сигарету. На этот раз я предупредительно встал и поднес ей зажженную зажигалку.

- Ленка в квартире просит не курить, а у меня, если не покурю час, уже «ломка». Выскочила на балкон. Смотрю, ты внизу пригорюнился. Удивилась очень. Думала, что уже спешишь к какой-нибудь сговорчивой шлюшке, а ты здесь.

- А тебя Лена не приревнует? Наверняка ведь видит, что ты со мной здесь болтаешь.

- Гошка, да кого интересует, ревнует она меня или нет? Тебя? - Рассмеялась она. - Меня-то точно это никак не трогает. Поревнует и перестанет.

- Ты очень жестока к ней...

- Строга, но справедлива. Я ж ей и мать, и отец, и муж, и вообще у нее никого кроме меня нет.

- Выглядит как инцест какой-то!

Надя иронию не приняла.

- А что плохого в инцесте?

Я смутился, поняв, что пошутил на «больную тему». Неужели Надя и Лена - сестры? В жизни, конечно, и не такое бывает, но столкнуться с этим в реальности я был не готов.

- В общем, вам с нею виднее. Не мне осуждать или одобрять, - я предпочел уйти от ответа.

- Что б ты понимал, я сестра ее бывшего мужа, - Надя не стала вставать в позу оскорбленной женщины, - мой братец ее такой и сделал. А мне она всегда нравилась, вот я и не даю ей пропасть. Ленка ведь от всех шарахается, не только от мужиков, но и от женщин тоже.

- Теряюсь в предположениях, что же такого твой брат ей сделал?

- А ты действительно хочешь знать?

- Уж и не знаю. В последнее время мне везет на такие истории. Одной больше, одной меньше - погоды не сделает. Но, мне кажется, что тебе самой почему-то хочется все рассказать. Только честно! Ведь так?

- Гошка, ты наглец, конечно, но обаятельный. Пойдем обратно, а то Ленка заждалась нас уже.

Сказать, что у меня отпала челюсть - ничего не сказать. Сюрприз за сюрпризом.

- А меня разве не выставили вон из вашего уютного гнездышка не далее как час назад?

- Ты идешь или нет?

- Иду.

Сгорая от любопытства, я снова поднялся вместе с Надей в квартиру Лены. Та сидела на кухне со стаканом сока и едва заметно улыбалась. Мы присоединились к ней. Молчание длилось недолго.

- Гоша, ты хочешь меня? - Спросила Лена.

- Ты ведь лесбиянка...

- Неважно. Я привлекаю тебя сексуально?

- Да, ты очень красивая девушка. Но вопрос выглядит не только странно, но и неожиданно.

- Это тоже неважно. Надя тебе ничего не сказала?

- Нет, подруга, просто не успела, - вклинилась Надя.

- Гоша, когда ты ушел, я поняла, что обидела тебя. Извини.

- Ничего страшного, все нормально, - улыбнулся я, прощая девушку.

- Хорошо. Мне было бы очень неприятно, если бы ты ушел с обидой.

- Понимаю. А ты меня только для этого позвала?

- Не только, но... понимаешь, у меня уже очень давно не было мужчины, не только в постели, но и в жизни. Я ведь не работаю, сижу дома, никуда не хожу. Только вот любимая вытаскивает меня в парк погулять.

- Это точно, никуда не могу вытащить больше, - снова вклинилась Надя, - сидит в четырех стенах, как монашка. В прошлом году пыталась уговорить съездить со мной в Египет - ни в какую!

- Я чем-то могу быть полезен?

- Да, Гоша. Сделай мне ребенка.

- О, как! - Я уже устал удивляться событиям, но все равно ошалел.

- Тебе нужно подумать?

- В общем, я бы не хотел давать ответ сразу.

- Но категорически ты не отказываешься? - Допытывалась Лена.

- Видишь ли, все-таки зачатие требует обдуманности.

- Давай, я тебе расскажу, как все будет, а ты подумаешь предметно?

- Внимательно слушаю.

- Во-первых, - начала выкладывать условия девушка, - никакого соития не будет. Искусственное оплодотворение. Во-вторых, подпишешь отказной документ, в котором за определенное вознаграждение ты отказываешься от всяческих прав на ребенка. Ну и, в-третьих, больше никогда не появишься в нашей с Надей жизни, забудешь о нас и о ребенке.

- Я ожидал чего-то такого. Однако, мне все равно нужно подумать о предложении. И я не гарантирую, что соглашусь, - предупредил я.

- Хватит пока и того, что ты сходу не отказался. Суток тебе хватит?

- Не знаю, я бы не отказался подумать и дольше.

- Дольше - не стоит. Просто да или нет - ровно через сутки. Ответ передашь через Надю. До свидания, Гоша. - Лена встала и ушла в комнату, дав понять, что аудиенция закончилась.

- Пойдем, дружок, прогуляешь меня по улице, - предложила Надя.

- Да уж, прогуляться сейчас очень не помешает.

Мы вышли вместе и направились куда глаза глядят. По дороге Надя рассказала все-таки довольно грустную историю семейной жизни ее брата и Леночки.

Братец у моей спутницы был тот еще перец! Умный и беспринципный юноша, с детства отличавшийся не только яркой мужской красотой, которая так нравится девочкам, но и жестокостью по отношению к людям. Закончив еще при Советской власти Институт нефти и газа, он довольно быстро поднялся до уровня заместителя директора нефтеперерабатывающего завода. Перестройка не застала его врасплох. Устранив конкурентов, лавируя между бандитскими группировками, он к тридцати годам стал весьма крупным бизнесменом, жиреющим на барышах с розничной продажи бензина. Где-то в это время он встретил Лену. Как и при каких обстоятельствах это произошло, Надя умолчала, да это и не было так уж важно.

Девушка влюбилась в молодого богача, умеющего не только жить с шиком, но и с легкостью расточавшего яркие ощущения, эмоции и события. Харизма обеспеченного стервеца многим девушкам туманит мозги. К тому же, как это не странно, их любовь оказалась взаимной. С момента знакомства они не расставались ни на минуту. Даже в офисе у Лены были апартаменты, примыкавшие к кабинету мужа - для этого специально перестраивали целое крыло здания. В любую секунду она могла войти к нему и нередко так случалось, что он срывался с совещания, оставив недоумевающих замов и помощников, уединялся с женой на час-полтора. Они неистово занимались сексом за стеной, а люди не смели даже уйти, ожидая когда кончится очередной пароксизм либидо шефа.

Так бы оно и было дальше, но у фирмы начались проблемы. Нашелся еще более беспринципный бизнесмен, который нацелился отобрать активы надиного братца, используя все известные методы - рейдерство, диверсии, прямые и косвенные подставы, дискредитацию и так далее. Возможно и криминала хватало, но об этом Наде было неведомо. Словом, война разгорелась нешуточная. Братец полностью погрузился в спасение бизнеса, забыв обо всем. А жена оказалась по сути под домашним арестом. Ей запрещалось не только выходить из дому, но даже и разговаривать с подругами по телефону. Только телевизор и телохранитель составляли компанию Лене. Муж не появлялся дома по несколько суток, а уж если все-таки приходил, то донельзя злой и взвинченный. Безумный секс прекратился, как не было. Секс вообще исчез из жизни Лены. Но гормональное голодание, на которое ее обрек муж, было слишком сильным, ведь на фоне недавних еще постельных страстей полное отсутствие секса ощущалось как близость к смерти. И девушка решилась... Телохранитель, который жил почти без выходных в квартире супругов, не смог противиться ее желанию.

Ни он, ни Лена просто не знали, что кроме обычных мер защиты, у бизнесмена вся квартира была нашпигована замаскированными видеокамерами. В тот же день двое других охранников фирмы мужа, без труда вошли в квартиру, обездвижили телохранителя, а жену заперли в ванной комнате. Приехавший супруг внешне не выказывал признаков гнева, но то, что случилось потом, трудно объяснить кроме как помешательством.

Отрезанный и замороженный до каменного состояния член охранника до упора вбитый во влагалище до сих пор снится Лене в кошмарах.

Я бы и эту подробность пережитого девушкой кошмара не стал упоминать, если бы без нее был понятен тот животный ужас, который она испытывала довольно долгое время после всех событий. В психиатрической лечебнице сняли большинство проблем, но уже ничем не смогли вытравить патологическую неприязнь Лены к мужчинам и к сексу с ними.

Но инстинкт материнства все равно оказался сильнее. Решение родить пришло давно, но лишь мое появление в ее доме сдвинуло с места осуществление этой идеи.

- Теперь ты понимаешь, Гош, что у Ленки ты единственный кандидат на роль отца ребенка? - Закончила свой рассказ Надя.

- М-да. История, прямо скажем, для психологического триллера. А почему же твой брат не убил и её?

- Любил очень. Не поднялась рука.

- Мне недоступно понимание такой сильной любви. - Развел я руками. - А где же он сейчас? Сидит?

- Уже нет. Конкуренты дотянулись до него в СИЗО. Нашли повесившимся в карцере.

- Соболезную.

- Принимается. Ну, так что скажешь? - Снова спросила Надя.

- А почему не воспользоваться спермой из банка спермы?

- Гошка, а ты видел кто там доноры? Думаешь, кандидаты наук или профессора? Рвань сплошная! Их же там проверяют только на спид и гепатит B. Ну и вообще на болезни. Но гены-то пальцем не задавишь. На фиг нам с Ленкой сын алкаша? Вот ты - подходишь вполне. Не рвань, не пьянь, интеллигентен, порода чувствуется. То, что бабник - так все мужики бабники, пока жену подходящую не нашли. К тому же, ты не задаешь вопрос о цене за отказ, а между тем Ленка - очень богатая женщина. Весь мой бизнес - на ее наследстве построен. Она планировала заплатить сто тысяч долларов, но в принципе и миллион для нее не проблема.

- Дай все-таки до завтра подумаю, - попробовал я открутиться от быстрого ответа.

- Только не говори, что дело не в деньгах, а в принципе. Не бойся, Гош, все будет так обустроено, что ты мы никогда тебя не побеспокоим, а ты о нас ничего не узнаешь. Может быть, дашь ответ сейчас? Влом ждать до завтра, если честно.

- Миллион, говоришь? - Улыбнулся я. - Моя сперма даже доллара не стоит, но поскольку я и не делаю вид, что делаю благородное дело, то сделка для меня крайне выгодна. Можешь передать Лене мое согласие.

- Супер! Подожди меня пару минут, - Надя отошла в сторону, открыла мобильник и позвонила - скорее всего, подруге.

- В общем, так. Полмиллиона долларов и та квартира, в которой ты только что был. Если да, то начинай алкогольное, никотиновое и сексуальное воздержание сроком на две недели. Ну и полное обследование в КВД - без этого никак, сам понимаешь. - Заявила девушка, когда вернулась ко мне.

Я был бы полным идиотом, если бы отказался от столь выгодного предложения. Совесть меня не мучила вообще. Деньги у меня есть куда вложить. Благо идей в собственном бизнесе было немеряно, а вот инвесторов искать - дело муторное. И потерпеть двухнедельное воздержание - в принципе, не такая уж и сложная задача. Главное, чтобы в вендиспансере ничего не обнаружили. Сложнее с куревом, но вдруг брошу? Тоже плюс. В общем, с какой стороны не крути, для меня нынешняя ситуация выглядела очень позитивно.

Обговорив детали дальнейших событий, мы расстались с Надей. Она, вероятно, вернулась к Лене. А я направился домой, переварить события и вообще отдохнуть от неожиданностей. Впечатлений мне уже хватило бы на большой женский роман.

Но, колея - она и есть колея. Из нее можно выбраться только чудом. Я просто не знал, что она еще не закончилась.

5.2.

«А ведь у меня уже все в прошлом», - грустно думал я по дороге домой, - в поисках сексуальных приключений мне уже мало просто новых знакомых женщин»...

Изощренные ласки и необычные позы, эротические игрушки, игры, оргии - все это уже было, и было так ярко, что сейчас даже фантазия отказывается представить что-то более оригинальное или необычное в сексе. Не потому ли в последнее время мне скорее везет на ситуации, чем на коитус. Подруги из боулинга не в счет, они не добавили ничего нового в мои воспоминания. Когда же я успел перешагнуть эту грань, которая отделяет физиологические потребности от церебральных развлечений? Что-то же послужило толчком? Какая-то самая первая ситуация сдвинула вектор восприятия. Какая? И вдруг я вспомнил в деталях один случай. Кажется, что это было совсем давно, но на самом-то деле всего полгода назад, прошедшей зимой.

На заправке она перегородила мне дорогу и заглохла. Пришлось помогать оттолкать в сторону, все-таки хрупкая женщина. Женщина, кутаясь в легкую шубку, густо покраснела и извинилась за неловкость. И, хотя я спешил, но что-то в ней меня остановило - наверное, это было сочетание бархатного ласкового голоса, румянца, блестящих глаз.

- Чем я могу вас отблагодарить? - спросила она.

Я недолго думал.

- Чашкой горячего шоколада в моей компании. Прямо сейчас.

- С удовольствием! - Поспешно согласилась незнакомка.

Мы вошли в кафе при заправочной станции, сели за столик, заказали по чашке шоколада и разглядывали друг друга, не зная, что сказать. Она нарушила молчание первой.

- Знаете, мне кажется, что мы встретимся еще раз.

- Это приглашение? - улыбнулся я.

- Да. Я хочу пригласить вас к себе домой.

- Ого! Смелое предложение! Очень необычное.

- Вы боитесь условностей? Не бойтесь. Мы просто расстелим большое одеяло на полу, нальем вина, возьмем вазу с виноградом. А там уж и решим, нужно оно нам или нет.

Наверное, мне это снилось. Эффектная дама. Банальная дорожная ситуация, и вдруг такой оборот!

Конечно, я согласился. И, похоже, именно в тот момент до меня начал доходить глубинный смысл фразы "Женщинам отказывать нельзя". Хотя я до сих пор не могу его окончательно сформулировать, но, может быть так и надо - не вгонять в рамки дефиниций иррациональное?

Вечером следующего дня, предполагая употребление вина, я приехал на встречу на метро. Она встретила меня на своем стареньком «фиате» и всю дорогу до её дома загадочно улыбалась.

Мы вошли, в большой комнате на полу уже была расстелена постель - огромные лоскутные одеяла и такие же подушки. В центре постели - небольшой столик с вином, конфетами и фруктами. В углах квартиры она сразу зажгла свечи и погасила свет. Эффектное и возбуждающее зрелище. Сняв пальто, я прошел в комнату и сел на кресло, рассматривая квартиру.

Она пристроилась рядом на пол, положила подбородок на мои колени и внимательно разглядывала мое лицо. Я ответил на ее взгляд. Так мы смотрели друг другу в глаза минут пять. Но вот ее рука легонько двинулась изучать мои бедра, дотянулась до ширинки и замерла. Вероятно, в моих глазах она что-то прочитала, и вот уже ширинка расстегнута, а ее пальцы занялись брючным ремнем. А дальше понятие «время» потеряло свой смысл, настолько неожиданными и сильными оказались наши взаимные ощущения! Мы несколько раз прерывались, чтобы отдышаться и покурить, но каждый раз все повторялось снова и снова.

На другой день вечером мы снова встретились. И снова не могли насытиться друг другом. Мои оргазмы перекрывали её, она буквально «высасывала» их из меня, удивляя меня самого количеством и продолжительностью. Ее пальцы были везде, даже там, куда раньше я бы никого не пустил, убоявшись подозрений в нетрадиционной ориентации. Ее язычок с легкостью проникал всюду, заставляя терять сознание от опытных ласк моей случайной соблазнительницы. А еще она учила меня доставлять удовольствие ей - всем, чем угодно, в любой позе и в любом движении. Мы сплетались как два влюбленных удава в замысловатые узоры самого разнузданного секса.

А на следующий день я улетел в командировку на десять дней. Ощущений и воспоминаний мне хватило почти на весь срок, но в конце я не выдержал и позвонил: «Встретишь меня в аэропорту?» - «Да!» - «Привези с собой мартини, я хочу выпить его сразу после выхода из зоны прилета» - «Хорошо!»

Так оно и случилось. В аэропорту она меня встречала в короткой песцовой шубке на обнаженное тело. Полурасстегнутая шубка ловила движения и открывала соблазнительную кожу и грудь. Распущенные волосы струились меху воротника. А в руках у нее была бутылка мартини и большой бокал со льдом. Я не видел лиц встречающих и прилетевших людей, но подозреваю, что там было на что посмотреть - сам бы оторопел от такой картины.

В машине она скинула шубу - тепло. И ехала с непринужденной легкостью, не обращая внимания на обалделые лица водителей и пассажиров из других авто. Ее тело кричало сексом, звало обладать им прямо сейчас. Мы приехали к ней и мои вещи устилали пол от порога до знакомого расстеленного на полу лоскутного ложа.

У меня было мало времени. Дома ждала жена, волнуясь задержке из аэропорта. Подруга довезла меня до самого дома, подарив длинный жаркий поцелуй.

Наутро ее телефон оказался выключен. Весь день я не мог дозвониться до нее. После работы сразу примчался к подъезду ее дома, долго терзал домофон. Тщетно. Так же прошли еще три дня. На четвертый она позвонила сама.

«Игорь, пожалуйста, не ищи меня и не звони. Ты умный и поймешь то, что я хочу тебе сказать. То, что у нас было - это безумие, которое больше никогда и ни с кем мне не повторить. Я увидела в твоих глазах возможность осуществить свою девичью фантазию. И я ее осуществила с твоей помощью! Так дай мне возможность сохранить ощущения в том идеальном виде, какими они получились! Спасибо за самое яркое воспоминание в моей жизни. Прощай, мой милый солнечный Игорёшка»! - И повесила трубку.

6.1.

Сейчас, по прошествии времени я понимаю, что ничего сверхординарного в сексе с нею не было. Всё вполне традиционно, всё когда-то с кем-то было. Зато эффект неожиданности усилил не только реакции, но и подтолкнул меня к поиску иного - нестандартных ситуаций.

Только вот попробуй их найди, если люди в своей массе банальны и крайне редко их поведение выходит за привычные рамки и социальные нормы. А уж наделенные безудержной фантазией девушки - и вовсе большая редкость. Оставалось только одно - создавать события своими собственными мозгами и руками. Тем более, что технология их проста, я бы даже сказал безыскусна. Романтика - вообще примитивна по своей сути. Для большинства женщин она сводится к ужину при свечах, камину с медвежьей шкурой на полу, закату солнца в теплое море, секс а-ля «9 1/2 недель», кофе в постель и прочие незамысловатые прелести. Вбитые книгами и фильмами в прелестные головки стереотипы «большой любви» обычно не терпят никаких отклонений. Шаг влево, шаг вправо - и узнаваемая прелесть романтического вечера оказывается нарушенной, а значит, потерянной. Пробка из бутылки шампанского, попавшая в лоб девушке, вдребезги разносит очарование «ужина при свечах». Мокрая от растаявших кубиков льда постель не даст получить удовольствие от миккирурковских ласк. Ну а запах плохо выделанной медвежьей шкуры напрочь отобьет желание отдаться на ней даже под уютный треск поленьев в камине.

Поэтому, чтобы создать эксклюзивную романтику, ни в коем случае не следует идти проторенными тропами. Многие события лишь постфактум будут восприниматься нежно и тепло. Заранее предугадать нельзя. Поэтому в тот момент я для себя решил следовать правилу «Ищите, и обрящете, толцыте, и отверзется». И оно меня не подвело.

В один из вечеров, которые мне регулярно дарила супруга, сматываясь из опостылевшего семейного гнездышка к маме на дачу, я закинул на сайт знакомств призыв: «Сауна, коньяк, секс, заеду» и почти мгновенно получил отклик от внешне вполне респектабельной женщины тридцати двух лет. В жизни бы не подумал, что дамы с таким имиджем способны на безрассудные поступки. Однако, ее посыл оказался совершенно недвусмысленным: «Я Оля. Сейчас в Москве в командировке. Гостиница «Турист». Если ты про сауну и секс серьезно, то звони». Далее следовал номер мобильного, который я незамедлительно набрал. Ее голос меня не вдохновил. Хрипловатый и очень низкий - он больше подходил бы более взрослой особе. Но я уже вошел в состояние «драйва» и сходу обозначил время готовности спуститься в машину, на которой я приеду к гостинице. Серьезность предложения подтвердилась, серьезность намерения поддержать инициативу - тоже. Дело за малым.

Я быстро нашел свободную сауну, заказал такси и вскоре мы вместе ехали навстречу приключению. По дороге завязался непритязательный разговор, из которого я выяснил, что моя неожиданная знакомая любит командировки за возможность отдохнуть от мужа и бытовой скуки. В каждом городе, где бывает Оля, у нее есть постоянный любовник. В Москве - тоже, но у местного хахаля как раз сегодня дежурство в больнице, и встречу с ним пришлось перенести на завтра. Поэтому мне и повезло. По ходу мы успели и выпить коньяка из горлышка, и поцеловаться, «чтобы не терять времени на предварительные ласки» - по ее словам. В общем, к сауне мы подъехали уже изрядно возбужденные и готовые «на всё».

Секс оказался банальным, быстрым, но бурным. Утолив первое желание, мы лежали рядом на большой кровати, курили и продолжали болтать, забыв о том, что в заведении есть и парная, и бассейн с противотоком.

- И часто ты такое практикуешь? - Спросила Оля.

- Первый раз. Как-то не верилось, что такую спонтанность кто-то поддержит.

- Я оправдала твои ожидания? Только честно!

- Если честно, то все отлично, поскольку необычность ситуации усиливает приятность нашей встречи. А тебе как?

- Я не привыкла отказывать себе в исполнении желаний. Поэтому, в общем-то, средненько. Только без обид, ладно?

- Так может быть повторим как-нибудь? В подготовленном состоянии получится лучше. - В глубине душе я не был уверен в том, что говорю, но неловкость от ординарной оценки моих сексуальных талантов как-то хотелось компенсировать.

- Вряд ли, первая встреча накладывает отпечаток, от которого трудно избавиться в дальнейшем. Но, если ты хочешь, можем встретиться перед моим отъездом послезавтра.

- А завтра у тебя свидание с доктором?

- Очень на это надеюсь. Он потрясающий любовник! Мне после секса с ним неделю летать хочется, - она мечтательно улыбнулась, - ты против него ничего вообще не стоишь.

- Оля, я, конечно, понимаю, что у тебя осталась неудовлетворенность, но ты перегибаешь палку...

- Да не парься ты, зай, - она затянулась и выпустила дым к потолку, - ты же свое получил, вот и лежи спокойно.

Однако спокойно мне не лежалось. Я во второй раз столкнулся с женщиной, которая не скрывала своё неудовольствие от секса со мной. Первой была моя благоверная. Конечно, наверняка не всегда у меня получалось с женщинами так, как хотелось им, но вот так, в открытую критиковать, да еще и сравнивать с другими - это нужно изначально не уважать партнера. Хотя... за что ей уважать меня? За то, что я привез ее в сауну и примитивно трахнул? За недорогой суррогатный коньяк, который я прихватил по дороге в ларьке? Действительно, как-то не набиралось ничего существенного для уважительного отношения ко мне. Но, несмотря на доводы разума, в душе кипело раздражение.

- Золотце, ты, конечно, эффектная дама и все такое. Но ничем не отличаешься от тысяч других баб, которые привыкли извлекать из секса удовольствие исключительно для себя любимых. Шлюшка, которых в Москве по обочинам дорог немеряно стоит! - Меня несло.

Я не сразу заметил, что Оля приподнялась на локте и с интересом посмотрела на меня.

- Чем ты от них отличаешься? - Продолжал я выпускать пар. - Только тем, что снимаешь мужиков на сайте знакомств, а не стоишь рядом с машиной сутенера. С тобой ведь не секс даже - слишком благородное слово «секс» - а так... трах. И денег ты не берешь, потому что на тебя никто за бабки и не посмотрит. Только нахаляву.

Оля придвинулась ближе.

- Что ты на меня уставилась? Или, скажешь, что я не прав?

- Продолжай, зай, продолжай! Я уже начинаю тебя хотеть снова...

Я остановился, не понимая, шутит она или говорит всерьез. Однако, по ее порозовевшим щекам уже увидел, что ей не до шуток. Кажется, мне повезло нарваться на «sexwife». Ей должно нравиться, что я ее «втаптываю в грязь», называю шлюхой и веду себя с нею соответственно. И это совершенно не мой стиль. Да, несколькими минутами раньше меня распирало желание нахамить, унизить. Но поддерживать себя во взвинченном состоянии не только не умею, а еще и всю сознательную жизнь воспитывал в себе быстрое самоподавление агрессии.

- А я тебя не хочу.

- Зай, возьми меня, ругай меня, оскорбляй!

- Да пошла ты...

- Да, милый, иди ко мне! Еще!

Я раздраженно отодвинулся, вскочил с кровати, вышел к бассейну и нырнул туда, только чтобы не слышать ее возбужденный голос. Прохладная вода меня быстро успокоила. Выбравшись из бассейна, растерся полотенцем, сел за стол, налил себе полный фужер коньяка и залпом выпил.

До окончания заказанного времени оставалось еще два часа, но оставаться здесь не было никакого желания. Наоборот, отвращение к себе и к «шлюхе» подталкивало меня поскорее завершить неприятное свидание.

Оля вышла из комнаты, где стояла кровать, присела рядом. Щеки ее пылали, а глаза опухли от сдерживаемых слез.

- Налей мне тоже, - попросила она.

Я вылил в ее фужер остатки спиртного и пододвинул к ней.

- Да, я такая! - С вызовом прервала молчание женщина, выпив коньяк. - Обожаю, когда меня унижают и называют проституткой. Иначе я даже ничего не ощущаю - все равно что морковку засунуть.

- Мне-то какое дело?

- Я вижу, что ты недостаточно циничен и совсем не умеешь играть. Поэтому вряд ли сможешь дать то, что мне нравится.

- Иди ты к своему доктору, дорогая. У него, наверняка получится тебя и в грязь втоптать, и оттрахать как ты любишь, - устало сказал я, - а мне нравится нежность, ласка, теплые слова.

Оля молча встала и ушла одеваться. Проявив остатки уважения к ней, я вызвал такси, а когда машина прибыла, заплатил водителю вперед и отправил даму в гостиницу одну.

7.1.

Сегодня - первый день воздержания. Надя позвонила с утра с напоминанием, что надо бы посетить кожвендинспансер. Что делать, пол-лимона на дороге не валяются, да и квартирка Леночки тысяч на шестьдесят уев тянет. Причем, никакого ремонта делать не нужно. Я ее в качестве альтернативного «аэропорта» использовать буду. Кстати, нужно попросить, чтобы мебель тоже оставили.

К обеду заставил себя выйти из дома. Честно говоря, ни разу не был в КВД. Обычный человек такие заведения обходит стороной, как лепрозорий. Почему-то кажется, что, сие богоугодное заведение - само по себе рассадник венерических заболеваний. Но ведь там как-то работают врачи и прочий персонал? Значит, все-таки не все так плохо. Или у них там иммунитет от большинства «болезней любви»?

В регистратуре пришлось заполнить анкету, предъявить полис и даже снять копию паспорта. Вот уж действительно, никакой нормальный человек сюда не придет. Поэтому и цветут махровым цветом всяческие частные клиники, где тебе инкогнито сделают все возможные анализы - только плати. Хотя я и там ни разу не был - как-то везло мне в жизни на здоровых женщин. Здесь явно не хватало плаката-парафраза: «То, что ты не болен, это не твоя заслуга, а отсутствие анализов».

Далее пришлось все равно заплатить, причем, неслабо, поскольку услуга полного обследования оказалась коммерческой и обязательным медицинским страхованием не покрывалась. Ну и в чем тогда разница между КВД и частной лавочкой? Только «засветиться» для государственной медицины. Конечно, мне объяснили, что регистрация обратившихся проводится в целях борьбы со спидом и гепатитом, только вот мне почему-то не верилось, что негосударственные клиники «сдают» своих пациентов в Минздрав.

Смирившись, я последовательно сдал все виды анализов, получил обещание в течение трех дней получить результаты и был таков.

Ночное приключение уже не вспоминалось, но неприятный осадочек изрядно портил настроение. Тем более, что с самого утра я не выкурил ни одной сигареты. Кстати, давненько я не появлялся в своей фирме. Пора бы встряхнуть «курятник», а то в отсутствие шефа мои сотрудники могли расслабиться, что грозило как минимум падением моих доходов. Заодно и с замом пообщаюсь. Вот уже год как моя бывшая секретарша Альфия стала не только моим замом, но и акционером-миноритарием моей небольшой компании. Любовные отношения ушли в прошлое, тем более, что у нее из-за нашей связи закачались семейные устои, чего она допустить не могла. Аля, несмотря на наш роман, все-таки считала, что ее семья - это святое.

К моему удивлению в конторе царил покой и порядок, работа почти кипела, несмотря на летний, по обыкновению вялый период у коммерсантов. Моя бывшая любовница отлично справлялась с управлением и без меня. Выслушав ее отчет, посмотрев последние бумаги, я понял, что делать мне здесь в принципе тоже нечего.

Выйдя из офиса, я впервые почувствовал себя состоятельным бездельником. Чувство настолько же странное, насколько и бесполезное. Представьте себе, что вы безработный, некурящий, непьющий импотент. Дети с женой на даче. Друзья все на работе. На дворе - лето и ровным счетом никаких мыслей о том, как не свихнуться от скуки за эти две недели. Так ничего и не придумав, я решил сходить в кино.

Дневной сеанс в любом кинотеатре столицы - это пустой зал, где сидят убивающие время подростки и редкие влюбленные парочки, которым просто негде уединиться. Конечно же, «места для поцелуев» были равномерно заняты - так, что между целующимися оставались 2-3 незанятых сиденья. «Темнота - друг молодежи!» - девиз, рожденный еще во времена СССР, был актуален и сегодня. Поэтому я не удивился и не стал оборачиваться на стоны и чмокающие звуки сзади. Жизнь стремительно проносилась мимо меня. На экране кто-то кого-то бил, разбивались в хлам автомобили, а меня засосало очередное воспоминание.

Прошлой осенью меня на улице окликнул женский голос:

- Игорешка, ты?

Я обернулся и неожиданно узнал свою первую студенческую любовь. Ирина стояла, держась за открытую дверцы автомобиля, ослепительно улыбаясь во все тридцать два зуба. Боже! Она совсем не изменилась!

- Иришка! Ты откуда взялась?

Мы подскочили друг к другу, распугивая прохожих, страстно обнялись и расцеловались.

- Игорешка, дружище! Ты не представляешь, как я по тебе соскучилась!

- Это ты не представляешь, как я скучал! Куда ты пропала?

- Погоди, давай пообедаем вместе?

- Легко. Только не пообедаем, а уже поужинаем. Время-то как раз для ужина.

- Ох, а я и не заметила. Замоталась, ничего не успеваю.

Мы ехали в машине на задних сиденьях и не могли наговориться. Нас связывало нечто большее, чем просто студенческие годы. Поступив в универ совсем еще зелеными мальчишками и девчонками, мы тужились изобразить из себя взрослых и полностью самостоятельных людей. Но Ирина выделялась из всех. Они никого из себя не корчила, оставаясь милой девчонкой, которая и по заборам с пацанами лазила, и яблоки в садах воровала и даже эпизодически участвовала в налетах на «центровых». Она и в вузе была самой взбалмошной и легкой на подъем. Наши девицы не чувствовали в ней конкурентки, ведь мало кто мог подумать, что в эту пацанку кто-то может влюбиться. Но они заблуждались, именно по ней «сохла» мужская половина нашей группы. Именно ей доставались тайные записочки с неумелыми еще приглашениями на свидания. А когда она остановила свой выбор на мне, то отдельные одногруппники по очереди пытались этому помешать, из-за чего я пару раз приходил на лекции с разбитой губой и ссадинами на кулаках. Между тем, наши чувства долгое время оставались вполне платоническими, хоть и темы бесед порой принимали очень интимный характер. Дошло до того, что мы всерьез обсуждали проблему совместного получения первого сексуального опыта, не решаясь воплотить наши мечты в жизнь.

На каникулах после первого курса мы, конечно, разъехались по родным городам. Все школьные друзья куда-то подевались, и мне пришлось ехать на родительскую дачу, чтобы просто позагорать, наесться витаминов с огорода, нагуляться по лесу, начитаться книжек. Но жизнь, как обычно, преподнесла незапланированный сюрприз. Соседний участок принадлежал очень интеллигентным людям, с которыми наша семья была дружна вот уже два десятка лет. Их красавица-дочь Вероника была на пять лет старше меня и давно уже жила и училась в другом городе. Собственно, эти пять лет я ее и не видел. И, каково же было мое удивление, когда, приехав на дачу, я обнаружил, что за соседским решетчатым забором в гамаке, подвешенном к двум старым яблоням, читает книгу и загорает знакомая мне прелестная девушка. Причем, пользуясь относительным безлюдьем дачного поселка в будни, она загорала топлесс.

На меня Вероника сразу обратила внимание, но даже не сделала попытки прикрыться.

- Привет, Игорь! Давно не виделись! - Крикнула она, помахав мне рукой из гамака.

- Привет, Ника! - Я смущенно опустил глаза.

- Забегай ко мне чуть попозже, поболтаем! Сейчас одну нудную книжку дочитываю.

- Хорошо, - согласился я и быстро скрылся в доме.

Вечером я отважился выйти и увидел, что дочери соседей ни в гамаке, ни на участке нет. Выкликать постеснялся, поэтому ушел купаться один на небольшое озеро в десяти минутах ходьбы от дачи. Она уже была там. И купалась снова топлесс. Ее красивая полная грудь, шикарная фигурка с точеной талией приковали мой взгляд так, что я замер на берегу обалдевшим истуканом. Она увидела меня и позвала:

- Чего стоишь? Залезай! Вода теплющая!

Опомнившись, весь красный от смущения, я разделся до плавок и быстро бросился в воду, пытаясь скрыть накатившую эрекцию. Ника засмеялась:

- Совсем большой стал, Гарик! - Она вспомнила мое детское имя. - И зря смущаешься, это ведь нормальная реакция на красивую девушку.

Ее раскрепощенность будила во мне самые заманчивые предположения и фантазии, поэтому я плавал долго, чтобы вода хоть как-то погасила вожделение. Но тщетно, когда я выбрался на берег рядом с полуобнаженной красавицей, мои плавки снова выдали все мои желания.

- Да сними ты их вовсе, - предложила Ника, - они тебе только мешают.

Я молча повиновался, еще больше рдея и задыхаясь от бешено колотящегося сердца. Девушка, мило улыбаясь, рассмотрела мой торчащий орган и прокомментировала:

- Чувствую, что ты безумно рад меня видеть.

Участвовать в этом диалоге не было никаких сил. Я просто не знал, что сказать, как ответить. И это, похоже, очень веселило Веронику. Она поманила меня ближе и, когда я подошел, прикоснулась рукой к члену. Зря она это сделала. Мгновенная и очень бурная струя спермы выстрелила ей на руки, на грудь и даже на лицо. Легкий испуг и заразительный девичий смех были ответом. А я не знал, куда спрятаться от стыда, поэтому быстро развернулся и, схватив свои вещи, скрылся на лесной тропинке. На ходу натягивая одежду, добежал до дома и упал на диван, не в силах справиться со своими грустными мыслями. Так облажаться перед девушкой... Но как можно было сдержать-то? Тяжело жить девственнику. Если не заниматься онанизмом, любая, даже самая мимолетная эротическая фантазия вызывает сумасшедшую эрекцию и быструю эякуляцию. И что с этим делать, я по молодости лет просто не знал. За такими вот грустными мыслями я не заметил, как заснул.

Проснулся поздно ночью от того, что кто-то зажег свет.

- Ой, прости. Я тебя разбудила, наверное? - Вероника стояла возле двери, которую я забыл закрыть на замок, и щурилась на свету. - Мне здесь очень скучно. Общества не хватает, вот я и решила зайти тебя проведать.

Я сел на диване и снова ничего не мог сказать.

- Слушай, Игорешка, да перестань ты тормозить и смущаться. Все когда-то были такими же. Я помню, что когда еще была девочкой, на первом курсе могла кончить от теплой струи воды в душе за несколько секунд. Даже сознание теряла от этого.

- Все равно стрёмно, - решился подать я голос.

- Не бери в голову. Меня это, хоть и развеселило, но я же не со зла. Просто очень неожиданно получилось.

- Извини...

- И не извиняйся, ты ни в чем не виноват. Это я дурочка. Могла же предположить, что ты еще мальчик, хоть и повзрослел.

- Мне еще только семнадцать.

- Ну и хорошо! Я бы сейчас тоже с удовольствием скинула лет пять-шесть, просто чтобы вспомнить те ощущения.

- А мне бы хотелось повзрослеть.

- Это нетрудно устроить, - она вновь засмеялась, теперь уже весьма игриво.

- Интересно, как? - Осмелев, я включился в игру.

- А вот пойдем ко мне - покажу.

- Идем.

Девственность я терял по частям. Несмотря на молодость, Ника оказалась очень искушена в этом процессе. Она не поясняла, откуда все это знает, но было понятно, что в чувственных наслаждениях знает толк. И, вероятно, я был не первым девственником в ее нежных руках. Чтобы снять мои барьеры и комплексы, девушка достала из погреба прошлогоднюю крыжовниковую настойку и периодически наливала мне ее, чтобы поддержать раскрепощенность.

Первую ночь она посвятила своему телу, попутно помогая мне периодически снимать напряжение самым простым способом. Свое тело моя детская подруга знала в совершенстве. Она брала мою руку и показывала, как и где нужно касаться, с какой интенсивностью гладить, ласкать. Куда стоит приникать осторожно одним пальцем, а куда можно всей ладонью.

Вторая ночь была отдана искусству кунилинга. Девушка была терпелива и настойчива, шлифуя мои первые навыки. Мы прерывались, когда она уставала объяснять, но затем продолжала учить снова и снова. К утру она добилась своего. Ее оргазм был мощным и продолжительным. После чего Ника долго лежала, прижимая мою голову к своему животу, гладя по волосам и говоря разные нежные слова.

И в третью ночь подруга не пустила в себя классическим способом, заставив изучать уже мое собственное тело. Она рассказывала и показывала, как правильно им пользоваться, что подсказывать своим будущим партнершам, чтобы они не торопились, а посвятили какое-то время ласкам. Тогда же я впервые понял, что, несмотря на гиперчувствительность, вполне можно продлевать сколь угодно долго срок до первой эякуляции. А запасы настойки таяли на глазах.

Зато следующие две ночи и три дня мы наслаждались друг другом без всякой учебы. Все, что Ника знала, она уже передала мне. Конечно многие детали и способы остались мне неизвестны, но глубинные основы секса мы неутомимо закрепляли почти трое суток, пока не приехали наши с нею родители.

Наступили выходные. Мы усиленно делали вид, что развлекались на даче исключительно невинными способами - купание в озере, гуляние по лесу, игра в бадминтон и серсо, совместные обеды и игра в карты. Но, когда наступил вечер воскресенья, и мамы с папами уехали в город, пожелав нам не очень увлекаться крыжовниковой настойкой, мы, не дождавшись, когда их машины скроются за поворотом, вновь погрузились в наслаждение друг другом.

Все хорошее когда-нибудь заканчивается. Две безумных летних недели пролетели как один день. Ника уезжала, чтобы продолжить обучение в аспирантуре, а я очень тяжело переживал наше расставание.

Мы стояли на остановке в ожидании рейсового автобуса в город. На нем вот-вот должна была уехать моя первая женщина. Я едва сдерживал слезы, а из-за комка в горле снова не мог говорить. Ника обнимала меня и как-то утешала, а напоследок, когда автобус уже подъезжал к нам, сказала:

- Ты вырастешь хорошим мужчиной, твои женщины будут от тебя без ума. И ты всегда будешь помнить меня, а я буду помнить тебя. Ты вернешься в Москву, встретишь там хорошую красивую девушку и обязательно влюбишься в нее. И ты сделаешь ее счастливой.

Я даже не сумел толком ее поблагодарить. Она махала мне рукой в пыльном окне отходящего автобуса и улыбалась. А я уже не мог сдерживать слез.

7.2.

К началу учебного года я почти успокоился, хотя и вспоминал Нику очень часто. Пробовал написать ей письмо, но не смог даже начать. В общем-то мне было почти нечего ей сказать, а сентиментальные сюсюканья меня не устраивали. Я был ей безмерно благодарен, и ежесекундно помнил все наши «уроки».

С Ириной мы встретились радостно! Шутка ли, целых два месяца не виделись. В первый же день нагулялись в парке, перебивая друг друга, торопясь передать все впечатления от каникул. Пользуясь ее безграничным доверием, я рассказал всю правду о том, как провел лето. Подруга выслушала мою историю молча, с грустью глядя себе под ноги, а потом спросила:

- Ты в нее влюбился?

- Не знаю. Наверное, да, - смущенно ответил я.

- Значит, мы расстанемся? - В голосе Ирины не было утверждения, но чувствовались близкие слезы.

- С чего бы это? Наоборот, Иришка! Я же теперь все умею и буду тебя учить.

Она вдруг остановилась, высвободила свою руку из моей ладони.

- Не надо утруждаться. Сама как-нибудь справлюсь.

Развернулась и ушла в другую сторону. Я откуда-то знал, что догонять ее бессмысленно. Все равно уже ничего не исправить. Душа рвалась на две части. Где я бродил, уже не помню, но в памяти отчетливо засело воспоминание о том, что мозг зациклился тогда на одной мысли: «Одну не нашел, другую потерял».

На первой же лекции 1 сентября многие одногруппники шептались, показывая пальцем на меня и Ирину, ведь мы сидели не рядом, как это было весь первый курс, а в противоположных концах аудитории, причем поодиночке. Никаких других подтверждений о том, что мы расстались, уже не требовалось. Наши девицы оживленно обсуждали эту тему весь день. А парни, те, кто посмелее, пытались оказывать робкие знаки внимания Иришке. Но без толку. Она не реагировала ни на кого, сидела в сторонке погруженная в свои грустные думы. Я тоже не делал попыток подойти, понимая бесперспективность своей навязчивости.

Так прошло две недели. А потом была «картошка» - традиционная помощь труженикам села в проведении уборки урожая силами бесплатных работников - студентов. Осень выдалась теплой и солнечной, чего не скажешь о последующих годах, когда приходилось месить грязь на картофельных и морковных полях Подмосковья. Но в тот раз желтеющие леса с утра до вечера грелись на солнышке, и сельская страда нам даже понравилась. Вечером мы устраивали дискотеки, и преподаватели с трудом разгоняли нас ночью по корпусам пионерского лагеря, который на время «картошки» отдавался под проживание студентов нашего универа.

Ирина держалась особняком, ни с кем толком не общалась, ни с кем никуда не ходила. А я в силу природной подвижности просто не мог так долго пребывать в депрессии, поэтому и на дискотеки ходил, и участвовал в шумных междусобойчиках с девушками. Словом, вел себя как обычно - ничуть не смущаясь того, как это воспринимает моя бывшая девушка. Но однажды она все-таки пришла на танцы, дождалась, когда начнется «медляк» и пригласила меня. Я не стал отказываться.

Мы танцевали молча, тесно прижавшись друг к другу. Я осторожно гладил ее волосы, а она положила голову мне на плечо. Вокруг наверняка обсуждали неожиданный поворот в наших отношениях, но меня это мало волновало. Гораздо ценнее было то, что Иришка снова была рядом. Я чувствовал всем телом, что она вернулась ко мне и не собирается никуда уходить. «Проводи меня» - шепнула она мне на ушко.

По дороге в ее корпус, Ирина потянула меня в темную аллею, где мы надолго задержались, предаваясь упоению ночи и поцелуям. Там же она попросила лишить ее девственности. От радости я чуть было не начал исполнять просьбу прямо на скамейке аллеи, но подруга прекратила мои поползновения на корню, объяснив, что ей хотелось бы не так, не в спешке, и не здесь. Мы договорились, что по приезду в Москву найдем уютное местечко с хорошей кроватью, купим свечи, вино, и вот тогда...

Однако этим мечтам не суждено было осуществиться. Похоже, что мы оба основательно промерзли, сидя в ночи на скамейке в лесной аллее. Все-таки, несмотря на теплую осень, ночью температура падала почти до нуля градусов. Наутро Ирину увезли в город на «скорой помощи» с жутким жаром и опухшим до удушья горлом. Пневмония.

Я ненамного от нее отстал и попал в стационар при университете тремя днями позже. Правда, с другим диагнозом - пиелонефрит. Так мы и валялись по разным больницам почти месяц. А когда наконец встретились снова, Ирина уже была женщиной. Рассказала, что один из медиков-практикантов буквально проходу ей не давал, и в конце концов соблазнил обещанием, что он сможет лишить девственности без боли, приятно и ласково. И, если бы я оставался мальчиком, то она скорее всего не решилась бы на это, но поскольку меня не остановили наши отношения, то и ее поступок не стоит осуждать.

И я не осуждал ее. Но юношеский максимализм свое дело сделал. Вечером того же дня я не стал ее приглашать на прогулку после лекций, как это делал весь прошлый год. Это повторилось и на другой день. Мы оставались вместе. Утром я заходил за нею, мы ехали в универ вместе, сидели на занятиях рядом, возвращались вдвоем, много беседовали, как и прежде спорили. Даже целовались несколько раз, но никаких попыток более интимного сближения не предпринимали. Чувство и желание куда-то постепенно ушло. А к весне второго курса мы и вовсе отдалились друг от друга. У нее появился воздыхатель, который с успехом восполнил то, чего я Ирину лишил. У меня тоже закрутился легкий роман со студенткой из параллельной группы. Без трагедий и расставаний наши любовные отношения превратились в исключительно дружеские. Причем, откровенность наших разговоров никуда не исчезла. И что радовало больше всего, мы искренне переживали друг за друга, помогали друг другу во всем. Это порой вызывало вспышки ревности со стороны ее воздыхателя и моей любимой девушки, но все заканчивалось нормально.

После защиты дипломов и госэкзаменов мы с нею не расстались, продолжая встречаться и обмениваться рассказами и переживаниями. Затем Ирина отгуляла на моей свадьбе, а годом позже и сама она выскочила замуж. Перестройку тоже пережили, не теряя друг друга из вида. Но однажды к ее домашнему телефону подошел кто-то другой. Незнакомый мужской голос объяснил, что квартиру эту он только что купил, и что местонахождение прежних владельцев ему неведомо.

И вот теперь, спустя десять лет, Иришка радостно прижималась ко мне на заднем сиденье в машине и рассказывала о том, куда ее занесла судьба. Ее муж, будучи очень перспективным программистом, получил предложение уехать на работу в США, в крупную софтверную фирму. Она не рассказывала мне в то время об этом, боясь сглазить. Ну а потом, уже после переезда туда, почти сразу родилась дочка, навалились хлопоты, проблемы привыкания к незнакомой стране. Мне вспомнилось, что и я примерно в то же время переехал в новую квартиру, купленную на хорошие доходы от растущего бизнеса. Словом, обычная история того, как теряются старые друзья.

В ресторане мы продолжали наши рассказы, захлебываясь от желания поведать обо всем, что случилось за эти годы, не забывая при этом насыщаться хорошо приготовленными блюдами и запивая все хорошим коньяком. Уже поздно ночью нас прервал официант, попросив рассчитаться. Он уверил нас, что ресторан работает до последнего клиента, но ему, мол, хочется уже домой. Огляделись, в зале и впрямь оставался занят только наш столик. Задерживаться в этой обстановке не хотелось и, рассчитавшись, мы укатили на такси в гостиницу к Иришке.

Двадцать лет нам понадобилось для того, чтобы очутиться в одной постели. Секс уже не был для нас самоцелью, но желание проснулось, и мы с удовольствием сделали Это. В перерывах между ласками и соитиями продолжали радовать друг друга историями из жизни.

Перед ее отлетом обратно в Штаты, Иришка пригласила меня в гости к ней в Нью-Джерси. Однако, я проводил ее в аэропорт, с грустью понимая, что вряд ли мы скоро встретимся. Так оно и вышло. За прошедшие годы мне не довелось посетить США ни разу, а она не приезжала в Москву. Наша дружба теплится до сих пор лишь благодаря интернету и электронной почте.

Фильм кончился. На финальных титрах зрители потянулись к выходу, хрустя рассыпанным на полу поп-корном и поправляя на ходу смятую в процессе «поцелуев» одежду.

8.1.

И вновь летний вечер накинул на меня одеяло душной жары. На фоне никотиновой абстиненции это раздражало. Я зашел домой только для того, чтобы включить кондиционер на максимальное охлаждение, раздеться донага и в таком виде лечь на пол, спасаясь от городской духоты. Правда, уже через четверть часа я замерз, но зато пропало желание сдохнуть.

На сайте знакомств в это время обычно много людей. Почти все уже приехали с работы домой, поужинали и привычно внедрились в виртуальный мир реальных страданий плоти. Делать было нечего и мне. Быстро пробежавшись по сообщениям, я решительно занялся чисткой контактов. Традиционный мусор предложений от проституток улетел в «черный список», туда же отправились и давно не отвечающие знакомые. Следом в небытие должны были отправиться контакты, с которыми беседа приняла затяжной характер. Отчего-то мне стало жаль выкидывать не глядя. Поэтому я методично просматривал их анкеты, пытаясь найти доводы против ликвидации.

Внимание вновь привлекла одна давняя виртуальная приятельница. Редкое русское имя Ярослава очень ей шло. На её фото заглядывались многие московские мужчины, но напрасно, поскольку, несмотря на обозначенную в анкете Москву, жила Слава в Восточной Сибири и в столице бывала редко - во время очной сессии в ее заочном институте. Мне было жаль ее удалять вот уже второй год. Общение с нею было вялым, но ее ответы, вопросы, комментарии отличались особенной мягкостью. Она не стремилась кого-то критиковать или ругать, при этом всегда занимала устойчивую позицию и не по-женски умело убеждала в правильности своих взглядов. И даже на фото Ярослава вызывала желание прижать ее к себе и не отпускать никуда.

Славная Слава, как я ее называл в шутку, редко появлялась на сайте, но сейчас как раз была онлайн. Наши с ней диалоги я всегда почему-то «слышал», а не читал. Вероятно, потому, что мы однажды созванивались и мне запомнился ее милый, очень спокойный голос.

- Привет, солнышко! )))))) - Написал я ей.

- Привет, Игорь. Я в Москве ;) - Тут же отозвалась она.

- Ого! Неожиданно! И как давно? 8-О)))

- Уже месяц, как переехала сюда жить =)

В моей голове мигом созрело предложение:

- Молодчина! Так давай же встретимся! Сколько уж можно переписываться? ;))))

- Давай! Когда? ;)

- Да хоть сейчас. Жары уже почти нет, можно очень мило погулять в Парке Горького.

- Идём ;)

Мысленно я плюнул на воздержание. «Один день погоды не сделает. А уж завтра обязательно откажусь от всех удовольствий разом», - думал я, и при этом конечно верил сам себе.

В ЦПКиО им. А.М.Горького летний вечер провожали тысячи москвичей. Активная ребятня суетилась на электромобильчиках, качалась на качелях, прыгала на надувных батутах, а их родители с умилением и любовью наслаждались пивом и беседами в открытых кафе рядом с аттракционами.

Чтобы как-то изолироваться от шумной толпы, мы с Ярославой выбирали тропинки, где отдыхающих сограждан было поменьше. Конечно, разнообразная музыка из динамиков дотягивалась в любой уголок парка, но от мельтешения народа избавиться удалось. Разговор лился непринужденно, не встречая ни малейшего сопротивления ни с чьей стороны.

Слава немного рассказывала о себе, зато внимательно слушала мои рассказы. Много ли нужно мужчине в обществе красивой женщины? Её внимание и интерес подстегивали мое желание «разливаться соловьем», что я и делал, постепенно открывая ей факт за фактом своей в общем-то бестолковой жизни.

Мы уже достаточно давно гуляли пешком, и ноги весьма заметно гудели. Поэтому решено было «приземлиться» в каком-нибудь кафе и промочить горло прохладным пивком. Но кафешки казались неуютными и мы, взяв по бутылке любимого мною «Хёльстена», продолжали наш путь по тропинкам в сторону Нескучного сада. Как вдруг за высокой постриженной изгородью из кустарника я увидел пластиковый столик и такие же стулья с подлокотниками. Видимо, кто-то из посетителей кафе когда-то сообразил перетащить все это в более уютное местечко.

А место и впрямь было очень уютным. Его со всех сторон окружал почти непроницаемый кустарник. Мы проникли на эту полянку, с трудом продравшись сквозь заросли, лишь чудом не порвав на себе одежду. А сверху над всем этим уединенным уголком простерли свои «распальцованные» кроны шикарные каштаны. Я рассказывал Славе о себе, понимая, что возможно создаю о себе очень негативное мнение, но остановиться не мог. Слово тянуло фразу, фраза вытаскивала очередное воспоминание, и поток этот был нескончаем.

Когда и на чем я остановился, уже не восстановить. Ярослава таинственно улыбалась в сумраке.

- Ты интересный человек, Игорь. Мне кажется, что твои случаи неисчерпаемы. Или ты уже все рассказал? - Спросила она.

- Конечно, не все. Но я точно знаю, что уже давным-давно утомил тебя своим эгоизмом.

- Какой же это эгоизм? По-моему, ты вытащил для меня уже столько скелетов из своих шкафов, что просто испугался за мою психику. Ведь так?

- Мне показалось, что ты просто устала от меня.

- Ничуть. А ты знаешь сколько времени?

Я взглянул наверх, среди каштановых листьев в небольших просветах чернело небо, и мерцали случайно прорвавшиеся в прорехи крон звезды. На дворе июнь, день длинный, значит... правильно, экран мобильника показал час ночи. А ведь парк-то уже закрыт. Теперь-то до меня дошло, чего не хватало уже давно - людских голосов и музыки. Конечно, едва заметно сквозь тишину пробивался шум машин от Крымского вала, но все это перекрывали соловьи.

Из парка мы с Ярославой выбрались без приключений. Чуть трезвый охранник, не спрашивая, как здесь очутились, открыл нам калитку в сторону Титовского проулка, по которому мы вышли на громыхающий Ленинский проспект.

Моя спутница несколькими словами умудрилась не только развеять опасения насчет моего занудства, но удержала мое покачнувшееся настроение. Впервые за много-много лет я почувствовал, как в жилах заструилась молодая кровь, вызывая желание петь и делать глупости ради очаровательной женщины. Я удачно шутил, цеплял комментариями случайных прохожих, которые, как ни странно, ничуть не злились на мои немножко язвительные фразочки, а некоторые даже вступали со мной в смешную пикировку.

Попутно мы заглядывали в ларьки, покупали там пиво, а потом появилась идея откупорить шампанское и угостить желающих. Сказано - сделано. Зашли в большой круглосуточный магазин, взяли две бутылки шампанского, а попутно - фрукты, виноград, оливки, до которых оказалась охоча Слава. Уже перед самой кассой я спросил ее, пробовала ли она настоящее китайское сливовое вино? Получив отрицательный ответ, приобрел еще и его.

Из супермаркета мы вышли одновременно с хлопком пробки, вылетевшей из бутылки в сторону проезжей части. Ночной город утопил наш смех в своем автомобильном шуме, но мы не сдавались и, наливая игристое вино в одноразовые стаканчики, угощали всех прохожих. Наверное, звезды в эту ночь светили как-то по-особому, а может быть причина была другой, но на нас не смотрели как на буйных алкашей, а наоборот с чем-то нас поздравляли и с удовольствием принимали угощение.

Звонкий колокольчик смеха Ярославы сливался с моей радостью, заставляя забыть все переживания и неурядицы, я словно очистился от скверны, которой обрастал последние годы, как плесенью. Буквально чувствовал, как с меня слезает старая кожа, а новая - тонкая и очень чувствительная зудит, заставляя двигаться и смеяться как от щекотки.

Мы зашли в подъезд под бдительным взором консьержки Натальи Семеновны. Ее осуждающая ухмылка при взгляде на мою спутницу вдруг сменилась удивлением и... завистью. Женскую интуицию не обманешь, Наталья сразу почувствовала, что где-то на небесах сочли правильным свести меня и Славу именно в этот день, именно тогда, когда я оказался к этому готов.

Пока вызванный кнопкой лифт опускался вниз, консьержка сверлила нас немигающим взглядом, а когда дверь его открылась, и мы вошли внутрь, она с невероятной скоростью выскочила из дежурки и вставила ступню между створками, мешая им закрыться.

- Девушка, а вы в курсе, что этот мужчина не только женат, но еще и редкостный кобель?

Ярослава посмотрела на меня, затем улыбнулась Наталье Семеновне:

- В курсе. Но с сегодняшнего дня это не должно вас волновать, любезная мадмуазель. И, пожалуйста, отпустите дверь.

Ошеломленная дама отступила назад и через несколько секунд услышала наш улетающий к небу счастливый хохот.

Послесловие:

Я каждый день после работы встречаю её у выхода из метро.

Сначала это было знаком внимания и проявлением любви. Впрочем, это и осталось проявлением чувства, но вместе с тем превратилось в милый семейный ритуал, любовную традицию.

Чтобы не пропустить ее приезд, захожу в подземный переход, встаю напротив дверей метрополитена и выглядываю милое лицо среди сотен выходящих горожан и гостей столицы. Однажды я заметил, что толпа прибывающих превратилась для меня в "безликую серую массу", которую сложно воспринимать как совокупность личностей, индивидуальностей. Непорядок! Аль я не человеколюбив? Решено! Разгляжу-ка я людей обстоятельнее. Переключиться из одного стиля восприятия в другой не так-то просто, но можно.

Вот, идет с виду обычная женщина лет 40-45. Ой, нет. Ей от силы 35, но глаза потухли, модное пальто просит химчистки - еще пока не очень заметно, но неуловимая граница между изяществом и обыденностью уже где-то недалеко. В руках обычная дамская сумочка, но изрядно набитая. Что у нее там вместе со стандартным женским набором - остается только догадываться. Полусапожки на высоких каблуках, делающих походку стремительной и эротичной, она бы сейчас с удовольствием заменила на домашние тапочки, но до дому еще ехать на маршрутке. А ей бы в ванну с пеной и морской солью, чтобы снять накопившуюся усталость, разгладить морщины и убрать темноту с лица. Тональные и маскирующие кремы уже не спасают - густота покрытия скорее подчеркивает увядание, а не скрывает. В фигуре - обреченность и усталая злость. Скорее всего, пришлось стоять в метро - разве ж кто уступит место? А если и уступит, то это только новый повод вернуть страшненькую мысль: "Старею? Я так плохо выгляжу?"

Две молодых девчонки, светленькая и стриженая шатенка вылетают из дверей пулей, на ходу обмениваясь фразочками типа "Ты дура, что ли? Нам туда" - и каждая показывает пальцем, и обе - в разные стороны. Метнувшись вправо, сразу поворачивают налево. В их маленькой стайке еще нет лидера, они еще думают, что в их отношениях есть равенство. Но, во взгляде шатенки уже мелькает превосходство, в голосе звучит легкая авторитарность, да и пошли они в итоге туда, куда она показала сразу. И, даже если она ошиблась, обратно по переходу подруги точно не пойдут, перейдут дорогу наверху - интуитивно понимая, что возвращение будет поводом оспорить лидерство, а так - положение сохранится.

Он по какой-то причине не догадывается, что его неглаженые брюки, несвежая рубашка и неправильно завязанный узел галстука - это и есть вернейшие признаки неуспеха на работе. Менеджер лет тридцати, ему полагается уже иметь машину, а он ездит в метро. Впрочем, машина у него есть - старенькая девятка или "опель" из тех времен, когда каждая иномарка со временем превращалась в "опель". Домой не торопится. Возможно, что жена его там все-таки ждет, может быть, даже еще осталась любовь. Но вечная нехватка денег, долги, съемная квартира и прочие "прелести" неустроенного быта - все это толкнет его к ларьку, к бутылочке пива или баночке алкогольного коктейля, чтобы притупить остроту проблем, ощутить какое-то подобие радости после трудового будня.

А вот это - по-настоящему счастливая пара! В глазах - нежность и радость от встречи. Им обоим не дашь больше тридцати, хотя, скорее всего паспорт выдаст ее 35, а его - 40. И живут они вместе не первый год, но рады даже не каждому дню, а каждой минуте. Он несет ее сумочку, она обеими руками держит его локоть. Они с сожалением обходят алюминиевые стойки выхода порознь, а, встретившись, снова приникают друг к другу и чуть ли не хором говорят "привет!". Есть такая примета, мол, чтобы не поссориться, нужно сказать "привет", если пришлось разделиться даже на секунду. Но они не поссорятся, даже если забудут о примете. Самое время посмотреть на окружающих, на их реакцию при взгляде на эту пару. О! Да ведь они густо окружены чужими эмоциями! Зависть преобладает в толпе. Редко, кто улыбнется, прикоснувшись к чужому счастью. Вот, молодой парень скользнул равнодушным взглядом, зацепился, рассмотрел внимательнее - удивление и улыбка! Поднял руку с большим пальцем и жестом показал мужчине: "ты молодец!"

Но, после прибытия очередного поезда в дверях появляется моя любимая и самая родная женщина. И снова весь мир исчезает. Есть только она и я, только наши улыбки и только наша радость встречи. И, наверное, кто-то посторонний это заметит. И дай бог ему здоровья!

Часть 2. Последний рубеж обороны

1.1.

Ирка как обычно опаздывает. Я знала, что вовремя приходить нет никакого смысла, но все равно приперлась в назначенное время. Все-таки замужние девушки быстро избавляются от всего наносного - например, от пунктуальности. Ну не в женском это характере - смотреть на часы. Главное - полный порядок на лице, на голове и в одежде. Наверняка опять мучилась, выбирая какие туфли надеть в клуб. Хорошо хоть, что не забывает нас. Некоторые подруги полностью переключаются на свои семейные заботы. Теряются для общества напрочь.

Когда она, наконец, подошла, все были уже в сборе и вяло трепались перед входом. Ира, Эля, Ксю и я, Марина - неразлучные подруги с самого универа. Эля и Ксю уже побывали замужем, Ирка год назад выскочила, а я пока в процессе отбора достойного кандидата. Пока не везет. Хотя, не скажу, что всем остальным повезло.

Эля вышла за нашего самого красивого мальчика в группе. Толку то! Он, как был бабником в универе, так и остался им после окончания. Сразу было понятно, что Вадик будет продолжать свою биографию мачо, и никакая женитьба его не остановит, даже на первой красавице курса. На третий день после свадьбы приперся домой заполночь, на воротнике рубашки помада. В общем, классическая картина «похода налево». Скандал и развод через полгода после шумной свадьбы. Хорошо хоть, не успели никого зачать.

У Ксюшки хуже. Она умудрилась забеременеть еще на пятом курсе - тоже с одногруппником, отличником, между прочим. И парень-то в общем был не против жениться на ней, но она его мурыжила еще два года, прежде чем согласилась пойти с Женей в ЗАГС. А что в итоге? Залетела-то по пьяни, либидо свое потешила, а любви как не было, так и не случилось. Ксю со школы сохла по учителю физкультуры. Ну и ушла к нему, уже будучи замужней. Не смогла жить с отцом ребенка. Говорит, что он слабохарактерный зануда. С физруком тоже не получилось. Тот попользовал ее некоторое время, да и был таков - уехал в Чехию на ПМЖ. По-моему, она сглупила. Женька до сих пор по ней сохнет. Нынче - в крупном банке работает заместителем управляющего. Квартирка классная, машина, дача в 10 км от МКАДа, зарплата - дай бог каждому. Ксю от него исправно получает по три тысячи долларов в месяц на сына, но жить с ним ни в какую не соглашается.

Ирке вроде бы повезло. Она у нас позже всех девственность потеряла. Девушка разборчивая, дождалась-таки своего «принца» на белом «Мерседесе». Полтора года как расписались, пока (тьфу-тьфу-тьфу!) все прекрасно. Правда, я сильно сомневаюсь, что она любит своего Мишу. Просто выбрала из всех кандидатов одного - самого перспективного. Деньги водятся, да и собой недурен. С работы домой летит на крыльях любви. Все-таки правильно говорят, что в хорошем браке только один любит, а другой всего лишь позволяет себя любить.

- Привет, девчонки! - Раздался голос Иры.

- Ну, наконец-то! - Почти хором отозвались мы. - Ирка, имей совесть. На полчаса опоздала.

- Простите, ей богу, уважительная причина у меня.

- Что-то случилось?

- Потом расскажу. Пойдем, что ли?

Мы загрузились в клуб, сразу окунувшись в «хаус», выдавливающий из мозгов все мысли. Честно говоря, такую музыку я не люблю, но подругам не терпится меня выдать замуж. Вот они и потащили меня в это гнездо с холостыми мужиками. В общем-то, я не против, хотя и предпочла бы иное место для знакомства - ресторан или нормальную дискотеку, в конце концов. Знаю я, кто по пафосным клубам тусуется. Но, поскольку Ирка именно в таком вот заведении подцепила своего муженька, то все они единодушно решили начать с крутого ночного клуба.

Столик уже был заказан, поэтому нам не пришлось искать свободное местечко. Но народа было небогато. Столики все заняты, а на танцполе лениво трепыхались всего два десятка посетителей. Похоже, что мы все-таки пришли рановато, поэтому было решено заказать по коктейлю и пока просто поболтать, насколько это возможно в такой обстановке.

Вдруг, Эля толкнула меня в плечо, показывая глазами куда-то вправо:

- Мариш, смотри! Вот, подходящий мужчинка.

Метрах в десяти от нас за столом расположились двое мужчин, на какого из них показывала подруга, я не сразу поняла.

- Который?

- В костюме.

Что она в нем нашла? Обычный с виду офисный работник средней руки. Явно пришел с приятелем после работы. Да, скорее всего неженат, но это неочевидное достоинство.

- Почему именно он?

- А ты посмотри внимательно. Он на Аль-Пачино похож.

По-моему, присутствующий джентльмен с любимым элькиным актером имел мало общего, хотя порода в нем чувствовалась. Однако, этого маловато на мой взгляд для того, чтобы считать его подходящим. Я решила не расстраивать подругу.

- Похож чуть-чуть, но это ведь не делает его идеальным мужчиной?

- Мариш, ты сама посуди, - Эля перекрикивала музыку, - у парня все в порядке со одеждой и внешностью. Значит, он успешен и востребован. Конечно, какая-то подруга у него есть - стопудово, но где ж ты найдешь абсолютно свободного мужчину? Так что он неплохой вариант из присутствующих.

- Ну и что мне теперь делать? Самой подойти что ль?

- Продефилируй мимо их столика, якобы куда-то в ту сторону нужно. Я посмотрю на его реакцию. А там что-нибудь придумаем.

Я ничего не теряла от того, что вильну задницей возле потенциального бойфренда. Ого! Как быстро я согласилась с Элькой. И, похоже, девчонки поддерживали ее выбор. Ирка украдкой показала большой палец, чтобы не драть горло, а Ксю сама с большим интересом изучала кандидата.

Когда вернулась из своего похода в другой конец зала, подруги о чем-то смеялись.

- Ну, если надо мной ржете, то я сейчас вас коктейлем полью! - Пригрозила я.

- Нет! Что ты, Мариш! - Успокоила меня Ирка. - Мужик-то, похоже, голубь сизокрылый.

- И как вы догадались? - Удивилась я.

- На твои бедра только ленивый здесь не загляделся, - пояснила Ксю, - а этот обалдуй даже не посмотрел в твою сторону. Зато погладил своего дружка по руке.

Девушки снова засмеялись. Да, кандидата мне выбрала Эля - просто и со вкусом. Настроение упало ниже плинтуса.

- Вы как хотите, подружки, а я уже наблядовалась. Пойду-ка я домой, телик посмотрю.

Они наперебой бросились меня успокаивать, но я была непреклонна. Уговорили остаться лишь потому, что вечер для всех был бы испорчен, а этого я допустить не могла. Однако с этого момента я была чужой на этом празднике жизни. Чем ближе к ночи, тем чаще к нашему столику подходили какие-то парни, они о чем-то говорили, им что-то отвечали. Все по очереди отметились на танцполе, только мне было ни до кого.

А нужен ли мне вообще муж? Пока не исполнилось 30, я вообще не задумывалась над этим. Природа не обидела ничем - хорошая фигура, которую мне не нужно было поддерживать изматывающими тренировками в фитнес-центре, лицо, как говорят, очень симпатичное - да, я и сама это видела каждый день в зеркале. Утренний макияж отнимал у меня 5-10 минут, не более. И этого вполне достаточно было, чтобы на работе я не испытывала дефицита внимания от мужской части фирмы и тихой ненависти - от женской. Но к служебным романам мое отношение было испорчено навсегда еще в самом начале трудовой биографии...

Моим первым местом работы был офис крупной компании, где мне сходу предложили место референта директора по экономическим вопросам. Где-то краем мозга я понимала, что скорее всего приняли меня «за красивые глаза», а не за «красный диплом», но по молодости и наивности, мне казалось, что хорошему месту я обязана сочетанием обаяния и отличного образования. Тем более, что поначалу ничто не опровергало моего заблуждения.

Яков Станиславович, генеральный директор и мой наниматель, никак не демонстрировал своих тайных мыслей в первые дни моей работы, поэтому его приглашение «обсудить важные проблемы за ланчем» я восприняла как должное и даже после того, как он наговорил мне в ресторане кучу комплиментов, продолжала оставаться в неведении. Он ничуть не походил на озабоченных мужиков, с которыми мне приходилось сталкиваться раньше. Галантный и очень обходительный еврей умело «держал марку» и развитие наших отношений мне казалось вполне естественным.

В декабре он предложил сопроводить его в деловой поездке в Париж и Вену. Сама я до этого была за рубежом только в Киеве, когда ездила на свадьбу к брату - угораздило же его в Украину перебраться. Сами понимаете, какие огни у меня загорелись в голове, когда услышала от шефа о Париже! Мечта любой женщины - пройтись по парижским улицам, погулять по французским магазинам, подышать одним воздухом с Ив Сен Лораном и Готье. Конечно, я ни секунды не думала и согласилась ехать хоть сейчас.

В Европе от обилия впечатлений я совершенно потеряла голову. Ну как не влюбиться в мужчину, который устроил мне такую шикарную рождественскую неделю. Меня даже не смущало, что он женат. Наоборот, немного огорчало, что сорокапятилетний мужчина в сексе оказался слабоват. Но, я восполняла все своей энергией. И, кажется, вполне в этом преуспела. В конце поездки мы почти сутки не выходили из номера - так нас раззадорило.

Кошмар начался уже по возвращении. Яша не смог сдержать своих душевных порывов и почти сразу, чуть ли не с порога, заявил своей жене, что расстается с нею. На что он рассчитывал, непонятно. Какая жена согласится безропотно потерять все - состоятельного мужа-бизнесмена, высокое социальное положение, статус замужней женщины и т.д.? О, нет! Дама начала войну не на жизнь, а на смерть. Причем, на мою смерть. В буквальном и переносном смысле. Она приехала в офис - познакомиться с разлучницей - и лишь чудом не раскроила мне голову принтером, просто не смогла его поднять. Ее уняли, но меня попросили уехать домой и не появляться в офисе до особого распоряжения.

Особого распоряжения так и не последовало. Некоторые отголоски семейных боев до меня доходили, Яша первое время мне звонил. Однако, спустя пару недель его SMS-ка - «Прости. Мы расстаемся с тобой» - расставила все точки над «i». Так я потеряла первую работу и решила никогда больше не связываться с любовью на рабочем месте.

1.2.

- А Вы почему не танцуете, милая девушка?

От неожиданности я вздрогнула и чуть не уронила очередной коктейль, которым я заполняла бесплодное времяпрепровождение в клубе. Я отвлеклась на свои мысли и совершенно забыла, где нахожусь. Мои девушки вовсю отрывались где-то в зале.

- Нет настроения, - буркнула я и отвернулась от присевшего за стол молодого парня.

На вид ему было лет двадцать, что с высоты моего возраста воспринималось как детский сад, но ни в коем случае, не вариант для знакомства.

- Вы позволите, я попробую его вам улучшить?

- Не вижу в этом никакой необходимости, - грубо отрезала я.

Однако, мальчик не ушел, а, наоборот, сел поудобнее и наклонился ближе.

- Я знаю, что вас зовут Мариной.

«Вот сучки! Наверняка кто-то из подруг сдал. Волосья повыдергаю, если узнаю, кто!»

- А из этого следует, что у тебя со мной что-то прокатит?

- Марина, отчего вы так агрессивно настроены? Разве я дал повод злиться на меня?

- Вот, что, мальчуган. Мне и в более нежном возрасте нравились мужчины постарше, а теперь-то тем более. Морочь голову кому-нибудь помоложе, договорились?

«На кого я злюсь? На себя, на подруг? Мальчик-то ни в чем не виноват», - думала я, но остановиться уже не могла. Внутри все кипело.

- Марина, а если я предложу вам просто подвезти вас до дома, ничуть не покушаясь на вашу свободу и не напрашиваясь в любовники? Я же вижу, что вам здесь очень некомфортно. А кроме того... вы помните, какой по счету коктейль вы пьете?

- Кажется, третий. А что?

- Извините, я наблюдаю за вами уже два часа. И только на моей памяти это - пятый бокал.

Тут я почувствовала, что меня и впрямь уже сильно штормит. Сидя это не слишком заметно, но глаза плохо фокусируются, а мысли все время перескакивают с одного на другое. Может быть и агрессивность - от выпитого?

- Хорошо. Подвезите, - неожиданно для себя согласилась я, - только без рук!

Несмотря на мое предупреждение, он все-таки помог мне встать, довел до дверей, и вскоре мы уже ехали в его машине в мою сторону. Он не пытался меня развлекать разговорами, поэтому сон быстро сморил меня. Проснулась сама оттого, что затекла шея. В голове плавала жирная головная боль. Похмелье - самое ненавистное состояние из всех возможных. Про ощущения в теле и вовсе говорить бессмысленно. Казалось, что по мне прошлась толпа с эскалатора на Пролетарке в час пик.

Вокруг был салон авто. За окнами уже почти рассвело. Меня же обещались подвезти до дома. А где, интересно, водитель? Его лицо я почти не помнила. Проверила сумочку - все на месте. Паспорт, сотовый, деньги, пластиковые карточки, ключи от квартиры. Дотронулась до ручки и тут же была наказана воем сирены. Кажется, меня поставили на сигнализацию. Выскочив из машины, я хотела было убежать, но со скамеечки неподалеку поднялся мой провожатый, и пошел ко мне, вытаскивая из кармана ключи с брелоком от противоугонки. Двойной писк, и машина сзади меня заткнулась.

- Как ваше самочувствие, Марина?

- Спасибо, хуёво, - ничуть не соврала я.

- Догадываюсь, - улыбнулся парень, - наверное, вам это поможет. Выпейте, должно полегчать.

Он протянул мне открытую баночку энергетического коктейля. Я с жадностью прильнула. О, боже! За это можно родину продать.

- Вы мой спаситель! - Поблагодарила я, осушив всю емкость и почувствовав, что жизнь снова возвращается в меня.

- Если я могу вам чем-то еще помочь...

- Пожалуй, дальше я сама.

- Могу ли я хотя бы попросить номер вашего мобильного?

- Попросить - можете. Но я все равно его вам не дам.

- Почему? - Огорчился юноша.

- Во-первых, мы незнакомы...

- Я Андрей.

- А, во-вторых, я помню, что вчера говорила вам о том, что вы слишком молоды для меня. Спасибо вам за доставку. Прощайте.

- Что ж, Марина, был рад хоть чем-то помочь вам. Простите. Не буду более навязывать свое общество. До свидания. - Он отвернулся к машине. Молодец парнишка. Избавил меня от необходимости выдумывать «в-третьих» и «в-четвертых».

Теперь скорее домой, под душ, а потом - отмокать в ванной! Уже подходила к двери подъезда, когда в спину мне прилетело: «А миньет вы, Марина, делать не умеете», - и почти сразу звук отъезжающего автомобиля.

Я резко остановилась, как будто со всего размаху налетела на стенку. Обернулась, увидела, как машина Андрея заворачивает в арку. Черт! Когда я успела? Ничего не помню. И не понимаю... Ну, не могла я в этом состоянии еще и миньет делать. Да, нет! Это он просто со злости, что не удалось меня затащить в мою же постель. А вдруг все же он не соврал? Спьяну-то могла и... Но в памяти категорически ничего не появлялось - кроме того, что я заснула почти сразу после того, как отъехали от клуба.

О, господи! Я не помню, когда сказала ему свой адрес. Но ведь в себя пришла у своего подъезда, а он сидел на скамейке рядом! Ни черта не помню. Голова раскалывается все еще, несмотря на выпитое «лекарство». Но, как же все это гнусно! Неужели он не соврал? «Я взяла в рот его мерзкий член? В его машине? Гадость, гадость, гадость!» - К горлу подступила тошнота. - «До чего же я докатилась?»

Ноги меня не держали. Чувствовала, что к себе домой я пока подняться не в состоянии. Лифт наверняка не работает, как вчера вечером. Кто ж станет его чинить ночью, да ещ в выходные? На ватных ногах дошла до скамейки, присела и заплакала навзрыд.

- Марина, ты?

Из раскрытого окна первого этажа выглядывала соседка - тетя Лора. Я не могла ответить, душили рыдания.

- Что случилось? - Беспокоилась женщина. - Погоди, я сейчас к тебе приду, не уходи никуда!

Куда ж я уйду, когда ноги не держат и никаких сил - ни душевных, ни физических - нет. Через минуту Лора сидела рядом, сочувственно обнимала и утешала. Мало-помалу я успокоилась. Присутствие этой большой и теплой женщины помогло. Она мне была как мать, хотя по возрасту мы с нею скорее в сестры годились. Соседка отвела меня к себе, усадила за стол на кухне, налила горячего чаю с какими-то травками. Затем села напротив и спросила:

- Рассказывай, Марина. Что случилось?

- Теть Лор, ничего не случилось.

- Ну да, а то я не вижу.

- Все в порядке.

- Марина, я же слышала, как ты с кем-то разговаривала, потом машина уехала. И сразу - ты на скамейке плачешь. Не обманывай меня - что-то с тобой случилось. Тебя изнасиловали?

- Теть Лор, ну кто меня взрослую девочку изнасилует? Сама только себя могу... Да и то...

- Ну не хочешь говорить, не надо. - Соседка потянулась к плите. - Давай я тебе котлеток разогрею, поешь, а то совсем худая стала. Кожа да кости!

Сколько ее знаю, она всегда меня хочет откормить. Хоть не ходи к ней в гости.

Лору я знаю столько, сколько живу в этом доме. Она первая пришла знакомиться, когда я сюда вселилась после размена родительской квартиры, и сразу начала меня опекать. Бездетная одинокая тетка. Ей самой в жизни не везло, но она сохранила почти детскую наивность и веру в людей. Этим пользовались все кому не лень. Молодые семьи в подъезде всегда знают, кому пристроить своих отпрысков, чтобы сходить в кино или просто погулять без детей. Лоре можно скинуть кошачий приплод и она пристроит всех котят без исключения. А уж сколько местная алкашня ей должна денег - никто не сосчитает. Хотя, как она говорит, все исправно возвращают, но я думаю, что врет, и сама в это верит. Такой человек.

Года три назад мне самой довелось ее утешать. Женщина без любви не может. Вот и Лора сподобилась. Приютила какого-то командировочного, да и втрескалась в него по самые уши. У нее двухкомнатная квартира - живет в ней одна после смерти своей матери. Вот и ходит иногда на Казанский - стоит с табличкой «Ночлег. Недорого». Берет и впрямь сущие копейки, а порой и вовсе кормит постояльцев, тратя куда большие деньги, чем зарабатывает на них.

Очередной ее гость прибыл то ли из Кемерово, то ли из Омска. Как у них там получилось - мне неизвестно. Но всякий раз, когда он потом снова приезжал, Лора исчезала из этой жизни. Ненаглядный наведывался частенько - и женщина расцветала, порхала птичкой вокруг любимого. Я в эти моменты видела ее редко, но всегда в чем-нибудь новом. К каждому его приезду покупала - то новое платье, то платок, то прическу себе сделает в модном салоне.

Однажды он исчез. Просто перестал приезжать. Лора себе места не находила. А когда через полгода она родила сына, то весь дом обсуждал эту новость как избрание нового президента. Выяснилось, что женщина не только не знает, где живет отец ее ребенка, но даже и фамилию никогда не спрашивала. Сергей Николаевич откуда-то из Сибири - это все, что она о нем мне смогла рассказать.

Но, не прожив и месяца, ребенок умер - врожденный порок сердца. Где-нибудь в Европе, да с другими финансовыми затратами, он бы выжил, но в России неимущие младенцы с такими болезнями обречены.

Хорошо помню те две кошмарных недели после похорон ее новорожденного сына, когда не могла отойти от Лоры - боялась, что соседка просто наложит на себя руки. Другие соседи тоже пытались помочь, но кроме меня она никого не хотела видеть. Я взяла отпуск и потратила его полностью, ухаживая за убитой горем женщине.

Другая бы на ее месте замкнулась, возненавидела весь мир, а особенно - мужиков. Но жизнелюбие и доброта тети Лоры победили все - и обиду на Сергея Николаевича, и горе по умершему сыну. Оклемалась на удивление быстро, вернулась к своему обычному образу жизни. Некоторое время соседи побаивались оставлять ей детей - мало ль, какие сдвиги в психике могли произойти после смерти долгожданного ребенка. Но потом все вошло в обычный ритм. И снова каждый вечер пятницы ее квартиру наполнял детский гомон.

- Теть Лор, ты мне вместо котлет лучше найди мне подходящего мужа. Устала я быть одна. - Прервала я свое молчание.

- Ты серьезно?

- Абсолютно серьезно.

- Ох, девочка моя. Ты повзрослела, кажется. - На глаза женщины навернулись слезы. - Я попробую, Мариночка.

2.1.

Дома я набрала горячущей воды в ванну, навела пену и долго в этом отмокала. Ночные события так и не вспомнились. Похоже фирменный коктейль напрочь отшибает память. Оно и к лучшему. Буду считать, что ничего не было. Хотя, честно признаться, все могло быть, поскольку сексом я себя не баловала уже третий месяц, и присутствие молодого энергичного самца почти наверняка разбудило либидо. Но, как это все-таки противно - ничего не помнить.

Расслабившись, уснула в ванне. Разбудил меня мобильный. От неожиданности я чуть не уронила его в воду. Звонила Ирка.

- Ты как там, Мариш?

- Как, как... Попой об косяк! Признавайся, это твоя подстава?

- Какая подстава? Ты о чем, подруга? - Удивилась девушка.

- А то ты не знаешь. Что это за хмырь, которому вы с девками меня сдали? - Не отступала я.

- Ты что, с дуба рухнула? Никому мы тебя не сдавали! - Возмутилась Ирка.

- А откуда он знал, как меня зовут? - Я помнила, что Андрей называл меня по имени, хотя мы не были знакомы до этого.

- Так ты у него спроси. Мы тут непричем. Только видели, что ты ушла с ним в обнимку, - судя по ее голосу, подруга явно не врала, - а он что, маньяком оказался? С тобой все в порядке?

- Ох, не знаю. Я вчера так набралась, что вообще ничего не помню.

- Что, серьезно?

- Куда уж серьезнее, - я снова вспомнила слова этого сосунка о том, что не умею делать миньет и расстроилась, - похоже, что ночью наделала глупостей.

- Каких?

- Все тебе расскажи. Говорю же, не помню я.

- Ну, если не помнишь, значит, можно считать, что ничего и не было. Ты сейчас где?

- Дома, в ванной с похмелья отмокаю.

- Может заскочить к тебе? Пиво привезти?

- Лучше какой-нибудь энергетик, голова все еще раскалывается, - согласилась я, все-таки не одна буду. Настроение в норму не пришло, и общество подруги будет кстати.

Ирка жила в двух кварталах, поэтому появилась буквально через десять минут. Входную дверь я обычно не запирала, и подруга просочилась сразу в ванную.

- Привет, подружка! Держи! - Она протянула мне «лекарство».

Я с наслаждением припала к открытой банке, не заметив, как подруга смотрит на меня.

- Все-таки классная у тебя фигура, Маришка. Не зря мужики на тебя западают.

- У тебя не хуже, Ир, - ответила я комплиментом на комплимент, - твой Серж не зря в тебе души не чает.

Девушка ничего не отвечала, разглядывая мою грудь. Я смутилась.

- Ирка, ты чего?

- Мариш, а можно я потрогаю твою грудь? Очень хочется.

Вот уж никогда бы не подумала, что мою старинную подругу тянет на девушек. Впрочем, чего в жизни не бывает. От меня не убудет - пусть потрогает. Я поднялась чуть выше, чтобы груди полностью были над водой. Ирка неуверенно протянула руку и очень ласково провела прохладной ладошкой по ним. Она посмотрела мне в глаза и уже чуть смелее начала играть с моими мгновенно набухшими сосками. А, знаете, это приятно. Раньше я никогда не испытывала такого.

Подруга наклонилась и поцеловала сначала один сосок, потом второй, провела губами по шее, поймала мои губы. Я невольно ответила. Неожиданная игра начала меня возбуждать, и я сама не заметила, как поцелуй из легкого прикосновения превратился в страстный, с язычками. Руки подруги уже вовсю ласкали мою грудь, а я обняла ее за шею и, не обращая внимания на пену, гладила ее волосы, зарывалась в них пальцами.

Ирка сбросила с себя шорты и топик, оставшись в чем мать родила - нижнее белье она частенько не носила, о чем постоянно хвасталась - забралась ко мне. Жаль, ванна тесновата. Пришлось спустить воду, задернуть шторку и включить душ. Мы стояли под струями теплой воды, целуясь и лаская друг друга, совершенно потеряв голову от этой странной близости. Подруга оказалась весьма искушенной в женских ласках. Ее пальчики и язык касались меня там, где было особенно приятно, и так, что я довольно быстро «потекла», а уж когда девушка свернула головку душа и направила тугую струю воды мне прямо на клитор, я кончила почти мгновенно, содрогаясь от накатывающих волн оргазма и громко крича. Затем Ира присела на коленки, обняла меня за ягодицы и приникла к моему паху губами, высасывая влагу и продлевая мои невероятные ощущения.

Вдруг, шторка резко отдернулась. В глазах Лоры смешались испуг и потрясение от открывшейся ей картины. Она конечно узнала мою подругу, которая частенько бывала у меня в гостях.

- Марина, Ира, что вы делаете? - Смогла она наконец вымолвить.

- Теть Лор, мы тут плюшками балуемся, - нашлась Ирка, оторвавшись от увлекательного занятия, и рассмеялась.

- Девочки, да как вы можете! Это же... - она не находила слов, чтобы описать свое возмущение, - это же разврат, это грязно, это аморально...

Я стояла молча, покраснев до самых кончиков волос, а подруга как ни в чем не бывало взяла с сушилки полотенце и начала меня вытирать, одновременно разговаривая с моей соседкой.

- А что делать двум красивым девушкам, если их мужчины обходят своим вниманием?

- Ира, но ведь ты замужем!

- Ну и что, что замужем. Ха! Мой в постели кроме как «по-собачьи» вообще ничего не умеет. Даже куни боится сделать.

Лора еще больше разозлилась:

- Ирина, но ведь с женщиной - это ни в какие ворота не лезет!

- Солнышко, ты как будто в позапрошлом веке родилась. Ну побаловались мы с Маришкой чуть-чуть, что такого? Небо упало на землю? Что ты в самом деле так разоряешься? - Ирка уже вытерла меня и подала мне халат. - И вообще, кто из нас аморальнее - мы или ты? Мы хотя бы не подглядываем ни за кем.

Соседка вдруг спохватилась, опустила глаза и опрометью выскочила из ванной под задорный смех моей подруги. А мне было дико стыдно. Так опозориться перед бедной женщиной. Она, конечно, зря к нам ворвалась, но, скорее всего, мои крики в этом виноваты. Только что ведь сидела перед нею в глубокой депрессии. Чувствую, это зрелище стопудово отразится на ее психике. Хорошо хоть, тетя Лора не сплетница, а то уже завтра бы весь двор говорил о двух лесбиянках.

Тем временем, Ирка тоже вышла из ванны, обернувшись полотенцем и накрутив на голову чалму. Мне-то проще, я давно ношу короткие стрижки. Свой «гаврош» я ни на что не променяю - удобно, практично. И главное - сохнет быстро.

Соседки в квартире уже не было.

- Надеюсь, ты на меня не в обиде? - Спросила подруга.

- Знаешь, Ир, я бы, конечно, предпочла обойтись без шоу, но мне понравилось. Честно! Теперь жить можно, - честно призналась я, - секса не было уже три месяца.

- Так, может быть, повторим как-нибудь?

- Можно попробовать... Только, чур, Эльке с Ксюшей ни слова! Застремают, как пить дать.

- Мариш, это ты только вечно куда-то сматываешься с девичников. А мы в общем-то давненько так балуемся.

Теперь пришла и моя очередь округлить глаза. Надеюсь, я выглядела не так испуганно, как тетя Лора пять минут назад.

- Ну, девки, вы даете! - Только и смогла я сказать.

- А что такого? В прошлый раз мы стриптизера из «Красной шапочки» приглашали. Хотели тебе сюрприз сделать, а ты убежала на свои курсы испанского. Пришлось его самим оприходовать. Между прочим, классный мальчик попался.

Я вспомнила, как во время нашего последнего похода в сауну подруги меня уговаривали остаться и даже обиделись, когда я все-таки ушла. И ведь вообще никогда не замечала, что у них что-то между собой бывает. Вот ведь, святая простота.

- Ирка, ну ты меня удивила, аж сказать нечего. И чего еще я про вас не знаю? Может быть вы и твоим мужем забавляетесь?

Подруга замахала на меня руками.

- Что ты! Какой там муж? Да он же только недавно мой минет смог принять без предынфарктного состояния. Это он с виду только крутой, а в постели - пацан пубертантный. Одно мучение с ним.

- Погоди-ка, - меня вдруг осенило, - ты же девственницей за него замуж вышла? Когда успела опыта нахвататься?

Ирка рассмеялась в голос.

- Это долгая история, - пояснила она прохохотавшись, - ставь кофе, расскажу.

2.2.

Как-то странно все это воспринималось. То ли тайные для меня события прошедшей ночи, то ли похмелье, то ли какой-то проснувшийся пофигизм по поводу своей жизни, в общем, что-то повлияло на меня так, что я ничуть не удивилась нашему с Иркой «баловству». Тем более, что удовольствие и впрямь было ничуть не хуже нормального секса с мужиком. В теле легкость, даже головная боль куда-то делась, на душе птички кукарекают.

- Слушай, я-то кончила, а ты? - Спросила я подругу, разливая кофе по чашкам.

- Не переживай, я вперед тебя успела, - успокоила меня Ирка, - просто кайф от другого получаю.

- От чего? - Удивилась я, поскольку в принципе не понимала, какой оргазм может быть кроме клиторального и вагинального. У меня и вагинальный-то редкость, а тут «кайф от другого».

- Вот, когда твою грудь ласкала, тогда и кончила, а уж потом тебя доводила, чтобы тебе не обидно было.

- Не понять мне этого.

- Забей. Просто прими как факт.

- Ладно. Так ты расскажешь? - Вернулась я к вопросу о неожиданно появившемся опыте подруги, несмотря на ее недавнюю девственность.

- Короче, я и вправду была совершенно неопытна, когда замуж выходила. Да и Серега мой тоже не особенно продвинут был. Так бы мне в классической позе раком и трахаться по-семейному. Да только вот свекровушка моя дорогая, Алиса Сергеевна оказалась в нужном месте в нужное время. Подслушала она наш разговор с мужем после первой брачной ночи, узнала, что я девственницей была до свадьбы. Ну и вечерком прижала меня в теплом уединенном месте.

- Что значит «прижала»? Домогалась что ли?

- Не-е-е... У нее с ориентацией полный порядок. Зато в прошлом - охренительный скелет в шкафу. Серж - поздний ребенок, помнишь? Мамаша его родила уже за сорок, а точнее - в сорок два. При этом замужем была трижды. И все потому что, как она говорит, «клобук» у нее.

- Не поняла... - переспросила я.

- Да я сама толком не понимаю. Какое-то устаревшее словцо для обозначения «слабого передка». В общем, нимфоманка она. Недавно только угомонилась в связи с климаксом, - пояснила Ирка, - но суть не в этом. По ходу, в юности она ни одного мужика не пропускала. Опыт, сама понимаешь, богатый.

- Ха! - Усмехнулась я. - Только этот опыт вербально не передается. Исключительно половым путем.

- Погоди, Мариш, все по-порядку.

- Молчу, молчу.

- Прижала она меня и говорит, мол, «ты девушка непорочная, однако, моему сыну нужна не только королева на балу и кухарка у плиты, но и блядь в постели», а дальше заявила, что со свету сживет, если я этой самой блядью не стану за месяц-другой, к чему она готова приложить все свои умения и старания.

- Ни фига себе!

- Вот именно. Для начала принялась она меня снабжать литературой соответствующей. Причем, не «камасутрами» и пособиями, а книжками, которых я ни в одном книжном магазине не видела. Все какие-то древние - 20-х и 30-х годов. Покажу при случае, пара штук у меня до сих пор валяются где-то. И книжонки эти, скажу я тебе, просто клад! Помнишь, как в «Кама-сутре» позы расписаны? Название романтичное, две-три картинки и пара абзацев невменяемого текста. Для вывихов и растяжений - самое то. Другое дело - подарок свекрови. Все детально, с кучей иллюстраций и советов на все случаи постельной жизни. Я зачитывалась ими как детективами. Вот, ты, например, знаешь, в какой момент к мужу в штаны можно залезать, а когда нет, даже если приспичило трахнуться?

- Судя по тому, что ты спрашиваешь, я вряд ли знаю правильный ответ.

- Точно, не знаешь, - засмеялась Ирка, - между прочим, залезать можно, если он перед этим долго не сидел на одном месте или не занимался ничем с физическими нагрузками.

- Это еще почему?

- Мужчина потеет сильнее, чем женщина. Стоит ему посидеть без движения полчаса, или, наоборот поднять что-нибудь тяжелое, гениталии будут влажными, и твое первое прикосновение к влажным гениталиям будет не очень-то приятным. Конечно, есть мужики, которым пофиг на это, но это ненормально - с такими лучше вообще не связываться.

- Да, не знала...

- Ты еще много чего не знаешь, подруга, - успокоила меня Ирка, - ничего, дам почитать. Много нового для себя откроешь.

- Хорошо. Вот прочла ты эти книжки, и что? Сразу стала шлюхой в постели?

- Нет, конечно. Кроме литературы Алиса Сергеевна мне сосватала своего любовника Сашеньку.

- Я чего-то подобного ожидала. Старичка какого-нибудь?

- Он ее моложе в два раза. Тридцать пять лет этому блудодею оказалось. - Подруга откинулась на стуле и посмотрела на меня с выражением фокусника, вытащившего трактор «Беларусь» из спичечного коробка.

- Да ладно! - Не поверила я.

- Ты бы видела его, Мариш. Маленький, толстенький, лысенький. Чем-то похож на Евгения Леонова. Колобок, одним словом. Когда мы познакомились, я хохотала как ненормальная. Да только потом, судя по всему, они с Алисой надо мной смеялись. Этот Сашенька оказался сексуальным гигантом - каких еще поискать! Такое вытворяет в постели, что даже описать не берусь. И член-то не особенно большой, но я под ним кончаю раз двадцать за ночь, чего с Сержем вообще никогда не было.

- Погоди-ка, ты говоришь «кончаю»? До сих пор что ли встречаешься с ним?! - Удивилась я.

- Встречаюсь, и буду встречаться! Еще и тебя с ним познакомлю. Не пожалеешь - точно, - пообещала подруга.

- А можно я как-нибудь обойдусь? - Во мне заговорила брезгливость.

- Можно, но много потеряешь. Причем, не столько в смысле удовольствия, сколько в плане сексуального опыта. Учит он качественно и с упоением, талантище!

- Ну, нафиг...

- Нафиг не нафиг, а все мои умения - от него, от Сашеньки. Дура ты, Мариш, что отказываешься.

- Подумаю, - с сомнением сказала я.

- Думай, только не долго. Дважды предлагать не буду. Мне он и самой сгодится.

- И лесбос - тоже от него?

- Не лесбос, а бисексуальность. Не путай жопу с пальцем, - уточнила Ирка, - нет, это баловство я сама для себя открыла.

- С Элькой и Ксюхой?

- А с кем больше? У меня подруги - только они, да ты.

Возбуждение у меня к этому моменту прошло, и перспектива чисто женской групповушки меня уже не так привлекала, как сразу после ванной. Что-то все-таки в этом ненормальное есть. Спору нет, с Иркой в душе было классно. Может быть и решусь повторить, но за рамки тет-а-тет с нею по всей видимости не выйду, это точно.

- Окей, Маришка. Поговорим еще на эту тему. Бежать пора, - Подруга спохватилась, - блин, волосы не высушила. Придется с мокрыми на улицу идти.

Она быстро оделась и, чмокнув на прощанье в щечку, скрылась за дверью, оставив меня в полной прострации. Что-то во мне явно происходило. Еще недавно я не могла без содрогания представить минет в машине с незнакомым парнем, а сейчас уже и лесбийский секс попробовала. Хоть и с лучшей подругой, но все равно... А все-таки, черт возьми, приятно было. Только вот тетю Лору теперь как-то успокоить нужно.

Стоило мне подумать о соседке, как раздался звонок в дверь. Открыв, я увидела, что на пороге топчется Лора. Похоже, что она смотрела в окно, увидела как из подъезда выскочила моя подруга, и сразу побежала ко мне. Интересно, с чем пожаловала?

- Ты одна? - Задала она риторический вопрос.

- Проходи. Кофе будешь?

- Мариночка, ты же знаешь, я кофе не люблю, - отказалась Лора, но в кухню все-таки прошла и сразу уселась на место, где только что сидела Ирка.

- Ругать меня будешь опять? - Спросила я.

Женщина смутилась и густо покраснела.

- Ты уж прости меня, ворвалась к тебе в неудачный момент. Но ты так кричала, и я подумала, что у тебя что-то случилось страшное. Вот я и...

- Ладно, забыли. Все в порядке.

Тетя Лора задумчиво посмотрела на меня, явно не решаясь что-то сказать или спросить.

- Скажи, Марина, а это вообще приятно?

- Что именно? - Прикинулась я непонимающей.

- Ну, когда тебя женщина лижет... Это как?

Я рассмеялась, скрыв от соседки свое смущение. Лучший способ не показать неловкость - рассмеяться или нахамить, но первый вариант мне как-то ближе.

- А ты сама попробуй - узнаешь, - пошутила я.

- Да ведь не с кем же, - не поняла шутки Лора.

М-да... нынче день неожиданных открытий, не иначе. Наша неудачница тетя Лора и вдруг задумывается о таких развлечениях? Так! Пора этот балаган прекращать. Неизвестно, куда заведет меня этот парад сюрпризов. Не хватало еще, чтобы за несколько часов разрушить все возможные стереотипы. Мой вполне уютный и понятный мир сыпался как карточный домик.

Я постаралась перевести разговор на погоду и работу, что удалось не без труда, но через какое-то время мы уже болтали на отвлеченные темы. Как обычно, ближе к вечеру соседку вызвали очередные желающие пристроить ненадолго своего детеныша, чтобы сходить в кино. Лора убежала, а я, наконец, осталась одна. Самое время привести свои мысли в порядок, а заодно выработать свой собственный план по поиску мужа. Хватит мне уже приключений.

«Итак, кого мы имеем на сегодняшний день? А никого, - призналась я себе, - и пока никаких признаков, что кто-то появится». Конечно, можно наплевать на правило «нет служебным романам» и пощупать на предмет замужества ребят из фирмы. Неженатые есть и в общем-то вполне неплохие мужчины. У нас вообще строгий отбор в компанию. Все - люди с хорошим образованием, интеллигентные, тактичные, умные. Так что, выбор есть. Кто из мужчин-сослуживцев мне самой нравится? Так, чтобы «Ах!» - никто. Милые, общительные, но никого из них представить своим мужчиной не могу.

Тогда пойдем другим путем. Кому нравлюсь я? Тут выбор богаче. Николай Заварухин регулярно то цветы носит, то в театр зовет, то на пикник. Вариант? Да, вариант. Но есть у него одна досадная привычка. Когда он считает, что никто его не видит, иногда ковыряется пальцем в носу. Чушь, конечно. Отучить от этой привычки можно, но «осадочек» уже есть - не смогу с ним целоваться. А как без этого на свиданиях?

Кто еще? Замдиректора - Алексей Алексеевич. Тоже неровно дышит. Цветы, правда не носит, но частенько задерживается у меня в кабинете - ищет темы для разговоров, анекдотами сыплет, флиртует. Неплохой дядька. Только вот годочков ему уже под полтинник. Сколько ему активной половой жизни осталось - никто не знает. И что мне делать, когда он вэри-импотент-персоной станет? Любовника искать - лучше уж сейчас найти нормального здорового сверстника.

Водитель Саша. Хороший парень. Но... всего лишь водитель, и вряд ли поднимется когда-нибудь выше. Образован, начитан, однако не только звезд с неба не хватает, но и вовсе не хочет ничего. Опять же, видела у него в бардачке журналы типа «Максим» и «Playboy». Онанирует - стопудово. А, значит, с психикой у тридцатипятилетнего мужчины уже что-то не то.

О! Валерка! Как я сразу о нем не подумала? А что! Очень даже интересное предположение. За два года из аккаунт-менеджеров в начальники отдела продаж - это явное свидетельство таланта. Активен, подвижен, в спортзал ходит постоянно. В одежде толк понимает - одевается неброско, но очень стильно. Кажется, мама у него где-то в правительстве Москвы неслабую должность имеет. Один минус - разведен. Надо б выяснить, почему разошелся? Вдруг тоже какие-то проблемы с головой?

А что я теряюсь? Позвать его на свидание прямо сейчас, и дело с концом. В разговоре все выяснится. И повод есть. Он мне отчет до сих пор не сдал. Скажу, чтобы прямо сейчас в офис подъехал, а там разберемся. Замдиректора по экономике не откажет.

Я взяла мобильник, нашла его номер и позвонила. Отозвался он не сразу, день-то выходной, кому охота с начальством на отдыхе общаться?

- Валера, привет. Извини, что в выходной отвлекаю.

- Привет, Марина. Ничего страшного. Что-то случилось?

- Не случилось, но случится. Только что генеральный звонил, - соврала я, - ждет утром в понедельник сводный отчет. А у меня должник - только ты. Говорила ведь, что в пятницу нужно было сдать мне все. Так что, давай - ноги в руки и марш в офис, я тоже подъеду через полчаса.

- Мариш, но сегодня только суббота. Давай завтра, а?

- Ага, спасибо, Валера. У меня на завтра билеты в театр, а я буду со сводкой сидеть, да?

- Блин, я ж на даче - двести км от Москвы.

- У тебя ж ближе дача... - удивилась я, вспомнив, как он рассказывал о своем домике в Переделкино.

- День рождения друга празднуем, однокурсники собрались. В Калужской области мы.

По его голосу я почувствовала, что врет Валера, как сивый мерин. Скорее всего, с какой-нибудь девочкой отрывается у себя в Переделкино. Ну да это только к лучшему - есть, чем компенсировать и кого заменить озабоченному мужчине.

- Солнце мое, а ты чем думал, когда отшучивался вчера?

Мой собеседник зажал трубку ладонью - кому-то пояснял, с кем разговаривает. Скорее всего, я была права - с девочкой он. Молчание длилось недолго.

- Хорошо, на дорогу уйдет часа три. В принципе у меня почти все готово - пару цифр только добавить. Значит, успею вернуться до апофеоза веселья, - откликнулся Валера.

«Отлично! Видать, не так уж и дорога ему эта девочка, раз он прекратил искать отмазки», - обрадовалась я мысленно.

- Жду. До встречи, - попрощалась я и отключилась.

3.1.

Пустой офис в субботу - это отдельный разговор. Люди, которые стремительно покидают рабочие места в пятницу, забывают на столах весьма любопытные вещи. Кстати, об этом не знает ни один кадровик. А ведь достаточно просто пройтись взглядом по столам сотрудников, чтобы узнать много нового о тех, за кем HR-менеджерам так или иначе приходится наблюдать.

Компьютер нашей милой Людочки, офис-менеджера, как обычно не выключен. Одно движение мышью и экран монитора выходит из спящего режима. И вот взгляду открывается... порносайт для геев. Красивые тела мальчиков, призванные соблазнять вовсе не девочек, усеивают фотогалерею. Впрочем, пристрастие Люды к геям давно известно. До меня доходили разговоры, что она приставала к начальнику отдела маркетинга, о котором кто-то пустил слух, что он с «голубизной». Парень вынужден был даже уволиться, поскольку такие сплетни не нуждаются в доказательствах, а вот опровергнуть их нереально. По-моему, он был обычным натуралом без каких-либо завихов, а подозрения в нетрадионной ориентации возникли из-за его восторгов по поводу Жан-Клода Ван Дамма, фильмы с которым он регулярно и с удовольствием пересматривал. В остальном - нормальный парень. Даже жаль, что его вынудили уйти.

А вот стол Вероники, молодящейся незамужней дамы за сорок. О, здесь есть, на что обратить внимание. Незадвинутый ящик стола и куча баночек с кремами от морщин, истертых до дна коробочек с макияжем, тюбиков с губной помадой. Сморите-ка, в эту груду косметики затесался тюбик лубриканта. Интересно, с кем это она в офисе устраивает «перепих»? Иначе, зачем держать это в рабочем столе?

Еще один сюрприз. У Валентина Викторовича, без году неделя кандидата наук, выпускника АНХ, обладателя сертификата MBA и прочая-прочая на самом видном месте лежит ключ от машины и рядом - книжка с правами и техпаспортом. Скажите, кто из мужчин забудет ключ от авто, а тем более - права? Правильно, тот, кто может на выходных обойтись без машины. Давайте рассуждать дальше. Если учесть, что его несколько раз видели в компании с хозяйкой этого офисного здания, то паззл сложился. Прыткий парень устраивает свои матримониальные дела, найдя богатую невесту. Тем более, что девушка лет двадцать как уже на выданье, да что-то никак не может найти никого.

«А чем я-то лучше? - Пришло мне на ум. - Тоже ведь на выданье. Тоже ищу, кого захомутать». Не хватало еще заняться самоедством! Настроились, посмотрелись в зеркало, поправили прическу! А что? Выгляжу очень секси. Босоножки на высоком каблуке, короткая белая юбочка, белый обтягивающий топик, влажные блестящие губки, минимум макияжа. Этакая вполне доступная девушка, но не проститутка. Отлично выглядишь, Марина! Не удержалась и подмигнула своему отражению.

- Заждалась, подружка? - Раздался валеркин голос из дверного проема. Он по обыкновению фамильярничал.

- Истосковалась вся, милый! - Включилась я в игру.

- Ох, надеюсь мы сольемся в экстазе прямо сейчас, моя сладкая, - шутил он, подходя ближе.

- М-м-м! Вся горю в предвкушении твоих объятий, - я деланно кинулась к нему на грудь.

- Прямо здесь?

- Да, мой медовый, возьми меня на столе!

- А как же отчет?

А все-таки Валерку, оказывается, можно смутить. Теперь главное - не переборщить с заигрываниями.

- Ах, да... Отчет. - Грусть моих интонаций можно было мазать на хлеб.

- Давай, действительно, поскорее сведем. А то мне еще обратно двести километров мотать.

- Так чего ты тут стоишь и болтаешь? Ну-ка, живо тащи свою тощую задницу в мой кабинет с файлом. - Сказала я и, круто развернувшись, пошла к себе, не забывая при этом соблазнительно вилять бедрами. Он не мог не оценить моей крепкой попы, но я не оборачивалась, иначе смажу весь эффект.

- И вовсе она не тощая... - возмутился Валерка из-за спины.

- Тащи любую, какую есть, милый. - Я не удержалась и игриво посмотрела назад, оценивая произведенный своей фигурой эффект. Мужчина двигался боком к себе - за отчетом.

Через какое-то время он возник у меня рядом со столом, протягивая флэшку.

- Готово, Марина. Я могу идти?

- Ишь, какой прыткий. А если не сведется, я тебя снова вызывать из Калужской области буду? Садись рядом, дорогой, вместе состыкуем.

- Ох, сонц, времени уже много. Меня же ждут.

- Валерка, думаешь, меня не ждут? Не гневи меня. Бери стул и давай работать.

Снова горестно вздохнув, коллега пристроился сбоку - так, чтобы видеть экран. Соблазнять работающего мужика - сплошное мучение, но я пустила в ход весь арсенал женских штучек: непонимание очевидных ошибок в экселевских таблицах, потягивание якобы затекшей спины, касания локтем и ногой. В конце концов почувствовала, что парень уже не столько вникает в отчет, сколько пытается унять нечаянную эрекцию. Ему, одетому в летние легкие брюки это было нелегко скрыть. Но, неожиданно я вспомнила иркин совет - не лезть в штаны долго сидевшего на одном месте мужика. Как некстати! И что делать? Ждать, когда он сам полезет ко мне под юбку? Боюсь, на такой подвиг он не сейчас способен. Кажется, мои уловки были напрасны.

- Мариш, ты посмотри, сколько времени уже!

Часы в углу экрана показывали 23:40. Ого! Мы, оказывается, заработались до ночи.

- Вот, видишь, Валер. А без тебя бы я вообще к утру только закончила. Давай уже добьем, немного осталось.

- Ладно уж. Только я сейчас на пару минут выскочу и вернусь. - Он поднялся и, доставая сотовый из кармана, быстро вышел за дверь.

«Представляю, что ему сейчас скажет подружка. Хорошо бы, если бы она уже обиделась и уехала с кем-нибудь другим развлекаться. Тогда этот мужчина мой стопудово!» Я тихонько подошла к двери и чуть-чуть приоткрыла ее. Стало слышно, что говорит мой «кандидат в мужья».

- Солнышко, ну я не виноват, что меня вызывали на работу. Ну, прости... - он прерывался, слушая собеседницу, - Милая, уже закончили, выезжаю к тебе... (пауза) А где ты сейчас?.. (пауза) С кем?... (пауза) И как мне быть?.. (пауза) А может быть... (пауза) Светик, нельзя же так...

Я аккуратно прикрыла дверь. Йес! Все, как я и предположила. Все-таки женская интуиция - это вам не шухры-мухры. Натянув на лицо сосредоточенный вид, уткнулась в монитор. мужчина вернулся хмурый, готовый сказать какую-нибудь гадость. Я сделала вид, что ничего не заметила.

- Валерка, нашлась ошибка! - Радостно заявила я.

Еще бы я ее не нашла, сама же добавила «мешающую» цифру в процессе. Сводный отчет - моя стихия. Коллега даже не пискнул на это, уныло разглядывая зеленеющую строку «Поздравляем. Отчет сведен. Оказывается миссия выполнима!». Шутки наших программистов встречались и более заковыристые.

Теперь самое время проявить участие и заботу о расстроенном мужчине. Они в этот момент мягкие и податливые. Стоит только приласкать чуть-чуть словами и вот уже вектор его внимания направлен на красивую грудь под вырезом топика.

- Ой, Валер, что-то случилось?

- Случилось...

- Непоправимое?

- Не знаю, Мариш. Девушка меня там ждала. И час назад обиделась, уехала с подругами куда-то в клуб.

- Клуб? На даче в Калужской области?

- Да не-е-е... Обманул тебя, прости. У меня в Переделкино хотели отдохнуть с нею, а теперь она где-то в Москве уже. И не говорит, где именно.

- Сочувствую. - Я провела рукой по его волосам. - Не переживай, вернется она к тебе. Пообижается и вернется.

- Не факт, - коллега грустно вздохнул и встал, намереваясь покинуть меня. Но я была намерена закрепить успех.

- Валерка, а давай тоже в клуб махнем? Ты один, я одна - чего зря вечеру пропадать? Да и нужно же как-то компенсировать тебе рабочую субботу.

В его глазах мелькнуло удивление. Несмотря на отсутствие у него субординации, он, похоже, не воспринимал меня как женщину. Начальство - оно и в Африке начальство.

- Даже не знаю, Марина... Удобно ли?

- А чего неудобного-то? Давай, подгоняй тачку к выходу. Я сейчас выйду, и поедем куда-нибудь оторвемся.

Закончилась ночь рано утром - в широкой постели на валеркиной даче. Обалдевший от неожиданного поворота событий Валера уснул крепким сном младенца. А я лежала на его плече и... летала! Мой мужчина, а я уже была уверена в том, что он мой, оказался страстным любовником. Его поцелуи все еще горели на моих губах, а блаженная истома не покидала разгоряченное тело. Я до сих пор чувствовала его в себе, хотя мы давно уже получили свое по нескольку раз. И такое чудо все еще не женато? Бабы - дуры, ей богу.

3.2.

Я проснулась от его прикосновений.

– Мариш, просыпайся, пожалуйста.

– Сколько времени?

– Половина девятого, рановато еще, но скоро приедет моя мама, – он засмущался, – будет неловко , если она застанет нас в таком виде.

Я быстро оделась и привела себя в порядок. Валера тем временем заварил чай и поджарил тосты с сыром. Потом мы сидели на веранде и, наслаждаясь теплым солнечным утром, болтали о разных пустяках, пили чай и завтракали. Действительно, валеркина мама не заставила себя долго ждать. Во двор въехала ярко-зеленая машина и оттуда вышла подтянутая очень стройная и загорелая женщина. Правильные черты лица, спокойный уверенный взгляд, хорошо уложенные светлые волосы. Я мысленно поразилась, на вид ей можно было дать лет тридцать пять, не больше. Вероятно, мое присутствие для нее не было неожиданностью, поскольку никакого удивления я не вызвала. Она с интересом рассматривала меня, пока подходила к дому.

– А вы, значит, и есть Светочка? Мне о вас сын много рассказывал.

Я посмотрела на Валеру. Он смотрел на меня умоляюще. Ой... Значит, я должна прикинуться его бывшей девушкой? Ну уж нет!

– Простите, не знаю вашего имени-отчества... – обернулась я к женщине.

– Валера вам не сказал, как меня зовут? – Она удивленно обратилась к сыну. – Ты позвал меня знакомиться с невестой и не представил меня заранее?

– Мам, ну так получилось. Из головы выпало, – попытался оправдаться мой любовник.

– Что ж, в который раз придется исправлять промахи своего ребенка. Света, меня зовут Викторией Семеновной. Извините, что так неловко получилось.

– Виктория Семеновна, на самом деле меня зовут Мариной, а не Светой. Он и тут слегка напутал.

– Мам, я тебе все объясню! – Вмешался Валера, пытаясь как-то спасти положение. – Дело в том, что мы со Светой расстались вчера...

Женщина обалдело смотрела то на меня, то на сына.

– Постой, сынок. Значит, вчера ты позвал меня познакомиться со своей невестой Светой, потом расстался с нею, а сегодня у тебя уже новая невеста Марина? Я, разумеется, знаю, что современная жизнь быстрая, но такой скорости я от тебя не ожидала.

– Виктория Семеновна, позвольте, я вам расскажу всю историю вкратце и с самого начала.

Мама села за стол, а Валера суетливо поставил перед ней чашку с чаем.

– Валера, налей-ка ты мне чего-нибудь из отцовских запасов. Чувствую, скоро я от вас не уеду, а за знакомство все равно стоит выпить.

Когда мужчина убежал в дом, она обратилась ко мне:

– Марина, начинайте без него. Терпеть не могу мужских реакций на неожиданные конфузы. Он думает, что я буду злиться и переживать. Но, на самом деле, я вовсе не хочу преждевременно становиться бабушкой и даже рада, что его свадьба со Светой не состоится.

– Хорошо, Виктория Семеновна, как скажете. В общем-то история простая...

Я рассказала ей все как на духу. И про то, что решила искать мужа. И про свою уловку с вызовом Валеры на работу, и об обиде Светы, о том как мы отрывались в ночном клубе и как приехали сюда. Умолчала лишь о наших постельных упражнениях, но, чувствовалось, что дама и без этой информации понимала, что мы не чай до самого утра пили.

Когда Валера, наконец, появился с бутылкой коньяка, мы с его мамой весьма непринужденно смеялись над случившимся.

– Я всегда знала, сын, что судьба существует! И сколько ты от нее не бегай, сколько не пытайся что-то изменить, она всегда сделает так, что в последний момент все встанет на свои места.

Тот непонимающе посмотрел на нас и его мама пояснила:

– Помнишь тот гороскоп, который составила тебе тетя Рита? Ты женишься в тридцать пять лет, а тебе еще только тридцать три. Так что не морочь мне в следующий раз голову очередной невестой.

– Мама, ну что ты такое говоришь?..

– Что думаю, то и говорю. Ты легкомысленный, хоть и умный мужчина. Тебе просто рано еще жениться. И твой первый брак расстроился не потому, что Оля мне не нравилась, а потому что ты сам не готов стать семейным человеком, Валера.

Я слушала их диалог внимательно, понимая, что эти ценнейшие сведения об их внутрисемейных отношениях по сути могут определить мое дальнейшее поведение с любовником. Кажется, ситуация была крайне щекотливой. Мама вряд ли хорошо воспримет мое сближение с ее сыном, а ждать два года до достижения срока из какого-то гороскопа – да за это время все что угодно может случиться. Дудки! Если уж я залезла в постель такого мужчины, то нужно сделать все, чтобы его заполучить. Даже несмотря на мамино нежелание становится бабушкой.

– Виктория Семеновна, а как вы смотрите на то, что я пообещаю вам не делать вас бабушкой, скажем, года три-четыре?

Женщина отвлеклась от диалога с сыном и повернула голову в мою сторону.

– Мариночка, а вы смелая и хваткая девушка. Пожалуй, такая жена моему сыну вполне подошла бы. Ему нужна женщина, за которой он бы спрятался как за каменной стеной. Я подумаю над вашей кандидатурой.

Она пресекла попытку Валеры что-то сказать и продолжила:

– Давайте договоримся так. Вы переезжаете ко мне. Квартира большая, места много. Поживите пока гражданским браком у меня на глазах. А там и посмотрим.

– Извините, Виктория Семеновна, но это условие абсолютно неприемлемо для меня, – отказалась я. Не хватало еще, чтобы превратить свою жизнь в реалити-шоу для будущих родственников.

– В таком случае, Марина, я вынуждена ответить вам категорическим несогласием.

– А может быть мы послушаем, что скажет Валера?

Валера уже ничего не понимал. Он все еще стоял возле стола с бутылкой в руках и обалдело таращился на нас.

– И что я должен сказать?

– Ты женишься на мне или нет? Попробуй принять самостоятельное решение, милый.

– Я не знаю... – промямлил он.

– Вот видите, дорогуша, – торжествующе сказала мама, – он не знает, и не будет знать. Все решения за него до сих пор принимал кто-то другой. Более того, я уверяю, если он решится, несмотря на мое мнение, жениться на вас, ни к чему хорошему это не приведет.

Мне совсем не улыбалось участвовать в этой комедии дальше, поэтому я посмотрела Валере в глаза и снова спросила:

– Милый, возьми себя в руки и ответь, ты хочешь стать моим мужем?

После минутной паузы мужчина наконец справился с собой и довольно уверенно заявил:

– Я скажу тебе об этом завтра на работе.

– В таком случае я бы предпочла сейчас удалиться, чтобы не мешать вашему семейному выходному.

– Да, Мариночка, вы нас очень обяжете этим.

Я встала, подхватила свою сумочку со спинки стула.

– До свидания, Валера. До свидания, Виктория Семеновна.

– Прощайте, Марина. – Отрезала женщина и удалилась в дом.

Валера проводил меня до остановки автобуса и по пути не произнес ни слова. Я тоже молчала. Он суетливо чмокнул меня в щеку и ушел, оставив меня наедине с грустными мыслями.

4.1.

Добралась до дома без приключений. Общаться ни с кем не хотелось, поэтому юркнула в подъезд сбоку – по бетонной дорожке возле самой стены, чтобы не попасть на глаза Лоре. Чтобы отвлечь чем-нибудь мысли, решила убраться в квартире. Быстро прошлась пылесосом по комнатам, помыла посуду на кухне и начала протирать пыль на книжных полках. После отца осталось много книг. Читать мне не очень нравится, я больше люблю фильмы. Но, выбросить папину библиотеку рука не поднималась. Так и пылились эти сотни книг, занимая почти всю стену в зале.

Чтобы хорошо убрать пыль, пришлось поочередно вынимать книги с полок и снова ставить на место. Случайно выронила одну из них на пол. Книжка раскрылась и из нее вылетели какие-то фотографии. Я спустилась со стремянки вниз и подобрала.

С черно-белых отпечатков на меня смотрела я, сидя в обнимку с одним замечательным парнишкой. И сразу накатили воспоминания.

Второй курс университета. После летней сессии, которую я успешно сдала, отец подарил мне путевку на Селигер. Такие вот у нас в семье были подарки. Впрочем, я росла небалованной, поэтому путевке обрадовалась. Возможность две недели провести на красивом озере, купаться, загорать и ничего не делать наполняла меня предвкушением отдыха.

Дом отдыха советских времен, казарменный распорядок, минимум развлечений. Но меня это мало волновало. С третьего класса школы я занималась плаванием, дойдя аж до кандидата в мастера спорта и завоевав на этом поприще несколько незначительных наград на городских и районных соревнованиях. Делом своей жизни я плавание не считала, поэтому легко бросила спорт в десятом классе, но любовь к воде осталась навсегда. С самого утра, не отведав столовского завтрака, я убегала на пляж, сбрасывала одежду и уплывала далеко от берега. Спасатели на весельных лодках пару раз пытались меня вернуть в огражденную буйками акваторию, но в третий раз махнули на меня рукой, и теперь я могла спокойно плавать там, где хотелось, а не там, где положено.

В тот день я не стала устраивать заплыв на пару километров, просто лениво дрейфовала метрах в пятистах от пляжа. Раскинув руки, качалась на волнах, поставляя солнцу свое тело. Вдруг услышала какой-то равномерный плеск. Оглядевшись, я поняла откуда он идет. Невдалеке от меня на прогулочном катамаране сидел молодой парень – по виду явный студент. Он медленно крутил педали и задумчиво смотрел вдаль. Подплыв поближе, я рассмотрела его внимательнее. Меня он не замечал.

Мальчик был симпатичен. Худощав, но пропорционально сложенное тело не производило впечатление «задохлика». Интересное лицо с явными признаками интеллекта. И тут я вдруг заметила, что он полностью обнажен, плавки лежали рядом на поплавке катамарана. Стало понятно, почему он предпочел заплыть туда, где его никто не разглядит.

В голове пронеслась дерзкая мысль. А что если лишиться невинности вот в такой, очень романтичной на мой взгляд обстановке? Парнишка милый и неплохо вписывался в мои девичьи фантазии о первом сексе. Но тут я вспомнила о месячных, которые у меня начались буквально вчера. Однако, можно же хотя бы познакомиться. Что я и сделала.

Подплыла еще ближе и негромко сказала ему:

– Привет. Ой, извини, что напугала...

От неожиданности он вздрогнул, но попытки прикрыться не сделал, хотя и покраснел.

– Привет. Да, ладно, не сильно и напугала-то...

– Можно я подержусь за катамаран? А то далеко отплыла – устала.

– Конечно, пожалуйста. А ничего, что я в таком виде?

Я рассмеялась.

– А мне нравится. Он у тебя такой симпатичный.

Эрекция у парня была быстрой. Член прижался к животу. Выглядело и впрямь очень интересно и возбуждающе. Моя подруга и одногруппница Ксюша рассказывала, как ее парень учил делать ему миньет. Захотелось попробовать. Тем более, все равно иначе нельзя.

– Слушай, а можно я тебе миньет сделаю?

– Ой... – теперь он смутился намного сильнее, – это как-то неожиданно.

– Будет ла-а-асково, не бойся, – пообещала я.

– Я и не боюсь, с чего ты взяла?

По всему его виду было понятно, что он еще как не против! Я перехватилась руками и скользнула на поплавок катамарана, оказавшись прямо у ног парнишки. Его возбуждение дошло до крайности, я буквально слышала, как гулко стучит сердце. Это состояние передалось и мне, хотя и сама я уже была готова забыть о менструации. Но, вовремя себя остановила.

Ничего сложного в этих ласках не было. Мне даже понравилось. Тем более, что я вообще впервые держала в руках мужские гениталии. Кончил он быстро и бурно. Сперма оказалась слегка солоноватой, но не противной, как говорила Ксю. А парень тем временем чуть не потерял сознание, но, обошлось, и он счастливо улыбался и гладил меня по мокрым волосам. Представляю, как ему было хорошо! Я бы тоже не отказалась от оргазма. Но, не судьба сегодня. В другой раз и он для меня постарается, подумалось мне.

И тут я сообразила, как все это выглядело с его точки зрения. А ведь красиво! Черт побери, я, кажется, подарила ему чудо. Это ли не романтика?

Мне всегда казалось, что все эти вздохи при луне и прочие свечи с камином – это все надуманно. Романтика – это неожиданность, прелесть случайного момента, который рождает в душе бурю эмоций. Оказалось, что подарить такую вот случайность безумно приятно! А теперь я должна исчезнуть, уплыть как русалка. И это будет правильно. Он запомнит мой миньет на всю жизнь.

– Спасибо тебе, милая незнакомка, – наконец смог он вымолвить.

– Не за что, милый незнакомец, – ответила я.

– Я Игорь, а как тебя зовут?

– Всему свое время, Игоречек, – улыбнувшись, сказала я и почти без брызг нырнула в воду.

Молодец! Он не стал догонять, только махал вслед рукой, а я от него удалялась в сторону берега. В моей душе пели какие-то необычные птицы. Отчего-то мне показалось, что стала женщиной, минуя лишение девственности. С этой радостной мыслью выбралась на берег. А когда я, взяв вещи, уходила с пляжа, один из спасателей показал мне издали большой палец. На груди у него болтался большой морской бинокль. Ну и фиг с ним. Меня это абсолютно не волновало! Я была счастлива!

4.2.

На другой день я увидела своего мальчика на пляже. Похоже было, что он и пришел-то пораньше, чтобы встретить меня. Когда наши глаза встретились, мне показалось, что зажглось второе солнце – настолько ослепительной оказалась его улыбка. Игорек, как напружиненный, вскочил и побежал ко мне.

– Ура! Я тебя нашел! – Радости его не было предела.

– Привет, Игорешка, – поздоровалась я и поцеловала его в щечку, – пойдем купаться?

Мы плескались как дети на мелководье. Выяснилось, что он почти не умеет плавать. Только по-собачьи и недолго. Зато, когда мы пошли гулять по аллеям на территории дома отдыха, выяснилось, что он великолепный рассказчик. Я заслушивалась, с удивлением понимая, как же мало я знаю. Игорь заливался соловьиными трелями, забегал в лес, срывал какой-нибудь цветок и начинал о нем говорить – как называется, где растет, чем полезен. Или, увидев белку, поведал о своем дедушке-охотнике, припомнил несколько забавных историй из его приключений на охоте.

Там-то нас и сфотографировал местный сторож, который этим подрабатывал втайне от администрации.

А девственности в прямом смысле я тогда так и не лишилась. И вообще это была наша последняя встреча. Поздно вечером меня нашла заведующая дома отдыха и сказала, что звонила моя мать и сообщила о том, что отец попал в больницу с обширным инфарктом. Рано утром меня подбросили на машине до Осташкова, а к вечеру я уже была в больнице у папы. В реанимацию меня к нему не пустили и я проплакала в приемном покое, пока туда не приехала мама. Живым отца мы больше не видели. Ночью он умер.

Селигерские фотографии сторож, как и обещал, прислал недели через две, я сразу засунула их в эту книгу, а потом и вовсе про них забыла. Игорь моего адреса не знал. Искал ли он меня? Не знаю. И вот сегодня снимки нашлись. Почему-то мне показалось это символичным. На обратной стороне отпечатков стояла дата – 25 июня … года. Ого! Сегодня двадцать четвертое. Значит завтра ровно 15 лет! Юбилей, однако.

А может быть поискать этого парнишку, который сейчас уже стал мужчиной средних лет? Интересно, вспомнит он меня или нет? Чем черт не шутит! Попробую. Тем более, что интернет под рукой.

Я отложила тряпку, включила комп и нашла по названию тот самый дом отдыха и его номер телефона. А вдруг сторож все еще работает и у него каким-то чудом сохранился адрес Игоря? Идея, конечно, бредовая, но других вариантов найти моего первого мужчину просто нет.

– Дом отдыха, – отозвался в трубке пожилой женский голос.

– Добрый день. Извините, что беспокою, но у меня очень нетрадиционный вопрос к вам.

– Я вас слушаю.

– Скажите, а вы работали в этом доме отдыха 15 лет назад?

– Да, работала, и сейчас работаю.

– Может быть помните, у вас тогда был сторож, который фотографировал отдыхающих?

– Сан Саныч-то? Ну так и он до сих пор работает. Правда, совсем уже старичок, но ничего, бегает еще.

– Ох! Я уж и не надеялась...

– А что случилось?

– Понимаете, он почти ровно 15 лет назад сфотографировал меня с молодым человеком... – начала я объяснять, попутно пытаясь сообразить, как это сделать покороче.

– И что? Не прислал? Он вроде бы всем всегда отсылал. Аккуратный человек.

– Нет, все в порядке. Я получила тогда эти фотографии. Но... как бы вам объяснить?

– Слушайте, а давайте я его позову. Он где-то недалеко был. Вы перезвоните через пять минуток – сами ему объясните.

Невероятная удача! Звезды что ли сложились сегодня каким-то хитрым образом? У меня бешено колотилось сердце в ожидании, пока пройдут эти пять минут.

Сан Саныч меня сразу понял, когда я спросила его об адресе Игоря. Еще через полчаса он продиктовал мне его. Действительно, аккуратный дедуля. Подумать только! Пятнадцать лет хранить тетрадки с записями координат для отправки фотографий. Мало того, он сообщил, что и негативы у него в целости и сохранности, заодно и спросил, может быть нужно отпечатать еще снимки – посвежее и, конечно, за вознаграждение? Я с радостью согласилась, надо все-таки как-то отблагодарить его.

Найти телефон по домашнему адресу – вообще никаких проблем не составило. И вот, дрожащей рукой набираю номер.

– Алло? – Женский голос.

– Простите за беспокойство. А Игорь Николаевич здесь проживает?

– Да, что вы от него хотели? – Недоверчиво спросила женщина.

– Мне бы с ним переговорить по делу.

– По какому делу?

– Скажите ему, что дело связано с катамараном на озере Селигер. – Рискнула я.

– Подождите минутку.

Минутка мне показалась вечностью. В трубке я услышала: «Игорь, там тебя какая-то женщина спрашивает. Говорит, что по делу какого-то катамарана на озере Селигер. Что у тебя за дела такие с Селигером?» – «Странно. Ничего вроде бы такого у меня не было. Сейчас подойду».

– Алло? Кто это?

По голосу я бы его никогда не узнала, но какие-то знакомые интонации все же угадывались, несмотря на легкое раздражение, сквозившее в его словах.

– Игорь Николаевич, уж простите меня за беспокойство в выходной день. Я буду краткой.

– Да, я очень занят. Буду благодарен за лаконичность.

– Меня зовут Марина. Пятнадцать лет назад. Дом отдыха на Селигере. Катамаран.

В трубке повисла тишина.

– Марина?! Боже мой! Как ты меня нашла? Ведь столько лет! Где ты сейчас? Я немедленно приеду! – Игорь не скрывал своей радости. Он буквально засыпал меня вопросами, не давая вставить ни слова.

Когда он чуть-чуть успокоился, я назвала ему адрес. По-моему, он сорвался с места мгновенно, настолько быстро завершился разговор. А я сидела у телефонного аппарата и в каком-то радостном шоке слушала короткие гудки.

5.1.

Игорек приехал, элегантный как рояль в гостиной английского дипломата. В юности он был просто красив, а нынче стройный юноша превратился в благородного джентльмена. По жизни не очень люблю бородатых, но его бородка-эспаньолка так ему шла, что от своего принципа я сразу отказалась. Слава богу, что до его прихода я успела прибраться в квартире и кое-что сбросать на стол.

Он держал в руках бутылку шампанского, пакет с фруктами и огромный букет роз.

– Марина! Ты не представляешь, как долго тебя искал...

– А удалось тебя найти только мне, – засмеялась я.

Он поставил все, что принес, на пол, с жаром обнял меня и чуть не задушил в объятиях. В его руках мне стало так тепло. Мы целовались в прихожей как ненормальные. От Игоря веяло такой мощной энергетикой, что было невозможно остановиться. Хотелось еще теснее прижаться к его груди, остаться в его руках насовсем.

Подумать только! Один миньет, прогулка вдвоем по лесу и пятнадцать лет жизни. А ощущение такое, что расстались вчера. Я закрыла глаза и почувствовала себя той самой молоденькой студенткой, которая решила подарить свою девственность симпатичному юноше. Фантастическое ощущение.

Мы с трудом оторвались друг от друга. Держась за руки прошли в зал, где я накрыла на стол. Игорь опомнился и вернулся в прихожую за принесенным. Потом я суетилась в поисках вазы. Как всегда, для большого букета ни одна не подходила. Вспомнилось, как Ксю с восторгом рассказывала, что ее новый любовник предусмотрительно подарил вместе с таким же большим букетом большую вазу для него.

Затем мы выпили шампанского за встречу, но есть совершенно не хотелось, поэтому сидели друг напротив друга и всматривались в знакомые черты, заново привыкая к новому образу.

– Господи, я в каком-то сне, Мариш, – очнулся мой неожиданный гость, – как ты все-таки меня нашла?

– Представляешь, всего за час с небольшим. Случайно нашла фотографии с Селигера, вспомнила о тебе, потом созвонилась с тем домом отдыха, нашла фотографа, а у него остался твой адрес, по которому он отправлял тебе снимки, выяснила по адресу номер телефона и вот, ты здесь.

– Да-а-а, – протянул Игорь, – ты умничка! А я вот не догадался о таком пути поиска в то время. Просто ездил по всем университетам и искал тебя среди толп студентов. Три года искал. Чуть из своего не вылетел из-за этого. Пришлось за учебу плотно браться, ну и сдался в поиске.

– Три года? Ничего себе! – Восхитилась я. – Жаль все-таки, что не нашлись мы тогда.

– Ты была замужем?

– Ни разу. Детей тоже нет. А ты?

– И я не женился, хотя дважды почти доходило до свадьбы.

– Женщина, которая к телефону подходила – твоя сестра или мама?

– Нет, это моя гражданская жена. Живем два года. Но скоро разбежимся – не можем нормально сосуществовать. По любому поводу истерики закатывает. Вот, к тебе поехал, так она мне всю плешь проела, когда уходил. Хотя мы с нею сразу договаривались, что на личную свободу не покушаемся и встречаемся с кем хотим.

– Никакая женщина такое не потерпит, – констатировала я непреложную истину

– Так ведь договорились с самого начала... – попробовал возразить Игорь.

– Договорились, да. Но только потому, что она хотела тебя постепенно приучить к себе. Это ж очевидно.

– Ну да бог с нею. Все равно разбежимся. Ты-то как? Почему незамужем?

– Игорешка, это долгая история, – вспоминать о своих неудачах как-то не очень хотелось, – потом как-нибудь расскажу, если интересно. Есть предложение – не сидеть дома, а погулять где-нибудь в парке. Ты как, располагаешь временем?

– Конечно, милая! Еще как располагаю! И, кстати, есть предложение получше – съездить в одно очень милое местечко.

– Какое?

– Пока секрет! Приедем – сама все увидишь, – Игорь хитро улыбнулся, – ну так как? Едем?

– Таинственный какой, – рассмеялась я, – а вот поехали! Авантюризм я не растеряла. Даже любопытно, куда это ты меня повезешь?

– Секундочку. Сейчас созвонюсь, узнаю, можно ли сегодня.

Он достал мобильник и набрал на нем какой-то номер.

– Сашка, привет. У вас там как сегодня?

Выслушал ответ и обрадовался:

– Отлично! Тогда мы с подругой скоро приедем! Забронируй за нами столик. – И отключился.

– Все окей. Нас ждут. – Игорь поднялся и приглашающе протянул мне руку.

– Подожди, – остановила его я, – надо, наверное, что-то надеть?

На мне была ярко-красная юбка и белая обтягивающая блузка. В общем-то для дома и прогулки – нормально, но если он, например, меня повезет в ресторан, то надо бы что-то поконсервативнее.

– Мариш, ты прекрасно выглядишь и очень даже красиво одета. Там демократичное место, увидишь, все будет отлично! Поехали!

Кафе, в которое меня привез друг, оказалось и впрямь демократичным, аскетичная обстановка, скромный ассортимент в меню. В общем, ничего выдающегося. Хотя, кофе здесь варили отменный. Похоже, что именно из-за него это место пользовалось популярностью. Пока в нем было не так уж много людей, но все они были знакомы друг с другом. Игорь представил меня собравшимся. Мужчины и женщины посмотрели на меня с интересом, каждый назвал свое имя. Запомнить всех я, конечно, не смогла, но за ближним к нам столиком сидела очень приятная пара, – Саша и Лена, с которыми мы в итоге разговорились.

Потом мы и вовсе объединились и болтали уже за одним столом. Из разговора стало понятно, что еще не все в сборе, поэтому пока можно поболтать, выпить чего-нибудь и вообще «не стесняться». Чего не стесняться, я не поняла, но сочла это обычной любезностью. Ребята оказались чудесными – очень позитивными и интересными собеседниками.

К нам постоянно кто-то подходил, перекидывался парой слов или шуток, словом, тусовка постепенно набирала обороты. Ни Игорь, ни тем более я, не успели пообедать, оставив все дома на столе, поэтому решили перекусить, да и «выпить чего-нибудь» согласно рекомендации. Чем мы и воспользовались. Рыбка на гриле, морепродукты – все это прекрасно утолило голод, а хороший коньяк привел в отличное настроение. Я наслаждалась хорошей компанией и уютом, который неожиданно появился в этом скромном кафе. Мне стало понятно, отчего мой спутник так стремился сюда. Атмосфера дружеского, благожелательного общения допускала любые темы, на которые способны говорить люди. При этом никакой пошлости и фальши. Через какое-то время мы активно обсуждали даже интимные темы. Я рискнула и с согласия Игоря поведала историю нашего знакомства, чем заслужила аплодисменты. Выяснилось, что меня слушали не только за нашим столом. Но мне было так хорошо, что никакого стеснения не почувствовала.

Потом что-то аналогичное рассказала Лена. Комментарии, которые последовали за ее рассказом не были пошлыми. Следом мы услышали еще несколько эротичных историй. Здесь все всё понимали правильно. Удивительно теплая обстановка, хорошие милые люди. Я отдыхала душой.

– Дамы и господа, обращаю ваше внимание, что на часах уже восемнадцать-ноль-ноль! – Перекрывая шум сказал кто-то из собравшихся.

Все возбужденно заговорили и начали вставать с мест. В углу кафе открылась незамеченная мною раньше дверь и вся компания устремилась туда. О! Похоже, что сюрпризы этого вечера простой тусовкой не ограничивались. Предстояло еще какое-то событие. И, судя по одобрительным голосам, нас ожидало что-то еще более приятное.

Войдя в дверь и спустившись по довольно крутой лестнице, мы очутились внутри большого зала, гораздо больше по размерам, чем маленькое кафе, оставшееся наверху. Первое, что бросилось в глаза – огромный неправильной формы бассейн в центре – с римским спуском, водопадиком и красиво подсвеченной водой. Стены помещения увивали искусственные лианы, а между ними струились по камням ручейки воды. Несмотря на легкий полумрак, все было грамотно освещено и не возникало ощущения темноты. В правой части зала располагался подиум с шестом, вокруг него несколько кожаных диванов с подушками. А влево простирались какие-то невероятные декорации джунглей. Угадывались небольшие водоемчики, пещерки, большие аквариумы с крупными рыбами.

От неожиданности увиденного я слегка обалдела и не сразу заметила, что вся компания с шутками и смехом начала раздеваться.

– Мариш, не стесняйся, – послышался голос Игоря, – скидывай все. Здесь довольно жарко и влажно – почти тропики.

– Я как-то не очень готова... – Не очень уверенно ответила я. – А что это за помещение?

– О, солнышко! Это уникальное место. В Москве таких больше нет. Частный свинг-клуб. Единственный в своем роде. Доступ сюда случайным людям категорически запрещен. Ты сюда попала только благодаря тому, что пришла со мной.

– Свинг-клуб? – Я не знала как реагировать на вновь открывшееся обстоятельство.

– Да. Тебя это удивляет?

– Игорь, ты меня уж прости, но о таком нужно предупреждать заранее, – обиделась я.

– Мариш, во-первых, тогда бы сюрприз не получился, а, во-вторых, ты же видишь членов клуба. Разве это неадекватные люди? Здесь каждый волен делать то, что захочет. Ты можешь просто наслаждаться отдыхом, и никто тебе не скажет ни слова. Мы собираемся сюда не ради секса, а ради общения и возможности побыть самим собой в компании хороших людей. – Игорь улыбнулся. – Поэтому ты можешь даже не раздеваться. Можно попросить принести купальник твоего размера и ты поплаваешь со мной в бассейне. Или пойдем, оккупируем во-о-он ту ванну-джакузи.

Он показал куда-то вглубь джунглей и вновь обернулся ко мне.

– Впрочем, я не буду тебя заставлять принять этот сюрприз. Мы можем вернуться и пойти просто погулять в парк, как ты и предлагала.

– Обещай, что никаких эксцессов не будет, – я почти согласилась остаться.

– Клянусь, Мариш, без твоего желания ничего не случится. – Игорь взял меня за руку и провел к раздевалке.

Остальные члены клуба уже избавились от одежды и успели рассредоточиться по джунглям. Я решила не выделяться и не стала заказывать купальник. И вскоре мы с Игорем, как Адам и Ева, вошли в этот частный «эдем».

В глубине клуба богатая фантазия дизайнеров плюс огромные деньги, потраченные на реализацию проекта, впечатляли еще больше, чем у входа. Обзорная экскурсия, которую устроил мой спутник, помогла хоть как-то сориентироваться в этом рукотворном хаосе растений, водоемов, пещер, ручьев, водопадов, камней. Здесь был даже каскад бассейнов, где можно было переплывать из одного в другой, не выходя на «берег». Мне это жутко понравилось. Причем, цвет их подсветки означал температуру воды. В голубом бассейне она была студеной, как в роднике, в зеленом – чуть теплее, в желтом – градусов двадцать пять, в розовом – из глубины била струя почти температуры тела, а в красном – обжигающе горячие контрастные потоки с пузырьками.

Вода – моя стихия. И я отдалась ей полностью, наслаждаясь изысками клуба. Поток впечатлений так захватил меня, что я совершенно перестала бояться. Тем более, что Игорь был очень тактичен и не мешал мне получать удовольствие от пребывания здесь.

Когда мы выплыли обратно в большой бассейн, оттуда открылся вид на подиум, где на шесте под саксофонную мелодию выступала красивая девушка. Она уже была полностью обнажена, кожа ее блестела и искрилась под мягким светом рампы. Я засмотрелась и не сразу заметила, что на диванах вокруг кое-кто уже занимался любовью.

5.2.

Почувствовала себя Эммануэлью. К фильму о ее жеизни я относилась неоднозначно. С одной стороны, искусство любви, которое она постигала в каждой серии, это суть любой женщины, если она хочет быть любима и желанна. С другой – вспомните, Эммануэль вела себя как бессловесное животное, ее всегда кто-то вел от постели к постели, от приключения к приключению. Она не сопротивлялась, но и не проявляла никакой инициативы. Может быть в этом и заключается успех фильма? Неужели именно такие женщины востребованы у мужчин? Красивые куклы, позволяющие втягивать себя в любые сексуальные авантюры.

И чего же от меня ждет мой старый новый друг Игорь? Не может такого быть, что он не фантазирует сейчас о каком-то сексуальном эксперименте со мной. Я украдкой посмотрела на него. Мужчина с живейшим интересом глядел на стриптизершу и улыбаясь наблюдал за сексуально-раскрепощенными парами. Не могу не заметить, что и меня ситуация все-таки возбуждала, несмотря на мое неприятие к групповому сексу.

Лет семь назад мне довелось поехать на семинар по внешнеэкономической деятельности. Мероприятие проводилось в Египте, в одном из прибрежных отелей Хургады. Сами понимаете, что в совмещении отдыха с учебой выигрывал именно отдых. Да и коллектив подобрался подходящий – активная молодежь, склонная больше к развлечениям нежели к просиживанию в конференц-зале отеля. Отсидев для приличия дообеденную программу, мы забивали болт на вторую часть и дружной компанией шли плескаться в Красном море, загорать и вообще вели себя по-хулигански. К вечеру, естественно, отдых плавно перетекал в пьянку, и так каждый день.

Особо в нашей команде выделялись два брата-близнеца из Ростова-на-Дону. Крепкие кудрявые парни «зажигали» так, что даже ко всему привыкшая администрация отеля дважды грозила выселить их и подать в суд на туристическую компанию. Парни давали обещание вести себя прилично, но на следующий день все повторялось. Шумные и веселые, они, казалось не пьянели вовсе, но при этом к утру местный персонал чистил бассейн, доставая из него кучу бутылок, посуду и детали женских одеяний.

В тот раз я присоединилась к компании позже всех, поскольку весь день непонятно почему ужасно болела голова, которая отпустила лишь вечером. Ребята как обычно затеяли пьянку. Виски, мартини, водка – все лилось буквально рекой. Поскольку я не обедала и не ужинала, то на голодный желудок опьянела с двух порций виски, при этом оставаясь в полном сознании и с великолепным хулиганским настроением.

В какой-то момент мы с близнецами остались втроем. Причем, ни на мне, ни на них уже почти не было никакой одежды. Шуточное предложение уединиться в номере втроем было встречено на «ура» и традиционная женская фантазия о сексе с двумя мужчинами осуществилась в полном объеме. Как оказалось, ничего слишком уж необычного в этом варианте не было. Все та же классика, только в двойном размере. Братья меняли друг друга во мне, по-очереди ласкали язычками, а потом затеяли соревнование, кто дольше продержится до того, чтобы кончить. В итоге к утру у меня внизу все основательно ныло, мышцы лица сводило от нескольких произведенных миньетов, а, кроме того, в пылу постельной борьбы ребята наставили мне синяки, где только можно. Мое состояние можно было описать двумя словами: «всё болит».

Не сказать, что мне не понравилось, но в любом, даже самом приятном деле нужна мера, а с этим наблюдался однозначный перебор. На то, чтобы оклематься после нашей групповушки, у меня ушли оставшиеся дни семинара. Намеки близнецов на возможность повторения я мягко игнорировала, целиком отдавшись учебе. Вероятно, не я одна устала от такого или аналогичного «отдыха». Преподаватели с удивлением отметили, что к концу нашего пребывания в Египте, конференц-зал начал заполняться больше чем наполовину. В итоге даже символические зачеты сдали совершенно сознательно почти все семинаристы.

Но здесь, в клубе все было иначе. В процессе сексуального отрыва от действительности пары сами кого-то звали к себе. В зависимости от предпочтений партнеров появлялись трио с преобладанием мужчин или женщин. Некоторые с успехом сочетались вчетвером.

Игорь никак не проявлял свое присутствие, но от созерцания оргии я возбудилась и нашла рукой под водой его напряженный член. Он переместился мне за спину, обнял меня за груди, намекая, что и в бассейне непрочь предаться получению удовольствий. Вскоре я уже просто держалась за бортик, ноги мои оторвались от дна, а мужчина мягко вошел в меня сзади.

Если вы хотите получить наслаждение от секса в воде, занимайтесь этим в теплом неглубоком бассейне. Невесомость, когда вода держит на плаву, а умелые и сильные мужские руки лишь поддерживают тело в удобном положении – все это позволяет полностью отдаться процессу. Игорек знал, что делал. Когда я уже готова была закричать от оргазма, он развернул к себе лицом и снова вошел в меня. Я обняла его и висела на нем без всяких усилий, вновь поднимаясь на вершину блаженства.

После того, как мы согрелись и высохли в сауне, которая, как выяснилось, тоже была грамотно спрятана в джунглях, мой друг провел меня в красивую комнату с огромной круглой кроватью застеленной тонкими шкурами, похожими на оленьи. Большое стекло вместо одной из стен позволяло наблюдать за происходящим на сцене, оставляя при этом ощущение уединенности. Здесь же в комнате обнаружились напитки – в замаскированном баре скрывался большой набор. Мы, конечно, выпили, и я окончательно расслабилась. Настолько, что когда к нам зашли обнаженные Саша с Леной, я даже не попыталась возражать.

***

Я совершенно потеряла счет времени. Волны оргазмов чередовались с полнейшей прострацией, когда все окружающее кажется зыбким и нереальным. Внутри словно открылся клапан, сдерживавший до этого мою сексуальную энергию, а теперь она потоком лилась на окружающих меня любовников и любовницу. Я обнаруживала себя то ласкающей Игоря, то Лену, то лежащей на спине под Сашей, то сидящей над лицом Лены. Возбуждение, которое меня настигло в бассейне, казалось каким-то нелепым и маленьким по сравнению с тем, что наполняло меня сейчас. Откуда брались силы, было непонятно, но когда они все-таки кончились и мы угомонились, лежа в разных позах друг на друге, блаженство и истома оказались ничуть не менее приятными, чем предшествовавший Секс (с большой буквы).

Но, странно, сон от такой усталости не приходил. Наоборот, в голове проносились фантастические картины того, что недавно происходило. Хотя воспоминания были обрывочными, как слайды, они при этом как мозаика заполняли все пространство мысленного взора.

Уже за одно это я была благодарна Игорю. И мозг категорически отказывался давать оценку такому моему поведению. Мой случайный друг, которому я пятнадцать лет назад хотела подарить свою девственность, умудрился эту мечту осуществить. Так не бывает, скажете вы, но я-то знала, что именно сегодня я наконец стала Женщиной. И то, что для этого потребовалось придти в свинг-клуб, ничего не меняло.

Словно открылся «родничок» на темечке. Я лежала на плече у Игоря, обнимая Лену за талию, чувствуя руку Саши на своем бедре, и впитывала в себя всю сексуальную энергию космоса. Почему космоса? Да, потому что на Земле такого нет и быть не может. Земные люди не тратят за всю свою жизнь и сотой доли того, что мыло потрачено мною сегодня. А между тем и тело голова снова наполнились силой и желанием. И это чувствовала не только я. Любимые люди, лежавшие рядом, тоже успели отдохнуть за считанные минуты, что мы находились в покое.

Динамика первого акта близости уже не было нужна, наши ласки стали едва ли не порядок менее энергичными, но тем не менее, секс вновь заполнил наши души и тела, безраздельно захватив все мысли и желания. Мы снова наслаждались друг другом.

Хорошо, что у мужчин хватило силы воли остановить это безумство. Не знаю, что могло случиться, если бы мы в итоге не разъехались по домам. Скорее всего, нас постигло бы жуткое нервное истощение. Игорь заботливо проводил меня до дому, и, хотя сам едва держался на ногах, но смог раздеть и уложить меня в постель. Я отключилась почти сразу, погрузившись в глубокий сон без всяких сновидений.

6.1.

У меня начала появляться привычка – просыпаться от звонка телефона. Взглянув на часы, ужаснулась – безбожно проспала! Конечно, заместителю генерального директора по экономике позволено больше, чем простым смертным, но даже мне опоздание в два часа никто не простит. В трубке раздался голос водителя Саши:

– Марина Алексеевна, наконец-то! Звоню вам битый час. Я у вашего подъезда, вы спускаетесь?

– Саша, подожди. Я только что проснулась, нужно же себя в порядок привезти.

– Жду, конечно. Только учтите, что вам и генеральный уже несколько раз звонил. Видать, что-то очень срочное нужно.

Мля… только шефа мне с утра не хватало. Что ж, придется и ему повиниться. Отключившись от водителя, набрала директора. Сказать, что он топал ногами – ничего не сказать. Я впервые услышала от него мат. Оказывается, я сама себе накаркала. Ему с какого-то перепугу срочно потребовался сводный отчет. Пообещав быстро решить эту проблему, я сразу же перезвонила Валерке. У него на флэшке остался окончательный вариант.

Пока коллизия разрешалась уже силами подчиненного, как можно быстрее собралась и спустилась вниз. Саша, ни слова не говоря, рванул с места и, продираясь сквозь обычную пробку на Ленинградке, мы поехали в офис.

Шеф, получив искомое, куда-то делся, и я могла бы наверняка успокоиться. Если бы не Валера. Это чудо гороховое нарисовалось в кабинете с цветами без стука и почти по-хозяйски подошло ко мне, забыв закрыть за собой дверь, и намереваясь на правах постельного друга поцеловать меня в уста сахарные. Я представила, как он шел по офису на виду у всех с огромным букетом роз, гордый и довольный собой. Стало противно. Между тем, зная, что генеральный рвет и мечет по поводу отчета, он мог еще с утра предотвратить мой конфуз, подкинув ему окончательный вариант, который у него был. А ведь права была Виктория Семеновна, ох как права. Что ж, послушаем, что он скажет.

– Мариночка, я всю ночь думал над твоим предложением, – начал он воодушевленно, совершенно не замечая моей ироничной улыбки, – и уже под утро решил, что я буду дураком, если не соглашусь стать твоим мужем.

Вот, скажите мне, что у мужиков такое в голове? Детская железная дорога с рельсами и паровозиками? Он ведь даже формулировку не додумался поменять. «Соглашусь стать твоим мужем»... Что тут сложного – взять и изменить форму согласия на, например, «Хочу, чтобы ты стала моей женой»? Над чем он думал-то всю ночь? Что взвешивал? Ладно, я дура – поставила его в заведомо невыгодное положение. Но то, что он на полном серьезе считает приемлемым зависимость от женщины – это уже ни в какие мои представления о будущем муже не вписывается.

– Валера, а вот теперь подумаю я. Хорошо? А теперь дай мне возможность придти в себя.

Он обескураженно посмотрел на меня. Положил на стол букет и попятился к дверному проему. Любовничек, черт подери. Угораздило же меня позавчера влипнуть в такую глупую историю. Теперь придется как-то выворачиваться.

К обеду шеф снова «всплыл». Вот, чем он мне нравится, так это своей толерантностью. По всей видимости, отчет вполне устроил и его самого, и акционеров, с которыми он неожиданно встретился сегодня. Факт моего опоздания его уже совсем не беспокоил. Наоборот, вызвав меня к себе, он всячески растекался в комплиментах по поводу моего профессионализма и вообще был душкой, а напоследок объявил мне о внеочередном повышении моей заработной платы, что меня, конечно, весьма обрадовало.

В благодушном настроении я решила отпраздновать это событие хорошим обедом. Тем более, что со вчерашнего дня у меня во рту не было ни крошки. Я позвонила Ксюшке, которая гнездилась в фирме, располагавшейся в нашем же офисном здании, та мигом согласилась разделить со мной радость, и вскоре мы отправились в приятный ресторан по соседству.

Лучшая подруга – она и есть лучшая подруга. За обедом я, конечно, рассказала ей почти все свои приключения, начиная с момента ухода из клуба. Поначалу Ксю еще вставляла свои шутливые комментарии, но чем больше я рассказывала, тем сильнее округлялись ее глаза, а наш диалог в итоге превратился в мой монолог. Когда я закончила свою историю, подруга залпом выпила стакан сока и, не находя слов, выдала:

– Ну, ты даешь, Маришка! Ничего более фееричного я ни разу не слышала.

– Поверь, это все правда.

– Да, я верю, верю! Однако ж ты переплюнула даже Эльку с Иркой, уж на что они себе позволяли безбашенные отжиги, но такого... – Она восхищенно покачала головой.

– Так получилось... – смутилась я.

– А ты возьмешь меня с собой в этот свинг-клуб?

– Шутишь?

– Не-е-е, ну, правда! Мари-и-иш, хочу там побывать. – Ксю просительно заглядывала мне в глаза, – Возьмите меня в следующий раз с собой, а?

– Сомневаюсь я, что следующий раз вообще будет. Мне и одного раза хватило по макушку.

Моя позиция лишь внешне была непреклонной, а умом я понимала, что, если Игорь снова позовет туда, я вприпрыжку побегу. Это хуже наркотика. От одних воспоминаний закружилась голова.

– Тебе жалко что ли? – Обиделась подруга. – Твоего Игорька я не трону вовсе.

– Не в этом дело, Ксю. Ты просто не понимаешь, как это опасно для психики. – Честно сказала я. – Сижу перед тобой, вспоминаю, а у самой сердце колотится и бабочки внизу летают. Вот-вот кончу. И что мне теперь с этим делать?

– Как что? Пользоваться моментом! – Она явно не вникала в то, что я хотела ей сказать.

Я чувствовала, что свои сумбурные опасения мне сформулировать не удастся, поэтому решила отделаться обещанием:

– Хорошо, Ксю, я задам ему вопрос. Как скажет – так и сделаем.

В сумке запиликал мобильный. Легок на помине. Это звонил он.

– Привет, Игорь.

– Приветик, моя ласковая! Как ты?

От его голоса мое возбуждение настолько усилилось, что я и впрямь могла сейчас получить оргазм. Только теперь я поняла, что имела в виду Ирка у меня дома, когда говорила, что кончает «от другого».

– Все хорошо, милый. Обедаю с подругой... – мой голос стал взволнованным.

Ксю рядом махала руками всячески пытаясь намекнуть, чтобы я задала вопрос о ее приглашении в клуб прямо сейчас. Она иногда бывает несносной. Но обещание я все-таки ей дала, надо выполнять. Надо ж, как невовремя он позвонил.

– Что ты думаешь о вчерашнем, Мариш?

– Игорешка, я тебе потом, при встрече расскажу.

– Тогда я заеду к тебе после работы?

Подруга делала страшные глаза и жестами обещала меня придушить, если сейчас же не будет задан интересующий ее вопрос.

– Я тут своей подруге рассказала вкратце о вчерашнем. Она у меня девушка скромная, но заинтересовалась очень. Как ты думаешь, мы сможем ее взять с собой в следующий раз?

«Ой! Что я несу? Какой следующий раз? Не будет никакого следующего раза!»

– Да хоть сегодня! У нас вечный дефицит красивых девушек.

Я вспомнила, что наверху в кафе перед входом в клуб женщин было явно больше. За некоторыми столиками сидели только девушки – без мужчин.

– Не поняла... Какой дефицит? По моим наблюдениям там скорее дефицит мужчин наблюдался.

Игорь засмеялся:

– Женщин много не бывает.

«Бабочки» у меня в животе сразу как-то унялись. Возбуждение мгновенно прошло. А следом – как карточный домик, начало рушиться очарование вчерашней встречи. Декорации исчезли, приятные ощущения испарились, оставив после себя банальную сексуальную озабоченность.

– Я тебе перезвоню, Игорь. – Сказала я и быстро отключилась.

Ксюша заметила перемену моего настроения.

– Маришка, что он тебе сказал?

– Сказал, что женщин много не бывает.

– И почему ты расстроилась? Мужики все такие – им бы баб побольше, а что с ними делать – не знают.

– Ксюш, давай не сейчас. Обед уже закончился, – настойчиво сворачивала я разговор, – пора в офис возвращаться.

Подруга еще чуть-чуть посопротивлялась, но вынуждена была прекратить попытки возобновить эту тему. Мы расплатились и практически молча покинули ресторан.

Вернувшись в свой кабинет, я заперлась, попросив Людочку никого ко мне не пускать, кроме генерального. Настроение, еще недавно такое позитивное, стремительно катилось вниз, сшибая всё на своем пути. Не дай бог, под горячую руку попадется кто-то из подчиненных и коллег.

Все-таки что со мной происходит? Кризис среднего возраста? Я считала, что он как-то иначе выглядит, да и начинается несколько позже. Или просто возникло перенасыщение событиями и ощущениями? Ведь еще час назад любая картинка из прошедшей ночи вызывала у меня кайф, а сейчас даже мелкие детали вспоминать противно.

А ведь все началось с идеи найти мужа. Бредовая затея. Чем дальше я размышляла над нею, тем сильнее она мне не нравилась. Почему я обязательно должна выйти замуж? Зачем это вообще нужно? Мне уже давно не восемнадцать лет, чтобы строить в мечтах хрустальный замок с принцем внутри. Тем более, что ни в юности, ни сейчас принцев вокруг не наблюдается вовсе. Разве мне плохо одной? Ничуть! Я самостоятельна и независима финансово, у меня отличные подруги, хоть и с легкой придурью. А секс я всегда могу найти – какой угодно душе. Хочу, с Иркой развлекусь, хочу – с Игорьком в свинг-клуб, а можно и на сайте знакомств вновь объявиться – там многие меня домогались, поди выбрать-то можно кого-то для перепиха. Только все это опять-таки не то. Не вставляет и не вштыривает это состояние.

Отчего ж так тошно-то на душе? Может быть всего лишь дело в отсутствии любви? Не зря же я зацепилась за Игорька, нашла его спустя пятнадцать лет. Чего я ждала от него? Эмбрион любви не будет дожидаться столько времени. Зародыш страсти помрет – и все, нет и не может быть уже никакого светлого чувства. Хранить его в себе – только рисковать душевным здоровьем. И как прикажете мне теперь быть? Влюбиться не могу. Влюбленных не хочу. Остается только ждать, что что-то изменится в моей жизни – само по себе, без всякого вмешательства. Ведь не может быть, чтобы где-то там наверху вдруг решили, что я не достойна любви! Где-то ведь ходит мой мужчина. Или даже, черт возьми, женщина. Мне уже фиолетово, кто это будет. Главное – пусть будет! А уж я сумею распознать себе признаки настоящего чувства.

Накативший приступ депрессии прошел. Не бесследно, но острота моих переживаний притупилась, да и настроение чуток повысилось. Живы будем – влюбимся. С этой уверенностью вполне можно жить.

В дверь робко постучали.

– Да, войдите! – Отозвалась я.

– Марина Алексеевна, мне уже можно пойти домой? – Ко мне заглянула секретарша.

Я взглянула на часы. Половина седьмого. Людочка пересидела полчаса и, конечно, волновалась, полагая, что ее заставят перетрудиться.

– Да, Люда. Иди, конечно. Извини, что задержала.

– Спасибо, Марина Алексеевна! До завтра! – И быстро скрылась.

В офисе в это время редко кто задерживается. У нас даже одна минута восьмого – это преступление против личной жизни. В принципе, правильная практика, еще бы она у нас по-европейски применялась. Наши люди прекращают работу за полчаса-час до шести. Сидят и травят байки, обмениваются сплетнями и, при малейшем намеке на попытку их чем-то нагрузить, возмущенно заявляют: «Сегодня никак не успеть! Завтра займусь». Совок. Ничего не поделать с этим менталитетом.

Я уже думала, что Люда умчалась со скоростью света по своим личным делам, но тут дверь снова открылась.

– Марина Алексеевна, а можно вас спросить? – Осторожно осведомилась секретарша.

Ого! Интересно, какая сила удержала ее в офисе после моего разрешения покинуть рабочее место?

– Спрашивай.

– А правда, что вы скоро с Валерием Михайловичем поженитесь?

Ну, конечно! Кто бы сомневался в том, что сегодняшний приход Валеры с цветами будет нашими сплетниками обойден вниманием.

– Откуда такое предположение? – Поинтересовалась я.

– Так ведь он вас со своей мамой познакомил после того, как вы трах… Ой! Простите меня, пожалуйста! – Испуганная Люда совершенно правомочно ожидала моего гнева за свою оговорку.

А я расхохоталась в голос! Все мои мысли, все переживания, вся депрессия вдруг прорвались в этом почти истеричном смехе. Я даже не хохотала, а ржала как ненормальная. Ну, Валера, ну клоун, ну трепло! Утирая слезы, я не могла остановиться и продолжала смеяться. Людочка заботливо принесла стакан воды из кулера, полагая, что у меня истерика. А мне было хорошо! Так хорошо, что я была ей безмерно благодарна.

– Господи, милая, иди уже домой! Не смеши меня, я уже не могу – скулы болят. – Сказала я, едва смогла продавить хоть слово сквозь душащий меня ржач.

Совершенно обессилев от хохота, я постепенно успокоилась. Но, в машине по дороге домой меня снова прорвало так, что Саша испуганно покосился. Наверняка он опасался за мою психику, но ничего не сказал. Пусть думает что хочет. Мне было хорошо!

6.2.

Впервые мне не хотелось никуда выходить из дома. Несмотря на прекрасную летнюю погоду, я даже не прогулялась в сквере, изменив своей многолетней привычке – после работы делать променад на час-полтора. Убрав со стола засохшие с воскресенья бутерброды, я водрузила на него ноутбук и предалась интернет-серфингу. Прогулялась по сайтам приколов, но даже не улыбнулась ни разу, зашла на любимый форум Maybe, почитала предложенные темы и комментарии. Ничем не вдохновилась, эмоциональное истощение все-таки давало о себе знать. Посмотрела хиты просмотров на Youtube, нашла весьма симпатичные ролики обожаемой мною Милен Фармер. Проверила почту, обнаружив письмо от сервиса знакомств о том, что кто-то мне написал. Надо же! Не появлялась там уже давненько, а значит, анкета глубоко закопана. Кто же это мог быть?

Из любопытства зашла на Madam.Ru и проверила послания, о которых уведомила почта. Почти все сообщения были полугодовой давности, лишь два оказались свежими. В первом некий Игорь из Москвы изъявлял желание познакомиться. Посмотрела на фото – обычный мужчина, ничего особенного. Анкета тоже оставляла желать лучшего. Все как у всех. Скорее всего, он писал всем девушкам одно и то же, в надежде, что хоть кто-нибудь отреагирует, и ему удастся забраться в чью-то постель. Типичный озабоченный мэн, каких тут множество. Одно очевидное достоинство – холостой. В принципе можно было бы им заняться, но после всех последних событий я в нем видела лишь носителя члена, а не человека, к тому же с именем «Игорь» у меня слишком много неоднозначного связано. В итоге оставила призыв без внимания.

Второе письмо оказалось от приятельницы, с которой мы познакомились на учебе в заочном бухгалтерском университете, где я намеревалась получить второе высшее. Но выдержала только два года и бросила, поскольку необходимость менять специализацию отпала. Однако, все-таки три сессии я сдала. Вот там-то мы и сошлись с Ярославой, интересной блондинкой из Сибири. Эта позитивная девушка привлекала к себе искренним смехом, готовностью поддержать любую авантюру и умением расшевелить компанию. Не зря вокруг нее увивалась половина мужчин группы. Но, она года три назад развелась и, по-видимому, вполне неплохо себя чувствовала, не собираясь ни с кем сходиться надолго.

Знакомая писала, что снова в Москве на сессии и «неплохо было бы встретиться, посидеть в кафе и обменяться новостями». Я ответила, что с удовольствием выделю свободный вечер в любой удобный ей день.

В связи с летом на сайте даже вечером было катастрофически мало людей. Пока в моей анкете светилось присутствие на сайте, пришло всего три предложения «стать Госпожой», «заняться любовью» и «сделать куни». Все трое отправились в папку «Удаленные». И я собралась было покинуть сию обитель быстрого секса и виртуальных хамов, но неожиданно пришло новое сообщение от Игоря:

– Привет, Марина! Я рад, что застал тебя онлайн! )))

– Привет, Игорь, – я решила чуть-чуть пообщаться, чтобы убить время.

– Почему ты у компа в этот прекрасный летний вечер? )))))

– А что ты можешь предложить?

– Например, прогуляться в парке ;))

– Это слишком скучно...

– Марина, но ведь как-то нужно знакомиться! Вот и начнем с прогулки )))))

– Кому нужно? Вам или мне?

Мой сухой тон заставил Игоря перейти с фамильярного «ты» на «Вы». Интересно, сколько продержится? Впрочем, банальный диалог уже меня утомил. Для себя я уже сделала установку – еще два-три сообщения и сворачиваю переписку.

– Судя по ответам, Вы сейчас не в самом хорошем расположении духа. Кто Вам испортил настроение? Кто этот супостат?

– Вы его не знаете.

– Позвольте я догадаюсь, что произошло?

– Вряд ли, но попробуйте.

– Скорее всего, на этих выходных Вы расстались со своим мужчиной либо кардинально поменяли свое представление о нем.

– Совсем не то.

– Вы меня обманываете, – не поверил мне Игорь, – в любом случае на этих выходных произошло нечто связанное с мужчиной, что толкнуло Вас спустя полгода появиться на сайте знакомств. На анкете ведь указывается, когда в последний раз ее хозяйка была онлайн. Впрочем, я готов высказать более детальное предположение о сути происходящего с Вами. Конечно, факты я не знаю, но кое-что понятно даже исходя из столь незначительных деталей, как Ваш стиль общения, неожиданное появление онлайн, спустя шесть месяцев, ну и понедельник (теплый вечер все-таки предполагает не сидеть дома).

– Интересно, какие детали еще можно усмотреть?

– Вам 33 года, вы незамужем и детей нет. Понятно, что все это из анкеты. Сопоставляем все вышеперечисленные факты с анкетой. Итог: Марина, вы наверняка задумались о том, чтобы наконец выйти замуж. Скорее всего, претендент или претенденты на это высокое звание отсеялись в результате прямых вопросов в течение последних дней. Возможно, что какие-то события так же поменяли Ваши представления об окружающих Вас мужчинах. Вы красивы, значит, вокруг Вас немало желающих сойтись с Вами поближе. Сегодня или вчера Вы, наконец, поняли, что среди них нет ни одного достойного мужчины. Этим вызваны и Ваше плохое настроение и неожиданное появление на сайте.

Да, ему не откажешь в логике. Определенно он мне начал нравиться.

– Игорь, вы заслужили мои аплодисменты. Браво! Но это все равно ничего не меняет.

– Марина, я был бы последним идиотом, если бы продолжал настаивать на немедленной встрече. Вы ни с кем сейчас встречаться не намерены, а наше общение с Вами носит скорее характер убийства времени, но не серьезное знакомство с вытекающими последствиями.

– Вы правы. Я никого сейчас не хочу видеть, – согласилась я.

– Но поболтать-то мы сможем, надеюсь? А вдруг мне удастся Вас хотя бы вывести из преддепрессивного состояния?

– Игорь, Вы меня простите, но я сейчас отключусь, несмотря на то, что Вам удалось меня заинтересовать собой.

– Я могу надеяться на продолжение знакомства?

– Извините. И в этом я Вам откажу. Внешне Вы совершенно не в моем вкусе.

– Да. Это непробиваемый довод. Сорри. Удачи Вам, Марина. И не забываете: «Все проходит. И это тоже пройдет»

– Спасибо на добром слове, Игорь.

А все-таки хороший парень. Такой, какого я себе еще позавчера представляла в качестве мужа. Интеллигентный, воспитанный, тактичный, грамотный – все признаки налицо. И неженат опять же. Но его внешность... черт бы побрал мои «закидоны». Не смогу я жить и общаться с человеком, чье лицо не вызывает у меня притяжения. Так я вообще не найду никого и никогда.

От диалога с мимолетным знакомым осталось ощущение дискомфорта. Он совершенно искренне хотел познакомиться, в отличие от всех этих толп страдальцев на почве секса. Захотелось сделать для Игоря что-то хорошее.

– Игорь, извини, что отвлекаю от процесса знакомства. И не подумай, что я хочу продолжить. Просто обрати внимание на мою приятельницу Ярославу из Сибири. Она хорошая девушка, незамужем. Сейчас на сессии в Москве. Наверняка вечерами скучает.

– Спасибо, Марина. А она здесь, на сайте?

Я скопировала собеседнику адрес ее анкеты и, кратко простившись, отключилась с чувством выполненного долга. Почему-то мне показалось, что знакомство Игоря и Ярославы возымеет далеко идущие последствия. Попыталась отогнать наваждение, но в голове откуда-то появилась уверенность в том, что я только что сделала по-настоящему Доброе дело.

Вывела на экран фотографии Игоря и Ярославы. Ничего общего. Два совершенно разных человека. Логически никакой связи, но интуитивное ощущение их родства только усилилось от созерцания изображений. Мистика какая-то. Вот будет номер, если я умудрилась бессознательным порывом изменить судьбу двух человек. Чем дальше я думала, тем отчетливее в голове проступало удивление: «Так вот, как выглядят пресловутые половинки!» Кто-то там наверху соединил их моими руками.

Ну, хорошо. Я сделала Доброе дело. А мне за это что-нибудь причитается? Неужели настолько серьезное событие останется наверху без вознаграждения? Или все-таки добрые дела не могут быть оплачены? Несправедливо это! Я тоже хочу быть найденной «половинкой». Почему мне не положен кусочек счастья? А может быть в этом и есть мое предназначение – помогать соединять чужие «половинки»? Ох, нет. Не чувствовала я в себе никаких позывов филантропии и благотворительности. Должна быть награда, должна и все тут! А если награда уже есть, да только я ее не вижу?

Перед мысленным взором промелькнули воспоминания о выходных, чередой проскочили эпизоды из более давнего прошлого. Ведь было что-то, мимо чего я прошла. Но, что это было? Или, точнее, кто это был? В ком я не разглядела того самого Моего Мужчину? Попробуй, пойми сейчас. Ведь не было ни одного мужчины, кто бы не сделал мне что-то плохое. Всем им от меня нужно только одно – удовольствие в постели. И даже те, кто водил меня на спектакли и концерты, возил за границу, устраивал ради меня яркие события – все они добивались меня как самцы самку. Всегда первый же секс был вершиной отношений, после чего они неизменно скатывались к банальности и скуке.

Да, мне неоднократно предлагали выйти замуж. Но ни разу я не видела в их глазах честного желания быть со мной, все они лишь хотели иметь меня. Поневоле остервенеешь и начнешь отшивать похотливых самцов. Ибо что за удовольствие быть сосудом для сброса семенной жидкости? Ведь нужен-то Человек, который и во мне будет видеть Человека. Где ж его такого найти-то?

А еще я понимала, что мне при всех моих талантах не хватает мудрости. Катастрофически не хватает обычной житейской мудрости. И любви. Всю свою жизнь я положила на то, чтобы не влюбиться ни в кого. И, похоже, этим оттолкнула всех, кто готов был влюбиться в меня. Боюсь ли я этого чувства? Скорее да, чем нет. Я просто не понимаю, что это такое. Глядя на своих подруг, на знакомых, мне всегда было безумно стыдно за их поступки, продиктованные не логикой, не здравым смыслом, а какими-то нелепыми эмоциями, страстями. Что такого нормального в том, чтобы сломя голову мчаться к «любимому» на край света? Что заставляет портить себе нервы безумной ревностью или устраивать очередную «санта-барбару» из незначительного конфликта?

Посмотришь на эту «любовь» со стороны и как-то не очень хочется. Да, поправка, не очень хотелось. Зато сейчас в полный рост зашкаливает желание любить. Хоть кого-нибудь! В свинг-клубе я это поняла, когда лежала в объятиях троих в общем-то малознакомых людей. А сейчас осознала. Господи, ну надо же... понять свое желание в свинг-клубе! Сказать кому – на смех поднимут, да еще и шлюхой назовут. И поделом.

Что вообще мне нужно было от тех, с кем я трахалась когда-либо? Ничего, кроме удовольствия от секса. Только мне уже не двадцать лет. Все ощущения когда-нибудь слабеют. А планка желаний все время повышается. Мне уже мало просто переспать. Черт бы побрал этого Игорька из селигерских воспоминаний. Теперь в области чувственных наслаждений мне всегда будет хотеться того же – драйва и мощного потока энергии. И что теперь? Мне нужно погрязнуть, как и он, в свингерских и групповых вариантах секса? Боже, ну и перспективка у меня вырисовывается. И уж точно, никакой семьи не получится создать.

Почему Игорь хочет разбежаться со своей гражданской женой? Уж не потому ли, что он когда-то втянул ее в свои увлечения, а теперь она требует остепениться и «жить как все нормальные люди» – замкнуться на семье, родить детей, построить дачу, быть только вдвоем. Голову на отсечение отдам, если это не так. Но моему приятелю это все не нужно. Он в ближайшее время вряд ли захочет оставить свои сексуальные пристрастия, требующие «личной свободы». Такая «свобода» предполагает одиночество, а не полноценную связь между мужчиной и женщиной. Для этой «свободы» не существует ни этических, ни моральных ограничений, удерживающих инстинкты в рамках нежных любовных отношений. Любовь и «личная свобода» – антогонисты. Они не могут сосуществовать.

Так что, ничего у нас с Игорем не получится. И он, вероятно, это чувствует. Ведь обещал заехать после работы, но даже не позвонил. Ну и черт с ним. А если позвонит, то Ксюху вместо себя пошлю – той такие приключения пока нравятся. Все равно ведь она не отстанет от меня. Пусть забавляется, а меня оставьте в покое. Я хочу влюбиться.

7.1.

От размышлений о себе любимой меня отвлекла Лора. Обычно она, зная, что я не люблю закрывать входную дверь, заходила смело, а тут вдруг решила сначала постучаться. Напугали мы ее с Иркой качественно.

– Мариночка, к тебе можно? Не помешаю? – Робко спросила она, стоя за порогом.

– Лора, да проходи уже. Зачем спрашиваешь?

– Мало ли... Вдруг у тебя гости?

– Увы, одна я, совсем одна... – грустно констатировала я.

Соседка вошла, внеся с собой запах свежей выпечки. Собственно, и сама выпечка была при ней. Вот, за что особенно люблю эту женщину, так это за ее изумительные пирожки с капустой. Заваривая ее любимый чай на кухне, я не удержалась и слупила сразу две штуки. Однако, женщина пришла не просто так. Это чувствовалось по ее напряженной позе.

– Давай, теть Лор, рассказывай, с чем пришла, кроме пирожков?

– Мариш, даже не знаю, с чего начать... – застеснялась она.

– Начинай сначала. Или мне задавать наводящие вопросы?

Лора вздохнула и решилась:

– Я тебе мужчину нашла.

– О! Как это мило! – Я уж и забыла, что просила ее поискать мне мужа. – И кто же этот индивидуум?

– Помнишь, ты ругалась, что я дала в долг пятьдесят тысяч незнакомому мужику?

Да, я помнила этот случай. Должник тот, разумеется, исчез сразу же и больше Лора его никогда не видела. Никакой расписки, ни данных паспорта, ни даже его фамилии доверчивая дама не знала. Меня тогда аж трясло от гнева, когда соседка поделилась своим горем. Ну, как можно быть такой наивной в такие годы? Мало что ль обманывали ее? Так ведь нет, не пошла наука впрок.

– Неужели он объявился и вернул деньги?! – Удивилась я.

– А вот представь, не только вернул всю сумму, но еще и с процентами.

– Сколько прошло-то? Два года или три?

– Почти три. Но это неважно. Я ведь в субботу тебе хотела это рассказать, да вы с Ириной меня совсем чуть с ума не свели.

– Ты давай подробнее про мужика.

– Пришло мне письмо заказное, конверт весь из себя иностранный, а в нем бумажка какая-то. Все не по-русски написано. А я, сама знаешь, никакими языками не владею. Пошла на почту, там мне подсказали, что это американский туристический чек на пятьдесят тысяч, да не рублей, а долларов!

– Ничего себе проценты! – Обалдела я.

– В общем, обналичили мне его в обменном пункте в сбербанке. Так я сразу на счет положила. Сумасшедшие деньги. А еще в конверте маленькая записка была. Я ее не сразу заметила, думала, что просто визитка. Вот она, – Лора протянула мне визитную карточку.

На визитке латинскими буквами были указаны вполне русские имя и фамилия мужчины, а так же номер телефона. С обратной стороны приписка от руки: «Возвращаю долг. Лора, ты изумительная женщина. Дай бог тебе здоровья и счастья в жизни. Сергей.»

– Ну что я могу сказать. Молодчина этот Сергей. Если честно, то я думала, что тебя просто кинули с деньгами. Но, бывают в жизни чудеса.

– Мариш, это еще не все. Я же позвонила ему.

– Вот как? И как поговорили?

– Поблагодарила его за деньги. Спросила, почему так много. Он сказал, что от этой суммы не обеднеет, и что, дескать, моя помощь в трудное для него время вообще неоценима. А еще я его спросила, женат он или нет. Оказалось, что неженат. Ну и предложила ему с тобой познакомиться. Описала ему тебя как смогла.

– А он что? – Заинтересовалась я, никаких иллюзий при этом не испытывая.

– Сказал, что с удовольствием, но в Москву в ближайшее время не планирует приехать.

– Понятно...

– Погоди-ка, Мариш. Еще он попросил узнать у тебя, есть ли интернет у тебя под рукой?

– Ну есть и что?

– А вот, посмотри, это я по буквам записала, – соседка достала еще одну бумажку и протянула мне, – не знаю, что это означает. Но Сергей говорит, что ты поймешь.

На бумажке неровными буквами было написано: «Скайп логин...» и собственно сам логин.

– Любопытно. Попробую связаться с ним.

– Ты что-то понимаешь в этой тарабарщине?

– Лор, давай я тебе не буду объяснять, просто покажу.

Она живо согласилась, и мы перешли в комнату, где я включила ноут, вошла в сеть и загрузила Skype. Затем набрала логин Сергея. Он оказался онлайн. Ничуть не смущаясь, я послала ему видео-вызов. Мужчина отозвался, и через пару секунд появилась картинка.

– Ой, это он! – Лора узнала его и не смогла сдержаться от возгласа.

– Кого я вижу! Лариса? – Сергей заулыбался.

Я рассматривала мужчину с интересом. Рубашка, галстук, гладко выбритое лицо, русые волосы. Очень импозантное лицо, если не сказать благородное. Высокий лоб, прямой нос с небольшой горбинкой, худощав, но в меру. Цвет глаз разглядеть не смогла, но скорее всего карие, с легким прищуром. Чем-то он мне напомнил Ходорковского, но без очков.

– А вы, я так понимаю, Марина, о которой мне рассказывала Лариса? – Прервал он мое бесцеремонное разглядывание.

– Да, я Марина. Добрый вечер, Сергей.

– У нас в Штатах еще день в полном разгаре. Вы меня случайно застали на месте. Я в офисе.

– Значит, вам повезло, – засмеялась я.

Лора толкала меня в бок и шептала: «А он нас что, тоже видит?»

– Тогда давайте знакомиться, Марина.

– Давайте.

– Удивлен, что такая очаровательная девушка и до сих пор незамужем.

– Сергей, вы всем говорите эту банальность?

– Простите, это я от неожиданности. Совершенно не умею знакомиться. Поэтому, наверное, тоже неженат.

– Теперь и я удивлена. Судя по всему, вы не бедный мужчина, раз уж вернули долг моей подруге с такими процентами. К тому же, явно не обделены внешними данными. На первый взгляд, вам больше тридцати пяти не дашь.

– Мне сорок один.

– Тем более. Богатый мужчина в расцвете лет и вдруг один. Извините, но в это как-то верится с трудом.

– Вы отчасти правы, Марина. Я был женат, но вот уже семь лет как развелся.

– И почему же за это время не женились?

– Сначала сидел в тюрьме, потом поднимал бизнес – было не до матримониальных устремлений. Как раз сейчас задумываюсь над женитьбой, но пока не на ком.

Откровенность Сергея подкупала. Не каждый способен признаться в том, что был в тюрьме. А он говорил об этом, как о чем-то проходном. Я решила уточнить:

– Сидели? В России? А за что?

– Да, в России. За финансовые махинации, разумеется. Вы же помните, как начиналась перестройка? Каюсь, не очень удачно поучаствовал в приватизации.

– Ага! Так это вы страну разграбили? – Пошутила я.

– На этот вопрос есть много разных точек зрения, Марина. Сломо, мы просто хотели поднять то, что никому не нужно. И подняли бы, но... кого убили, кого посадили. Мне повезло, я отделался небольшим сроком.

– Хорошо, не будем об этом, если тема неприятна.

– Да, ничего приятного в лагерях нет, уж, поверьте мне.

– А в США вы как оказались?

– Один из моих тогдашних партнеров вовремя почуял опасность и перевел бизнес в Америку, вот и позвал меня к себе. Кстати, деньги, которые мне ссудила ваша соседка, как раз и нужны были на билет в Штаты. Еще раз извините, Лариса, что так долго не возвращал. – Обратился он к ней.

– Главное, что вернул. И спасибо тебе еще раз, Сережа, за такие деньжищи. Ей богу, не удобно мне принимать такой подарок, – вступила в разговор Лора.

– Вы заслужили его, милая. Доброта и отзывчивость должны вознаграждаться на этом свете, а не на том. Живи вы здесь, я бы и дом вам купил, и на работу хорошую устроил, но... в России могу только деньгами помочь. В общем, обратно деньги я не приму, это ваше.

– Кстати, и от меня спасибо, Сергей, – снова перехватила инициативу я, – если честно, то я даже сейчас не могу поверить, что на свете есть еще верные своему слову мужчины. Но рада, что Лоре повезло такого встретить.

– А может быть ты на мне женишься, Сережа? – Игриво предложила соседка, сделав акцент на слове «мне».

– Увы, я не буду врать. Все-таки вы не совсем в моем вкусе, милая Лариса.

– Ладно-ладно, я пошутила, – засмеялась женщина, – ты вот лучше Маришку возьми замуж, а то она уже извелась вся.

– И возьму с удовольствием, – улыбнулся мужчина с экрана.

– А меня вы, значит, решили не спрашивать? – Возмутилась я.

– Почему же не спрашивать? Еще как спрашивать! Марина, выходите за меня.

– Аккуратнее на поворотах, Сергей. Могу ведь и согласиться. Но вы же свое слово всегда держите, значит, обязаны будете взять меня в жены.

– Правильно. Пацан сказал – пацан сделал. – Пошутил он.

– А вдруг я окажусь стервой?

– Насколько я разбираюсь в людях, вы, Марина, никак на стерву не тянете. Нет того высокомерия, которое этим феминистичным дамочкам присуще, нет холода в глазах и брезгливости в мимике. Так что, я уверен в том, что вы не стерва.

– Ну а вдруг я в сексе холодна как рыба?

– Американские психологи любую фригидную женщину могут превратить в похотливую самку, – снова засмеялся он, – но, что-то мне подсказывает, что и в этом смысле вы вполне адекватны.

– Это интуиция или Лора меня так расписала? – Я подозрительно посмотрела на соседку.

Та испуганно замахала руками:

– Что ты, Мариш?! Я о тебе только хорошее говорила.

Я снова обернулась к ноутбуку:

– Значит, замуж. Да?

– Да, Марина. Выходите за меня замуж.

– И сколько времени у меня на размышление?

– Месяца вам хватит?

– А что будет через месяц? – Уточнила я.

– Намереваюсь приехать в Москву. Встретимся глаза в глаза, тогда и дадите свой ответ.

– Окей, Сергей. Но думать мне пока просто не над чем. Признаюсь, внешне вы мне нравитесь, по разговору – тоже. Но хотелось бы знать вас чуть больше.

– Так ведь контакт у нас с вами есть, значит, продолжим общение через Skype. Я готов ответить на любые ваши вопросы.

– Договорились. Тогда до связи? Не буду больше злоупотреблять вашим вниманием.

– До связи, Марина. Буду рад продолжить нашу увлекательную беседу.

Он отключился первым. Вот, наглец! Но в глубине души я поняла, что это мне очень даже импонирует. Никаких соплей – все логично и по-мужски. А ведь и впрямь, мужчина-то очень перспективный – в смысле замужества. Золотых гор не обещал, но чувствуется, свою женщину не будет держать в черном теле. Главное, чтобы еще и человеком достойным оказался. Мало ль, вдруг он все-таки уголовник, а это все позерство и шелуха?

Лариса прервала мои размышления вопросом:

– Ну и как он тебе?

– Знаешь, Лора, я боюсь ошибиться. На первый взгляд он просто идеальный мужчина. А таких не бывает.

– Про то, что он долг вернет, ты тоже не верила.

– Вот это-то в нем и подкупает, и настораживает одновременно. Все мы хотим попасть в сказку. И когда очередной «сказочник» начинает ее рассказывать, то нелегко устоять от искушения поверить в нее до конца. А представь, что он бандюга?

– Да какой же он бандит? Ты же видела его!

– Ох, Лора, Лора. Ты даже не подозреваешь, какими обаятельными они иногда бывают. Кстати, а как ты с ним вообще познакомилась? Ты что, с зэками переписывалась?

– Случайно вышло. Сонечка, дочка Штольцев из сорок первой квартиры, уж на что мелкая, а настроила мне на мобильнике какой-то чат. Ну, типа как эсэмэски, только почти без денег. Вот и писали мне туда всякие мужчины. В основном секс предлагали. Некоторые денег просили. А Сергей сразу признался, что в тюрьме сидит и скоро выйдет. Спрашивал разрешения переночевать у меня несколько ночей. Говорил, что его жена развелась с ним, когда забрали все имущество по конфискации, что негде даже жить будет после отсидки. Ну, в общем, уговорил.

– Ох, и авантюристка ты, Лора. Диву даюсь просто!

– Такая вот у меня натура доверчивая, – смущенно признала соседка.

– И что дальше? Он вышел и сразу к тебе?

– Да, в тот же день приехал. Сразу понравился. Такой интересный мужчина! Думала, что приставать будет, но он вел себя интеллигентно, все время на «вы» меня называл. Не выпил ни разу даже, хотя я ему предлагала. Утром куда-то уходил, вечером не поздно возвращался. Так почти две недели у меня и жил. А ты как раз в Европе с Ксюшей отдыхала. Поэтому и не пересеклись ни разу.

– Это я помню, ты потом еще долго удивлялась, что такой порядочный мужчина и вдруг пропал. Только ты мне не говорила, что он бывший зэк.

– Ты бы меня тогда вообще убила, – сказала Лора.

– Да уж, я сильно разозлилась в тот момент на твою глупость. Ну да ладно. Все хорошо, что хорошо кончается.

Взглянув на часы, которые показывали половину двенадцатого ночи, соседка засобиралась домой, мотивируя это ранним подъемом на работу. Вскоре и я легла спать. Но сон не шел.

7.2.

Несмотря на призрачность перспектив нового знакомства, я мысленно тянулась к Сергею. Харизматичный человек всегда вызывает желание узнать о нем больше, познакомиться ближе, понять, откуда он черпает свою энергию. А то, что у нового знакомого сильна харизма, я ничуть не сомневалась. Одни глаза чего стоят! Проницательные и непроницаемые. Прирожденный лидер, способный на энергичные поступки – все это в нем есть, готова спорить на что угодно. Только спорить-то приходится самой с собой.

Как же себе самой объяснить, что подозрения беспочвенны, если жизненный опыт убеждает в обратном. Невероятная случайность – мужчина на подъеме и случайно холост. «Так не бывает!» – Говорит мудрость. «А вдруг мне наконец повезло?» – Спрашивает мечтательная девочка, которая во мне еще не сдохла за все эти сумасшедшие годы.

«У него наверняка сотня баб, с которыми он спит», – убеждает опыт. «Быть может я именно та, которая ему затмит всех женщин на Земле?» – Строит планы наивность. «Он сдержит слово и женится, а потом разведется. Ведь он не клялся любить тебя вечно», – продолжает во мне циник. «Чудеса иногда случаются. Ты ждала подарок с небес. Это наверняка именно он. Не вздумай отказаться», – убеждает во мне недолюбленная женщина. «Вспомни-ка, ты однажды уже поверила в сказку. И что случилось?»

Да-а-а... однажды поверила.

Уже и не помню, кто из подруг посоветовал разместить анкету на сайте знакомств, но, это однажды произошло. Поначалу все шло замечательно, вокруг анкеты мгновенно образовался аншлаг внимания мужчин. Но, поскольку меня сразу предупреждали, чтобы я ни в коем случае не велась на первых попавшихся мужчин, то возбуждение первых дней пропало втуне. Прошло не меньше месяца, прежде чем я решилась на встречу с одним из виртуальных друзей с сайта.

Сорокалетний и холостой Макс засыпал меня комплиментами, писал много и обстоятельно. Хороший русский язык, обходительность, а самое главное – настойчивость, сделали свое дело. Мое любопытство перевесило осторожность. Мы договорились встретиться в четверг после работы и просто прогуляться без особенной цели. Он и в самом деле оказался высоким хорошо сложенным брюнетом, каким выглядел на фотографиях. А его голос даже по телефону заставлял сердце биться чуть чаще, чем обычно. В общем-то я почти не сомневалась, что свидание приведет нас в постель, но мне отчаянно захотелось чего-то милого и романтичного – пусть даже обычной прогулки при луне.

Так оно и вышло. Макс предусмотрительно не принес с собой большого букета цветов, ограничившись одной, но очень красивой розой. Кстати, он – один из немногих мужчин, которые тщательно выбирают цветы. Большинство ведь как поступают – заскочил в цветочный магазин, спросил цену, заплатил деньги и получил что ни попадя. Один мой ухажер умудрился купить дорогущий «авторский букет», который простоял на полке в бутике флористики недели две, а то и все три. Как он гордился своим приобретением и своей щедростью – это надо было видеть! Когда этот болван соизволил уйти домой, я встряхнула подарок и обхохоталась, наблюдая, как осыпается невероятная красота не первой свежести. Зато Макс выбрал идеальную розу – свежайшую и без единого дефекта. Такая может без воды сутки пролежать и ничего с нею не будет. Мало того, он, похоже, попросил продавца убрать все колючки и безжалостно срезать длинный стебель цветка так, чтобы его было удобно носить на прогулке.

Мы гуляли по Москве, болтая на всевозможные темы, и изредка заглядывая в небольшие кафе всего лишь для того, чтобы промочить горло небольшими порциями кофе или чего-нибудь покрепче. Неудивительно, что к полуночи я была в той самой кондиции, которую некоторые мужики называют «согласна на всё». И вправду, мне хотелось повеситься на шею Максу и отдаться ему прямо в парке, или в любом другом месте, не обращая внимания на прохожих. В итоге мы забрались к нему в машину и сделали это прямо там. Удовольствие оказалось неожиданно ярким и необычным, несмотря на явные неудобства секса в авто.

Наутро я летала от счастья. Наконец-то встретился отличный мужчина, способный удивить меня. С трудом дождалась завершения рабочего дня и с радостью бросилась навстречу поджидавшему меня у выхода из здания Максиму. И снова мы предавались маленьким и большим безумствам на улице, в кафешках и в машине. А затем поехали к нему домой.

Поначалу я не обратила внимания на странный аскетизм его квартиры. В общем-то понятно, что холостой мужчина не стремится обзаводиться шмотками, просто чтобы не утонуть в домашних хлопотах типа мытья полов и протирки пыли. И только намного позже стало понятно, что жилище это – съемное, из разряда «квартира на час». Когда мы отдыхали после бурного и продолжительного секса, я спросила, почему мы не у него дома, а «на хате»? Макс стушевался и что-то начал мямлить про то, что у него дома родственники, которые приехали из Пензы, что «в следующий раз обязательно поедем домой» и прочую подобную ахинею. Не поверив, решила уточнить, а правда ли, что он неженат? На что он ответил утвердительно и даже обиделся, а я почувствовала некоторый стыд за свою подозрительность. Мало ли какие обстоятельства могут быть у человека. В конце концов меня не так уж и волновало, где и как мы будем заниматься любовью, а большего мне от него и не требовалось – чуть-чуть романтики и хороший секс.

Так продолжалось полгода. Мы встречались хоть и не каждый день, но очень часто. Это было время, когда я ни минуты не чувствовала себя одинокой. И влюблялась в него все сильнее. Слава богу, что настоящее мощное чувство не успело появиться. Потому что однажды мне с мобильного Макса позвонила его жена. Ни о чем не подозревая я, увидев определившийся номер, радостно закричала в трубку:

– Максимушка! Солнце мое!

На что мне ответили:

– Марина, это к вашему сожалению, жена Солнца-Максимушки. Я давно хочу с тобой познакомиться, да все как-то не получалось.

– Ой, – от неожиданности я не знала что сказать, – добрый вечер.

– Кому добрый, а кому и не очень, – возразил женский голос.

– Не знаю, как вас зовут...

– Мы с тобой полные тезки. Я тоже Марина, и к тому же – «зайка», «кисанька», «ненаглядная» и вдобавок «милая», – язвительно представилась она, – отдаю должное уму моего благоверного. Он волочится исключительно за Маринами и называет всех одинаково ласково. Зато нет риска проговориться во сне.

– Марина, мне очень жаль... – снова попыталась я вставить хоть слово.

– Это мне жаль, «кисанька». Неужели за все время, что ты трахаешься с моим мужем, нельзя было догадаться, что он женат? Или тебе все равно под кем стонать?

– Слушай, девочка, перестань хамить! – Я наконец нашла в себе решимость ответить адекватно. – Я понятия не имела, что он женат. Но даже если и так, то оправдываться перед тобой не собираюсь. От хороших жен по бабам не бегают.

– Ах ты, сучка! – Не унималась собеседница. – Охмурила чужого мужика и еще мне тут характер показывает. Я же найду тебя, блядь крашеная, нос откушу и сиськи оторву!

– А чего меня искать? Пиши адресок и приезжай. Только не забудь челюсть вставную захватить, а то кусать нечем будет.

Я быстро продиктовала ей адрес, с ужасом понимая, что делаю это совершенно напрасно. Дамочка производила впечатление психопатки, способной на все. И ведь суд оправдает, если что. Но дело сделано. Следом я отзвонилась подругам, вкратце обрисовав проблему. Группа поддержки мне была обеспечена, оставалось только дождаться приезда фурии.

Марина ко мне не доехала. Кто или что ее остановило – мне было неведомо. Мне казалось, что она попросту испугалась. Больше мне никто не звонил. Макс тоже исчез. Даже на сайте его анкета через пару недель оказалась удалена. Я все поняла, и домогаться его по телефону не стала. Так бы оно все и прошло, если бы спустя какое-то время мне на сайте не написала незнакомая мне девушка. Она-то и поведала, что Макс неженат и никогда женат не был, хотя периодически живет то с одной, то с другой женщиной, имеет обычно несколько параллельных романов. В разговоре также выяснилось, что звонила мне именно она, прикинувшись его женой и что на самом деле ее зовут Ольгой.

Оля закончила театральный, но выше второстепенных ролей подняться не смогла. В Макса она влюблена со студенчества, чем тот беззастенчиво пользуется. Периодически просит ее устроить «цирк на льду» для очередной жертвы, с которой он решил порвать. Быстро и без хлопот. Талантливый мальчик. Скольких он уже женщин так обманул – не счесть. Терпела Ольга долго, но недавно решила креститься, а заодно и исповедаться. И вот тут-то на нее и накатило раскаяние. Бог ли тому причиной или просто количество зла превысило отпущенную для психики емкость самооправдания, но она решила найти всех, кому сделала больно по просьбе любимого мужчины и попросить прощения.

Что же мне оставалось делать? Я простила ее. А в сердце надолго поселился лед. Может быть именно стараниями Макса я так долго не могу ни в кого влюбиться? Кто бы знал это? Не к психологу же идти. Сама разберусь.

8.1.

С Сергеем мы общались теперь каждый день. Я специально для этого вставала в 6 утра и сразу бросалась к ноутбуку. Подсела на него как на наркотик. Он был неизменно позитивен и бодр, несмотря на то, что перед этим отпахивал по 10-12 часов. Ни разу я не слышала от него ни намека на усталость или какое-то недомогание. Удивительный мужчина! Наших-то местных хватает ненадолго. Или заболеют, или на работе неприятности случатся – тут же начинают стонать и искать, кто бы пожалел бедолаг. Но мой американский жених не просто держался, он по жизни такой – ему неприятна даже мысль о том, что он покажет какую-то слабину.

Поначалу я пыталась спровоцировать его на что-то негативное, но Серж легко раскусывал меня и на провокации не велся. Он охотно рассказывал обо всем, о чем я его спрашивала. Но, хотя закрытых тем не было, он все-таки старался не особенно углубляться в некоторые детали своей жизни. Так, например, ни слова худого он не сказал о своей бывшей жене, которая по сути просто бросила его, пользуясь простотой развода с заключенными. О годах, проведенных в колонии строгого режима, он тоже почти ничего не говорил. Иногда вспоминал смешные или просто забавные эпизоды, но обходил стороной все остальное. Зато о своей фирме мог петь соловьем часами. Переехав в Штаты он сначала стал партнером у своего приятеля, а через год открыл свою компанию и сразу пошел в гору.

Показал он и фотографии своего дома в пригороде Нью-Джерси. И даже сделал что-то вроде видео-экскурсии по своему офису. Он обошел свою компанию с камерой и, шутливо комментируя по-русски, представил всех своих сотрудников. Среди них не было соотечественников, поэтому никто не понимал, что говорит шеф, но улыбки мне показались вполне искренними, чувствовалось, что начальство здесь любили.

На исходе второй недели общения мне прямо домой доставили огромную корзину свежих ландышей с открыткой, подписанной его именем. В открытке он просил раздать всем знакомым или даже просто на улице незнакомым людям все цветы, чтобы поделиться хорошим настроением и увеличить количество улыбок на земле. Мне было жалко из раздаривать, но ландыши так умопомрачительно пахли, что стало понятно – я не смогу выжить в этом запахе ночью. Пришлось вместе с Лорой идти вечером на улицу и дарить, дарить, дарить. Впервые я почувствовала, как это приятно – дарить ландыши, видеть в ответ недоуменные, но все-таки улыбки. Вернулись мы с соседкой уже заполночь уставшие и довольные.

А еще он решил приехать в Москву раньше назначенного срока, тем более, что дела позволяли. И вот уже завтра он должен прилететь рейсом из Нью-Йорка в Шереметьево.

Он понял или почувствовал, что я влюбилась в него по уши. Да и сам он тоже ничуть не скрывал сожаления, что по Интернету нельзя обнять, поцеловать и прижать к себе. Сколько бы не было сказано слов, но они не заменят прикосновений и поцелуев. Серж в шутку пообещал, что не даст мне умереть старой девой, и даже если я откажусь выйти замуж за него, он обязательно найдет достойного мужчину. А я шутила, что тогда я женю его приятеля на Лоре.

Господи, ну как же медленно тянется время. Даже секундная стрелка как будто издевается и еле-еле ползет по циферблату моих часов на кухне, что уж говорить о минутной и часовой! Те и вовсе как будто застыли на месте.

Я знала, что не смогу заснуть, поэтому просидела с книжкой в своем любимом кресле, не прочитав при этом ни одной страницы, аж до часу ночи. Мысли крутились как заведенные на одну и ту же тему: «А вдруг не понравлюсь в реале? А вдруг передумает и не прилетит? А вдруг что-то помешает? А вдруг... а вдруг... а вдруг...» И рефреном: «Скорей бы, скорей бы, скорей бы!»

Ночную тишину прорезал звонок мобильного. Сердце выпрыгивало из груди! Это он! Но, меня ждало разочарование, на дисплее красовался номер Валеры. Блин, что этому тюфяку от меня нужно? Тем более, в час ночи.

– Да.

– Марина, ты не спишь? – Голос моего неудавшегося любовника выдавал изрядное опьянение.

– Нет, как видишь.

– Ты мне можешь уделить минутку?

– Говори быстрее, я спать хочу, – раздраженно ответила я.

– Скажи, а если я все исправлю, мы сможем пожениться?

– Что исправишь? Себя?

– Ну... нет. Например, смогу убедить маму.

– А она-то тут причем?

– Мне показалось, что мама тебя напугала, вот ты и отказываешься замуж за меня пойти.

– Валера, ты с какого дуба рухнул? – Я засмеялась в голос. – Виктория Семеновна ничуть меня не пугает. Дело в тебе.

– Но тебе же секс понравился со мной, я же видел!

– Дурак ты, дружок, и не это надолго. Секс – это далеко не все, что должен уметь настоящий мужчина.

– Я многое умею, – не понимающе возразил Валера, – ты же со мной не жила, не знаешь.

– Не жила и не собираюсь. Ты не мужик, ты тряпка. Мне такое чмо по жизни не нужно.

– За что ты так со мной? – Обиделся он.

– За то, что ты не понимаешь ни хрена! – Я не на шутку разозлилась. – Тебе русским языком сказано, что ты тряпка. Ты не умеешь принимать решения, не умеешь быть мужчиной. Тобой любая женщина будет вертеть как захочет. И это неизлечимо. Ты мне не нужен ни в каком виде. И будь так любезен, сотри мой номер, он тебе больше никогда не понадобится.

– А по работе?

– По работе мы с тобой будем общаться на работе. В моем личном нерабочем времени тебя быть не должно. Все! Чао, пупсик.

Я нажала на «отбой». Черт возьми, испортил настроение перед завтрашним днем. Нужно срочно ложиться спать и забыть обо всех, кроме Сергея. Я загадала, чтобы он приснился мне – хоть как-нибудь, но чтобы обязательно зашел в мой сон. Вновь раздался сигнал мобильного. Опять Валера. Скинула звонок. И так несколько раз, пока вообще я не выключила телефон.

***

Встала с больной головой. Во сколько смогла заснуть – не помню. Похоже, что до самого утра в полудреме пребывала. Сразу вспомнила Сергея, его жизнерадостность и силу. Он бы даже после бессонной ночи выглядел бодрым и веселым. Если я хочу за него замуж, то и самой нужно учиться быть такой же – ему под стать.

Конечно же, я уже приняла решение. Осталось только его озвучить. Самолет прилетает в восемь вечера. Нужно совсем чуть-чуть потерпеть. И скажу я ему это сразу в аэропорту, просто не смогу больше дожидаться. Он сдержит слово! Ему ничто не помешает.

И мне нужно сегодня быть аккуратной. Не опоздать к прилету, не сломать по пути ногу, не отравиться в ресторане, не попасть под машину... Тьфу, что за мысли такие? Неужели именно так себя ведут все влюбленные? Не находят себе место, выдумывают кучу нелепостей и переживают даже без повода?

Вчера я привезла в офис новый отглаженный костюм. Три вечера потратила на магазины, чтобы его купить. Потратила всю свою немаленькую зарплату. Я должна выглядеть на миллион долларов! Хорошо, что у нас прямо в здании есть салон красоты. Шеф отпустил только с обеда, но я все успею.

Долго мучилась с выбором сережек и подвески на цепочку. Нужно было еще и по ювелирным пробежаться, но откуда взять столько времени работающей женщине? Надену-ка я те самые – винтажные сережки и кулон, которые маме подарил отец на пятнадцать лет их совместной жизни.

Мама, моя милая мама. Папа... Почему вы прожили так мало? Я так нуждалась в вас все это время, что живу одна. Мне вас так не хватает сейчас. Представила, как улыбалась бы мама, глядя на мои сборы. А отец наверняка бы давал советы как себя вести при первой встрече. Перед поступлением в универ он мучил меня наставлениями до самой двери в аудиторию, где проходил первый экзамен по русскому. Помню, меня это раздражало, я ведь знала, что хорошо подготовилась и мне не грозит срезаться. Все бы отдала, чтобы то время вернулось – хоть ненадолго.

Когда выбегала из подъезда, вспомнила, что забыла сумочку. Пришлось вернуться. Подходя к своей квартире, увидела на полу конверт с надписью «Марине В.» Подняла, вскрыла. Не сразу догадалась, что это письмо от Валеры. Лишь на втором абзаце догадалась взглянуть в конец, где стоял его витиеватый автограф. Очередное нытье меня не интересовало, поэтому дочитывать не стала, порвала на четыре части и бросила в прихожей на полку. Схватила сумочку и бегом спустилась к машине.

Генеральный сдержал обещание. Уже в час дня я была на массаже. Затем – маникюр, укладка, макияж. Вернулась в офис, чтобы переодеться в костюм. Юбка и жакет сидели как влитые. Любуясь собой в зеркало, не заметила, как в кабинет просочился все тот же тряпочный воздыхатель.

– Куда ты так нарядилась?

– А тебе какое дело? И почему это ты без стука ко мне входишь?

– Марина! Я тебя никому не отдам! – Он перегородил мне дорогу.

– Валера, уймись, а? Чтобы никому не отдать, меня нужно сначала взять, а это тебе не удастся уже никогда. Отойди!

– Ты пожалеешь об этом!

– Ух! Ты, оказывается, умеешь угрожать? А ты всем угрожаешь или только слабым женщинам? – Я откровенно издевалась, теряя терпение. – Вот что, мил друг, вали-ка ты отсюда, пока я охрану не вызвала.

Он сверкнул глазами, но все-таки отодвинулся в сторону. Я прошла мимо него, не глядя. Через пару минут меня уже ничего не интересовало. До прилета Сергея чуть больше двух часов. Не дай бог пробки!

Переживала я напрасно. Сашу не зря ценили у нас на фирме. Первоклассный водитель объезжал все затруднения на дороге какими-то «козьими тропами». В итоге мы приехали почти за час до прилета, и я еще успела понервничать в аэропорту, представляя, что самолет по каким-то причинам задержался, или что Сергей на него не успел. Но, вот диктор объявила прибытие. И мое сердце просто перестало биться, оно замерло в груди. В глазах потемнело. Хорошо, что рядом оказался какой-то грузинообразный мужчина. Кавказцы всегда внимательны к женщинам. Он поддержал меня, когда я уже готова была грохнуться в обморок. Тут сердце снова застучало – гулко и быстро, разгоняя по телу кровь.

– С тобой всо харашо, красавица? – Голос грузина окончательно вывел меня из ступора.

– Да, да! Спасибо. Извините, что напугала. – Быстро пробормотала я, вглядываясь в проход зоны прилета.

– Муж прилетает, да?

– Жених!

– Любишь его, да?

– Люблю!

– Извини, нэ буду приставать. Счастья тебе, красивая!

– Спасибо!

В тот момент, когда он отошел, показался Сергей, уже прошедший таможенный контроль. Мои ноги слово приросли к полу. Я ждала, когда он подойдет, а по лицу, размывая тушь и макияж, катились слезы. И черт с ним, с макияжем. В глазах любимого мужчины светилось счастье. Он тоже любит меня. И ему наплевать на потеки косметики.

Сергей обнял меня и прижал к себе. Укутал, укрыл, сделал своей – за одну секунду.

– Как долго я тебя искал, моя родная... Здравствуй, любимая!

Эпилог

Мои глаза потеряли цвет. Я увидела себя в зеркало случайно, сидя в морге, ожидая, когда милиционер пригласит меня на опознание. Ни седины в волосах, ни мешков под глазами, ничего этого не было. Только цвет радужной оболочки изменился с карего на желтый. Не ярко-желтый, а грязный, какой-то серо-желтый. Кто додумался до этого? До какой формы цинизма нужно дойти, чтобы напротив кушетки в этом помещении повесить зеркало? Впрочем, наплевать. Справлюсь и с желтыми глазами. Привыкну.

Труп Сергея нашли недалеко от моего дома. В карманах ничего не пропало, поэтому последний его звонок с мобильного послужил поводом для проверки моей причастности к его убийству. Следователь, правда, сразу понял, что моей комплекции, роста и силы явно недостаточно для того, чтобы проломить череп взрослому мужчине довольно тяжелым обрезком арматуры. Ну а я сразу поняла, кто это сделал.

Оперативники сработали на удивление быстро. Уже через полчаса в моей квартире появился наряд милиции и человек в штатском, который представился сотрудником следственного управления прокураторы. Затем недолгая беседа – знаю ли я Сергея, в каких отношениях состояли, когда в последний раз виделись, о чем разговаривали. На мой вопрос, что с ним случилось, я надеялась получить ответ, что он задержан или что его объявили в розыск. Но уже чувствовала, любимого нет на этом свете.

Части письма Валеры, перемешанные с мусором, извлекли из бака во дворе, сложили по кусочкам. Я в тот раз не дочитала его, разорвав. А, вернувшись утром из гостиницы, где остановился Сергей, просто смахнула обрывки в пакет и выкинула в мусоропровод.

«Ни один мужчина не посмеет подойти к тебе! Ты моя женщина! Я заявляю на тебя свое право!» – кажется так там было написано в самом конце. Вряд ли меня насторожило бы это заявление в тот день. Но сейчас уже поздно что-то делать. Воздыхатель стал убийцей. Он признался сразу, как только увидел удостоверение прокуратуры. Говорят, что при аресте он умолял ничего не говорить маме.

Откинув простыню с трупа, следователь попросил меня подойти ближе. Холодное спокойное лицо, знакомое и незнакомое одновременно. Конечно, это был он. Был... И я была. В этот момент запиликал мой мобильник. Я машинально достала его из сумки. Звонила Ярослава. Наверное, хотела встретиться. Нет. Не хочу. Не буду. Той жизни уже нет и не будет. И вашу жизнь я не буду портить. Простите за счастье, ребята.

* * *

Небольшое послесловие от автора:

Дорогой читатель, ты прочитал эту книжку до конца. Грустный финал истории тебя расстроил. Но, этот финал придуман для бесплатной версии сюжета. Если тебе все понравилось, кроме концовки, то... да, я немного схитрил. Есть третья часть, где Сергей остается жив, и для главной героини жизнь тоже продолжается. Получить продолжение очень просто. Нужно лишь перечислить автору, то есть мне, вознаграждение в сумме 100 руб или больше, - это уж зависит от тебя, - на мой счет в Яндекс.Деньгах. Вот он: 4100178720368
Возможен так же перевод на WebMoney. Кошельки:
R197700184172 - рубли
Z171564840242 - доллары
E187570433709 - евро
Весьма желательно написать мне об этом на мой е-мейл ygosha@gmail.com, чтобы получить продолжение побыстрее. К тому же, в ином случае, я просто не буду знать, от кого мне пришла благодарность.

И огромное тебе спасибо - заранее!

Ваш Георг Шилов





Рейтинг работы: 8
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 2677
© 22.10.2012 Георг Шилов
Свидетельство о публикации: izba-2012-660058

Рубрика произведения: Проза -> Эротика
















1