Стихи
Проза
Разное
Песни
Форум
Отзывы
Конкурсы
Авторы
Литпортал

Тени друг друга (ЯОЙ!!! В процессе.) ОБНОВЛЕНИЕ 23.03.


К чему приводит излишнее любопытство? Если верить поговоркам, то ни к чему хорошему. Я, Дориан Альто, писатель, путешественник, имел возможность проверить это утверждение на собственной шкуре. Правда цена подобного опыта весьма высока...
УВАЖАЕМЫЙ ЧИТАТЕЛЬ! Предупреждаю, сие творение написано в категории ЯОЙ. Кто не в курсе - изобилие сцен М+М . Кто не внял - я не виновата. ЧЕРНОВИК. В работе. ОБНОВЛЕНИЕ - 23.03.13






Тени друг друга.

Глава первая.
Память и немного магии.


Голова взорвалась миллиардом колючих иголок. Я захрипел и попытался открыть глаза. Ничего не вышло, только боль усилилась. Попытка пошевелить рукой или ногой тоже успехом не увенчалась. Оставив эти бесполезные идеи, я сосредоточился на общении с памятью. Память общаться отказалась, так же, как и тело, предоставляя ему возможность гадать о происходящем на всю катушку фантазии.
"Это сколько же я вчера выпил, что сегодня меня так плющит? И с кем я пил? Не помню... Черт, ничего не помню. Где я?"
- У меня дома. - Откуда-то слева послышался хорошо поставленный баритон. - Расслабься, сейчас станет легче.
Ко лбу прикоснулись ледяные пальцы, боль стала утихать, вернулось ощущение собственного тела. Только слабость никуда не делась, по-прежнему придавливая тело к постели свинцовым грузом.
"К постели??"
- Со слабостью сейчас ничего не сделаю, уж извини. Мог бы... но ты будешь сам против, да и проще с тобой, пока ты ограничен в движениях, честное слово. Опять же драться полезешь... - Голос раздавался так же слева, но существенно ближе, почти над ухом.
"Драться? Опять? Что я натворил?"
- Ничего особенного. Просто съездил мне кулаком по лицу. - Голос издал смешок. - Точнее, попытался. Но вполне убедительно, надо признать. По кому другому может и попал бы.
Глаза упорно не хотели открываться, голос на слух определялся как явно знакомый. Происходящее напоминало дурной фильм ужасов с предсказуемым сюжетом. Сейчас владелец окажется каким-нибудь монстром, похищающим людей для своих чудовищных опытов, а я сам - супер-героем коммандос, который спасет из плена всех и вся.
"Черт, ну и мысли... Головой я что ли ударился? Не зря же так болела. Кстати, неплохо бы узнать, каким таким образом владелец голоса эту самую боль снял так быстро. И взять на заметку..."
- У тебя так получится еще не скоро, не надейся. Таким как я вообще нелегко врачевание дается. Ну и тебе, соответственно, тоже придется помучиться. Хотя, такое стремление я оценил. Это хорошо. И головой ты не бился. А насчет коммандос - ну да, я уже видел тебя в деле разок. Аудиторию в лице меня ты покорил... - Сарказм просочился в бархатный голос, сделав его насмешливым и немного хриплым. - Теперь спи. Поговорим позже.
Я успел подумать, что не чувствую сонливости, только слабость, при которой разум оставался удивительно бодрым, после чего снова почувствовал прикосновение к лицу, и тьма накрыла сознание.
Следующее пробуждение оказалось более продуктивным. Глаза распахнулись, тело рывком приняло сидячее положение, за что тут же поплатилось головокружением. Я откинулся обратно, оперевшись на локти и зажмурился, пытаясь разогнать рой черных точек перед глазами. Понемногу мельтешение прекратилось, в голове прояснилось. Ноздри уловили дразнящий запах съестного, желудок тут же отозвался мелодичной трелью, возвещая, что он страшно голоден. Я снова открыл глаза и обвел взглядом комнату. Взгляд уперся в большое зеркало прямо перед кроватью. Странно, но стену за спиной оно не отражало. Сложилось ощущение, что кровать стоит посреди коридора, уходящего в бесконечность. Обернувшись назад, я увидел еще зеркало на стене, начинавшееся над спинкой кровати и шириной аккурат с нее. В высоту оно почти доходило до потолка, украшенного лепниной и большими светильниками под хрусталь. Из него на меня смотрело почти чудовище - длинные волосы спутаны и торчат локонами во все стороны, контраст с излишне бледной кожей сделал их темнее, а несколько белых прядей у лба усилили эффект. Кусок татуировки, выглядывающий с плеча, кажется кровавым рисунком, хотя цвет имеет просто светло-коричневый. Под глазами широкие темные круги, а цвет глаз сменился с чистого, серебристо-серого на цвет городской лужи. Кожа обтягивает лицо, как после долгой болезни, черты лица заострились, губы сухие, бесцветные...
- Вот это погулял... - Голос сорвался, я закашлялся, чувствуя отголоски боли по всему телу. - Били меня, чтоли... - В горле властвовала пустыня, страшно захотелось пить.
Не смотря на ощутимые позывы желудка, организм напрочь отказывался вставать, так что я продолжил обводить взглядом комнату, в которой находился. Квадратное помещение внушительных размеров, очень светлое и со вкусом обставленное. Стены, драпированные тканью, похожей на шелк, мерцали, играя тенями, в лучах солнечного света, льющегося из огромного окна справа от кровати. Окно занимало почти всю немаленькую стену и за ним, кажется, балкон. В приоткрытую створку двери влетал свежий воздух, наполненный ароматами каких-то цветов и скошенной травы. Тонкие легкие занавески, чуть более темного оттенка, нежели стены, тихонько шевелились раздуваемые ветерком. Мебели немного - собственно, кровать, тоже чудовищно большая, цвета ореха, с белоснежным, чуть хрустящим бельем и ворохом подушек разного размера. Пара столиков по бокам. На одном, дальнем от меня, лежала стопка книг в разноцветных переплетах. Слева от кровати, у дальней стены, небольшой диванчик с обивкой в тон занавескам и вычурной резьбой на подлокотниках и низкий журнальный столик со стеклянной столешницей. На столике несколько конвертов, частично распечатанных, частично с нетронутой восковой печатью. Кроме того, в комнате имелся резной комод, все того же орехового цвета. Рядом - дверь. Еще одна, побольше, около окна.
- Ничего себе спаленка... Это с кем я ушел вчера? Кажется, я с кем-то знакомился вчера... Да, точно! Том знакомил меня... с кем?
Ароматы, влетающие в комнату вместе с ветром, наводили на мысли о загородном доме, причем доме немаленьком таком, судя по размерам будуара. Решив разведать обстановку, я медленно поднялся с кровати. Ноги утонули в длинном мягком ворсе коврового покрытия, приятно пощекотав кожу. Порыв ветра принес свежесть и вызвал отряд мурашек, промаршировавших по голой спине. Покопавшись под одеялом, я выудил свое белье. Еще нашлись штаны - у дальней стены, на полу, что навеяло мысли о довольно веселой ночке, оставшейся позади. Где искать остальную часть своего наряда, не имел ни малейшего представления - в поле зрения не попало ни одной вещи.
- Здорово живем... - Пробормотал я себе под нос и направился к ближайшей двери, рядом с комодом. Дверь открылась не с первого раза, ручку словно заклинило, и я уже было решил, что она заперта, но вот что-то щелкнуло, где-то над ухом я уловил отголосок звона, и створка мягко распахнулась. За ней оказалась просторная ванная комната с большой чашей, вмурованной в мраморный пол нежного чуть золотистого оттенка. В чашу выходил кран, по краям ее стояли полчища всевозможных баночек, бутылочек и прочего. За перегородкой слева оказался туалет.
Следующие полчаса я блаженно предавался водным процедурам. Измученное тело медленно оживало под струями горячей воды, волосы, наконец, приняли свой первоначальный вид и даже круги под глазами, казалось, уменьшались с каждой секундой. Да, все-таки вода - это моя стихия. Приведя себя в порядок и относительно приличный вид, я снова вошел в спальню и двинулся ко второй двери. В самом деле, пора бы и найти кого-нибудь живого, дабы прояснить некоторые вопросы. Память пока сотрудничать не хотела. Видимо, вчера было выпито слишком много. Дверь оказалась заперта, теперь действительно. Я подергал ее, постучал и даже крикнул пару раз. Бесполезно. За дверью не слышалось даже легкого шороха.
- Да что за фокусы?! - Раздражение заполнило мысли, и так воспаленные и суетливые. Я резко выдохнул и дернул ручку еще раз, изо всех сил. Неожиданно она легко поддалась, словно до этого я крутил ее не в ту сторону. За дверью появился длинный и довольно узкий коридор без окон, вдобавок еще и плохо освещенный. Воодушевившись, я бросился в этот коридор и с размаху налетел носом на какую-то преграду. Без того звенящую голову снова накрыло болью, на руку упало несколько красных капель.
- Ах, ты ж... - Придерживаясь рукой за лицо, я быстрым шагом вернулся в ванную, где потратил несколько минут на остановку крови, после чего соорудил из небольшого полотенца, смоченного холодной водой, компресс. Надеюсь, хозяева не обидятся за испорченный ковер. Ибо мне жизни не хватит, чтобы за него расплатиться.
Отчаянно борясь с желанием покрутить пальцем у виска, я вернулся к двери, неуверенно протянул руку и коснулся невидимой стены. Рука осязала плотную субстанцию, не прогибающуюся под пальцами. Никакого разумного объяснения сему феномену в голове не нашлось, но факт оставался фактом - дверь есть, выхода нет. Поколотив для приличия немного в эту непонятную стенку кулаком, я сдался, прижавшись лбом к прозрачной несокрушимой преграде. Ощущение, как от прикосновения к стеклу, но что ж за извращенец будет ставить такое прочное стекло в дверной проем?
- Умереть - не встать... Если это все сон, то я, пожалуй, никому рассказывать его не буду - за больного примут. И так не совсем нормальным считают, а тут это еще.
Отлепившись от двери, я вернулся в комнату и сел на край кровати, обхватив голову руками. Кровотечение остановилось и я отбросил ненужное уже полотенце на комод. Новая попытка договориться с противной памятью ничего не дала. Внезапно, сознание пронзила идея, и я снова вскочил, метнувшись к балкону. Просторная площадка, огороженная кованными витыми перилами, маленький столик и два стула. На столике поднос с несколькими тостами, нарезанным мясом, сыром и вазочкой варенья. Еще имелся небольшой кофейник и чашка. Под чашкой - листок бумаги, свернутый пополам. На стуле рядом висела куртка. Мужская. В голове возникло имя - Алистар. Просто так, без объяснений и уточнений.
- Так, а вот это уже хуже. У нас тут что, веселая групповушка была с хозяевами? И теперь я заперт по причине "слишком много знал"? Многовато, уже даже для меня.
Однако в первую очередь меня заинтересовал сам балкон. Оценил примерно высоту - уровень где-то этажа второго, спрыгнуть можно, даже есть шанс сильно не покалечиться. Уж у меня должно бы получиться. Вокруг сад. Или даже парк. Деревья диковинные, цветы - тоже. И тишина, никакого пения птиц или проносящихся мимо насекомых. Подтверждая свою догадку, я протянул руку над перилами. Так и есть, все то же "стекло". Разочарованно стукнув по нему кулаком, я опустился на ближайший стул и загрустил. Звон в голове почти сошел на нет, хотя боль еще немного пульсировала в переносице. На глаза попался завтрак, желудок тут же напомнил, что дьявольски голоден. От некоей безысходности, я потянулся к кофейнику. В нем оказался довольно хороший, судя по одному только запаху, кофе. Густой, с ноткой корицы. Можете считать меня сколь угодно безалаберным и наивным, с атрофированным чувством самосохранения, но я собирался действительно завтракать тем, что мне предложили неведомые хозяева дома. Даже если в этой еде яд, я умру сытым. Тем более что другого занятия я пока себе не придумал, а путей к отступлению нет. Кто-то очень хорошо позаботился, чтобы я не покинул комнату до его возвращения.
Неспешно жуя, я взял в руки записку. "Доброго утра и приятного аппетита. Вернусь ближе к вечеру или около того. Никуда не уходи. А." - гласил ровный каллиграфический почерк. Бумага плотная, дорогая, с узорами и завитушками в углах. Написано, кстати, чернилами, а не шариковой ручкой. Просьба никуда не уходить показалась издевкой. Загадочное "А." тут же ударило в голову все тем же "Алистар".
Бросив записку на стол, я вплотную занялся завтраком, и на некоторое время выпал из реальности, раскладывая в голове все свои воспоминания поэтапно. Итак, меня зовут Дориан. Дориан Альто. Я зарабатываю себе на жизнь писательством и, немного, игрой на бирже. Однако, большую часть заработанных средств я спускаю на свою мечту. Я ищу любые следы и подтверждения существованию в моем мире вампиров. Можно сказать, что это моя навязчивая идея. Я, пожалуй, не смогу остановиться, пока не найду четкие следы пребывания этих существ или пока не опровергну эту теорию окончательно. Я много путешествовал по легендарным местам - Трансильвания (конечно, куда ж без нее) и Влад Цепеш, Индия с её "веталами", румынские цыгане и их "стригои", Косово, Англия и легенда о вампире в Бирмингеме, планировал поездку в Латинскую Америку, как только скоплю достаточно денег. Пара моих статей обещала принести довольно приятную глазу сумму. Да и почти оконченная повесть - тоже.
Так же легко вспоминались события всей жизни. Все знакомства, происшествия, встречи и всякие дела. Сопротивлялся только вчерашний вечер. И то, не весь. Около восьми вечера я закончил работу над статьей и направился в бар на соседней улице. Это мой любимый бар - "Подкова". Здесь я проводил много времени, иногда даже за написанием очередной вещи. Также, здесь всегда болтался кто-нибудь из моих друзей. Вчера я встретился с Томом и Эммой. Том, мой давний, но не очень близкий приятель, и Эмма, его сестра, с некоей периодичностью впадающая в приступ жестокой страсти ко мне. Они нравились мне своей непредсказуемостью, безудержной жизнерадостностью и оптимизмом. Эта парочка, оказавшись в людном месте, мгновенно стягивала на себя всю публику, превращая тихое мероприятие в филиал Лас-Вегаса на дому. Мы весело и довольно шумно проводили время, Эмма периодически брала гитару, и мы пели всякое разное, постепенно собирая вокруг себя больше и больше народа. Затем Том куда-то ненадолго отлучился и вернулся уже не один. Но с кем? На этом моменте память обрывалась.
Оставив свою несговорчивую память в покое, я задумался о насущном. То есть о том, где я и что делать. Мысли крутились со скоростью волчка, однако дельных идей выявлялось немного. Более-менее ясно, что убивать меня не будут. По крайней мере, не сразу. Все-таки завтрак и записка внушали некоторую веру в это. Далее - вопрос. А, собственно, зачем меня здесь держат? Вряд ли это похищение с целью выкупа. Никто за меня не заплатит, да и платить-то некому - родственников у меня не осталось или я о них не знаю. Вариант, в котором я оказываюсь наследником какого-нибудь богатого дядюшки, никому не известного, я отверг, как пошлый и комичный. Мог попасть к охотникам за органами, но тогда, скорее всего, проснулся бы уже без чего-нибудь важного и полезного в организме. Запоздало осмотрев себя, навскидку, шрамов не обнаружил. Ну, тогда рабство. Может быть, даже сексуального характера. Я хмыкнул и подумал, что проще было бы убить. Я, конечно, не супер-боец, но за свою честь загрызу на месте.
Хорошо, перейдем к ближайшим планам. Хорошо бы найти остальную свою одежду. Нет, я не ханжа, к тому же, судя по всему мне уже нечего стесняться в этом доме. Но наличие рубашки или куртки, а особенно ботинок, существенно помогло бы мне, если вдруг удастся выбраться из этой комнаты. Кто знает, сколько времени я буду добираться домой, и как я это буду делать. Кроме того, не лишним было бы оглядеться в поисках чего-нибудь, что можно использовать как оружие, на всякий случай, мало ли что. Ну и придумать, чем себя занять до вечера. Например, снова попытаться договориться с памятью. Раз никаких видимых повреждений на голове не видно, значит это либо алкоголь, либо какие-то наркотики и прочая химия. Значит, теоретически, воспоминания должны восстановиться.
Закончив завтрак, я поднялся и вошел в спальню. Комод открываться не пожелал, видимо, ящики заперты на ключ. Никакой одежды больше не обнаружилось ни в кровати, ни под ней, нигде. Из любопытства я взял в руки одно из распечатанных писем со стола. Единственное, что показалось знакомым - это почерк. Ну и, разумеется, чернила. А вот прочесть написанное не вышло, ибо язык мне был незнаком. В смысле, совсем незнаком, никак. Я даже букв разобрать не сумел. Просто набор каракулей, хаотично разорванных на подобия слов. Возможно какое-нибудь малораспространенное наречие.
"Это что ж, меня из страны вывезли вдобавок?! Впрочем, такой вариант вполне объясняет и диковинные растения, и вообще домишко. Какая-нибудь вилла в экзотической стране. Тогда, получается, что меня таки продали..."
- Ну, почему сразу продали? Ты достался мне абсолютно бесплатно. На мою голову. - Раздался голос прямо за спиной. - Тебе никто не говорил, что читать чужую переписку - это невежливо?
От неожиданности я вздрогнул и выронил письмо. Резко обернувшись, натолкнулся на насмешливый взгляд молодого человека, лет 25-27 на вид. Странные глаза, синие с сиреневым отливом, смотрели в упор, изучая. Он стоял, прислонившись плечом к столбику кровати и скрестив на груди руки. Внешность европейская, разве что кожа очень и очень бледная. Черты лица довольно тонкие, но не женственные, а скорее хищные. Полные губы изогнуты в ироничной полуулыбке. Волосы длинные, черные, легкими волнами опускаются чуть ниже плеч. Красивые такие волосы, словно парень зарабатывает рекламой шампуней и бальзамов. Одет незнакомец довольно неброско, в темные брюки и темную же рубашку с распахнутым воротом.
Голос показался знакомым. Даже очень знакомым, словно я слышал его каждый день, не один месяц. И снова это имя - Алистар.
- О, простите... - Наклонившись, я подобрал письмо и вернул его на стол. - Я все равно ни слова не понял. Я сказал это вслух? - Голос немного дрогнул, ибо внезапное появление чуть выбило меня из колеи. Впрочем, я быстро взял себя в руки. - Ну, в смысле, про похищение.
- Ты поранился. - Совершенно проигнорировал мой вопрос незнакомец.
- А... так, мелочь. Возможно, ковер удастся спасти, химчистка должна помочь. Да и не так там много крови попало. - Я говорил быстро, стараясь высказать все идеи до того, как хозяин ковра оценит ущерб и разозлится. - Если хотите, я сам этим займусь. Ну, отвезу его, договорюсь обо всем.
- Дориан, что ты помнишь? - Такое ощущение, что он меня не слушает совсем. А еще, я заметил одну любопытную вещь. Свет в комнате как-то изменился. Темнее не стало, но источник света явно был другим. Я перевел взгляд на окно и увидел на нем плотные шторы, через которые свет не проникал вообще. Раньше их не было, более того, я не отследил момент, когда именно они появились. От полной темноты спасали те самые светильники на потолке, благо их было в количестве, и они весьма неплохо справлялись.
- Алистар. Я помню имя... твоё, судя по всему. - Мне показалось, или по лицу парня пробежала некая тень, словно мой ответ его... разочаровал? - Больше, в принципе, ничего. Да, голос еще, его совершенно отчетливо узнаю.
- Плохо. Очень плохо. - Он поморщился и отлепился от столбика. Засунув руки в карманы, прошелся до окна и обратно. - Почему ты не спрашиваешь, как попал сюда? Почему не спрашиваешь, кто я? Зачем ты здесь? Где все эти важные вопросы, которыми такие, как ты спешите засыпать каждого, до кого дотянетесь?
- Ну... так обычно делают в панике, в истерике, когда соображают плохо. А я вроде вполне адекватен. Да и тебя я не боюсь. - Надо же, даже врать не пришлось. Почему-то я действительно не боялся этого парня, хоть он и казался мне очень странным.
- А ЗА себя ты не боишься? М? - Внезапно он возник совсем рядом со мной, ухватил за волосы на затылке и приблизил свое лицо к моему. - Как насчет этого? - Выдохнул он мне в губы.
Его глаза темнели, сиреневый оттенок становился гуще, особенно по краю радужки, резко контрастируя с основным цветом. Взгляд отвести не получалось, отчего-то я нервно сглотнул, облизнул моментально пересохшие губы. Затылок быстро леденел, холод шел и от лица Алистара.
- Т...ты не ч-человек... - Голос охрип, откуда-то снизу, из желудка, наверное, бешено стучало сердце, дыхание срывалось. - Кто ты?
- Ну вот, уже лучше. - Уголки его губ медленно поползли в стороны, ленивая улыбка добавила хищности во взгляд. Голос стал бархатистым и низким. Он вдруг переместился ближе к моему уху, провел носом по виску, защекотав кожу дыханием. - Вспоминай...

"...- Дориан, Эмма, знакомьтесь! Это мой друг... э-э-э... новый друг, его зовут Алли! - Том жизнерадостно улыбается, похлопывая по плечу довольно высокого и весьма симпатичного парня.
- Какое интересное имя! А если без сокращений? - Это уже Эмма расправила перышки, почуяв свежее мясо для своей постели.
- Я не люблю свое полное имя. Алли вполне подойдет. - Парень говорил вроде негромко, но как-то так вкрадчиво, что разобрать можно было все оттенки его голоса. Да и тихо стало за нашим столиком. Этот Алли буквально притягивал к себе взгляд. Он казался неуловимо чужим, словно вышел из другой эпохи или сошел со страниц женского романа. Его глаза, темно-синие вроде, не задерживались ни на ком дольше нескольких секунд. Когда он посмотрел на меня, я содрогнулся. Показалось, что заглянул в колодец без дна. Миг - и он уже смотрел на Эмму, наваждение исчезло, наша компания понемногу оживала..."


Я сдавленно вскрикнул и рванулся из рук этого... существа. Кажется, несколько волосков осталось у него в кулаке. Я тяжело дышал, словно после долгой пробежки. Голова разрывалась, воспоминания били молотом куда-то в темечко. Алистар смотрел на меня неотрывно, но попыток приблизиться пока не делал. Взгляд оставался напряженным и каким-то ожидающим. Губы все так же растягивала улыбочка, правда уголки нервно подрагивали.

"...На улице давно стемнело, людей мало, всего пару раз встретились за весь квартал. Я иду тротуару, стараясь ступать как можно тише и держаться в тени домов, не попадая в ореолы света фонарей. Временами у меня вырывается нервный смешок - эта игра в шпиона была глупой затеей, но я не смог просто так отпустить этого странного Алли восвояси. Мне упорно казалось, что в нем что-то не так, что-то неправильно. Хотелось понять, разобраться. Темная высокая фигура скрылась за углом, и я невольно задался вопросом - куда он идет? Если память мне не изменяет, там тупик..."

Я снова вскрикнул. Вышло довольно глухо, поскольку я обнаружил себя сидящим у стены с подтянутыми к лицу коленями. Все тело вздрагивало, воспоминания возвращались мучительно и неохотно, словно кто-то вколачивал их в мою голову насильно. Светильники больше не горели, комната погрузилась в полумрак, поэтому видеть Алистара я не мог. Однако остро чувствовал его присутствие где-то слева.
- Расслабься, сейчас станет легче. - Фраза отдалась в голове новым фейерверком боли. Я совершенно точно понял, что слышал её. А когда ко лбу прикоснулась ледяная ладонь, я вдруг вспомнил странный сон. Вспомнил ужасающую слабость и рвущую голову боль. Вспомнил этот голос. И то, как общался с Алистаром без слов, просто думая о том, что хочу сказать.
"Это был не сон", - сильно умный внутренний голос подкинул гениальную идею. С которой, впрочем, пришлось согласиться. Слишком явно помнились и прикосновения, и голос, и собственная паника.
- Ты прав. - Легкий звук, почти шепот, раздавшийся над самым ухом, запустил целую орду мурашек от затылка к копчику. Боль, тем временем, почти совсем ушла. Осталась приятная легкость во всем теле, которое уже почти расслабилось.
- Ты не человек. - Я повторился, говоря уже абсолютно уверенно. - Но, видит бог, я знаю, кто ты.
- Пра-а-авда? - Пришлось зажмуриться и снова брать себя в руки. В резонанс мурлыкающими нотками в низком голосе, тело отдалось легкой вибрацией, сделавшись совсем чужим. - И кто же я такой? Я опасен?
- Б-безусловно, да. Ты опасен. Но не для меня. Ты - вампир, Алистар. Но ты не причинишь мне вреда. - Я говорил, сам пугаясь собственных слов, но откуда-то зная, что прав на двести процентов.

"... Я нашел его глазами, он стоял у стены, в самой темноте. Он был не один. Прямо перед ним спиной в стену вжималась Эмма. Как я её не заметил? Я же шел за Алли прямо от бара. Тень падала на лицо девушки, не позволяя разглядеть, но я отчего-то знал, что ей страшно. Что он собирается делать? Этот вопрос показался мне глупым и смешным. Еще в баре я видел, как он смотрел на Эмму. Изучающе, словно смакуя. На лице блуждала отрешенная улыбка. Улыбался ли он сейчас? Возможно, но скорее всего уже совсем не так. Сейчас он был охотником, настигшим свою жертву. И ей уже некуда было бежать, неоткуда ждать помощи, надежды тоже не было. Мысленно я благословил свое любопытство и сделал шаг вперед, погружаясь в темноту подворотни..."

- Скажи, ты всегда такой дурак или только со мной, сейчас? - Алистар чуть наклонил голову вбок, его силуэт теперь напоминал хищную птицу. Он не сводил с меня глаз, я чувствовал это кожей, даже не видя.
- Обычно я не так наивен. - Я усмехнулся и вдруг поймал себя на мысли, что хочу дотронуться до вампира. Ожившая сказка, воплощение моей навязчивой идеи, легенда из плоти и крови. Он притягивал меня, куда там огню для бабочки. Желание стало непреодолимым, я протянул руку и коснулся ледяной кожи на щеке Алистара. Пальцы почти обожгло холодом, видимо, температура моего тела сейчас была значительно выше нормальной. Надо же, словно шелк под пальцами... и это тоже так знакомо, привычно. Словно я делаю это не в первый раз.
"Что же мы натворили, вампир?"
Алистар дернулся, хоть и немного запоздало. Он резко выдохнул и перехватил мою руку, прижав её к своей щеке сильнее.
- Ты что творишь, человек? Ты до сих пор уверен, что вполне адекватен? - Голос упал до шепота, рассыпая по комнате шелестящие отголоски его слов. Руку мою он так и не выпустил.
- Мне кажется, что сейчас я адекватнее, чем когда-либо в жизни. Хотя я до сих пор не верю. Не могу поверить. Ты - мираж. - Слова рождались, чтобы тут же осесть невесомой пылью. Я почти мог видеть эту серебристую дымку, еще кружащуюся в воздухе.

"... Как же он меня услышал? Впрочем, вопрос очень глупый. Странно, что он вообще подпустил меня на расстояние удара. Я рванул его за плечо, оттаскивая от Эммы и, одновременно, занося правую руку в ударе. Это должен был быть красивый, четкий хук. Я уже практически видел, как сворачивается его челюсть, вбивается внутрь, как закатываются глаза и разлетаются капли крови вместе с осколками зубов. Однако в реальности вышло немного не так. Я даже почти успел схватить его за плечо, а мой кулак пролетел в считанных миллиметрах от его щеки. Он развернулся ко мне, но уже через секунду оказался у меня за спиной, и я не успел заметить и разобрать его движение. Увидел только глаза. Эти омуты светились насыщенным сиреневым оттенком с какими-то искрами. Они затягивали, затягивали... Всего мгновение. Рука, не окончив удара, безвольно обвисла, как впрочем, потеряло волю и все тело. Я бы, наверное, упал, но меня подхватила сильная ледяная рука. Холод ощущался даже через одежду. А потом я снова увидел его лицо, уже в подробностях. Губы растягивала хищная, полубезумная улыбка. Но острые клыки были чистыми. Крови на них не было. Я успел только подумать, что появился очень вовремя, и Эмме, скорее всего, больше ничего не грозит. В этот самый миг глаза вампира полыхнули особенно ярко, по нервам пробежал огонь, казалось, каждым сантиметром кожи я почувствовал ЕГО присутствие рядом. Каждый волосок на теле приподнялся, все существо мое потянулось ему навстречу..."

- К сожалению, нет. Я твоя страшная реальность. Я твое настоящее. Я твое будущее, если таковое у тебя будет. - Мне показалось, что глаза Алистара слегка засветились. Да, точно. Теперь я видел их отчетливо, не просто провалами черноты. Я снова падал в уже знакомый колодец и знал, что в этот раз он не отведет глаз. Он вытянул руку между нами, на его ладони заплясал белый светлячок. Он осветил лицо вампира, украсив его передвигающимися тенями. Казалось, выражение лица Алистара меняется каждую секунду, хотя я знал, что маска его лица неподвижна. А потом он улыбнулся. До этого он всегда улыбался, не разжимая губ. Этакой сдержанной, хитроватой улыбкой. Только теперь я заметил, как блеснули в мерцающем свете кончики зубов, острых, как бритва. - У тебя зрачки расширились. Ты вспомнил что-то еще?
Надежда. Нет, я не мог позволить себе поверить в это, но так и было. В его глазах мелькнула надежда. Это было очень... важно для меня. Я не знал, почему так, я почти не хотел этого знать. Мне казалось, что это знание не принесет счастья ни мне, ни ему. В этом было что-то запретное, неправильное, но очень близкое и родное.
- Я... должен... быть рядом. С тобой. Почему? - Вопросы, вопросы. Они роились в моей голове, сталкивались на выходе и толкались локтями. Было очень трудно выбирать, очень трудно решить, что важнее узнать прямо сейчас, пока есть время. Время, которого становилось все меньше и меньше. С каждой минутой.
- У тебя нет выбора. - Он усмехнулся. - У меня - тоже. Так просто должно быть.

"...Боль. Резкая боль, сменившаяся теплом и легкой горечью во рту. Суматошные руки... Куртка, упавшая у ног... Горящие, пылающие неистовым огнем глаза, сиреневые, без белка...
- Не здесь...
Новая боль. Хрип сдавливаемого горла. Шея, охваченная страшным жаром. Дышать трудно... Трудно..."


Я захлебнулся хрипом. Крик не шел из горла. Руки царапали кожу, пытаясь снять удавку. Легкие судорожно пытались сделать вдох и не могли. Грудь жгло, перед глазами плавали круги.
- Тихо... тшшш.... - Ледяные руки гладят по лицу, шее, успокаивая, прогоняя боль и огонь. Легкие снова затрепетали, вбирая воздух, вошедший теперь легко и свободно.
- Черт тебя побери, засранец... Что ты со мной сделал? Это ошейник. Это необратимо. Почему я не могу вспомнить, что это такое? Я должен знать! - Голос противно сорвался, перейдя на визг. Я поморщился и отбросил руку вампира, до сих пор блуждающую от моего уха к шее и обратно, хотя боль ушла.
- Ты не помнишь, потому что никогда этого и не знал. Еще провалы остались? - Гримаса на лице вампира стала мерзкой. По крайней мере, мне так показалось. - Может, нужна помощь? Я могу и напомнить.
- Гори в аду, извращенец. - Я поднялся с пола. Теперь я помнил все. Хотелось застрелиться. Или застрелить этого маньяка. Ну, или хотя бы вымыться еще раз, как следует. Сцены, плавающие на периферии моей памяти, вызывали острые приступы тошноты.
В ту ночь я действительно оказался не в том месте, не в то время. И любопытство мое меня сгубило. А так же, напоролся на то, за что радел. Просто вечер подтверждений пословиц и мудростей. А я, как всегда, в центре внимания. Красивые, а порой и пугающие, сказки о вампирах стали суровой реальностью. Суровой до того, что я был готов жалеть о самой первой минуте, с которой в моей голове появились мысли об этих чудовищах.
- Долли, давай кое-то проясним.
-Как ты меня назвал???
-Ну... - Лицо Алистара стало по-мальчишески счастливым, на минуту развеяв мои мрачные мысли и повернув их куда-то совсем не туда. - Ты с бараньим упорством ломился туда, куда тебя не просили, а добившись своего, оказался обезоруживающе беспомощен. Это умиляет. Долли - это единственная овечка, которую я вспомнил. Но тебе вполне подходит. К тому же, - глаза вампира опасно блеснули какой-то безрассудной дьявольщиной, - Алли и Долли прекрасно сочетаются...
Может он и хотел сказать что-то еще, но я, внезапно, даже не задумавшись о последствиях, прыгнул в его сторону и повалил на пол. Я даже увидел, как вампир попытался уйти с траектории прыжка, как смазались контуры его тела. Увидел отчетливо, до последней детали. Он не успел. Я оказался быстрее.
Сказать, что я был ошарашен этим - это бессовестно соврать. Я даже забыл, что собрался бить этому упырю морду. Так и замер, сидя на вампире и не зная, что со всем этим делать.
- Растешь, Долли, растешь. - Алистар смотрел на меня в упор. Я не заметил в его глазах разочарования. - Что теперь? Что ты сделаешь с беспомощным мной, негодяй?
- Да чтоб тебя! - Я все-таки замахнулся и через секунду уже жалел об этом. Мой кулак пришелся четко в ладонь вампира, выставленную перед лицом. По моим ощущениям, я с маху ударил в огромную глыбу льда. Разве что пальцы не сломал. Я зашипел от боли. Рука Алистара не поддалась ни на миллиметр.
- Я все еще сильнее тебя, не забывай об этом. И, скорее всего, буду сильнее всегда. - Одно быстрое движение и я растянулся на полу. Обе мои руки, заведенные за голову, вампир удерживал одной. Устроившись на моем животе поудобнее, он продолжил. - Как я и предполагал, как только к тебе вернулась память, я снова стал проклятым извращенцем, а ты бедной совращенной овечкой. И тут же полез драться. Вот объясни мне, почему люди такие непоследовательные? Один ведь раз уже пытался. Или это скромное предложение повторить? - Жутко хотелось размазать эту улыбочку по затылку вампира. Изнутри.
- Слезь с меня, животное. И засунь себе свои догадки поглубже в...
- О!
- ... глотку, - мстительно закончил я, копируя улыбочку Алистара. - Имел я тебя со всеми твоими рассуждениями, шуточками и намеками.
- А вот это факт. - Вампир пожал плечами. - Тут не поспоришь. Ладно, друг мой. Давай договариваться. Я тебя отпущу. Ты не полезешь на меня с кулаками. Мы поговорим. Идет?
- Если ты слезешь, наконец, с меня и будешь отвечать на вопросы - то да, идет. - Я поморщился, на руках наверняка останутся нехилые синяки.
- Посмотрим, умеешь ли ты эти самые вопросы задавать. - Алистар поднялся одним движением. Даже воздух вокруг меня почти не качнулся. Просто руки получили свободу, и исчезла тяжесть, прижимавшая меня к полу.
Вставал я медленно. Тело, словно чужое, непривычное какое-то, но наполненное силой и легкостью. А еще что-то происходило с моими глазами. Я видел все по-прежнему четко, до мелочей. На зрение я вообще никогда не жаловался. Оставался лишь один нюанс - вокруг была кромешная темнота. И она мне нисколько не мешала. Хотя еще некоторое время назад я не мог разглядеть лица вампира.
- Вопрос первый. Что ты, мать твою, со мной сделал?
- Эх, ну как я и думал. Тебе все перечислить? Или ты задашь вопрос более точно? - Вампир расположился на кровати поперек, закинув руки за голову, и с интересом изучал меня. Его взгляд скользил по моему телу так, что я чувствовал легкие прикосновения к своей коже. Содрогнувшись, я упрекнул себя в излишней нервозности. Ярость снова забурлила в крови, пока подавляемая усилием воли.
- Прекрати это. Ты все прекрасно понял. - Я стоял на ковре перед кроватью и чувствовал себя как школьник, отвечающий урок. Это только сильнее бесило. - Я хочу знать, что ты со мной сделал. Я меняюсь! Мое тело... эта сила! Скорость, зрение... Я вижу тебя сейчас, как если бы было светло. Что это такое? Ты укусил меня, я помню. Я мертв, как ты? Я теперь... вампир?
- А это то, чего тебе хотелось бы? Хочешь быть монстром, Долли? Убийцей, вселяющим ужас? Хочешь причинять боль и питаться свежей кровью? Хочешь? - Алистар приподнялся на локтях, ловя мой взгляд.
- Я... да что ты себе позволяешь, а? Мне не нравится это прозвище, и ты не будешь меня так называть! Какая я тебе овечка, зоофил несчастный? - Я тряхнул головой, сбрасывая наваждение его взгляда. - Можно подумать, мои желания действительно играют хоть какую-то роль в этой истории. До этого момента ты ни разу не поинтересовался, чего я хочу на самом деле.
- Отчего же? Ты преувеличиваешь. Это твое любопытство привело тебя в ту подворотню, твое желание защитить девушку подставило тебя под удар. А уж потом... почти целую ночь я занимался только удовлетворением твоих желаний, не споря даже с твоим выбором ролей. Разве этого не достаточно?
- Бред, бред, бред! Какая глупость вся эта история, черт побери! Как такое со мной вообще могло произойти? Это точно твоих рук дело, я уверен, без тебя здесь не обошлось. Я не понимаю, как ты это сделал, но это точно ты! Ты все подстроил, ты ненормальный. - В отчаянии я мерил шагами комнату, отказываясь поверить в происходящее. Гнев накатывал волнами, заставляя говорить сбивчиво.
- Ну вот, сейчас опять будет драка... - Пробормотал вампир себе под нос. И уже громче добавил, - Нет, так не пойдет. Я у тебя уже виновен чуть не в каждой гадости, что у тебя в жизни случались. Сейчас твой воспаленный мозг дойдет до мысли, что я следил за тобой годами, подбираясь все ближе, создавая проблемы и все такое. О, я вижу этот огонек просветления в твоих глазах. Так вот. Нет. - Весьма довольный собой, Алистар снова улегся на подушки, блаженно улыбнулся и перевел взгляд на потолок, полностью сосредоточившись на его отделке.
Я растерянно молчал несколько минут, ожидая продолжения этой тирады, которое, впрочем, так и не последовало. Видимо, вампир счел свою отповедь полной и максимально подробной, либо опять издевался, что вероятнее.
- Ты не ответил на мой вопрос. - Я подошел к кровати и несильно пнул свисавшую ногу вампира, пытаясь привлечь его внимание.
- Как и ты, Долли, как и ты. Но, в принципе, это не важно. Если ты не дал решительного отказа сразу, значит возможны варианты. А что касается твоего вопроса, скажи, тебе понравился завтрак?
Оп! В голове с хрустом сложилась мозаика. Пожалуй, будь я вампиром, я бы предпочел другое меню.
- Значит, нет. Что ж, уже хорошо. А что, так трудно было сразу ответить? И не жевать мои мозги по такой мелочи? - Беспокойство отпустило, но хотелось придираться к словам и искать подвохи.
- А я не люблю отвечать на вопросы, ответы на которые собеседник знает сам. Просто нужно иногда шевелить мозгами, Долли. Или мое присутствие распугивает все мысли в твоей голове?
Пара фраз, подходящих случаю, уже готовы были сорваться с моего языка, но звуки, раздававшиеся с кровати, отвлекли меня. Алистар лежал, закрыв рукавом лицо, и давился от смеха. Нагло, подло, мерзко хихикал. Я задохнулся от ярости и, сжав кулаки, прыгнул на кровать. Вампир оказался готов к чему-то подобному, но я был быстрее. Схватив негодяя за запястья, я смог удерживать его целую вечность - секунды три. Но этого хватило, чтобы проверить, боятся ли мертвые щекотки. Либо он не мертвый, либо просто ненормальный. Алистар взвыл и змеей рванулся из моих рук. Впрочем, довольно аккуратно, ибо меня даже не сильно отбросило, и пальцы мои остались при мне. Ухватив подушку, он развернулся ко мне.
- А теперь будем делать из тебя птичку... раз овечкой быть не хочешь.
И на меня посыпался град ударов. Подушка не выдержала уже после второго, так что в общему веселью добавились разлетающиеся во все стороны перья.
Мы хохотали и боролись еще минут десять. Как итог - ни одной целой подушки, расцарапанные в кровь ребра, причем у обоих. Мы тяжело дышали, а меня все еще нервно подергивало от щекотки. Вампир удобно устроился, приспособив мой живот как подушку и закинув руки за голову.
- Знаешь, овечкой ты мне нравишься больше, Долли. - Алистар задумчиво смотрел куда-то прямо перед собой, рассеянно перебирая мои пальцы. - Птичка из тебя какая-то... неприличная получается, уж прости. Хотя, надо отдать должное, в белом ты смотришься сногсшибательно.
Я дежурно щелкнул мерзавца по лбу, не имея сил на достойный ответ.
- Эй, ты опять дерешься! - Вампир скорчил жалобную мордочку, закрываясь от меня свободной рукой. - А я, между прочим, о тебе забочусь! Сейчас я буду требовать компенсации за нанесение побоев. Ты меня сегодня весь день избить пытаешься.
- Избить? Тебя? Да я скорее без рук останусь, чем причиню тебе хоть какой-то вред, неуязвимая ты скотина. А царапины не в счет, у меня такие же, только заживают медленнее. Так что не прикидывайся. И вообще, я есть хочу. - Я стряхнул с себя возмущенно сопящего засранца и отодвинулся на самый край кровати, демонстративно сложив руки на груди.
- Знаешь, я тоже голоден, Долли. - Алистар перевернулся на живот и медленно стал подползать ко мне.
В глазах вампира разгоралось уже знакомое мне сиреневое пламя. Зрачок медленно заполнял всю радужку. Я дернулся и от резкого движения шлепнулся пятой точкой на пол. Не в силах отвести взгляд от надвигавшегося монстра, я пятился, даже не пытаясь подняться.
- Доооооллиии.... - тихий шепот обволакивал, тело слушалось с трудом, но я упрямо пытался уползти, как-то не осознавая, что бежать-то в общем некуда. Только ощутив спиной стену, я прекратил попытку сбежать и вдруг посмотрел вампиру за спину, туда, где на стене висело зеркало. Мороз прошел по коже, когда я увидел в нем отражение своего побелевшего лица. Только мое отражение.
В этот момент, Алистар поднялся на колени, перекрывая мне обзор.
- Н-не трогай меня, чудовище... - получилось жалко и беспомощно, но осмысленная речь сейчас была мне недоступна, да и голос подчинялся с трудом. - Н-не надо...
- Тшшш... - он протянул руку, убирая перо, запутавшееся в моих волосах, а потом заправил локон мне за ухо. - Мне не нужен твой страх. И боль твоя мне не нужна...
Алистар придвинулся совсем близко, и я уперся руками ему в грудь. Смысл его слов доходил до меня медленно, мысли путались.
Ледяные пальцы пробежали по шее, коснулись мочки уха, переместились на подбородок, вызывая толпы мурашек, марширующих по спине. Другой рукой он аккуратно взял мои ослабевшие запястья и прижал их к стене у меня над головой. Вампир склонился ко мне еще ближе, и я почувствовал холодные губы на своей шее. Внутренне сжавшись, я приготовился к пронзительной боли его укуса. Однако Алистар проложил обжигающую дорожку легких поцелуев от ключицы до подбородка, а потом отстранился, заглядывая мне в лицо.
- Это не так страшно, да? Закрой глаза... - А затем поцеловал, едва касаясь губ.
Вслед за холодом пришла волна жара, заставившая тело содрогнуться, напрячься. Вопреки его просьбе, глаза, послушно закрытые распахнулись сами собой. Вампир отстранился, и я поймал себя на том, что потянулся за ним, не желая прерывать поцелуй. Алистар чуть сильнее сжал мои руки, удерживая меня на месте.
- Мне нужно твое желание и твоя страсть. - Его взгляд, казалось, проникал в самую душу. Танцующим движением, вампир пробежал пальцами по моей груди, вызвав судорожный выдох. - Мне не нужна твоя покорность, я хочу твоего тепла. - Он снова прижался к моим губам, уже настойчивее, с какой-то безнадежной страстью, словно не надеялся на отклик.
И я сдался. С трудом прервав поцелуй, я отвернул голову, успев заметить отголосок боли в глазах вампира.
- Я убью тебя, чудовище, если утром у меня будет хотя бы насморк. - И, увидев непонимание, отразившееся на совершенном лице, добавил. - Руки отпусти.
Он думал целую секунду, соображая, шучу я или нет, и если нет, то что имею в виду. Потом пальцы медленно разжались. Я потер запястья, пережатые и замерзшие, разминая и возвращая им чувствительность.
- Глупый, испуганный монстр. - Я обхватил его лицо руками и быстро поцеловал, чтобы не передумать. Он задохнулся и потерял равновесие, падая на спину и увлекая меня за собой.
В моей голове реальность и воспоминания смешивались, вертясь калейдоскопом. Шальная легкость заполнила каждую клеточку тела. Руки вампира казались огненно горячими, они суматошно метались по моей спине, складывались на затылке, обнимая, прижимая к себе, вонзаясь короткими ногтями в спину, не задерживаясь на одном месте надолго. Мы перекатывались по мягкому ковру, отбирая друг у друга инициативу, пока в очередной заход я не приложился затылком о ножку кровати.
- Ммм... если это часть программы, то теперь понятно, почему я ничего не помнил... - Я усмехнулся, пальцами ощупав затылок и влажные волосы. На проверку это оказалась кровь. - Оп-па...
- Да что ж ты такое делаешь... - Алистар перехватил мою руку, провел языком по кончикам пальцев, слизывая красные капли. Вот, крови уже не осталось, но он продолжал эту пытку, а я уже не сдерживаясь, откинулся на спину и потянул другую руку вампира на себя, копируя его действия. Он зарычал, острый как бритва клык вонзился в мой палец, я дернулся от неожиданности.
- Не дразни меня, Долли... - Голос вампира был хриплым, глаза абсолютно безумными. - Не так сильно...
- Значит пора тебя успокаивать, а то ты уже забыл, чем мы тут занимались, в самом деле... - пробормотав это, я вывернулся из его рук, потянув его к кровати. - Кажется, здесь безопаснее?..
Последнее, что я помнил, это сумасшедший взгляд и улыбка, озарившая лицо Алистара. А потом нас обоих затянуло в водоворот ощущений и эмоций.

***
- Утром я все-таки тебя убью, Алли. - Я затянулся сигаретой и выпустил тонкую струю дыма в потолок и посмотрел на спящего вампира. - Но пока пусть тебе снится что-то хорошее.
- Мертвым не снятся сны... - он завозился, прижимаясь ко мне сильнее.
- А еще они не должны бояться щекотки. - Я провел пером по шее Алистара, с удовольствием наблюдая за сонной гримасой неудовольствия на его лице. - И вообще, чудовище, ты вроде как спишь.
Вместо ответа он улыбнулся и скользнул рукой по моему бедру, поднимаясь все выше.
- Чертов неутомимый извращенец. - Прошептал я, накрывая нас обоих одеялом с головой.



Глава вторая.
Желания и возможности
.


Утро началось с солнечного зайчика, настойчиво скользившего по глазам. Я перевернулся на живот и отмахнулся от светляка краем одеяла. Просыпаться решительно не хотелось, но организм настойчиво взывал к некоторым простейшим потребностям. Застонав лицом вниз, я все-таки заставил себя подняться и, пошатываясь, побрел в сторону туалета. Потратив на водные процедуры около получаса, я почувствовал себя изрядно посвежевшим и довольно бодрым. А еще голодным, так как кормил меня мой тюремщик, которого, кстати, в обозримом пространстве не наблюдалось, крайний раз вчера.
- Не, ну точно извращенец. Любви ему подавай, а сил на нее где брать прикажете? - продолжая ворчать себе под нос, я вышел на балкон.
Как и прошлым утром, на столике стоял поднос с едой, и лежала записка. ′Дежавю′, - подумалось мне. Я взял аккуратно сложенный листок бумаги.
′Завтрак, кофе. На столике несколько книг. Думаю, тебе понравится. Скоро вернусь. Дверь заперта, уж извини, но так будет лучше для всех. Не скучай. А.′
- Конечно-конечно, упырь... Как скажешь. Что у нас тут? - Я поднял крышку подноса и обнаружил стопку оладий, вазочку с вареньем и тонко нарезанное мясо. - Ну как девицу кормит, ей-богу. Выпить бы не помешало...
Утолив голод, я подошел к двери, которая открылась в этот раз без усилий. Однако, все то же стекло никуда не делось, и выйти я по-прежнему не мог. Балкон проверять не стал - смысла не было.
- Ну хоть бы одежду вернул, гад. Я что, так и буду рассекать тут полуголым? - Несильно ударив кулаком по неприступному стеклу, я пошел смотреть книги.
Взяв в руки первую пару, я начал хихикать. Несколько фэнтезийных женских романов с участием вампиров. Даже какая-то из частей Сумерек затесалась, словно другого было недостаточно. Однако, отдельной стопкой лежали книги, которые окончательно добили мои нервы. Восстановленные летописи, монографии и просто воспоминания всевозможных монахов-инквизиторов средневековья. Кое-где встречались даже практические руководства к действию, а то и конкретно рассмотренные случаи. Почувствовав азарт охотника, я ухватил парочку особенно приглянувшихся томиков и утянул их на кровать.
Некоторое время, я с интересом вчитывался в мемуары некоего Розия Пресанского, орудовавшего на территории Румынии. Если верить его рассказам, то вампиры на пути встречались ему чуть не чаще, чем бродячие собаки. Отдельная глава этой летописи рассказывала о способах уничтожения этих "исчадий ада". Колья, серебро, чеснок - все по стандарту. Просто классика вампиризма.
- Надо бы поинтересоваться у упыря, как его можно прихлопнуть. Вдруг пригодится... - Я задумчиво почесал кончик носа и решительно отбросил заинтересовавшие меня толмуды. Никакой практической ценности более они для меня не представляли. Еще неделю назад я бы заплатил любые деньги, лишь бы получить сию писанину в руки хоть на какое-то время. Теперь же у меня есть источник гораздо более подробный и близкий к истине. Остается только разговорить его, возможно, это будет не проще, чем достать оригинальные летописи в моем городе. Тем не менее, это не значит, что я не попытаюсь. Бесценный источник столь желаемого знания! У меня аж руки зачесались, едва я представил, как буду оформлять и упорядочивать полученный материал. Я вскочил с кровати и стал нарезать круги по комнате, потирая руки и набрасывая план еще не рожденной повести. "Вся правда" - такое рабочее название я ей дам. И поведу рассказ от своего лица, будто бы я лично записывал со слов настоящего вампира. Я захихикал. "Будто бы!" - прекрасно, прекрасно. И это будет бомба, не хуже "Интервью с вампиром". Я сделаю все, чтобы мое творение не казалось продолжением чьей-то задумки. Генри, мой издатель, удавится от жадности, пытаясь сбить цену, которую я назначу за рукопись. А уж я скромничать не буду! Возможно, сие творение окупит давно запланированный визит в Латинскую Америку...
Где-то в процессе этих размышлений в голову, наконец, закралась здравая мысль - а кто, собственно, обещал вернуть меня домой?
Оглушенный этим внезапным озарением, я сел прямо там, где стоял. Как же чертовски прав был этот упырь, когда говорил, что я не умею задавать вопросы. Проблема того, кем я стал или стану, поблекла и отошла на фон другим вещам, горящим сейчас в голове адовым пламенем. Где я? Зачем я здесь? Могу ли я вернуться домой? Что от меня нужно вампиру?
Воспоминания о двух последних ночах всплыли на передний план и замелькали перед глазами. Сейчас, не подстегиваемый вампирским внушением, я тупо смотрел в зеркало сквозь ворох мелькающих воспоминаний, и был себе противен, очень противен. Горло перехватывало от чувства отвращения и ненависти к себе, от мыслей, что с этим жить не нужно, не правильно, нельзя. Правда, насчет последнего имелся ряд ′но′. Во-первых, я оправдывал себя тем, что если бы не эта проклятая вампирская магия, то со мной никогда бы не случилось ничего подобного. Во-вторых, больше, чем убить себя, мне хотелось прикончить вампира. И желание это было столь велико, что почти разрывало меня изнутри. И, наконец, в-третьих, в этой комнате было весьма туго с оружием. В ванной ни одной бритвы (о чем, кстати, я уже успел пожалеть), на подносе с завтраком нашлась только вилка. Убивать себя вилкой не хотелось. Наверное, виной тому ощущение себя в роли главного блюда на столе Алистара. Да и не только на столе, если быть до конца честным.
Чтобы хоть как-то отвлечься от поисков возможного оружия, я повернул голову и начал изучать свою шею в поисках кровавых отметин - следов укусов. Я вполне мог не заметить такой малости...
Пришлось зажмуриться и выдохнуть, отгоняя вновь закружившиеся вокруг моего позора мысли. Тщательный осмотр шеи не дал ничего. Тогда я поднялся на ноги и стал осматривать себя со всех сторон. И опять ничего. В смысле совсем - затылок прощупывался как здоровый, на ребрах ни царапины, хотя я отчетливо помню... брр, не думать! Прокушенный палец, кстати, тоже цел, что, впрочем, уже не удивило.
- Интересно, он меня всегда теперь к утру залечивать будет или только сегодня такой добрый? Может так меня хватит на более долгий срок? - Я поморщился, глядя на свое отражение. Видеть себя не хотелось, быть собой - тоже. Хреново это нынче, быть мной. Правда, пришлось признаться самому себе, это не только из-за произошедшего. Сам факт того, что я расклеился и страдаю, как опороченная девка бесил не меньше. Следовало сесть и хорошо подумать о том, что делать дальше. Какая-то мысль вертелась на самом краешке сознания, но я никак не мог её ухватить. Что-то очень простое и логичное...

′Я меняюсь! Мое тело... эта сила! Скорость, зрение... Я вижу тебя сейчас, как если бы было светло. Что это такое? Ты укусил меня, я помню. Я мертв, как ты? Я теперь... вампир? - А это то, чего тебе хотелось бы? Хочешь быть монстром, Долли? Убийцей, вселяющим ужас? Хочешь причинять боль и питаться свежей кровью? Хочешь?′

Вот оно! Ну конечно! Вампир каким-то образом делится со мной своими способностями. Зачем - это сейчас не главное. Важно только то, что из имеющегося у меня арсенала я могу противопоставить этому упырю.
Воодушевленный новой идеей, я снова начал нарезать круги по комнате, усиленно вспоминая, что же я такого делал.
- Скорость. Вампира я уже один раз опередил. Значит этим можно пользоваться. - Я подошел к балконной двери, принял стойку бегуна, мысленно сосчитал до трех и рванул к стене. Впрочем, ничего особенного, просто пробежка, не более. Тогда я поднял руку к лицу и усиленно замахал ею из стороны в сторону. Тоже безрезультатно. Ну не галлюцинации же у меня, в самом деле! Не желая зацикливаться, вспоминал дальше. Зрение я, пожалуй, сейчас не проверю никак, а вот силу - это запросто. Взгляд зацепился за стопку книг, но, пожалуй, экспериментировать с ними я не стал бы. Хм, но есть еще вариант.
Я вышел на балкон и взял в руки вилку. Крепко сжав её двумя руками, я попытался согнуть это произведение столового искусства. Вилка поддалась безропотно. Однако, я счел попытку неудачной, ибо железяка казалась тонкой и ненадежной. Тогда я взялся за стул. Тяжелый, с причудливой ковкой, я даже перевернул его с трудом. Но сдаваться было поздно. Я ухватил витую ножку одной рукой, крепко прижав стул к себе другой. Ножка гнуться не пожелала, хотя я чуть не надорвался, вкладывая все силы, какие только были.
- Да что же это такое! - Психанув, я подхватил несчастный предмет мебели и с силой шарахнул им по прозрачной преграде над перилами.
Дальнейшее я мог рассмотреть во всех подробностях. Бесконечно долго сидение стула летело, казалось в пустоту, но вот оно соприкоснулось преградой, и металл дал трещину. Я мог рассмотреть каждую секунду, пока трещина расширялась и вот уже две половины бывшего стула разлетаются в разные стороны. Небольшой декоративный листок оторвался от ножки и поплыл в мою сторону. Я отодвинулся ровно настолько, чтобы он пролетел в сантиметре от моего носа. Волосы легко взметнулись от движения и плавно опускались на плечи.
А потом все опять стало нормально. Короткий треск позади меня, на который я нервно дернулся, возвестил, что декоративное излишество нашло цель. Ею оказался столбик кровати, как раз напротив балконной двери. И секундой позже грохнулись об пол остатки стула. Минуту я постоял, приходя в себя от увиденного, пытаясь прикинуть скорости и вес предметов, только что летавших вокруг меня. А еще расстояние, от перил балкона до кровати. Получалось никак не меньше пятнадцати метров.
Осмотр пострадавшей кровати показал, что кусок железки ушел в дерево почти полностью. Немаленький такой кусок. Сантиметров шесть-семь в длину. Я содрогнулся при мысли, что летела эта штука мне в голову. Пожалуй, такие повреждения и вампир бы не вылечил.
Задумчиво почесав затылок, я протянул руку и ухватил торчащий кончик железки. Чуть напрягшись, я выдернул его из дерева вместе с изрядным количеством волокон, буквально вывернувшихся наружу. Так же молча, я взялся за сам столбик. Рука не смогла обхватить его полностью, но когда я сжал пальцы, они медленно вошли в древесную плоть, сминая её, калеча. Отпустив деревяшку, я некоторое время любовался на отпечатки пальцев, украсившие её поверхность.
Пока не отпустило, я решил попробовать еще кое-что. Отбросив обломок стула в сторону, я решительно двинулся к выходу из комнаты. Открыл дверь, положил ладони на прохладную поверхность. Потом прижался к ней еще и лбом. Закрыв глаза, я стал кард за кадром вспоминать, как сам целовал вампира в ответ на его немую просьбу, как обнимал его, удивленного и недоверчивого, как... Черт, эффект получился несколько неожиданным. Вместо волны гнева и отвращения пришло тепло, и на губах заиграла улыбка. Руки бессильно опустились, а от злости не осталось и следа.

′Проклятый монстр, что ты сделал со мной?′

Собственные мысли и чувства добили меня. Я вышел на балкон допивать остатки кофе. Размышлять больше не хотелось, впрочем, я не был уверен, что вообще могу. Бездумно глядя на открывающийся вид, я поглощал, хоть и остывший, но все еще вкусный напиток, а душа не находила себе места. Наверное, это сродни сознанию, заключенному в каменную статую. Меня бросало в дрожь при попытке подумать о собственном будущем, и огненный цветок разворачивался в груди при мысли о недавнем прошлом. Однако, мое лицо оставалось бесстрастным, а движения скупыми и замедленными.
Не знаю, сколько я так просидел, но когда вынырнул из трясины апатии, солнце стояло еще высоко, только тени заметно сдвинулись. Я отставил пустую чашку, которую вертел в руках и вернулся в комнату. Спальня сейчас напоминала поле битвы - перья устилают пол и кровать равномерным слоем, столбик кровати раскурочен, но простынях кое-где сохранились небольшие пятнышки крови и уже нельзя сказать, чья это кровь, моя или вампира. Если припомнить обломки стула на балконе, то картина становится полной и завершенной.
Махнув на все это великолепие рукой, я сдернул одеяло, как смог, раскидал перья и завалился поперек кровати. Почти сразу меня накрыло вожделенное забвение и я провалился в черноту без снов. Все эти переживания изрядно вымотали меня.

Проснулся я от ощущения постороннего присутствия рядом. Я не спешил открывать глаза и возвращаться в реальность, мечтая чтобы ощущение исчезло вместе с источником. А еще лучше, провалилось в ад, откуда, без сомнения, когда-то вылезло.
- А ты рад мне, как я погляжу. Видимо, погром ты устроил жестоко скучая по моей скромной персоне? - В голосе сквозил сарказм, но мягкая интонация выдавала.
- Вылези из моей головы, любопытство - страшная штука, это я тебе точно говорю. И вообще, в половине всей этой разрухи ты сам и поучаствовал. То, что натворил я, больше похоже на завершающий штрих. - Я перевернулся на спину, открывая, наконец, глаза. Вампир сменил одежду, представ теперь в узких кожаных брюках и чуть приталенной алой рубашке с пышными манжетами. Волосы он собрал в хвост и, видимо, не развязывал его с утра - несколько прядей у лба выбились из-под резинки и падали на лицо. Он развалился рядом со мной, опираясь на локоть.- Кстати, модник, как насчет моей одежды? Я, знаешь ли, тоже хочу тешить твое чувство прекрасного не только видом своего совершенного тела.
В смеющихся глазах Алистара промелькнула стайка чертят, играющих в чехарду. Видимо, такое положение дел его более чем устраивало.
- Нет, ну если тебе холодно, я бы мог придумать что-нибудь, не обременяющее лишней, на мой взгляд, одеждой. - Он склонил голову к плечу и стал рассматривать меня, будто видел впервые. Меня передернуло от жара, вспыхнувшего внутри, и я поспешно отвел глаза. Вампир, однако, понял мою реакцию по-своему. - Прости, Дориан.
Он встал и подошел к комоду. Я не видел ключа, но ящик выдвинулся легко и сразу. Достав белую рубашку с кучей рюшек и воротником-стойкой, Алистар бросил её на кровать.
- Пока придется так. Потом я что-нибудь придумаю. - Он нахмурился, встречая мой непонимающий взгляд. - Я понятия не имею, где твоя одежда. Вернее, я просто не пойду в ту подворотню искать её, уж извини. И да, тебе придется здесь задержаться. Возможно, мне удастся переместить сюда твой гардероб. Правда он тебе мало чем поможет, ибо стиль одежды здесь немного другой. Я бы не хотел, чтобы ты так сильно выделялся.
- Алистар, а "здесь" - это где? - Может быть, это самый правильный вопрос из тех, что я задавал в своей жизни. Вампир напрягся и внимательно посмотрел мне в глаза. Я уже почти решил, что он не ответит.
- Это Леран. - Все-таки произнес он, изучая мое лицо. - Мой мир.
-Ага. Прекрасно. Чудно. - В принципе, я был почти готов к чему-то подобному. Почти. - А знаешь, я даже не буду спрашивать, когда ты намерен вернуть меня, откуда взял. Не уверен, что хочу слышать ответ.
- Долли, мне есть, что тебе объяснить и рассказать, честно. - Алистар сцепил руки в замок на шее и прошел к окну. - Просто я кое-чего не понимаю до конца сам. Поэтому я должен разобраться. Я не хочу тебе врать и не хочу чтобы ты чего-то не понял. Пока я могу сказать тебе только то, что я тебя никуда не отпущу просто, потому что не держу. Пойми, мне оно все это тоже не очень-то нравится и не очень-то надо. Это по трезвому рассуждению. Я не меньше тебя влип и теперь пытаюсь понять, как нам обоим из всей этой ситуации выбраться.
- Если ты думаешь, что сейчас хоть как-то поднял мне настроение и успокоил, то сильно ошибаешься. Я попробую кое-что прояснить. - Я взял со столика возле кровати пачку сигарет и с тоской отметил, что осталось только три штуки. Хотя, я был рад, что, по старой привычке, таскал их в кармане брюк, а не в куртке, иначе мог бы сейчас жестоко страдать. Закурив, я продолжил. - Мое любопытство - это мои проблемы, согласен. Просто хотелось бы хоть примерно представлять, во что я вляпался, как надолго и чем это все грозит мне. Можешь думать, что тебе угодно, но в этой ситуации мне меньше всего хочется думать о тех проблемах, что огреб ты. Такие уж люди эгоистичные существа, друг мой. Я могу сочувствовать тебе сколько угодно, но себя жальче в разы. Поэтому, будь добр, хотя бы в общих чертах обрисуй мне ситуацию.
- Да прав ты, прав! - Вампир запустил руки в волосы и взъерошил без того не очень ровный хвост. - Ты есть хочешь?
Внезапная смена темы заставила меня захлопнуть рот на полуслове. Я запнулся и ответил не сразу.
-Ну... да, не откажусь. Даже, наверное, буду очень за.
- Тогда пошли в сад. Мне кажется, эта комната тебе уже опротивела. - Алистар улыбнулся и протянул мне руку. - Я организовал там ужин.
- А солнышко не высоко ли еще? - Я ухмыльнулся, ожидая, как растеряется вампир, и только теперь до меня дошло, что он стоит у окна и солнечные лучи свободно проникают сквозь невесомые прозрачные занавески, рассыпая блики на мраморно-белой коже. Мои глаза округлились и я смог выдавить. - Одной легенде конец, да?
Глядя на мое обескураженное догадкой лицо, это чудовище рассмеялось. Заразительно так, непринужденно. Впрочем, я сдержал улыбку, ибо нечего. Я и так не успеваю поражаться собственным настроениям в присутствии монстра, так что потакать ему я не намерен. Успокоившись, Алистар изобразил торжественное лицо и пояснил:
-Знаешь, я не монстр, а жутко старый монстр, я настаиваю. У меня много всяких интересных штучек в арсенале, если ты правильно меня понимаешь. - Невинно хлопая глазами, вампир кивал в тон своим словам, правда губы силились растянуться в плохо скрываемой улыбке.
-Прекрати копаться у меня в мозгах, извращенец. И давай веди меня в свой сад. Я есть хочу. - Говоря это, я на ходу застегивал рубашку под пристальным наблюдением Алли. Надо же, почти мой размер, только в плечах чуть тесновата.
Пропустив меня мимо себя, вампир вытянул руку в сторону двери в приглашающем жесте, чуть поклонившись при этом.
-Как вам будет угодно, друг мой. - Когда он снова поднял на меня глаза, сиреневые блики в них гонялись друг за другом, делая взгляд затягивающим и гипнотическим. Уголки губ чуть изогнуты, волосы падают на лицо...
Ох, что-то не туда меня опять понесло. Сжав зубы, я двинулся к двери, гадая, пропустит невидимая завеса меня сразу, или Алли просто издевается. Препятствия я не ощутил, вампир следовал за мной по пятам. Пройдя до конца коридора, я в замешательстве остановился, так как передо мной открылась округлая площадка с тремя лестницами в разных направлениях.
-И куда дальше? Предлагаешь мне самому выбирать направление? - Я решил немного подразнить вампира и продолжил. - Не боишься, что я забреду в тайные уголки твоего дома и увижу что-нибудь секретное?
В одно мгновение Алистар приблизился ко мне вплотную и взял рукой за подбородок.
-Тогда мне придется запереть тебя в этом доме навечно, Долли. - Свободной рукой он расправил кружево рубашки на моей груди. - Я еще никому не позволял получить доступ к моим секретам безнаказанно. Но на сегодня у меня другие планы. - Вампир отступил на шаг назад, широко улыбнулся и схватил меня за руку. - Пойдем! Ужин остынет!
-Другие планы у него... ужин... - Из хватки железных пальцев я даже не пробовал вырваться, просто старался успевать за Алистаром и не рухнуть при этом. Получалось с трудом, потому что перемещаться приходилось чуть не бегом. Вампир выбрал лестницу, уходящую вправо и вниз. Пару раз я спотыкался и почти падал, но меня дергали за руку в последний момент, не давая пересчитать ступеньки лицом.
-Скорее бы ты научился ходить нормально, что ли, - бросил через плечо Алли, не прекращая улыбаться, - честное слово, ты неуклюж, как ягненок!
-А ты торопишься, словно сам рискуешь получить остывший ужин. Кстати, если я тут сломаю себе шею, то именно так и будет. - Ответом на мое бормотание был только хохот.
-Не думаю, что для тебя все так просто, но рисковать не стоит, ты прав.
И резко остановился. Естественно, я с размаху влетел в него и, судя по ощущениям, здорово ушиб плечо. Выдав пару ругательств, я застыл с открытым ртом.
Мы стояли на небольшой полукруглой веранде с тонкими, затейливой ковки, колоннами и перилами, такими же, как на балконе. В дальней от выхода части установлен столик и стулья - гарнитур, родной брат того, что я крушил наверху - весь заставленный тарелками, тарелочками и кувшинами. А прямо передо мной маленькая лесенка выводила в сад, каких я не видел еще никогда. Во-первых, я не смог узнать ни одного растения из тех, что я видел, впрочем, глядя с балкона я уже о чем-то подобном думал. Во-вторых, с балкона ни черта не было видно по сравнению с тем видом, что открывался мне сейчас. Садом это все называлось с большой натяжкой. Он окружал дом, насколько я мог понять. Прямо от лесенки вела неширокая дорожка, выложенная маленькими камушками белого, голубого и синего цвета. Вдоль нее располагались в хаотичном порядке - по крайней мере я не увидел логики - клумбы и клумбочки разных геометрических форм. Все цветы в синей гамме, а вот внешний вид их описывать слишком сложно. Маленькие, с пятицентовую монету, пронзительного, насыщенного цвета с фигурными лепестками, большие, приглушенно-синие, вряд ли уместившиеся бы на моей ладони, пушистые, как пионы, но на длинных прямых стеблях, как розы. Воистину огромные, другие, с суповую тарелку, но на очень коротких стеблях, раскрывающиеся подобно лотосу и покрывающие землю, как ковер... Нет, тогда я впервые почувствовал себя бесталанным писателем.
По мере удаления от дома растения на них становились выше, пока их не заменили кусты, усыпанные цветами всех оттенков голубого. Здесь дорожка разделялась на несколько мелких, уводящих в разных направлениях и теряющихся за растительностью. Как я мог разглядеть, дальше высота растений все возрастала, если ближние кусты доставали едва до пояса, то дальше начинались уже самые настоящие деревья, хоть и молодые. И если я правильно понял идею, то закончится эта мечта Гринписа настоящим лесом. Я даже пожалел, что не могу проверить свою догадку, с моей точки мне просто не было видно.
Но, пожалуй, самым завораживающим зрелищем были огни. Я не понял их природы, возможно, это какие-то насекомые, вроде светлячков, но довольно внушительных размеров. Огоньки теплого желтоватого цвета покрывали всю растительность вокруг. Их было не много, но хотя бы один висел почти на каждом цветке или веточке куста.Слегка покачиваясь, они мерцали и казались неяркими в лучах солнца. Но я старался даже не представлять, как все это будет выглядеть, когда солнце скроется.
-Если хочешь, после ужина можно прогуляться. Вижу, тебе нравится здесь. - Голос вампира раздался у самого уха, но я даже не вздрогнул.
-Это невероятно. Так просто не может быть. - Я все никак не мог отвести взгляда от мерного переливания бликов и уже даже забыл о голоде.
-Может быть все. Нужно только захотеть, как бы банально это не звучало. - Вампир протянул руку и на его ладонь охотно переместился светляк. Сейчас я смог рассмотреть его и понял, что это не насекомое. Это просто маленький язычок пламени, как огонек свечи.
Я протянул руку и коснулся его, но тут же отдернул руку, обжегшись. Алистар смотрел на меня, как на дитя малое, тянущее руку к огню в печи, такое красивое, но такое горячее.
-Нужно очень захотеть, - повторил он, - и тогда твое желание станет твоим орудием. Или оружием. Тогда ты сможешь все.
Я заворожено следил, как вампир легонько качнул рукой, и огонек соскользнул с его ладони, неспешно добрался до ближайшего цветка и опустился в его чашечку, подсветив лепестки изнутри.
-Ладно, хватит глазеть, этим сыт не будешь.- Алли обнял меня за плечи, увлекая к столу. Я, наконец, вернулся в реальность и вывернулся из-под его руки.
-Тебе придется отвечать на мои вопросы. - Я сел и потянулся к первой попавшейся тарелке. В ней оказалась рыба, запеченная с овощами. В кувшине рядом - белое вино. Налив себе, я с сомнением посмотрел на вампира. Тот усмехнулся и подставил свой бокал.
-А если я откажусь? Что ты сделаешь? Доломаешь всю мою мебель в знак протеста? - Чуть пригубив вина, он потянулся к блюду с фруктами и оторвал виноградинку. Я с ужасом смотрел, как он закинул ягодку в рот и с явным наслаждением проглотил.
-Нет, дружить с тобой не буду. - Все-таки приступив к еде, я на некоторое время отключился от реальности, и довольный смешок нагло пропустил мимо ушей. Вот уж чего не отнять, готовили тут прекрасно. Или это просто я устал от всяких блинчиков и варенья.
-Ах, ну если так, то, конечно же, с этим нужно считаться. - Вампир задумчиво посмотрел на заходящее солнце сквозь вино в бокале. - С чего мне начать?
- С начала, само собой.
-Тогда так. Начнем с того, что я, в общем-то, не совсем вампир.



Глава третья.
Больше вопросов.



...Пепел. Везде только пепел вперемешку с обломками того, что я считал своим домом. Мимо бродят тени, я не вижу лиц, не хочу видеть. Не хочу знать, кто жив, не хочу знать, кто не смог выйти из этого дома и уже никогда не протянет мне руку...
Я бесцельно пинаю ногами куски собственного прошлого, которое уже никогда не будет моим настоящим. А будущего нет, и не может быть.
Алая полоса рассвета возвращает меня к реальности. Когда на землю упадут первые лучи солнца, меня не станет. Тот, кто называл себя Алистаром, останется частью прошлого, добавив еще немного пепла к кургану своей жизни, но этого уже никто не заметит...



-Понимаешь, многое, что случилось, не должно было произойти. Я виноват, но только в том, что удержался тогда на грани.
Вампирами не рождаются, ты знаешь это не хуже меня. До того, как стать вампиром, я был демоном, Долли. Хотя, в моем случае, слово ′был′ не совсем верное. Видишь ли, я сейчас сам не могу сказать, кто я теперь больше - мертвый демон или вполне живой вампир. Моя родина - Нижний мир, Иска, место, где живут демоны. Твоя ′Земля′, кстати, зовется у нас Велларией, но это так, к слову пришлось, а тебе пригодится.
Так вот, моя семья принадлежала к своеобразному кругу аристократии, если выражаться максимально понятными тебе словами. У нас это называется каллиат. Сила демона, его магия - это кали. Соответственно, чем больше твоя сила, тем больший вес ты имеешь среди демонов. Да, да, Кали - это ваша человеческая богиня, я знаю. Но, если ты помнишь, это одна из ипостасей весьма доброго и светлого божества. Демоническая ипостась. Можешь сделать свои выводы, ты же писатель, тебе понравится. Я скажу лишь, что, да, это все не просто так.
Иерархия демонов штука весьма неустойчивая. В попытках отхватить себе больший кусок власти, многие из нас теряют голову. Дело в том, что в свод законов моего мира не входят такие полезные пункты, как не убий, не укради и прочее. Это особенности нашего вида, тебе они пока не нужны. Так что смена правящей верхушки почти никогда не бывает бескровной. Моя семья занимала далеко не главенствующее место, но и не последнее в списке. Мы были лишь ступенькой на пути к власти у одной весьма амбициозной леди. - Вампир (или не вампир?) замолчал, уйдя в свои воспоминания слишком глубоко. Казалось, он вообще забыл о моем существовании, а в его глазах отражались сотни огней, которые я совсем недавно называл такими красивыми и безобидными. Теперь же я видел их языками огня, уничтожающими на своем пути все, будь то полено в печи, лес, охваченный пожаром... или целый маленький мир одного отдельно взятого демона. Демона, который всего-то не смог уберечь тех, кого любил.

Я дотронулся до его руки, возвращая к реальности. Возможно, мне показалось, но Алистар вздрогнул. Он посмотрел на меня, но взгляд стал осмысленным не сразу. Вот, наконец, он узнал меня и улыбнулся.
-Как давно это случилось? - Спросив, я откашлялся и сделал глоток из бокала. Горло сжималось, словно мне приходилось переживать это все вместе с вампиром.
-Это... очень давно. Более четырех столетий назад. Просто абсолютная память иногда играет с нами злые шутки.
-Сколько же тебе лет? - Я перебирал холодные пальцы, совершенно не замечая, но поймав себя на этом движении, на секунду замер, а потом продолжил, глубоко вздохнув. Кому я вру? Происходящее чудилось таким привычным и правильным, что противиться сил не было.
-Когда все случилось, я уже не был... - запнулся Алистар, - тем, кем привыкла считать меня моя семья. Я не жил с родными около двух столетий.
-Это получается, что тебе более шестисот лет? - Я задохнулся, пытаясь осмыслить столь огромный отрезок времени.
-По официальной версии - да. А вообще, чуть более восьмисот. Но это секрет! - Вампир сжал мои пальцы и, отсалютовав, поднял бокал. - Недавно у меня был день рождения. Может, выпьем за это?
-Я все понял. Ты просто старый маразматик и все твои закидоны - это первый признак того, что скоро тебе понадобится слуховой аппарат, сиделка и судно. Ты же отпишешь свое имущество мне, как порядочному альфонсу? - Я легонько стукнул своим бокалом о его и чуть пригубил вино.
-Нет, не отпишу, потому что ты обзываешься, дерешься и вообще обижаешь меня почем зря. Ты вредный и злой. Я найду себе кого-нибудь, кто будет это самое судно заботливо выносить за мной, а плеваться и злословить только у меня за спиной. - Алистар засмеялся и откинулся на спинку стула.
Какое-то время мы молчали, и я любовался россыпью звезд, мерцавшей в последних лучах солнца, как тысячи его осколков. Потом я закурил и снова попросил:
- Расскажи что-то еще. Что-нибудь, что действительно касается меня и всего происходящего сейчас.
Алистар поморщился и забарабанил пальцами по столу. Он заговорил, и я чувствовал, что слова ему подбирать довольно трудно.
- Вообще-то, Круг Повиновения доступен только чистокровным калиотам, да и то не всем. - Вампир осторожно посмотрел мне в глаза в поисках какой-то поддержки. - Я, видишь ли, считал, что не тяну этот ритуал. И до того, как стал вампиром, и уж тем более после. Мне придется объяснять тебе по ходу некоторые детали, иначе ты просто не поймешь меня. Так вот, очередное отступление от темы.
Алистар встал и подошел к перилам веранды, облокотившись на витую колонну и засунув руки в карманы брюк. Взгляд его был рассеянным, обращенным внутрь себя, он явно раскладывал у себя в голове некоторые факты по полочкам, чтобы выдавать их мне более систематизировано.
- Кали - это сила демонического гнева, первородного испепеляющего огня. Демоны - единственные создания, имеющие власть над огненной стихией, вопреки всем легендам, которые сочиняете вы, люди. - Вампир вытянул руку перед собой и на ладони его возник небольшой огненный смерч. Он опирался основанием воронки в руку, закручиваясь против часовой стрелки и роняя искры во все стороны. - Ваши сочинители без конца пишут о магических поединках, огненных шарах, пламенных птицах и прочей красоте. Собственно, это... неправда!
Выкрикнув последнее слово, Алистар коротко, почти без замаха, но с силой бросил танцующий огонь в стену дома и сразу за этим взмахнул ладонью. Я подскочил со стула, уже ожидая грохота, осыпающихся камней или еще чего-нибудь подобного. Даже лицо рукой прикрыл. Но было тихо, и я рискнул выглянуть из-за поднятых рук. Огненной воронку больше не было. Комок огня не долетел до стены считанные сантиметры и замер, распластавшись кляксой в воздухе. Неровные края постоянно меняли форму, перетекая, но не падая вниз.
- Нравится? - Вампир подошел к мерцающему пятну и провел по нему рукой. Языки пламени, словно лаская, следовали за его движением.
-Эффектно... - смог выдавить я, садясь обратно на стул и наливая себе вина. - Можно было и не столь наглядно, я и так впечатлен больше, чем нужно последние несколько дней. Алистар улыбнулся и резко развернувшись направился обратно к полюбившейся колонне. Огонь за его спиной медленно угас.
- Я к чему веду... Среди демонов встречаются полукровки - в основном это людские отпрыски. Полудемон, получеловек - это случается нечасто, но и не так уж редко. Подобные создания почти поголовно не имеют доступа к кали. Человеческая сущность остается довольно сильной в них, а каналы силы - неразвиты. Проблема в том, что без кали они не могут жить. Жизненная сила демона основана на кали, без нее демон угасает. Почти бессмертное создание становится слабее и уязвимее, чем ты, человек.
- Но как такое может быть? Во-первых, сам факт появления полукровок - это значит, что люди встречаются с демонами? Демоны посещают наш мир? Или люди могут как-то попасть к вам? - Пожалуй, за последнее время я получил больше информации, чем за всю свою жизнь. Но уж очень хотелось раз и навсегда во всем разобраться, так что я тянул из Алистара все, что мог, даже не пытаясь сразу вникать в нюансы, просто запоминая. Если я правильно понял, у меня будет еще много времени на подумать и разобраться во всем.
- Люди не способны самостоятельно перемещаться между мирами. Демоны иногда посещают ваш мир, хотя случается это очень редко. Чаще всего в юности, когда только учатся контролировать свою силу и перемещаться. Но в этом возрасте молодые демоны примерно как ваши, человеческие дети. Только пройдя полный курс обучения, по достижению первой сотни лет, проводятся специальные обряды и демон признается... ну вроде как совершеннолетним, что ли. И это не пустые формальности. Это особенности вида, опять же... оно тебе не надо пока что, поверь.
-У, как все у вас запущено, однако. - Я засмеялся, представляя себе этакого демоненка, вдвое старше меня, по развитию не обогнавшего десятилетнего ребенка.
-Все не так фатально, как ты себе сейчас представил. - Вампир улыбнулся, явно вновь влезая в мои мысли. - Просто наши дети взрослеют сильно медленнее. У нас слишком длинная жизнь, чтобы лишать себя прелестей детства.
-Прекрати лазить в моих мозгах, засранец, и продолжай уже, что там о полукровках такого важного? - Я бросил в Алистара виноградинкой. Не попал.
- Круг Повиновения, о котором я упоминал, существует для получения полудемонами силы. Ритуалы по окончанию обучения для них не проводятся. Полноценными демонами им не стать никогда. Управлять силой в полной мере они не могут, поэтому ритуал Круга привязывает отдельно взятого полукровку к чистокровному демону, дабы он контролировал это вечное дитя. Чаще всего носителем становится какой-то родственник, но если родственники по какой-то причине отказываются от этого ритуала, то носителем может стать любой калиот. - Вампир подошел ко столу и облокотился на него, нависая надо мной. - Я повторюсь, я считал, что этот ритуал мне недоступен, Долли. Так получилось.
-Поправь меня, я ошибаюсь. Ты хочешь сказать, что провел ритуал и открыл мне доступ к силе? - Я отодвинул стул и вышел из-за стола. Смотреть на вампира снизу вверх было невыносимо. - Но какого черта? Сейчас ты попытаешься убедить меня, что я полукровка? Я знаю своих родителей, они были обычными людьми. Или хочешь сказать я усыновленный?! Или моя мать была неверна моему отцу?!
Я говорил все громче, на последних словах уже почти кричал. Во мне снова закипала ярость, хотя раньше я никогда не был столь раздражителен. Кали! Ярость демона.
- Чушь не неси, ладно? Полукровка, как же. Ровно настолько же, насколько я - человек. Ты бы не выжил среди людей. - Алистар нахмурился. - В тебе нет ни капли крови демона. Ну, вернее, не было. Не спрашивай меня больше, я очень прошу. Если бы сам понимал, что и как я сделал! Тем более, что ритуал я так и не завершил... пока что.
- Ну и как это понимать? Что ты успел натворить? - Я стоял, сгорбив плечи и чуть наклонившись вперед, готовый в любую минуту броситься на мерзавца.
- Ритуал состоит из двух частей. Я забрал толику твоей крови, вернув взамен свою. Это должно было открыть тебе доступ к силе. Понимаешь, почему я настаиваю, что все вышло случайно? Я вампир, мать твою! Я укусил тебя и получил на руки бездыханное тело. Не смотри на меня так, ты попытался умереть сразу после укуса, а вовсе не от кровопотери. Я не хотел тебя убивать, понимаешь? - Он схватился за голову и заметался по площадке. - Я дал тебе свою кровь в надежде, что ты станешь вампиром. Хотя бы так, ты выжил бы, это самое главное! Я понял, что завершил первую часть ритуала, когда мне пришлось поделиться с тобой собственной жизненной силой. Твое тело отказалось принимать мою кровь, Долли. Я такого в жизни не видел, но теперь подозреваю, что так выглядит реакция человека, на ритуал.
Я молча смотрел на него, не в силах вникнуть в смысл слов, которые он произносил. Если опустить все эти магические подробности, то получается, что все действительно вышло случайно. Меня должны были сожрать, но превратили в раба.
- И сколько же у тебя таких как я? Сколько раз ты так... ошибался, да? - Мой голос казался усталым. Эти вспышки ярости, появляющиеся иногда на ровном месте и пропадающие так же внезапно, становятся для меня привычными.
- Ты слышишь только то, что хочешь слышать, а твоя способность мыслить логически до сих пор меня поражает. - Алистар резко остановился, а потом зашагал ко мне. Я невольно попятился и застыл, ощутив спиной холодный камень стены. - Я вампир уже шестьсот с лишним лет! Где я, по-твоему, должен был бы прятать всю эту ораву несчастных плодов моих ошибок?! Я убил сотни людей. И еще больше остались живы и вполне здоровы. Я ни разу в своей жизни в подобное дерьмо не вляпывался, чтоб ты знал!
-Ну конечно же нет! - Я с опаской смотрел на разгневанного вампира, но остановиться уже не мог. Слова лились из меня неудержимым потоком. - Все эти люди не попали под твое маниакальное желание сохранить им жизнь. Ты просто убил их, и я не знаю, сколько правды в твоих словах. Если кто-то оставался в живых после твоих развлечений, то другие, те кто их не пережил - что с ними стало? Может, то, что и со мной? Просто они не были тебе столь дороги, хотя, видит бог, я не понимаю, зачем я тебе понадобился.
- Прекрати. Нести. Чушь. - Алистар щелкнул зубами, резко захлопнув рот. С его волос градом посыпались искры, а глаза залило фиолетово-багровое пламя. Зрачок вытянулся в тоненькую ниточку. Это было даже красиво, на мой взгляд. - Если я и делал в своей жизни что-то противоречащее твоим нормам морали и принципам, то я не собираюсь перед тобой отчитываться! Я тебе кто, девочка-школьница?!
На последних словах лицо моего разгневанного собеседника вдруг начало меняться. У кромки волос на лбу проступили очертания наростов, похожих на гребни, уходящие к макушке и теряющиеся в волосах. Скулы стали шире, а оскал приобрел еще три пары клыков в довесок к постоянным. Рука, схватившая меня за плечо, стала больше напоминать лапу с удлиненными пальцами и кожей, внезапно ставшей очень смуглой, словно загоревшей. Длиннющие когти пропороли рубашку и кожу, расцветив белую ткань алыми потеками.
- За каким хреном ты поперся за мной? На кой черт я тебе сдался? Ты платишь только за свое неуемное любопытство, а я за что?!
- За то, - сказал я спокойным голосом и дернул плечом, вырываясь из хватки и оставляя в его руках изрядный кусок рубашки с ошметками собственной кожи, - что ты - демон, друг мой. Чудовище, которое не считается ни с кем и ни с чем. За то, что ты монстр, который может сломать проклятую мою жизнь и убеждать меня, что все в порядке и нужно только поговорить и потрахаться. За то, что ты не убил меня, хотя я бы предпочел умереть, чем стать непонятно кем для сказочного персонажа. За то, что я отчаянно убеждаю себя, что я не свихнулся и со всем случившимся надо как-то жить. Даже не смотря на то, что собственное отражение в зеркале мне противно.
Я по прежнему не боялся. Существо, застывшее рядом со мной, сложно было называть по имени или соотносить как-то с красавчиком-вампиром. Сейчас, как никогда раньше, я понимал, что передо мной демон. И этот демон очень, очень зол.
- Знаешь что, - продолжил я все тем же ровным и бесцветным голосом, видя, что Алистар пока не способен конструктивно беседовать и изображает памятник самому себе, - отправь меня домой, туда, откуда взял. Может быть, мне не удастся убедить себя, что ты и вся эта история - просто дурной сон. Может быть, жить как раньше я не смогу. Однако, это все-таки будет лучше, чем болтаться здесь в роли неизвестно кого и за каким хреном.
Я отошел к дальней части площадки и покосился на свое плечо. Раны уже не кровоточили, не болели. Еще несколько минут и от них не останется и следа. Однако, сейчас это лишнее доказательство изменений во мне только раздражало. За моей спиной, в нескольких шагах от меня шумно выдохнул демон. Я не стал оборачиваться, я и так знал, что он судорожно пытается взять себя в руки. Хотя, по большому счету, мне сейчас было абсолютно безразлично как его состояние, так и то, чем все это грозит конкретно мне. Наделив меня всеми своими... подарками, Алистар явно что-то сделал с моим чувством самосохранения.
- Я уже думал над этим. - Проговорил вампир безо всякого вступления. - В смысле о том, чтобы отправить тебя домой.
Я обернулся и увидел, что тело Алистара снова приняло свой прежний облик, только горящие прежним огнем глаза выдавали его истинные эмоции. Вероятно, упырю стоит немалых сил сейчас себя контролировать, но спасибо и на том. По крайней мере, на меня никто не спешит наброситься с когтями и клыками, что уже должно бы и радовать.
- И как? Надумал? - Поторопил я размышляющего вампира.
- Знаешь, я не против. Пожалуйста. Никаких проблем. Сваливай хоть сейчас, если хочешь. - Он улыбнулся и мороз пробежал у меня по позвоночнику. Улыбочка была жуткая, наверное, еще совсем недавно я бы бросился бежать при виде такого оскала и немедленно. А сейчас как-то так. Содрогнулся, но даже взгляда не отвел.
- И в чем проблема? Хочу, прямо сейчас. - Я шагнул к Алистару, давая понять серьезность своего настроя.
- Хорошо. - Он быстро подошел ко мне и положил руки на плечи. - Хотя я не уверен, что ты сможешь существовать там теперь. Без меня. - Пронаблюдав тень непонимания в моих глазах, он усмехнулся, показав кончики клыков. - Хорошего тебе вечера, Долли.
Высказав это странное напутствие, он вдруг резко наклонился и мазнул губами по моим. Я отшатнулся и в горле застряли гневные слова по поводу его поведения и двусмысленных выражений, но в ту же секунду в глазах потемнело и я полетел куда-то бесконечно вниз.



Глава четвертая.
Край.



"Подкова" порадовала обилием людей и громкой, но весьма ненавязчивой музыкой - в углу зала какой-то неизвестный мне коллектив наигрывал веселое кантри. Бармен методично скользил вдоль стойки, выполняя тот или иной заказ, которых было немало. Я не стал отвлекать его пустыми беседами и переместился за единственный свободный столик, расположенный у стены в самом темном углу зала, почему, наверное, на него никто и не позарился, а для меня он сейчас был наиболее привлекателен. Рассеянно обводя чуть помутневшим взглядом людей, я потягивал виски из небольшого стаканчика. В бутылке, стоящей напротив меня на столе, еще болталась примерно половина драгоценной жидкости, но я собирался это исправить в ближайшее время. Сигналы уже порядком захмелевшего мозга я игнорировал, продолжая свою одинокую попойку. Общаться с кем-либо не хотелось совершенно, наоборот, я был бы несказанно рад одиночеству, но я и так провел последние шесть дней в заточении собственной квартиры, упорно игнорируя звонки на мобильный, громыхание кулаков в дверь и бесконечные письма, приходящие на электронную почту от друзей. Хотя отдельные личности оказались на редкость упорными, имея, впрочем, на это основания.

***
Шесть дней! Я почти ничего не ел, не включал свет, телевизор, не подходил к окнам. Только спал, бездумно смотрел в потолок и нервно нарезал круги по своей тесной квартире. Всего шесть дней прошло с памятного ужина в сказочном саду, воспоминания о котором вызывали закономерные и уже почти привычные вспышки ярости. В такие минуты я стискивал кулаки и зубы, сворачивался на полу у кровати и тихо подвывал, стараясь выдавить из своего разума все произошедшее и... его. Я намеренно не произносил этого имени даже в мыслях, потому что его звучание причиняло боль и провоцировало новую волну гнева. Казалось, в моем доме больше не осталось мелких хрупких и не очень предметов. Я ломал в пальцах столовые приборы, карандаши, раздавил в кулаке трубку стационарного телефона и потому мобильник больше не брал. Однажды я проснулся среди ночи и в свете луны, льющемся в окно, увидел на деревянной спинке кровати отчетливые следы зубов. Я даже думать не хотел, что именно мне снилось, однако, именно в этот момент мне пришло в голову, что так не может продолжаться бесконечно. Я сойду с ума или просто убью себя в адреналиновом бреду.
Я выждал еще ровно сутки, а потом приказал себе одеться и выйти на улицу. Целых пятнадцать минут я бродил вокруг дома, а потом до меня, наконец, дошло, что проблема совсем не в воспоминаниях, хотя они играли немаловажную роль. Самая большая моя проблема заключалось в том, что отныне я не мог себе доверять. Я боялся собственного гнева и того, чем он мог обернуться для случайного человека рядом. Я боялся, что сорвусь, что сотворю что-нибудь ужасное. Я не мог полноценно контролировать себя и не мог предсказать, что выведет меня из себя в следующее мгновение. Человек, зацепивший меня плечом на улице? Излишняя, навязчивая забота лучшего друга? В конце концов, девушка, вздумавшая отказаться со мной познакомиться? От возможных последствий прошибал холодный пот. Я уже понял, что нечеловеческая сила просыпалась во мне именно в такие моменты, когда я хуже всего мог ею управлять. Это было похоже на раздвоение личности, как если бы мною управлял кто-то другой, чужой, очень сильный, быстрый и бесконечно жестокий. Разница была лишь в том, что я запоминал каждое свое действие. И от этого было не легче.
Я вернулся домой и запер за собой дверь так быстро, как только мог. Хотя, это было даже смешно, будто бы эта деревяшка, пусть и весьма прочная на вид, смогла бы меня остановить, возжелай я выйти. Но так было спокойнее. По крайней мере, она задержит тех, кто захочет войти снаружи. Я усмехнулся собственным мыслям. Мало того, что я сам себя обрек на затворничество, так я еще и культивирую собственную паранойю. Похоже, что я действительно слишком близко подошел к тому краю, за которым начинается безумие.
-Но этого нельзя допустить! - Воскликнул я вслух, обращая взгляд в зеркало. Весьма помятый тип в позавчерашней футболке, которую явно не снимал все эти дни, волосы выбиваются из-пол резинки и торчат во все стороны, джинсы в каких-то пятнах. Зато глаза, глубоко запавшие и окруженные тенями синяков, горят неистовым пламенем. - Это не должно произойти со мной!
И это озарение никак не было связано с моей любовью к самому себе. Все оборачивалось сильно хуже, чем просто возможность пожалеть себя. Мое безумие выпустит в этот город того второго, который жил во мне и был крайне, крайне опасен. Как же я раньше этого не понял? Если я не найду способ восстановить контроль над собой, то потеряю его навсегда, и это плохо кончится для всех.
Я все стоял и стоял, не в силах отвести взгляд от собственного отражения. Я видел, как часто поднимается моя грудь, и чувствовал, как закипает кровь в венах, что уже сигнализировало о приближающемся рецидиве. Кулаки автоматически сжались, костяшки побелели и пара пальцев хрустнули в суставах. Лицо стало жестче, застыло словно маска, а губы сжались в тонкую линию. Я вдруг намного четче стал видеть все мелкие детали своей одежды, вплоть до мелких трещинок на кожаных кроссовках. Запахи вокруг меня окрасились множеством нюансов и оттенков. Я ощутил, что пятно на джинсах оставил кетчуп, а воздух в квартире до омерзения спертый и тяжелый. Механически развернувшись, я подошел к окну и открыл его, вдыхая полной грудью и немедленно поморщился - кто бы мог подумать, что уличный воздух настолько загрязнен.
Медленное течение моих мыслей прервал резкий и настойчивый стук в дверь. Я замер, парализованный ужасом.
- Я знаю, что ты там, чертов засранец! Открывай немедленно! Я видел, как ты заходишь в дом! - Голос принадлежал Тому и он явно был не в духе.
Вот оно, именно то, чего я боялся.
Я закрыл глаза и стал мысленно уговаривать себя прийти в норму. Громыхание кулаков по дереву и приглушенный голос нервировали и раздражали, но я приказал себе не думать об этом. Не знаю, сколько я так простоял, но внезапно поймал себя на том, что прикидываю, не звонят ли в данную минуту в полицию обеспокоенные соседи. А Том все не унимался и становилось понятно, что так просто он не уйдет. Шумно выдохнув, я в последний раз встретился глазами со своим отражением в зеркале и пошел открывать.
Дверь распахнулась как только щелкнул замок. Том стремительным шагом влетел в комнату, едва не сбив меня при этом с ног. Он быстро окинул помещение взглядом, затем проследовал на кухну, заглянул в ванную и только поле этого плюхнулся на мою кровать и посмотрел на меня.
-Ты понимаешь, что вся местная полиция тебя сейчас разыскивает? - Его взгляд был усталым, каким-то замученным. Он опустил голову и зарылся пальцами в волосы. - Где Эмма, Дориан?
Я открыл рот, чтобы что-то сказать, но так и замер, не сумев подобрать слов. Что значит, где Эмма? Она должна была благополучно попасть домой, ведь её не успел тронуть... он. Я успел точно вовремя, я отчетливо это помню. Или нет? Я ведь не все и не сразу вспомнил о том вечере, может быть...
- Дориан, ты разучился разговаривать? - Том подхватился с кровати и быстро подошел ко мне. Схватив за плечи, он прижал меня к стене и, кажется, даже приподнял немного. Пальцы впились в кожу, угрожая оставить синяки. Он зашипел мне в лицо. - Он ушел сразу за ней, Дориан. А ты последовал за ним. Я видел как этот Алли смотрел на Эмму, как они ворковали. И видел, какими глазами на все это смотрел ты. А теперь ни Эммы, ни Алли и ты сам пропадаешь неизвестно где больше недели! И все это в один вечер, нет в один час! Ибо я уверен, что ты знаешь, что там случилось.
Он уже почти кричал и встряхивал меня на каждой фразе. И самое скверное в этой ситуации, что я снова ощущал огонь, бегущий по венам. Я прикрыл глаза и мысли закружились с бешеной скоростью. Моя память обрывается в момент появления ошейника и Эмму я уже не вижу. А следующее, что я помню... нет, об этом думать не время. Важно другое, Алистар...
Имя больно резануло по нервам, но я сумел перебороть шквал эмоций и продолжил мысль. Алистар не пил моей крови в ту ночь. И на следующую ночь тоже. А еще он где-то пропадал днем. Интересно, где? И как это все может быть связано с Эммой? Если он забрал и её тоже, то вполне понятно, почему он был не голоден. Но значит она... она...
Я резко толкнул Тома в грудь так, что он отлетел от меня и его падение смягчила кровать, на что я и рассчитывал. Там он замер, глядя на меня расширившимися глазами. Я же прислонился обратно к стене, больно ударившись затылком. Эмма...
- Я не знаю, где она сейчас, Том. - Голос подводил, хрипота его огрубила.
Все еще изумленный, он помолчал с минуту, словно ожидая от меня рассказа о произошедшем. Но я не знал, что сказать ему. Так же, как и не знал ничего о судьбе Эммы наверняка, это была правда.
- Там, недалеко от "Подковы" есть переулок, заканчивающийся тупиком. Вверх по кварталу, в торону площади... хотя что я тебе рассказываю. Ты и сам знаешь. Там нашли её сумочку, мобильник Алли и твою одежду. Куртку, рубашку... Ничего не украли, понимаешь? В её сумочке бумажник и телефон. Только твоя рубашка порвана, словно с тебя её сдирали. А куртка цела. Дориан, я смертельно устал за эти дни. И в большей степени я устал гадать, что же там случилось. Полиция разводит руками и ищет вас. Я вижу, как они ищут...
Том замолчал, а я все стоял и думал, что же ему сказать. Смотреть, как мой друг мучается было невыносимо, но что я мог ему рассказать? Что меня похитил вампир, а Эмму он же скорее всего и сожрал? А меня не убил только по причине своих загадочных опытов, в следствии которых я теперь не совсем обычный человек? А еще мы с ним переспали пару раз, а потом я попросился домой и он отпустил меня? Это даже хуже историй из популярных телешоу.
Но другой истории у меня не было.
-Послушай, я думаю, что с ней все в порядке. - Слова приходилось вытягивать из себя насильно. Откровенной лжи я не любил никогда, но врать приходилось. - Эмма ведь не в первый раз вот так пропадает, верно? Я должен признаться, мы там всеми дружно повздорили в тот вечер. Мне, видишь ли, не очень-то понравился этот Алли. Я забеспокоился о твоей сестре и пошел следом за ними. - Врать складно оказалось почти невыносимо, но я упрямо гнул свою линию, глядя в пол прямо перед собой и избегая встречаться глазами с Томом. - Я нашел их именно в той подворотне, где они и обжимались. Наорал на твоего друга, мы даже подрались немного. Поэтому куртка валялась там целая - я сам снял её. А рубашку порвал уже в процессе драки, но прикончила её на мне возмущенная Эмма. Ей не понравилось, что я вмешался, и она набросилась на меня как дикая кошка. Потом она психанула и ушла. Не помню, чтобы в руках у нее что-то было, наверное, сумочку она просто забыла. В этот момент мы увидели недалеко патруль и рванули оттуда, чтоб не загреметь за хулиганство. Вот и все. Мне кажется, она просто дуется на меня и на весь свет за сорванную интрижку, вот и не появляется. Или нашла Алли самостоятельно и теперь назло всем оттягивается с ним на всю катушку.
Я чувствовал, как наливается краской мое лицо и ничего не мог с этим сделать. Я польстил себе, когда думал о складной лжи. Тот бред, что я нес, был еще хуже реальной истории.
Пауза затягивалась, и мне все-таки пришлось поднять глаза на своего собеседника. Том смотрел на меня и в его глазах не было и тени веры в мои слова. "Правильно, а чего, собственно, ты ожидал?" - подумал я горько.
Том молча поднялся и пошел к выходу. Уже стоя в дверях, он посмотрел на меня.
- Я не верю ни единому твоему слову, хотя и не понимаю, почему ты врешь. Наверняка есть причина, по которой ты не хочешь сказать мне правду, и я её не знаю. Но если ты хочешь что-нибудь сделать, то сходи в полицию и дай показания. Возможно, это чем-то поможет делу.
- Прости, Том. Но у меня нет для тебя другой истории. - Я повторил то, что уже успел подумать ибо больше ничего толкового в голову не приходило. - Я сделаю все, что смогу. И попробую как-то помочь полиции.
- Помочь? Как-то? Да что ты еще можешь? - Мой друг снова начал заводиться, но хоть с кулаками не бросался, и то хорошо. Второй раз я мог бы и не сдержаться. - Правда, если только ты совершенно точно знаешь, где её искать, но не говоришь, это бы все объяснило. Ты ведь знаешь, правда? - Он сверлил меня взглядом, но на этот раз я не отвел глаз.
- Нет, Том, не знаю. Я ничего не знаю точно. - Хоть какая-то правда.
- Что ж, если ты можешь хотя бы предполагать, то это уже что-то. Я не буду вытягивать из тебя больше ничего и очень надеюсь, что ты сказал мне ровно столько, сколько мне нужно сейчас знать. - Он еще раз устало вздохнул и, наконец, вышел, тихо прикрыв за собой дверь.


***
Выйти из дома и добраться до полицейского участка я уговаривал себя еще два дня. Никто больше не звонил мне и не писал, а так же не приходил ломать мою дверь. Вероятно, Том уже сообщил, что со мной все в порядке. А может и приврал чего-нибудь, потому что мои любопытные друзья как-то слишком слаженно прекратили атаку на меня. Но об этом я задумывался редко, потому что подобный расклад меня полностью устраивал, и мысли мои были далеко.
Встреча с Томом частично убедила меня в том, что я могу позволить себе появиться на людях, но единственная вспышка, прорвавшаяся наружу все равно не давала покоя. Я боялся, панически боялся себя и своих возможностей. Но сидеть в четырех стенах до конца жизни невозможно. А значит, нужно взять себя в руки и решиться.
Мой поход в полицию оказался настолько будничным делом, что изумление перекрыло нервную раздраженность. Никто особо и не искал девушку, меня или Алистара. Активно создавалась видимость бурной деятельности, но кривые ухмылки явно говорили о том, что на самом деле думают служаки. Вспыльчивая натура? Конечно же, понятно. Красавец-мужчина? Что может быть проще. Драка и скандал? Весьма обыденно. Да, конечно, будем искать. Нет, не беспокойтесь, скорее всего она найдется раньше и сама. Подробно записав мой нескладный рассказ, инспектор еще раз притворно посетовал на безалаберность и распущенность современной молодежи, укорил лично меня за легкомыслие и на этом постарался разговор свернуть. Мои неуверенные попытки поинтересоваться продвижением поисков и узнать хоть какие-то подробности были проигнорированы под предлогом "неразглашения деталей расследования до его завершения".

***
Пару часов спустя, побродив по окрестностям и не придумав ничего полезного, я как-то незаметно вышел к "Подкове", где и продолжал сейчас свою внеплановую и очень одинокую попойку. Воспаленный разум никак не желал успокаиваться, даже не смотря на изрядную долю алкогольной анестезии. Вопросы в голове множились, ответов на них не находилось. Только предположения и догадки, проверить которые не представлялось возможным. Пару раз поймав себя на мысли, что очень хотел бы поговорить с Алистаром и часть вопросов задать ему, я ругался сквозь зубы и прогонял эту идею хорошим глотком спиртного.
Когда бутылка закончилась, а мои мучения еще нет, я принял волевое решение и встал, намереваясь отправиться домой. Пол под моими ногами оказался предательски неустойчивым и вознамерился опрокинуть меня, однако, ухватившись за край стола, я чудом удержал равновесие. Продолжая бормотать проклятия, уже очень пространные и не относящиеся к чему-то конкретному, я медленно двинулся к выходу. Свежий воздух немного ободрил меня, коварная гравитация признала себя побежденной, и я даже поверил в то, что могу дойти до дома на своих двоих. Примерно в этот момент я услышал голоса за углом. Один, женский, явно недовольный и даже испуганный, требовал убрать руки и отправляться на все четыре стороны. Другой, очень нетрезвый и мужской, в довольно грубой форме настаивал на продолжении знакомства. Ноги сами понесли меня к месту конфликта, хотя, в целом, мне было глубоко плевать на проблемы совершенно чужих мне людей. Но, по всей видимости, алкоголь в моей крови требовал приключений, уже не сильно обращая внимание на протестующие вопли разума.
Собственно, я не уверен до конца, требовалась ли здесь хоть кому-то моя помощь. Откровенная, сомнительной свежести, одежда, яркий макиях наводили на мысли о роде занятий девицы. А здоровяк, с давно немытыми патлами, сигарой в зубах, удерживающий ругающуюся девушку за руку, был явно не тем человеком, с которым мне следовало бы нарываться на драку. Рядом с ним я казался тщедушным подростком. Однако, через пару секунд отступать оказалось некуда. Барышня заметила меня и почему-то определила на роль своего спасителя, закричав отчаяннее и рванувшись в мою сторону. Больше одного шага ей, естественно, сделать не удалось, но попытка побега принесла плоды - здоровяк обернулся.
-Давай, вали куда шел! - Процедил верзила сквозь зубы, дергая девушку за руку и возвращая её на исходную позицию. Девушка же при этом весьма показательно вскрикнула и попыталась упасть, чего ей не позволил еще один рывок за руку. - А ты стой спокойно, дорогуша. Полчаса назад ты была куда покладистее.
-Мне кажется, она уже об этом пожалела, друг. - Произнес я спокойно, пренебрегая последней возможностью разойтись миром. - Отпусти её. Она тебе не рада.
-А я и без тебя, сопляк, разберусь! - Зарычал мой соперник, выплюнув сигару.
В этот момент девица дернулась еще раз, и верзила, прорычав еще что-то неразборчивое, отвесил ей тяжелую пощечину. Без звука девушка осела к его ногам и затихла.
Несколько секунд он тупо смотрел на бесчувственное тело подруги, а потом вспомнил обо мне.
-Из-за тебя все, козел!
Глядя на приближающегося человеческого выродка, я спокойно думал том, как мало нужно человеку, чтобы превратиться в неуправляемое животное, без каких-либо понятий чести, совести и морали. Немного крепкого алкоголя или очередная доза наркотика стирают разумность, оставляя взамен примитивные инстинкты. Впрочем, не у каждого. Я же вот стою, филосовствую...
И хотя я излагаю сейчас эти рассуждения так стройно и связно, в тот момент в моей голове они пронеслись обрывками фраз и картинок, уложившись в доли секунды. А тело, тем временем, наливалось жаром, в ушах зазвенело и зрение резко сфокусировалось. Исчезла пьяная "качка", руки сами собой поднялись навстречу летящему мне в лицо кулаку. Я еще успел подумать, что это не поможет, когда удар пришелся в мои сложенные ладони. Лицо противника оказалось совсем близко от моего, его руку я поймал в районе своего левого уха и резко дернул влево, выворачивая сустав. Это оказалось так просто, что я усмехнулся, наблюдая, как сбегает румянец со щек громилы. Его глаза расширились, а рот искривился в почти детской обиде. Так бывает, когда телу причиняется внезапная боль, а разум еще не понял, что произошло.
Придерживая левой рукой искалеченную конечность, правой я взял недоноска за горло и притянул еще ближе к себе, глядя ему прямо в глаза. Он захрипел, рот его беззвучно открывался и закрывался, словно он хотел что-то сказать. Я придвинулся к нему, упершись лбом в его лоб и зарычал. Горловой, глубокий звук заклокотал, казалось, через все моё нутро, заставив верхнюю губу приподняться, а ноздри задрожать. Я почувствовал, как тело в моих руках судорожно дернулось и обмякло, его глаза закатились.
Брезгливо отбросив поверженного от себя, я вытер руки о собственные штаны. Мне чудилось, что на них сохранился мерзкий запах этого урода. Бросив взгляд в сторону девушки, я никого не обнаружил, разумеется. Улица была пуста, если не считать меня и эту кучу, не достойную называться человеком, у меня под ногами. Он лежал на спине, раскинув руки. Мне подумалось, что если сейчас наступлю ногой ему на горло, то мне даже усилий особых прикладывать не придется, и, возможно, я сделаю доброе дело. Однако, его запах снова долетел до моих, ставших очень чувствительными, ноздрей, вызвав волну омерзения.
Развернувшись, я побрел в сторону дома, мысленно воздавая благодарность ярости демона, что сожгла в моем теле весь алкоголь. Идти было легко и даже радостно в какой-то мере. Настроение поднялось, мысли очистились. Теперь я знал самое важное. Я могу остановиться. Я могу это контролировать.
А еще, в голове возник маленький кусочек воспоминания. Тот самый момент, когда в подворотне Алистар укусил меня. Я вдруг понял, что видел Эмму тогда. Видел, как она, оставив собственные вещи валяться прямо на земле, отлепилась от стены, в которую вжалась во время драки, и побрела прочь. Именно побрела, словно не видя, что происходит на её глазах. Она прошла мимо нас и скрылась в темноте, а я закричал, ощутив на своей шее огонь сжимающегося ошейника.
Эта коротенькая сцена дала мне новую пищу для размышлений. Получалось, что она не зацепилась за нас в момент перехода и Алли её не трогал. Она ушла сама и до того, как мы исчезли. Но что с ней случилось? Она смотрела прямо перед собой, словно видела что-то, доступное только ей. Как будто кто-то контролировал её сознание. И этот "кто-то" увел её. И я понятия не имею, кто это может быть.
Хотя, тут я погорячился. Демон, вампир, еще кто-нибудь подобный. Алли был рядом, а значит это он мог привести за собой какую-нибудь сверхъестественную тварь. Он же рассказывал о сложностях сосуществования демонов. А Эмма оказалась крайней. Так глупо...
За этими мыслями я практически не заметил, как дошел до дома. Войдя в квартиру, я первм делом направился в душ, стремясь очиститься от терзающего мой нюх запаха. А когда закончил с водными процедурами, осознл, насколько устал. Сила, наполнявшая мои мышцы, ушла вместе с яростью, тело стало каким-то ватным. Покачиваясь и собирая плечами все углы и косяки, я добрался до кровати и рухнул поперек, успев только подумать, что раньше такого не было что немилосердно жжется ошейник. Ошейник?! Затем я провалился в темноту.


***
Я вошел в комнату с балкона и сразу увидел его. Он сидел на полу у зеркала, растрепанный, в одних брюках, и сосредоточенно рассматривал свое отражение.
-Н-не, ну на-адо ж-же, а? - Его язык заплетался, словно он был в стельку пьян. Оглядев комнату, я наткнулся взглядом на пустую бутылку из темного стекла. Затем еще на одну, и еще, и еще. В руке он сжимал емкость, еще явно не пустую. Продолжая тупо разглядывать себя в зеркале, он постучал горлышком бутылки в стекло.
- Не, к-как так? - Его брови нахмурились, он тряхнул головой, словно пытаясь собраться с мыслями. - А я хор-рошеньк-кий... - Старательно выговорил он.
-Алли, ты пьян до отражения в зеркалах, упырь ненормальный. - Я больше не мог просто так наблюдать за этой фантасмагорией молча.
-А-а-а... До-о-олли... Я т-так рад, - проникновенным полушепотом произнес Алистар, оборачиваясь ко мне, и энергично замахал рукой, - п-проходи. Иди туда... не... с-сюда! О!
Он хлопнул пару раз по ковру рядом с собой и потерял равновесие, завалившись на бок.
-У... а, т-так тож хр-ршо. - Перевернувшись на спину, Алли протянул мне бутылку, из которой на пол плеснула темная, густоватая жидкость. Я почувствовал насыщенный, но не приторный аромат трав и еще чего-то пряного, похожего на какие-то специи. - На-ц-цы-наль-ный напиток. П-пей со мной, при-шел же... ж.
Я подошел к нему, сел рядом и взял из его руки бутылку, отхлебнув немного. "Нацынальный" напиток пришелся мне по вкусу. Явно довольно крепкий, он горячим комком пролетел по пищеводу, оставляя привкус имбиря и корицы. Сделав еще пару глотков, я поставил бутылку, не рискуя злоупотреблять незнакомым алкоголем и чувствуя, как тепло наполняет каждую клеточку моего тела. Алистар следил за моими действиями рассеянным взглядом, заложив руки за голову.
-Дем-моны знают т-толк в алк-голе... Я ес-ще крови д-бавил. Я ж этот... упырь! - Он пьяно захихикал, глядя, как я подбираю челюсть с пола и отставляю бутылку подальше от себя. - Н-не бойс-ся, не от-ра-вис-ся... т-бе можно...
-Извращенец, - выговорил я, скривившись, - что я тут делаю опять?
-А-а-а.. Э-эт я т-тебе снюсь! Вишь, вон... - он указал на зеркало за головой, - т-ты обо мну... мне! п-думал, как о дем-моне. В-вот я и .. это... того... - Алистар тяжело вздохнул, формулируя мысль, что явно давалось ему нелегко, - ну отр-жаюсь я, к-роче. Я ж н-не могу обычно...
Он развел руками в воздухе, словно призывая меня понять наконец то, что у него не получалось связно объяснить.
-То есть, ты хочешь сказать, что ты мне приснился, потому что я думал о тебе? И ты в моем сне живой демон, потому что я думал о тебе, как о демоне, так? - Перевел я бессвязную речь.
-В-во! Ум-ный! - Алистар похлопал меня по колену, от избытка чувств, видимо. - Р-рога есть?
-Чего-о-о? - Я уставился на него, не в силах понять, что он от меня хочет.
-Н-ну р-рога ж... же! - Демон приложил ладони ко лбу и, нащупав что-то, радостно взвыл, - о-о-от они!
Я присмотрелся и увидел что-то между его пальцев. Заинтересовавшись, я подполз ближе и отнял его руки. Там, у самой кромки волос, частично скрытые беспорядочной массой локонов, действительно были небольшие, в полторы фаланги моего пальца, костяные наросты, которые я не заметил с первого взгляда. Они напоминали скорее шипы, чем рога в прямом смысле. Два симметричных ряда, расходящиеся от середины лба к вискам и чуть вверх, как диадема.
-Кла-а-ас-с-сные, да? П-трогаешь? - Он смотрел на меня снизу вверх и его нетрезвые, прозрачно-синие глаза понемногу заволакивала сиреневая дымка.
Я протянул руку и провел пальцами по кончикам шипов слева. Алистар вдруг взял мою правую руку и провел ею по своей щеке к виску, отодвигая волосы. Там нашлись еще три в ряд небольших шипа - от брови к уху. Я немедленно проверил наличие такого же богатства слева и вдруг осознал, что стою на коленях над лежащим Алистаром, нежно обхватив его лицо руками, в то время как его руки медленно расстегивают на мне рубашку, а глаза, уже совсем сиреневые, гипнотизируют, затягивают.
-П-рекрати, немедленно. - Выговорил я, запнувшись и пытаясь выровнять внезапно сбившееся дыхание. Голос охрип, и вместо уверенной просьбы у меня получился шелестящий шепот. Я перехватил его запястья, тут же отпустившие мою рубашку. - Ты пьян, как скотина.
-Обижа-а-аешь...
Его теплые, живые руки легко вывернулись из моих пальцев и скользнули за ворот рубашки, мне на шею. Алистар потянул меня к себе, не отводя взгляда, провел рукой по затылку, освобождая волосы от резинки. Несколько локонов мазнули его по лицу.
-Краси-и-иво... - выдохнул он, ухватив белую прядь у лба, - почему они... так?
-Не знаю, - ответил я, поняв, что он имеет в виду, - с детства такой полосатый. Может меня током ударило? Рассказать некому, родителей не стало раньше, чем я задумался об этом.
-Ну и не важно... - Используя меня, как опору, он рывком поднялся на колени, от чего я потерял равновесие и бухнулся на четвереньки. Прицельным пинком в ребра вампир опрокинул меня на спину и, прежде, чем я успел возмутиться, уселся мне на живот, снова взяв мою руку. - Ты правда думаешь, что я все еще так сильно пьян? Я же демон... сейчас. - Он усмехнулся и положил мою руку себе на грудь, - в моей крови огонь кали. Как и в твоей. Я скучал...
Кожа под под моей ладонью пылала. Это было так странно, я помнил обжигающий лед его тела, мурашки, пробегающие от его прикосновений, свои замерзшие запястья, удерживаемые его рукой. Сейчас же мороз пробегал по коже совсем от других ощущений. Алистар словно превратился в сгусток огня, в нем чувствовалась бешеная сила, страсть, сдерживаемая сейчас. Пока сдерживаемая. Он прикасался моей рукой к своей груди, шее, лицу. Это была игра, наша уже обычная игра в молчаливое согласие. Он ждал моего жеста, движения, взгляда - чего-то, что в одно мгновение все изменит. Но я медлил. Эта игра мне нравилась, и сейчас, пока все происходящее было иллюзией, сном, я мог наслаждаться ею. Я не собирался делать ничего, ожидая, что же еще придумает Алли. Прикрыв глаза, я прислушивался к собственным ощущениям и не думал ни о чем серьезном.
-Нет, ну так ты совсем скучный, - капризным голосом прогнусавил Алистар и царапнул кожу на моей груди когтями. Не смотря на невнушительный размер, они оказались очень острыми, и оставили алый росчерк - четыре тонкие царапины. Я распахнул глаза и возмущенно засопел, одновременно пытаясь сбросить с себя демона. - Эй! Ну хватит! Подумаешь, царапины. Все равно сейчас затянутся.
Алли таки поймал меня за руки и завел их мне за голову, надежно удерживая их одной рукой. Пальцем другой руки он провел по уже закрывшимся царапинам, смазав кровь.
-Знаешь, а мне все равно сейчас хочется облизать палец. - Задумчиво произнес он, глядя на кровь, а затем медленно провел кончиком языка по подушечке пальца. - Живой я здесь или нет, но хочется.
-Я ж тебе давно твержу, что ты мерзкий извращенец, а ты все равно удивляешься. - Я подвигал плечами и убедился, что сопротивляться, в принципе, можно. Но не хочется. Поэтому я еще подергался немного для проформы, потом уловил момент, когда Алли подался чуть вперед, перехватывая мои запястья поудобнее, и, рискуя вывернуть себе плечи, дернулся чуть вверх, поймав его губы легким поцелуем.
-Проклятый, отвратительный извращенец, - выдохнул я ему прямо в губы и потянулся за добавкой, но Алистар вдруг отстранился.
-Что-то мне подсказывает, что ты сейчас не все заметил. - Он говорил, а его свободная рука плавно скользила вдоль моего тела от бедер к рукам, заставляя огонь в моем теле вспыхнуть так же, как горел его собственный. - Кое-что очень важное...
Когти вспороли тонкую ткань рукавов и остатки рубашки полетели в сторону. Ладонь Алистара двинулась в обратном направлении, к плечам, груди, задержалась на животе и спустилась еще немного ниже. Звонкий щелчок когтя по пряжке ремня привлек мое внимание и я скосил глаза. Когти демона вспороли толстую кожу ремня так же легко, как минуту назад рубашку.
-Алли...
В то же мгновение мои руки были свободны, а треск разрываемой ткани возвестил о безвременной гибели брюк. Алистар встретился со мной взглядом и медленно проложил дорожку поцелуев от живота до ключиц. Потом легко коснулся губ указательным пальцем и хитро прищурился.
-Ты мне доверяешь?
-Нет.
Удовлетворенно кивнув, он продолжил рисовать на моем теле невидимые узоры поцелуев, прикосновений языка и пальцев. Я закрыл руками лицо, принимая его условия игры и даже не пытаясь сохранить связность мыслей, когда в районе моего живота раздался голос.
-У меня сейчас нет клыков, Долли. Их нет...
И их действительно не было.
Шквал ощущений, казалось, лишит меня разума, если это продлится еще хоть мгновение, но Алистар уверенно выводил меня с волны на волну, не позволяя рухнуть в этот океан с головой, утонуть и раствориться в нем. Я давно потерял счет времени и не знаю, в какой момент рывком сел, отпихнув от себя демона. Кровь буквально кипела, сила переполняла меня, поэтому единственный предмет одежды Алистара постигла та же печальная участь, что и всю мою одежду. Я толкнул демона в грудь, опрокидывая, а потом быстрым движением перекатил его на живот, одновременно заводя обе его руки ему за спину. Послышался отчетливый угрожающий треск, Алистар выдохнул протяжный полустон и выгнулся.
-Ты мне доверяешь? - Я ухмыльнулся уголком рта.
-Взаимно, друг...
-Я так и думал.





Рейтинг работы: 10
Количество рецензий: 1
Количество сообщений: 1
Количество просмотров: 923
© 07.10.2012 Та Сима
Свидетельство о публикации: izba-2012-650562

Метки: Яой, эротика, фэнтези,
Рубрика произведения: Проза -> Эротика


Катя Зубкова       21.11.2012   01:40:36
Отзыв:   положительный
класс скажите плиз когда будет продолжение??????????
Катя Зубкова       21.11.2012   14:57:22

думаю Долли вернётся начнёт скучать поймёт что любит и всякое такое.
Покрайни мерее я на ето надеюсь)))
Надуюсь на ХЕПИ ЕНД))))ух














1