Набрали грибочков


Набрали грибочков.

Грибы меня учил собирать отец. Все семейство летом приезжало в деревню, к деду, в Берёсловлево. Это такое загадочное название. На конвертах писалось проще – Кимрского района, дер. Берёслово. А вот правильное название было покучерявее.
И я до сих пор помню это счастье – проснуться до рассвета, разбудить всех, начиная с бабушки, долго – долго ждать, пока эти люди раскачаются, умоются, выдадут корзину и, наконец, скажут: - ну, пошли.
- Главное, гриб в корзину чистым положить. Для того тебе и ножик даден, чтобы землю с ножки очистить, да всякую червивость срезать и в лесу оставить.
И, в самом деле, мои грибы можно из лесу – прямо на сковородку. А те, что жена насобирала – сколько ни отмывай, все равно песок на зубах скрипеть будет, потому, что правил мадам не придерживается. А еще не принято было у отца собирать опята. Не уважал. Только белые, грузди, подосиновики и очень, ну очень молодые подберезовики. Изредка – лисички, для аромата. А вот опята – никогда.

В этом году с сентября зачастили дожди, с понедельника по воскресенье и дальше. Как из душа без счетчика ТСЖ. Грибами пахло уже не только в парках, а даже и в аллеях. Грибам не хватало земли. Организованная плесень росла на стволах берез, как будто так и надо.
- Ну что, джентльмены! – складывая в папочку профуканные договора, изрек шеф. – Кто из вас, героев трудового насилия, завтра за опятами? Палыч нам места предъявит. Ты помнишь, старик, хвалился по весне? Или в отказ пойдешь?
- А налить Сусанину? – Палыч уже начал прикидывать, куда бы компанию так направить, чтобы, с одной стороны, грибов добыть, а с другой – не засветить места свои коренные, потаенные. Ибо какой же уважающий себя грибник повезет друзей на излюбленные, годами осваиваемые места?
- Да, и вот что, мил человек! Ты не думай, что умнее всех. Здесь пальцем деланных нет! Выбрось из головы и не пытайся нас прокатить на вороных. Места твои обществу нафиг не нужны, нам разок съездить – да и забыть. Поэтому, вези на лучшее место и без лукавства.

Утром следующего дня, на четырех авто, отправились. При женах и корзинах. Палыч восемь корзин прихватил.
- Слушай, Коля! Я когда на рыбалку еду, специально тары для рыб не беру – примета плохая. Не знаешь?
- Да не боись, шеф, будут поганки обязательно. Еще и моей тары не хватит.
Куда приехали? Я бы такой лес за километр обошел – не бывает в таких лесах грибов. Хотя, кто знает, в опятах я по отцову наследству ничего не понимаю. Выгрузились, глаза у бабцов блестят, на Палыча Колю все смотрят – веди, мол.
- Да не надо никуда идти, говорит Палыч. Вот она вырубка, вдоль дороги. Голову вниз, попу вверх– и собирайте.
Точно, вырубка. То, что я было за кочки болотные принял – это пни старые, травами поросшие. Бабоньки наши как сели подле пеньков, так и не вставали. Ну а мы, как солидные и уверенные в себе мужчины, позавтракали с чарочкой, повспоминали о том – о сем, да и во след им приступили.
Собирать опята в хороший год, господа – это то же самое, что ловить мелкого карася. Никакого поиска, никакой борьбы, никакой эстетики – добыча в чистом виде. Нарезай себе, да в корзину складывай. Не зря Коля Палыч 8 корзин прихватил. Единственное, что огорчает, чем больше их в корзину кладешь, тем больше там места свободного остается. Спрессовываются! И заполнить ее до конца вообще нельзя, по законам математики о бесконечно малых. Наскучило нам с Радиком это занятие очень даже быстро. Покурили мы, да в лес потопали – поискать чего поинтереснее опят. Шеф с Палычем – ответственные товарищи, остались жен караулить, как бы их кто не скрал себе на беду.
Лес, как я и предполагал, оказался практически бесплодным. Так, изредка находились моховики и белянки. Но, худо – бедно, по пол – корзины набрали. И вдруг Радик, шедший чуть впереди, застыл, как суслик у норки.
- Что замер, чуду увидел?
- Я тебе говорил, Николаич, что такое башкир? – торжественно начал господин Караманов, закатив очи к солнцу, типа он сэр, или пэр, или сразу два в одном. – Повторяю: башкир переводится на русский как “медовая башка”, или “медовый человек”, выбирай сам, что лучше.
- Ну и?
- Не “ну и”, а голову вверх подыми! Вот, на стволе – видишь?
- Вижу. Кусок бревна висит. Какой – то дурак подвесил.
- Это не бревно, дорогой, это – борть! И заметь, не просто борть, а с пчелками. Летают, милые, туда – сюда и обратно. Слышишь: жужжат!
- Ну, летают. Жужжат. А тебе какая печаль, глазастый ты наш?
- А с медом мы сегодня, Коляныч, вот какая печаль!
- Ну, ты и азартен, башкир. А покусают?
- Кого? Меня? Медового человека? Не смеши! Мой дед, Ильяз, всю жизнь пасеку держит. Сейчас ему девяносто восемь, а покрепче меня, пацана, будет.
Сказал гордо и полез. Когда до борти оставалось всего ничего – полметра, смотрю, штук пять сигарет закурил (помните “Ну, погоди!”), куртку на голову натянул и дальше поднялся. Выкурить дымом решил, я так понимаю. Пчелки, они же дым не любят. И эти не полюбили. И того, кто дымом на них дышал, тоже не полюбили. Он сначала одной рукой отбивался, но потом не совладал, вторую попытался подключить.
Пчелки его на земле догнали раньше, чем он об нее, землю, смягчая обороты речи скажем, стукнулся. И все! Мгновенное перемещение в пространстве. Был рядом Радик Караманов – и нет его! Хруст я веток только слышал, затихающий вдали. Корзинку он свою при отступлении сильно пнул, так что пришлось мне набранные любителем меда грибочки, собирать на большой лесной площади.

Когда я добрался до друзей, там все, держась за животы, катались по траве. Кроме Радика. Радик сидел в своей машине и тряпкой добивал остатки вражеского войска, которым удалось “на плечах противника” достать оного в собственном логове. Лицо нашего героя, даже через стекло, казалось несколько увеличенным в размерах и имело неестественную расцветку. Страдалец был обработан водкой, а на лицо был наложен охлаждающий пакет из аптечки. Впрочем, лицом эту часть тела можно было назвать только по традиции.

Когда девушки устали собирать опята, а собирали они их в конце эпопеи уже не стоя, не сидя, а лежа – жалко оставлять, начали собираться восвояси. И тут выяснилось, что имеется еще одна потеря. Любитель меда утратил свои очки в процессе бегства. Сбил своими руками. Пришлось двумя машинами взять его в коробочку – до 10 метров он бампер и так различал.

В общем, выходной день удался. Чего не могу сказать про выходную ночь. Если кто пробовал перебрать ванну опят – тот меня поймет. Кто не пробовал – так пусть и не представляет. Бесполезно.


© Даурский Саша, 2005





Рейтинг работы: 10
Количество отзывов: 1
Количество просмотров: 219
© 07.10.2012 Александр Николаевич Даурский

Рубрика произведения: Проза -> Юмор
Оценки: отлично 2, интересно 1, не заинтересовало 0
Сказали спасибо: 2 автора


Светлана Лендарская       13.05.2017   09:59:35
Отзыв:   положительный
Здорово! Вместе с вами пособирала грибочко










1