Русская опера. Кировский театр в Лондоне.


Опера Кировского театра в Лондоне…

Вслед за удачным выступлением балета, Валерий Гергиев, художественный руководитель и главный дирижёр театра, привёз в Лондон три оперы, две из которых, мне удалось посмотреть…
«Борис Годунов» - пожалуй самая известная русская опера за рубежом, и поэтому все ждали спектакля с большим интересом…
На «Бориса Годунова», мы купили стоячие места на левой галерее, за десять фунтов каждый, но придя в Роял Опера, поднялись наверх и увидев свободные кресла, рядом со стоячими местами, устроились там вполне комфортно...
Партию Бориса Годунова, в разное время пели самые знаменитые басы, в том числе блистательный Шаляпин, и совсем недавно ещё и болгарский замечательный бас Христов…
К сожалению, сегодня в Кировском театре нет солистов мирового масштаба, хотя надо отметить хороший хор и конечно оркестр, под управлением, может быть самого известного на сегодня, русского дирижёра, Валерия Гергиева.
После обычной просьбы, выключить на время спектакля мобильные телефоны, занавес поднялся и мы увидели на сцене, толпу русских людей в серых, зэковских бушлатах и зазвучала музыка Римского Корсакова…
Думаю, что многие зрители, как и я сам, ожидали увидеть на сцене русские национальные костюмы и классическую постановку. Но, на мой взгляд, провально неудачными были работы художников и сценографов, рассчитанных на публику, которая должна была знать и помнить, всю драматическую историю России и особенно недавнее, «тоталитарное» прошлое.
Однако это не так, да и не может быть так. Хотя многие в Англии и наслышаны об «Архипелаге Гулаге», но никак не ожидали от постановщиков подобных «творческих» фантазий, смешивающих совершенно разные исторические эпохи. Кроме того, Англия, имела свой "Гулаг" в Австралии, ещё сто пятьдесят лет тому назад и потому, такие аналогии, не вполне уместны...
И кажется в этом была главная ошибка. Думаю, что англичане, не все и не всегда, знают свою историю, а уж тем более российскую…
Подозрительно модерновые, серые балахоны, на «народе», наверное должны были, по замыслу художников, означать зэковскую униформу, намекающую на недавнее прошлое в СССР, но были вполне безвкусны и бессмысленно политизированы… Но, как выяснилось, это было только начало…
Формотворческие изыски, показанные в процессе спектакля угнетали и вызывали чувство недоумения: непонятные пузатые светящиеся предметы на сцене; кожаное, длиннополое пальто на Шуйском; серые, а не чёрные рясы на Пимене и Гришке Отрепьеве; некое таинственно громоздкое сооружение, в котором, в финальной сцене Борис Годунов передвигался по сцене; боярские, накрахмаленные, буквально стоявшие на сцене, кафтаны в полтора человеческих роста высотой, в которых прятались артисты – «бояре»; вкатываемые и выкатываемые из келий гробы на дребезжащих колёсиках, тоже светящиеся изнутри; нечто похожее на химические колбы, стоящие вместо винных бутылок на столе в корчме; Гришка Отрепьев, в этой сцене, появляющийся в зэковском ватнике…
Всех нелепо осовремененных деталей не перечислить. Позже, мне рассказали, что таков стиль сценографии в Кировском театре, на сегодня.
Было очень неловко смотреть, как страдающий от галлюцинаций Борис, катается по полу, рядом с какими-то цветными пластиковыми кубами и конусами, которыми якобы играл сын Бориса, и которыми Борис, для наглядности, объяснял ему же, громадность России…
На разгадывание этих шарад, требовались неимоверные интеллектуальные усилия, которые только мешали слушать замечательную музыку. Когда мучения Бориса привели его к смерти, то с потолка, спустился гигантский серебряный паук, видимо долженствующий символизировать ужасы больного сознания «бедного» царя…
На мой взгляд сценография совершенно не соответствует нормальному вкусу, и во многом испортила впечатление от спектакля и только вежливость не позволяла англичанам освистать это, с позволения сказать, художество.
Хотелось бы отметить неплохой голос солиста, поющего партию Пимена...
Однако, всё это смазывается нелепыми фантазиями постановщика... Зрители и слушатели, как и я, чувствовали себя особенно неловко, когда, стол, за которым должен сидеть Пимен, почему-то святящийся изнутри, «монахи» вкатывают на сцену, дребезжа не смазанными подшипниками...
Возникает мысль, что постановщики этими действиями проверяли до какой степени абсурда можно довести спектакль, из русской трагической истории… Но к сожалению или к счастью, английский зритель и слушатель очень вежливый…
Зрители, всё же встретили финальный занавес громкими аплодисментами, и правильно сделали. Ведь нельзя, чтобы от нелепых изысков декораторов, срывался, весь спектакль…
И весёлая деталька: занавес, и на балете и на опере, в последний раз поднимался, когда уже зрители переставали хлопать и этим неловким выходом «на бис», заставляли многих зрителей улыбаться…
Хорошее звучание оркестра, известное всему миру, имя Валерия Гергиева, как лидера оркестра и театра, позволили сгладить неприятное впечатление от постановочной части оперы и слушатели всё-таки остались довольны.
Однако мы с женой, идя домой и обсуждая спектакль, с умилением вспоминали «Бориса Глдунова» на сцене Кировкого театра,. виденного в Ленинграде лет двадцать назад. Тогда постановка была вполне классической и голоса нисколько не уступали нынешним.
В Англии зрители очень любят «Годунова» и конечно хотели бы посмотреть классические русские костюмы, увидеть златоглавый кремль и его колокола, бороды стрельцов и сверкающие секиры с саблями. А вместо, увидели «политическую сатиру», нечто, даже близко не напоминающее жизнь исторической России. Получилось глупо и по лакейски. Такова, к сожадению ментальность нынешней «образованщины», утверждающей, что они — российская интеллигенция…
Жаль, что руководители оперы Кировского театра, на знают этого и пытаясь ошеломить зрителей «политизированной» новизной, только насмешили или даже огорчили английскую публику…
Мне кажется всё это идёт от недостаточного профессионального кругозора и желания угодить иностранной публике. Не зная вкусов этой аудитории и не желая знать – это подход, которым на мой взгляд отличается сегодняшняя образованческая часть русского культурного истеблишмента, рассчитывающая на комплиментарность отзывов, которыми, к сожалению, до сих пор грешат российские театральные критики…
Мне кажется, что одна, правдиво – критическая статья в прессе, стоит многих хвалебных, потому что она подталкивает деятелей искусства, к самоусовершенствованию, напоминает им о требовательности подлинных знатоков и ценителей хорошего вкуса…













«Хованщина»

Следующей оперой Кировского, была «Хованщина» Я её не слышал до этого полностью, и потому пришёл на репетицию с большими ожиданиями...
Действительно, и костюмы и голоса на сей раз соответствовали эпохе и особенно хорош был князь Хованский - кряжистый, усато – бородатый, в кафтане и с саблей в изукрашенных золотом, ножнах...
Я пришёл пораньше. И сидя в полутёмном зале, наблюдал, как рабочие сцены мастерили кремль, его старинные стены, ворота и словно по волшебству, собранный из бутафорских деталей, возникал на сцене образ старинной Москвы…
Оркестр, «разминался», и сразу затих, когда за пультом появился энергичный маэстро; он внимательно огляделся и немедля начал репетицию…
Зазвучали трубы и представился рассвет на Москве – реке, - знаменитая партия, которую очень часто играют многие оркестры и на радио, и в концертных программах во всём мире…
Действие двинулось и всё пошло своим чередом…
В какой-то момент, Валерий Гергиев остановил репетицию, и предложил, певцу исполняющему роль князя Голицына, вести себя на сцене поуверенней.
Ведь если судить пл истории, говорил дирижёр - то Голицын был любовником и фаворитом, царевны Софьи, и по сути какое-то время был управителем России…
Певец, в богато расшитом золотом кафтане, кивал головой на замечания маэстро, а остальные участники сцены внимательно слушали…
В этом диалоге, меня привлекало столкновение реальности, искусства и собственно истории. Наблюдая репетицию, я глубже понимал противоречия и единство, которое связывало происходящее на сцене и сопереживание в наших душах. Действительность дробилась на три части, одна из которых была подлинная история князя Хованского, другая, - то что сделал с этой историей композитор и либреттист, и третья, - то что совершалось на моих глазах – создание версии спектакля, конкретно, Кировским театром и его руководителем… Впечатления незабываемые…
Декорации оперы, вполне классические, богатые и представительные и народ в массовке отнюдь не был похож на озлобленных каторжан, как в «Борисе Годунове», и одет был в яркие красивые кафтаны, и даже крестьяне, выглядели вполне сытыми, с бородами, которые так идут круглым славянским лицам…
Я уже говорил, что на репетиции, мне всегда значительно интереснее. чем на спектакле, потому, что можно увидеть, как делается опера или балет и даже антракты в действии не мешают сопереживать происходящему на сцене.
В очередном перерыве я сидел и вспоминал Кировский театр двадцатилетней давности, и репетицию «Пиковой дамы», которую проводил Юрий Темирканов. Валерий Гергиев, тогда ещё молодой дирижёр, любезно согласился провести нас с женой в зал, и посадил неподалёку от дерижёра – постановщика.
Мне запомнился один момент, когда на сцене, пели и прогуливались артисты, в «цивильной» одежде, и вдруг Темирканов встал, неудовлетворённый игрой певицы – солистки, прошёл к сцене, и с трудом пробравшись туда, по узкому карнизу, сбоку, над оркестровой ямой, появился рядом с певицей, и стал показывать ей, как надо держать голову в этой сцене…
Сегодня, сравнивая, я увидел, что Гергиев более сдержан и внимателен к артистам, и потому, они отвечают ему доверием и дисциплиной, без понуканий.
Вообще, атмосфера в театре - что в балете, что в опере - мне понравилась. Несмотря на всеобщую известность, Валерий Гергиев, по отношению к коллективу театра, корректен, вежлив, и относится уважительно, ко всем, кто, работает вместе с ним, будь то ведущий артист или рабочий сцены.
Я знаком с несколькими музыкантами из оркестров (а их всего четыре в театре), и все они с уважением и восхищением отзываются о нем, о его неистощимой энергии, энтузиазме, и о масштабе его таланта, признанного во всём мире. Все, с кем я разговаривал, отмечают его незаурядные деловые и организаторские качества руководителя. И будучи одним из самых известных дирижёров в мире, для российской культуры, он пожалуй делает так много, как никто другой в наше время.
Все отмечают, что творческий уровень театра за время его руководства, поднялся высоко, и во многом благодаря характеру и увлечённости работой Гергиева и его единомышленников в театре.
Хочется отметить, что русская классика: балет, опера, симфоническая музыка в Англии пожалуй, на сегодня, наиболее исполняема. Русская культура, мастерство исполнителей, высоко оценивается и английскими зрителями и слушателями и специалистами. Симфоническая русская музыка здесь, в Англии, на мой взгляд, занимает первое место по времени исполнения и по вниманию к ней, и немного напоминает по положению, российские шахматы, эдак лет двадцать пять назад, когда шахматисты всего мира, старались даже учить русский язык, чтобы быть в курсе всех новинок в России…
Можно в определённом смысле говорить о феномене русской культуры в Англии, являющейся своеобразным послом всего самого лучшего, что есть на сегодня в России…
Но возвратимся на репетицию, в Роял Опера... Действие на сцене продвигалось к финалу и стрельцы уже «точили» топоры, на мятежного Хованского. Гергиев руководил оркестром спокойно, но был внимателен и требователен, а музыканты и певцы изо всех сил старались показать себя с лучшей стороны…
«Этот спектакль обязательно понравится англичанам» - подумал я, выходя из полутёмного зала, через служебный ход, в солнечный, тёплый летний день. Вдоль улиц повевал лёгкий ветерок, и после бутафорского яркого, «оперного кремля», дома вокруг казались серыми и тяжёлыми. Я шёл по центру Лондона и напевал про себя арию Хованского и размышлял над перипетиями русской истории, которые, так по разному показывают любознательным английским любителям музыки и балета, «новые русские» из Кировского театра, во главе с Валерием Гергиевым, приехавшие на гастроли на Британские острова…

Июль. 2005 год. Лондон.





Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 466
© 24.08.2012 Владимир Кабаков
Свидетельство о публикации: izba-2012-622448

Рубрика произведения: Разное -> Публицистика











1