Были выгнаны иудеи из Хазарского каганата


Были выгнаны иудеи
Из Хазарского каганата,
И других прочих мест вернее
Окопались они при НАТО.

До славянских границ оттуда
Натянули они растяжки,
Суетились успеть, покуда
Пьют славяне от доли тяжкой,

Отскребают свой образ Божий...
Так усердствовали ребята,
Что всю грязь отскоблив до кожи,
Добрались до родимых пятен.

А на коже татуировка
Незабвенного Святослава,
Что хазаров под вой и грохот
Гнал по свету своей булавой.

Говорить же про образ Божий
Мы не будем - ведь иудеи,
На Творца как и мы похожи,
Будь хоть трижды они злодеи.

Тот же, кто управляет ими,
Под кого целый мир прогнуло,
Сионистское носит имя
Не от Бога - от Вельзевула.

Были изгнаны иудеи
Из хазарского каганата.
Раз так было на самом деле,
То пора их вернуть обратно

Вновь в объятия каганата,
В родовой их чертог семейный..
А что сгинул он безвозвратно,
То значения не имеет.





Рейтинг работы: 30
Количество рецензий: 5
Количество сообщений: 26
Количество просмотров: 498
© 07.07.2012 Валерий Белов
Свидетельство о публикации: izba-2012-595485

Рубрика произведения: Поэзия -> Стихи, не вошедшие в рубрики


Сэр Джик       19.01.2013   17:48:30
Отзыв:   положительный
Вот обо всем здесь поговорили, кроме главного: чем закончился для Руси разгром Хазарского каганата.
А закончился он тем, что евреи расползлись из каганата по Руси, пробрались даже и в хоромы князя Святослава в облике некоей Малуши, которая хоть и была простой домработницей, но в один прекрасный вечерок сумела подпоить Святослава и забеременеть будующим крестителем Руси - Владимиром.
Сей Владимир рос в семье Святослава изгоем, поэтому ненавидел все и вся, в особенности же братьев своих, которых он со временем укокошил. Это именно он извратил древнюю нашу веру, подсунув нам вместо нее рабскую веру во Христа.
Олег Аранович       01.12.2012   19:32:51
Отзыв:
пьёт Белов от доли тяжкой,
пропил крест и образ божий,
и мечтает, как с оттяжкой
будут бить его по роже.
увлажнются ресницы
славянина-мазохиста:
видно нынче ему снится,
как приняв на грудь по триста,
поначалу иудеи,
а потом солдаты НАТО
будут бить его злодеи
по заветам каганата,
о которых он проведал,
лёжа в пятый раз в психушке...
Он теперь читает Веды
и на лбу рисует мушки,
и танцует, как Нуриев,
танцы Кали или Шивы -
будет истинный ариец,
бесноватый и паршивый
Дина Немировская       01.12.2012   19:57:38

Привожу полностью статью россиянина Леонида Радзиховского, ибо узрела в написанном стихотворении В. Б. явный намёк на нынешнее положение нашей страны и её апологетствующего соседа.

Первое. Не существует никакой "палестинской проблемы", т.е. проблемы "как обустроить Палестину".
Это просто ложь, прикрывающая совсем другую проблему - "как уничтожить Израиль".
Почему я так считаю? Потому, что когда Иордания - по официальным данным - танками уничтожила, раздавила, расстреляла не менее 100000 (ста тысяч !) "братьев-палестинцев", по сему поводу никто в арабском мире не рвал на себе волосы, не вносил запросов в ООН.
Нет и не было палестинских шахидов, мстящих братьям-иорданцам. Никто из европейских гуманистов тоже рта не открыл.
Значит, судьба палестинцев самих по себе никого не волнует - ни в арабском мире, ни в Европе, ни, что самое смешное в самой Палестине.


Другой пример. Истерически рыдающие под телекамеру арабские матери всем известны (они же веселятся и обнимаются, отмечая смерть своих детей-шахидов, они же продают своих детей, отправляя их на смерть за всем известную плату от 10 до 20 тысяч долларов).
Но вот что любопытно. Недавно показывали обмен телами погибших во время ирано-иракской войны.
И арабские матери, получающие тела (или урны с прахом) своих детей, и не думали рыдать, они вполне "конкретно-деловито" отнеслись к этой процедуре.
Да и в мире по поводу 1.000.000 (одного миллиона!!!) погибших в этой войне визгу вообще не было - как и не было на свете ни этой войны, ни этих людей.
То есть - когда арабы убивают арабов, европейско-арабский пиар молча зевает.
Ему это невыгодно, неинтересно.

Мировой пиар (PR) оживает, лишь когда речь идет о евреях. При этом богатые арабские страны щедро оплачивают террор и пиар против Израиля, но плевать они хотели на трудоустройство палестинских беженцев в своих странах, плевать они хотели на помощь палестинцам, живущим в Палестине.
Вывод очевиден. Всем глубоко безразлична Палестина, но глубоко небезразличен Израиль. Нет палестинской проблемы, есть еврейская проблема.

Второе. В чем суть еврейской проблемы? Арабам выгодны высокие цены на нефть.
Для этого рядом с нефтью должна течь кровь. Постоянное нагнетание напряженности в Израиле - крайне выгодный бизнес. При ничтожных (в общем-то) затратах на "мучеников-шахидов" и "независимых европейских гуманистов" прибыли от роста цен на нефть огромны.
Норма прибыли в этом бизнесе - сотни процентов.
Но дело не только в этом. Могучие экономически, арабы желают чувствовать себя и политически влиятельными. Уничтожение Израиля есть идеальный способ самоутверждения : уничтожение Израиля означало бы настоящее землетрясение в мировой политике, при том, что реальных защитников в мире у Израиля нет! И дело не в Израиле самом по себе.
Сам по себе он почти так же неинтересен "большим арабам", вроде Саудовской Аравии или Ирана, как неинтересна им Палестина. Им жизненно важно сокрушить Израиль как бастион чужой, западной культуры. Именно в Израиле встречаются Запад и Восток - именно тут Восток стремится сокрушить Запад. Израиль - просто символ, пробный камень, первая ступенька по дороге к мировому господству.
Такова судьба евреев в истории - они были, есть и будут в центре глобальных мировых конфликтов.
Ничего не попишешь - избранный народ!

Так вот сейчас евреи - в центре столкновения мусульманской и христианской цивилизации.
При этом мусульмане евреев ненавидят открыто, христиане - как им и положено, лицемерно и скрытно (но ведь вопят так хорошо - <<возлюби ближнего!>>)

Ситуация тик-тик повторяет 30-е годы, когда Европа и США отчасти побаивались Гитлера, отчасти восхищались им. Но во всяком случае, ни малейшего раздражения (не говоря о более сильных чувствах) его антисемитская политика в Европе не вызывала.
И уж тем более европейцам в голову не приходило, слушая колокола, гудящие по евреям, подумать - а не звонит ли этот колокол по ним самим? Спохватились. . . даже не в 1939-м, объявив Гитлеру лживую "странную войну", а только в 1940-м, когда "la belle France" потерпела неслыханный по позорности разгром, развалилась под ударами немцев, просто как гнилой орех.

Мораль: еврейской проблемы самой по себе не существует. Существует проблема арабо - европейская, проблема мусульмано-христианского столкновения, где евреи играют просто роль запала, роль "белого авангарда", естественно, преданного "белыми нациями"..

Третье. В чем для европейцев смысл и сладость этого предательства? Тут, конечно, сошлось многое.
И нормальный христианский антисемитизм, и "месть за Холокост" (неприятно, черт возьми, вспоминать про свою вину!), и слюнявая "левая" ментальность, естественное для "интеллигента" сочувствие убийцам - а не убитым, грабителям - а не ограбленным, то, что стало такой хлебной профессией для независимых западных интеллектуалов (кстати, среди них традиционно не последнее место занимали евреи). Сейчас они в интересном положении. Как правоверные "левые", они обязаны защищать палестинцев, а как евреи. Ну, посмотрим, как они себя поведут "в качестве евреев" ..


Но главное, разумеется, совсем не эти эмоции. Дело куда проще.
Арабы платят бескорыстным западным СМИ. Арабы контролируют нефть, необходимую Европе.
Мусульман в странах Европы от 5 по 10%, На выборах это гигантская сила.
Евреев-избирателей меньше 1%, денег у хваленых еврейских банкиров меньше, чем у арабских шейхов, да этих евреев и не разберешь, за кого они там (как и наши олигархи, которые в большинстве своем совсем не рвутся объяснять, что они евреи, и не спешат защищать Израиль).
И самое главное. Как в 1930-е Европе не хотелось думать о страшном - что Гитлер не против евреев и коммунистов, а против них, что он сожрет именно их, - так сегодня Европа не хочет думать, что мусульмане против них. Слова про "войну цивилизаций" - просто бессмысленный треп, в который никто всерьез не верит. Арабы хотят всего лишь освобождения оккупированных земель, создания своего государства. Ну, а если и не так, то они хотят. . . ну да, допустим даже, что они хотят уничтожить Израиль.

Но, во-первых, это нереально, во-вторых, Израиль сам это заслужил, а в- третьих, нам-то что?!
Мы-то, Европа-то, здесь причем? Одним Израилем больше, одним Израилем меньше - Европа к мусульманам претензий не имеет, а они, соответственно, к ней.
Моментом истины стало 11 сентября. Слова, что "после 11 сентября" мир стал другим, - просто издевательская ложь. Мир остался абсолютно неизменным - просто двумя башнями стало меньше.
В сознании людей не изменилось абсолютно ничего, разве что страха перед мусульманами стало побольше (и, соответственно, побольше раздражения в адрес Израиля).
Весь жалкий треп про "мировой терроризм" - прямая насмешка
Кто он, этот терроризм, как его звать? Лично "капитан Немо" -Усама бен Ладен? И это - все?
Никто не смеет сказать, что 2x2=4, что очевидное гнездо мировых шахидов - в Палестине, никто не смеет признать, что до тех пор, пока не вытоптан палестинский - и именно палестинский - терроризм, движение шахидов будет только расширяться.


После 11 сентября что-то изменилось бы, если бы Европа сделала вывод: мы больше не будем покровительствовать террористам, мы будем помогать Израилю бороться с нашими общими врагами или хотя бы - не мешать ему. Запад сделал прямо противоположный вывод - он надеется расплатиться с террористами Израилем, надеется заключить с террористами негласный "Мюнхенский сговор", негласный пакт "Молотова-Риббентропа" за счет Израиля. Что ж - все верны своим генам... Европа, как в 30-е годы, жалко трусит, лебезит перед агрессорами, давится своим плохо скрытым антисемитизмом, евреи
работают "мировыми козлами отпущения", как все последние 2000 лет, а нацисты - ну, они и есть нацисты, коричневые они или какого-то другого цвета.


Фатальная картина?
Совсем не так. И евреи - не те обреченные на заклание бедняги, которые шли с тележками в Бабий Яр.
И позиция США все-таки чуть-чуть отличается от евро-мерзости.
И у нынешних нацистов нет пустячка - интересов и они грызутся друг с другом, как шакалы.
Добычи-то еще нет - а они уже грызутся. И цель - сокрушение Запада - совсем не так четко ощущается всеми в мусульманском мире - скорее, они идут к этой цели ощупью, ориентируясь на запах страха, который обильно источает Европа, просто по охотничьему инстинкту догоняют испуганно семенящий Запад.

Реально осознанной борьбы за мировое господство пока нет - но своей подлостью и слабостью Европа ее провоцирует. В общем, сегодня есть все шансы избежать второй Катастрофы (повторяю, не только Катастрофы нашей национальной, но и общемировой).
Правда, эти шансы были и в 30-е годы.
В заключение, дорогие читатели "ЕС", давайте спросим себя: что ТЫ сделал для своего народа, да и вообще "для всего прогрессивного человечества"?
Мне кажется, что честный ответ таков. Мы постараемся помочь, чем можем. Скажем, я, как журналист, буду стараться, где могу (хотя эту тему всегда трудно пробивать) говорить то, что я думаю, про террор в Израиле, буду стараться пробиваться с этой всем ненавистной правдой в СМИ. Но мы можем не только это.
Мы можем посмотреть на ситуацию со стороны. И наш моральный долг, при полном сочувствии к Израилю, - смотреть на ситуацию открытыми глазами. И видеть не только мужество израильтян, но и большие ошибки руководства страны. А если видим - говорить об этом, помогать хотя бы, как положено евреям - помогать непрошеными советами (авось прочтут?).

Совет же один. Позор, что арабы переиграли евреев в интеллектуальном столкновении!
Хорошо, что евреи мужественнее арабов в бою
(кто мешал палестинцам создать армию?
Не создали. Нанимать психов, чтобы они взрывались
они могут, создать армию..? не способны).
Но плохо, что арабы оказались хитрее евреев, переиграли их в чисто еврейском бизнесе - в пиаре.
Да, при всех объективных, названных выше обстоятельствах есть еще одно, немаловажное.
Арабы куда больше и куда более успешно занимаются пиаром. И это отчасти помогает им завоевать симпатии христианского мира. Да, этот мир изначально желает слушать арабов и не хочет евреев.
Но что делать! Другой Европы для нас нет. Значит - остается уговаривать эту. Наша сила - это наше присутствие в Европе, где сейчас решается наша участь!

Нельзя давать сухую информацию о своих жертвах - мир не способен оценить ни сдержанность, ни выдержку, ни благородство евреев.

Надо бить на эмоции тупых западных обывателей с помощью вот таких же примитивных картинок, которые показывают арабы. Надо не жалеть денег и сил на то, чтобы прорываться в западные СМИ, чтобы они давали эти картинки в эфир. Надо ясно объяснять, что дело не в "оккупации", не в стремлении удерживать чужой песок да камни, а в том, что отступление гарантирует только одно - новую большую войну.
Надо бить на простые пропагандистские тезисы: в Израиле мирно живут (и не идут в шахиды!) миллион палестинцев, граждан Израиля - но первый же еврей, вздумай он жить в "палестинской автономии", будет разорван в клочья. И вы нас ставите на одну доску?!


Это - только один пример. Надо вот так, по миллиметру, забыв о естественном отвращении, пытаться преодолевать километры наглой лжи и демагогии европейцев.
У евреев редкая позиция - они могут не врать, они-то (в отличие от арабов) могут говорить правду.
А они - молчат. Что это - еврейское высокомерие? Или нетерпение, или неумение пробить пропагандистскую блокаду? В любом случае, это - слабость. А она на войне нетерпима.
Черт возьми, против Израиля ведут именно психологическую войну, один фронт - в Иерусалиме, но другой-то - в Европе и везде на Западе! Да этот второй фронт сейчас важнее!

А Израиль бросил второй фронт. Бросил - значит, капитулировал. Израиль должен вынуждать христианский Запад стать своим союзником. Не бежать из Европы в Израиль - чего и хотят все христиане и мусульмане, чтобы легче всех нас потопить, а поднимать свой голос там где вы живете!
Надо искать путей сближения даже с такой по определению антисемитской организацией, как христианская церковь.. Ведь она тоже, хоть отчасти, изменилась, вот и Рим снял с евреев вину за "распятие Христа". Пропагандистская война - почти такая же грязная штука, как война настоящая.
И в нынешней ситуации это штука не менее важная.
Израиль, и те из вас которые живут в христианском мире, должны наконец-то начать действовать на этом фронте. Молчание ведет к Холокосту! Не нужно убегать, и не нужно молчать!
Вот те немногие очевидные соображения, которые пришли мне в голову.
Хочется надеяться, что их услышит кто-то и в Израиле, и в Европе, и в Австралии и в Америке, и даже в гнезде антисемитизма - в моей России...

А на закуску - фото о якобы "бесчеловечном отношении" солдат ЦАХАЛА к зарвавшимся газовцам с последней войны.


Валерий Белов       02.12.2012   13:54:30

Эка Вас пробрало, что сподобились на ответ... ценю...
Олег Аранович       02.12.2012   16:42:10

это не меня пробрало.
это Вас занесло в контингент психушки...скорее всего навсегда. Учите наизусть новейшую историю Фоменко и сказки Рериха, и будет Вам счастье, а от Трубина и Рагулина по стопке самогона к праздничкам
Михаил Годес       30.11.2012   19:34:31
Отзыв:
Борис Стругацкий о еврейском вопросе



* Источник: Звезда (СПб.). – 1993. – № 4 (первопубликация).

1

Герой Ильфа и Петрова заявляет с законной гордостью: «Да, представьте себе, евреи у нас есть, а вопроса нету!..» Прошло полстолетия с небольшим, и мы вдруг с некоторой даже оторопью обнаруживаем, что евреев у нас, можно сказать, почти уже и нет, а Вопрос – вот он, пожалуйста, сколько угодно, и с любыми оттенками...
Вот уже несколько лет мне хочется написать об этом, хотя, клянусь, я вполне сознаю полную бесполезность текстов подобного рода, даже если распространятся они многомиллионными тиражами и подписаны будут именами, на порядок значительнее и весомее моего.

Для меня национальность – это язык плюс культура (включая традиции, обычаи, историческую память). Разумеется, так называемая «кровь», то есть национальный генотип, тоже играет известную роль, определяя какие-то чисто внешние физические признаки (рост, вес, цвет волос, форму носа) и отчасти даже темперамент. Но это все «вторичные» признаки. И если вы возьмете младенца-бушмена из тропического леса Экваториальной Африки и отдадите его в семью русского колхозника, проживающего в деревне Большое Лядино, то вырастет у вас там коротконогий и короткошеий, кучерявый, кособрюхий мужичонка, дикого и даже страшноватого вида – черный какой-то, глаза буравчики, лицевой угол, как у неандертальца, но во всех остальных отношениях – нормальный мужик: пьющий, как все, как все матерящийся, как все – семейный, как все неприхотливый и терпеливый. Ну, может быть, чрезмерно вспыльчивый, сварливый и драчливый – да с кем не бывает? Ну, характер у человека такой, чего вы к нему привязались!..
А если возьмете вы младенца из семьи этакого русоголового ария, сызмальства презирающего жидовню и в анкетах пишущего – в пятом пункте – великоросс, возьмете вы его младенца-сыночка и поместите его в еврейское местечко прошлого века, где-нибудь под Житомиром, то и вырастет там – horribile dictu! – этакий аид, белокурый, конечно, и голубоглазый, но с омерзительно-комическим этим акцентом, с жестикуляцией этой анекдотической, с пейсами (с русыми пейсами!), с характернейшими повадками мелкого торговца, с цепкой неотвязностью репейника и совершенно невыносимым высокомерием местечкового мудреца... Ужас! Представить же себе страшно!
Поэтому все эти разговоры о Крови, о Роде, о Духе – высокопарны и бессмысленны. Они были бы смешны, если бы не стояла за ними угрюмая программа по превращению общества в этакий племенной завод, где каждая вязка-случка тщательно запланирована, а результаты незапланированных контактов выбраковываются твердой и безжалостной рукой.
Для истинного националиста важнее всего – детали, формальности, признаки, форма уха вашего прадедушки, архивная запись... Он обожает говорить о беззаветной любви к своему народу, но это какая-то странная и страшноватая любовь, плавно и нечувствительно переходящая в ненависть к народу чужому. И если «патриотизм – это последнее прибежище негодяя», то национализм – его первое и излюбленное прибежище.
Почему-то мне кажется, что я имею право считать себя беспристрастным судьей во всех этих вопросах и высказываться без риска быть обвиненным в юдофильстве-жидоедстве, русофобстве-русолюбстве. Во-первых, я никогда не замечал себя в грехе национализма. А во-вторых...
Отец мой, Стругацкий Натан Залманович, – стопроцентный еврей, сын Херсонского еврея-адвоката и еврейки, домашней хозяйки. Мать, Литвинчева Александра Ивановна, – дочь стопроцентного русского мужика, выбившегося в прасолы, и русской женщины – домашней, разумеется, хозяйки.
Согласно «Директивам по обращению с евреями на территории рейхскомиссариата Остланд» (опирающимся на так называемые Нюренбергские законы): «Евреем считается тот, кто происходит, по меньшей мере, от трех дедушек или бабушек, которые в расовом отношении являются чистокровными евреями. Евреем считается также тот, кто происходит от одного или двух дедушек или бабушек, чистокровных евреев...»
Директивы составлены не вполне ясно: зачем нужна первая из приведенных формул, если имеет место вторая? Впрочем, в тех же Директивах абзацем ниже сказано более чем определенно: «В случае сомнения гебитскомиссар или штадскомиссар решает, кто является евреем, по своему усмотрению, опираясь на эти директивы».
Поскольку среди четырех моих дедушек-бабушек двое являются «в расовом отношении чистокровными евреями», я по законам Третьего Райха являюсь евреем (со всеми вытекающими отсюда последствиями).
Однако, не могу не заметить, что по законам еврейского государства Израиль, евреем может считаться только тот человек, мать которого является еврейкой. Так что, с точки зрения законопослушного израильтянина, я – типичный гой, то есть кто угодно, но не еврей.
Разумеется, возникшее противоречие является противоречием искусственным, надуманным, чисто интеллигентским – любой наш советский штадскомиссар, не говоря уже о гебитскомиссаре, разрешит его в мгновение ока (и уже разрешал, надо думать, неоднократно, о чем речь еще впереди). Нет, я привел все эти национал-юридические изыскания отнюдь не для того, чтобы посеять сомнения, а только лишь, чтобы обосновать свою позицию человека, способного, вроде бы, на объективный (взвешенный) подход к делу.
Впервые я, мальчик домашний и в значительной степени мамочкин сынок, встретился с еврейским вопросом, оказавшись учеником первого класса ленинградской школы.
Совершенно не помню, от кого именно, но от кого-то из моих новых знакомых я впервые услышал тогда слово «жид». Надо сказать, что школа научила меня многим новым словам (например, «б...», «е...», «п...»), и слово «жид» не особенно выделялось среди них: все это были слова гадкие, тайные и обозначающие нечто дурное. Если бы тогда кто-нибудь спросил меня, кто это такой – жид, я без запинки ответил бы, что это такой очень нехороший человек.
Крайняя наивность и плохая осведомленность моя сыграли со мною однажды дурную, помнится, шутку. Как-то вечером (было это, скорее всего, зимой 1940/41 года) я, будучи мальчиком семи лет и по обыкновению изнемогая от скуки, просился в комнату моего старшего брата, девятиклассника, где всегда и все было необыкновенно и интересно. То ли старший брат мой, девятиклассник, был занят, то ли настроение у него было несоответствующее, но он меня к себе не впускал, и я уныло торчал в темной кухне, время от времени тихонько царапая заветную дверь и поднывая: «Аркашенька, можно?..» Одни лишь свирепые междометия были мне ответом.
И вот, когда от тоски и безнадежности иссякли во мне последние запасы надежды и почтительности, я вдруг, неожиданно для себя, выкрикнул в пространство: «У-у, жид!..»
Что собственно, хотел я этим сказать? Какую идею выразить? Какие обуревавшие меня чувства? Не знаю.
За дверью воцарилась страшная, мертвенная тишина. Я обмер. Я понимал, что сказал нечто ужасное, и все чувства во мне оцепенели. Дверь распахнулась. На пороге стоял Старший Брат...
Обуявший меня ужас отшиб у меня память. Я запомнил лишь одну фразу: «...только фашисты могут говорить это слово!!!» – но, как видите, я запомнил эту фразу на всю жизнь.
(Наверное, именно после этого инцидента произошло запомнившееся мне внутрисемейное обсуждение вопроса: откуда произошло слово «жид» и как оно стало быть. В обсуждении принимала участие вся семья, но запомнилось мне почему-то лишь мнение бабушки, папиной мамы, которая сказала: «Это потому, что евреи ожидаютпришествие мессии...» Вот странная гипотеза! – сказал бы я сейчас. Но почему я запомнил именно и только ее? Наверное, потому, что она показалась мне самой понятной.)

И это все о еврейском вопросе, что запомнил довоенный школьник первого класса! Полагаю, названный вопрос не стоял тогда сколько-нибудь остро – по крайней мере в тех кругах социума, где главной проблемой было скрыть от мамы «плохо» за контрольную по чистописанию. Подобно бессмертному Оське из «Кондуита и Швамбрании», мальчик-первоклассник еще не знал, что он, оказывается, еврей.
Он узнал об этом всего лишь год спустя.
Время действия – сентябрь 1942. Место действия – средняя школа районного центра Ташла Чкаловской области. Из-за войны и блокады мальчик пропустил второй класс и, оказавшись в эвакуации, был отдан сразу в третий. Он впервые пришел в эту школу и, как и всякий новичок, встречен был радостным воем и клекотом свирепо-веселой толпы новых своих однокашников.
Ташла – гигантское село, несколько сотен мазанок, распространившихся вдоль речки Ташолки, по правому ее берегу. Половина населения – ссыльно-переселенцы из кулаков, другая половина – татары. Нравы – патриархальные. Любовь к советской власти такова, что в начале Сталинградской битвы, когда чашки весов застыли в томительной неопределенности, в дверях райсовета, по слухам, установлен был, в качестве предостережения, пулемет «максим» – рылом на площадь.
Впрочем, все это не суть важно. По-моему, во всех школах СССР в те годы существовал единый ритуал встречи новичка, хотя, разумеется, в каждой школе – со своими нюансами. Мне кажется иногда, что школьники младших классов тогдашнего Союза прилежно изучали «Очерки бурсы» Помяловского и с удовольствием брали оттуда на вооружение те или иные приемы.
В Ташлинской школе нюанс был такой: «А ну скажи На горе Арарат растет красный виноград!» – требовали у меня беспощадные личности, окружившие и стиснувшие меня. «А ну скажи кукуруза!!!» – вопили они, нехорошо ухмыляясь, подталкивая друг друга локтями и аж подпрыгивая в ожидании развлечения...
Я ничего не понимал. Было ясно, что тут какой-то подвох, но я не понимал, какой именно. Я просто не знал еще тогда, что ни один еврей не способен правильно произнести букву «р», он обязательно отвратительно скартавит и скажет кукугуза. Я же воображал, помнится, что едва я, дурак, скажу кукуруза, как мне тут же с торжеством завопят что-нибудь вроде: «А вот тебе в пузо!!!» – и радостно врежут в поддых. «А ну скажи!!! – наседали на меня. – Ага, боится!.. А ну говори!..»
Я сказал им про Арарат. Наступила относительная тишина. На лицах истязателей моих явственно проступило недоумение. «А ну скажи кукуруза...» Я собрался с духом и сказал. «Кукугуза...» – неуверенно скартавил кто-то, но прозвучало это неубедительно: было уже ясно, что удовольствие я людям каким-то образом испортил. Мне дали пару раз под зад, оторвали пуговицу на курточке и разочарованно отпустили жить дальше. Я по-прежнему ничего не понимал.
После уроков небольшая группа любителей подстерегла меня на крутом берегу Ташолки и устроила стандартную выволочку – уже не как еврею, а просто как новенькому да еще вдобавок городскому. Я разбил в кровь нос Борьке Трунову (совсем того не желая), это вновь нарушило отлаженную программу, так что меня вчетвером отвалтузили без всякого энтузиазма, и я, маменькин сынок, гогочка, рыдая от людской несправедливости, отправился домой. Еврейский вопрос ни на данной стадии знакомства, ни в дальнейшем более не поднимался.
Впоследствии все мы, естественно, подружились. Борька Трунов стал вообще моим главным дружком – у него я учился небрежно ругаться матом, элегантно плевать сквозь зубы и выливать сусликов. Я был принят в русские и с презрением, хотя и без настоящей неприязни, глядел на единственного подлинного еврея в классе, – тоже Борю, тоже эвакуированного, тоже городского, но совсем уже жалкого заморыша, сморщенного какого-то, перекошенного и не способного правильно сказать кукуруза. Я глядел на него с презрением, но иногда какой-то холодок вдруг пробирал меня до костей, какое-то странное чувство – то ли вины, то ли стыда – возникало, и непонятно было, что делать с этим холодком и с этим стыдом, и хотелось, чтобы этого жалкого Бори не было бы в поле зрения вообще, – мир без него был гораздо проще, яснее, беззаботнее, а значит – лучше.
Не помню, встречался ли я в Ташле с антисемитизмом взрослых. Видимо, нет. Но с меня вполне хватило и школьного антисемитизма. Это, правда, был какой-то путаный антисемитизм. Во-первых, мальчишки совершенно искренне считали, что все евреи живут в городе, из чего делали восхищающий своей логичностью вывод: все, кто из города, – евреи. Во-вторых, они совершенно не могли связно объяснить мне, почему еврей – это плохо. Они и сами этого толком не знали. Самое убедительное, что я услышал от них, было: евреи Христа распяли. Ну и что? А ничего. Гады они, и все. К сожалению, я не помню в деталях этих наших этнологических бесед (на сеновале, в пристройке высоченного Труновского дома, и на базу у них же, на соломе, под ласковым весенним солнышком). Помню только, что я ни в коем случае не оспаривал основного тезиса – все евреи гады, – я только страстно хотел понять, почему это так?
В четвертом классе (1943/44) я учился в Москве. Об этом времени у меня почему-то не осталось никаких воспоминаний. Кроме одного. ...Какие-то жуткие задворки. Над головой грохочут поезда метро – там проходит надземный участок. Мы с приятелем роемся в гигантской горе металлических колпачков от пивных и лимонадных бутылок – почему-то здесь их скопилось неописуемо много, и мы чувствуем себя сказочными богачами (совершенно не помню, как тогда использовались в нашей компании эти колпачки). И вот мой приятель вдруг объявляет мне (с нехорошей усмешкой), что я – еврей. Я потрясен. Это – неспровоцированное, совершенно неожиданное и необъяснимое нападение из-за угла. «Почему?» – спрашиваю я тупо. Колпачки более не интересуют меня – я в нокдауне. «Потому что Стругацкий! – объявляет мне мой приятель. – Раз кончается на ский, – значит еврей». Я молчу, потеряв дар речи. Такого удара я не ожидал. Оказывается, сама фамилия моя несет в себе отраву. Потом меня осеняет: «А как же Маяковский?» – спрашиваю я в отчаянии. «Еврей!» – отвечает дружок решительно, но я вижу, что эта решительность – показная. «А Островский? – наседаю я, приободрившись. (Я начитанный мальчик.) – А другой Островский? Который пьесы писал?..»
Не помню, чем закончился этот замечательный диалог. Вполне допускаю, что мне удалось пошатнуть твердокаменные убеждения моего оппонента. Но мне не удалось убедить самого себя: отныне я знал, что скрыть свое окаянство мне не удастся уже никогда – я был на ский.

Уже в Ленинграде в пятом или шестом классе я обнаружил вдруг, что у меня есть отчество. Вдруг пошла по классу мода – писать на тетрадке: «...по литературе ученика 6-а класса Батурина Сергея Андреевича». Но я-то был не Андреевич. И не Петрович. Я был Натанович. Раньше мне и в голову не вступало, что я Натанович. И вот пришло, видно, время об этом задуматься.
В нашей школе антисемитизм никогда не поднимался до сколько-нибудь опасного градуса. Это был обычный, умеренный, вялотекущий антисемитизм. Однако же, быть евреем не рекомендовалось. Это был грех. Он ни в какое сравнение, разумеется, не шел с грехом ябедничества или, скажем, чистоплюйства любого рода. Но и ничего хорошего в еврействе не было и быть не могло. По своей отвратительности еврей уступал, конечно, гогочке, который осмелился явиться в класс в новой куртке, но заметно превосходил, скажем, нормального битого отличника. Новую куртку нетрудно было превратить в старую – этим с азартом занимался весь класс, клеймо же еврея было несмываемо. Это клеймо делало человека парией. Навсегда. И я стал Николаевичем.
«...по арифметике... ученика 6-а класса Стругацкого Бориса Николаевича...» Мне кажется, я испытывал стыд, выводя это на тетрадке. Но страх был сильнее стыда. Не страх быть побитым или оскорбленным, нет, – страх оказаться изгоем, человеком второго сорта.
Потом мама моя обнаружила мое предательство. Бедная моя мама! Страшно и представить себе, что должна она была почувствовать тогда – какой ужас, какое отвращение, какую беспомощность! Особенно, если вспомнить, что она любила моего отца всю свою жизнь, и всю жизнь оставалась верна его памяти. Что она вышла замуж за Натана Стругацкого вопреки воле своего отца, человека крутого и по-старинному твердокаменного – он не колеблясь проклял свою любимую младшенькую Сашеньку самым страшным проклятьем, узнав, что убежала она из дома без родительского благословения, да еще с большевиком, да еще, самое страшное, – с евреем!..
Я плохо помню, что говорила мне тогда мама. Кажется, она рассказывала, каким замечательным человеком был мой отец; как хорошо, что он был именно евреем – евреи замечательные люди, умные, добрые, честные; какое это красивое имя – Натан! – какое оно необычное, редкое, не то что Николай, который встречается на каждом шагу... Бедная моя мама.
Иногда мне кажется, что именно в этот вечер – сорок пять лет назад – я получил спасительно болезненную и неописуемо горькую прививку от предательства. На всю жизнь.
И кажется мне, что именно тогда дал я себе клятву (хотя, конечно, не давал я ее себе ни тогда, ни позже), которая звучала (могла бы звучать) примерно так: «Я – русский, я всю свою жизнь прожил в России, и умру в России, и я не знаю никакого языка, кроме русского, и никакая культура не близка мне так, как русская, но. Но! Если кто-то назовет меня евреем, имея намерение оскорбить, унизить, запугать, я приму это имя и буду носить его с честью, пока это будет в человеческих силах».

Боюсь, последняя фраза прозвучала у меня излишне красиво. Если у читателя возникнет то же ощущение, я готов принести ему свои извинения, но фразу, впрочем, ни вычеркивать, ни редактировать я при этом не намерен. Ибо она выражает некую суть, некую непреложную норму отношения порядочного человека к непорядочности. К сожалению, образ жизни нашей на протяжении многих десятилетий был таков, что поступки элементарно порядочные выглядели вызывающе красиво: слишком часто поступить порядочно означало – совершить маленький (а иногда и не маленький) подвиг. И когда моя невестка Елена Ильинична Стругацкая (урожденная Ошанина) в лицо разбушевавшемуся антисемиту, поддерживаемому глухим одобрительным ропотом подмосковной электрички, объявляет себя еврейкой (потомственная дворянка с родословной, уходящей в глубь истории, в доромановские времена) – это маленький подвиг, нисколько не меньший, чем легендарная прогулка датского короля с желтой звездой на рукаве (под неприязненными взглядами гебитс– и штадскомиссаров оккупационных войск).
Когда сейчас, спустя полвека, я пытаюсь вспомнить и проанализировать свое тогдашнее, детское, отношение к еврейскому вопросу, я нахожу его, это свое отношение, вполне рептильным. Мне не нравилось считаться евреем. Я не хотел быть евреем. Я ничего не имел против евреев, – точно так же, как ничего я не имел против армян, русских, татар и белорусов, – но я не чувствовал себя евреем, я не находил в себе ничего еврейского, и мне казалось несправедливым расплачиваться за грех, в коем я не был повинен. Все вокруг были русские, и я хотел быть как все.

Кто придумал эту блистательную формулировку: «Чувствуете ли вы себя евреем?» Впервые я услышал о ней от своего старшего брата, когда он с отвращением и ненавистью рассказывал мне, как в конце 40-х на одном из комсомольских офицерских собраний ихний главный политрук допытывался у него прилюдно: «Но вы, все-таки, чувствуете себя евреем, лейтенант, или нет?»
Дилемма тут была такая: либо ты говоришь, что чувствуешь себя евреем, и тогда моментально оказываешься весь в дерьме, ибо в анкетах повсюду стоит у тебя «русский», а также и потому, что самолично, при всех, расписываешься в своей второсортности; либо ты говоришь правду – «нет, не чувствую» – и опять же оказываешься в том же самом дерьме, ибо ты Натанович, и ты на ский, и ты выходишь натуральным отступником и предателем...
Я, между прочим, и до сих пор не знаю, что это, все-таки, значит – «чувствовать себя евреем». У меня сложилось определенное впечатление (в том числе и из разговоров со многими евреями), что «чувствовать себя евреем» – значит: жить в ожидании, что тебя в любой момент могут оскорбить и унизить без всякой на то причины или повода.
Я не знаю также, и что значит «чувствовать себя русским». Иногда мне кажется, это означает просто радоваться при мысли, что ты не еврей.

2

Маленькие дети – детские неприятности, взрослые люди – взрослые неприятности.
В 1950 году, окончив школу с серебряной медалью, я нацелился поступить на физический факультет Ленинградского ордена Ленина Государственного Университета имени Андрея Александровича Жданова. Я мечтал заниматься атомной физикой и не скрывал этого. Меня не приняли. Коллоквиум прошло в общей сложности три-четыре десятка медалистов, отказано было всего лишь двоим – мне и еще какой-то девушке, фамилия которой ассоциируется у меня сегодня с фамилией «Эйнштейн».
В 1955 году, когда я заканчивал матмех того же Университета (краснодипломник, комсомолец, спортсмен и в каком-то смысле даже красавец), весенним ясным утром отозвал меня в сторонку мой приятель. «Ты в аспирантуру собираешься? – спросил он. – При кафедре?» – «Да, – сказал я, уже предчувствуя недоброе. – Сказали, что возьмут». – «Не возьмут, – отрезал он. – И не надейся». – «А ты откуда знаешь?» – «Случайно подслушал. В деканате». – «Но почему?!!» – возопил я (краснодипломник, комсомолец и почетнодосочник). «Потому что – еврей», – это прозвучало, как приговор. Это и было приговором.
В 1962 году мы, братья Стругацкие, уже опытные литераторы, уже достаточно известные – по крайней мере среди любителей жанра, авторы четырех книг, подали заявление в Союз Писателей СССР. За нас хлопотали авторитетные по тем временам люди: Кирилл Андреев, Ариадна Громова, Николай Томан, но в Союз нас не приняли ни по первому, ни по второму заходу. Членам приемной комиссии не нравилось: что мы фантасты; что мы пишем в соавторстве; что мы живем в разных городах... Но не это, как узнали мы пару лет спустя, было главным. Члены приемной комиссии не полюбили нас за то, что мы, Натановичи, пишемся в анкетах русскими. Члены ПК евреи видели в этом недостойное отступничество, члены ПК русские рассматривали это как стремление пролезть и устроиться, «характерное для данной нации»...

В середине 70-х один из диссидентов-правозащитников, вырвавшихся за рубеж, давая в Нью-Йоркском аэропорту первое интервью, на вопрос «Существует ли в СССР дискриминация евреев?» ответил: «Да. Но изощренная». Он имел в виду, что государственный антисемитизм в СССР всегда был и остается государственной тайной. Со всеми вытекающими отсюда последствиями.

Почему меня не взяли на физфак в 1950 году? Тогда мама моя до такой степени была убеждена в том, что причиной этому – исключение моего отца из партии летом 1937 года и расстрел дяди весною того же года, что даже не пошла на физфак выяснять, в чем дело и почему.
Разумеется, такую причину исключать тоже нельзя. Но если вспомнить, что это – 1950-й, борьба с космополитизмом в разгаре, а все выпускники физфака идут в закрытые институты и лаборатории делать водородную бомбу...
А с другой стороны, – на математико-механический факультет меня же приняли – через две-три недели, вместе с другой толпой медалистов, без каких-либо хлопот и проблем... Но – на отделение астрономии. Совершенно ясно, что некие инструкции работали, но какие именно?
В университетскую аспирантуру, на кафедру звездной астрономии, меня, действительно, так и не взяли. Но зато взяли в аспирантуру Пулковской обсерватории, причем, как я понял, это было совсем не просто: пришлось изыскивать какие-то скрытые возможности, преодолевать бюрократические рогатки... В чем же дело? Инструкция? Или частная неприязнь какого-нибудь университетского кадровика?
И в Союз Писателей нас в конце концов (промытарив два года) приняли. Сохранилась легенда, как это произошло. Кто-то из наших лоббистов пожаловался на ситуацию тогдашнему председателю Ленинградской писательской организации, Александру Андреевичу Прокофьеву – знаменитому «Прокопу», поэту и начальнику, очень, по-своему, недурному мужику, поразительно похожему и манерами, и даже внешностью на Никиту Хрущева. Прокоп выслушал и спросил: «Ребята-то неплохие? А? Ну, так давай их ко мне, сюда, у меня и примем». И мы были приняты. В Ленинграде, но не в Москве.

Я привел здесь эти маленькие неприятности из личной жизни именно потому, что они были маленькие, кончились благополучно и не допускают однозначного истолкования. Мне (да и любому гражданину СССР) приходилось слышать десятки историй, гораздо более страшных, унизительных, горьких и безнадежных. Ломались судьбы, обращались в прах идеалы, сами жизни людские шли под откос... Однако у моих историй есть два важных преимущества: они совершенно достоверны, во-первых, и они восхитительно неопределенны, неоднозначны и туманны, во-вторых. Они, на мой взгляд, великолепно иллюстрируют собою тот туман, ту неопределенность, ту примечательную неоднозначность, которыми всегда характеризовался пресловутый еврейский вопрос в нашей стране.
Инструкция или некие персональные пристрастия? Досадные случайности или жесткая система, холодная, тайная и беспощадная? А может быть, вообще ничего этого нет и никогда не было, а были одни только обывательские слухи, наложившиеся на бытовые совпадения?

Если верить знающим людям, государственный антисемитизм в СССР имеет свою (достаточно сложную) историю. Первые 20 лет после революции его, вроде бы, не было вовсе. Это было время, когда даже проявления бытового, коммунального, антисемитизма карались по закону – жестоко и беспощадно, как и все, что каралось по закону в те времена. Признаки казенного юдофобства обнаружились в 1937 – 39, когда возникли и стали крепнуть связи с нацистской Германией, – это было естественно: в новых условиях кадровая политика требовала определенной корректировки. Этот первый всплеск естественно сошел на нет с началом войны, но после перелома к победе в 43-м вновь появились признаки казенной неприязни к «этой нации», – признаки, на мой взгляд, уже не поддающиеся простому рациональному объяснению.
С этого момента государственный антисемитизм уже только крепчал. Он вырвался наружу в конце 40-х (безусловно как результат проамериканской позиции нового государства Израиль) в виде бескомпромиссной борьбы с «безродными космополитами», в дальнейшем он все набирал силу – круче, беспощаднее, истеричнее – и должен был, видимо, достигнуть апогея в 1953-м («дело врачей-вредителей», подготовка поголовного «добровольного» переселения евреев за Полярный круг), но тут главный творец внешней и внутренней политики умер, и апогей не состоялся – наверху началась борьба за власть, и начальству стало не до евреев.
Наступило длительное затишье, совпавшее по времени с Первой Оттепелью и в значительной степени, разумеется, порожденное ею. Потом – конец Оттепели, провал косыгинской реформы, новое обострение идеологической борьбы и – Шестидневная война. Не знаю, как развивались бы события, если бы эта война не произошла; думаю, очередной пароксизм был все равно неизбежен, ибо настало время закручивания гаек. Но Шестидневная война и почти радостный разрыв отношений с Израилем оказались событиями, открывшими новую, динамичную, эру в еврейском вопросе.
Слово было найдено – сионизм, и найдена была мера пресечения – бескомпромиссная идеологическая борьба, переходящая в борьбу с замусоренностью кадров. Возник и начал быть государственный антисемитизм периода Застоя.
Леонид Ильич подписал закрытое распоряжение начальству среднего звена: избегать назначать на руководящие посты лиц некоренной национальности, а также лиц, национальность коих является коренной в странах, с которыми СССР не поддерживает дипломатических отношений. (Да, острили мы тогда, плохие настали у нас времена для парагвайцев, тайванцев и южно-корейцев!..)
Родилась и пошла гулять по стране целая серия отличных анекдотов, в которых, как в ненаписанном эпохальном романе, отразилась вся суть тогдашней идеологии и методологии власти.
...Райком партии, идет инструктаж начальников отделов кадров. «Вам, товарищи, надлежит активнее бороться с замусоренностью кадров и всячески следить за происками сионизма. Но при этом нельзя забывать, что сионист это сионист, а еврей, товарищи, это еврей, – мы интернационалисты...» Вопрос из зала: «А практически, как? Вот стоит передо мной человек – еврей он или сионист?» – «А очень просто: если он у тебя уже работает, значит еврей, а если пришел на работу наниматься, – сионист, гони его в шею!»
...Отдел кадров. «Вы знаете, по паспорту я Рабинович, но на самом деле это ошибка. Я – русский. Дело в том, что паспортистка...» – «Голубчик, с такой фамилией я уж лучше возьму еврея».
...И снова отдел кадров. «Здравствуйте. Я – дизайнер...» – «Да уж вижу, вижу, что не Иванов...»
...И опять же – отдел кадров. Распахивается дверь, на пороге мрачный, лохматый и горбоносый: «У вас с фамилией берут?»
Мне клялись, что последний анекдот – и не анекдот вовсе, а совершенно реальный случай из жизни. Очень может быть. Я охотно допускаю даже, что и все прочие анекдоты есть случаи из жизни, только отшлифованные тысячами пересказов до их нынешнего блеска.
Застой потому и называется застоем, что реальная жизнь уходит вглубь и кипит (или кишит) там, невидимая и неслышимая, а на поверхности – зеркальная гладь, да кочки, да тихий туман.
Все делают вид.
Вы делаете вид, что нам платите, а мы делаем вид, что на вас работаем.
Вы (допрашивая нас) делаете вид, что верите в нашу подрывную деятельность, а мы (выдираясь из объятий 70-й статьи) делаем вид, что обожаем Советскую Власть (Софью нашу Власьевну).
Вы делаете вид, что евреи тоже люди, а мы (евреи) делаем вид, что рвемся в Израиль исключительно и только к тяжело больной тете Песе и вообще – на историческую родину.
Создается и шумно функционирует Антисионистский Комитет («Генерал Драгунский и его труппа дрессированных евреев»). Пишутся и стотысячными тиражами распространяются замечательные сочинения типа: «Классовая сущность сионизма», «Осторожно: сионизм!», «Фашизм под голубой звездой» и т. п. А время от времени (редко) большие начальники выступают на весь мир с заявлениями a la Ильф-и-Петров: евреи у нас, да, есть, а вот вопроса нету, вопрос – это выдумки сионистов, с которыми мы ведем последовательную борьбу...
В глубинах тихого болота что-то такое-этакое бурлит, урчит и клокочет – некие канализационные струи и стоки, загнанные идеологическим террором в одни и те же ржавые трубы вместе с самыми чистыми идеями и помыслами. Иногда вдруг прорываются какие-то имена, тексты, слухи... Разогнали журнал: там, оказывается, зловеще клубились славянофилы... Статья в таком-то сборнике: евреи названы евреями... Общество «Память»... «Меморандум Скурлатова»... А некий гебист, проводя профилактическую беседу с диссидентствующим, говорит ему, расчувствовавшись: «Да как же вы не понимаете! Если бы нас не было, вас бы всех давно уже разорвали в клочки. Мы – единственная преграда между вами и дикой толпой!..»
И вот болото – взорвалось. Туман рассеялся. Лопнули все трубы, и все перегородки пали. Тайное стало явным. Мы давно уже догадывались, что разница между сионистом и евреем примерно та же самая, что между евреем и жидом, – так оно и оказалось! Бурный поток нацистских нечистот хлынул на улицы, площади и заборы, и – ничего не произошло! Никакой Короленко не возвысил своего голоса против новой Черной Сотни, но, правда, – тьфу-тьфу, чтоб не сглазить, – и Черная Сотня оказалась вполне совковой: чудище огромно, стозевно, лаяй, но – пока – не более того.
И теперь, на склоне лет своих, прилежный читатель Ильфа и Петрова получает наконец возможность рассмотреть доселе скрытое-завуалированное, приукрашенное-запропагандированное, прилизанное, причесанное, закамуфлированное.

3.

Что такое антисемитизм сегодня? Здесь и сегодня – в России, на переломе веков?
Кого считать антисемитом?
И как со всем этим рядом – жить?
Это не такие простые вопросы, как может кое-кому показаться.

...Перекошенная от застоявшейся ненависти рожа, корявый рот (с зубами через один), распахнутый в нутряном натужном реве: «Сионисты – в Израиль!.. В Из-ра-иль! В Из-ра-иль!..»
...Вежливый интеллигентный человек при галстуке, тихий, застенчивый голос, почти извиняющийся тон: «Разумеется, экстремизм в этом вопросе отвратителен, однако нельзя же не согласится: эта их напористость, эта их, простите, пронырливость, это умение приспособиться самому и пристроить соплеменника... Я все понимаю! Особые исторические обстоятельства вынуждают их к этому... И все-таки... Согласитесь, это не может не производить определенного впечатления...»
...Обыкновеннейшая домашняя хозяйка у себя на коммунальной кухне ворочает на сковородке макароны, чтобы не подгорели: «А я вам говорю, он – еврей. Другого кого за такую растрату загнали бы знаете куда? А этот выкрутился. У них везде свои есть...»
...А самый обыкновенный, абсолютно порядочный человек, который на слове «еврей» почему-то понижает голос, словно произносит нечто запретное, секретное или малоприличное? Замечали такое?
...А замечательный наш советский милиционер на Дворцовой, урезонивающий истерического «патриота» с антисемитским лозунгом: «Ну успокойтесь же, гражданин! Ну что вы, ей-богу! Да вы же хуже любого еврея!..»
А заметили ли вы, что в современном русском языке существует только одно наименование национальности, которое само по себе может быть использовано как оскорбление или ругательство? Украинца можно оскорбить, назвав его хохлом, русского – кацапом, любого среднеазиата – чуркой, армянина – армяшкой, грузина – грызуном, еврея – жидом... И любого жителя России можно оскорбить, сказав ему: «У-у, евр-р-рей!..» Такого не было и при царе-батюшке!
И наконец, классическое: «Да что вы все – «евреи, евреи»... Неужели не надоело? Хватит уже, ей-богу!..»

По моим наблюдениям, антисемитизм вполне поддается классификации. Я бы выделил три основных класса (типа, вида, жанра):
Бытовой – он же коммунальный, он же эмоциональный – вездесущий, вечный, всепогодный, беспринципный, ненавязчивый, эфемерный, непреходящий, неуязвимый, полиморфный – все с него начинают, все с ним знакомы, все подвержены ему и все ему подвластны.
Бытовой антисемитизм висит над нашей страной как смог. Сама атмосфера быта пронизана им – точно так же, как матерной бранью, которую все мы слышим с младых ногтей и которая сопровождает нас до гробовой доски. (Если бы мы могли понимать эти вечные слова, мы услышали бы их еще в роддоме от добрых наших нянюшек, матерящихся так естественно и легко над нашими розовыми ушками, когда несут они, нянюшки, нас к нашим мамочкам на первое кормление. И точно так же провожает нас в последний путь рыкающий мат гробовщиков наших и могильщиков, который мы уже, впрочем, рады бы, да не способны услышать.) И точно так же, как нет практически никого в нашей стране, кто не знал бы матерных выражений и совсем никогда не употреблял бы их – будь ты мужчина или (увы!) женщина, старик или детсадовский пацан, – точно так же нет человека и гражданина, который не вдохнул бы хоть раз в жизни смрадных миазмов бытового антисемитизма. А раз вдохнув его, ты уже заражен – слово произнесено, тызнаешь его и будешь теперь знать до самого своего конца. Раз поселившись в нас, он сопровождает нас всю жизнь, словно какой-нибудь лимонно-желтый стафилококк, и может тихо до поры до времени сосуществовать с нами и в нас, пока – при определенных условиях – вдруг не прорвется наружу этаким вулканическим прыщом, омерзительным и опасным.
Рациональный, он же профессиональный – это уже более высокая ступень юдофобии, достояние людей, как правило, образованных, испытывающих определенную потребность обосновать свои реликтовые ощущения и обладающих способностями это сделать. В подавляющем большинстве случаев профессиональный антисемитизм поражает людей, столкнувшихся с лицом еврейской национальности как с конкурентом. Он широко распространен среди математиков, физиков, музыкантов, шахматистов – в этих кругах вас познакомят с убедительными и завидно-стройными теориями, объясняющими пронырливость, удачливость, непотопляемость «этой нации» – при полном отсутствии у нее настоящей глубины, основательности и подлинных талантов.
Впрочем, к носителям рационального антисемитизма следовало бы, наверное, относить всякого, кто стремится обосновать антисемитизм теоретически. «Евреи Христа распяли», «Евреи Россию споили», «Евреи революцию устроили» – бытовой антисемит охотно использует эти замечательные утверждения во время приступов и пароксизмов своего недуга, но на самом деле не он их первый сформулировал, обосновать их как следует он не в силах, да и не нуждается он ни в каких обоснованиях (как не нуждается гражданин, изрыгнувший устойчивое словообразование «... твою мать!», в
Михаил Годес       02.12.2012   14:08:24

И тишина...
Валерий, Вы прочли статью Стругацкого? Только напишите:да или нет?
Дина Немировская       30.11.2012   13:14:19
Отзыв:   отрицательный
НОВОЕ О ХАЗАРИИ

"До сих пор точно не установлено местонахождение главнейших городов Хазарии – Итиля и Самандера, неизвестны их вещественные осанки. Не обнаружены не только могилы хазарских каганов, но, вообще, неизвестны собственно хазарские погребения".

Артамонов М.И. «История хазар».

«Читатель, исторически образованный, знает, что хазары были могучим народом, жившим в низовьях Волги, исповедовавшим иудейскую веру и в 965 г. побежденным киевским князем Святославом Игоревичем. Читатель — историк или археолог — ставит множество вопросов: каково было происхождение хазар, на каком языке они говорили, почему не уцелели их потомки, каким образом они могли исповедовать иудейство, когда оно было религией, обращение в которую запрещалось ее же собственными канонами, и, самое главное, как соотносились между собой собственно хазарский народ, страна им населенная, и огромное Хазарское ханство, охватившее почти всю Юго-Восточную Европу и населенное многими народами?
В числе подданных хазарского царя были камские болгары, сувары, мордва-эрзя, черемисы, вятичи, северяне и славяне-поляне. На востоке это царство граничило с Хорезмом, т.е. владело Мангышлаком и Устюртом, а значит и всеми степями Южного Приуралья.
На юге приграничным городом был Дербент, знаменитая стена отделяла Закавказье от хазарских владений…»

Гумилев Л.Н «Открытие Хазарии»
Валерий Белов       30.11.2012   13:31:17

Спасибо, Дина. Очень полезная информация. Есть и другие версии, особенно у нетрадиционалистов. Есть и идеологические домыслы, когда чего только с чем ни увяжут... веры, правда, им особой нет.
Я рад, если мой вирш заставит задуматься и попытаться разобраться, как в истории древней, так и в новейшей... Это всегда на пользу независимо от субъективного сужденения кого-либо.
Дина Немировская       30.11.2012   13:57:10

В связи с принятием Генеральной Ассамблеей ООН решения о повышении статуса арабской Палестины до государства-наблюдателя канцелярия премьер-министра Израиля заявила, что "речь идет о бессмысленном шаге, который не повлечет за собой никаких изменений".

"Премьер-министр Биньямин Нетаниягу четко дал понять, что палестинское государство не будет создано без гарантии безопасности граждан Израиля. Премьер-министр не допустит образования базы террора под покровительством Ирана в Иудее и Самарии, как это случилось в Газе и Ливане. Мир может быть достигнут путем прямых переговоров без предварительных условий между Иерусалимом и Рамаллой, а не посредством односторонних шагов в ООН. Обратившись в ООН, палестинцы нарушили соглашения с Израилем, и мы примем соответствующие меры", – говорится в сообщении канцелярии главы правительства.

Премьер-министр Израиля осудил речь главы ПНА Махмуда Аббаса (Абу Мазена), в которой тот не говорил о палестинской террористической деятельности, и добавил, что так не выступает человек, стремящийся достигнуть мира.

В ходе беседы с израильским послом в ООН Нетаниягу высоко оценил произнесенную им речь на Генеральной Ассамблее. Премьер-министр сказал: "Я горжусь вами. Вы представили миру правду. Вы противопоставили факты ядовитой речи Абу Мазена". Глава правительства Израиля выразил признательности девяти государствам, голосовавшим против предоставления статуса государства-наблюдателя арабской Палестине.

Министр иностранных дел Израиля Авигдор Либерман заявил, что речь Абу Мазена с трибуны ООН в очередной раз доказала, даже тем, кто еще сомневался, что речь идет о враге, у которого нет никакого желания и никаких намерений устанавливать мир. "Его выступление, полное клеветы, лишь подтверждает тот факт, что пока Абу Мазен стоит во главе палестинцев, он не принесет своему народу никакого прогресса, а будет использовать его для удовлетворения личных интересов. Абу Мазен навлечет на палестинцев только лишние страдания, отдалив возможность мирного урегулирования", – подчеркнул Либерман.

Председатель партии "Авода" Шели Яхимович заявила, что резолюция ООН о признании за Палестинской автономией статуса государства-наблюдателя – нежелательный результат для Израиля. "Перед голосованием Абу Мазен выступил с возмутительной и искажающей историю речью", – отметила она. "Это одностороннее решение, выступающее против единственно верного пути – против ведения серьезных переговоров. Резолюция ООН была вынесена вследствие длительного политического застоя, и это лишний раз доказывает, что Израиль обязан контролировать процесс урегулирования, а не мириться с негативными результатами чужих шагов, на которые мы не в силах повлиять. Премьер-министр Нетаниягу должен задать сегодня себе и своему политическому партнеру Авигдору Либерману вопрос: каким образом именно во время их политической вахты Израилю было нанесено такое постыдное поражение, как получилось, что именно они преподнесли палестинцам такой "щедрый подарок", да еще и в такую символическую дату – 29 ноября". Яхимович заявила, что сейчас следует всеми силами стараться остудить накал страстей, чтобы не укреплять еще более негативное достижение палестинцев.

Лидер новой партии "А-Тнуа", бывший министр иностранных дел и бывший лидер "Кадимы" Ципи Ливни утром 30 ноября в интервью радиостанции "Решет Бэт" назвала шаг палестинской администрации "стратегическим ударом". Она отметила, что теперь ПНА сможет подавать на Израиль в международный уголовный суд в Гааге. Ливни считает, что необходимо как можно скорее вернуться за стол переговоров с палестинской администрацией.

Лидер новой партии "Еш Атид" Яир Лапид заявил: "Обращение Абу Мазена в ООН является грубым нарушением ранее подписанных соглашений между Израилем и ПА. Односторонние шаги – это ошибочная дипломатия, на мой взгляд, палестинцы выбрали неправильный путь. Только в этом месяце жители юга и центра страны почувствовали на себе результаты односторонней политики. В то же время важно помнить, что ответственность за произошедшее лежит на нашем правительстве. Это прямой результат продолжающегося пренебрежения Нетаниягу к политической арене. По сути дела израильское правительство создало вместо двух государств для двух народов два палестинских государства: одно в Иудее и Самарии, получившее международное признание, а другое – государство ХАМАСа в секторе Газы. Я считаю, что провозглашение палестинского государства возможно только в итоге прямых переговоров, путем согласия, а не односторонних шагов".
Михаил Бурмистров       30.11.2012   14:12:53

Умри, ясней не скажешь... Дина, а можно я Ваш ответ в курсовике задействую? Пусть и наши препоры увидят, что в мире деется...
Дина Немировская       30.11.2012   15:13:13

http://newsru.co.il/mideast/30nov2012/clinton_602.html

И ещё -

Госсекретарь США Хиллари Клинтон и посол США в ООН Сюзан Райс отреагировали на решение Генассамблеи предоставить Палестине статус государства-наблюдателя.

Глава американского внешнеполитического ведомства выразила сожаление по поводу решения Генассамблеи ООН. По словам Клинтон, оно создаст препятствия на пути к миру между Израилем и палестинцами, к которому способны привести лишь прямые двусторонние переговоры, передает радиостанция "Решет Бет".

Посол США в ООН Сюзан Райс подчеркнула, что данное решение Генассамблеи не предоставляет Палестине статуса государства или права на членство в ООН.

Палестинцы очень скоро поймут, что их жизнь не изменилась к лучшему, при этом шансы добиться прочного мира уменьшились.
Владимир Селицкий       08.07.2012   11:18:35
Отзыв:   положительный
Ух! Увидел что дописали два катрена позже...

Дух хазаро-иудейства действовал через Троцкого, Лазаря Моисеича и др. Собственно говоря они и вернулись тогда, только в виде мощной духовной силы. Через Сталина в Россию возвращался дух византийства. Эти два духа столкнулись в смертельной схватке в 20-е и 30-е годы. Через Ленина действовали черномагические центральноамериканские мистерии. В целом эти потоки выходили своими корнями из египто-халдейской культуры и ввергали нас на два эволюционных уровня назад. Сталин всех победил. Залив Россию кровью, он спас ее от ассимиляции... Но Сталин все равно был не последней инстанцией. Каганат продолжал действовать за его спиной фактически руководя страной. Так было фактически до Андропова и Мишки Горбачева.

Но реванш был и другой. И значительно раньше. С 1850 года антиэволюционный дух Агасфера стал правящим духом еврейского народа. С этого года еврейский народ стал собираться и просто как по-волшебству подниматься и собираться дойдя до государственности. Именно с 1850 года евреев стали брать в ложи. До этого им там быть было категорически запрещено. Когда-то Агасфер был полноправным эволюционным духом древнеперсидского народа. Он потому так силен еще что находится в ранге Архая, что стоит на ступень выше Архангела. Но он сам не пожелал себя ввергнуть на путь духовной ассимиляции. Теперь он тянет этим же путем еврейский народ.

Еврейский народ спасется только путем принятия Христа. Многие евреи уже это понимают. Правда спасти сам народ как народ будет намного сложнее...

Агасфер стоит за сионизмом и Вы его служение определенным силам описали правильно.

Что касается мирового правительства, то там уже евреи далеко не в большинстве. Это уже сливки со многих наций. Они напрямую служат силам Аримана. Духа, который уже пришел...

Еврейская тема в политике отошла на задний план и сейчас действует только по инерции. Все намного страшнее, Валерий. Глобализм и американизм - вот где силы зла разойдутся не на шутку. Сейчас еще все только начинается.

Еврейский народ и государство Израиль эти силы отдадут в жертву при первой необходимости. Мы можем противиться этим силам только путем укрепления своего самосознания.
Дина Немировская       30.11.2012   14:00:31

Еврейский народ спасется только путем принятия Христа. Многие евреи уже это понимают.

БРАВО! Все беды современного Израиля иду именно от отрицания ХРИСТА и ХРИСТИАНСТВА!
Мурат Горский...       01.12.2012   01:35:14

Привет, Дина. Я прочитал произведение. Ничего нового там нет. История написанная автором с прочтённых книг кем-то написанными. Нам с вами не стоит тревожиться и менять веру не стоит. Дело в том, что верить в человека грех. От такой веры немало крови пролилось. Знал об этом Авраам, наш праотец и принял единого Бога. И потом, мы, то-есть иудеи, были первыми поняв это и с тех пор нас всё время хотят сместить с первенства. Вот тут и возникает вопрос, для чего? Что-бы стать первыми? Ну тогда зачем смещать, можно просто принять и стать первыми, ибо сместив первого так или иначе станешь и мыслить как первый, и жить как первый, и слышать дыхание в затылок вторых, тех кто думает как второй и хочет стать первым.
Валерий Белов       02.12.2012   14:04:50

Единобожие - несомненно очень важный шаг для духовного роста всего человечества. В Библии это отражено наиболее определённо и конкретно, чем в других источниках. Представление о монотеизме и соответствующие этому подтверждения находятся и в добиблейской традиции. К примеру, Египетское жречество об этом говорило, а сейчас есть теории, что иудейская идеология - это дело рук древнеегипетского жречества в его стремлении к мировому господству и в его обосновании.
Михаил Годес       02.12.2012   14:10:48

Прекрасно! Давайте, всех "собак антисемитизма" повесим на египетских жрецов! Вот они обрадуются!
Валерий Белов       02.12.2012   14:31:30

Суть животного антисемитизма - в невежестве его носителей. В Египте он имел место ещё до появления там Иосифа, Иакова и колен Израиля (Иакова). О его причинах в Ветхом завете ничего не говорится. В современном варианте про антисемитизм можно сказать только одно - его носители в своём развитии задержались ещё в древнем Египте.
Всё остальное, что связано с "Мировым заговором, Закулисой и прочее", геополитикой, однополярностью мира - это всё имеет отношение уже не к одной нации, а значительно более сложное явление. Условно я это определил как мировой сионизм, но сионизм не в понимании переселения евреев на землю обетованную и образования там собственного государства, а в том смысле, что элитарная идеология сильных мира сего прекрасно соответствует иудаизму и структуре его клирикальной организации посредством устной традиции и строгой иерархии. Это сочетается с концентрацией капитала у еврейских (и не только) банкиров, с тайной организацией масонских лож (интернациональных по составу).
Если я выступаю против чего-то, то именно против подобного мироустройства. А то, как в нём используют и подставляют многострадальный еврейский народ, я речь не веду.
Михаил Годес       02.12.2012   15:13:48

Ну, теперь мне ясна Ваша позиция: она мне близка и я даже участвую в движении, которое, Бог даст,
сделает мир чище и справедливее.
Я - участник всемирной кассы взаимопомощи под руководством Сергея Пантелеевича Мавроди.
Позитив: Avto ЗаПолЦены.рф
http://youtu.be/8xHTnU6a8eE
Михаил Годес       02.12.2012   14:16:28

Валерий, Вы хотите поздравить мою жену с днём рожденья? Я как раз рюмку виски налил.
Валерий Белов       02.12.2012   14:32:47

С удовольствие поздравляю, хотя лично и не знаком, но уверен, что она достойная женщина...
Михаил Годес       02.12.2012   15:10:52

Вы правы - она достойная женщина, врач в шестом поколении из древнего дворянского рода.
Передам ей Ваши поздравления, благодарю Вас.
Мурат Горский...       03.12.2012   01:30:26

Спасибо за информацию. Но всё это из книг и и статей учёных людей, которые, конечно, достойны уважения. Но есть и другие, те которые передают знания из поколения в поколения рассказывая им свою историю. Например, ещё моя бабушка рассказывала, что она слышала от своей бабушки то, что наш Бог предлагал всем верить в него, но согласились только мы. И тогда Он сказал, что будет нас как звёзд на небе, столько нас будет, сколько песка на земле и будут почитать нас люди как первых людей на земле. Так говорила моя бабушка. Ни слова не придумал. И как вы думаете, что делать с этим?
Валерий Белов       03.12.2012   02:19:00

Мурад. То, что говорила Вам бабушка - это устная передача того, что буквально написано в Ветхом Завете. Этому можно верить, а можно полагаться на изыскания других людей. Иудейство основывается на устной и строго иерахической позиции. Это значит, что Верховный совет жрецов, Синдреон или как он теперь называется, в лице своих авторитетных толкователей, давал и даёт разъяснения и установки, которые обязательны к исполнению более низкими ступенями клирикальной иерархии. Это доводится до раввинов и они объясняют своей пастве как ей надо жить и что делать. Паства им верят на слово и передаёт это своим детям и внукам.
В целом это весьма уважительно и ничего плохого тут нет. Иудейство - лишь одна из конфессий. Но для меня совершенно неприемлемо расовое превосходство под каким бы соусом оно ни приподносилось...
Мурат Горский...       03.12.2012   02:42:38

Подмена понятий. Ни о каком расовом превосходстве не идёт речь. В нашей вере есть все, не взирая на цвет кожи или языка, на котором говорит человек. Вы же не будите отрицать, что вы и умнее меня и грамотнее и я уверен, что с вашей стороны не будет и нет сейчас превосходства над такими как я, неграмотными. Во всяком случае я на это надеюсь, хотя закон конкуренции никто не отменял. Или вы против?
Валерий Белов       03.12.2012   03:05:31

Мурад. Я очень хорошо знаю Ветхий завет и совершенно не знаю, чему учат раввины. Второзаконие (да и другие книги) содержат очень много ксенофобии. А за их толкование еврейскими мудрецами я ничего сказать не могу. Это обратная сторона устной традиции в иудействе...
Мурат Горский...       03.12.2012   03:34:26

Я одно время посещал синагогу каждый день, и слушал чему там учат, то-есть не учат, а рассказывают что было и как выживал народ во время оккупаций земли обетованной. Ничего такого, крамольного там нет, речь всегда идёт о примерах выживания. Час молитвы и 15 минут урок по истории и всё. Кстати, зная столько о еврейской вере вы и сами могли бы стать раввином, только для этого надо как-то начать думать как раввин и найти слова что говорить своей пастве, когда на вас будет смотреть народ в каждом поколении которого есть горе. И может тогда вы как-то начнёте правильно нас понимать, делая сравнения того или иного события задавая вопрос почему мы поступаем так, а не иначе.
Валерий Белов       03.12.2012   12:09:40

Тема глубокая. Хорошо ещё, что в нашем диалоге неадекватов нет. Мы друг друга и так поняли, как я полагаю, и пришли к взаимопониманию...
Мурат Горский...       04.12.2012   00:28:54

Надеюсь, что понимаем. Про адекватность знаю не по наслышке, по роду деятельности или просто по работе пришлось повидать настоящих. А на сайте практически их нет, но есть упёртые, без компромиссов, а это уже можно иметь направление к психологу. Спасибо.
Валерий Белов       08.07.2012   11:33:21

Вот и я о том же. У еврейского народа назревает очередной шанс выступить в роли многострадального. Меня это страшно огорчает и даже пугает, потому что это будет трагедия мирового масштаба.
Хорошие Вы высказали мысли, которые говорят о том, что многие споры происходят по инерции и неосведомлённости. Для меня, к примеру, еврейский вопрос в традиционной трактовке уже не представляется актуальным. Расклад сил в мире изменился и мировое зло получило вполне конкретный облик в лице глобализма. Кстати, в концепции общественной безопасности - КОБ (Петров, Ефремов) говорится, что и США могут быть принесены в жертву интересам верхушки, в которую сионизм был допущен в силу его идеологии...
Владимир Селицкий       08.07.2012   12:16:34

.. я очень хорошо понимаю Вашу мысль и озабоченность тем как можно по-новой разыграть многострадальность. Безусловно такая опасность существует... Холокост-2-3-4... Но это будет только в том случае, если Агасфер не отойдет от народа. Если отойдет - народ рассыпется...

Глобалисты действуют и будут действовать куда изощренней. Например, все киотские соглашения и проч. ХАРПы и калайдеры - это уже война объявленная нам... Голивуд работает на полную катушку. А еще они запустили лет пять назад теорию метеорита 2019 года. Он должен попасть в центр Америки, залив пол-Америки водой. Кинцо уже для пущей убедительности сняли. Для этого куда-то ведь надо "бедных" американцев расселить. Поэтому, давайте господа делитесь с нами территорией. Причем в Россию выкинут всех негров, тем самым вешая на нас свои кармические долги за порабощение черной расы. Дальше можно через ГМО, сократить население Земли до 1.5 млрд. Стериализация ненужных народов уже началась и она будет приобретать нешуточные размеры в будущем.

Я в свое время делал книгу К. Мережковского, брата поэта. Она называется "Рай земной или сон в зимнюю ночь". Есть только у меня на сайте. Это во многом пророческая утопия написанная в 1903 году: http://bdn-steiner.ru/modules.php?name=Books&go=page&pid=3001

Добавить отзыв:


Представьтесь: (*)  
Введите число: (*)  











1