приговорённого к огню


приговорённого к огню
Напрасно усмиряю я порыв,
Ты - день и ночь в груди- попеременно!
Ты в десять раз богаче их-
Твоё дыхание благословенно!
Бог создал красоту Твою-
пленяющей и дышащей простором-
моим счастливым приговором-
ПРИГОВОРЁННОГО К ОГНЮ.





Рейтинг работы: 36
Количество рецензий: 1
Количество сообщений: 1
Количество просмотров: 310
© 31.05.2012 Эдуард Дэлюж
Свидетельство о публикации: izba-2012-574425

Рубрика произведения: Поэзия -> Лирика любовная


Айна Светлая       01.06.2012   01:34:16
Отзыв:   положительный
Кто под звездой счастливою рождён —
Гордится славой, титулом и властью.
А я судьбой скромнее награждён,
И для меня любовь — источник счастья.
Под солнцем пышно листья распростер
Наперсник принца, ставленник вельможи.
Но гаснет солнца благосклонный взор,
И золотой подсолнух гаснет тоже.
Военачальник, баловень побед,
В бою последнем терпит пораженье,
И всех его заслуг потерян след.
Его удел — опала и забвенье.
Но нет угрозы титулам моим
Пожизненным: любил, люблю, любим.

Шекспир сонет 25
Эдуард Дэлюж       04.06.2012   21:08:51

и ты меня научишь пить сакэв
обратной перспективе фотографий
лёг мир переиначенный в зрачке
два перевёртыша ответами – зачем
мы стёкла мнём руками и в садах
на яблони струну виолончели
натягиваем ветром пониманий
где время это добрый звездочёт
пошёл ли снам отсчёт в обратной коде
не верю я ни кодакам ни фуджи
а только в твое близкое плечо
из воздуха и тоненькую жилку
нам выдали транш времени за старость
прикупленную детством на крови
своим
но мы о том не говорим
на нити голосов из никогда
ты ветер соберёшь
я брошусь в парус
протершегося неба и останусь
заштопать гордый свищ верёвкой слов
и дырку и пирог американский
забывший где качается весло
и путь радиоактивный на руке
не помнящих как делятся сердцами
кроша их в голубиное руно
мы розу не разбуженных ветров
в шипы целуя вынянчим ребёнком
молочным грудничком у рек надежды
и пустим новым флагом к Фудзияме
гнать горе от печальных берегов
к притихшему как вечность океану
в словах жмут почки завязи
любовь
журавликом слетев к японским мамам
и пагодам оставшихся домов
домокловость сотрёт оставив кров
и кровь без белых пятен зёрен солнца
обратной перспективой негатива
луч лунный пробиваясь над водой
услышит твое имя в криках чаек
качая парус неба над волной
и ты меня научишь пить сакэ
по будням возле сгибов оригами
запястия от внутренних детей
любимых нами вишен и поэтов
которые спасают сны в метель
и шеи утомленные с петель
оставив тонкий запах добрых рук
на время распустившихся стихов
в неизданные томики басё

inki








1