Весна в Девоне


Весна в Девоне.

Море среди гористых берегов застроенный гостиницами склон напротив... Стены древнего аббатства подступают к набережной... За каменным барьером, разделяющих дорогу и свинцового цвета холодную воду - песчаный пляж. Он пока пуст. Зелёные пятна водорослей оставленные последним приливом, хорошо различимы на коричневом, мелком песке.
В дальнем левом углу панорамы — небольшой морской порт отделённый от открытой воды высокой дамбой. Там в затишье — десятки катеров и небольших яхт, на которых летом совершают прогулки приезжие «дачники».
Городок на прибрежных обрывах, Токи — это курорт, который здесь называют английской Ривьерой.
В этом месте, около семидесяти лет назад, поженились Макс и Бетти, родители моей английской жены Сюзанны.
Сюда, уже в который раз мы приехали в начале апреля, в гости к сестре жены, Роне. Она живёт в доме, который на пару с молодым мужем Джимом, купили лет тридцать пять назад. Здесь родились четверо её детей...
Дети выросли и разъехались по всему свету, и только младшая дочь, которой двадцать лет, в «промежутке» между Францией и Испанией, приехала погостить к матери. Она — инструктор по «яхтингу и каякингу» - живёт и работает по полгода в спортивных лагерях, для английских школьников, в Западной Европе.
Лагеря такого типа, шутливо называемые по английски - «родители вон» - напоминают советские пионерские лагеря. В таких местах, дети в возрасте от семи до семнадцати лет отдыхают в школьные каникулы, под присмотром учителей и инструкторов.
… Мы приехали сюда из Лондона, на нашем стареньком «Пассате», затратив на дорогу около шести часов, преодолев расстояние в более чем триста километров. По пути, мы сделали остановку в «Услугах», перекусили, немного размялись и выпили кофе. На европейских автострадах, такие «Услуги» расположены на расстоянии нескольких десятков километров одна от другой и здесь, и там, можно вкусно перекусить, сходить в туалет и отдохнуть от однообразной езды по хайвэю, со скоростью в сто с лишним километров в час.
Такие автострады и «услуги», ещё только предстоит построить в России, для того, чтобы влиться в цивилизацию, которая носит название «автомобильной». Такая цивилизация, объединяет все развитые страны, на всех континентах и её основой, является автомобиль... Об этом подробнее, я писал в других своих английских очерках...
Рона нас ждала, но ужинать дома не собиралась и ближе к вечеру, мы съездили в ресторан, в котором торгуют едой «на вынос» и купили жареную рыбу с чипсами — национальное английское блюдо, так же распространённое в Англии, как пицца в Италии...
Пока Рона со своим партнёром Джонатаном, ходили на какой-то вечер танцев, устраиваемый их друзьями, мы поужинали и пораньше легли спать, утомлённые долгим переездом...

Утро наступило солнечное и ясное. Проснувшись чуть позже, чем обычно, мы позавтракали обмениваясь семейными новостями.
… Сыновья Роны, живут давно и постоянно заграницей. Один в Австралии, другой в Японии. Они работают там в туристических агентствах, живя в пансионатах и в качестве инструкторов и проводников обслуживают богатых иностранцев, приезжающих отдохнуть и познакомится с жизнью этих экзотических стран и народов их населяющих. Старшая дочь, уже давно путешествует на круизных громадных суднах в роли домашней няни, которая водится с детьми пассажиров, во время длинных путешествий...
После завтрака, мы сделали бутерброды, залили в термос кипяток, и отправились на машине в сторону Дартмоо — высокогорной части Девона... Таких «муров» или если по английски произносить - «моо» несколько в Англии, и все они расположены «на горах». Эти районы, по растительности и климату немного напоминают «горную» тундру, но при высотах совсем небольших, учитывая, что Англия страна, в основном холмистая, а самая высокая точка на острове — это вершина Бен-Невис, в Шотландии, высотой около полутора километров. Я там был и расскажу об этой поездке в Шотландию, на родину монстра Несси, в другом очерке...
… Приехали «наверх», то есть на возвышенность, около двенадцати часов дня.
На холмистом плоскогорье, с торчащими, кое-где из зелёной травяной луговины, гранитными останцами, было уже много машин, остановившихся на специальных стоянках, вдоль дороги.
Тысячи отдыхающих, приезжая на машинах разного ранга и калибра, останавливаются на обочинах и по крутым длинным склонам направлялись в сторону скальников. Высота этих каменных глыб варьируется от метра до двадцати метров. И конечно, всем хочется подняться на их вершины и оттуда обозреть живописные окрестности...
Давно уже, на гранитной поверхности этих «облизанных» древним ледником, покрывавшим некогда окрестности, скал, были вырублены ступени, или даже вбиты металлические скобы и крючья. Пользуясь ими, мы влезли на меньшую скалу, по форме напоминающую гигантский слоёный берет и с её вершины, долго рассматривали округу.
Прямо перед нами был пологий склон, заросший можжевельником и вдалеке, видны были тёмные силуэты, пасущихся «дартмурских» пони — особого вида диких лошадей, живущих здесь с незапамятных времён. В хорошие периоды они размножаются и их становится много. В плохие — они незаметно вымирают, но люди, часто этого не замечают...
Всего их, на сегодня, осталось чуть более трёхсот. Живут они небольшими табунами, рядом с человеческими поселениями, но и там, где людей нет в округе на десятки километров. По виду, они почти как настоящие лошади, только меньше, иногда почти в два раза. Некоторые особи, настолько лохматы, что издали напоминают медведей. Встречаются «коньки-горбунки» не выше метра и невольно вспоминаешь известную сказку Ершова, с одноимённым названием, о приключениях Ивана — дурака, младшего сына, который в итоге стал с помощью Конька-горбунка, Иваном — царевичем, женившимся на царской дочке...
Местный табун состоит сплошь их особей темного, почти чёрного цвета. Судя по всему, здесь живут несколько семейств насчитывающих штук двадцать лошадок обоего пола.
Как только людей под скалами стало много, они пришли, прискакали поближе, видимо надеясь на подкормку, а может быть в надежде, просто пообщаться. Большую часть года и судок, люди здесь редки...
...В другой стороне горизонта, напротив, была высокая скала, на которую используя альпинистское снаряжение взбирались юноши и девушки, под руководством инструктора. Ещё дальше (я по-прежнему рассказываю о подробностях ландшафта) видна асфальтовая, размеченная дорога, по которой в обе стороны неслись машины и летели гремя моторами мотоциклисты. Так же, видны были несколько машинных стоянок, на которых полно машин. Ближе к полудню, приезжающих становилось всё больше...
Надо сказать, что англичане, пожалуй, как никакая другая европейская нация, - любители разнообразных путешествий. Эта страсть зародилась, а может быть была причиной колониальной политики Великобритании со времён пиратов, колонизаторов и арктических путешественников. Меня всегда поражала решимость и героизм английских географов, мореплавателей и исследователей северного и южного полюсов. Достаточно вспомнить Френсиса Дрейка, Кука, которого съели расторопные индейцы, первооткрывателей Северного и Южного полюсов или Дарвина, совершившего кругосветку на «Бигле» и благодаря своему любопытству и изысканиям, открывшего законы эволюции всего живого...
Многие из этих путешественников погибли, замерзли или умерли от голода, но совершили множество удивительных подвигов и открытий. Об этой стороне английского характера, к счастью написано множество книг. И потому ещё, уже нынешние поколения молодых людей стремятся в неизведанные страны на многих материках. В этом смысле, русские похожи на англичан, хотя нынешние молодые, мало знают о своих далёких предках, первооткрывателях российский земель и неизведанных мировых пространств...
... Спустившись с первой скалы, мы прошли мимо табуна пони, которые без боязни щипали траву или враждовали между собой, дико и свирепо взвизгивая и ударяя копытами по жёсткой земле. Дикий нрав «мустангов» сохранился и в этих уменьшенных копиях диких коней...
... Видя, что даже дети с родителями иногда взбираются на эту вершину, мы с женой тоже попробовали и у меня это получилось немного лучше. Сюзи остановилась в пол скалы, а я поднялся на самый верх и прохаживался там, рассматривая окрестности, как победитель...
Наконец, мы спустились вниз, к подножию и обсуждая увиденное, направились в сторону машины...
Дартмоо, расположен на высоте около трёхсот - шестисот метров и потому немного похож на крымскую яйлу, или степные долины Восточного Саяна. И там и там, я бывал неоднократно и меня поражала дикость ландшафта и отсутствие там больших поселений.
Путешествуя по яйле, крымскому степному гористому плоскогорью, я видел там непуганых оленей, косуль и множество следов человеческой истории, оставшихся в виде курганов, одичавших садов и старых заросших фундаментов. В Восточном Саяне, по долинам рек, на слонах, особенно весной, можно видеть оленей — изюбрей и даже медведей, которые пасутся там, как коровы, отъедаясь на горных луговинах, после зимнего сидения в берлогах. Но об этом, я уже писал в своих книгах путешествий...
… Сев в машину, мы по дороге, за пять минут доедали до деревни в которой решили попробовать местные сконсы. Это традиционная английская булочка, которая подаётся к чаю вместе с густыми, как масло сливками и вареньем. Сконсы едят так: разрезают их пополам, вдоль и половинку, сверху разреза, намазывают малиновым или клубничным вареньем, а сверху мажут толстый слой сливок. Получается и вкусно и сытно. Ну и чай, обычно ароматный «Эрл Грей», подают с молоком и кипятком в отдельном сосуде.
Мы наслаждались едой и отдыхом в старой таверне, в окна рассматривая крутые холмы, и пасущихся на них овец и коров, рыжих и шерстистых, специальной горной породы, которая встречается ещё и в Шотландии...
После чая, мы пошли осматривать местную церковь поставленную здесь ещё в пятнадцатом веке. Наверное это были годы, когда в России, князья объединившись, наконец сбросили татаро-монгольское иго...
И такие древности встречаются здесь на каждом шагу...
Меня часто удивляет наличие древностей в обыденной английской жизни. Сегодня, я гулял в небольшом парке неподалеку от нашего дома, в Лондоне. По пути встретил паб, который открылся впервые в 1602 году и работает по сию пору. Это небольшое двухэтажное старое здание, сохранилось с тех пор, когда в России правил Борис Годунов!
Будучи, как-то в городке Стратфорде - на Эйвоне, где родился и жил Шекспир, мы побывали в магазинчике, который расположен в здании, выстроенном в начале пятнадцатого века!
В России, не то что дом — каменную церковь трудно вспомнить, которая была бы построена в эту эпоху. Наверное потому, что архитектура жилья в нашей стране, была в те времена, почти сплошь деревянной, но главная, на мой взгляд, причина, в жестокости исторической судьбы России. На территории Англии не было интервентов со времён Вильяма Завоевателя, а в России за эти столетия побывали почти все европейские армии. Драматизму и жестокости истории, соответствуют и разрушения, часто не оставляющие камня на камне в целых городах...
Что меня поражает в английских сельских церквях — их полная открытость. Нет ни сторожа ни священника. Лежат книги: Библии и сборники церковных гимнов, которыми пользуются прихожане; на столиках разного рода печатная продукция, плату за которую можно положить в щель ящика, вделанного в стену. Никто тебя не контролирует, никто не думает что ты можешь здесь напроказничать...
Так было и в этой церкви...
Попутно, мы осмотрели и церковный дом, в котором, вот уже несколько столетий работает школа, а в старые времена, здесь останавливались на ночёвку верующие из дальних деревень, приезжающие на службы...
Стены всех строений в деревне каменные, а вот перекрытия потолочные сделаны из дерева, ещё хорошо сохранившегося, несмотря на прошедшие столетия...
За церковью, как обычно, - кладбище, состоящее из надгробных камней — плоских прямоугольных плит с скруглённой вершиной, с высотой над землёй около метра. На одной из старых плит мы прочитали дату захоронения — 1740 год!
После знакомства с деревенскими достопримечательностями, в которые входят обязательно разного рода магазинчики сувенирной продукцией, мы сели в машину и поехал в глубину «мура», по узкой лесной дороге, на которой, чтобы разъехаться со встречной машиной, надо было останавливаться в специально сделанных «карманах» - расширениях. Но водители здесь вообще отличаются вежливостью и аккуратностью...
Пропетляв по склонам холмов, заросших густым лиственным лесом с кустарниковым подростом, мы неожиданно попали в городок Ашбортон, в котором было уже несколько церквей с высокими башнями — колокольнями и несколько небольших гостиниц, в которых живут туристы со всей Англии, приезжающие посмотреть на Дартмоо...
Выехав чуть за город, мы, вдруг, увидели вывеску с названием парка оборудованного для отдыха с детьми и завернули туда. Оставив машину на зелёной луговине — автостоянке, рядом с прозрачной речкой бегущей по желтоватого цвета мелким камешкам, переобувшись в туристические башмаки, мы пошли гулять. Лес кругом был настоящий. Высокие толстые стволы американских сосен, заслоняли полнеба и где- то впереди, чуть заметен был просвет. Пробравшись туда, мы увидели на краю девственно зелёной луговины, непонятного назначения участок, огороженный высокой металлической сеткой. Вскоре мы услышали тревожные скрежещущие вскрики и поняли, что это перекликаются фазаны, для которых и сделан был вольер. Там они скрывались от собак, гуляющих с хозяевами по парку... Вскоре мы увидели длиннохвостого, нарядно-пёстрого, красно-коричневого петушка — фазана, который перебежал луг и скрылся в лесу.
Под закатным солнцем, мы прошли через изумрудно яркий луг и углубились в лес. Тропинка неожиданно закончилась и мы, через лес, спустились к речке. Там, в влажных низинках, я увидел растения, удивительно напомнившие мне черемшу — сибирский дикий чеснок, по весне растущий в тайге и заготавливаемый сибиряками мешками, для солений и салатов. Я не веря глазам, попробовал на вкус и сразу понял, что это и есть английская разновидность черемши. Прожив здесь почти пятнадцать лет и объездив всю страну вдоль и поперёк, я и не знал, что здесь могут расти таёжные травы.
Правда, раньше, я несколько раз, в разных местах собирал чернику в островках леса, ещё кое-где встречающегося в Англии. Но чтобы вот так просто найти черемшу?! Я был в восторге и набрал английской «черемши» в карманы куртки. От меня стало «вонять» чесноком . Но ведь это запах вполне сносный и даже здоровый. А я, чувствуя этот резкий лесной запах, вдруг, словно перенёсся на просторы сибирской тайги, в которой черемшу едят даже медведи и потому, черемшу, ещё называют медвежьим чесноком...
Однажды, по весне, мы с другом, возвращались из дальнего охотничьего зимовья по заросшей лесной дороге, на обочине которой буйно росла черемша, а между колеями, пролегала натоптанная медвежья тропа, по которой таёжный зверь прогуливался совсем недавно....
Спускаясь с горы, на повороте, мы вспугнули громадного рыжего медведя, который дремал убаюканный весенним ветерком, шумевшим хвоей в вершинах сосен. Медведь. Не разобравшись, бросился на меня и я, вдруг, испуганно заревел-закричал на него. То ли от удивления, то ли от неожиданности такой моей реакции, медведь совсем близко от меня развернулся и убежал в лес, треща валежником. Так благополучно всё и закончилось...
… Незаметно, солнце низко повисло над холмистым горизонтом, и мы с женой решили выезжать в сторону «дома»...
Часам к семи, мы уже подъезжали к дому Роны, где нас ждал специально для гостей приготовленный ужин...
Первый день нашего весеннего путешествия закончился...

Март 2012 года. Лондон. Владимир Кабаков.





Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 385
© 18.05.2012 Владимир Кабаков
Свидетельство о публикации: izba-2012-567174

Рубрика произведения: Разное -> Публицистика











1