Суки


Суки
На Иова Многострадального вихрем пронеслась по Выселкам весть: в дом к старой Степаниде заселился какой-то новенький, появщик, - молодой фронтовик в выцветшей до белизны гимнастерке, на которой сверкали начищенные до блеска четыре медали. Одна из них, сказали, «За освобождение Праги». Остальные рассмотреть не успели.

После войны, унесшей жизни нескольких десятков хуторян, возрастные мерки оставшихся высельчан изменились. Все, кто был моложе пятидесяти лет, теперь считались «молодежью». После шестидесяти лет жизнь обретала новый смысл, а восьмидесятилетние старухи, сидя на завалинках, еще подслеповато щурились в конец Выселков, в пьяный желтый тракт, ожидая, видимо, и своего счастья, которое обошло их стороной.

Но никто не ехал в хутор: Выселки же… До ближайшей деревни – верст двадцать с гаком. Лишь раз в месяц наезжал на трофейном мотоцикле участковый, которого за его мрачный и злобливый характер прозвали Тучей. Приезжал, обходил все дворы, поскрипывая яловыми сапогами и засунув ладони за ремень портупеи. Да и дворов-то – два десятка, жителей – чуть больше. Бабы, старухи и малолетки. Из четырех десятков мужиков с войны вернулись лишь двое…

Хутор для Тучи был вражеской территорией. В 36-м их, раскулаченных хуторчан, вывезли из Винницкой области и бросили сюда – в степь, в чистое поле. Рядом – ни реки, ни леса, одна только выжженная солнцем равнина да редкие чахлые деревца вдоль дорог. Сначала жили в землянках, копали колодцы. Нескольких молодых парубков, не добравшихся до воды, засыпало обрушившимся песчаником. Там же, в колодцах, и схоронили, поставили кресты, отмолились… Но воду нашли.

Кое-как отстроились и зажили - пусть и не богато, но спокойно. И вдруг – война. Мужиков позабирали, не припрятанные запасы еды и зерна выгребли наезжие спецотряды, дальше оставалась только голодная смерть. Но и тут выжили. Только участковый стал наезжать всё чаще: вынюхивал, выслеживал, высматривал… Каждой похоронке, пришедшей хуторянам, он радовался, как очередной победе Красной Армии. Вон Гитлер, говорил, отгрохал себе в Виннице ставку, «Вольфшанце» - не просто так! И эти – винницкие, тоже кулачьё, вражины недобитые, пособники фашистов… Если находил где-нибудь свеженькую, сочащуюся смолой прибитую дощечку – тут же писал «куда следует». А, уезжая, вместо прощания говорил собравшимся у мотоцикла хуторянам только одно слово: «Суки!..»

И вдруг – такая новость: настоящий мужик, фронтовик, даже не инвалид!... Выселки заштормило. К дому Степаниды, стоявшему на отшибе, в чистом поле, потянулись стар и млад. Только бы глянуть одним глазком на «появу». А повезет – так и поговорить: о войне, о жизни, которая проходит где-то далеко от них, а то и просто посидеть рядом… Неужели где-то еще существуют другие люди и другая жизнь?

Поддалась общему поветрию и Алевтина. Долго думала, решалась, но любопытство все же превозмогло стыд и опаску. Одела свое лучшее платье, довоенные еще, самошитые туфельки, накинула на плечи ярко-синий платок и пошла. Ей повезло: «новенький» сидел на лавочке перед домом один и смолил самосад, прикрыв глаза от яркого, бьющего прямо в глаза солнца.

Она несмело подошла, поздоровалась, а когда мужчина повернул голову и посмотрел на нее, в сердце ее так и бухнуло: он, ее Коленька! Тот же овал лица, скулы крутой подковкой, серые внимательные глаза и волосы седым колючим ежиком… Еле устояла на ногах, хоть и знала – не он, не Коленька. Похоронка на мужа пришла еще в 41-м. «Погиб смертью храбрых…». Где-то под Волоколамском. Она и не знала – где это, далеко ли. А за мужа ей платили маленькую пенсию. Тем и жила уже несколько лет.

- Павел, - сказал ей незнакомец, уступая место на лавке и протягивая руку. Она оторопела. У них на хуторе никто не подавал друг другу руки, даже мужчины. Почему-то было не принято. И она, растерявшись, не протянула, просто села рядом, сложила маленькие сухие ладошки на коленях и ответила, почти прошептала:

- Аля… Алевтина.

Больше они ни о чем не говорили. Посидев, она встала, попрощалась и пошла домой. Сердце все так же бешено колотилось в груди, в глазах был туман… А на следующий день, даже не постучавшись, в ее дом зашел Павел. Увидев его, она вздрогнула, а он, вдруг улыбнувшись, снял с плеча котомку, положил на лавку и просто сказал:
- Я смотрю – дом у тебя совсем худой, вот-вот развалится. Крыша дырявая, крыльцо совсем сгнило… Поживу у тебя, если примешь, по хозяйству помогу. А через неделю уеду…

- Живи, - ответила она. – Только платить мне нечем…
- А мне и не надо. Я до войны плотником работал, мне это только в охотку. Где у тебя топор и пила?..

Так и остался у нее. Прошла неделя, потом другая и третья. Павел подправил крышу, сделал из тарных дощечек пол на крыльце. Несколько раз она пыталась что-то спросить у него, но он отмалчивался, только без конца смолил свой самосад и подолгу смотрел перед собой пустым, неподвижным взглядом. Лишь однажды промолвился, что была у него семья, жена и ребенок. Попали в оккупацию, потом жена с ребенком ушли за отступавшими немцами. Вернее, сбежала с немецким офицеришкой. Вот и всё. На Алевтину он почти не смотрел, даже не приближался, будто не баба она вовсе, а так - некое существо без пола и возраста.

Она рассказала ему и о своей жизни, о муже, погибшем под Волоколамском, показала похоронку…

- Ждешь его? – спросил Павел.
- Жду. Может, вернется еще…

А вскоре наведался и участковый. Позвал Павла во двор, и она видела в окно, как они долго говорили о чем-то. Подслушивать их разговор она не решилась. А вечером Павел куда-то ушел и вернулся с бутылкой самогона. Поставил бутылку мутной бурды на стол и каким-то другим, чужим голосом потребовал закуски. Раньше она не видела его пьяным, но ничего не сказала, выставила нехитрую снедь и села рядом.

Пил он часто, захлебываясь, кидал в рот щепоть квашеной капусты и снова наливал в оловянную кружку. Потом одел гимнастерку, ремень, застегнул верхнюю пуговицу, выпрямился и замер… Алевтине вдруг стало страшно: она никогда не видела его таким. Не зная, что еще сделать для него, она как-то суетливо плеснула в кружку самогона, пододвинула тарелку с печеной картофью. Он протянул руку к кружке. Медали на его груди тоненько звякнули. В комнату влетел порыв ветра, пахнущий горящей степью, и колыхнул фитилек керосиновой лампы. Пролаяла на дворе собака. Треснули матицы рассыхающегося потолка…

Выпив, он молча накинулся на нее - жадно, зло, как зверь. Сорвал платье, швырнул на кровать и грубо овладел. Она сопротивлялась, кричала, молила, но он не слышал. И никто не слышал. А если б и услышали, разве помогли б? Выселки же… Край земли, конец мира. Сюда не доходят ни мольбы, ни молитвы.

Когда все закончилось, он подошел к столу, налил самогона, выпил. Потом снял со стены свою котомку, кинул в нее кружку, полотенце, завязал и обернулся к кровати, где лежало ее растоптанное, неподвижное тело. В глазах его стояли слезы.

- Суки вы все! – сказал хрипло. – И ты тоже – сука последняя! Мужика своего ждешь? Не дождешься! Я его, труса, сам… своими руками… Суки вы все! Ненавижу вас!..





Рейтинг работы: 68
Количество рецензий: 8
Количество сообщений: 23
Количество просмотров: 522
© 13.05.2012 Петр Шабашов
Свидетельство о публикации: izba-2012-564546

Рубрика произведения: Проза -> Рассказ


Николай Бондаренко       22.07.2012   16:14:50
Отзыв:   положительный
... только из коментов понял, что случилось и за что он так .
Читая сопереживал героям рассказа!
Растоптанное тело- показалось, что это слово не от сюда...
Петр Шабашов       22.07.2012   16:55:36

Пытался написать продолжение, но не получается. Что-то держит...
Спасибо за комментарии, Николай.
Дай Бог, чтобы больше такого в нашей истории не повторилось.
Лео Сильвио (Л.К.-Т.)       15.05.2012   10:50:22
Отзыв:   положительный
отличная проза!
авторская энергия + эмоциональная русская речь!

ок!
Петр Шабашов       15.05.2012   11:03:26

Спасибо, Лео! Приятно получить от Вас отзыв.
Любви и добра Вам!
Валерий Белов       14.05.2012   23:32:35
Отзыв:   положительный
Читается легко, изложено правдиво... Оставляет сильное впечатление
Успехов, Пётр.
Петр Шабашов       15.05.2012   10:25:50

Спасибо, Валерий! Очень ценю твой отзыв. Удачи!
Юрий Алексеенко       14.05.2012   23:05:46
Отзыв:   положительный
Пётр, а в общем-то отлично !
Петр Шабашов       15.05.2012   10:28:15

Спасибо, Юрий!
Добра и понимания!
Светлана Гавраева       14.05.2012   14:07:54
Отзыв:   положительный
Очень хорошо, потому как из жизни. Такие вещи читаются всегда легко, в них нет ничего вымышленного, тем и хороши. Страшное время, страшное место...Спасибо, Петр, за правду...
Петр Шабашов       14.05.2012   14:18:12

Спасибо, Света, за отзыв!
Удачи Вам, любви и добра!
Игорь Кораблин       14.05.2012   13:51:57
Отзыв:   положительный
На войне,как на войне...
Тяжелое испытание для всех.


Петр Шабашов       14.05.2012   14:14:53

Спасибо, Игорь! Сейчас жалею, что в свое время мало расспрашивал отца о войне. Он ведь прошел от финской до японской, 9 лет...
Игорь Кораблин       14.05.2012   14:31:07

Мне отец тоже рассказывал много интересных случаев из военных лет,
но я не решался браться за их описание.Нужно будет подумать об этом...
Удачи,Петр!
Петр Шабашов       14.05.2012   14:48:47

Если мы не расскажем, то кто же? Скоро и последние ветераны уйдут в мир иной, и останутся только вот такие свидетельства... Ведь 9 мая - это не просто Победа, а наша гордость и даже национальная идея, которая объединяет всех без исключения. Так что пиши, Игорь, что помнишь. У спехов тебе!
Игорь Кораблин       14.05.2012   15:21:12

Да,конечно,Петр.Просто пока батя был жив,как-то не приходило в голову.А теперь стоит заняться.
Анна Ма       14.05.2012   12:31:01
Отзыв:   положительный
Прочитала на одном дыхании. Очень сильно, но хочется продолжения...
Спасибо, Петр! Удачи, Вам и Новых Идей!
Петр Шабашов       14.05.2012   13:36:44

Подумаю над продолжением, Аня... Выставил этот рассказ на конкурс 9 мая только для того, чтобы почтить память наших отцов и дедов, свершивших этот Великий Подвиг. И еще: не секрет, что в те времена было много напрасных жертв, виноватых лишь в своем "неправильном" социальном происхождении. Это тоже жертвы войны, как и те, что погибли на фронтах Великой Отечественной.
Удачи, Анечка!
Анна Ма       14.05.2012   13:50:58

Да, Петр... Я тоже писала об этом в " Хочу чтобы помнили..." напрасных жертв было много и забывать об этом нельзя. Ещё раз спасибо, за рассказ.
Петр Шабашов       14.05.2012   14:44:30

А меня раскритиковали на Парнасе. Писали, что это вообще не по теме. Да и название не гламурное... Надо было назвать рассказ "Нехорошие люди" или "Редиски". А то-де отталкивает слово, грубое...
Анна Ма       14.05.2012   15:01:44

Петр, реализм не всем по душе... Можно спрятаться от слова "сука", но куда спрятаться от событий которые были и есть?
Лев Фадеев       14.05.2012   11:03:55
Отзыв:   положительный
Ну-у Пётр, не рассказал а выплеснул рассказ! Это, как же в тебе такое родилось? По наитию или
это задумка чего- то большего. Рассказ смотрится, как кусок повести. Должен же быть ответ на все загадки, которые всплыли в самом конце рассказа. И участковый - должен раскрыться, и главный герой, и
другие многие -"и". Будет ли продолжение?. Читается взахлёб. С уважением. Л
Петр Шабашов       14.05.2012   13:27:23

Основано на реальной истории. Родственники моей жены были родом из Винницы, в 1936 году их, как кулаков-мироедов, переселили на Урал. Поселились они как бы отдельным хутором, который потом перерос в поселок. Отношение к ним было соответственное - как к врагам народа. Это отдельный рассказ, эпизод их жизни, не более того. О продолжении даже не думал. Страшные были времена тогда, жестокие...
Спасибо, Лев, за чуткость и понимание.
Лев Фадеев       14.05.2012   13:57:41

На меня большое впечатление произвёл фильм "Жила- была баба". Первый фильм без гнёта социалистической идеологии. Но всё же хотелось знать, что скрывается за последними словами и яростью постояльца.
А может и не надо,,, пусть читатель мучается и таким образом станет сопереживателем тех бессмысленных по жестокости времён.
Петр Шабашов       14.05.2012   14:40:26

Видимо, ЛГ чувствовал свою вину за смерть мужа Алевтины, хоть тот и был трусом, хотел поначалу помочь ей, но потом участковый рассказал ему, что за люди живут в выселках. К тому же собственная жена сбежала с немецким офицером. Совокупность всех этих обстоятельств и вызвала его реакцию. В те времена не было компромиссов: или друг - или враг. Даже т.н. "социалистический реализм" не признавал двойственности характеров. Таких, например, как Дорохов у Л.Толстого: последний подлец и негодяй - оказывается, способен на самую нежную и искреннюю любовь к матери. В нашем же "реализме" (который действительно внушался и вбивался в головы, знаю это по себе - бывшему бескомпромиссному марксисту-ленинцу) было только два полюса: или Кибальчиш, или Плохиш. Только в 60-х началась медленная ломка это "советского" сознания. А между тем (опять же, знаю по своему опыту) в жизни самые непримиримые коммунисты гнали бражку, браконьерили, изменяли женам и совершали массу других "нехороших" поступков. Если сам мир не совершеннен, разве могут бытьсовершенными люди, его населяющие? Это так и останется тайной коммунистической идеологии... Бедный дедушка Маркс!..
Лев Фадеев       14.05.2012   14:58:06

Пётр в этом ответе столько недосказанного материала ... думаю, что рассказ надо продолжить.
Тема того стоит. С К. Марксом -думаю, что лучше бы это и осталось, как фантастическая идея и пользы в этом, как ориентире было бы больше. Нельзя горизонт приблизить силой, но и заслонять его, и прятать- большая глупость. Столько про тебя узнаю.
Петр Шабашов       14.05.2012   15:14:43

Подумаю, Лев... Просто считал, что такие темы уже никому более не интересны...
Лев Фадеев       14.05.2012   15:29:46

Не могу думать за других, но я такие темы, ставлю в - первоочередные. Если бы у меня был такой талант и материал, то обязательно бы окунулся в такую работу.
Петр Шабашов       14.05.2012   15:39:24

Мне больше нравятся несерьезные темы. ЖизАнь и так чижОлая... А так хоть кто-то улыбнется.

Лев Фадеев       14.05.2012   15:46:55

В таком случаи просьба. Никак не могу закончить "Сказка, которая началась утром".
Нужен толчок. Будет желание почитать несерьёзное, то - не серьёзнее-не найти.
Петр Шабашов       14.05.2012   15:50:03

Обязательно прочту, Лев!
Лев Фадеев       14.05.2012   16:03:23

Жду, на самой несерьёзной странице.

Добавить отзыв:


Представьтесь: (*)  
Введите число: (*)  













1