Стихи
Проза
Разное
Песни
Форум
Отзывы
Конкурсы
Авторы
Литпортал

Палатка


Трагикомическая история
«ПАЛАТКА»
Каждый, кто обладает несметными богатствами,
должен нести личную ответственность за их использование.

Посвящается преподавателям
института культуры им.Н.К.Крупской г.Ленинграда,
лично Рождественской Валентине Михайловне
от студента выпуска 1980г. Заболоцкого С.Е.


Действующие лица:
Геннадий и Юрий - возраст 38-40 лет, бизнесмены, в течение всей пьесы в шортах.
Жанна - молодая девушка 16-18 лет, жительница деревни.
Федор - пастух, возраст 50-55 лет.
Баба Вера - старуха, у которой Жанна находится на воспитании.
Сергей - солдат, уволенный в запас, племянник Федора.
Начальник - капитан милиции, начальник отделения, где проживают Жанна, Федор, Сергей.
Милиционеры - группа из трех человек.
1-я старуха, 2-я старуха - жительницы деревни.

Действие первое.

Летнее утро. Поют птицы. Мычание коров. Крики пастуха: «Куда прешь?! Я тебе...!» и т.д.
Занавес открывается. На сцене палатка. Вход в палатку закрыт. У палатки два стула и стол. Большой цветной зонт над походным столом. Возле стола пластиковая бутылка из-под минеральной воды.
Палатку открывает Юрий. Выходит. Делает зарядку. Бегом вокруг палатки. Останавливается за палаткой. Возвращается, прихрамывая. Берет со стола салфетку и вытирает ногу от коровьего навоза.
Появляется пастух Федор.

Федор: - О-О! Здорово, туристы!
Юрий: - Здорово, коль не шутишь. Ты чего, мужик, ослеп что ли. Здесь, между прочим, люди отдыхают. А ты что натворил?! (Показывает грязную ногу).
Федор: - Подумаешь, эка беда. Речка рядом, спустился да помыл. Я здесь каждое утро коров гоняю, а вашей палатки не видел. Стало быть вы вечером приехали. Да и сам посуди – я же иду сзади стада. Если б знал, что вы тут с вечера – сюда бы коров не погнал.
Голос Геннадия из палатки: - Да чего ты с ним базаришь. Ущерб налицо. Пусть несет бутылку.
Федор: - Да по мне хоть два литра. Только как их купишь, если нам в колхозе уже два года денег не дают. Хотите – в обед молока принесу?
Геннадий: (появляется из палатки) - Так, а на что ты хлеб покупаешь?
Федор: - На пенсию матери. Хорошо, хоть тут не задерживают выплату, а то бы по миру с котомкой... А вы откуда, ребята?
(Зазвонил сотовый телефон в палатке. Геннадий берет из палатки телефон, садится на стул)
Геннадий: - Да... Я...Нормально... Вы можете меня хоть в отпуске в покое оставить... Реши сам - сколько дать... У причала... Кто?.. Ладно, сейчас позвоню... ( набирает номер. Федору) - Видишь, мужик, второй день в отпуске, а отдохнуть не дают. Алло! Петрович, ты что там мой сухогруз запретил разгружать?.. Ну... Ну... Тебе что, трудно объяснить этому козлу, что расценки повысились? У вас с этими законами непруха: утром жиденький понос, а к ночи - золотуха... Петрович, позвони ему от меня. Ты-то хоть меня не доставай, я в отпуске... Где?... (смотрит на ногу Юрия, наклоняется, нюхает) - В гамне... Все... Договорились... Пока... Привет супруге... Да... Да... Отбой. (Федору) - Так, что будем делать с его ногой? А? Я так думаю, что эту ногу обмыть надо. (Юрий продолжает вытирать ногу салфеткой) -
Непорядок. Тебе, мужик, когда удобно - сейчас или ...
Федор: - Да он маленький, что ли. До речки, вон, пять метров.

Юра (Федору): - У тебя, мужик, как с юмором?
Федор: - А что? Бить будете? (Отступает) – Смотрите, у меня кнут!
Юра: - Тебя, мужик, спрашивают: когда тебе удобно – сейчас или...
Федор: - Что или?
Юра: - Ты что, ослеп, не видишь: мой друг, можно сказать, умирает. Уже 8 часов утра, а у него ни в одном глазу, и он просит, чтоб ты ему налил.
Федор: - Ну, нет у меня самогону... а водка в магазине... за деньги, которых у меня нет.
Геннадий: (достает из палатки дипломат) - Тебя что, в магазин посылают? (Открывает дипломат, в нем коньяк, «Смирновская», дорогое вино, три бутылки пива, с усмешкой протягивает трясущиеся руки) - Видишь - не могу даже себе налить!
Федор: - Ух, ты! Я таких бутылок не видал. А что вам налить, мужики?
Юра: - Ген, я думаю, что «конину» с утра в самый раз.
Геннадий: - Чтобы сердцу дать толчок - нужен просто троечок...
Юра: - ...а для хорошего толчка мало будет троечка.
Федор: - Мужики, где же я вам на закуску конской колбасы достану. У нас в деревне лет 10 никто лошадей не видел. В магазине ливерная да импортная лежат...
Юра: - Да... Темнота... Тебя как зовут?
Федор: - Федор.
Геннадий: - «Конина» - это коньяк! У нас сленг такой. Понимаешь!? (Достает из палатки длинную импортную сумку, из нее берет и кладет на стол лимон, колбасу, коробку шоколадных конфет, консервы). Давай, действуй! (Геннадий режет лимон на дольки).
Федор: (берет бутылку коньяка, открывает пробку, пытается налить в разовые стаканы, но ничего не получается) - Ребята, я что-то не пойму... как тут...?
Юра и Геннадий (вместе): - Целку ломай... (Юра показывает, как открыть бутылку) - Понял?!
Федор: - Хитро... (слышно мычание коровы, Федор хватает кнут и убегает) -
Я сейчас!
( За кулисами крики Федора: «Куда, морда, лезешь?! Я тебе... Пошли, пошли...» Слышен удар хлыста).
Юра: - Ген, дай мужику кусок... Пусть порадуется.
Геннадий: - Так он его сегодня же пропьет.
Юра: - Вряд ли ... и ты - это... Угости его, но больше не наливай, а то стадо растеряет, потом мы же и виноваты будем.
Геннадий: - Да нас завтра утром уже здесь не будет. Твоя ракета когда придет?
Юра: - Минутку... (берет сотовый телефон, набирает номер) - Палыч, привет... Юрий... Ну, вы где?... А что за судно?... На подводных... Адмиральский... Шестиместный... Докуда? (к Геннадию) - Куда поплывем?
Геннадий: - А давай прямо до моря!
Юрий: (продолжает говорить по телефону) - До побережья... Ну, купи канистру... Плотина? Только в 6 часов утра?... Да... Договорились... В 7 часов ждем. До встречи. (Геннадию) - Плотину в 6 утра откроют, через час Палыч будет здесь.
(Возвращается Федор.)
Федор: - Отогнал. Вредные, черти, так и норовят к палатке.
Геннадий: - Ну, ты будешь наливать?
Федор: - Сей момент... (наливает) - Вот, пожалуйста.
Юра: - Ну, давайте знакомиться. Юра.
Геннадий: - Гена - крокодил, африканский. (Все поднимают стаканы) - Ну, за знакомство. Вперед. (Все выпивают, Федор садится на землю у стола).
Федор: - Хороша-а (рассматривает бутылку) - «Наполеон», Париж, 1901 год. Ого! Правда?
Юрий: - Что правда?
Федор: - Ну, 1901 го д?
Геннадий: - Правда, Федор (закусывает лимоном) - Вот мы с другом посоветовались и решили тебе подарок сделать. Но, извини, в магазин за подарками мы не пойдем. (К Юре) - Не пойдем?
Юра: - Сейчас, размечтался (показывает грязную ногу).
Геннадий: (достает из портмоне 30 долларов) - Вот, Федор, купишь себе, что захочешь.
Федор: (берет деньги) - Это мне?! (Крестится) - Спасибо... А я-то думаю: что это мне теща снилась?... Только деньги-то не наши... Мужик какой-то волосатый...
Юра: - Федор, это - доллары. Других денег нет. Зайдешь в любой ларек, тебе там обменяют на деревянные.
Федор: - Какие, еще деревянные?
Геннадий: - Ты что, Федор, нигде не был, что ли?
Федор: (пьянея) - Да я дальше нашего райцентра никуда не ездил. Деревянные?
Юра: - Деревянные - это мы так наши деньги называем. Здесь 1000 рублей.
Федор: - А вдруг не обменяет?
Геннадий: - Обменяет. Да еще и целовать станет... в задницу. ( Наливает) - Так, что теща-то, а? (Подает Юре, Федору, пьют).
Федор: (вытирает руками рот) - Стерва. Сколько она у меня крови выпила... А тут приходит - 100 рублей дает. «Поди, - говорит, - выпей за мое здоровье». И еще поцеловала. «Иди, - говорит, - погуляй вдоволь». Да она в жизни мне копейки не давала, не только что на бутылку, а тут – 100 рублей.
Юра: - Ну, а ты?
Федор: - Она как пошла целоваться, меня аж передернуло. И проснулся. Потрогал лоб рукой, а он - весь мокрый. Во-от. Мужики, побожитесь, что обменяют. (Геннадий и Юрий крестятся) - Да... Я... Спасибо... Ну, что для вас сделать?
(Встает, пожимает обоим руки, находит пустую пластмассовую бутылку из-под минеральной воды, убегает).
Геннадий: - Куда это он?
Юра: - Может самогон принесет. Порежь колбасу. Свежих яиц хочешь? Сейчас скажем - принесет. (Едят колбасу).
Геннадий: - И пусть молока холодненького... (Кивает на ногу) - Как тебя угораздило?
Юра: - Трава высокая - не видно, вот и вляпался.
(Появляется Федор с бутылкой воды из речки.)
Федор: - Сейчас, Юра. (Встает на колени, поливает на ногу воду, пытается мыть).
Юра: - Ты чё, Федор... (отстраняет его руку) - рехнулся... Ты за кого нас держишь?
Федор: - Так воняет же...
Юра: - Прекрати!
Геннадий: - Федор, брось. Пусть сидит и нюхает.
Федор: - Ну, давай я буду поливать, а ты мой. (Отходят от стола. Федор поливает, Юрий моет ногу) - А где ты вступил?
Юра: - Там... за палаткой... у окна.
Федор: - Я там сейчас уберу. (Отставляет бутылку с водой и уходит за палатку) - Ну, зараза. Надо же, прямо у окна наложила.
Геннадий: - Амбрэ. Шанель №5. (Встает, потягивается) - Да... Деньги, что на воз: сегодня нет, а завтра - воз. Федор! Мы молока холодненького хотим и, если можно, штук 20 яиц. За отдельную плату... Можно сметаны... Да творог не помешает на море. А?... (делает физзарядку).
Федор: (появляется из-за палатки, вытирает травой руки, подходит к Юре) - Юра, полей, пожалуйста. (Обращается к Гене) - Организую, но только после одиннадцати. Жанка придет на дойку, я ей скажу и после обеда все у вас будет.
Геннадий: - Спасибо! Федя! Ну, что - еще по пять капель?
Федор: - Можно... Давайте за хороших людей... и я пойду, а то мои подружки разбредутся.
Юра: - Ну ты, если что, к вечеру приходи (наливает, все трое у стола, пьют) .
Федор: - Вы только бутылку не выбрасывайте, красивая...
Геннадий: - Хорошо, Федя, - бутылка твоя!
Федор: (смотрит вдаль) - Ой, мне пора... ишь, куда ушли... Спасибо, ребята… А то, что вы просили, обязательно принесет Жанка.
(Уходит).
КОНЕЦ ПЕРВОГО ДЕЙСТВИЯ.
Действие второе.

Палатка. Геннадий и Юра сидят у стола на походных раздвижных стульях. Любуются природой. Отдыхают.

Юра: - Хорошо здесь! А?
Геннадий: - Природа! (Встает и читает стихи). -
«Приветствую, тебя, пустынный уголок,
Приют спокойствия, трудов и вдохновенья,
Где будет длиться дней моих невидимый поток
На лоне счастья и забвенья».
Юра: (аплодирует и подхватывает) -
«Село, значит, наше Радово.
Дворов, почитай, два ста.
Тому, кто из Вас не оглядывал
Преятственны наши места,
Богаты мы лесом и водью,
Есть пастбища и поля,
И по всему угодью рассажены тополя».
Геннадий: (перехватывает) -
«Немного лет тому назад,
Там, где сливаяся шумят,
Обнявшись, будто две сестры,
Струи Арагвы и Куры,
Был монастырь (показывает на палатку) - Из-за горы
И нынче видит пешеход
Столпы обрушенных ворот,
И башни, и церковный свод,
Но не курится уж под ним
Кадильниц благородных дым.
Не слышно пенья в поздний час
Молящих иноков за нас».
Юра: -
«А мне, Онегин, пышность эта, (показывает на стол)
Постылой жизни мишура,
Мои успехи в вихре света,
Мой модный дом и вечера.
Что в них? Сейчас отдать я рада
Всю эту ветошь маскарада,
Весь этот блеск, и шум, и чад
За полку книг, за дикий сад,
За наше бедное жилище,
За те места, где в первый раз,
Онегин, встретила я Вас».
Геннадий: -
«Послушай, Нина, я рожден
С душой, кипучею, как лава.
По куда не растопится,тверда
Она, как камень, - но плоха забава
С ее потоком встретиться! Тогда...
Тогда не ожидай прощенья,
Закона я на месть свою не призову,
Но сам без слез и сожаленья
Две наши жизни разорву».
Юра: -
«Зови меня вандалом!
Я это имя заслужил,
Людьми пустыми дорожил!
Сам бредил целый век обедом или балом!
О детях забывал! Обманывал жену!
Играл! Проигрывал! В опеку взят указом!
Танцовщицу держал! И не одну!
Трех разом !
Пил мертвую! Не спал ночей по двести!
Все отвергал: законы! Совесть! Веру!»
Геннадий: -
«Ужасное злодейство! Слушай, верно
Губителя раскаяние тревожит.
Конечно, кровь невинного младенца
Ему (показывает на Юру) ступить мешает на престол».
Юра: -
«Так быть или не быть, вот в чем вопрос.
Достойно ль смириться под ударами судьбы
Иль надо оказать сопротивленье...»
Геннадий: -
«Двух тысяч душ, десятков тысяч денег
Не только за какой-то сена клок.
Так иногда среди благополучия
Людей здоровых постигает смерть от внутреннего скрытого
недуга - Покорнейше благо дарю вас, сэр!»
Юрий: -
«Старик! Я слышал много раз,
Что ты меня от смерти спас - зачем?
Угрюм и одинок
Грозой оторванный листок».
Геннадий: - Зачем мне знать твои печали? Зачем ты жалуешься мне? Ты погрешил...
Юрий: (назидательно) -
«Все говорят - Нет правды на земле,
Но правды нет и выше.»
Для меня это так ясно, как простая гамма. (подходит к палатке, достает переносной магнитофон) –
Родился я с любовью к искусству,
Ребенком будучи, когда высоко звучал орган
В старинной церкви нашей я слушал и заслушивался
(Геннадий наливает в стаканы)
И слезы невольные и сладкие текли.
Отверг я рано праздные забавы,
Науки чуждые музыки были постылы мне.
От них отрекся я и предался одной музыке».
( нажимает на пуск, звучит рок-н-ролл Пресли, чокаются, пьют и танцуют весь танец, исполняя все элементы рок-н-ролла. Конец танца. Звучит «Бессамемучо». Геннадий и Юра усаживаются возле стола на землю, уставшие).
Геннадий: -
«Дождемся ночи здесь.
Ах, наконец, достигли мы Мадрида.
Скоро я полечу по улицам знакомым,
Усы плащём закрыв, а брови шляпой.
Как думаешь, узнать меня нельзя?»
Юра: - Да уж. Гену мудрено признать. Таких, как он, – такая бездна.
Геннадий: - Да шутишь, кто ж меня узнает?
Юра: - Да тот же Федор, свой же брат нахальный кавалер с кнутом под мышкой и в плаще.
Геннадий: - Что за беда, хоть и узнают. Лишь бы мне не встретился наш здешний участковый. Меня ж он удалил, любя, что бы оставила меня в покое семья, которой должен я.
Юрий: - Вот! И сидели бы спокойно там, а завтра вдруг до опера дойдет, что Гена самовольно сюда явился. Что он с Вами сделает?
Гена: - Пошли назад, уж в КПЗ мне больше не сидеть. Да, слуга покорный, я чуть не умер там от скуки. Что за земля. А небо - точный дым. А женщины - что куклы восковые. Да я не променяю последней в Андалузии крестьянки на первых
тамошних красавиц. (Появляется Жанна с ведром, марлей, скамейкой , проходит мимо палатки) - А? Нимфа! Земфира! Венера!
(Звучит танго «Аленький цветочек», Юрий делает звук потише).
Юрий: - Конфетка! Простая обертка, а внутри арахис, миндаль и толстый-толстый слой шоколада! А груди! Зрелые кокосы! Мне плохо, Ген, останови мгновенье.
Геннадий: Жанна! (Жанна останавливается, удивлена) - Такая девушка, как Вы, обычно говорит - «Здравствуйте», потому что имя Жанны Д’Арк обязывает!
Жанна: - Откуда Вы знаете, как меня зовут?
Юрий: - Тот, кто не видит красоты, не видит мир.
Жанна: - А все же - откуда?
Геннадий: - Разве ты не получала журнал «7 дней»? На первой странице обложки ты выглядишь гораздо хуже! Но сейчас! Как я глубоко ошибался... Где были мои глаза, когда я выбросил этот журнал! Нет мне прощенья! Юрий! (представляет Юрия) - Кстати, Юрий! Юрий, друг моей судьбы! Подскажи, что я должен сделать, чем искупить мой неблаговидный поступок?
Юрий: - На колени! (кричит) - Смерд!! Холоп! Невежда! Как ты смеешь сидеть в присутствии такой небесной красоты! (берет Геннадия за шею, пригибает к земле) - Ползи, гад ползучий, к Богине красоты и со словами прощения целуй ей ноги.
Геннадий: - О, несчастный я! О горе мне! (ползет к ногам Жанны) - Смею ли я просить приблизиться к Вам, Небесное создание! (у ног Жанны с поднятыми к небу руками) - Спасибо тебе, Всевышний, за то, что послал в этот день мне эту радость
(обхватывает ноги Жанны) - Моё! Не отдам! Мне! На всегда!
Жанна: (отбрасывает ведро, скамейку и неловко пытается освободиться от Геннадия) - Ну, хватит дурачиться. (к Юре) - Что он - рехнулся?
Юрий: (с притворством пытается оттащить Геннадия от ног Жанны) - Я с Вами согласен. Он как увидит что-то красивое, сразу помутнение рассудка. Ген, прекрати! Ты ввел в краску девушку. Да, кстати. Гена.
Геннадий: (одной рукой продолжает обхватывать колени, а другую подает Жанне) - Гена - аллигатор! Африканский! (к Юре) - Отойди, татарин, это моя добыча!
Юра: - Геннадий, довольно. Хватит. Отпусти девушку.
Геннадий: - Ага! Я отпущу - она уйдет, а что я здесь до завтрашнего утра стану делать? Ты мне еще в шкафу надоел! Уйди, печенег! «Все мое»,- сказало злато! (подает бумажник Юрию).
Юрий: (хватает нож со стола) - «Все мое», - сказал булат.
Геннадий: - «Все куплю», - сказало злато.
Юрий: (замахивается на Геннадия ножом) - «Все возьму», - сказал булат.
Жанна: - Мужики, действительно хватит. Отпустите меня.
Геннадий: - Отпущу, если дадите слово, что придете сегодня в обед на день рождения.
Жанна: - Да кто именинник?
Геннадий: (резко встает, отряхивается) - А вот это, Жанна, секрет. Нас двое, значит один из нас именинник. Придете?
Жанна: - Приду, если скажете откуда знаете мое имя.
Юрий: - Хорошо. Не безызвестный Вам дед Федор сегодня нарушил границы этого замка. Это еще полбеды...
Геннадий: - Дай я расскажу...
Юрий: - Нет - я.
Геннадий: - Нет, у меня получится лучше.
Юрий: - Смирно! Разговорчики в строю!
Геннадий: - Интересно. И ты будешь это рассказывать Жанне! Садист! Отойди, от тебя воняет!
Юра: - Уже давно не пахнет, а ты...
Геннадий: (становится рядом с Жанной, подает ей ведро, марлю, скамейку ставит рядом, садится) - Слушайте, Жанна, он сейчас Вам расскажет, чем отличается корова от быка.
Жанна: - А зачем рассказывать, каждый пацан Вам скажет, что корова дает молоко, а бык нет!
Геннадий: - А вот и неправда! Юра знает верный способ отличия. Он их различает по запаху.
Жанна: - Как это?
Геннадий: - Вот лежат на дороге две кучки от недавно прошедшего стада. Он подойдет, понюхает и точно скажет - вот это от быка, а это от коровы!
Юра: - Трепач!
Геннадий: - Он у нас теперь специалист! Ветеринар!
Жанна: - По навозу... Не может быть!
Геннадий: - Еще как может быть! Вот он и хотел Вам, Жанночка, рассказать, как это надо различать. Нюхальщик!
Юра: - Да Вы не слушайте его. Я случайно вляпался, а тут Федор подошел. Так мы и познакомились. Он сказал, что ты на дойку в обед придешь, и назвал твое имя.
Геннадий: - А я-то думал ты начнешь про силос рассказывать, сколько его в помете должно быть...
Жанна: - Помет - это у кур... (пауза).
Геннадий: (удивленно) - О, простите... Темнота. Ляпнул, не подумав. Волнуюсь. Вот, Жанна, задайте Юре вопрос - сколько на вымени у коровы сосков? А?
Жанна: - Так Вы уже задали вопрос.
Геннадий: - Отвечай, ветеринар! Народ ждет!
Юра: - Ну, четыре.
Жанна: - Правильно. Так Вы правда ветеринар? У нас тут корова заболела. Вы не могли бы посмотреть?
Геннадий: (встает, подходит к Юре) - Обязательно. Юра, с какой стороны к корове надо подходить? Если надо, я за хвост подержу, а ты туда посмотришь…
Жанна: - Вот Вы, Геннадий, шутите, а корова уже третий день лежит, глаза грустные, плачет и мычит жалобно!
Геннадий: Жанна, это Вы серьезно!?
Жанна: - Куда серьезней. Пол-деревни советуют, но ничего не помогает. Через два-три дня помрет. Жалко.
Геннадий: (Юрию) - Ну что, ветеринар? Поможем?
Юра: - Позвони Григорию Петровичу. Пусть даст команду.
Геннадий: (набирает номер) Петрович... Привет... Я смотрю - по голосу узнаешь... Номер высветился... Вот в твоих владениях отдыхаю.. А кто... Местные... (поет) «Мы мирные люди, но наш бронепоезд...» Смотрю, помнишь . . .
Вопросы... Да тут Юрка корову дрыном ударил. Вот лежит не встает... Иск уже предъявили. Вот звоню, а то счетчик обещали включить... Шучу... Петрович, корова заболела, решил помочь... Где... Здесь у плотины... Ниже... Знаешь, (Жанне) улица, номер дома?
Жанна: - Васильковая, 3.
Геннадий: - Васильковая, 3... Записал?... Уже звонишь?... Пусть счет выставят... Через два часа... Ну, ты - молодец... На моря - косточки погреть... А, что - давай... Как приеду - сразу тебе звякну... Спасибо, Петрович. Пока (Жанне) - Ну, беги. Как с дойки придешь, загляни на Васильковую, 3. Через два часа там будет ветеринар с района.
Юра: (Геннадию) - Ты не можешь без этих...
Геннадий: - Скучно, Юра... (Жанне) - Время... «Михаил Светлов»... ту-ту. Да скажи хозяевам, что все оплачено, а то последнюю рубаху отдадут за кормилицу. Когда придешь? Именины. Не забудь, обещала!
Жанна:- А Вы не дурите?
Геннадий: - Жанна, глагол «дурить» обозначает: прикидываться, дурачиться, смешить народ, передергивать карты, гнать шизу, выкаблучиваться, плясать на пантах. А вот обманывать таких красавиц, как ты, мы не умеем. А, Юра?
Юра: - Жанна! Все, что ты слышала - правда! Сам губернатор указание дал. Беги, а то на Васильковую, 3 приедут, а там ни ухом, ни рылом !
Жанна: - Да мы уже два дня звоним в район, никто не едет. А тут... Побожитесь, что не врете!
Геннадий и Юрий: (смеются, крестятся. Жанне) - Да вот тебе крест!
Жанна: - Тогда я побежала (убегает с ведром).
Юра: - Эй, скамейку забыла! (Жанна возвращается, забирает скамейку) - А спасибо?
Жанна: - Ой, простите. Дай Бог Вам здоровья!
(Убегает. Звучит музыка «Битлз» «Девушка». Юра и Геннадий садятся у стола. Геннадий достает термос, наливает кофе, в кофе добавляет коньяк).
Геннадий: - Вот уже два добрых дела сделали.
Юра: (пьет кофе) - Хорошо!
Геннадий: - Ты со мной уже 8 лет, а вот эти места показываешь впервые. Здесь не хуже, чем на Канарах ромом давиться. Я считаю лучше здесь карасей ловить. Да душой и телом отдыхать. Кукурузу взял? (достает складной спиннинг).
Юра: - Я здесь трудовую деятельность начинал. Эта река мне знакома. Я тогда ПТУ речное заканчивал. Нас, где-то, 8 человек на практику, на судно прислали. Стоим как-то на рейде. Вечер. Здесь раньше пристань была. Ну, мы все на палубе, а на берегу - она. С утра с якоря сниматься, а мы в форме, тельник, бескозырка, и каждый хочет с ней познакомиться. Смех, шутки. Я возьми, да ляпни, что мне, мол, как два пальца... Ну... что ночь со мной переспит... У нас в группе хохол был, Степа. Он как услышал мои слова и говорит: «Ставлю всю стипендию, если получится, а если нет - я две ему отдать должен». Все его поддержали. Пришлось руки разбивать. А в доказательство этот подлец потребовал, чтобы я ее трусы принес. Ну, не идиоты были. Слово за слово. Я стал цену набивать, мол, за доказательство надо три стипендии. Сейчас вспоминаю, каким был... Ну, придурок! Так эта хохлятская морда согласилась.. Делать нечего. По трапу - к ней. Взял у друга «Спидолу» и пошел ее провожать. А тогда «Спидола» - это класс, музыка, лето, тепло. Ну, в общем, гуляли. Я ей лапшу на уши... И где-то в 12 или в час затащил ее в каюту, мол, посмотри, как живут морские волки. А перед этим все скинулись и взяли «33-й» портвейн бутылки 3 или 5, не помню. Незаметно днем принесли и ко мне в каюту, под матрас. (Геннадий готовит спиннинг) - Открыл бутылку. Ей полстакана, себе стакан для храбрости. Затем: «За любовь до гроба». Как получилось, не знаю, но она отдалась. Да ни я, ни она тогда в сексе ни бум - бум. Где-то в 3 часа я её вывел, а она говорит мне, что трусы забыла, а я тогда специально их запихал под матрас. И тут на палубу вахтенный вышел, сел, слушает «Спидолу». Я ей объясняю, что завтра утром придешь - я тебе их незаметно вынесу. Ну, а утром мы на всех парах к морю. Так что Степка скрежетал зубами, а 3 стипендии отдал. Потом - распределение. Меня во Владивосток. Так я её больше не видел.
Геннадий: - Это что! Вот я, когда был... (появляется Жанна).
Жанна: - Парного молочка принесла. Куда налить?
Геннадий: - Налей ветеринару. Пусть попьет из-под бешеной коровки!
Жанна: - Что это Вы говорите, у нас все коровы здоровые. Вот, смотрите (пьет из ведра).
Геннадий: - Жанна, я шучу иногда. Ты меня прости.
Юра: Ну и шутки у тебя. Ты вот что - беги в деревню, там, наверно, уже приехали. А как всё там решится, принеси молока из холодильника...
Жанна: - У нас нет холодильника. Мы молоко в погребе держим или в колодце.
Геннадий: (прицепляет крючок к леске) - Какая разница, лишь бы холодненькое...
Жанна: - Ну, я побежала. Всё узнаю, потом, что просили, принесу. (Уходя) - Так кто из Вас именинник?
Юра: - Придешь - узнаешь! Шустрая! Персик!
Геннадий: (Юре) - Ты готовься, именинник!
Юра: (встает, ходит) - Ну, нет! Хватит! Ты в «Астории» месяц назад султана из меня сделал. Два театра на уши поставил. Трон-то тебе зачем понадобился? А официанток! В шелк нарядил, серьги, цепи с камнями-перламутрами на пупке. А?
Орал на весь кабак (кричит) - «Таможня дает добро!»
Геннадий: - Так два сухогруза прошли удачно. Я сам не ожидал. А как главбух доложил сколько за сделку получили, ну и понесло...
Юра: - Ты хоть помнишь, что вытворял?
Геннадий: - Смутно. Там одна мне понравилась... (потягивается).
Юра: - Какая одна! Три сутенера в «Люксе» тебе 10 девок построили. Ты их, как арбузы, пробовал. Ну, я тоже не удержался, не пропадать же добру.
Геннадий: - Да! Погуляли!
Юра: - Так что готовься! Именинник!
Геннадий: - А что! Сейчас позвоню... (набирает номер).
Юра: - Ну-ка, дай сотовый (забирает у Геннадия телефон) - Довольно. Если ты артист, то местные условия должны тебя вдохновить. Слабо придумать! А?
Геннадий: (оглядывается) - Лужок, коровки, пастушок, пастушка. (Скачет, как лошадь) - Тпру-у! Придумал! Эврика! Так, сервировка стола за тобой! Жди!
(Уходит. Юрий убирает стол. Делает расстановку по-новому. Магнитолу вешает под зонт. На троих сервирует стол из разовой посуды. Появляется Геннадий. На голове венок из
цветов, на ногах лапти, в руках большой букет цветов, одет в белую простыню до пят, в середине простыни дырка для головы, поверх плеч круглая деревенская цветастая подстилка из разноцветных лоскутков, в ней отверстие для головы).
Юра: - Ты кто?!
Геннадий: - Понтий Пилат! Не узнаешь. Иуда! Где мои центурии?! Ты чьих будешь, холоп?
Юра: - Что это Вы все холоп, да холоп.
Геннадий: - Эй, стража!
Юра: - Не надо, мой повелитель! Узнал! Да как не узнать! Ты так по деревни шел?
Геннадий: - Обижаешь. Они бы психушку уже вызвали.
Юра: - А где реквизит достал?
Геннадий: - В крайней избе. Захожу, так, мол, и так. Для театра. А там - дед с бабкой. Даю им 30 долларов - не берут. А у меня две пяти сотки завалялись. Дал. Ты бы видел, как всё завертелось! Бабка чуть не всю клумбу мне хотела всучить. Дед полушубок предлагал. Я отказался. Куда он летом. Дед медовухи налил, бабка раскудахталась: «Может еще что, сынок, купишь!» И пошло: варенье, мед, грибочки (достает из-под простыни двухлитровую банку грибов) - Вот от грибов, я думаю, ты не откажешься. Еле допёр, так сказать, если переходить на местный жаргон.
Юра: - Вижу. Медовуха действует. Садись, Понтий Пилат. (Забирает грибы, цветы) - Прошу, Ваша Светлость! (Пытается поддержать Геннадия за локоть).
Геннадий: - Прочь, холоп! Терпеть не могу угодничества!
Юра: - Ты, я смотрю, действительно в роль вошел!
Геннадий: - Шучу! Устал. Ног совсем не чувствую.
Юра: - Медок родной, он через часа два только начнет отпускать. Садись. Отдыхай.
Геннадий: - Может искупаться? А? Жарко.
Юра: - Нет. Пока скинь маскарад, а я тебе два флакона из речки принесу, будешь себя поливать потихоньку. Ты, хоть, форму держи. Именинник! Жанка придет, а ты как свинья.
Геннадий: - Боров. Свинья женского рода. Ты знаешь, голова светлая, а ног не чую.
Юра: - Деревенские - они хитрые. Кто же в жару медовуху пьет. Вот и налили тебе в надежде, что ты по-пьяному делу еще что-нибудь у них купишь.
Геннадий: - Может купим деревню, а? Фазенду построим, будем ездить сюда отдыхать! Юра, а где Изаура? Не пришла? Юра, закинь отсюда спиннинг, может поймаю золотую рыбку...
(пытается кинуть в зал груз с леской, срабатывает автомат задней подкрутки, груз возвращается обратно).
Юра: - Все, развезло. Ген, если будешь выкобениваться, я всё брошу и уйду.
Геннадий: - Все... Все... Неси воды. (Юра уходит. Геннадий открывает пиво, пьет) - Фу... Теплое... (кричит) - Воды Кесарю! (Хлопает три раза в ладоши, появляется Юра).
Юра: - Чего орешь? На, обливайся!
Геннадий: - На простыню? Как ты смеешь!
Юрий: - Вам помочь раздеться... Кабан!
Геннадий: (юродствуя) - Будьте так любезны... (серьезно Юрию) - Юра, мне плохо. Сушит, хочу холодной воды. (Юра раздевает Геннадия до трусов и поливает) - Хорошо-о! Еще! (фыркает) Хорошо! Уже легче! (Геннадий берет нож, бутылку, в горлышке делает отверстие, поливает на себя) - Пись, пись, пись...
(появляется Жанна с корзиной в руках).
Жанна: - Вот, как обещала. А что это с ним?
Юра: - Молоко холодное принесла?
Жанна: - Да. (Достает трехлитровую банку. Геннадий хватает и жадно пьет. К Юре) - Перегрелся?
Юра: - Пережрал. Кто у Вас медовуху делает? (Стоят, смотрят на Гену).
Жанна: - Дед Василий. Он у нас пчел держит. Так это он у него был. Баба Тая прибежала, говорит: «Режиссер с театра простыни скупает и еще, - говорит, - домотканые дорожки». Так там бабы два мешка собрали простыней и дорожек. Ждут режиссера у бабы Таи, она обещала его показать...
Юра: (Геннадию) - Слышал? (Жанне) - Принеси еще воды.
(Жанна уходит за водой).
Геннадий: (Отрывается от банки) - Они что там - рехнулись! Я же шутил. Бабка спросила, зачем мне простыни. Ну, я ляпнул: «Шатер в поле надо обтянуть. Кино про Мамая снимаем» (появилась Жанна с бутылкой воды. Геннадий Жанне) - Поливай, не стесняйся (берет одну бутылку и льет себе на ноги).
Жанна: - Не надо обливаться. Вы пейте как можно больше молока. Оно у Вас в желудке стварожит медовуху и через 15 минут Вам станет легче.
Юрий: (Геннадию) - Понял? Действуй. (Жанне) - А ты проследи. Потом мне доложишь (Геннадию) - У, морда. Праздник сорвал.
(Уходит в палатку. Там наводит порядок. Появляется, стряхивая пожитки, снова исчезает).
Геннадий: (пьет, отрывается от банки) - Ничего я не срывал. Слышал - через 15 минут (пьет).
(Для режиссера и актеров: во время употребления молока Жанна перекрывает Геннадия. Актер должен успеть слить часть молока в приготовленную посуду. Актер в сцене не допивает молоко).
Жанна: (Как врач обращается к Гене и гладит его по голове рукой) - Маленький, еще надо немножко. Так, хорошо. Еще чуть-чуть. Вот, молодец. Спасибо тебе за ветеринара, сказал, вылечит корову. Пей, мое солнышко (Геннадий, не отрываясь,
косится на Жанну) - В следующий раз не будешь в жару пить медовуху. Бедненький, как я тебя понимаю. Пей, солнышко! Тебе будет легче.
(Геннадий поперхнулся. Жанна рукой поддерживает банку у рта Геннадия).
Геннадий: - Я что Вам - цистерна (опять пьет потихоньку).
Жанна: - Молчи. Слышал, что начальник сказал. Надо слушаться! А то он в угол поставит.
Геннадий: (отрывается от банки) - Кто начальник? (Юрий появляется с битой в руках) - Да, он начальник!
Жанна: - Вот и хорош о. Передохни. Передохнул? (Подносит молоко к Геннадию) - Пей молоко, рыбанька... Еще... Еще... Устал? (Геннадий с отвращением смотрит на
молоко) - Надо, Гена. Надо.
Геннадий: (отрывается от банки) - Тут действительно не только крокодилом, а бегемотом станешь. (кричит Юре в палатку) - Хочу в Воронеж, на улицу Люзикова.
Жанна: - Вот видишь, плохо тебе, заговариваться стал.
Юрий: (появляется из палатки) - Шо! Опять! Выгнали. А помнишь , как ты меня гонял. Вот. А теперь, как я.
Геннадий: (отрывается) - Сейчас точно спою. (трезвеет). Все, ребята. Больше не могу.
Юра: - Вижу. Трезвеешь. Теперь иди купаться, прокуратор!
(Геннадий уходит. Жанне) - Ну что, принцесса! Помогай! Накрывать стол - это женское дело! А?
Жанна: - Конечно. Давайте помогу. (Ставит бутылку из-под минеральной воды на стол, в нее цветы из букета) - Маленький получается.
Юра: - Давай верх отрежем (берет, отрезает верх у бутылки) - Вот. Теперь отлично. Икру будешь? Есть черная и красная! (Жанна стесняется) - А, давай обе (открывает банки) - Кусок хлеба положи на середину тарелки... Справа черная, слева красная... (ставит на стол водку, вино «Черные глаза», продолжает сервировать стол. Появляется Геннадий. В плавках, мокрый. Геннадию) - Кушать подано, садитесь жра... (смотрит на Жанну) - Прошу пройти в банкетный зал!
Геннадий: (потирает руки) - Так, отлично. Юра, возьми пакет, в него пиво и в воду. Жанна, составь Юре компанию, а я себя приведу в порядок.
(Юра с Жанной кладут пиво в пакет и уходят. Гена подходит к палатке, достает полотенце, вытирается. Одевает простыню, подстилку, ищет что-то вокруг палатки. Возвращается, в руках кривая палка от дерева. На ходит венок, одевает на голову, достает из сумки кассету, читает, берет магнитофон, устанавливает рядом со стулом, вставляет кассету, садится, как царь на троне, икает, берет банку молока у стола, кривится, пьет, прячет банку сзади себя. Привстает, смотрит, где Юра и Жанна. Появляются Юра и Жанна. Гена включает магнитофон. Звучит « Марш Славянки». Через 30 секунд Геннадий убавляет звук. Жанна и Юра стоят перед ним).
Юрий: - Ну, что дальше? (Жанне) - Шут гороховый!
Жанна: (смеется) - Привидение!
Геннадий: - Ну и что! Поздравляйте!
Жанна: (достает открытку из кармана) - Вот, я текст написала, а кому - не знаю.
Юрий: - Наверно ему. Олуху царя небесного.
Геннадий: - Много себе позволяешь, холоп!
Юра: (подходит к палатке, достает шариковую ручку) - Пиши: Геннадию Поликарповичу! (Жанна пытается в руках писать, Юра подходит, подставляет спину) - Написала? Вручай.
Жанна: (подходит к Геннадию) - Поздравляю с Днем рождения!
(слегка приседает и протягивает открытку, достает из кармана четки, сделанные из желудей. Геннадий принимает подарки).
Геннадий: - Ты чьих будешь, душа моя!
Юрий: (подбегает, становится на колени рядом с Жанной) - Это принцесса, 13-я дочь Тутанхамона, мой повелитель.
Геннадий: - 13-я? (оглядывает Жанну) - Молодец старик. Смотри, какую красоту мне прислал.
Юрий: - Он тебе еще прислал (достает из кармана зажигалку, зажигает) - вечный огонь.
Геннадий: - А зачем мне сейчас вечный огонь. Я еще по-царствую...
Юрий: - И просил передать тебе на словах, мой повелитель, чтобы ты, морда, не смел лапать руками это милое создание.
Геннадий: - Так и сказал?
Юрий: - Да, мой повелитель, так и сказал: «Морда»!
Геннадий: - Люблю, когда предки шутят. А ты, холоп, смотрю с удовольствием глаголишь, подчеркивая слова Владыки. Негоже, чтобы мои уши два раза слышали бранные слова. Запомнил!
Юрий: - Да, морда. Запомнил.
Геннадий: (пытается ударить палкой Юрия. Тот уклоняется) - Смерд безмозглый!
Жанна: (подыгрывая) - Не хорошо бить моего посланца. Грех.
Геннадий: - Дочь моя, холопы должны знать свое место, а то ведь на шею сядут.
Юрий: - Твоя шея, мой повелитель, еще пятерых, как я, выдержит.
Геннадий: - Молчи, холоп, когда я разговариваю с принцессой. Садись, ангел мой, у моего костра. Обогрейся... Угощайся, чем Бог послал.
Жанна: - Да. Сегодня жарко.
Юрий: - Хорошо! А я где сидеть буду?
Геннадий: - У ног моих, пес смердячий.
Жанна: - Юра, а Вы садитесь рядом со мной.
Юра: - Спасибо, моя лучезарная звезда. (опускается на землю у стола).
Геннадий: - Какая еще-моя. Ты что, белены объелся. А ну, халдей, приступай к своим обязанностям. Наполни нам кубки янтарным светом лозы, которая вселит в нас мудрости мыслей...
Юрий: (наливает в стаканы вина) - Вам молока, сэр?!
Геннадий: - Что это тебя понесло в 18 век...
Юрий: - Что предложить тебе, мой повелитель. Заморский гость прислал нам огненной воды. Боюсь я за тебя, уж многие тонули в каплях сих. Быть может, эта участь ждет тебя.
Геннадий: - Не каркай. Наливай. (Жанне) - Быть может тост сказать принцесса хочет. Ей слово дам с великой радостью души. Мы все молчим, когда из уст твоих прекрасных, как звонкий ручеек, звучат твои слова и мысли. И радость на лице охватывает нас... (Появляются две старухи, тащат два мешка) - О, Господи, зачем мне эта кара!? Где грех я совершил!? Скажи скорей, всевышний. Я мигом искуплю искусы сладострастия...
1 старуха: - Вот он. В простыне. (Крестится).
2 старуха: - Он - как чудотворец. (Крестится).
Геннадий: (берет инициативу на себя, встает, подходит к ним, выбрасывая артистично посох) - Я знал, что Вы придете, чады мои. (Крестит старух) - Еще Иисус сказал: «Стучитесь, да услышат». Что привело Вас в полдень, когда я отдыхаю...
1 старуха: - Прости нас, батюшка. Вот сказывали нам - ты простыни скупаешь. Хотели, вот, помочь.
2 старуха: - Но, если занят ты, то мы придем попозже.
Геннадий: (приложил ко лбу руку) - Зачем на грабли наступать два раза. Как плохо мне, кружится голова. Слуга! Ко мне! (подбегает Юрий) - Гостинцев дай. Негоже обижать просящих прихожан. Да объясни доходчиво мирянам, что я шутил... Ну, я пойду, а ты веди беседу. Да, чтоб довольные ушли, и славу обо мне из уст в уста передавали... и денег дай... Дары пускай уносят... Ну, я пойду в опочивальню... (подбегает Жанна. Юра дает денег. Жанна объясняет что-то старухам. Юра и Жанна провожают старух. Возвращаются. Подходят к столу) - Ушли?
Юрий: - Ушли! На лицах светлый образ твой.
Жанна: - Довольные остались.
Геннадий: - Обедня прервалась… Ну, чтож, продолжим. Так ты, моя звезда, хотела нам сказать...
Жанна: - Вы как-то странно говорите, как бы стихи, а в то же время нет. Простите, я так не умею.
Юра: - Вот, слышишь. Гена. Ямба нет, хорей отсутствует, дактиль - ну, так... не много, и слог пошел и ближе анапест, хотя здесь твердый амфибрахий.
Геннадий: - Ты истину глаголишь, вижу я, общение средь нас приносит ей уроки слова. И к вечеру она поймет законы ударения. Так выпьем же за то...
Юрий: - Стоять, Казбек! Мой повелитель, ты слово даме дал, а сам не хочешь слушать.
Геннадий: - Прости меня. Наяда! Мы к старости забывчивы порой, и за столом, когда течет вино, традиции, законы забываем. Мы слушаем тебя. Шахиня Персии богатой. Умолкни звук, замолкни океан... Она нам скажет тост... Внимаем...
Жанна: - Поздравляю с Днем рождения! Желаю счастья в личной жизни!
Геннадий: - Нет! Так не пойдет! Юра, дай урок тоста! А я послушаю...
Юра: - Вот, Жанна, представь. Театр. Зрители. Ты выходишь на сцену. В зале одни юбиляры. Тебя попросили поздравить эту публику. И, что... «Поздравляю с Днем рождения. Желаю счастья в личной жизни»?
Жанна: - А как еще можно?
Юра: - Вот слушай! Есть одно предложение, которое тебе поможет на любом торжестве. Ты встаешь, поднимаешь бокал и говоришь:
«Дорогие друзья! В этот прекрасный праздничный день мне хочется сказать самые дорогие и хорошие слова в адрес нашей компании, ибо...» - и уже говоришь, о чем думаешь! Поняла?
Жанна: - Да.
Юра: - Ну, попробуй.
Жанна: (повторяет текст до слова «ибо». Пауза. Геннадий и Юра внимательно слушают. Жанна весело) - Поздравляю с Днем рождения! Желаю счастья в личной жизни!
Геннадий: (с досадой) - Юра, я тебя прошу. Покажи!
Юра: (выходит на авансцену со стаканом в руках) - Жанна! Вот сцена. Зал. Зрители. Я выхожу... (Читает до слова «ибо» и продолжает читать искренне, вдохновенно) - Зритель, который ходит в театр, - это близкий нашему сердцу человек. Без зрителя нет театра. И мы, актеры, перед выходом на сцену страшно волнуемся и переживаем. А получится ли то, над чем мы работали ночами, поймет ли зритель нашу мысль, станет ли он переживать, как мы, в пьесе за своих героев. И мы все ждем во время действия пьесы, когда наступит тишина. Эту тишину мы ощущаем всей кожей, всеми фибрами души. У режиссера, у которого два инфаркта, перехватывает дыхание, когда он слышит эту тишину. Звукорежиссер, костюмер, рабочие сцены, автор пьесы, кассир театра - вся труппа театра за кулисами, ждут эту тишину. И вот, наступает этот момент, когда зритель, забыв о существовании мира, впивается глазами в актеров с вопросом: а что он сейчас сделает? Как он поступит? Да как же он не понимает, что этого делать нельзя!? Вот оно наше актерское счастье! Получилось! И уже нет сцены, нет зала, нет театра. А есть жизнь! Поверили! А без веры нет театра. Без надежды нет счастья! И, когда наступает это мгновение, спектакль уже не играется, он живет только ему известной жизнью и только, когда закроется занавес, зрители приходят в себя, понимают, что он, зритель, коснулся волшебного мира искусства - театра. Шквал аплодисментов нам показывает, что мы на правильном пути. После всего этого хочется работать, искать и еще работать. Вы уже дома, за чашкой чая, находясь под впечатлением, будете обсуждать спектакль, и мы, актеры, то же, только за праздничным столом в театре, как дети, будем спорить, вспоминать отдельные эпизоды, указывать на погрешности, которые вы не заметили. И радоваться! Получилось! Низкий тебе поклон, наш зритель. Счастья тебе, благополучия! Мы ждем тебя всегда.
(Юрий делает продолжительный поклон в зал. Аплодисменты).
Геннадий: (Жанне) - А ты? «Желаю счастья в личной жизни!» Смотри. Он еще лучше может.
(Встает, обнимает Юрия).
Юра: - Теперь поняла? Попробуй.
Жанна: (неуверенно читает до слова «ибо». Юра, Геннадий в напряжении смотрят на Жанну) - Когда я вас сегодня увидела, вы мне не понравились. Придурки какие-то. Потом с Федором поговорила. Он сказал, что это вы так шутите. Ну, а когда ветеринар приехал, да вот вы нашим бабушкам помогли, я засомневалась. Оказывается вы хорошие, добрые люди. Большое вам спасибо.
Геннадий: - Ну, вот! А, где «поздравляю с Днем рождения. Желаю счастья в личной жизни»?
Юра: - С тебя и этого довольно. Давайте выпьем. (Пьют. Геннадий колеблется) - Ты чего рюмку греешь? Жену дома греть будешь. Пей. (Геннадий выпивает).
(Гена включил радио в магнитофоне. Закусывает. Голос диктора девушки: «Передаем концерт по заявкам. Радиопередача «Желаю Вам» в эфире. К нам пришло письмо из деревни Хмары от Маши Гадюкиной. Она пишет: «Уважаемый редактор! Прошу передать привет моему другу Степе Набалдашникову. Он учится в ПТУ и любит песню «Отвезите меня в Гималаи» в исполнении Маши Распутиной».
Только, Маша, не «отвезите», а «отпустите меня...». Маша, мы присоединяемся к поздравлению и включаем Машу Распутину.» звучат «Гималаи»).
Геннадий: - Юра! Ну-ка, дай сотовый! (Юра подает телефон, Геннадий набирает номер) - Алло... Это передача «Желаю Вам»?... Очень хорошо... А скажите, редактор Васильев на месте?... Прекрасно... Вот что, девушка, скажите Васильеву пусть откроет свою записную книжку на первой странице и позвонит по телефону, который у него записан... Занят... Девушка, вы ему только передайте. Он Вас расцелует. (Смотрит на Жанну) - А... Ну, этого не надо... Жду, родная, (прекращает разговор) - Сейчас Машке Гадюкиной мы закроем эфир. Юра, наливай. (Звонок) - Да... Привет... Вот, слушаю твое радио... Да нет замечаний... Ты когда долг думаешь отдавать... Сколько... Я может через год коньки отброшу... Ладно, неконючь... Услугу сделаешь... Я хочу, чтобы эта передача по времени была моя... Через песню... Завтра... Так, долг завтра же... Шучу… Давай через песню, я телефон не отключаю. (Жанне) - Кому привет будешь передавать?
Жанна: - А что, можно?
Геннадий: - Да, у нас все можно.
Жанна: - Сергею, он в армии. Скоро дембель.
Геннадий: - Ну, Сергею, так Сергею. Вот сюда будешь говорить.
(Дает ей телефон, Юра помогает Жанне. По радио мужской голос: «Дорогие радиослушатели! У нас сегодня праздник. До нас дозвонился хороший друг нашей программы. Он сейчас в отпуске с друзьями, на природе. Давайте предоставим ему слово! Алло!»)
Юра: (Жанне) - Говори: «Алло!»
Жанна: - Алло!
Диктор: - Здравствуйте, девушка. Как Вас зовут?
Жанна: - Жанна.
Диктор: - Красивое имя… Кого, Жанна, будем поздравлять.
Жанна: - Сергея.
Диктор: - А где находится Сергей?
Жанна: - В армии. Скоро дембель.
Диктор: - Прекрасно. Какую песню ему поставить?
Жанна: - «Валенки».
Диктор: - Может, Жанна, хотите Сергею еще что-нибудь сказать? Говорите. У нас есть такая возможность.
(Юра показывает, что надо говорить).
Жанна: - Дорогой Сергей! В этот прекрасный праздничный день мне хочется тебе сказать самые хорошие и радостные слова в твой адрес, ибо я сейчас выпила (Геннадий и Юра хватаются за живот и катаются по земле от хохота) - вина и
мне весело. Двое хороших людей сейчас валяются на земле и смеются надо мной, а я тебе передаю привет. Скорее возвращайся домой, скоро отелится корова, надо сена накосить. Федору одному тяжело. Приезжай скорее. До свидания.
Диктор: - Спасибо! Итак, поздравляем Сергея. Для него звучит песня «Валенки». (Звучит песня. Жанна встает и танцует по-деревенски. К ней присоединяются Геннадий и Юра. Они делают хоровод, танцуют по кругу - то вправо, то влево. Песня закончилась. Садятся за стол).
Диктор: - «Валенки, валенки - ой, да не подшиты стариньки.» Хорошая песня! У нас в России любят песни. Любят их Геннадий и Юра - неразлучные друзья. Письмо, которое они прислали, растрогало нашу редакцию до глубины души.
Геннадий: - Вот брешет! (Юре) - Ты писал?
Юра: - Это же надо на почту идти... Нет, это не по мне! (Юра наливает).
Диктор: - Их любовь к песне помогает им в работе, в повседневной жизни, в любви. И по просьбе друзей Геннадия и Юрия, для них поет Алла Пугачева.
(Звучит песня «На тот большак»).
Геннадий: - За Аллу. Молодец. Уже 25 лет, а сносу нет. (Пьют).
Юра: - За нее. (Все хором поют песню).
Диктор: - Вот и наше время подошло к концу. Мы прощаемся с Вами, дорогие радиослушатели. До новых встреч.
(Звонит телефон).
Геннадий: - Да... Я... Спасибо... Ладно, Васильев. Еще год , но это последний срок... Пока!
Юрий: - Хорошо! Какая песня! За душу берет!
Жанна: - У нас на баяне ее Петров хорошо играет.
Геннадий: - Это еще кто?
Жанна: - Зав. клубом. Вино вкусное. Что-то я расхрабрилась.
(Звонит телефон).
Юра: (удивленно) - Это еще кто?
Геннадий: (Смотрит на номер) - Твоя благоверная.
Юра: (берет телефон) - Да, милая... Отдыхаю... Вдвоем... Ты послушай ... Ты... Подожди, дай сказать... (убирает телефон. Жанне и Геннадию) - У приемника была, на кухне (подносит к уху телефон) - Ну, какая ты дура... Ты умная... Развод... Ну, это слишком... Ты же меня знаешь. Клянусь детьми - только поем и отдыхаем... Фу... Фу... Не зная человека... Нельзя же так... Так ты думай, а потом говори... Ей... А зачем... Настроение хочешь испортить... Да... На... (Жанне) - Жена моя. Света, хочет с тобой поговорить...
Жанна: - Алло... Жанна... Пьют... Гена медовухи напился, еле откачали... Ваш... Средне... А я здесь с дядей Федором, коров пасем, они пригласили... Хорошо... И вы меня по радио слышали?.. Ведут себя достойно... А я у деда кнут возьму... (Юре) - Тебя... (передает телефон).
Юрий: - Я. Да кто спаивает?!.. Что тут пить... В этот прекрасный праздничный день... А что, нельзя... Учу говорить тосты... Да только две рюмки... Правда - стаканы... Ну, хватит. Как там Мишка и Танька... Раз обещал - привезу... Большую... Да два уха влезет... Обещаю... На всю страну... Не буду... Все. Целую... Пока... С моря позвоню... Целую. (закрывает телефон) - Пронесло! Спасибо, дочка.
Геннадий: - Моей точно позвонит. Что она на кухне делала?
Юра: - Обед! Она любит слушать концерт по заявкам! Влипли!
Жанна: - А давайте выпьем. Все будет хорошо.
Геннадий: - Ну, если женщина просит... (наливает).
Юрий: - Давайте! Да я пойду по-рыбачу, а вечером уху на костре - с дымком. А! (пьют). (Юра берет спиннинг, баночную кукурузу).
Жанна: - Ни пуха - ни пера!
Юра: - К черту! (Уходит).
Жанна: - А что, я что-то не так сказала, Гена.
Геннадий: - Да нет, все правильно, ты сама знаешь – жены ревнуют, сказала, а нервные клетки надо беречь. Они черти - что думают. Вот я тебя обниму, поцелую в шутку - что здесь плохого. А те уже - развод и дети пополам.
Жанна: - А ты не обнимай!
Геннадий: - Ну да. Ты вон какая красивая. Держишь себя в узде, держишь, потом, как сорвешься... Природа!
Жанна: - Я все хочу тебя спросить: а что вон в той бутылке?... Красивая...
Геннадий: - Коньяк. «Наполеон .» 1901 год, Париж.
Жанна: - А можно попробовать?
Геннадий: - Да там на иголку-то и осталось! А я водочки «Смирновской» хряпну. (Мажет ей икру на хлеб, подает) – Только закусывай! (Наливает ей и себе).
Жанна: (радостно) - Дорогие друзья! В этот прекрасный радостный день, мне хочется сказать самые хорошие и радостные слова, ибо... (встает, держит перед собой стакан) - Ибо! (смутилась, села). За любовь! (пьют).
Геннадий: - Запомнила! Молодец!
(Крик Юрия «Поймал! Поймал!» Жанна вскакивает и убегает на речку. Геннадий
достает сумку, ищет, вытряхивает все на землю , берет жвачку, кладет в рот, жует, собирает все в сумку, поднимает таблетки. Сел, задумался, усмехнулся, налил себе водки, выпил, закусил икрой, засмеялся) - Все равно делать нечего. (Выломал одну
таблетку, бросил Жанне в стакан) - Ну, сейчас будет концерт!
(Возвращается Жанна. Несет рыбу).
Жанна: - Вот, уже уха! (Кричит) Юра! Отметим улов! (Голос Юрия: «Нет! Не могу! Клев начался! Без меня») - Подумаешь! Его приглашают, а он упирается, как теленок. А мы с Вами, Гена. Давайте! (Садится за стол).
Геннадий: (Еще делает бутерброд) - Ты закусывай, а то опьянеешь.
(Жанна закусывает).
Жанна: - Вкусно! Смак!
Геннадий: - Еще бы! Сейчас еще лучше будет!
Жанна: (разводит руками) - Хорошо! Легко, легко!
(Обращается к Геннадию) - Сережа, а ты меня хочешь, хочешь - я знаю. Но до свадьбы я тебе не дам. После свадьбы – хоть ложкой хлебай, а сейчас не думай, не дам! Ух ты! Смотри, я небо руками достаю. (Толкает руками) - А ты чего солнце
загораживаешь... здесь я летаю. Не мешай, крокодилы не летают, да еще африканские... Давай на посадку. Ух, сели! (Встала, выходит из-за стола) - А ты куда лезешь (топает ногой) - Так ты еще бодаться... (встает на четвереньки, ползает
вокруг стола, упирается в ноги Геннадия) - У-у-у, забодаю.
Геннадий: - Я тебе забодаю!
(Включает магнитофон , музыка вальса. Жанна начинает танцевать с воображаемым партнером. Геннадий выключает магнитофон.)
Жанна: (встает) - Сергей, ты где?
Геннадий: - Я здесь.
Жанна: (подходит к Геннадию) - Любишь?
Геннадий: - Люблю.
Жанна: - А ты знаешь, какая я красивая!
Геннадий: - Не знаю.
Жанна: - Смотри! (Снимает с себя платье, бросает в сторону, остается в трусиках и бюстгальтере).
Геннадий: - Вах-вах-вах! Царица!
Жанна: (садится на колени Геннадия) - Любишь? (Гладит его по голове) - Хороший мой, Сержик, ну поцелуй меня... (Геннадий целует Жанну) - Еще... (Геннадий снова целует Жанну) - Прижми меня к себе... (Геннадий прижимает Жанну) - Хочешь?..
Геннадий: - Да...
Жанна: - Я - твоя... Унеси меня к ромашкам.
Геннадий: - Несу, любимая. (уносит ее на руках в палатку, укладывает ее, закрывает палатку, возвращается к столу. Наливает водки. Выпил, сделал бутерброд с икрой, съел. Из палатки вылетают трусики и бюстгальтер. Голос Жанны: «Тебе хорошо, любимый.») - Хорошо, родная! (голос Жанны: «Я еще хочу») - Я устал, дай передохну.
Жанна: (голос) - Нет, еще, как хорошо!
Геннадий: (отходит от стола к реке, кричит) - Юрка, давай уху варить!
Юра: (голос) - Генка , подожди... Клев... Что вам – делать нечего. Сейчас жор у рыбы. Попозже!
Геннадий: (возвращается) - Черт с тобой. Тут концерт, а он рыбу ловит!
Жанна: - Сережа! Хорошо!
Геннадий: - Хорошо. Просто кайф! (наливает водки, подходит к палатке, открывает полог, смотрит, выпивает, отбрасывает стакан, лезет в палатку, оглядывается) - Ну тебя к черту! (вылезает из палатки).
Жанна: (голос) - ОЙ... ОЙ... ОЙ (сексуальные восклицания).
Геннадий: - Тут рехнуться можно!
(Подходит к речке, смотрит, что делает Юрий. Возвращается, наливает водки.
Выпил, сел).
Жанна: (голос) - Еще... Еще... Давай...
Геннадий: - Она меня выводит из себя! (Снимает с себя маскарад, поднимает бутылку с водой, обливает себя) - Держись, Гена, нельзя!
Жанна: (голос) - И ты, Гена, хочешь. Сережа, подожди. Он хороший. Ну, иди ко мне. Гена.
Геннадий: (вскакивая) - Иду, любимая! (скрывается в палатке).
(Слышен шум катера с речки. Гудок. Гудок. Шум удаляется. Из палатки выходит Геннадий . Подходит к столу, садится, наливает, подносит ко рту, морщится, не пьет – ставит на стол) - Хорошо-то как! (В палатке тишина) - Успокоил!
( Появляется Юрий, несет рыбу, поднимает улов)
Юрий: - Есть уха! (подходит к столу, видит платье на земле) - Она что - купаться пошла? (наклоняется, поднимает платье, вешает на стул) - Чего молчишь, как рыба об лед?
Геннадий: - Хорошо! Она в палатке! Отдыхает.
Юрий: (идет к палатке, поднимает трусы, бюстгальтер) – Ты чё, ее уговорил?
Геннадий: - Если бы я! Она уговорила! Ты бы слышал!
Юрий: (вешает на стул трусы, бюстгальтер, садится) – Ну ты даешь! И как?
Геннадий: - Тебе и не снилось! Хочешь шведскую тройку? Действуй.
Юра: (встает, подходит к палатке, открывает, смотрит) – Ты знаешь, в гостинице, в номере - еще можно бы... А тут, на природе. Нет... Нет, не буду...
Геннадий: - Трус! (Юра возвращается, берет нож, начинает чистить рыбу) - Конфетка!?
Юра: - Красивая! (кричит негромко) - Жанна, ты вышла бы, помогла бы. (Гене) - Разводи костер. (Пауза) - Ген, чего она молчит?
Геннадий: - Кайф ловит! Где костер будем разводить?
Юра: - Вот тут, слева (кричит) - Тебе одежду принести? (Пауза. Встает, берет одежду со стула, бросает в палатку) - Одевайся, выходи! Уху будем варить! (Возвращается, чистит рыбу. Гене) - Стесняется.
(Геннадий собирает хворост).
Геннадий: - Пройдет два часа - стыд как рукой снимет.
Юра: (встревожено) - Какие два часа? (Догадывается. Идет к палатке, открывает полог) - Жанна! (пауза) - Жанна! (Скрывается в палатке. Из палатки) - Придурок! (Выходит, закрывает палатку, идет к Геннадию) - Ты что наделал, идиот!
Геннадий: - Выбирай выражения! Дон Кихот...
Юра: - Ты, что ей дал психотропную? Отвечай!
Геннадий: - Чего разорался! Скучно стало. Хотел концерт посмотреть.
Юрий: (взволнован, ходит) - Сколько дал?
Геннадий:- Одну...
Юра: (крестится) - Слава Богу! (берет сумку, все высыпает на землю) - Где? (Гене) - Где, спрашиваю?
Геннадий: - Что ты ищешь?
Юра: - Нейтрализатор. Упаковка, синяя такая.
Геннадий: - В левом, сверху... Что ты всполошился? Через два часа будет, как огурчик!
Юра: - Это тебе на нарах в задницу огурчик засунут! У нее сейчас шиза! Понимаешь!
Геннадий: (заволновался) - Какая шиза?
Юра: - Какая, какая... (достает упаковку, подходит к Гене, показывает пальцем у лба) - Вот такая! Кто нас провожал, помнишь? Вспомнил! (показывает два пальца и кладет их на плечи) - «Возьми, - говорит, - новая разработка, на сутки хватает. А ту, - говорит - выкинь, слабая...»
Геннадий: - И я заметил - чего это она быстро полетела...
Юра: - Это мы с тобой полетим... В солнечный Магадан... Время... Время... (выламывает две таблетки. Гене) - Что стоишь, стакан воды... (скрывается в палатке) - Иди, голову держать будешь... (Гена скрывается в палатке) - Пей,
пей, девочка моя... (выходят из палатки. Гене) - У нас с тобой нет времени, ты понимаешь?!
Геннадий: - А сколько надо?
Юра: - Сутки. (Бросает упаковку на стол) - Он еще предупредил, что при коротких встречах с конкурентами не применять, времени не хватит вывести из транса.
Геннадий: - Чего же ты молчал?!
Юра: - А в каком ты состоянии был! Помнишь!
Геннадий: (ходит туда-сюда) - Да, влипли... А ту, куда дел?
Юра: - В аэропорту в урну выбросил...
Геннадий: (нервничая) - Спокойно... Спокойно... Давай подумаем, что нас ожидает... Надо все ходы просчитать вперед...
Юра: (садится) - Я тебе скажу. Тут, понимаешь, все зависит от ее состояния. Если бы она у нас на сутки осталась, нет вопросов, но ее кинутся искать. Кто ее родители? Где она живет? Ну, допустим, есть у нас еще часа три... Так, все равно
ей через каждые два часа надо давать таблетку... Сама она их принимать не сможет...
Геннадий: - Что это за состояние?
Юра: - Вялотекущая шизофрения. Она может час быть нормальной, а другие два или три часа - под шизой. Ты ее только спрашивай, она тебе все будет отвечать. Может плясать, хохотать, плакать... да все, что угодно! А теперь, представь: мы ее отпускаем домой, она приходит, нейтрализатор еще действует, а потом - цирк в избе... Сразу заподозрят.
Геннадий: - Твои предложения... Деньги у нас есть. Откупимся.
Юра: - Через сутки действие препарата заканчивается и она становится нормальным человеком, но все, что с ней было помнит!
Геннадий: - Обрадовал... Сутки... Сутки... Придумал! Палатку, все барахло - оставляем. Нужен катер. Мы ее с собой возьмем, как бы покататься, а потом скажем: «Катер сломался». А!
Юра: (вскочил) - Молодец! (снова опускается) - Плотину в 6 откроют... больше катеров нет... Думай.
Геннадий: (трет руками виски) - Любишь кататься, люби и саночки возить... Скорая... Врача... Отравление консервами... Дай телефон...
Юра: (Протягивает сотовый телефон. Геннадий набирает номер) - Стой! Ну, приедут. Врач осмотрит... анализы... Он ведь не дурак... Сейчас наркоманов пруд пруди... Обстановка, где она находилась... Потребует банку, из которой она ела... И
нас вместе с ней на карантин. Вся деревня сбежится. С утра девка была нормальная... и на тебе. Если бы она молчала... Врач начнет с ней разговаривать, все станет ясно... Нет, Гена... Не пойдет!
Геннадий: - Верно! Не подумал! Что делать?
Юра: - Давай ее пока оденем, а то вдруг припрется ее подруга или еще кто-нибудь.
Геннадий: - Давай. (Скрываются в палатке. Выходят. Садятся у стола) - Есть выход, есть, но какой?
Юра: - Эх. Лодку бы... Я там ходил - нет здесь лодок. А так бы я тебя с ней оттолкнул от берега, ты бы весло сломал бы, ну и вас, как бы снесло... Вот уж, действительно, полцарства за коня...
Геннадий: - А плот... Нет, глупо...
Жанна: (выходит из палатки покачиваясь, подходит к столу, упирается в стол руками. Юра встает, усаживает ее на стул) - Гена, зачем Вы это сделали (плачет) - Мне же замуж выходить... (Юра рядом гладит ее по голове рукой).
Геннадий: - Прости, Жанна, если сможешь. Ну, не удержался... Ну, скотина я... Не плачь.
Жанна: - Кто теперь меня замуж возьмет... (Рыдает. Прекращает рыдать, хохочет) - Ну, куда ты лезешь! (шарит под столом руками) - И ты хочешь! Сережа, подожди! Давай споем! (поет) - «Ой, рябина кудрявая, белые цветы...»
Юра: (делает знак Гене) - Смотри. (Жанне) - Жанка, я тут рядом! Я - твой Сережка!
Жанна: - Сережа, милый!
Юра: - Ты где была, любимая!
Жанна: - В палатке. С тобой и с Геной.
Юра: - И что вы делали?
Жанна: - Занимались любовью.
Юра: - Тебе хорошо было?
Жанна: - Хорошо... Еще хочу...
Юра: - Вот и хорошо. Я тоже хочу пойдём спать.
Жанна: - Отнеси меня в ромашки.
Юра: (берет на руки Жанну и уносит в палатку. Голос Юры - «Спи, Жанна». Закрывает палатку, возвращается. Гене) - Видел. Она сейчас, как робот... Одно радует: нейтрализатор стал действовать.
Геннадий: - Давай еще дадим!
Юра: - Бесполезно! А то, еще хуже может получиться...
Геннадий: - Что делать... Что делать...
(Появляется баба Вера, двигается устало, в руках корзина).
Вера: - Здравствуйте, добрые люди!
Юра: (волнуясь) - Здравствуйте, бабуля. Простите, что мы не одеты... Загораем.
Вера: - Спасибо вам от всей деревни за корову. Ветеринар уехал. Буренка кушать стала. Вот вам творог принесла и баночку майского меда (выкладывает все на стол). - Кушайте. Отдыхайте. А где моя внучка? Я ее что-то не вижу...
Геннадий: - Жарко сегодня... Так мы ее к Федору послали, дали пива холодненького. Пусть Федя побалуется пивком. Да она вот-вот ушла...
Вера: (смотрит вдаль) - Нет, я туда не пойду. Далеко стадо-то. Как вернется внучка, передайте, что в Сельсовет звонил Сергей. Он сейчас в районе, ищет попутку. Дождалась жениха! Вот будет рада! Передадите?
Юра: - Обязательно, бабушка, передадим. А сколько километров до райцентра?
Вера: - Да... километров 70 будет... Он только к вечеру, видимо, доберется. Ну, я пойду потихоньку назад. Еще раз спасибо вам, добрые люди. (Уходит).
Геннадий: - Так, выиграли еще два часа. А дальше?
Юра: - Ума не приложу...
Геннадий: - Что она там говорила насчет жениха?
Юра: - Сергей звонил в Сельсовет...
Геннадий: - Сергей... То - то она все Сережа, да Сережа...
Юра: - А по радио... То же Сережа... В армии... Видимо, ее жених...
Геннадий: - Этого сейчас и не хватало.
Юра: - Да... Становится сложнее... Дембель... Радость... Любовь... Он ее первым делом станет разыскивать...
Геннадий: - Надо его как-то нейтрализовать...
Юра: - А как?
Геннадий: - Действительно, как?! И тут не выходит... Петелька-то затягивается (показывает на горло).
Юра: - Думай, Гена, думай!
Геннадий: - Нет, Юра, это западня! А если так, то надо применять волчьи законы. Пока не окружили, надо уходить. А кто быстрее бегает - мы еще посмотрим. Собирай вещи. Палатку оставляем, уходим налегке.
Юра: - Да, ты прав! (Появляется Сергей, в военной форме, с цветами в руках).
Сергей: - Здорово, мужики! Загораем?! Тут девчонка не проходила? (смотрит вдаль) - А то я к бабе Вере заглянул, она говорит: «Иди к Федору. Она там».
Геннадий: - Нет, не видели. Две старухи приходили. А больше никого не было.
Сергей: - Значит не застали. Она у меня шустрая. Могла и проскочить (показывает на стол) - Отпуск отмечаете? Я, вот, тоже домой вернулся. Совсем! Два часа, как с поезда. Смотрю - пацаны на мотоциклах. Быстро доехали, с ветерком...
Юра: - Ну, это дело не грех и отметить! Гена, возьми бутылку да прогуляйся (обращается к Сергею) - Тебя как зовут?
Сергей: - Сергей.
Юра: - Юра (протягивает руку, показывает на Геннадия) - А это Гена!
Геннадий: - Гена - крокодил, африканский. (Жмет руку Сергею).
Сережа: - А почему африканский?
Геннадий: - Потому, что - страшный...
Сергей: - Ну, Вы скажете...
Юрий: (достает бутылку водки, кусок колбасы, хлеб. Все дает Геннадию) - Прогуляйтесь, а я пока рыбу почищу. Вечером приходите на уху.
(Выпроваживает обоих).
Жанна: (появляется из палатки) - Пить хочу.
Юра: - Жанна... (подает стакан воды и две таблетки) - На, вот, выпей и тебе станет легче. (Жанна глотает таблетки, запивает).
Жанна: - Юра, зачем он это сделал? За что?
Юра: - Ты меня сейчас можешь воспринимать?
Жанна: - Да!
Юра: - Я ему морду при тебе набью... Что произошло - никто не знает и никогда не узнает! А тебе надо срочно идти домой и отдыхать. Поняла? (Внимательно смотрит ей в лицо) - И ты тоже молчи, и все будет хорошо.
Жанна: - Ну, я пойду. Где моя корзина?
Юра: (достает из-под стола корзину) - И, пожалуйста, иди скорей домой, ложись в кровать и отдыхай. А я через два часа приду к тебе за молоком. Поняла? Все. Иди. (Жанна уходит. Юрий вослед ее крестит. Поворачивается, смотрит вдаль) - Еще два часа выиграл. Господи, пронеси!
(Крестится. Открывает пологи палатки. Наводит порядок, убирает на столе. Наводит порядок вокруг. Возвращаются Гена и Сергей).
Сергей: - Нет ее у Федора. Баба Вера у Вас была?
Юра: - Бабушка? Такая, небольшого роста, платок на ней белый?
Сергей: - Да!
Юра: Была! А! Вспомнил! Сегодня у Гены День рождения. Ты представляешь, этот (показывает на Геннадия) - «чудо в перьях», пошел в деревню и там ляпнул, что он, мол, режиссер и ему нужны белые простыни... для театра... мол, он снимает фильм о Мамае (обращается к Геннадию) - Эй, Понтий Пилат, покажи, что ты чудил. (Подает ему простыню, начинает его одевать. Показывает Геннадия Сергею) - Так. Ты, Сергей, представляешь: вся деревня нам стала собирать простыни, дорожки. Две бабушки два больших мешка притащили к палатке. Представляешь?! Да куда они нам! Потом пришла еще одна старушка, в белом платке, внучку спрашивала, а Гена подумал, что она тоже простыни предлагать будет и сказал, что внучка у пастуха. Да ты сам видишь - у нас никого нет! (подводит Сергея и Геннадия к палатке) - Вот так мы живем! (Геннадий удивленно смотрит на Юрия) - Сергей! Ты видел «петуха» в простыне? Сейчас увидишь! (берет Сергея под руку. Отводит его на значительное расстояние от Гены , возвращается к Геннадию и отводит его в противоположную сторону. (Гене) - Тяни время. Петух Гамбургский! (Юрий становится в середине между ними. Кричит) - Гена, покажи как ты шел по деревне! (поднимает палку с земли, бежит к Геннадию, дает палку в руки) - Я ее домой отправил. Работай, придурок! (возвращается бегом на место. Кричит) - Давай! (Геннадий театрально приближается к палатке. Усаживается на стул у стола. Юра подзывает Сергея) - Иди и встань перед ним. И голову склони, припав к земле коленом.
Сергей: - Зачем?
Юра: - Иди и делай то, что говорят. Иди...
(Сергей подходит к Геннадию, припадает на одно колено, склоняет голову. Геннадий в растерянности, не знает с чего начать. Пауза. Сергей встает, отряхивает колено). Сергей: - Ну, ладно, мужики. Вы тут развлекайтесь, отдыхайте, а мне Жанку надо найти
найти. (Делает два-три шага в сторону деревни).
Геннадий: (кричит, срываясь) - Ты должен мне...
Сергей: - Не понял... (Пауза) - За угощение? Сколько?
Юра: (Подбегает, падает на колени перед Геннадием) - Прости его, Великий Кесарь! Он шел с войны и, видимо, забыл дворцовый этикет. Он - воин храбрый. Битвы и сражения в нем гордость вознесли и мирный наш уклад ему не по душе. Он муж уже, а, будучи ребенком, ты с ним играл. Теперь он в орденах и чин его великий. Прости его. Великий прокуратор!
Геннадий: (обретая уверенность) - Так кто же он!? Черты лица знакомы . Напомни мне, холоп!
Юра: - Рамзес XIII ! Простите... Сын его, 13-й по счету. Он шел к тебе, дары еще в дороге. Богатый караван к ногам твоим. Великий Кесарь, он хочет возложить.
Геннадий: - Верни его, холоп!
Юра: (встает, подводит Сергея к Геннадию, становится на колени) - Он здесь. Великий прокуратор! И будь помягче с ним.
Геннадий: - Тебе ль указывать, холоп, как мне вести беседу!
Сергей: - Ну, вы даете, мужики! Прям, как в кино.
Геннадий: - Так кто же ты?! И, если верно мне холоп сказал, ты сын Великого Рамзеса. Его я знал. В былые времена мы с ним народы покоряли. И вижу я, ты по стопам отца идешь, былую славу умножая. Так где ты воевал?
Сергей: - В Чечне.
Геннадий: - Зачем пришел ко мне!? Ведь у тебя все есть: и слава, и почет! Несметные богатства в караване тебе безбедную готовят жизнь!
Сергей: - Не верь! Ты, Юра, зря напраслину несешь! Какие караваны? Немного отдохну и в поле, за комбайн! Еще недельки две, и надо убирать богатый урожай!
Юра: (Гене) - Как скромен он! Тебе открою тайну я. Великий Кесарь! Его войска давно кольцо замкнули, и мы – заложники его. И смело он пришел один свершить злодейство! Тутанхамона дочь ему нужна. Поэтому он выкуп приготовил. И, если ты согласия не дашь, задумал он украсть принцессу молодую и, если даже этот рухнет план, тогда огонь и меч он приготовил!
Сергей: - Зачем украсть? Она и так согласна. И мы давно друг друга любим.
Геннадий: (Сергею) - Да как ты смел мне взятку предлагать, войной грозить, готовить преступление!
Юра: (Геннадию) - Всему виной любовь!
Геннадий: - Любовь! Тогда другое дело! А то - огонь... и меч...! И красть - противная работа! В таких делах сватов обычно засылают и просят у отца благословенья.
Сергей: - У Жанны нет отца.
Геннадий: - Тогда у матери невесты!
Сергей: - Погибла мать. Она живет одна, у бабушки, а та уже давно благословила, приданное готовит к торжеству.
Юрий: (Геннадию) - Хитрит. Не верь ему!
Сергей: - Да что хитрить, вот письма от нее (вытаскивает перевязанные письма).
Юрий: - Подлог! Его войска приказа ждут! Зачем нам, Кесарь, умирать?! Отдай принцессу и надобность в злодействе само собою отпадет. И мы на свадьбе погуляем. Надеюсь, нас он пригласит.
Сергей: - Конечно, мужики! Неделю, правда, обождать придется: наряд, кольца, ЗАГС. Родители свинью зарежут. Столы да полог от дождя.
Юрий: - Спроси его. Великий прокуратор, в какую сумму это обойдется. Быть может, мы поможем молодым, чем Бог послал!
Геннадий: (Сергею) - Ну, отвечай, мой храбрый воин: какая сумма у тебя!? Коль свадьба будет бедной, мне не простит на небесах великий твой Рамзес, и чувствую я взгляд Тутанхамона, когда предстану перед ним, укор в его глазах читаю.
Сергей: - Конечно же, в копеечку влетим. Но свадьбу все же отыграем. В долги залезу, все отдам.
Юра: - Ну, подожди все отдавать! Сейчас Великий прокуратор свое решение представит нам.
Геннадий: - Ну, так и быть. Возьми, холоп презренный, ларец мой расписной и 300 долларов вручи Сергею. (Сергею) - Чтоб свадьба пышною была, тебе костюм, невесте платье. Фата чтоб в жемчугах, отцу и матери твоим подарки. Да не скупись! Нуждаться будешь в чем, холопу моему лишь только знак подай.
Юра: - Да где же он возьмет, что ты сейчас сказал. Ему в райцентр надо срочно.
Геннадий: (радостно) - Который час?
Юра: - Да три часа пробило.
Геннадий: (грустно) Да что за день. Хоть лошадь запрягай. Где транспорт он найдет?
Юра: - Так вызови такси! Час к нам и час оттуда. А там за час он скупит все. Звонок директору, где Дом торговли. Скажи ему - за доллары берем, да он до ночи будет ждать.
Геннадий: (радостно, с волнением) - Спасибо друг, теперь ты не холоп, а первый мой визирь. (Берет телефон, набирает номер) - Алло... Кто говорит... Великий прокуратор... Простите, пошутил... Дайте мне номер телефона такси... Спасибо.
Запомнил... (набирает номер) - Такси... Примите заказ... Срочно... Двойной тариф... Согласен... Куда... (Сергею) - Адрес?
Сергей: - Длинная,2, деревня Загородище.
Геннадий: - Фамилия... (Сергею) - Фамилия?
Сергей: - Смирнов... деревня Загородище.
Геннадий: - Смирнов... деревня Загородище. Через час... Хорошо… Номер... Запомнил. Спасибо (Закрывает телефон).
Юрий: - А в торговый центр?
Геннадий: - Забыл... Сейчас! (набирает номер) - Такси... Простите... Окажите мне любезность. Мне нужен телефон Торгового центра... Понимаете... свадьба... Спасибо... Хотел узнать, что у них есть... Жду... Запомнил... Огромное спасибо... (набирает номер) - Здравствуйте... Простите, Ваше имя и отчество... Семен Михайлович, тут такое дело: приехал к другу и попал на свадьбу. У меня с собой только доллары, хотел у Вас купить подарки. На сумму... да я думаю тысяч на 10 -12...Хорошо... Нет, не я... Жених... Да, вот еще что: если не хватит - я с ним Вам свою визитку пошлю. Там есть номер счета. Можете смело снять оттуда недостающую сумму... Как моя фамилия?... Кривцов Геннадий Поликарпович... Да... Верно... Знаете? Почему не верится?... Я здесь отдыхаю, в деревне Загородище... Нет, нет... Жених сам приедет. Да я и такси вызвал... Да - обычный гость... Не надо визитки?... (убирает трубку от уха. Юре и Сергею) - Всё... пошли дифирамбы! И тут знают... (прикладывает трубку к уху) - Хорошо... Можно... Только завтра... Сегодня у меня другие планы... Вот это по нашему... До свидания.
Юра: -Порядок!
Сергей: - Да кто вы такие, мужики?!
Геннадий: (достает 300 долларов, дает Сергею) - Это тебе от нас на свадьбу. За такси из них не бери, уже оплачено. Как всё купишь, домой не заезжай, к Жанне не заходи, а прямо к нам. Здесь всё приготовим и вечером пойдем вместе к невесте. Возьмешь меня сватом?
Сергей: - Не верю глазам своим! За что?
Юра: (вдохнул) - Если б ты знал за что, то...
Геннадий: - Ты как, холоп, разговариваешь с Великим воином (слышно, что подъехало такси, сигналит) - Вот и карета подошла. (Сергею) - Шуруй! (Юре) - Визирь, проводи гостя! (Сергею) - Смотри, сразу к нам, а потом - к невесте. Сергей: (радостно) - Спасибо, Гена! Спасибо, Юра!
Геннадий: - Так как насчет свата? А?
Сергей: - Да ктож, если не Вы! Конечно! Гена, а можно видеокамеру куплю, самую дешевую. Хочу свадьбу заснять - на память!
Геннадий: - Давай, действуй!
Сергей: - Мужики, тут яма одна есть, там сомы по 20 кило! Я две гранаты приволок... оттуда. Вечером царскую уху сварганим! (сигналит такси) - Ну, я поехал.
(Юра, Сергей уходят)
Геннадий: (смотрит на часы) - Еще четыре часа есть. (берет телефон, набирает номер) - Алло... Привет... Узнал... Да, тут в Загородище... Знаешь. Да, у плотины... Как у тебя оперативная обстановка... Почему интересуюсь?... Да нет проблем.... Нормально... В палатке - у речки... Да нет, ничего не надо... Мероприятия на вечер... Да вот - свадьба в деревне... Я подумал - мало ли чего, выпьют мужики, куролесить начнут... Да не надо никуда звонить... Я просто подумал: если что, тебе позвоню... Прикроешь... Ха-ха-ха... В любое время?... Спасибо... На море… Думаю на неделю... Конечно... Ладно, пока... (закрывает телефон. Возвращается Юрий. Юрию) - Проводил?
Юра: - Уехал!
Геннадий: (встает, обнимает Юрия, целует) - Спасибо, Юра!
Юра: - Да ладно! Я пошел к Жанне за молоком. Заодно ей еще две таблетки дам (берет банку). - На, допей.
Геннадий: - Не хочу. Ты давай беги. Потом план накидаем, что будем дальше делать. Пока все идет нормально.
Юра: - Как ты мог?!
Геннадий: - Не доставай. Я же не знал, что она на сексуальной почве раскроется... и не выдержал. Беги.
(Юра уходит, появляется Федор).
Федор: (весело) - Гена, привет!
Геннадий: - Так виделись!
Федор: - Вот праздник, так праздник! Племяш вернулся! Эх, погуляем. Гена, есть еще немножко на грудь? Если не жалко...
Геннадий: - Да ради Бога! (достает бутылку из сумки, открывает, наливает) - Ты смотри - стадо растеряешь!
Федор: - Уже немного осталось. Я его через Вас гнать не буду. Стороной обойду! (берет стакан) - Ну, давай! А ты, что - не будешь?
Геннадий: - Я еще от медовухи не отошел.
Федор: - Так ты был у Емельяна? (выпивает) - За что это он тебе налил?! У него снега зимой не выпросишь (подмигивает Геннадию) - Еще можно? (Геннадий наливает) - Ох и скряга! Свет такого не видывал... (выпивает, закусывает) - За деньги, да! А так, на халяву... Не верю.
Геннадий: - Ты представляешь - на халяву!
Федор: - А ты чего это клоуном нарядился?! Как в театре! Чи ангел, чи Господь?
Геннадий: - Крокодил - я, Федор... Безмозглый!
Федор: - А крокодилы все без мозгов. Им бы только (складывает ладони, показывает пасть) - хапать да хапать.
Геннадий: (принимает слова на свой счет) - Это ты на что намекаешь?
Федор: (не замечая настроения Геннадия) - На крокодилов! Нажрутся. Сытые. А у сытых мозг спит. Им бы шкоду какую сотворить, а доброе дело, или помочь - ни-ни...
Геннадий: (злится) - А ты себя кем считаешь?
Федор: - Бараном! (весело) - Баран - он что: уставится на ворота, разбежится... ба-бах, ба-бах, а толку то. Пока не оттащат от ворот, так и будет биться. Баран! Вот, я по жизни...
Геннадий: (перебивает) - Ты вот что, Федор, иди к стаду, мне отдыхать надо.
Федор: - Да, чего это я, действительно... (подмигивает Гене) - Да, я пойду.
Геннадий: - Все, хватит!
Федор: - Хватит, так хватит, (медленно уходит).
Геннадий: (смотрит вслед Федору, что-то смекнул, кричит) - Федор!
Федор: (возвращается) - Чего?
Геннадий: - Ты, Федор, не подумай, я насчет водки. Не жалко. Я за тебя переживаю: выпьешь-уснешь, а стадо разбежится.
Федор: - Да куда оно денется, уж скоро домой. С утра еще могут блуждать, а к вечеру сами домой идут.
Геннадий: - Ну, смотри! На тебе бутылку, а мне действительно хочется спать!
Федор: (радостно) - Вот спасибо, вот уважил. Я ее вечером с кумом приговорю...
Геннадий: - Все. Иди, Федор, иди...
(Федор уходит, появляется Юрий, несет молоко).
Юра: - Пока нам везет. Её бабка сидит у соседки. Ну, где корова болеет.
Геннадий: - А девчонка?
Юра: - Лежит... Дал ей еще таблетки... Плачет. Ну, успокаивал, как мог... Просил, чтоб молчала... Всё объяснил. Сказал, что Сергей поехал за свадебным платьем, за подарками, что вечером придем втроем, что ты сват у них будешь на свадьбе.
Вроде успокоилась. Будет держаться. Может пронесет?
Геннадий: - Дай Бог, дай Бог... (стучит по столу).
Юра: - Ну, что - пойдем рыбу ловить?
Геннадий: - Пошли! Все равно делать нечего.
(Берут спиннинги, подкормку, уходят. Через 30 секунд небольшое затемнение на сцене. Вечереет. Появляются Юра и Геннадий с уловом ).
Юра: (смотрит на часы) - Вроде ему пора вернуться!
Геннадий: - Может такси сломалось?
Юра: - Да нет, что-то другое... Надо подумать (садится на стул) - Позвони в Торговый центр.
Геннадий: (берет телефон, набирает номер) - Алло... Прости, что беспокою... Как наш жених?... Да... Да... И давно... Понятно... Все... Большое спасибо... Пока... Он уехал оттуда час назад. А время уже где-то около двух прошло. Где он?
Юрий: - Может к пацанам похвастаться заехал?
Геннадий: - Хорошо бы. Пусть пьют. Нам это на пользу.
Юрий: - Делать нечего! Остается только ждать.
Геннадий: - Ждать! Хуже нет - ждать и догонять.
Юра: - А что ты предлагаешь?
(появляется Сергей, тащит мешок. Гена стоит рядом, около метра от стула, где сидит Юрий).
Сергей: - Вот! (бросает на землю мешок).
Геннадий: - (радостно) Кого мы видим!
Сергей: - Вот! Сволочи, заберите Ваши подарки. Подонки. Думали концы в воду спрятать! Мне Жанна все рассказала... Козлы вонючие... А ты - африканский бегемот, сейчас у меня получишь.
(Разбегается, бежит на Геннадия с кулаками. Юра, сидя протягивает ногу, делает Сергею подножку. Тот падает перед Геннадием. Геннадий падает на Сергея, заламывает руки за спину. Юре) - Полотенце! (Юрий садится на ноги Сергею, хватает со стула полотенце, дает его Геннадию. Тот связывает руки Сергею) - Еще полотенце! Юрий: - Больше нет!
Геннадий: - Рви на мне простыню! (Юрий рвет простыню) - Вяжи ему ноги! (Юра завязывает ноги Сергею).
Сергей: - Сволочи! Подонки! Ублюдки! Всех заложу! Завтра же заявление в милицию... педерасты вонючие. Мою девку... Шакалы... (плачет) Ничего, на зоне покувыркаетесь... Я вам обеспечу райскую жизнь...
(Геннадий и Юрий оставляют на земле Сергея, садятся на стулья, тяжело дышат.)
Геннадий: - Тебе же говорили - не ходи к Жанне...
Юра: - Может зря мы так с ним...
Геннадий: - Ты что, хочешь, чтобы он мне зубы выбил?!
Сергей: - Жалко не успел..!
Юра: - Сергей, ты успокойся. Так получилось... Всё водка проклятая.
Сергей: - Я к тебе претензий не имею... А этот... Ничего, он у меня попляшет...
Геннадий: - Это я еще решу - кто из нас плясать будет. Давай его в речку...
(Встает, берет за ноги Сергея).
Юра: (показывает пальцем у лба) - Ты что, совсем? Такси, директор Торгового центра... Он может еще уже кому-то сказал...
Геннадий: - Сказал? (Сергею) - Сказал - тебя спрашивают? (толкает его ногой).
Сергей: - Не ссы в трусы! Решил кольцо ей только отдать... И... У, морды протокольные... Ничего, скоро зона... Девочки мои, вы там будете самые красивые...
Юрий: - Сергей, может договоримся по-хорошему. Мы - рот на замок! Кроме тебя и Жанны ни кто не знает. А мы моральный ущерб возместим!
Сергей: - А совесть тоже купите?
Геннадий: (бросает Сергея) - О совести заговорил! Небось в Чечне, когда людей убивал, о совести не думал! (садится на стул).
Сергей: - То война, присяга... Там тоже наших ребят убивали... А ты, рожа... Подонок...
Юра: - Я тебя отлично понимаю, Сергей...Ну, получилось по пьянке. Хочешь, Геннадий у тебя прощение попросит?
Геннадий: - Давай, мужик, мирно разойдемся...
Сергей: - Нет, ребята... За такую подлость прощения не будет...
Геннадий: - Это твое последнее слово...
Сергей: - Да, и делайте, что хотите...
Юра: - Ты не спеши, подумай. А? Сережа... (садится рядом с ним, у головы) - Ну, заявление в милицию, следствие, суд, огласка. Ну, отомстишь ты нам... А в деревне как ты жить думаешь... Позор... Каждый пальцем тыкать станет... Подумай... И, ответь мне на вопрос: после всего ты будешь жить с Жанной? А?
Сергей: (пауза) - Это мое дело...
Юра: - Вот видишь. Прямо не даешь ответ... Значит не любишь!
Сергей: - Люблю! Что ты мне в душу лезешь!
Юра: - Если бы любил, сразу бы сказал, что «женюсь на Жанне»... А то - «это мое дело». Это дело теперь нас троих касаемо. Вот у Геннадия двое детей, у меня - двое, у каждого - жёны... Ну, сядем мы в тюрьму, а кто их кормить будет, учить, обувать, одевать.. А? Ты об этом подумал? А мы тебе предлагаем хороший вариант... Свадьбу, все расходы. Я так думаю, что и машину Вам купим…
Геннадий: - Даю слово! Через неделю «шестерка» будет у тебя!
Сергей: - А когда на Жанну лез, где твое слово было... Между ног... Подонок... Засажу суку...
Юра: - Ты, Сергей, подумай, а мы пока посоветуемся (отводит Геннадия в сторону) - Ну, что дальше?
Геннадий: - Волчара!
Юра: - Ты не кипятись. Спокойно. Что дальше делать?!
Геннадий: - Ума не приложу. Он в таком состоянии денег не возьмет. Да мы ему и так уже дали!
Юра: - Есть идея! Но на это я иду ради своей семьи.
Геннадий: - Говори! Я на всё согласен!
Юра: - Вот, смотри, сейчас мы вызовем милицию.
Геннадий: - Ты чего? Совсем что ли...
Юра: - Да ты выслушай! Не перебивай… Так, мол, и так... Пришел пьяный, затеял драку. Мы его связали, вызвали Вас, разберитесь. Мол, отмечали юбилей, тут девушка на дойку приходила, пригласили в гости, она не отказалась, мы же ее за
ноги не тащили. Потом она и в деревню от нас ходила, с коровой мы ей помогли, по радио она поздравляла своего жениха, приносила нам гостинцев. Так что тут все
«абгде махт»! Ну, была немного пьяна, а спьяну, что не ляпнешь. И она, якобы, Сергею сказала, «по пьяному делу», что лезли к ней целоваться. Понял?
Геннадий: - Не до конца... К чему клоним?
Юрий: - Приревновал её к нам! Напился, пришел устраивать разборки. Понял?
Геннадий: - Так, так... хорошо понимаю, а дальше...
Юра: - Его в КПЗ до утра, а мы утром на катере ту-ту и поминай, как звали. Про катер-то ни кто не знает. Понял?!
Геннадий: - Отлично! Молодец! Хвалю! Только он не пьяный!
Юра: - Вот - это твоя задача! Придется тебе влить ему бутылку... Насильно... А что делать?! Другого у нас выхода нет!
Геннадий: - Вперед!
Юра: - Подожди, я еще с ним поговорю, может уломаю.
Геннадий: - Давай, действуй!
(Подходит к палатке, достает бутылку, открывает).
Юра: (подходит к Сергею) - Ну, Сережа, не передумал?
Сергей: - Это он пусть думает, как ему на зоне жить придётся... и тебе тоже...
Юра: - Ну, извини, ты сам себе приговор подписал.
Геннадий: (подходит с бутылкой водки) - Может передумаешь...
Сергей: - Нет! Подонки!
Геннадий: - Ну, тогда открывай ротик, девочка моя. (Геннадий кладет Сергея на спину и заливает ему в рот водку) - Смотри - не поперхнись... А ты соси, как леденец... Вот... Хорошо... Еще... Еще... (смотрит на бутылку) Тут немножко
осталось... Так... Вся... А ты боялась, даже юбка не помялась...
Юра: - Надо минут 10-15 подождать.
(Садится на стул, включает магнитофон , звучит песня «Спят усталые игрушки, куклы спят...»).
Геннадий: (садится на стул, берет телефон) - Сейчас за тобой мама с папой приедут. (Набирает номер) - Это милиция?... Это гражданин Кривцов Вас беспокоит... В чем дело... Мы здесь с товарищем в деревне Загородище отдыхали, на речке, в
палатке. Пришел какой-то пьяный гражданин, стал к нам приставать, полез драться. Ну, мы его связали и не знаем, что делать дальше. Да Вы уж, пожалуйста... На речке, у поворота... Здесь одна палатка... Ждем...
Юра: - Как он не понимает... уперся, как баран...
Сергей: (несвязно) - По-дон-ки... уб - люд-ки...
Геннадий: - Еще ругается... девочки не должны ругаться...
(Играет музыка, слышно подъезжает машина, хлопают дверцы, появляются начальник отделения и три милиционера с автоматами. Юра выключает магнитофон).
Начальник: - Что произошло, граждане? Кто из Вас Кривцов?
Геннадий: - Я. Вот, пришел пьяный, полез драться, мы его связали.
Начальник: - Что, вот так пришел и начал драться? Причина же должна быть... (подходит к Сергею) - Сергей! Это ты! Не может быть! Я его с детства знаю. Он спиртного в рот не брал. Что-то тут не так...
Юра: - Так он только с армии, дембель у него...Видимо, на радостях...
Начальник: - Раз Вы так хорошо осведомлены , позвольте узнать, откуда у Вас эта информация.
Геннадий: - О. Ну, да. Вспомнил (к Юре) - Девушка у нас гостила. Мы ей еще с коровой помогли. Я её в щечку поцеловал. Так она ещё с обеда ушла. Да! Вот она ещё молока два раза приносила. Стоп. Кажется, баба Вера её искала. Она нам и сказала, если её увидите, чтоб передали, что какой-то Сергей из армии приехал. А, как Вы сказали «Сергей», Юра и догадался.
Начальник: - Ну-ка, развяжите его. (Юра и Геннадий развязывают Сергея) - Так это Вы вызвали ветеринара?
Юра: - Да, это мы. Она, эта девушка. Как её... Жанна, по - моему, про корову рассказала, решили помочь.
Геннадий: - Ну, посидели, отметили это дело. Ну, я в шутку её поцеловал. Может она ему рассказала, а он, видно, приревновал...
Начальник: - А что у Вас в мешке?
Юра: - Подарки для друзей!
Начальник: (усаживает Сергея) - Ты можешь говорить? (тот мотает головой, несвязно бормочет) - Петров! Принеси нашатыря!! (милиционер уходит, слышно - хлопает дверь машины. Возвращается, подает вату и нашатырь начальнику) - Нюхай, Сережа! (Сергей нюхает, мотает головой) - Где Жанна, Сергей?
Сергей: - Дома.
Геннадий: - Ну, вот! Заговорил.
Начальник: - Ты зачем так напился...
Сергей: - Они Жанну изнасиловали...
Юра: - Ты что несешь, солдат...?
Начальник: - Всем молчать! Когда это было?
Сергей: - Не знаю. Она сказала, что Гена с нею переспал и что она мне не жена... (отключается).
Начальник: - Так! Так, что у вас в мешке?
Геннадий: - Подарки друзьям.
Начальник: - Петров, посмотри.
Юра: - Это что - обыск?
Начальник: - Осмотр места происшествия.
Геннадий: - Так осматривайте, а личные вещи есть личные вещи.
Нчальник: - Вы что, совершили преступление?
Геннадий: - Нет.
Начальник: - Так что бояться? Посмотрим, сложим обратно. Это же не конфискация! (начальник подходит к мешку, развязывает, вытаскивает белое платье, фату, смотрит в мешок, оставляет мешок на земле, подходит к Юрию и Геннадию). - У вас кто-нибудь замуж выходит?
Геннадий: - А в чем, собственно говоря, дело?
Начальник: - Сергей четыре часа назад поехал на такси в город и был трезвый, а когда вернулся, то перед всем отделением хвастался подарками и говорил, что встретил хороших людей. Один из них, видимо Вы, у него сватом на свадьбе будет. А?
Геннадий: - И что это Вы загадками говорите, товарищ капитан. Что Вы имеете в виду?
Начальник: - А то, что я Сергея знаю с детства, а Вас, простите, 20 минут. И веры Вам пока что ни какой...
Юра: - И какие Ваши действия?
Начальник: - Мы сейчас все поедем в отделение, а там будем разбираться. Прошу Вас пройти в машину.
Геннадий: - Простите, а на каком основании Вы проводите задержание.
Начальник: - На основании заявления вот этого гражданина (показывает на спящего Сергея).
Геннадий: - На основании нетрезвого, в хлам пьяного идиота, который чуть не избил нас...
Начальник: - Тем более, проведем медицинское обследование и, если всё подтвердится, он получит по заслугам. Но я смотрю у Вас лицо чистое, синяков,
кровоподтеков нет, как и у Вашего друга. Так, как же Вы дрались с ним? Прошу, граждане, пройти в отделение!
Юра: - Ну, это уже произвол!
Начальник: - Вы будете подчиняться?
Юра и Геннадий: (вместе) Мы протестуем!
Начальник: (милиционерам) - Взять их! (милиционеры приближаются к Юре и Геннадию).
Геннадий: - Хорошо! Мы подчиняемся. Товарищ капитан, разрешите жене позвонить (вытаскивает мобильный телефон), - сказать, где я буду находиться.
Начальник: - Закон Вам предоставляет такое право. Звоните.
Геннадий: (набирает номер) - Алло... Опять я... Вот в отделение милиции забирают... Кто? (к капитану) - Как Ваша фамилия...
Начальник: - Аничкин.
Геннадий: - Аничкин... Да чего я буду объяснять... Пусть он доложит...( к капитану) - Вас.
Начальник: (берет телефон) - Да... Аничкин у телефона... (смотрит удивленно на Юру и Геннадия) - Да, товарищ генерал... На основании заявления гражданина... Они вызвали... Разобрался... Тут такое дело... Не по телефону... Этот гражданин здесь. Не могу, товарищ генерал, он в нетрезвом состоянии... Они трезвые... Но... Так... Это приказ... Завтра сами будете ... Хорошо... Простите... Есть... (отдает телефон
Геннадию. Милиционерам показывает на Сергея) - Этого в КПЗ. Ждите меня у машины. (милиционеры уводят Сергея) - Вот, что я Вам скажу, мужики. На хитрую жопу есть... ну. Вы знаете... с винтом. Я еще до конца не разобрался, но если я всю деревню на Вас подыму, от Вас одни перья полетят, и ни какой генерал не поможет. Если Вы задумали этого парня посадить, то дело будете иметь со мной. Это не угроза, но я слов на ветер не бросаю. Может и полетят мои погоны, но и Вы полетите...
Юра: - Капитан. Как на духу. Была, пили, целовал её Гена, решили помочь, к свадьбе денег дали. Видишь подарки. Но чтобы изнасиловать... этого не было. Геннадий: - Так что, капитан?
Начальник: - Вот что. (кричит) - Петров, принеси протокол! (Геннадию) - Приказ я выполню. Вас задерживать не стану, но объяснения взять обязан.
(Появляется милиционер с папкой).
Милиционер: - Вот. Возьмите (капитан берет папку).
Начальник: - Свободен.
Милиционер: - Есть. (Уходит).
Начальник: - Вы, ребята, умные. Да и я не дурак и своих пацанов сдавать не намерен. Отсюда вывод. Суть протокола - что Вы и он одинаково виновны. Если Вы его подписываете, то ждем приезда генерала, он в 9 утра будет в отделении. Если нет... Но это я Вам уже говорил.
Юра: - Компромисс - дело житейское. Пиши, капитан.
Геннадий: - Согласен. (Капитан пишет протокол).
Начальник: - Подписывайтесь. Паспорта, пожалуйста, (выписывает данные паспортов, возвращает паспорта, встает) - Честь имею. До завтра.
(Уходит. Слышен шум отъезжающей машины. Темнеет. Юра и Геннадий сидят за столом).
Геннадий: - Нам бы ночь простоять!
Юра: - Все хорошо... Во время ты сообразил позвонить. А то бы...
Геннадий: - Да. Не дай Бог!
Юра: - Пронесло. Еще немного посидим да давай упаковываться, чтобы утром шмыг - и на море.
Геннадий: - Да... темнеет... Хитрый этот капитан. Еще тот «жук»! Как думаешь - натравит на нас мужиков?
Юра: - Нет. Тогда, по логике, он себя подставляет. Утром - генерал, а мы все битые, в синяках. Вопрос: почему не обеспечил охрану? Как допустил до самосуда? Нет. Он не пойдет на это.
Геннадий: - Логично. А этого вояку?
Юра: - Тем более будет держать в КПЗ, пока не протрезвеет. Потом показание с него ему взять, заявление. До 10-ти уж точно будет в КПЗ. А мы уже в это время будем в катере... водку пить.
(Зазвонил мобильный телефон).
Геннадий: - Да... Я... Да я тебе по гроб обязан буду... Чего «ладно»... Сказал, обязан... Тут, понимаешь, нас катер в 7 часов должен забрать, а мы, вроде, тебя дождаться должны... Разрешаешь... Спасибо... Да не было ничего. Поцеловал два
раза в щечку... Куда... Послушай, тут не до юмора... Тут твой аж в струнку вытянулся, когда услышал, с кем говорит... Да, дисциплина... Ладно, ждем на морях... Пока... (Убирает телефон) - Всё океу! Завтра в катер и ту-ту... Он здесь сам разберется. Тебе привет! Давай укладываться.
(Появляется Федор).
Федор: - Мужики, что же это? А? Что он тут натворил? Там говорят из-за Жанки Вы подрались... Правда?... Вот беда-то. Капитан говорит, всё от вас зависит... Помогите, а! Может деньги нужны (достает доллары). Возьмите… Парня то, парня надо выпустить. Он часов шесть как в деревне, а в тюрьме... Позор... А, мужики...
Геннадий: - Федор. Его завтра выпустят. Сегодня он сильно пьян. Не переживай.
Федор: - Там и Жанка пришла в милицию, с ней истерика... Да, чтож это такое... А... Помогите, ребята. Она ж без отца, без матери... Тоже судьба невеселая. Лет 15 назад на барже молодые морячки здесь стояли. Её мать, Светка, одному из них... обещал в жены взять... да, ищи в поле ветра... Деревня, сами знаете... год походила... Родила Жанку. - Его нет... Никто замуж не берет... На второй год - камень на шею и в реку... Вот Жанну баба Вера и ростила. Как она Сергея ждала... и на тебе... Тюрьма.. .А?... Ребята ?... Помогите.
Юра: (бледнея) - Стоп, Федор! Сколько лет назад?
Федор: - Да...15-17, может еще год... не помню. Помогите, мужики... Освободите Сергея...
Юра: (Гене) - Освободи его!
Геннадий: - Ты что - рехнулся. Он тут же придет нам морды квасить...
Юра: (грозно) - Ты слышал, что я сказал?! Он сейчас в таком состоянии, что руки-то поднять не сможет. Освободи Сергея!
Геннадий: - Ну, смотри! (берет телефон) - Федор, под твою ответственность! Понял!?
Федор: - Не беспокойтесь... Я его домой... Глаз не сомкну. Будьте уверены...
Геннадий: (набирает номер) - Капитан? Кривцов... Мы идем на мировую... Протокол... Порви... Здесь Федор, он за него ручается. В журнале зарегистрировал... Ты умный,
подскажи... Хорошо... Он тебе позвонит... Будь у телефона... (набирает номер) - Алло... Прости, что надоедаю... Надо... Вообщем здесь выходит мировая... Да, договорились... Позвони капитану, а то он без тебя не может принять решение... Спасибо, друг... И скажи, пусть этого бойца отпустят. Тут его родственники за него ручаются... Хорошо... Спасибо... Долг платежом красен... Еще раз благодарю... Пока. (Федору) - Иди, забирай своего вояку. Да, смотри, как обещал, глаз с него не спускай.
Федор: (убегая) - Спасибо, мужики... Спасибо...
Юра: (сидит бледный. Геннадию) - Ты понимаешь, кого ты... (плачет) - Это же моя дочь...
Геннадий: (в растерянности) - Так ты не трепался тогда...
Юра: - Ты мою дочь... (плачет).
Геннадий: (становится на колени) - Юра! Прости! Да откуда же я знал! Мы их с тобой пачками в отелях трахали! Если бы я знал! (обнимает колени Юрия) - Юрка, прости!
Юрий: - Ты... мою дочь... Животное...
Геннадий: - Ругай, Юрка, ругай... Набей мне морду... Только прости... (встает, ходит туда - сюда) - Подлец, скотина, мерзавец... Ну, откуда мне знать... Ведь не хотел... А сорвался... Ну, кобель... Ведь, не хотел... (берет руками голову) - Докатился... (становится на колени перед Юрой, хватает руками, трясёт его) - Юрка, прости меня, ты слышишь... Прости. Если ты меня не простишь, я утоплюсь... (садится рядом на землю. Плачет.) Ну, ты то знаешь меня... Я... за тебя... Да, будь они прокляты, эти деньги... До чего мы дожили... (встает, уходит на речку).
Юрий: - Не дури... Вернись...
(Слышен удар о воду. Юра вскакивает, убегает на речку. Голоса Юрия и Геннадия. Плеск воды).
Юра: - Не дури, Генка...
Геннадий: - Ты меня не простишь, я знаю...
Юра: - Дай руку…
Геннадий: - Я не могу смотреть тебе в глаза...
Юра: - Прощаю! Слышишь, дай руку...
Геннадий: - Не верю...
Юра: Прощаю, Гена, прощаю...
(Шум. Слышен плеск воды. На сцене мокрые появляются Геннадий и Юра.
Уставшие, ведут друг друга, садятся на землю).
Геннадий: - Прости, Юрка... (закрывает лицо руками) - Прости, пожалуйста (плачет, всхлипывая).
Юра: - Да... Натворили мы с тобой делов...
Геннадий: - Юрка, а давай ты завтра к дочке... Признайся ей... Я к Сергею пойду, перед ним на колени встану и буду стоять, пока не простит... Заберем их с собой на море... Я им квартиру куплю в городе, устрою обоих в институт. Буду помогать им... А?... Юрка...
Юрий: (с облегчением) - Давай... Так и сделаем... Завтра... И пусть нас Бог простит...
(Генадий встает, берет бутылку, два стакана, садится рядом с Юрием, наливает с верхом, отставляет бутылку).
Геннадий: - Давай, за их счастье... (Юра берет стакан).
Юра: - Давай... (пьют).
Геннадий: - А сейчас спать! Утро вечера мудренее!
(Уходят в палатку, закрываются, на сцене полумрак, переходящий в темноту. Тихий шум леса, журчание воды, крики петухов. Постепенно темнота переходит в полумрак. На сцене появляется фигура Сергея. Идет, шатаясь, садится у стола, оглядывается. Видит недопитую бутылку. Встает, забирает бутылку, снова садится у стола).
Сергей: - Не допили... Морды протокольные... (наливает себе в стакан) - Эй, туристы, выходи! Поминать будем... (плачет) - Моя Жанка повесилась... Скоты... (выпивает) - Я долго ждать буду? ! (поворачивается, смотрит на палатку) - Даже помянуть не хотите... (вытаскивает две гранаты, делает перед выходом палатки растяжку) - Ну и черт с вами!... Это вам от Жанны... (уходит, поворачивается) – И… от меня... (уходит).
(Полумрак переходит в рассвет. Слышен гул катера).
Голос: - Эй, туристы! «Ракета » подана! Полетели!
Геннадий и Юра: (одновременно) - Сейчас!
(На сцене вспышка из магния, шум взрыва. Занавес закрывается очень быстро. Затем медленно открывается. На сцене палатки нет, стоит Геннадий, держится за живот. Юра лежит рядом. Зонт в глубине сцены).
Геннадий: - Западня! Он стреляет быстрее меня... (Падает).

Занавес.






Рейтинг работы: 14
Количество отзывов: 2
Количество сообщений: 3
Количество просмотров: 607
© 12.04.2012г. Сергей Заболоцкий
Свидетельство о публикации: izba-2012-545214

Рубрика произведения: Проза -> Пьеса


Юрка Иванов       23.07.2012   18:15:52
Отзыв:   положительный
Достоверно выглядят "туристы" и, в какой-то мере, жених с "чеченским синдромом". Прочие (святая Жанна, честный мент, пастух-дурачок) излишне фольклорны. И конфликт... В реальности столкновения рынка и пасторали как-то не наблюдается. Друг друга стоят. Но читается легко, хочется верить.
Сергей Заболоцкий       25.07.2012   12:19:11

Юра спасибо за рецензию Вот Белое солнце пустыни Фабула красноармеец спасает женщин от бандита весь сюжет а как сыграно шедевр может эту пьесу доверить профи то что то получится с уважен сергей да хорошо пишишь есть настроение
Мария Гордеева       27.05.2012   19:06:50
Отзыв:   положительный
В вашем случае бизнесмены ещё не до конца потерянные люди, а вот Жанна должна была предвидеть,что от пьяных незнакомых мужчин можно ожидать всё,что угодно, том числе и наркотики.. По пьянке всё и случается, очень наивны, и Федор,и Сергей, и Жанна и местные жители. Милиция в пьесе положительная, обычно им доверять нельзя.
Пьеса очень понравилась! Сергей, спасибо !!!

С уважением, Мария


Сергей Заболоцкий       30.05.2012   08:56:30

думаю над ответом с уваж сергей за внимание большое спасибо














1