Еще раз про любовь


Агаока сидела на носу оморочки, грустно глядя в реку. По обе стороны тихо плескалась прозрачная вода, из-за песчаного дна казавшаяся желтой. Длинные, тяжелые черные косы змейками струились по стройной спине. Она подняла свое широкое, смуглое лицо с раскосыми , черными глазами и плоским аккуратным носиком к ясному, летнему небу, словно спрашивая совета и помощи. В своем стойбище Агаока считалась первой красавицей, да и за пределами его слух о ее красоте распространился далеко и многие парни только и мечтали о том, чтобы жениться на ней. Но она любила Полокто и ждала сейчас его с нетерпением поглядывая в ту сторону, откуда он должен появиться. Агаока знала, что ей никогда не разрешат выйти замуж за него, ведь он- почти нищий, а она принадлежит к богатому роду. У ее отца самая большая фанза , в которой он живет с двумя женами , детьми и уже появившимися внуками. Их амбары ломятся от сушеной, вяленой рыбы, мяса лосей и изюбров. У них хорошие оморочки и снасти для ловли рыбы, основной и любимой пищи всех нанайцев. Ее в реке и ближайших озерах было много, всем хватит и часто отец с братьями добывают ее острогами. А у Полокто дом бедный. Отец старый и больной. Полокто –единственный добытчик. Он хоть и трудолюбивый, и старательный, но ему с трудом удается прокормить родителей и сестер.
Агаока вздохнула и вдруг глаза ее счастливо засияли. Она увидела любимого, радостно спешащего ей навстречу.
-Какой он все-таки красавец,- подумала девушка, с удовольствием разглядывая складную фигуру Полокто, а коса у него самая длинная среди всех мужчин стойбища.
Юноша протянул руки и Агаока нежно приникла к его груди, пряча набежавшие слезы.
–Что случилось?–забеспокоился Полокто, ласково поглаживая, исцарапанные рыбьими костями, милые руки своей подруги.–Вот зимой настреляю соболей, продам шкурки русским купцам и мы поженимся.
– Нет, не бывать этому, в отчаянии замотала головой девушка,–отец хочет выдать меня замуж за Гангу, сына Баосы из соседнего стойбища. Он там самый богатый.
Полокто даже рот открыл от удивления.
–Так ведь у него же с головой не все ладно,-заговорил он , опомнившись.
-Отец считает,что это не так уж важно,-шмыгнула носом Агаока.–Свадьба будет после осенней путины. Он уже приказал шить свадебные халаты из рыбьей кожи и обувь.
У Полокто от жалости замерло сердце. Он вспомнил этого отвратительного Гангу, вечно слюнявого и сопливого. Никак нельзя допустить такое и он крепко прижал к своей груди девушку, словно хотел защитить ее от всех напастей.
–Мы сбежим . Ты согласна?– вдруг неожиданно для себя сказал он. И с радостью заметил, каким счастьем засияли глаза любимой.
-А , как же твоя семья?–спохватившись , огорченно спросила его Агаока,-ведь они не могут позаботиться о себе.
–Не волнуйся,–проведя рукой по щеке любимой проговорил Полокто,– о них позаботиться Улуска. Он скоро женится на моей сестре Майде.
Агаока облегченно вздохнула и с надеждой посмотрела на Полокто.
–Мы убежим, когда все уснут ,– вдохновился Полокто,–необходимо взять, что нам может понадобиться. Буду ждать тебя здесь,-ласково добавил он.
Весь день Агаока словно летала. Такой воодушевленной ее не видели с того самого дня , когда отец сообщил ей о предстоящей свадьбе. Она -то весело щебетала, словно птичка, то вдруг задумывалась и не слышала, обращенных к ней слов. Но работы было много, все население фанзы было занято делами и к ней никто не присматривался особо. И Агаока успела вынести из амбара несколько связок юколы, немного вяленого мяса, собрала одежду и спрятала все в укромном месте.
Наконец ночь опустилась на стойбище. Небо почернело, высыпали остроглазые звезды, важно выплыла из-за гор таинственная луна. В фанзе, с покрытыми сажей стенами было душно. Долго ворочался с боку на бок, покряхтывая, отец, хныкали дети. Агаока с трудом дождалась, когда затихло все, смолк и собачий лай. Осторожно, стараясь не шуметь и призывая всех духов на помощь, Агаока соскользнула с нар, где спала с другими сестрами, и нырнула в темноту.
В оморочке с ружьем и острогой уже ждал Полокто. Он помог девушке сесть в лодку и они отправились в путь. Плыть решили на самые дальние озера, туда, где живут люди, не знающие жителей их стойбища. Среди чужих их никто не найдет, решили они. Плыли всю ночь, по освещенной луной реке и только , когда посветлело, решили остановиться и отдохнуть. Ныли руки и спина, но молодые люди не чувствовали этого. Они были счастливы вместе и не сводили друг с друга влюбленных глаз. Спрятав оморочку в ближайших прибрежных кустах, набросав травы , они улеглись и забылись крепким сном без сновидений . Проснулись только тогда, когда последние солнечные лучи уже покидали эту землю. Бодро подкрепившись, Полокто сдвинул оморочку в воду, Агаока помогала ему. И вот они снова в пути. Плыть предстояло еще одну ночь.
В родном доме не сразу заметили отсутствие Агаоки и только вечером вспомнили, что за весь день ни разу ее не видели.
–Так ведь и Полокто сегодня не ловил рыбу,–заметил вдруг Чонгиаки, старший брат Агаоки.
Отправились в фанзу к Полокто, но там его не оказалось. И только теперь все поняли, что произошло.
–Догнать их! –бушевал Токто, отец девушки,– утром все на поиски,–приказал он.
Но и утро, и весь день ничего не дали . Беглецов нигде не было.
Полокто копал землянку, мускулы на его руках играли и лоснились. Агаока с любовью следила за его движениями, всегда готовая помочь в любой момент. Затем он поставил деревянный каркас и стал обкладывать его дерном. К вечеру фанза была готова и , установив в ней очаг, молодые поселились там. Местное население особо не досаждало им и отнеслось доброжелательно. Уже на следующий день Полокто ловил острогой рыбу, а еще через день вместе с охотниками отправился на охоту. Агаока же с другими женщинами стойбища разделывала принесенную рыбу, выбирала кости, сушила ее, а кожу обрабатывала, чтобы можно было сшить из нее одежду и обувь, ходила в лес за черемшей ,ягодой, грибами, которых в этом году уродилось слишком много.
Охота тоже была успешной и Полокто подстрелил изюбра. Затем он с другими охотниками свежевал его и пробовал тут же самое вкусное лакомство– куски сырой печени и почек, а вечером, загрузив мясо в оморочки, отправились домой. Склонившаяся над очагом, Агаока варила уху, которую очень любила и ждала мужа . Она подняла свое милое пухлое личико и улыбнулась. У Полокто даже дух захватило, как хороша была его жена.
Прошло много дней и ночей прежде, чем Полокто решился плыть на свою реку, чтобы там набить острогой толстолобов.
–Эй!–неожиданно услышал он, втаскивая в оморочку большую рыбину,–Полокто!
–В появившейся рядом лодке, улыбался Улуска.
–Вы можете вернуться в родное стойбище,-сказал он,–отец Агаоки умер, а братья на нее не сердятся.
Вечером он осторожно сообщил жене о смерти отца, очень огорчившей ее. Возможность вернуться домой очень радовала, ведь они так скучали по своим родным и друзьям. Тем более, что Агаока ждала ребенка и очень хотела родить дома.
И вскоре, попрощавшись с новыми друзьями, отправились они в обратный путь . Поселившись в фанзе Полокто, жили долго , счастливо в любви и согласии.






Рейтинг работы: 7
Количество рецензий: 1
Количество сообщений: 2
Количество просмотров: 296
© 26.11.2008 Галина Михалева
Свидетельство о публикации: izba-2008-53000

Рубрика произведения: Проза -> Рассказ


Лилия Менковская       26.11.2008   14:33:00
Отзыв:   положительный
Красиво...только не хватает сопроводительного вступления-по мотивам каких преданий написан рассказ.Теперь есть функция "ключевые слова.."Может ее использовать?Не хватает исторического,так сказать,экскурса.Или обьяснения,почему вдруг возникла эта тема.
Галина Михалева       27.11.2008   00:49:00

Побывала в нанайском селе, послушала, посмотрела наскальные рисунки, а задолго до этого читала о них (нанайцах) и вот...захотелось самой написать. Спасибо, что не прошли мимо. С теплыми пожеланиями,
Лилия Менковская       27.11.2008   07:40:00

Вот обьяснили-и рассказ воспринялся с еще большим уважением-как написанный человеком,действительно знающим,что и откуда...все же думаю,надо как-то это отразить в аннонсе..











1