Стихи
Проза
Разное
Песни
Форум
Отзывы
Конкурсы
Авторы
Литпортал

УСЛЫШАННЫЙ РАЗГОВОР


УСЛЫШАННЫЙ РАЗГОВОР

­Плакат Фонда поддержки детей. Наташа Кристеа.

Из новостей. Фрагмент сообщения. 19 сентября 2012 | 13:30. Эхо Москвы.


        Ясный весенний день радовал теплом и отсутствием ветра. Стоять в ожидании автобуса было даже приятно, вспоминая, что ещё совсем недавно морозы и слякоть вызывали совсем иные ощущения. Народу на остановке было не много, час пик уже закончился и интервалы в движении явно увеличились. Подъехала ненужная мне маршрутка, часть людей уехала, немногие, как и я, терпеливо ждали следующего номера, без интереса поглядывая по сторонам.
        Молодая пара, не спеша, приближалась к пока ещё не состоявшимся пассажирам. Было видно, что симпатичная, модно одетая женщина, явно, что-то доказывает своему спутнику. Они оба выглядели не старше тридцати лет. Слова ещё не были различимы, но её правая рука с раскрытой ладонью энергично делала рубящие движения в подкрепление каких-то слов.
        Они приблизились, встали чуть в сторонке от людей, но говорили не шепотом, а так, что, если не всем, то, по крайней мере, ближайшим к ним людям не представляло труда их слышать.
        - Нет, ты, что не мужик? – продолжала с какой-то агрессией вопрошать молодая особа, - Не знаешь как ремень в руке держать? Намотай конец на руку и хлещи пряжкой, а не так, как ты вчера! Это, что было? По-твоему наказание?
        Рослый, сухощавый мужчина, как бы пряча свой рост, сутулился и с каким-то смущением, попробовал возражать:
        - Ну, ей же было больно, она и так визжала, ты же видела …
        - Ей больно было? Не смеши меня, у неё даже и следов не осталось. Визжала она! Да она это как развлекуху восприняла. Она на карусели тоже визжит. Нашёл довод! – она покосилась на стоящих людей и чуть тише добавила, - Ты понимаешь, что так можно вконец испортить ребёнка?
        - В смысле? – с недоумением спросил, по всей видимости, её супруг.
        - А в том смысле, что если при слове порка у неё поджилки трястись не будут, то её потом уже ничем не проймёшь. Она решит, что коли в первый раз перетерпела, то ничего страшного в этом нет. Мне-то это хорошо известно, в отличие от тебя.
        - Но я так не могу, Вика! Она же маленькая да ещё девочка. Вот сама и пори её, если тебе так хочется.
        - Я-то смогу, но это должен делать отец, а не мать. Моя мама меня ни разу не только пальцем не тронула, но и ещё и отца останавливала, когда видела, что проступок не велик. Потому что отец, если меня драл - так уж драл. До крови и до синяков во весь зад. А не как ты: ремешок сложил, пошлёпал для вида и решил, что свой долг исполнил. А она мне утром опять дерзить начала. Я скорее двойку прощу, чем это. Если она в десять лет так себя ведёт, то, что дальше будет?! Нет, так дело не пойдёт! Сегодня же, слышишь, всыплешь, как я тебе говорила!
        - Вик, автобус идёт!
        - Это не наш. Ты мне ответь, ты всё понял?
        Мужчина опять вобрал голову в плечи и, с видом побитой собаки, тихо проговорил:
        - Я не знаю, Вик, честно, как я смогу её до синяков бить?! Да она меня потом возненавидит, и я себя тоже, поверь.
        Супруга усмехнулась и рукой чуть взъерошила волосы мужа:
        - Глупый, вот я разве плохо отношусь к своему отцу? Обижалась, конечно, когда он меня лупил, но повзрослела и поняла, что он был прав. Что, разве он меня плохо воспитал? Может из меня плохая жена вышла? Так и скажи!
        - Хорошая! – он потянулся и ласково чмокнул её в щёку, - Лучше не сыскать!
        - Ну, вот видишь! А на счёт того, что не сможешь, не беспокойся. Главное, чтобы ты, наоборот, не увлёкся этим, потому что знаю, как это бывает.
        - Это ты о чём? – недоуменно и с каким-то подозрением спросил глава семейства.
        - Ты ведь знаешь Нину, мою подругу?!
        - Знаю, конечно.
        - Ну, так вот. Её отец, когда мы с ней ещё в младших классах учились, тоже, вроде тебя, со своей дочурки аж пылинки сдувал. А потом одна история произошла … - молодая женщина, как-то по-девчоночьи захихикала и прервала рассказ, словно не зная, рассказывать ли дальше.
        - Что за история? Расскажи, время быстрее пойдёт!
        - Да даже не знаю, как тебе это объяснить? Мы уже в шестом классе учились. У девчонок в этом возрасте всякие заморочки бывают, ну, ты понимаешь о чём я?! С Нинкой мы с первого класса подружились, после уроков то она ко мне домой бывало бежит, то я к ней. Секретов друг от дружки не таили. Она знала, что меня за провинности ремнём наказывают. Сначала просто сочувствовала, потом ей всё любопытнее становилось. Каково это - ремнём по попе получать? Сама-то такого не испытывала, вот и расспрашивала:
        - А ты орёшь или терпишь? А тебе перед папой с голой попой лежать не стыдно? Ну, в общем, всё в таком духе. Иногда меня даже шлёпала, чтобы в ответ получить. Ну, мне это как-то раз надоело, и я ей предложила, а, мол, хочешь взаправду быть наказанной? Как это? - она спрашивает. А так, говорю, ты сегодня двойку схватила, да ещё учительнице наврала, что дневник дома забыла. Меня за такое дело отец полчаса бы порол. А тебя, небось, только мама поругает? Ну, да, - она кивает. А теперь представь, что я – мой папа, а ты – это я. Представила? Представила, отвечает. Ты меня теперь накажешь, да? Спрашивает, а сама краснеет до ушей. Ещё как, - я ей в ответ, - а ну-ка неси сюда ремень! Тут она в ступор вошла. Какой, спрашивает, ремень, если он в папиных брюках, папа на работе, а другого ремня у нас в доме нет? Подумала немножко и придумала. Помнишь, говорит, нам Светка рассказывала, что её дома прыгалками стегают, да так больно?! Прыгалки могу дать! Ладно, соглашаюсь, давай свои прыгалки. Попробуем, но если что, так я домой сбегаю и свой ремень принесу, индивидуальный, потому что для брюк у моего отца другой есть.

        Приносит она из прихожей знакомые мне прыгалки. Ничего они так, - хлёсткие оказались. Снимай, приказываю ей, трусы и ложись на живот. Улеглась она и ждёт.

        Я примерилась, мне самой любопытно стало, до этого только меня стегали, а сама-то я никого. Короче, размахнулась, как отец мой делал, да и врезала ей по булочкам. Она как заверещит, с дивана скатилась, попку трёт. Дура, кричит, больно же! Тут меня смех разобрал. Она плачет, а я смеюсь. Ты же сама хотела себя испытать, говорю, слабачка! Тут боль у неё, видно отошла, она духом воспрянула, и отвечает, что это она от неожиданности. Давай, говорит, продолжай, теперь я терпеть буду. Но я сразу сообразила, что её терпения хватит только на один удар, поэтому выдернула из какого-то халата матерчатый пояс и связала ей ноги, чтобы брыкаться было трудно. Руки за спину завела, прижала к лопаткам и начала охаживать. Она вырывается, а меня какая-то злость берёт – ещё сильнее хлестнуть стараюсь. Короче исполосовала её от поясницы до колен, потом опомнилась, руки её отпустила. Всё, говорю, ты прощена, вставай. А она, знай себе, ревёт. Я с тобой больше не дружу, кричит, - уходи! Ну, я домой пошла, а у самой предчувствие какое-то нехорошее. Перестаралась я явно.

        И точно. Как потом мне Нинка рассказала, вечером родители с работы пришли: то да сё – всё как обычно. Только эта дура в домашнем халате была, а халат этот едва коленки прикрывал, вот её мать и заметила случайно след от скакалки на ноге. Что это, спрашивает, у тебя, да подол-то и приподняла. А на ляжках кровоподтёки в виде петелек. Она чуть со стула не свалилась от изумления. Почему да откуда? Ну, та и выдала, что, мол, играли мы с подружкой так, типа, в дочки-матери. Что тут началось! Мать её на Нинкиного отца напустилась. Я, кричит, говорила тебе, что строгость надо хоть иногда проявлять. Вот теперь бери ремень и выбивай клин клином, а я пойду сейчас к Викиным родителям.
        Короче, когда звонок в дверь раздался, у меня сердце сразу ёкнуло, поняла, что мне сейчас несдобровать. И точно, на пороге Нинкина мать нарисовалась и на меня наговаривать начала. Отец, недолго слушая, прямо перед ней меня пороть начал. Я кричу, что не виновата, что она сама меня попросила, а он знай, хлещет и хлещет, только приговаривает: «Нравится игрушка? Вот тебе ещё, вот тебе ещё!». Нинкина мать окончания порки дожидаться не стала, домой заторопилась. Отец меня на минутку оставил, до двери её проводил, и всё советы давал, что нужно сейчас сделать. Потом вернулся и продолжил пороть меня с того места с которого начал. Но уже не так сильно, и даже стал посмеиваться над нашей с Нинкой забавой.

        - Ну, подружке, наверное, тоже влетело? – спросил, уже с интересом слушающий её рассказ, супруг.
        - Не то слово, влетело! Пока её мать у нас была, её мечта осуществилась – отец ей ремнём по заднице всыпал. Но, видно, недостаточно. Потому что когда его жена вернулась, вся взвинченная да ещё под впечатлением увиденной не слабой порки, то заставила его взять ремень снова в руки и пороть Нинку так, как порол меня мой отец. В общем, на следующий день мы обе с трудом могли приседать и на стулья садились, как старушки, медленно и осторожно. А когда Нине пришлось встать, чтобы ответить что-то училке, то я заметила, как у неё ягодицы подрагивают в судороге. А это означало, что подруга получила по полной программе, и без пряжки, видно, не обошлось. На переменках было легче. Мы стояли, как бы смотря в окно, и делали вид, что с нами всё в порядке. Правда, Нинка не разговаривала со мной целых два дня, но, видя, что я страдаю так же, как и она, не выдержала и всё мне рассказала. Мы помирились, но для подруги худшее только начиналось.

        - Это почему?
        - С того дня Нинкин отец, видно, вошёл во вкус. И куда только делся бывший добрый папочка?! За двойки Нина стала получать ремня регулярно, а так как училась она гораздо хуже меня, то редкая неделя проходила у неё без наказания. А если добавить, что все замечания в дневнике приравнивались к двойкам, то сам понимаешь, что её попа постоянно светилась всеми цветами радуги. Когда мы были уже старшеклассницами, её отец стал вместо ремня пользоваться резиновым сапогом.
        - Да ты что? Зачем?
        - Он брал в руку резиновый сапог с литой подошвой и бил дочь каблуком по бёдрам до кровоподтёков. А потом предупреждал её, что если кто-то, особенно на медосмотре, спросит, откуда синяки, то она должна будет сказать, что это её какие-то хулиганы побили на улице. Меня отец выпорол в последний раз перед тем как мне исполнилось шестнадцать – я покурить попробовала, а он учуял. Потом сказал, что большая стала, и ему уже стыдно делать мне внушения ремнём, пора, мол, самой понимать, что к чему. А Нинку отец чуть ли не до её свадьбы лупил. Она и замуж-то выскочить торопилась, видно, от этого. Понял, почему я тебе это рассказала?
        Супруг помолчал, покивал головой и задумчиво произнёс:
        - Кажется, да. Неужели ты думаешь, что я способен стать таким, как отец твоей подруги?
        - Я к тому, что не зарекайся, а постарайся себя контролировать. Мужчинам свойственна жестокость, а она может проснуться совершенно неожиданно.
        - Я тебя сейчас не понимаю, Вика. Ты сама требуешь от меня, чтобы я драл свою дочь как сидорову козу, и в то же время, говоришь, что мужики садисты.
        - Я не сказала, что все садисты. Я просто хочу, чтобы ты стал, хоть немножко, похож на моего отца и вместе с тем не превратился бы в такого тупого, ничего не понимающего в воспитании, папашу, который бьет не для того, чтобы исправить, а потому, что ему стал нравиться сам процесс и он от этого тащится. Понял?
        Мужчина вздохнул перед ответом:
        - Да понял я, Вик, тебя, понял! Только почему я должен выбирать между твоим отцом и отцом твоей подруги. Я тебя не устраиваю такой, какой я есть?
        - Во многом устраиваешь, но в доме должен быть мужчина во всех отношениях, а не только как любящий муж. Ты любящий муж?
        - Ты ещё сомневаешься? – он опять потянулся, чтобы поцеловать жену.
        - Вот и хорошо, - она кокетливо прижалась к нему и добавила, - сейчас приедем домой, и пока я готовлю ужин, докажи и мне, и Насте, что у нас строгий папа, и он умеет, если нужно, пользоваться ремнём. А вот, кстати, и наш автобус.

        Они сели и уехали. Мне было с ними не по пути.
        На душе стало как-то скверно. Казалось, я должен был испытывать жалость только к незнакомой мне девочке Насте, но мне, почему-то, становилось всё больше жальче супруга этой убеждённой в своей правоте женщины, которая, как я понял, начиная со своих детских лет старательно копировала своего отца в практике воспитания и наказания детей.

P.S.
«Около двух миллионов детей в возрасте до 14 лет избиваются родителями, 50 тысяч детей ежегодно убегают из дома, спасаясь от семейного насилия …» Юлия Михайлова, председатель Центра защиты семьи и детства Всероссийского созидательного движения «Русский лад» «Всё лучшее? Детям?» («Правда Москвы». 17.08.11).

        А это значит, что ежедневно пять с половиной тысяч детей в России получают в семье порку и побои. Каждый час, прямо сейчас, свыше двухсот детей плачут или кричат от боли, может быть, в соседнем доме или за стенкой вашей комнаты.
        «Две трети избитых – дошкольники. 10% из зверски избитых и помещённых в стационар детей умирают. Число избиваемых детей ежегодно растёт. По данным опросов правозащитных организаций, около 60% детей сталкиваются с насилием в семье, а 30% - в школах («МК» 16.04.05).

Ноябрь 2011


Ссылки как послесловие:
http://www.allkriminal.ru/article/13908/606
http://www.echo.msk.ru/blog/publicpost/1005390-ec...
http://www.publicpost.ru/theme/id/2928/_zapiska_m...
 
Печальное продолжение темы: Традиции святы, или Поэма о порке https://www.chitalnya.ru/work/1393067

Порка для достижений в спорте: "Старая недобрая скакалка" https://www.chitalnya.ru/work/2420008/
"Три прута против рапиры" https://www.chitalnya.ru/work/2424946/









Рейтинг работы: 12
Количество отзывов: 13
Количество сообщений: 19
Количество просмотров: 55376
Добавили в избранное: 1
© 08.02.2012г. Геннадий Дергачев
Свидетельство о публикации: izba-2012-502413

Метки: разговор, ремень, наказание, порка, синяков, бить, ремнём, прыгалками, двойки, жестокость,
Рубрика произведения: Проза -> Рассказ


Ирина Третьякова       18.10.2021   18:53:27
Отзыв:   положительный
Много комментариев. Это говорит о том, что сильно задел Ваш рассказ читателей.
И проблема, Геннадий, затронутая Вами - остра. Обсуждения её - довольно бурные.
Мне хочется сказать о самом произведении.
Считаю: это Ваша творческая удача. Написано отлично.
Знаю, так бывает, как в Вашем рассказе. И нередко. Однако - это не закономерно.
К счастью, я никогда не встречала таких изуверок-мамаш, как Вика. Да и отцов, издевающихся над своими чадами - тоже.
Строгость в каких-то случаях оправдана. Но есть масса способов обойтись словами. Без рукоприкладства. О какой любви к ребёнку может идти речь, если его мучают физически и морально? Вика - садистка. Такой её сделал отец. Теперь она отыгрывается на дочке. Сомневаюсь, что Вика надолго сохранит семью. Её поведение противоестественно. Сможет ли муж всю жизнь с нежностью относиться к женщине, жаждущей "крови" рождённого ею ребёнка?
Глубоко убеждена: единственный верный способ влиять на детей любого возраста - научиться понимать причины их поступков. Когда мама и папа самые близкие друзья, когда в отношениях с детьми есть доверие, искренность, доброжелательность, любые проблемы решаемы, трудности преодолимы. К тому же, огромная сила - собственный пример взрослых. Только пример - не демонстративный, не нарочитый, не плакатно-назидательный. А пример - норма, привычка, естественное состояние души, традиция.
Доброго Вам, уютного вечера!
С уважением Ирина.
Геннадий Дергачев       19.10.2021   08:32:24

Спасибо, Ирина, за оценку рассказа! Ему уже почти 10 лет - детский возраст :) Не думал, что у него будет так много читателей: вот уже пошло на шестой десяток тысяч! Рассказ подтвердил моё ещё давнее мнение, что каждое произведение живёт своей жизнью, а автору часто приходится смиряться наблюдать своё "дитя" со стороны. Но, наблюдать со стороны жизнь этого рассказа пока не получается из-за разнообразных откликов, которых и не так уж много накопилось (за 10-то лет!), но они все так противоречивы во мнениях про извечные вопросы воспитания, что подвести черту и сказать: "Вот итог, вот вывод, как правильно и как не правильно относиться к людям, а уж тем более, к детям! Как ни ничтожен рассказ, вектор мысли из него один: человеческие цивилизации строились и строятся на ... боли и страхах. Отнимите у человека возможность чувствовать боль (такие природные случаи очень малочисленны) - и как бы выглядело человеческое общество? - уж точно бы не так, как сейчас! Сильные дирижируют поступками более слабых, в первую очередь, болью. Страдать, от боли, страшит. Смерь, конечно, тоже страшит - этот страх заложен в инстинкт, но в сопровождении боли страх возрастает на порядки! Кто хочет, может пофантазировать и построить безболевое общество, хотя бы, литературным способом, но мы имеет то, что имеем. А мы имеем болевые пороги, переступить которые, означает смерть! Фразу-вопрос Достоевского: "Тварь ли я дрожащая..." иногда приходит на ум ещё в детском возрасте, что отмечают некоторые психологи, да и сам я не раз слышал от разных детей, что им хочется иногда побояться! Первые щекотки адреналина? - может быть! "А вот Петька порки не боится! - а ты слабак!" - говорили кому-нибудь из детворы. И "слабак" начинал задумываться, а может ли он как "Петька" терпеть и не бояться? А жизнь сама делит людей на тех кто может, а кто не может, но чаще на тех, кто думает, что может и на тех, кто думает, что не может. Чаще такое выясняется на войне, но и в мирной жизни всё зависит от обстоятельств! Поэтому, в рассказе случая из детства неизвестной дамочки провоцирующую роль играет и её подруга, которую можно отнести к разряду желающих чуть побояться - это ведь так увлекательно! - почти как салочки! А игры частенько переходят в состояние реальной жизни, что можно наблюдать сплошь и рядом; или можно хотя бы научиться внимательно слушать то, что рассказывают окружающие люди!
Тема не исчерпана, спасибо тем, кто откликнулся и заранее спасибо тем, кто, может быть, ещё откликнется!
Виктор       13.10.2021   15:53:59

Интересные комментарии, столько мнений! А жизнь разная, как люди!
Геннадий Дергачев       14.10.2021   08:21:52

Спасибо за отзыв, Виктор!
Мнений много, потому что физических разрешений вопросов, не только в воспитании, но и во всей человеческой жизни чрезвычайно много. Вершинами, наверное, можно назвать войны. А что они: причина или следствие агрессивности человечества? - точно определить сложно! Наверное, и то, и другое вместе взятое. Акушерка шлёпает младенца, чтобы он задышал, младенец не прочь шлёпнуть по лицу даже свою мать, когда она его берёт в руки, дальше шлепки и затрещины слышны между братьями и сёстрами или первыми друзьями, причём, частенько ко взаимному удовольствию, дальше уже вступает родительское мнение: бить или не бить?! Проблема потом может вырасти до вопроса: пытать или не пытать? До чего она вырастает ещё, показывает повседневная жизнь. Процесс роста: битые бьют других, битые стараются не бить, не битые бьют других, не битые стараются не бить - 4 группы, но по количественной величине они примерно одинаковы. Какой можно сделать вывод? Инстинкт одерживает верх над воспитанием, или воспитание одерживает верх над инстинктом? Истину глаголет младенец, или истину изрекает мудрец? Поди разберись, особенно, когда человек уже не младенец, но ещё не старый мудрец!:)


Андрей Лесницкий       11.03.2020   00:29:23

Мне приходит на память вопрос, обращённый как-то всему классу нашей молоденькой учительницей истории, которую интересовало (возможно, в рамках какой-нибудь диссертации по педагогике), скольким из ее учеников порка была знакома по личному опыту, и робко поднимающиеся с парт руки восьмиклассников и восьмиклассниц. Смущённые улыбки на их рдеющих лицах выражали неповторимую смесь жгучего стыда и гордости. Вопрос красивой учительницы превращал их в привилегированное общество в среде одноклассников! Именно гордость не позволяла ни мальчикам, ни девочкам скрыть наказания, которым подвергались их ... попы. Вынести порку было почти как совершить мореплавание! А я, почему-то, не смог преодолеть стыда и руку не поднял, хотя среди признавшихся, к моему удивлению, были и отличники, и даже одна отличница. Ремень, гуляющий по голой попе, это как разбушевавшаяся буря. Если Вы с нею совладали и корабль Ваш остался невридим, то Вы опытный мореплаватель и не боитесь об этом рассказать, а если поддаётесь страху или терпите кораблекрушение, предпочитаете молчать. Не знаю, покраснел ли я и догадался ли кто, что и мне ремень был знаком. Но несколько лет спустя об этом догадалась моя девочка во время моего знакомства с ее домом. Между прочим, она показала мне угол, куда её ставили носом к стене, а потом, с загадочной улыбкой открыла шкап и, намереваясь представить мне «кое-что посерьёзней», принялась долго в нём рыться, пока не вынырнула оттуда, с торжествующим видом сжимая в руках предмет, который звонко сопровождал её детство и отрочество. Глядя на её потупленные глаза, на зардевшиеся щёки и на то, как она сложила ремешок вдвое, сомнений у меня больше не оставалось: «Этим самым??». Она молчаливо подтвердила, после чего рассказала мне о воспитательных мероприятиях которые, ей порой устраивали её любвеобильные родители. От детских лет нас отделял тогда лишь краткий промежуток времени, и нам обоим явственно помнилось и позор, сопровождавший приготовление к наказанию, и немевшие пальцы, которым вдруг переставали подчиняться пуговицы на брючках, и то, как трудно было спустить трусы, и острая боль ниже поясницы, и слёзы, и просьбы о прощении. Мне стыдно было осозновать, что моя подруга выносила порку с бòльшим достоинством, о чём она и догадывалась по моему нежеланию описывать собственные наказания. Многозначительная улыбка, которым Нила встретила моё замешательство, выражала и проницательнось, и упрёк, и чувство своего превосходства. Под её умным взглядом мне показалось, что она видела меня насквозь и догадывалась, что я не умел выносить порку, как подобает мальчику, и уже знала, в какие безобразные сцены мои наказания обычно превращались.
Неавторизованный пользователь       12.03.2020   08:16:47

Спасибо, Андрей, за такую художественную рецензию, которая, скорее всего, является отрывком из какого-то произведения, но не это важно. Не знаю к какому времени относится сценка с вопросом учительницы, но подозреваю, что к советскому периоду, потому что «с поркой по школьной жизни» шагали очень многие ученики. Я тоже помню, как на каком-то уроке, кажется, после внеклассного прочтения Марк Твена, наша довольно молодая учительница стала пояснять сценку порки Тома за вину Бекки. Тэтчер. Как-то органично она вставила в беседу своё воспоминание, как её, маленькую, мама заставила срезать прут, чтобы отстегать за какую-то шалость. Она с улыбкой вспоминала, что срезала такой тонкий и короткий прутик (потому что во-первых, срезать толстенький сил не хватало, а во-вторых было страшно представить как таким её отстегают), что мать, увидав поданную былиночку, просто рассмеялась и заменила стегание назидательной беседой. Такое откровение вызвало в классе оживлённые оклики: кто-то пояснил «неразумной» училке, что тонким получать больнее, чем толстым, кто-то пытался доказать, что ремень лучше прута, а кто-то на все аргументы веско добавил, что это они пряжкой не получали! Таким образом, переводя взгляд то на одного, то на другую опытную в таком деле персону, преподавательница смогла представить, я думаю, довольно верные сведения о практике наказаний в семьях своих учеников и учениц. Зачем ей (другие учителя так или иначе тоже собирали подобную информацию) это было нужно? А «ларчик просто открывался» - многие учителя были за «ременное» воздействие на детей, считая его наиболее быстро-эффективным. Но так как розги из школ «ушли» давным-давно, то оставалось уповать только на домашнюю «работу», в которой родители были не чем иным, как посредниками, между учительской требовательностью и попами нерадивых :) Сейчас что-то изменилось? - зададим себе вопрос. Что-то, да, стало иначе в свете ужесточённых законов не только в вопросах детского воспитания: реже можно услышать от людей и в прессе слово «порка», но зато чаще раздаётся слово «пытка». Для ребёнка и суровая порка, конечно, пытка, если вызывает мучительные страдания! А что касается, так сказать, в мировом масштабе, то прогресс налицо: резиновая плётка, которую отмывали истязатели от крови («Молодая гвардия» Фадеева) чаще ныне заменяется резиновой дубинкой или электрошокером — вот и всё изменение в отношениях среди людей. И вопросы: оправдывает ли цель средства, или средства не эффективны для поставленной цели? не отмирают в свете доминирования силы над слабостью. Се ля ви!

Андрей Лесницкий       15.03.2020   11:48:02

Если позволите, добавлю ещё пару строк: в случае, описанном Вами, повествовательница улыбается, и это весьма характерно для многих подобных историй. Мои одноклассники, подымавшие руки в классе, тоже улыбались. Мне несколько раз привелось встретиться с людьми, вспоминающими порку с лёгкостью и с задором: я исследовал именно такой случай. Или Вы исключаете, что такое возможно и настаиваете, что всякая порка это травма? В таком случае, я был слишком поверхностен в своем рассказе и, быть может, мне не следовало его публиковать.
Но хотел бы, к примеру, поделиться следующим наблюдением: из интервью «А как вас наказывали в детстве?», взятого два года назад бойкой девушкой у минчан (Клуб «LIFE»), явствует, что родительский ремешок продолжает оставаться верным спутником их детства и отрочества. Большинство опрошенных молодых людей и барышень воспринимают его как нечто неизбежное и даже обыденное: «Ну, угол, ремень» - отвечает со стыдливой улыбкой одна девушка на задорный вопрос журналистки. Это «ну» и эта застенчивая улыбка и то, что ремень упомянут в конце, очень выразительны: мол, сами знаете, как это всё происходит. Иные вспоминают порку как пережитое приключение или признаются, что в их случае без порки ничего бы не вышло. Но другая девушка признается, что помнит, как ей было стыдно во время наказания ремнём, и что она до сих пор с тяжестью вспоминает не столько боль, сколько то, как она, лёжа, сознавала, что доигралась до того, «что ВОТ, папа её наказывает». То есть, сцена, которую она, возможно, могла себе ранее в подробностях представить по художественной литературе, становится её настоящим.


https://yandex.ru/video/preview/?filmId=7347165548366669327
Геннадий Дергачев       24.03.2020   12:44:19

Спасибо за добавления и пояснения, извините, что прочитал не сразу!
1992 год, да это почти намедни! :) И это ещё не те годы, когда вопросы о физических наказаниях в семьях стояли на повестке тех дней. Пожалуй, хотя не могу утверждать, что подобные бытовые сцены мало чем-то разительно отличались от картин наказаний, происходивших, например, за полвека до лихих 90-х.
Вы пишите: «Или Вы исключаете, что такое возможно, и настаиваете, что всякая порка это травма?». Мне кажется, я не настаивал, что всякая порка — это травма на всю жизнь, потому что травмы бывают разной тяжести, и о многих люди попросту забывают, если они не привели к тяжёлым последствиям. Другое дело, что последствия бывают серьёзные, что, опять таки, зависит от случая. Если бы не было тяжких последствий, то как знать, может и до сих пор дать сыну или дочери ремня оставалось бы делом обыкновенным и не опасным. Нам же с Вами не известны цифры «перегибов на местах», а Вы поставьте себя на место людей, которые должны решать государственные вопросы: не часто, но есть смертельные случаи, и что тогда предпринимать? Создавать нормативы родительской строгости, включающие в себя рекомендации: сколько стегнуть, по какому месту, с какой силой и в каком возрасте? Да помилуйте, насколько проще и радикальнее указать, чтобы даже и шлёпнуть не думали! Другое дело, что Солнце не всегда восходит сразу после того, как петух прокричит! :) Жизнь показывает, что тюрьмы не пустуют, а это значит, что люди остаются разными и ведут себя по-разному, вне зависимости, что им предписано. Вот свежие примеры с карантином: кто-то добровольно сидит дома две недели, а кто-то и чихая и кашляя, с предписанного карантина сбегает. Се ля ви!
Ваш рассказ я понял, и напрасно Вы думаете, что что-то не донесли до читателя. Вообще-то всё это есть в известных публикациях, например, Игоря Кона: в подростковом возрасте порка может быть и фактором, влияющим на просыпающееся половое созревание, может и служить действом, возбуждающим и того, кто порет, и того кто рядом. Муж с женой вполне сознательно могут выискивать вину ребёнка, чтобы его высечь, дабы возбудиться этим перед уходом в свою спальню. Это же мы в СМИ иногда обнаруживаем, а художественность рассказа — это часто всего лишь отражение некрасивости жизненных поступков, не так ли?!
Поэтому, Ваш сюжет о молодых людях с ремнём из детства — это ровно из приведённых мною примеров, а в Вашем случае вынутый из шкафа ремень — это удобный повод показать парню свою девичью попу, а парню полюбоваться на неё, вне зависимости станут ли они при этом пороть друг друга или нет. Хотя моё мнение может не совпадать с другими :)


Андрей Лесницкий       12.03.2020   21:57:21

Весьма благодарен Вам за пространный отклик! Сцена в классе происходила в 1992м году. Я против телесных наказаний, - здесь речь идёт о воспоминаниях о мире, в котором, как Вы метко отмечаете, розги подспудно поощрялись. Мне кажется, однако, что и в Вашей истории, и в моей, для учеников порка была скорее «мореплаванием в бурю», обрядом, данью традиции, но отнюдь не пыткой, о чём они и не стыдились поведать. То, что меня больше всего занимало, пока я писал эту краткую историю, это сила воображения, которое один вид сложенного вдвое ремешка немедленно возвращало и меня, и мою подругу к приключениям, о которых обычно не признаются, и которые в тот миг нас роднили, хотя были они пережиты нами обоими по-разному. Не знаю, знакомо ли Вам подобное острое переживание из отрочества.
Иван       27.10.2019   11:38:44

Геннадий, если Вы не против, я бы написал Вам на почту и по Вашей истории и по своим. Такие истории не новы. И процедуры бывают очень продуманными и строгими особенно в возрасте 8-12 лет
Геннадий Дергачев       27.10.2019   23:09:46

Я прочитал Ваши письма и ответил на них. Думаю, Вы поняли из ответов, что у нас разные ракурсы на событийные факты. У меня желание полоть сорняки, у Вас, мне показалось, желание на эти сорняки любоваться. Если Вы хотите создавать фантазийно-искусственную грядку, то это Ваше право, у каждого хозяина свой огород! Повторю, что написал Вам в ответе: я поклонник Салтыкова-Щедрина, а Маркиз де Сад на моих книжных полках места не нашёл :)
Иван       26.10.2019   20:56:57

очень сурово маме очевидно нравится сам процесс. Бедная маленькая героиня. Встречал я в реальности похожий случай увы
Геннадий Дергачев       27.10.2019   10:46:29

Мне кажется, Иван, что многие в реальности встречают подобное, увы! Не так давно водил племянника к стоматологу, пока он был в кабинете, узрел сценку среди ожидающих: две матери беседуют о чём-то, две их дочки лет по 10-11 немножко шумно тоже что-то обсуждают. На что реакция одной из мамаш: "А ну, сядь смирно и заткнись! Придём домой получишь за своё поведение!". Так иногда разговаривают родители и даже угрожают без последствий, что можно было подумать. Но то, какое сделалось лицо у дочки этой матери, меня поразило. Это был такой испуг, что она не смогла сидеть, встала перед матерью и напряжённым голосом сказала: "Прости!". "Дома поговорим", - сухо ответила мать. "Прости!" - ещё напряжённее повторила дочка. Заметив, что соседка по стулу, как-то удивлённо слушает этот диалог, выдавила с недовольством: "Ладно, не выпорю, но до первого замечания, поняла?! "Поняла", - с явным облегчением ответила дочка и села на стул. Из кабинетов иногда доносился плач и крик детей, но этой девочке стоматолог был явно не страшен, по-видимому, она умела различать когда бывает по-настоящему больно.
Андрей Лесницкий       18.03.2020   07:43:12

Почемы для порки тебе всегда велят спускать штаны? Ведь ремень это и так очень больно! Больше всего я боялся этих приготовлений, когда над тобой стоят с уже сложенным ремешком и ждут, иногда даже не напоминая, чтобы ты спустил свои штаны. У меня всегда пальцы немели и с пуговицами никак совладать не могли. А потом лежишь, уткнутый носом в диван…
Геннадий Дергачев       24.03.2020   13:11:32

Андрей, сложенный вдвое ремень по своим физическим свойствам, мало вероятно может оказать очень больное воздействие на попу, а уж тем более через одежду :) Тут больше психологии и детских страхов, мне кажется! Хотя, все мы, наверное, читали "Детство Тёмы" Гарина-Михайловского (книжку за макулатурные талончики в своё время приобретали) и в ней наталкивались на сцену порки рёмнём маленького мальчика - ему было очень больно, раз он обкакался при этом. Но учитывая, что он был очень маленький, и порол его отец по голой попе, и нельзя исключить, что кожа ремня была тяжёлой (ещё той старорежимной выделки), то при долгом хлестании боль могла проявить себя сильно. Кстати, вот ещё один пример "увлёкшегося хлестанием" воспитателя, сродни деду Каширину из "Детства" уже М. Горького, хотя там были прутья, а не ремень, но суть не в этом: бесконтрольность таких действий часто и ведёт к серьёзным последствиям!
Русланчик       02.04.2019   15:03:22

Всякое тут пишут. Но никто не заглянул в душу пацана, которого дома наказывают ремнем. Он в классе видит ребят и думает = вот они нормальные, а я ПОРОТЫЙ. Они не знают позора этого наказания. Они легко и просто живут, у них настоящее детство, а я ПОРОТЫЙ. Они не знают как пацан
под ремнем превращается в сопливое, дрожащее, обмочившееся ничтожество - он ПОРОТый. Потом долго он будет ходить подавленный, сам не свой и все вновь и вновь переживать последнее наказание и думать о том, что он в классе , а может быть и во всей школе, единственный ПОРОТЫЙ. Его никто не защитит, он не сможет кому то жаловаться на своих родителей. Он будет в одиночестве переживать свою долю - он ПОРОТЫЙ !
Геннадий Дергачев       02.04.2019   19:38:18

Спасибо за отклик! Действительно, пишут разное, как говорится "сколько людей - столько и мнений". Психологическое состояние парнишки Вами даны, пожалуй, верные, и метод такого воспитания отвратительный. Только в каждом случае всё очень индивидуально, и под стандарт подвести не получится, как бы этого не хотелось. Как Вы написали: "единственный поротый" не очень укладывается в статистику и различные опросы, в том числе и ВЦИОМа. Достаточно иногда обращать внимание на информационные потоки, чтобы заметить: физические наказания не исчезли, и последнего поротого "могиканина" при нашей жизни не дождаться. Другое дело, что пошла домашняя "мода" уже не сечь и пороть, а бить, как бьют часто в драках: кулаками, ногами, тяжёлыми предметами. И можно догадываться отчего так: кинематограф показывает всё это красочно и доходчиво, ударить кого-то стало не зазорно даже в прямом эфире; "инструмент", например, бита для драки есть у многих водителей, на войне как на войне - это уже тренд в воспитании. А в школах всегда случались драки, только их ещё и под запись проводят. И унижают с удовольствием. А взрослые тоже продолжают учиться и приспосабливаться: как дед Каширин сёк, многие уже не смеют - закон запрещает. Взрослые хитрят, определённых следов стараются на теле не оставлять, предусматривают: если что, на улице хулиганы избили, а я не я и лошадь не моя. А пожаловаться сейчас дети ух как могут! Так что тут Вы не правы, написав: "он не сможет кому-то жаловаться на своих родителей". Современные дети обучаемы, в том числе, хитростям и подлостям. Уже и не разобраться, что чего хуже: старое время или новое, оговор или правда!
Россияне обосновали «право» пороть детей ("МК" 23 апреля 2019 г.): https://www.mk.ru/social/2019/04/23/rossiyane-obosnovali-pravo-porot-detey-pozhaleesh-rozgu-isportish-rebenka.html


Владислав       21.10.2018   23:31:39

Чего в жизни подростка не бывает. В 7-м классе меня, вдруг, выпорол за две пары папа Вдруг - так как раньше за оценки меня не наказывали и вообще не пороли. А тут, впервые, заставил спустить трусы и больно отлупил. Такого позора я не ожидал и не мог смотреть в глаза родителям. Тихонько собрался и ничего не сказав уехал к тете -- маминой сестре. Она приветливо меня встретила и приласкала. Я расчувствовался и рассказал ей все как было. Она явно сочувствовала, но сказала, что, все же, позвонит родителям. Вскоре приехала мама. Говорила, что у папы на работе неприятности и он сорвался. Уговорила меня ехать домой. Я ожидал , что папа будет сердиться, но он молчал. Когда я уже ложился спать он зашел и сказал, что был не прав, что я уже большой парень и так со мной поступать было нельзя, что впредь с его стороны такого не будет. Но, он попросил,, чтобы и я сделал шажок навстречу - обещал больше двоек не получать. Я с готовностью обещал. Сразу не подумал, как это трудно. Это стоило мне весьма немалых усилий. Однако, сам на себя удивляюсь, до окончания школы я не получал больше ни одной двойки.
Геннадий Дергачев       22.10.2018   09:11:08

Спасибо, Владислав, что поделились и рассказали случай из своей жизни, весьма, надо сказать, поучительный тем, что родители повели себя дипломатично и смогли повернуть всё случившиеся на пользу и Вам, и себе. 13-14 лет - это очень сложный возраст, и конфликты с родителями нередко переходят в непримиримые состояния, среди них и уход из дома. А это большая проблема, если верить статистике: дети иногда пропадают навсегда, если у них нет родственников, к которым можно на какое-то время приехать. Вам с этим повезло. Сейчас трудно сравнивать, как было и есть без статистики. В советское время порка детей в семьях была делом настолько обычным и привычным, что возмутить кого-то могла только, если провелась с особой жестокостью, а так, наверное, не ошибусь, если скажу, что в средних классах процентов 80 детей эпизодически сечены были, и сами выпоротые ничего трагического в этом факте не находили. Но были, например, в моём 6-7 классе мальчишки и девчонки в количестве 4-5 человек, которых пороли весьма чувствительно по нескольку раз на неделе: но общественное мнение со стороны учителей и других родителей звучало пассивно: "Так пороть, конечно, уж слишком, но в больнице ребёнок не нуждается, значит, и нечего суваться в воспитание чужих детей! - Да сейчас такие дети пошли, что по-другому с ними и нельзя! - добавляли другие. Слово "сейчас", как вижу, продолжает оставаться актуальным каждый день на протяжении десятилетий, а точнее сказать, столетий! :( А вообще, в большинстве случаев всё очень индивидуально: и наказания, и результаты после наказаний, и последствия ... Общего рецепта, наверное, нет и быть не может: поротое поколение не хуже и не лучше непоротого - преступления совершаются, безнравственность не исчезает, гуманизм избирательный, а не всеобщий - таковы пока люди, пока они люди, а не биороботы!
Рис. Ричарда Бойнтона


СМ       22.01.2018   20:04:16

Понравилось!
Геннадий Дергачев       23.01.2018   11:14:12

Спасибо за отзыв!
Семен       15.01.2018   18:32:20

Много пишут ерунды о порке. Здесь теории и экскурсы в психологию не к чему. Все очень просто. Мальчишек надо наказывать. Оригинальничать с девайсами не к чему - хорош обычный ремень Я это знаю по себе. Отец драл до 16 лет. Я тоже своего обалдуя временами направляю ремнем. Считаю, что чаще, чем раз в месяц это делать не следует. Пацану уже 15. Порку терпит - уже больше года не кричит и не плачет. Даже простить не просит - надуется и молчит. Вижу в глазах чертенок, хочется ему ослушаться: не спустить штаны, не даться , но пока. побаивается. Знает, что за сопротивление можно получить дополнительно пяток (а то и больше) особо горячих. Думаю как исполнится 16 ремень придется отставить.
Геннадий Дергачев       16.01.2018   12:20:39

Вы говорите, что всё очень просто, но простота человеческая приводит к разным результатам, недаром есть и английская, и русская пословица: "Простота хуже воровства". Если есть поступок - есть и его психология. Можно обойтись без психологии? Конечно, равно, как можно обойтись без ремня! Но ремнём ставить точки над i проще, пока физической силы больше, чем у наказываемого, а в дальнейшем, как жизнь пойдёт: вилами на воде писано, хотя ещё многие верят прописанному ремнём :) Трудно предсказывать чужие поступки, может и вправду порка пойдёт Вашему сыну на пользу (вгоняю этой фразой, наверное, в ужас зарубежную ювенальную юстицию), а, может, когда он получит самостоятельность, она станет причиной возникновения не тех взглядов на жизнь и поступки, которые Вы ему сейчас внушаете. Есть такое мнение, что надо хорошо знать лошадь, на которую ставишь, но господин случай очень часто делает и такие ставки проигрышными. Но главное, нельзя забывать о другой опасности: сын Ваш может станет применять этот же метод воспитания и к своим детям (как Вы сейчас), если они у него будут, а где гарантия, что он "норму" знает и не засечёт ребёнка до смерти? Есть такие случаи, есть цифры статистики, - вот собственно, что и тревожит, наблюдая и слыша, что агрессия в людях не уменьшается, а, вроде, даже возрастает, приходится уже острее всматриваться в окружающих, и решать для себя вопрос: а нет ли в них порока неадекватного поведения (в коневодстве говорят - отбойности :))
За рецензию спасибо!


Андрей Лесницкий       16.03.2020   09:29:10

А Вам приходится ему напоминать, что следует спустить штаны, или одного вида сложенного ремешка достаточно, чтоб это понять? Я сам догадывался. Само по себе весьма любопытно: почему сложенный ремешок мгновенно связывается со спущенными штанишками, даже без родительских пояснений? Это в нас заложено? Генетический код?
Неавторизованный пользователь       13.01.2017   13:01:55

Со мной произошла такая история
Один раз я получила первую двойку, мне было 14 лет. Пришла домой как ни в чем не бывало, вся в слезах. Папа сидел на кухне. Я быстро прочкочила мимо его. Он меня заметил.
Я сразу села за уроки. Через время папа пришёл ко мне в комнату , спросить почему я не пришла обедать
Взял мой дневник и открыл я очень испугалась
Он начал кричать что это такое , я расплакалась .
- Извини, я больше не буду-сказала я .
Он сказал чтоб я снимала штаны и лоилась ему на колени. Я легла . Он начал сначала быть по голой попе ладошками, было очень больно и я плакала. Я считала удары . Он сделал мне 48 ударов и вышел из комнаты. Я думала все кончено, но через 7 минут он зашёл в комнату со своим армейским ремнем, я испугалась и сильно расплакалась он сказал ложись на диван, я не стала снимать штаны и легла. Он сделал 24 удара и снял с меня штаны. Я была в одних трусиках Он продолжил , он увидил что на 12 ударе я ещё держусь и вконце снял с меня трусы
Я кричала папа не надо.
Он продолжил . Я сильно плакала и просила ппекратить. Ремнем он меня пород около 30 минут.
- Встань , сказал он
Я еле встала
- Ждм меня сдесь.
Я знала что это ещё не все.Я не могла сесть , потому как у меня болела жопа. Я сильно плакала и ждала что будет дальше
Меня 20 минут в комнату вошёл папа. У него в рукох была тонкии палки ( розги). Я кинулась ему на шею и просила прощение. Он взял меня и повёл к дивану , снял с меня штаны и принялся за дело. Я сильно плакала
На следующий день, с утра я вышла к столу . Родители как ни в чем не бывало пожелали мне Доброго Утра. Я пожелала им такого же . После завтрака папа повез меня в школу. Я в машине расплакалась после вчерашнего, так как на моей попе живого места не было. Папа начал меня успокаивать
И сказал мне что за каждые шалости, даже за маленькие я буду получать ремня.Он сказал что его тоже в детстве пороли, сильнее чем меня он вчера выпорол. Потом обьнял меня
Геннадий Дергачев       13.01.2017   20:25:21

Вот эти фантазии, не выдерживающие никакой критики, совершенно здесь не к месту. Не нужно быть профессиональным психологом, чтобы отличить реальные события от вымысла. Я, конечно, мог бы удалить Вашу не совсем рецензию, но у меня нет привычки подметать чужой "мусор", уж простите за прямоту.
Михаил Евгеньевич Струнников       15.02.2018   08:32:59

Писать толком не научилась, а всё туда же. И фантазии, ладно, были бы интересными. А то - на один болван.
дмитрий       09.04.2016   10:37:40

Я порол свою жену ремнем ей было больно.Но я сказал:Я здесь глав
ный поняла?А потом она тихонько легла на живот и я пошел в комнату и увидел что она легла на живот и я взял ремень и порол ее.Ей это нравится.
Геннадий Дергачев       10.04.2016   11:43:53

Я не изучал психологию, но читал Николая Евреинова «Историю телесных наказаний в России», как и читал Игоря Кона, который, мне кажется, очень тщательно и убедительно раскрывает тему в своей книге «Бить или не бить?», но и без этих книг, читая художественную литературу, прессу, наблюдая жизнь (в её неприкрытом литературным словом виде), давно понял одну истину, которую выражаю просто: «Осторожно: люди!». Грустно, конечно, но с этим пониманием приходится жить: люди агрессивны - такими их создала природа, и даже в половых отношениях действует принцип преодоления и сопротивления, конечно, степень того и другого варьируется и не является у всех одинаковой. Вы написали, что вашей жене нравится, когда Вы её порете ремнём, но, мне думается, начать надо с того, что Вам самому НРАВИТСЯ её стегать, а нравится ли ей или она делает вид, что нравится - это вопрос; женщина может и просто терпеть, ублажая мужчину, ведь она наверняка чувствует, что Вам нравится такая игра. Употребляю слово «игра» для таких отношений по взаимному согласию, в противном случае нужно говорить о насилии одного человека по отношению к другому. Вы согласны? Случайно или нет, но Вы сами назвали одну из двух основных составляющих агрессивного поведения:
1, Нравится процесс собственной агрессии, когда человеку именно нравится и он получает от этого удовольствие, например, оскорблять кого-то, унижать, пороть, бить, и даже убивать. Крайним примером можно взять известную в своё время салтычиху.
2.РАЗГРУЗКА от негатива - потребность выплеснуть досаду, злость на кого-то. Тоже известная «игра» под названием «Передай другому». Хорошим примером тут может послужить рассказ Антона Чехова «Не в духе» - очень коротенький, но ёмкий психологический рассказ о становом приставе, проигравшим несколько рублей в карты и не находящий себе от этого душевного покоя, пока не пришёл на ум способ: «Ваня! - крикнул он. - Иди, я тебя высеку за то, что ты вчера стекло разбил!».
Не уверен, но, может быть, можно объединить эти две составляющие и говорить о разгрузке, которую нравится практиковать - не это главное, - то что нравится одним может совершенно не нравится другим - вот это-то и проблема, это-то и конфликт, это-то и беда человеческая!
Добавлю ещё о «нравится» - «не нравится» одно воспоминание. В года далёкой моей молодости, помню, пришла на работу наша бухгалтер в каком-то счастливо-возбуждённом состоянии. Первыми словами после общего «Здравствуйте!» были: «А мой наконец-то вчера сына порол, да уж так порол, что я даже не ожидала! Визгу было!
А ты? - спросили её сослуживцы.
А я не вмешивалась, пока сынок меня звать на помощь не начал. Вошла в комнату и говорю ему, мол, ты меня зачем зовёшь, хочешь ещё от меня добавки получить?
И чего, добавила?
Нет, муж ему ещё добавил. Мы потом полночи с ним заснуть не могли, обсуждали это событие.
Заметно, что вы не выспались, у вас синева под глазами! - заботливо заметил кто-то.
Ой, да я вообще даже подкраситься не успела, на работу спешила! - ответила наша бухгалтер с каким-то смущением, но радостным блеском в глазах.
Все поняли, что пороть сына понравилось обоим супругам, вот только никто не спросил, понравилась ли порка самому мальчишке.
Надеюсь, я развёрнуто прокомментировал Ваше сообщение, неизвестный читатель? Спасибо, что написали своё мнение!
78.60.139.87       21.08.2014   20:51:20

Каких только способов нет для самоутверждения - битьё самый распространённый, хотя и просто дури хватает с лихвой. Согласен, что жизненно!
Геннадий Дергачев       06.09.2014   17:08:44

Спасибо, за отзыв! К большому сожалению это действительно сплошь и рядом: любят люди помучить друг друга и морально и физически, а уж на детях отыграться - хлебом не корми. Да и детки бывают те ещё! драка и тумаки (другим) многим по сердцу. А, главное, ответа как смягчить людские нравы, как мне показалось, не существует А если внимательно полистать прессу и оглянуться вокруг, а ещё вспомнить о практике наказаний детей и взрослых из не очень далёкой истории, то остаётся только надеяться, что хоть бы не до смерти этим занимались, я имею в виду избиения, а уж к порке благосклонно относятся слишком много людей, чтобы это искоренить в скором времени. Да и как это искоренить, если находятся дети, которые говорят (сам слышал и в живую, и в эфире), что иногда ремнём наказывать надо, потому что это помогает не лениться, а порка за двойки справедлива. Вот такая у нас (надеюсь, пока!) жизненность, как Вы говорите!
Сергей       28.01.2013   18:17:46


Жизненно!

Добавить отзыв

0 / 500

Представьтесь: (*)  
Введите число: (*)  















1