Та, что зажигает звёзды—2 часть


Та, что зажигает звёзды—2 часть
Это современное состояние описанной в повести местности, а фото в частиI https://www.chitalnya.ru/work/492957/  - это старинный рисунок.Местность- Летичев, Хмельницкая область,Украина


Часть 2 Янычарщина на Подолье
1. Посты степного ветра

Ночь, как опытный рыболов, забрасывала на вольное небо звёздные сети, и не спеша добывала из-под вод Днепра рожок Луны. Она любила подслушивать тайны и песни обитателей укромного места на Диком поле.
Козаки оттрапезничали саламахой*, ухой да водными орехами. После трапезы приходили откровения,затянувшиеся до ночи, раскрепощалась душа, лились песни о тяжёлой доле, но больше о карих очах да чёрных бровях.С ними был и Иван. За короткий срок, он завоевал уважение казацкого братства. Любили они его за смелость, честность да за голос.
«Пив я воду, пив холодну…та й не забуваю
Поки жив буду..не забуду, кого я кохаю….»*****
Слушая бархатный голос Ивана, затих и соловушка — птичка певчая…
— Хорошая песня, душевная…Не то, шо у басурманина —  блеет, как баран, на постриге. Бридкий шальвира.
А эту песню, про воду холодную, любил петь батько-атаман. Ох, помню как вороги шли, их тьма, а нас было семь братчиков… он поставил всех нас по колу средь степи, басурманы йдуть мимо и не видят нас… ото был человек…как дуб столетний…характерный.
— Расскажи, Данило, про атамана, — попросил Иван
— Ну то слухай…Пидступають до нас вороги. Выйшов наш атаман на герць***… У него стриляють**…а он снял керею****…вытрусил все пули… и смеётся над ними. После мы рванули в бой…рубаем, дорогу мертвымы басурманами прокладаючи. А те, как каменные, стоят и не могут с места сдвинуть. Один батько мог с тьмою бисовой породы басурманськой сладить…. Житья нам не дают. От кожного червоного золота им дай, а десятину от дрибных деток в янычарство! А хто з тых деток не потурчиться, той до смерти невольник.
Данило перевёл дух и продолжил:
— Была у атамана жинка с дочкой малой. Жинку татары замучилы, а дочка  пропала. Ох и лютым стал атаман. Голыми руками на куски ворога рвав. Дух на нём держался. Он долго помереть не мог, пока не передал силу свою, шоб корни наши казацкие сохранялись, шоб земля наша нас оберегала, шобы род не прерывался. Умирая завещание оставил — птахам небесным душу открывать. Вот гляди, Иван, вот мы тут поём, а маленький соловей нас слухае он на той вербе. Думаешь, это просто так? Нет, брат, он оберег наш, он мысли наши по свету разносит. Он знает тайну силы нашей. От скажи ему, что на душе у тебя и он услышит да подсобит.
— Да, чудно так — сколько пою, а он сидит и слухае, будто всё розумеет… Ну, что ж, брат-соловей, понесёшь моей Настеньке привет сердечный?
Птичка тёхнула в ответ, а у казака сердце замлело.

*Саламаха — казацкая еда из фасоли, чеснока, соли и хлеба.
** «Быть грому великому, идти дождю СТРЕЛАМИ…Вслед ему завопила… помчалась по Русской земле, сея горе людям из ОГНЕННОГО РОГА…».**»Слово о полку Игореве» — эта цитата взята для того, чтобы указать на существование огнестрельного оружия, начиная с XII века. Османские хроники заявляли, что у них огнестрельное оружие (рушницы-тюрфенг) появилось уже с 1421 года
*** — запевочка или герць — это ритуальный вызов казаков врагу перед боем, отличительная особенность казаков, аналогов нет
**** верхняя одежда у запорожских казаков
*****старинная народная казацкая песня «Пыв я воду, Пыв холодну..»

2. По Кумранскому пути идет Орда

Скудное окошко, запнутое  воловьим пузырём, вздрагивало от дуновений утреннего ветерка. Плаксиво блеяла в углу землянки единственная кормилица коза. Она разгоняла ночную дремоту и та покорно расползалась тьмойвсё ниже к земляному полу. Приторный козий пот перебивал сладкий с горчинкой запах свежего бессмертника, рассованного тёткой Ульянов везде под самый потолок.
Насте не спалось… Светало. Узкая тропинка, поросшая по бокам густой травой, вывела её к реке.
Девушка прикоснулась к амулету. Мысли отчётливо рисовали живые образы. Она увидела древний символ Рода, почувствовала его зов, услышала, как земля стонет под ногой врага. Она увидела, как сохнут корни рода, как сыны Краёвы**** становятся янычарами. Это они презирают свою и чужую смерть, это они забыли род свой. Их символ Рода нашит на тюрбан. Это челенк — знак тройной смерти *... Константинополь. Бритая голова склонилась в молитве. Янычар. Настя видит родного брата своего Ивана. Янычара...
Резкий порыв ветра бросил к её ногам пенистую волну реки … За спиной послышались шаги. Это тётка Ульяна шла берегом реки с огромной охапкой трав. 
— Не спится, донечка! — обняв за плечи, спросила Ульяна.
— Не до сна, тётенька. Враг нашу землю топчет. Надо в леса тикать, пока не поздно!
— Да беда! Нет уже нашего защитника Волчьего камня. Сколько годов прошло, как округу залило водой. А раньше то, чуть беда какая — все люди шли к камню, да скрывались в подземелье.
— Сегодня всех собирать надо и Гарбаровской горе пробираться. Паны ещё с ночи сбежали. 
— Ага и холопов побросали и добро! Только Рогатинский староста Стешко Боратинский хвостом не вильнул, да и браты Струсы нас, волохов, рятуют.***** Но и они не в силах остановить басурманов. Тысячами у рабство люду нашего полонят, когда им заманётся. Обороны и на оттакой шматочек нема!, — в сердцах, показав на краешек пальца, сказала Ульяна. 
— Так, тётенька! Мы для басурманов, что зайцы! А как только встретят отпор, то ни стариков, ни деток малых не жалуют — в злобе срезают живую плоть, как траву!
— Крымские ханы потурчились и наша доля така ж. Бачишь, доню, враг земли русской всё клятее. Были князья, потом воеводы пришли, а теперь ханы над нами нагайку поднимают. 
— Иуда этот крымский хан.  Шо лис по нашим землям рыщет с янычарами. Все города да селения в руинах. Хотят бусурманы, шоб корень наш высох.  
— Так, так Настенька! Не слухали дедов, когда те заклинали нас - русьтесь! Бо одна у нас мать - Русь наша. А шляхта то те же басурманы, — веру православную нашу гнобят с ксёнзами да жидами. О, чуеш, сороки про гости звищают. Поспишать треба! А псам пожитки оставим. Пусть идут прахом!
 
Челенк * — янычарский знак
Тюрбан** — Головной убор янычара
Дикое поле*** — незаселенные территории древней Украины и России
Краёва****— древнее название Украины, когда она была под Польшей
Братья Струсы и Боратынские *****— подольская шляхта, что защищала Подолье. (Мартин Пашковский, книга "Украина, татарами терзанная, князей и панов приграничных с криком просит")
Волохи — жители Подолья 

3. Чорнии брови, карии очи

Летичев замер перед нашествием Орды и почти опустел. Паны сбежали. Холопам бежать было некуда. Самые отчаянные из них, надеясь на деревянную крепость, остались в городе. Страшная сила ползла за живым товаром, за рабами. Хватали всех от мала до велика и везли на невольничьи рынки. Под вражьей ногой вытаптывались и умирали хлебосольные поля и всё живое, а древние дубы  беспомощно опускали свои кроны.
Старый дуб Летичева уже потерялся из вида. Матрёна, шедшая впереди всех со своей ватагой ребятни, вдруг остановилась и начала кричать и звать старшенького Гришку.
— Вот пострелёнок, да куды ж он делся? Но шож робыть ? Господи, беда-то какая! Люди, помогите!
Женщины, как могли, успокаивали мать. Но надо было торопиться, каждая минута дорога.
— Вот гадёныш, остался-таки в крепости. Воевать схотел! — побивалась мать.
— Идите тётка Матрёна! Я вернусь за Вашим сыном. Смотрите за детьми младшими…
— Да шо ж ты, девонька, и сама сгинешь и малого не вернёшь. Крепость наглухо от врага закрыли… От беда!
Ульяна строго посмотрела на Настю. Что ещё девка вздумала? Но убеждать было некогда. Женщина начала торопить беженцев. Никто и не заметил, когда исчезла девушка. Но в суматохе было не до этого.
Луна закрыла Солнце, на Землю опустился мрак. Гришка съежился от внезапной тьмы. Затем он услышал нарастающий гул и увидел, как серая масса, стирая под собой всё живое, движется на него. Уже отчётливо проявились силуэты всадников. Ещё мгновение и грозный воин, подхватив мальчишку одной рукой, бросил его к себе на седло.
Вдруг конь всадника с пленником споткнулся. Вся серая масса поплыла дальше. Тяжёлая рука обмякла и выпустила Гришку. Выскользнув из капкана, парнишка шлёпнулся о землю. Перед ними стояла Настя. Чёрные распущенные волосы струились, почти касаясь земли. Глаза притягивали к себе колдовской силой. Это длилось несколько мгновений. Затем, резко качнувшись в седле, янычар прорычал: «Шайтан!». Только близкая кровь может сопротивляться её чарам. Это был Андрей, родной брат её Ивана. Настя подняла к небу амулет. Тот, сверкнув на солнце, стёр время. Андрей увидел кроны столетнего дуба, вспомнил всё своё детство, свою мать, отца, брата.
Он всё вспомнил. Он вспомнил, как двадцать лет назад на его глазах турки распинали мать, как оторвали его, мальца, от мёртвого, но ещё теплого родного тела, как везли через море, как убивали веру и память. В его сердце ожил зов родины. Он обретал снова свои корни.
Гришка заметил вокруг себя, Насти, воина и даже коня тонкую прозрачную сферу. За этой сферой двигалась, напугавшая его, серая масса. Эта масса всё двигалась и двигалась и, казалось, ей нет конца. Решив, что это просто дурной сон, парнишка потянул руку к оболочке сферы. Края массы прошли через его руку, как видение…
— Люди, люди, — отметила Та, что зажигает звёзды, — вам не понять, что я сдвинула время и, находясь в одной точке пространства, но в разные промежутки времени, вам не пересечься…

4 До тла

Деревянные частоколы летичевского замка с содроганием смотрели на приближающиеся полчища орды. Сопротивление было бесполезно. Что такое сотня, не видевших боя холопов, против армии зомбированных убийц? Вражеская армия презрительно остановилась у стен Летичева, ожидая поклона его рабской головы. Городок с болью всматривался в знак тамгу на татарских флагах. Это был перевёрнутый вверх тормашками символ князей: тризуб. Если «тамга» символизировал падающего на свою жертву орла, то, какая сила заставила поменять древний символ вечного движения Cвати на «мёртвую птицу»?
Богобоязливые мужи подольские упали перед святым чудотворцем Христовым Николаем на колени и, помолившись богу, вспомнив славу и храбрость Антиоха и Александра Македонского, не жалея себя против силы бессметной вражеской стали. Да сбудется пророчество Исаи, сына Амосова*, что говорил: «За приумножение злобы людей и многочисленную неправду прольётся кровь их, как вода сильная, храбрые и смелые от мечей упадут, один ратник праведный погонит неправедных 100, а от 100 побежит тысяча, и плоть их будет на съедение зверям и птицам, а кости их на обозрение всему живому». Бой предстоял смертный, во славу земли родной.
Турки получили сигнал «к бою» и, словно кольцом змеи, начали сжимать Летичев. Вот уже пересекли ров первые ряды вражеского войска. Град стрел объявил о вторжении орды. Они резали живую плоть, как траву. Кровавая луна взошла над мёртвым городом.

*- из летописи XVI века «Бой под Оршею» взят пример, как славяне молились перед боем.

5 Оживший, сходка

Орда подожгла Летичев и двинулись далее на запад. Дымовой столб пожарища разъедал небо, вызывая на многие сотни верст ужас округи.
Гришка исчез и потом снова появился весь в саже со страшной вестью — он видел мёртвое тело отца там, у рва, окружавшего город. Парнишка тянул Настю за руку к этому страшному месту.
Василь лежал под валуном. Его бездыханное тело не проявляло признаков жизни. Настин амулет потеплел. Далее все было как во сне. Гришка снова оказался в сфере. Вокруг них двигалось серое болото. Он увидел, как летели стрелы, как ударом канчука был сбит его отец с ног, как он падал со стены, как он скатился под камень… Слова, что произносила Настя, колокольным звоном повторялись в голове мальчика. Все переплеталось чудесным рисунком, — было близкой сердцу и душе музыкой, способной исцелить раны. Та, что зажигает звёзды отпускала на землю душу Василя, возвращая её туннелями времени быстрее скорости самого света*. Тонкая субстанция окутала свой родной храм и согревала его холодные контуры. Первый признак жизни выкатился горячей слезой. Первый вдох дал силы земли и снял цепи ангела смерти. На землю опускалась ночь… Всю ночь Василя оберегали и согревали его земные ангелы. Тихое дыхание ещё бессознательного тела давало надежду, что он сможет выстоять в этой смертельной схватке за жизнь.
На утро Андрей соорудил носилку, осторожно уложили Василя и начали пробираться в лес … Под Гарбарской горой нашли своих**. Живые радовались живым и оплакивали мёртвых. 
А в это же время там, у Гарбарской горы, беженцы встречали новое утро в глухой чаще леса. Матрёна с Ульяной, проснувшись, наперебой заговорили об одном и том же дивном сне.
Якобы разбудила их луна. К ногам опустился туман и понёс их к реке. На середине реки туман опустился на дно и женщины очутились в келии, со стен которой стекали капли воды. Под ногами была гранитная плита с изображением крестообразного знака с загнутыми концами. Матрёна с Ульяной, Настя и Гришка стояли по концам знака. В центре произносили слова неизвестной молитвы двое неизвестных, один из которых походил на тень, а другой был бритоголовый.
Гранитная плита излучала изумрудный свет. Вдруг капля воды упала Ульяне на лоб. Она интуитивно стряхнула головой, чем видно нарушила ритуал, и человек-тень приподнял голову. Накидка его чёрного плаща сползла и приоткрыла лицо. Ульяна оторопела— на неё смотрел совсем молодой, но неестественно бледный Степан.


Прошло семь дней, как Василь был прикован к выстеленному сухой травой лежаку. Ульянины травы восстанавливали его силы. На восьмой день жизнь окончательно победила. Василь уже видел родные лица, чувствовал руки, что лечили его, улыбался, пересиливая боль. Матрёна хлопотала возле больного мужа. Василь улыбнулся, когда Гришка прижался щекой к его руке.
— Шо, сынок, говоришь, что я был мёртвым? Так, то я с ангелами встречался.
— Бать, а ангелы они какие?
Василь погладил бороду:
— Они, как солнце, сынок!
— Бать, я так хотел, шо бы ты тогда встал и пошёл, не верил, что тебя убили.
— Ты ж мой спаситель и вера твоя! А знаешь, шо мне тогда ангел сказал? Он сказал, шо бы мы верили и крылья вере нашей не обрезали!
Условия беженцев ухудшались с каждым днём. Одна надежда, что к зиме Орда уйдёт сама. К землянке Василя начали собраться мужики на сход.
— Сколько же их? Мабуть тьма?
— Ото быть нам теперь под турками!
— А шо под ляхами краще?
— А когда было краще? Наши деды под князями спины гнули.
— Кажуть люды, шо Иван московский побыв оцю сволоту в своём царстве.
—Так ты трохи спутав. Иван побыв татарив. Хоч, шо татары, шо турки —  басурманы. Нечисть же со всего света на христианские души повзе. От, нам холопам горе, хоч на Сич тикай. А шо с бабами да дитями делать? Куды их? Половину девок с Подолья турок забрал.
— Как Василь скажешь?
— Меджибож выстоит против любого ворога. Надо к нему пробираться.
— А шо з чужаком делать? Там народ горячий. Разорвёт.
— А ты за Андрея не хвылюйся! Он не пропадёт,— Василь закашлялся — трудно было говорить и он медленно продолжал, — Такой и в воде не утонет и в огне не сгорит. Да и не чужак он, а сын Данилы, Ивана нашего кузнеца брат родной. Не виноват же он, что дитём его забрали до туркив. А ну, хлопцы, кликните его до рады.
Андрей пришёл на сходку и стал в углу землянки..
— Подойди блыжче, спытать тебя хотим, — молвил Василь с тяжестью в голосе,— Так розтолкуй нам, шо той хан крымский от нас хочет? 
— Хочет быть царём мира*** — и Волошня, и Угры горят. Морскую браму сломает, як только ветер схидный подуе. Там и шпанцам, и шведам, ляхам, да и английцам  не сдобровать. Только Московия пока не по зубам ему. Болота да дороги снежные.
— Так, так, Андрий. Наши хлопцы на Дикое поле повтикали, шоб Казимир не гнал их в Московию кров проливать за него.
— Так шож ви, бисови диты, янычары, своих то губите? Не було одного лиха, так другое пришло: крымский хан пошёл на Казимира и по наши головы холопские!, — в сердцах  крикнул на Андрея один из мужиков. 
— Свого Бога пошануем, то и забобоны не помогут басурманам.
— И ксёнзам, что нашу веру православную душат.
— Ну а ты, вера твоя теперь какая?, — с надеждой в глазах спросил Василь Андрея.
— Православна моя вера! Христос мой бог, вот крест на мне! Слава богу, живи корни рода, не пооборвалися, — уверенно молвил Андрей и твёрдым взглядом кинул на всё собрание.
— Може й повирым тебе на сей раз. А то трупы у купах, мов высокии скалы. Реки кровавые текут. А розкажи, как нашим невольникам там у турков?
— Пекельная мука христианским душам. Турок сразу видит, что с пленником делать. Не поддался и не отурчился, то вечный невольник на галерах, и тогда тело воюе за душу. Коль старый бранец — убивают. 
— А с тобой как они вчиняли?
— Меня на науку взял строгий турок за три аспры, пока не подрос. Учил из малого лука стрелять, затем дал потуже и больше. Потом к сараксарам передал, а от них уже в янычары.

Мотря, как хозяйка той землянки, совет краем уха слышала. За эти дни, пока выхаживала мужа, она совсем забыла о своём и Ульянином странном сне. Но теперь она ясно вспомнила бритоголового и поняла, что это был Андрей. Было бы странно, если бы женское любопытство не взяло верх над разумом. Пускай теперь Настя расскажет ей и Ульяне, что же за диво такое, что и дитя, Гришка её, там был? И Степан! И Андрей!
Настя посмотрела на них отдалённым взглядом и сказала:
— Мать всегда ребёнка чует. Вот он и привиделся, душа материнская — она далеко видит!
— Ну а Степан мой, шо он обеим приснился? И Андрей? — добавила с надеждой Ульяна.
— И Вы, тётка Ульяна не выдумывайте, и ты, мать, не о том думаешь — главное сын и муж целы! А теперь о нас думать надобно. Три сотни людей — он поляну вытоптали — чуть высунешься з болота — беду на всех накличешь. Мальцов за ягодами посылаешь каждый раз, как на смертушку. И сколько ж это продлиться? Нашего века не хватит! Ой, не хватит! Паны скубутся — а у мужиков чубы трещат.
Нашествие Орды принесли собой голод, пустоту и смерть. От слёз разрывались утомлённые сердца. Кто на Христа нарекал в беде, осуждая предков, что церкви построили и детей научили молиться****, кто всё святое, в безумии, проклинал и молил Магомета… Жизнь беженцев среди дикого леса, окруженного болотом, становилась сложнее с каждым днём.

* "Та, что зажигает звёзды отпускала на землю душу Василя, возвращая её туннелями времени быстрее скорости самого света"*—Релятивистское замедление времени
Душа - это та субстанция, которая вполне может доводить свою скорость до скорости света. И если представить, что душа получила скорость, превышающую скорость света, то и время может вернуть молодость....Интересно было бы увидеть, как старик омолаживается... Думаю, что бы человек ожил, его необходимо ускорить его душу до скорости, которая выше скорости света и он сможет при верном расчёте оказаться в необходимом ему возрасте и прожить жизнь заново... а что бы жить вечно, душе необходимо перемещаться со скоростью света))) Может быть свет и есть совокупность душ.

**Гарбаровская гора—современное название возвышенности в деревне Козачки (20 км от Летичева)

***"мир весь под Османию — и Волошня ..."  — Себастиан Кленович , поэма "Пожар турецкий", Волошня - Молдавия.
**** «Кто на Христа нарекал в беде, осуждая предков, что церкви построили и детей научили молиться**, кто всё святое, в безумии, проклинал и молил Магомета» — это дословное мнение славян о Христовой вере от прямого источника (источник Микола Гусовский, родился 1480 » Победа над турками под Теребовлей » июня 1524″).

6  Слепой 

С тех пор, как Андрей вспомнил родные корни и пристал к беженцам, прошло много дней. Он был самый статный, самый черноглазый. Одним словом, орда ордой, а молодость молодостью. Из-за этого Андрея Настя была под прицелом ревнивых глаз Калины.
Они стояли, спрятавшись от дождя, под кронами старой ели и Настя слушала воспоминания о годах, проведённых в Константинополе... Калина промокла насквозь, но завистливый взгляд не отрывался от Насти и Андрея. Слёзы. Почему так, почему? Она сама красивая в округе — паны засматривались, а тут эта чужая…. Ноги уже несли её к ведьмаку, который ушёл от беды со всеми беженцами в лес.
Слепой старик стоял к ней спиной. Не оборачиваясь, он прохрипел:
— Наконец, наконец …
Калина проклинала себя за свою слабость. Она уже не хотела той любви. Она желала скорее убежать из этого проклятого места. Но было поздно. Невидимые цепи сковали её. Девушка не могла даже пошевельнуться.
— Я сведу эту девку со света, ты мне поможешь. За это Андрей будет твоим, как ты хочешь. Пас коней у Нагаях*. А теперь сам твоим конём верным станет! Ха-ха-ха,— сухим едким смехом заставил ещё больше дрожать Калину ведьмак, —  Она думает, что сильнее чёрной силы? Я очищу себе путь к Свати. Я получу силу рода…
Ведьмак повернулся лицом к Калине. Она увидела, как в его руках загорелся свиток пергамента. Он раскрыл ладонь и в ней была зола.
— Отнесёшь золу на свежие могилы, —  приказал старец.
Калина сделала все, что ей приказал Ведьмак.
Ничего не предвещало беды в мирном сне, когда над спящей девушкой склонился мрачный силуэт старца. Его острый костлявый подбородок и крючковатый нос сливались в одну линию. Эту линию перечёркивала тонкая щель губ с загнутыми вниз краями, что зашевелились словно черви, когда он заговорил:
— Забудь молитвы свои. Смири гордыню свою. Пусть сухота нападёт на корни рода твоего… Одна Молитва Иисусова с тобой? А что в ней без корней осталось?  
Сухая старческая рука тянулась к амулет на шее девушки. Находясь в руках колдуна, камень засветился изумрудным светом. Старец очутился в центре сферы. Он увидел образ Ивана.
Внезапно Иван коснулся креста на своей груди. В этот миг Настя проснулась. На её глазах сфера превратилась в огненный шар. Настя увидела свой амулет на земле в горстке пепла.
Та, что зажигает звёзды, подвела итог своей работы. Нет, не совсем своей. Её холодный ум оценил невероятную силу Христовой любви. О, Творец, как ты мудр! Крест! Вот он дар людям! Это любовь, что способна в одно мгновение преодолевать расстояния, соединяя сердца. Это оберег земного таинства сплетения двух начал – мужского и женского. Это сам ключ к вере в бога в человеке! Это очистительный огонь человеческого счастья! Это радость бытия! Это смысл жизни на Земле!
***
После этой ночи, Настя снова приболела. Ей снова начало сниться её прошлое.
Вот она пробирается местностью, где нет даже звериных троп. Ей кажется, что она не касается земли. Она маленькая девочкой идёт за огоньками. Они ведут её к деревеньке. Огоньки превращаются в глаза волка.  
К ней тянется рука приемной матери. Она, взрослая девушка, хоронит приёмную мать. Люди прогоняют её, кричат в след: «Ведьма». Она снова в лесу. Сквозь густые заросли пробиваются огоньки, указывают дорогу. Она видит старую лодку. 
Эй, да с попутным ветерком, тихо плывёт лодочка. Шумят воды реки Волк.  С самого дна, слышится тихая песня о свободе, о братской дружбе, о татарской серебреной стреле, пронзившей сердце казака, о поминальной свече, что дрожит в руке монаха. 

Нагаи* — татарское поселение в степях Днепровского лимана, принадлежало Крымскому хану.

7 Соблазнила девка парня

Если кто-то думает, что женщин легко убедить против их воли, то он глубоко заблуждается. Отговорки Насти только усилили страстное желание узнать правду. Ульяна и Матрёна всё чаще вспоминали странный сон.
Сам случай свёл их с Андреем, ставившим селки на зайца. Хоть в глаза посмотрят и то догадаются — было или не было. Но им не судилось утолить любопытство, зато увидели такое…
Улыбаясь, неторопливо подходила к Андрею Калина. Как всегда уверенная в себе, она игриво наматывала конец русой косы на запястье руки. Это не были руки обычной селянки, огрубевшие с детских лет. Любимица панской ласки, Калина не только сохранила нежность кожи, но и впитала привычку получать от жизни все до капли.
Женщины замерли. Их опытное чутьё сразу подсказало — девка будет соблазнять парубка. Любопытство взяло верх и они присели за густым кустарником.
Андрей, как всегда угрюмый, только краем глаза глянул на Калину. Но этого было достаточно, что бы зацепить парня и уже не отпускать. Походка, играющая бедрами, прекрасные линии волшебных рук… Матрёна с Ульяной понимающе переглянулись. Тихо, по-кошачьи, девушка подошла к смущённому парню. Наивно заглянув в глаза, она дотронулась нежными пальчиками к лозе Андреевого силка и медленно провела по кусочку длинной лозы. А, когда заговорила, это было так по родному, так сладко.
— Ну, здравствуй, мой угрюмец! Не понимаешь? Гляди, милый, гляди…
Калина, сбросив одежды, входила в озеро.
— Иди ко мне, — услышали женщины и отвернулись, что бы не подсматривать за чужим счастьем.

8 Реинкарнация любви

Неожиданно увиденная любовная сцена до глубины души задела Ульяну. Два десятка лет прошло с тех пор, как пропал Степан…Её уже давно не радует солнце, все живое вокруг кажется нереальным и чужим. Она знала, что уйдёт к нему сейчас и навечно. Тот сон! Нет, теперь она знает, где её любимый. Сердцем чует. Увидев Настю, Ульяна подняла на неё молящие глаза и и девушка прочитала в них боль уже мёртвого человека. Это нужно было сделать сейчас и они направились к реке.
Настя согрела своим дыханием кристалл. Тонкая сфера облаком окутала их тела и они очутились перед гранитной плитой Свати. Изумрудное сияние поднималось с камня, проливая свой свет на всю келию. К ним спиной стоял человек-тень. Та, что зажигает звёзды, стирая время для Ульяны, возвращала ей молодость, превращая её в полупрозрачную прекрасную нимфу. Жрец повернулся лицом к Ульяне. Накидка его плаща сползла и молодой Степан сквозь года посмотрел на любимую. Река отпускала Степана — жреца родового знака Свати. Земля уже не держала Ульяну. Небо принимало новую пару…

9 Дикое поле

— Сколько терпеть эту срамоту будем? Зграя злодюг и разбойников сколотили то царство поганое! Опомнитесь, христианские сердца! Проникнитесь Духом, идите на турка, что с жиру бесится! То он воюет, то миру просит! По кусочкам от нас отрывает! Пусть панство дремлет, но всё христианство пускай не верит в те пустые обещания и клятвы брехливые, которым конца нет! Как только поганец братается с нами – предаёт кровью и цепями. Дорогой же ценой мы платим за ту каплю покоя! А ты, Московия? Хоч твоя столица там, где небесная медведица, да багнистая мисцина, лютыми морозами дороги заснежило, ставай с нами до гурту! Нас святое дело ждет! Мы, что есть силы, ударим вместе. Пусть уходит в дикие поганские земли и заберёт свое право тиранское. Нас янычарами только страшит? Та ж янычары – то кровь наша бедная! Силу ему даёт кровь христианская, чтобы злодеяния чинить! Ветер нам только запах гари несёт! Соседи на помощь кличут! Братья вставайте на святую битву! Змею подколодную в море скиньте. Трубите, … бейте в колокола! Пусть врагу не спится! Пусть падет турецкая столица! Не пожалеем ради земли русской ни жизни, ни крови!*
Сердца гордых мужей Дикого поля клятвенно вторили атаману. Не успели побледнеть утренние зори, как весть разнеслась по самым отдалённым куреням. Помолились. Легко двинулись с места. По росе зазвенели стремена.
Только день ясный начал выплывать из-за моря, как наши чаты, тайком, по следам обнаружили басурманский кош и заказали всем обитателям его сон вечный так, что и лист не шелохнулся.
Казацкое войско подошло вплотную к вражескому стану.
Флажки басурман сигналили в такт грустным сурмам. Навстречу двигались их чаты. Казаки зорко следили за тем, что же задумал враг.
Вдруг под звуки нового ритма из-за могил* прорвались басурманы. Они молнией бросились в рукопашный бой. В густую траву покатилась смертельно раненная жизнь. Поле заполнил дикий крик. Эхо смешало языки разных народов. Слышались призывы к аллаху, проклятия врагам, предостережения братьям.
Казаки начали теснить орду басурман, открывших свой тыл. Летят тюрбаны вместе с головами, а те, кому удалось выжить, бросался в воду, где попало, не спрашивая брода.
Фортуна служила обеим сторонам одинаково – ровно отвешивая число смертей.
Вдруг неожиданное «Алла» к самому небу криком разорвало просторы. Из-за могил* явились свежие силы басурман. Руки устали резать. Полетели тучи стрел, смешивая со степной пылью людские души.
Турок, получив перевес в силе, начал тиснуть на казацкие ряды. Смелых и сильных нашла на этом поле брани предательская судьба. Несчастным стал конец и горькой слава. Из последних сил держались казаки. Честь и доблесть стали на защиту земли родной. Небо прощупывало землю глазами ворона...
Настя  подняла к солнцу свой амулет и очутилась в сфере времени.
Он увидела своего Ивана. Скрестились клинки.  Вдруг  над головой Ивана занеслась рука смерти. Все произошло внезапно. Маленькая птаха, неизвестно откуда взявшаяся, черкнула крылом по лицу янычара, клинок разрезал пустоту. Ответный удар не заставил себя ждать. Кровь янычара, предавшего свой род, фонтаном вырвалась из тела…
Туман ложился на политые кровью травы…Иван поднёс к сердцу раненную птицу.

* Данный отрывок написан по: Себастиан Кленович XYI век "Пожежа турецька, Заклик гасити iворожба проти падiняя моцi турецькой, аноним "Epicedion" Микола Гусовский, "Победа над турками под Теребовлей » июня 1524
(изд "Молодь" 1988- Марсове поле)

10 Так будет

Иван склонился над крошечным телом маленькой пташки и коснулся слипшихся от крови пёрышек. Новый рассвет колдовал над туманом. Солнце скрестило лучи, словно спицы, и, властвуя над спиралью времени, ткало новую историю рода хранителей знака Свати…
Навстречу Ивану из берёзовой рощи выходила Настя. Два встречных ветра слились в одном поцелуе. Небо и земля освящали этот союз. Это был их день и их ночь… Та, что зажигает звёзды опустила к ложу земной любви три искры небесной силы.
Родовой знак Свати переходил под защиту Святослава, Любомира и Владимира, будущих сыновей Насти и Ивана. Им и их потомкам будет открыта тайна родной земли и дана сила корней рода ...

Рождественский вечер бросал блики горящей свечи на стены уютной избы казачки Ольги. Я слушала её неторопливую речь... В дверь постучали...
У порога стояли три молодых парня. Снег припорошил их силуэты и звездным купоном блестел на мужественных плечах...






Рейтинг работы: 42
Количество отзывов: 5
Количество просмотров: 514
© 23.01.2012 Людмила Онищук

Метки: янычары, казаки, символ рода, девширме, тризуб, свати, тамга,
Рубрика произведения: Проза -> Повесть
Оценки: отлично 7, интересно 1, не заинтересовало 0
Сказали спасибо: 12 авторов


Лидия Любомирская       01.10.2016   14:46:21
Отзыв:   положительный
Людмила, какие же обширные у Вас знания! Какие образы! При чтении повести встают картины описанных Вами событий, а так же вспоминается всё прочитанное когда-то даже в детстве "Старая крепость", "Разбойник Кармелюк", "Мальва", Тарас Бульба, Богдан Хмельницкий, книги Сенкевича и Костомарова, но прежде всего конечно наш незабвенный Гоголь.
А вот здесь даже мурашки пошли: "Настя подняла к небу кристалл. Тот, сверкнув на солнце, стёр время, железный воин вдруг увидел кроны столетнего дуба, вспомнил всё своё детство"...
Очень приятно было познакомиться с Вами и Вашим великолепным творчеством!


Людмила Онищук       02.10.2016   20:54:49

Спасибо за добрые слова, Лидия!
Валерий Леви       06.07.2016   20:10:16
Отзыв:   положительный
Симпотная сказка.
Приятно читать, если не вдумываться в смысл.
Людмила Онищук       06.07.2016   21:34:34

))да, главное - быстро... но смысл всё же есть -Он в Словах НЛО))
Анатолий Копьёв       05.05.2012   23:40:21
Отзыв:   положительный
Прочитал всю повесть....... написано замечательно и язык народный с вкраплениями старинных словечек великолепен. Жаль что ныне у нас печатают одну муру, типа Дашковой ещё там какой-то приблуды, не помню, короче пятиминутный бред, который в голове смешивается в нечто сумбурное, но единое и иногда прорывается из памяти каким то комом мерзости и пакости. А вот эту повесть не напечатают, она патриотична, она помеха космполитам, которые Россию взнуздать решили и в цепи заковать, а людей в зомби превратить....
Людмила Онищук       05.05.2012   23:55:42

спасибо за отзыв.. мне очень приятно.. не зря значит штудировала литературу 15-17 веков)))
Анатолий Копьёв       05.05.2012   23:56:12

Не зря... это точно.










1