Гламур на овощебазе. Ч.2. Нам Оксана Робски не указ!


Гламур на овощебазе. Ч.2. Нам Оксана Робски не указ!
 

ГЛАМУР НА ОВОЩЕБАЗЕ.


ЧАСТЬ 2.



Нам Оксана Робски не указ!

( На правах стеба)





Писатель почесал репу.
Репа дал в морду писателю. Морда выпил кофе и закурил. Репа был чемпион по каратэ и игре в салочки. Морда не был ни тем, не другим. Он просто умел драццо.

Завтра сдавать рукописть, а в ней, в репе то есть, было пусто, как никогда.
В репе было пусто и раньше, но об этом писатель не догадывался. Пусто было в карманах, в холодильнике и в постели.
Жена писателя, бросив ему на прощанье:
"Урод, заработай хоть на банку пива!", - хлопнула дверью и ушла.
Дверь хлопнула в ладоши и завопила:
"Так тебе, дурню!"
СУКА!!!
- Гав ! - отозвался кто-то из-за двери.

Писатель сел за ноутбук, почесал распухшую Репу, сделал умную Морду и вывел старательно:
"... Огромная... Дверь"
Нет, Дверь - это не эротично. Да и причем тут Дверь, когда все дело в Репе? Или в Морде?

Лучше бы конечно написать
"... огромная Пи...да..", но поминать жену всуе ему не хотелось после случившегося.

...м-да, что же огромного притащить в сюжет, чтобы поразить издателя?
Издатель требовал срочно НЕЧТО такое, что бы затмило Оксану Робски!!!

Оксана Робски мирно предавалась Гламуру на Рублевке.
Гламуру это давно надоело.
...
- БЛЯДЬ!!!
Кто кого обозвал этим душевным словом, не знаю.
Но Робски громко вскрикнула.

"... Огромная тачка ярко красного цвета мчалась по Рублевскому шоссе".

Не плохо. Теперь экшн! Срочно и под дых!!!
Под Дыхом все мирно спали.
Деревня Дых давно не читала ничего, серьезнее повесток в суд.

"На Рублевке стреляли бронебойными снарядами по Мерсу олигарха Петрова".


На хер было стрелять и кому, писатель не знал. Откупорив бутылку "Клинского", он представил всю картину в красках и в цвете.

Ну, допустим, олигарх, сука эдакая, зацапал нефтяной заводик, и не заплатил налоги.
И не спит спокойно.

Вот писатель сам всегда платил налоги, потому что платить было нечего и не с чего.

Блин, кого бы пристрелить в романе, ведь по пустякам не стреляют. Хорошо бы перестрелять всю кодлу олигархов в стране. Но лучше всех Издателей! А заодно и авторов!

А, может, ну ее, перестрелку? Напишу-ка про любовь.
С любовью у писателя не ладилось. Потому как жена давно и надолго послала его нах. И это было правильно.

"Огромный хер олигарха выстрелил залпом и завял. Модель тихо стонала и просила:"Еще!"
Тьфу, какая мерхость!

Писатель подумал о своем хере и о жене.
Нет, нельзя писать в таких условиях.

Писатель пересчитал оставшиеся деньги и понял, что их не хватит даже еще на одну бутылку "Клинского". Вот где хер то, причем огромный!

Злость подступала комом к горлу.

"Огромная злость..." вывел писатель на экране и задумался.
Помедлив минуту, он добавил:
"...обуяла писателя, когда он пришел сдавать рукопись издателю. Схватив ножницы, писатель накинулся на издателя и ..."

Нет, так легко и до уголовщины дойти...

"...он схватил ножницы и отрезал издателю..."

ХЕР!!! - кричало сознание.

Огромный хер олигарха во всей своей красе возник перед глазами писателя.
Нет, только не это!!!

"... отрезал издателю гонор и тираж"

Издатель тоже пил "Клинское".
Когда в дверь постучали.

- Опять этот свихнувшийся писатель будет мне про хер олигарха шнягу подсовывать! _ подумал издатель и схватил ножницы.

- И какого черта я выбрал эту профессию! - решил Издатель, набирая телефон о приеме на работу в грузчики.

Теперь уже среди грузчиков стало на два дебила больше.

mp3 - Высокий блондин в черном ботинке тема





Рейтинг работы: 286
Количество рецензий: 1
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 684
© 21.11.2011 Виолетта Баша
Свидетельство о публикации: izba-2011-455318

Рубрика произведения: Проза -> Юмор


Николай Шульгин       03.12.2011   08:19:46
Отзыв:   положительный
Отлично, чувствуется рука мастера, который способен писать не только яркую прозу, но и посмеяться над галумром. Остроумно, отличный стеб!

Особенно понравилось:


Писатель почесал репу.
Репа дал в морду писателю. Морда выпил кофе и закурил. Репа был чемпион по каратэ и игре в салочки. Морда не был ни тем, не другим. Он просто умел драццо.

Завтра сдавать рукописть, а в ней, в репе то есть, было пусто, как никогда.
В репе было пусто и раньше, но об этом писатель не догадывался. Пусто было в карманах, в холодильнике и в постели.
Жена писателя, бросив ему на прощанье:
"Урод, заработай хоть на банку пива!", - хлопнула дверью и ушла.
Дверь хлопнула в ладоши и завопила:
"Так тебе, дурню!"
СУКА!!!
- Гав ! - отозвался кто-то из-за двери.









1