Стихи
Проза
Разное
Песни
Форум
Отзывы
Конкурсы
Авторы
Литпортал

Людмила Улицкая «ДАНИЭЛЬ ШТАЙН, ПЕРЕВОДЧИК»


Людмила Улицкая «ДАНИЭЛЬ ШТАЙН, ПЕРЕВОДЧИК»

Людмила Улицкая «ДАНИЭЛЬ ШТАЙН, ПЕРЕВОДЧИК» - М.: Эксмо, 2008. – 528 с. Тираж 15 000 экз.

Прежде всего – посмотрите на мою фотографию. Я – не ариец. Несколько раз за свою жизнь слышал обращенные в мой адрес слова: «жидовская морда!». Честно говорю, что происходило это не часто, ибо рост у меня достаточно высокий, да и вес около центнера. Помимо того – с младых ногтей любил подраться. Из-за этого явные антисемиты ведут себя в моем присутствии сдержано.
Давайте исходить из того, что любить любую нацию совершенно необязательно, что чаще всего любой народ относится к чужакам с подозрением, презрением или страхом. И это вполне естественно для среднего человека. Точно такие же чувства испытывают едва ли не все по отношению к случайному спутнику в купе, соседу по коммунальной квартире, «новенькому» в классе или во дворе и так далее. Насильно мил не будешь.
В 1897 г. Чехов занес в записную книжку такие размышления (а напечатано впервые в 1980 г.):
«Такие писатели, как Н. С. Лесков и С.В. Максимов, не могут иметь у нашей критики успеха, так как наши критики почти все – евреи, не знающие, чуждые русской коренной жизни, ее духа, ее формы, ее юмора, совершенно непонятного для них, и видящие в русском человеке ни больше, ни меньше, как скучного инородца. У петербургской публики, в большинстве руководимой этими критиками, никогда не имел успеха Островский; и Гоголь уже не смешит ее».

Можно упомянуть, что и Лесков, и Чехов неоднократно вступались за евреев.
А. Белый писал: «Вы посмотрите списки сотрудников газет и журналов России: кто музыкальные, литературные критики этих журналов? Вы увидите сплошь имена евреев… И эта зависимость писателя от еврейской критики строго замалчивается: еврей-издатель, с одной стороны, грозит голодом писателю; с другой стороны, еврейский критик грозит опозорить того, кто поднимает голос в защиту права русской литературы быть русской, и только русской».

Куприн писал: «Можно печатно и иносказательно обругать царя и Бога, а попробуй-ка еврея! Ого-го! Какой вопль поднимется среди всех этих фармацевтов, зубных врачей, адвокатов, докторов и особенно громко среди русских писателей, ибо, как сказал один очень недурной беллетрист, Куприн, каждый еврей родится на свет божий с предначертанной миссией быть русским писателем».
А вот что писал Бабель: « Я ловлю себя на мысли, что рай будущего, коммунистический рай, будет состоять из одесситов, похожих на Багрицкого».

Что мы видим сегодня?

Политики: Жириновский, Явлинский, Чубайс, Козырев, Примаков, Лифшиц, Сатаров, Немцов, Ресин, Гайдар…

Олигархи: Смоленский, Гусинский, Ходорковский, Виталий Малкин, Петр Авен, Михаил Фридман…

А в их руках – 80% всех богатств России.

У многих евреев жизнь среди русских, в русской по духу стране, вызывает яростное неприятие.

Основная причина русского кризиса в том, что власть-то в России нерусская уже почти целый век. Вспоминается формулировка из знаменитой статьи Эдуарда Тополя, что «мы получили реальную власть в этой стране». А ведь в России более 80% населения – русские.

Совершенно ясно, что разговор о еврейском преобладании в определенных сферах деятельности и о специфических, не всегда безобидных формах утверждения этого преобладания, - такой разговор сегодня необходим и неизбежен – и вести его надо в форме честного диалога.

Проявим некоторую интеллектуальную независимость.



В апреле этого года я совершал паломничество в Иерусалим. Когда наш автобус развернулся в сторону Египетской границы, то одна из моих попутчиц вытащила новую книжку Улицкой и с восторгом произнесла:

- «Она всё написала об этих местах! Обязательно прочтите эту книгу!»

Я – человек любопытный. Хотя всегда с большим скепсисом относился ко всяческим раскручиваемым фамилиям коммерческих писательниц. Увы, все Дашковы, Маринины, Донцовы и Улицкие для меня слиты в некую однородную массу. Безусловно – у них есть почитатели. Книги этих писательниц не залеживаются на прилавках – значит, издавать их выгодно.

Вот я и решил познакомиться с творчеством Улицкой несколько поближе.
Главная тема книги – судьба еврейского народа в двадцатом века. Подход весьма замысловат. Основной герой книги – еврей, работавший в гестапо переводчиком. Он спасает других евреев из гетто, прячется от немцев в католическом женском монастыре, уходит к партизанам. После войны он принимает сан католического священника. В 1945-м году в Кармелитском монастыре города Кракова была только одна вакансия для поступающих в монастырь послушников. Претендентов было двое. Настоятель выбрал Даниэля Штайна, сказавши – ты еврей, тебе будет гораздо труднее найти свое место в церкви. Он оказался прав – вторым претендентом на единственное место был Кароль Войтыла. Он определенно нашел свое место в церкви.

Гитлеровский геноцид рассматривается современными евреями как индульгенция на все времена, включая грядущие. Существует некая национальная паранойя, заставляющая евреев раздувать мнимую опасность антисемитизма на тех местах, где его нет, и не было. И этот страх мешает диалогу.

У евреев совершается чтение молитвы «КОЛ НИДРЕ» - освобождение от обетов и клятв, которые давал человек. Раз в году, в Судный День, важный еврейский праздник, совершается покаяние и отпущение грехов. После троекратного произнесения молитвы все клятвы и обещания как бы аннулируются.

Молитва «КОЛ НИДРЕ» служила многие века основанием считать евреев «неблагонадежными», поскольку люди, с такой легкостью отрекающиеся от любых клятв и обетов, не могут быть надежными ни в каких делах.

Василий Белов писал: «Странный народ евреи. Утверждают, что Христа не было, а скажешь им, что он не был евреем, упрекают в антисемитизме».
Во всех Евангелиях апостолы называют Христа «Равви». Так называют его ученики, так называет его народ. Догмат о Троице придумали философствующие греки-политеисты. До IV века о Троице вообще не говорили, об этом нет ни слова в Евангелии!

Блаженный Августин написал аж пятнадцать томов размышлений о тайне Святой Троицы. Но как можно об этом разглагольствовать? Этой высокомудрой болтовней ставится под сомнение непостижимость Творца! Как электричество устроено, никто не знает, а как устроен Бог, они знают! У евреев тоже есть такие исследователи, каббала этим занимается!

И Даниэль Штайн пытается возродить первохристианскую церковь в Израиле (иудео-христианскую церковь Иакова). Он убежден, что христианство начиналось как реформированный иудаизм. И он, безусловно, прав.

Даниэль Штайн говорит: «Церковь виновата перед евреями! В городе Эмске нас расстреливали между двумя храмами – католическим и православным!

Церковь изгнала и прокляла евреев и заплатила за это всеми последующими разделениями, всеми схизмами».

Почему Рим – Церковь-Мать? Рим – Сестра! Израиль не против мира, но не под Римом! Павел понимал, что языческие народы – это дикая ветвь, которую привили к природной маслине (Послание к римлянам 9,14)! Павел и представить себе не мог, что будет Церковь без евреев!
У иудеев, как и христиан, человек стоит в центре, не Бог. Бога никто не видел. В человеке надо видеть Бога. А у греков в центре – Истина. Принцип Истины. И человека ради этого принципа можно уничтожить. Не каждому нужна такая истина, которая уничтожает человека.

Главное в учении Даниэля Штайна – веруйте как хотите, это ваше личное дело, но заповеди соблюдайте, ведите себя достойно. Между прочим, чтобы хорошо себя вести, не обязательно даже быть христианином. Можно быть даже никем. Последним агностиком, бескрылым атеистом.

Чего же хочет Господь? Послушания? Сотрудничества? Самоуничтожения народов? Урок Даниэля Штайна сводится к тому, что совершенно не имеет значения, во что ты веруешь, а значение имеет только твое личное поведение.
Весь пафос нового учения сводится к обыкновенному экуменизму.

Можно отнести к несомненным достоинствам книги то, что читать её интересно. Главные герои обаятельны, вызывают симпатию своими мыслями и поступками. Ярко, и с большой симпатией, нарисована картина Израиля и тех людей, которые населяют эту маленькую страну.

Впечатляет авторское размышление о том, что главнейшая из просьб, адресованных к Господу Богу - это прошение христианской кончины, мирной, непостыдной и безболезненной.

Вызывает сомнение кочующая из одной работы в другую цифра о шести миллионах жертв Холокоста. В фильме «Ночь и туман» (1955) говорилось, что только в одном Освенциме погибли 9 миллионов евреев. А в самом Освенциме мемориальная доска сообщала об уничтожении здесь 4 миллионов человек, причем не только евреев. Эта цифра фигурирует во многих справочниках. Но белорусский журналист Евгений Ростиков писал в газете «Завтра» (№ 332), что мемориальную доску сняли и «вместо 4 миллионов заговорили об одном миллионе человек 27 национальностей, в основном граждан Польши, СССР, Югославии, Чехословакии, Франции, а также евреев и цыган из разных стран». А недавно вернувшийся из Польши адвокат Валерий Ерчак привез путеводитель по Освенциму, изданный в 1997 году, где указана цифра 360 тысяч, в том числе и евреев. Русских или белорусов погибло гораздо больше, процент погибших от довоенной численности народа гораздо выше у цыган (да и у поляков не маленький).

Возникает масса вопросов. Почему надо отдельно чтить жертв холокоста, а не всех жертв геноцида? Или это все та же извечная еврейская претензия на «избранность»? Для жертв фашизма, проживающих на территории России, выделяемая немцами компенсация в 15-20 раз меньше, чем для узников фашизма, живущих в странах Европы, США, Канады, Израиля. Это с какой же стати такая оскорбительная дискриминация?

Что вызвало резкое неприятие?
У писательницы не нашлось ни одного доброго слова, обращенного к той стране, где она родилась и выросла. Нет ни слова о тех русских солдатах, благодаря которым был разгромлен Третий рейх, а еврейский народ был спасен от полного уничтожения. Вот некоторые реплики, по которым можно легко прочитать отношение автора к русским.

Учительница литературы Зинаида Генриховна Шимес говорит о своей русской коллеге: «Не представляю себе, как эта никчемная Тамара Николаевна будет вести русскую литературу XIX века. Она сама совершенный неуч».

На митинге памяти жертв Холокоста в Эмске выступает глава местной администрации. Один из выживших жителей гетто пишет: «От выступления Рымкевича все мы получили такое же удовольствие, как от чтения советских газет, - излечивает от симпатий к социализму».

В своих молитвах Штайн поименно называет тех, кто был добр к нему лично, - поляков Валевичей, белорусов Харкевича и Лебеду, даже эсэсовца Рейнгольда. Но в этот синодик не записано ни одного русского имени.

От своего имени Улицкая пишет: «На Западе церковь слита с культурой, а в России – с бескультурьем. В России церковь гораздо слабее сцеплена с культурой, она гораздо больше связана с примитивным язычеством. …интересно посмотреть, что останется в России от самого христианства, если вычесть из него язычество…»

От имени безвестной старушки произносится покаянная формула якобы всего белорусского народа: Скажи своему Богу, чтоб простил нас и на нас более не гневался. Он на нас за тех безвинно загубленных евреев Полынь-звезду свою наслал». Имеется в виду Чернобыльская авария.

А вот и финальная сцена романа. Иерусалимский синдром вынуждает русского искателя Истины Федора Кривцова пройти многолетнюю школу послушания в монастырях Мордовии, Валаама, греческого Афона только для того, чтобы впасть в ересь на Синайских горах. Там он нашел старца-пустынника, провозгласившего себя патриархом Истинной Церкви Христа. (А все остальные, выходит, не истинные?) Было в той Церкви три человека, но остался один Федор. Религиозная экзальтация ведет Федора на преступление. Он ночью залезает в жилье Даниэля Штайна, чтобы узнать тайное учение евреев. Федор искренне убежден, что евреи обманули весь мир, бросили миру пустышку христианства, оставив у себя и великую тайну, и истинную веру. Нет в мире Бога, кроме еврейского. И они будут хранить его вечно, пока силой не вырвут у них тайну. У евреев тайное знание, они владеют Богом, Бог их слушает. Они украли нашего Бога, бросили миру сказку о Деве, а Бога оставили себе.

Во время ограбления в комнатку зашел сторож Юсуф, и Федор зарезал его.
Золотое правило этики, приписываемое еврейскому философу первого века Гилелю: «Не делай ближнему того, чего не хочешь, чтобы он делал тебе». И слова эти можно с равным успехом отнести и к Федору Кривцову, и к писательнице Улицкой. Если ты взял на себя грех убийства, то надо быть готовым к возмездию. Если ты решил объявить один народ (или одну нацию), «избранным», исключительным, то будь готов к тому, что у тебя найдется достаточно много критиков с весомыми аргументами.

Беда нынешней России, что таких писательниц издают массовыми тиражами, внушают, что именно такой взгляд на историю, на религию, на межнациональные отношения и политические вопросы – самый правильный. И именно такие писатели получают Букеровские премии.

Усилилось применение к русским патриотам статьи 282 УК РФ о «разжигании национальной розни» по отношению к евреям. Что за нужда любые волнения перебивать так называемым еврейским вопросом? И что такое антисемитизм вообще? Иосиф Бродский считал, что антисемитизм, как неприятие чего-то или кого-то, имеет право на существование – кто-то черных не любит, кто-то не любит рыжих, - если это его мнение, пусть оно и пребудет с ним. Я бы только позволил себе сравнить антисемитизм, а вернее антииудаизм с антихристианством, чтобы всё стало ясно. Вот наш нобелевский лауреат Гинзбург откровенно заявляет с экрана телевизора о своем антихристианстве, и его никто не осуждает, не прогоняет, с ним спокойно полемизируют православные священники. Гинзбург же не призывает к взрывам православных храмов, к погрому кладбищ, сносу памятников, избиению священников, к ритуальным убийствам монахов. Он выражает свое мнение.

Так и люди, не принимающие иудаизм, имеют право спокойно выражать вслух свое мнение. Они же не призывают к погромам, к взрывам синагог, к избиениям раввинов.

Не нужна такая статья Уголовного Кодекса, как 282-ая – «о разжигании национальной розни». Любой поджог, избиение, ритуальное убийство – являются уголовными преступлениями, кто бы их не совершил. Считать, что академик Шафаревич провоцирует той или иной статьей на погромные действия, это всё равно, что считать академика Гинзбурга с его явным антихристианством – пособником ритуального убийства оптинских монахов. Мне, как христианину, неприятны любые антихристианские высказывания. Особенно в России, стране с тысячелетним православным прошлым. Но если эти высказывания не приводят к разрушительным уголовным поступкам, я не желаю возбуждать против атеистов и других антихристиан уголовные дела. То же должно происходить с антисемитскими, а вернее, с антииудаистскими высказываниями. Они имеют, как минимум, в нашей христианской стране такое же право на легальность, как и любые антихристианские высказывания.

Любопытным могу посоветовать статью Дмитрия Быкова "Двести лет вместо":
http://old.russ.ru/ist_sovr/20030108_b.html

Полное расхождение внутренней пропаганды с внешней, а их обеих с реальной идеологией – самый наглядный признак нежизнеспособности режима. Главный вопрос идеологии – самоидентификация: кто мы? Ответ здоровых сил России, находящихся в разной степени оппозиционности к правящей бюрократии, прост: люди разных национальностей и религий (включая, разумеется, атеистов), объединенные русской культурой.

На том стою.

P.-S. Вот ещё один толковый материал по теме, опубликованный на сайте "Суть времени": http://gazeta.eot.su/article/tolerant-obelitelnica

P.P.-S. Наткнулся на интересный материал по теме. И подкреплен великим авторитетом самого Карла Маркса:

У Карла Маркса имеется работа «К еврейскому вопросу» (впервые на русском языке появилась в сборнике ранних работ классика в издательстве «Социология». М., 2000 г.).
Вот одна обширная цитата из этой работы:

«Поищем тайны еврея не в его религии, - поищем тайны религии в действительном еврее.
Какова мирская основа еврейства? Практическая потребность, своекорыстие.
Каков мирской культ еврея? Торгашество. Кто его мирской бог? Деньги.
Но в таком случае эмансипация от торгашества и денег – следовательно, от практического, реального еврейства – была бы самоэмансипацией нашего времени.
Организация общества, которая упразднила бы предпосылки торгашества, а следовательно и возможность торгашества, - такая организация общества сделала бы еврея невозможным. Его религиозное сознание рассеялось бы в действительном, животворном воздухе общества, как унылый туман».





Рейтинг работы: 7
Количество рецензий: 1
Количество сообщений: 1
Количество просмотров: 2040
© 22.10.2008 Сергей Павлухин
Свидетельство о публикации: izba-2008-44550

Рубрика произведения: Разное -> Литературная критика


Сергей Шелепов       22.10.2008   20:48:00
Отзыв:   положительный
Здравствуйте, Сергей.
«Можно печатно и иносказательно обругать царя и Бога, а попробуй-ка
еврея!...." - лучше Куприна во этому вопросу и не скажешь.
"Что мы видим сегодня?
Политики: Жириновский, Явлинский, Чубайс, Козырев, Примаков, Лифшиц,
Сатаров, Немцов, Ресин, Гайдар...." - и даже такой простой вопрос и
безобидный, может вызвать бурю. Хотя что тут такого? Я, например,
являясь русским по паспорту, совершенно не знаю, кровь каких народов
во мне намешана. Да это и не важно. Я смеюсь над собой и своими
соотечественниками, не думая, что это может унизить какой-то народ в
целом, ибо описываю не представителей какого-то народа в свете - "а
они все такие", но конкретного человека. Я смеюсь и над собой (а,
может, и во мне есть еврейская кровь?), тогда я и себя должен высечь,
за глумление над евреями.
И ещё один момент, я уже его как то упоминал в спорах на сайте, что
процент дураков и отерёбков разных в каждом народе примерно одинаков,
поэтому и ответственность за беды страны надо делить пропорционально
этому соотношению. А то, что у власти больше представителей какой-то
национальности (в России евреев - факт), я не знаю как рассматривать,
если честно, потому что вижу - жадность, стяжательство, лицемерие и
прочая "смертная грешность" пронзили всё властное и начальственное
сословье нашей страны. А "сосоловье" до такой степени разрослось, что уже превышает. наверное, всех евреев в мире. А "перевод стрелок" на евреев есть
прикрытие властью своего лица - ведь у них все рычаги регулирования умами людей,
начиная от денежных подачек и кончая прямым давлением и угрозами.
Сложно это, Сергей.
Поместить Вашу стать, на сайт - дело Ваше. Думаю, что будут опять
споры "виноваты-не виноваты евреи". Но их уже было на моей памяти с 13
мая предостаточно. В принципе Вы свое мнение высказываете и при этом
ссылаетесь на высказывания изветных людей, поэтому обвинить Вас в
"разжиганиях" нельзя.
Думайте, Сергей, дерзайте.
Успехов. Сергей.
Сергей Павлухин       22.10.2008   21:09:00

Благодарю за развернутый ответ. У меня самого родословная не тянет на
"породистость". По маме - дед из Псковской деревни, бабушка - из семьи
сибирских казаков (осиротела в двенадцать лет и пошла работать нянькой к
богатым знакомым). А по отцу - там тумана полно. Знаю, что сам он говорил о
том, что его отец (мой дед) был из терских казаков, мою бабушку украл во
время набега на какой-то горский аул. Вроде бы остались на Кавказе какие-то
родственники в Сухуми и Зугдиди, но ничего больше о своих кавказских
родственниках не знаю (даже их национальность). Среди казачества в давние
времена было множество людей самого разного рода-племени. А на Кавказе есть
целые районы, где живут горские евреи - таты. Вот любопытная цитата из
давней научной работы:
"Как уже в 1936 году установил Гумберт, невозможно относить всех евреев к
одной расе. В этой связи важным кажется констатация Гумбертом, что евреи в
Центральной Европе в расовом отношении распределяются так: 23,8% -
финно-угорской расы, 21,5% - нордической расы, 20,3% - армянской расы,
18,4% - средиземноморской расы, 16,0% -восточной расы".
Хорошо сказала когда-то Вера Панова: "Не национальность - главное, а
достойный ли человек занимает руководящий пост". Полностью с ней
согласен. Большинство моих знакомых искренне считают меня чистокровным
евреем. Я, в свою очередь, не пытаюсь их разубеждать - мне это "фиолетово",
как говорит молодежь. Но, может быть, именно инстинкт самосохранения и
позволяет видеть особенно выпукло те перекосы и перегибы, которые так
характерны для властной машины российского государства. И я при каждом
удобном случае пытаюсь убедить читателей-евреев в том, что нельзя так явно
брать в свои руки все рычаги управления Россией. Это гораздо больше
провоцирует недовольство народа, чем любые агитки ура-патриотов и ярых
юдофобов. Валерия Новодворская разжигает ненависть к евреям гораздо
успешней, чем записной антисемит Роман Перин. То, что Немцов (используя
служебное положение) в Нижнем Новгороде в наглую покупает бывший Дом
Культуры, где занимались во всяких спортивных секциях (танцевальных группах
и кружках по интересам и т.п.) более десяти тысяч школьников - это более
весомо, чем листовки мудаков-скинхедов.
Тут надо сказать, что далеко не все представители неонацистских
организаций - тупые подонки. Бывают среди этой публики и весьма неплохо
образованные люди.
Говоря о тупых неонацистах, я отнюдь не имел в виду образовательный ценз.
Даже имея в запасе целую коллекцию дипломов о высшем образовании можно не
иметь одного среднего соображения. Мне претит, когда люди в разговоре
начинают употреблять формулы" "все грузины...", "все чеченцы...", "все
евреи..." или "все русские...". Нет никакой личной заслуги человека в том,
что он родился голубоглазым арийцем-шведом, низкорослым и раскосым японцем,
чукчей, негром или русским. Я много работал в разных уголках мира. И я видел
детей-эвенов (не эвенков), которые в возрасте десяти лет спокойно проходили
в одиночку больше двухсот километров по зимней тундре с тремя ночевками.
Редкий европеец остался бы живым после такого путешествия, а этот ребенок
(язык не поворачивается назвать малыша подростком) не видел в своем походе
ничего необычного. Вы же не будете говорить, как о подвиге, о своем походе
на городской рынок? А для этого пацаненка такой поход был бы на самом деле
шокирующим и рискованным мероприятием.
Мы, люди, очень разные. Почти каждый в своей жизни успевает совершить такие
поступки, стыд за которые преследует нас долгие годы. И те же самые люди
совершают добрые дела, спасают других людей и готовы пожертвовать своей
жизнью "за други своя". И есть некая общая сумма твоих дел, по которой
окружающие судят тебя, твою сущность (душу). А можно ли считать нормальным
человека, который готов уничтожить другого за цвет кожи, за его "не такую"
национальность, за его непонятный и такой раздражающий язык?
Мне очень нравится такое определение национализма: "национализм - это когда
одна часть полена называет другую чуркой".
И всё вышесказанное отнюдь не отменяет критики отдельных представителей
любого народа. Каждый должен получать по заслугам. И нет никаких табу и
ограничений, какие бы заслуги перед человечеством ни совершил народ, чьим
представителем является предмет критики. Подлецы, лжецы и мошенники не
должны иметь некий иммунитет из-за своей принадлежности к какой-либо
определенной нации.
Среди моих друзей есть евреи, а у большинства приятелей я не знаю национальную принадлежность - нет повода любопытствовать.
Не собираюсь и перечислять тех евреев, к кому я отношусь с максимальным
уважением - можно сказать: "Ко всем честным трудягам, талантливым писателям
и художникам, врачам и адвокатам, журналистам и предпринимателям - лишь бы
они не были жуликоватыми ловчилами.
Однако согласитесь, довольно смешно слышать по радио: "Музыка Яна Френкеля,
слова Инны Гофф, поет Иосиф Кобзон: «Здравствуй, русское поле, я твой тонкий
колосок!»
















1