Молодёжный бунт в Лондоне.


Молодёжный бунт в Лондоне.
В качестве эпиграфа, поясняющего всё происходящее в Англии, я хотел бы показать пример растления малолетних взрослыми, через телевизор.

Не один раз в лондонском спортзале куда я хожу раз в неделю, где на тренажёрах стоят телевизоры, я видел в середине воскресного дня программы в которых показывали бои рестлеров в ринге. Именно в это время дети по всей стране «отдыхают» от школьных занятий и смотрят телевизор до отупения. Ясно, что для них такие свирепые зрелища самые интересные. А в зале, откуда идёт трансляция, иногда мелькали лица детей искажённые воплями, порождённые страстью к насилию. И мне тогда подумалось, что эта пропаганда насилия не случайна и является следствием глупой воспитательной системы, которая даёт право выбирать что смотреть и чем заниматься тем, у кого ещё начисто отсутствуют понятия о добре и зле. Вырастая, молодой человек становится невольной жертвой такого рода воспитания и попадает в тюрьму, часто не понимая, чем насилие на улицах, отличается от эстетезированного насилия, показываемого по телевизору и всеми одобряемого!

Культ злой силы и насилия в Англии, как впрочем в ещё большей степени и в России, распространяется СМИ и прежде всего телевидением. Владельцы каналов ловко играют на низменных, самых простых инстинктах обывателя, зарабатывая на увеличении аудитории и рекламе громадные деньги. О последствиях пропаганды зверств и насилия никто не думает, но вот наступает момент и все недоумевают - откуда взялись тысячи хулиганов, насильников и мародеров, в такой благополучной стране?!

... Некоторое время назад я работал педагогом в «послешкольном» клубе в нескольких районах Лондона. То, что там увидел, поразило меня. Я столкнулся с удивительным даже для Англии, неуважением подростков к взрослым. Мальчик лет двенадцати мог спокойно «послать» подальше пожилую женщину – педагога, и ему ничего не было, и никого это не волновало и не удивляло. Сам я неоднократно подвергался унижениям и почти телесному воздействию.

Я расскажу обо всем подробнее, потому что это может помочь разобраться в причинах происходящего сегодня.

Тогда я работал в центре Лондона, в районе станции метро Кинг Кросс, в детском клубе, в небольшом здании, оборудованном под средневековую крепость. Основным занятием детей в таких клубах, после школы ожидающих здесь родителей, приходящих за ними с работы,– это развлечения и спортивные игры, прежде всего футбол.

Детей в клуб ходило немного и ограничения по возрасту были в районе 13-14 лет. То есть подростки уже не могли появляться в таких клубах, если и хотели бы туда ходить. Поэтому, официально посещать территорию клуба окрестным ребятам, даже тем, кто ходил туда в прежние годы, запрещалось и педагоги должны были за этим следить.

Я, в прошлом, сам спортсмен и тренер, надеялся, что опыт моей работы в клубах в России пригодится мне и в Англии. Однако я ошибся. Подростки, с которыми я имел дело в России, как небо от земли отличались от лондонских подростков, которые принципиально взрослых не уважают и стараются везде и всюду показывать это самым, порой, жестоким образом. Они имеют и свою своеобразную «униформу» – флисовые куртки с капюшонами, из-под которых часто торчат только козырьки бейсболок. Капюшоны в любую погоду надеты на головы, а штаны приспущены до предела и волочатся по полу. Таких в Англии называют «худис».

...В тот день я играл в футбол во дворе клуба с мальчиками лет семи – восьми. Вдруг на площадке появился незнакомый подросток и, завладев мячом, не обращая внимания на меня, стал играть им в одиночестве. Когда я сделал ему замечание на своём ломаном английском, он вдруг разъярился и стал пинать этим мячом в меня. Когда я отобрал у него мяч и к тому же назвал его глупым мальчишкой, он рассвирепел, и стал плеваться в меня от бессилия – наши размеры и возраст были несопоставимы. Я приказал ему покинуть территорию клуба и он, взбешенный, угрожая мне, ушёл. Немного времени спустя, через открытые ворота на площадку ворвался другой подросток, выше ростом и в возрасте лет пятнадцати. Он, размахивая молотком, бегал рядом, всем видом показывая, что он этим молотком может изувечить меня, если я сделаю что-то не понравившееся ему. Я был взволнован и огорчён. В это время, молодой, рослый педагог подошёл ко мне, утешая, и рассказал, что совсем недавно на улице ему угрожали ножом те же незнакомые подростки. Кто–то из них признал в нем педагога из клуба и только поэтому инцидент закончился без кровопролития...
Позже, местные подростки, при случае, устраивали мне травлю, развлекаясь, кидали в меня с крыши клуба резиновыми шариками с водой и словесно оскорбляли меня. Однако я сдерживался и на провокации не поддавался. Однако когда перестал работать на этом месте, то вздохнул с облегчением, и постарался поскорее забыть это...

Там же, в Лондоне, только в другом районе, в клубах для детей «после школы», столкнулся с особенностями английской образовательной системы, в которой «личность» ребёнка защищена намного больше, чем личность педагога. Знаменитое «не тронь меня», я услышал тогда же от мальчика лет семи, который открыл водный кран и стал поливать малышей водой из-под крана, не обращая внимания на мои протесты и запрещения. Когда я схватил его за шиворот, он почти зашипел от злости и стал повторять, формулу, «донт тач ми», как заговор... Директор клуба позже объяснила мне, что я не имею права прикасаться к рёбёнку и должен пытаться уговорить его словами.

Иначе говоря, чтобы не делал ребёнок или подросток, вы не имеете права прервать его непозволительное поведение «насильно», а должны надеяться только на уговоры...

Работая в другом клубе, уже в Нюэме, я столкнулся с этими же проблемами. Но в Нюэме было ещё хуже. Первое впечатление от района, который населён в основном чернокожими эмигрантами или их потомками – это резервация, которую устроили белого цвета преуспевающие дяди и тёти, для «аборигенов», в роли которых здесь выступали чернокожие дети. Многие подростки, слонялись здесь без работы и без определенных занятий целыми днями, не имея за спиной ни хорошего образования, ни богатых родителей, ни подростковой политики, которая бы помогала им найти своё достойное место в мире. Даже если они заканчивали школу, что случалось в их положении совсем нечасто, то не могли поступить в университет из-за скудости знаний или неспособности родителей оплатить их обучение.

Таким образом, в самый драматический момент жизни, в период взросления, эти подростки были оставлены обществом в мучительном недоумении – что же я буду делать, когда закончу учёбу?! Никаких возможностей сделать что-то достойное в жизни, или просто карьеру, им не предоставлялось, в этом обществе, где все официально были за равенство возможностей и против расизма...

Вообще, английскому обществу, свойственны двойные стандарты и лицемерие, которые, на мой взгляд, являются следствием неизжитого ещё империализма и колониализма. Поэтому, в первую голову интеллектуалы, «не замечают» реальной картины жизни, и уверены, что их отношение к расизму – а оно негативное, свойственно всем членам сообщества. Но, увы – это не так. Расизм в Англии, замаскирован и принимает новые, ранее неизвестные формы. Как пример, можно привести факт, что самую грязную и менее оплачиваемую работу, выполняют здесь «чёрные». Я сам работал уборщиком и знаю, о чём говорю!

Интеллигенты в Англии часто отрицают реальную ситуацию, существующую в отношениях между людьми разного цвета кожи и происхождения, и выстраивают свой, воображаемый мир, в котором желаемое принимают за действительное... Лицемерие и двойные стандарты являются отличительной чертой нынешнего «развитого» капитализма, как во внутренней, так и во внешней политике! Внутри Англии особенно бросается в глаза культурный, образовательный «расизм». И хорошие школы и тем более университеты, - это для успешных, богатых белых. Все остальные учатся в бесплатных, государственных школах и довольно редко попадают в престижные вузы. Это привилегия, в основном «верхнего» среднего класса, представители которого не только заботятся об образовании своих детей, но и имеют деньги, которые тратят на обучение своих чад...

...Теперь, мельком хочу представить читателю, что из себя представляют государственные школы в Англии и особенно в таких районах Лондона как Нюэм или Брикстон.

В одной из статей о школьном поведении подростов читал, что около пятидесяти педагогов за прошлый, 2010 год, попали в больницу, в результате нападений на них школьников. Одна учительница чуть не умерла от отравления, когда школьницы подлили ей в кофе жидкость для отмывания школьной доски. Из рассказов знакомых учителей я узнал, что один великовозрастный школьник, помочился в стакан кофе классного руководителя, когда она на минутку вышла из класса... И такие примеры можно долго приводить, показывая отношение школьников к учителям и вообще к взрослым.

В определённом смысле эта порочная система, развивающая инстинктивный эгоизм, на принципах невмешательства взрослых в детскую жизнь, приводит к плачевным результатам. Более того, я склонен считать такую систему преступной, потому что она переваливает груз ответственности за воспитание с родителей и взрослых, на хрупкие плечи подростков.

На взгляд большинства известных мне педагогов, взрослые, при всех режимах и системах, обязаны, на основе личного опыта, объяснять детям, что есть добро и что есть зло, тем самым нравственно воспитывая их и приучая к жизни в коллективе, в обществе. А получается так, что взрослые, не умея, а часто и не желая объяснять эти ключевые жизненные понятия, делают жертвами своего равнодушия или незнания подростков, а потом в своих судах и тюрьмах пытаются исправить промахи системы воспитания, наказывая этих же, повзрослевших детей, как преступников. На мой взгляд, такая безответственность, должна порицаться обществом, если не быть уголовно наказываема!

Кроме перечисленных видимых причин, на мой взгляд, существуют ещё причины скрытые в самой социальной системе. Ещё Цицерон говорил: «Работа за деньги – это удел раба». В каком- то смысле, сегодня работа без денег воспринимается на Западе, как привилегия обеспеченного класса. Все или почти все волонтеры, занимающиеся благотворительностью – это представители «верхнего» класса, и благотворят они классу «бедных». Чаще всего именно из этого класса протестанты разного вида, от просто хулиганов и дебоширов, до людей, требующих восстановления социальной справедливости в лице социалистов и коммунистов. Так уж устроена наша жизнь. Культ денег всегда был формообразующей составляющей капитализма.

Протестные настроения - производное от атмосферы несправедливости, которая стала нормой во многих обществах, особенно обществах атеистических, где воспитательное значение религий сведено на нет. Вопросы нравственного воспитания, которыми всегда занимается любая религия, в таких атеистических обществах остаются без ответа, а инстинкт удовольствий, который, многие связывают с понятием о «хорошей жизни», в том числе инстинкт разрушения и саморазрушения, ничем не ограничен. Желание получить «богатства» не работая, приводит к бандитизму и разного рода мошенничествам. В атеистической среде такие желании ничем не ограничиваются. В деньгах начинают видеть суть и смысл человеческой жизни и эти целевые установки особенно активно усваивают культурно отсталые, необразованные слои населения страны. Такие взгляды лишают жизнь содержательного, драматического стержня, и приводят к разочарованиям и жизненным катастрофам... Любые формы протеста в такой среде часто носят немотивированный характер и выражаются в выплесках инстинктивных видов действий, в основном, насилия и грабежей.
Нечто такое происходит сегодня и с английским обществом. Миллионы подростков, лишённые в безрелигиозных семьях строгой системы воспитания и образования, становятся инстинктивными протестантами, и в таких людях инстинкт разрушения вызывает чувство азарта и повышает жизненный тонус. Оболваненные системой капиталистической пропаганды, подростки и молодые люди не понимают и не хотят напрягаться, чтобы понять, что несправедливая социальная система и порождает такие уродства, как безработица и чудовищное социальное расслоение. Для них совсем не важно где, как и почему протестовать.

Общая неудовлетворённость жизнью толкает их на варварские поступки просто потому, что груз недовольства жизнью выливается из них в такие моменты разрушением, насилием и грабежами, принося облегчение и даже некоторое удовольствие от проявления себя как личности, но не созидая, а разрушая...
Что касается семей религиозных, и тем более семей исповедующих ислам, то там дети находятся под строгим надзором взрослых и их антисоциальное поведение – большая редкость и часто бывает спровоцирована расистскими или атеистическими выпадами. Мне приходилось видеть в общественном транспорте группы совершенно «отвязанных» девушек восточной внешности, которые вели себя хуже хулиганствующих молодых англичан. Они матерились, задирали пассажиров и старались показать всем, что на них нет никакой управы. Одна моя русская знакомая рассказывала, что её, когда она ехала в автобусе, такие «девушки» ударили бутылкой по голове только за то, что она плохо говорила и понимала по-английски. Думаю, что отсутствие религиозного воспитания для эмигрантов, и без того чувствующих себя покинутыми в чужой стране, - одна из главных причин попадания за тюремную решётку...

Немного о хронологии Бунта...

Хочу заметить, что меня самого в Англии в этот момент не было и все материалы о беспорядках в Лондоне я «добывал» из прессы, в основном русскоязычной.
Начались они седьмого августа в районе Тоттенхем, когда толпа друзей и родственников застреленного полицейскими, накануне, Марка Даггана, собралась у полицейского участка, в надежде услышать объяснения этого инцидента.

Однако, ни один из ответственных чинов полиции к ним не вышел. Тогда их недовольство, в форме насилия, вылилось на всё окружающее их благополучие и благообразие. А потом, как цепная реакция, начались погромы в других районах Лондона, перекинувшиеся в отдалённые графства Англии, особенно в Бирмингам.

Полиция до поры, до времени не вмешивалась – «ведь мы живём в демократической стране» - так любят повторять либеральные англичане...

В ночь с воскресенья на понедельник, беспорядки продолжились. В Лондоне «восстание» перекинулось в Энфилд и Брикстон, - одни из самых «эмигрантских» районов. Банды подростков переезжали из района в район на велосипедах. Почувствовав свою безнаказанность, молодые хулиганы, «развернулись вовсю». На этот раз толпа уже начала грабить магазины. И думаю, что это делалось не из нужды, а из удальства, из желания доказать и показать, что «мы, де властей не боимся»...

Кстати, у таких подростковых «банд», существуют свои неписанные законы, когда, чтобы доказать свою «крутизну», нужно быть жестоким, циничным и безжалостным. Тогда ты будешь «авторитетным» членом группировки и сам себя начнёшь уважать. Не сдерживаемые никакими религиозными или нравственными обязательствами, молодые стараются быть похожими на киношных злодеев и бандитов, и это им вполне удается. Только ведь реальная жизнь – это не кино и за содеянное зло рано или поздно придётся отвечать...

Вечером в понедельник бунт продолжился уже в Люишеме и Хакни. Всё это довольно далеко от центра... В качестве ответной меры, на улицы были выведены около шестнадцати тысяч полицейских, начались аресты...

В это время волнения с использованием насилия начались в Манчестере. Начали бить витрины и грабить магазины. В Бирмингаме были убиты три человека, пытавшиеся сопротивляться погромщикам. Все они мусульмане...
После некоторого замешательства в первый день «бунта», полиция начала действовать и задержаны были в общей сложности около полутора тысяч человек. Ранены много полицейских. В средствах массовой информации, зазвучали призывы напуганных обывателей, ввести войска в опасные районы, в том числе в Лондон...

Камерон прервал отпуск и появился в Лондоне, где собрался на экстренное совещание парламент. Правительство упирает на то, что «бунтовщики» - это в основном уголовники и рецидивисты, что незаработанные бонусы, развратили эмигрантов и привели к бунту. Это обычные слова, которые говорит каждое правительство, оправдывая себя, свою недальновидную политику и систему, в которой они, их ближние и им подобные процветают...

Уроки бунта...

Главный вывод, который я сделал для себя ещё несколько лет назад – надо менять систему воспитания и молодёжную политику. Бунт родился, как протест против богатых и торговцев, которые ассоциируются с богатеями. Необходимо от слов о мултикультурализме, переходить к делам, которые действительно помогут сплотить всех жителей Британии в единое общество. Возмущение вызывают лицемерные разговоры и жесты правительства и правящих партий, обвиняющих систему в неоправданно «щедрых бонусах» для нуждающихся и безработных. На мой взгляд, правительство на деле ничего не делают, чтобы сблизить социальные классы, разные религиозные конфессии и национальности общей задачей улучшения жизни,.

В первую очередь, на мой взгляд, необходимо начать бороться с проникновением в общество «обеспеченных и воспитанных» нацистских теорий, вроде «социал-дарвинизма», которые пытаются уверить нас, что конкуренция, читай «борьба за преуспеяние», помогает обществу двигаться в будущее... Именно он, возрождающийся на Западе нацизм, отрицает значение мультикультурализма в современном обществе. Любая неудача в борьбе с национализмом, превращается поэтому в поражение мультикультурализма как системы общественных взглядов и отношений. Это значит, что уроки поражения гитлеризма, не усвоены до конца многими странами и правительствами. А это уже грозит возрождением фашизма и нацизма, прежде всего в тех странах, которые были союзниками Гитлера во второй мировой войне...

... Вторая большая причина – это существование и отчасти процветание в Западной Европе, такой социальной и экономической системы, как примитивный капитализм. Такие бунты, в общем-то, благополучной Англии, доказывают, что идеологический миф о вечности капитализма, которым пытаются прикрыть основания капиталистической эксплуатации, уже не работает. Суть многих форм первоначального капитализма, заключена в циничном афоризме: «Сильному мясо – слабому кости», и, носит откровенно человеконенавистнический, антигуманистический характер... Попытка оправдать эксплуатацию человека человеком, превращается в попытки уничтожить христианские идеалы, а самого Иисуса Христа вновь распять, под улюлюканье атеистической, злобной толпы людей, в очередной раз обманутых богачами и власть имущими...

Что же делать?! Как воспитать добрых, сильных и великодушных людей?!
Я не призываю к революциям, но к ответственности взрослых – родителей и учителей перед своими и чужими детьми. Иначе говоря, призываю к ответственности современников за будущее человечества и человечности!

...Из опыта жизни в России, в том числе личного опыта работы с детьми, считаю, что необходимо и в Англии создавать локальные досуговые клубы для занятий спортом, искусствами и освоения новых профессий для бедного населения пригородов и окраин. Причём, возраст участников таких клубов, будет неограничен с обеих сторон. Можно начинать водить туда детей с трёх-четырёх летнего возраста и заниматься там могут не только подростки или молодёжь вообще, но и отцы и даже деды и бабушки этих молодых людей. Такие клубы будут подлинной школой социализации для всех жителей определённого района и помогут решить проблему иммиграции и даже помочь в борьбе с преступностью... Деньги на такие проекты можно и нужно найти. Ведь лучше вкладывать средства в воспитание, чем в тюрьмы и в увеличение штатов полиции...

И конечно, надо менять систему воспитания, в которой взрослые в семье, и государство в обществе, отрекаются от обязанностей воспитывать новые поколения на основе религиозных, христианских принципов, делая виновными в нарушении закона, жертв такого безответственного отношения к подрастающему поколению...

Сентябрь 2011 года. Лондон. Владимир Кабаков.

Остальные произведения автора можно прочитать на сайте «Русский Альбион» http://www.russianalbion.narod.ru/
или в литературно-историческом журнале "Что есть Истина?" http://russianalbion.narod.ru/linksIstina.html





Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 459
© 03.10.2011 Владимир Кабаков
Свидетельство о публикации: izba-2011-423705

Рубрика произведения: Проза -> Статья











1