Стихи
Проза
Разное
Песни
Форум
Отзывы
Конкурсы
Авторы
Литпортал

Трижды герой


Был у меня одношкольник, учился пару классов старше. Имя, у него, конечно, было, но Вадиком его никто никогда не звал, а звали его Хамза - производное от фамилии, которую я запамятовал, да и не в фамилии дело.
Дело, товарищи, в человеке. И человек этот регулярно развлекал окружающих попаданием в ситуации, которые для неподготовленного обывателя заканчиваются скорой реанимацией и долгой реабилитацией. В лучшем случае.
А у Хамзы всего-то и делов, что сотрясение мозга (да, да, москъ или что-то в этом роде у него таки был, подтверждено медициной).
Так вот. Сотрясений у Хамзы случилось три.
Первое он получил при обстоятельствах более чем банальных, почти пошлых. Хамза с приятелями играл в войнушку на стройплощадке. Пестики, автики, то-се... Уж никто и не вспомнит кто первым догадался кинуть в противника камешек. Небольшой и не тяжелый, а так - зафиксировать легкие телесные повреждения. И попал. Пострадавший взял камешек побольше. Игра не перестала быть веселой, но с каждым залпом становилась все более захватывающей, потому что сражающиеся стороны рано или поздно должны были дойти до кирпичей. И дошли. А Хамза был не в теме, потому что сидел в засаде. Дело это требует недюженной выдержки, а как тут сдержаться, если такие дела? Хамза выглянул из-за бруствера и схлопотал кирпичом натурально в лоб. На этом закончился эпизод, но не жизнь.
А жизнь Хамзы заключалась не в яйце, а в велосипеде "Школьник", на котором он, надо признать, катался мастерски, куды там нонешним байкерам. И вот он с еще одним приятелем покатил на озеро. Дорога - чистый рай велосипедиста, все под горку да по асфальту. Приятель сидел в седле, а Хамза на багажнике, потому что где же еще ему было сидеть? А езда под горку, она удовольствие с подвохом. Велосипедисты в курсе: на высокой скорости теряется управление, руль начинает мелко вибрировать, и все усилия уходят на удержание машины на правильном курсе. А вот погасить эту мелкую вибрацию, переходящую в крупную дрожь, нет никакой возможности, и она наращивает амплитуду, и если велосипедист не догадается постепенно погасить скорость , то все закончится кульбитатми а-ля Леха Немов, только оценивать их будет не высокое жюри, а травматолог. И вот таким макаром они мчатся по склону. Тот, что в седле пытается совладать с нервами, велосипедом и дьяволом, ибо никто кроме лукавого устроить такую пакость школьникам на каникулах не способен. И этот маленький коллектив постепенно сносит вправо, в кювет, в овраг, в стоялую вонючую придорожную грязищу. И им туда не очень сильно хочется. А Хамзе из-за широкой приятельской спины ни черта видно, и он принял единственно верное решение - взглянуть на дорогу, для чего требовалось наклонить туловище. Если бы во времена моего детства в школе преподавали ОБЖ, возможно Хамза произвел бы наклон влево, но вместо ОБЖ нам давали обществоведение, где много говорилось о преимуществах социалистического строя и ни черта не сказано об экстремальных ситуациях на дороге. И Хамза наклонился вправо. И в тот же момент времени увидел электро мачту и праздничный салют. Причем электро мачту приятель тоже видел, а вот салют стал единоличным достоянием Хамзы. Он слетел с багажника и остался на дороге укором советской власти, которая не тому учила и не производила велошлемов для широких народных масс. Приятель таки сверзился в канаву, что несомненно свидетельствует в пользу существования высшей справедливости. Зеленого, поминутно блюющего Хамзу подобрал милосердный дачник и отвез в больницу, а приятель долго ковылял обратно с великом на спине, отпугивая аборигенов жутким видом, но привлекая нетребовательных насекомых запахом.
Эпизод III случился через пару лет. Хамза уже стал на путь превращения подростка в юношу, но сам этого пока не осознал, а потому продолжал гонять на "Школьнике", благо рост позволял. История с электро мачтой не отбила у него охоту кататься по дорогам, для велосипедистов не предназначенным, а потому Хамза снова катил по загородной трассе промеж КАМАЗов и ЗИЛов, вдыхал пряные ароматы летних лугов, разбавленные дизельными выхлопами и несгоревшей солярой. Жизнь была прекрасна.
Но недолго. Впереди Хамзы шел КАМАЗ груженый металлическими трубами калибра 0,7 дюйма. Кузов КАМАЗа оказался чуть короче (метра на два), чем трубы, и в полном соответствии с ПДД груз был обозначен грязными тряпками, имевшими в лучшие времена красную расцветку. Теперь надо сказать о состоянии советских дорог. Плохим было это состояние. Прямо скажем, предынфарктным было оно. Свежеположенный на загородную трассу асфальт уже через три-четыре месяца шел синусоидными волнами: грузовики, раскачиваясь на рессорах, продавливали асфальт и дорожну подушку. И стоит только начать, как процесс идет по нарастающей. Так и ехал наш КАМАЗ, кивая трубами, а позади, как сёрфер по волнам скользил Хамза и не предполагал ничего дурного. И не было бы у Хамзы третьего сотрясения, и не получил бы он через пару лет в военкомате белый билет, не случись на их пути светофора, а на светофоре красного света. КАМАЗ остановился, а Хамза нет. Трубы, повинуясь фундаментальным законам физики, ушли вверх, а Хамза продвинулся вперед на критическое расстояние, и трубы согласно кивнули, как бы говоря: «Именно так, дружище. Именно так.»

Через пару месяцев Хамза вышел из больницы другим человеком. Он стал бриться и носить длинный взрослый плащ. И никогда больше я не видел его на «Школьнике» и вообще на велосипеде.





Рейтинг работы: 10
Количество рецензий: 1
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 160
© 07.10.2008 Алексей Заревин
Свидетельство о публикации: izba-2008-40101

Рубрика произведения: Проза -> Быль


Олег Федосеев2       14.01.2010   05:51:55
Отзыв:   положительный
С днем рождения! И так, и как автора! Смешно, но было ощущение, что я тоже попал в это систоянии Хамзы.
Ах детство-детство!
Кто придумал это слово - Счастливое?!
Да там такое было, что не чище Хамзы ситуации. Жаль, что все это как в энекдоте:
Поймал мужик золотую рыбку и говорит;
- Хочу, чтобы у меня все было!
- Мужик!
У тебя уже все было!













1