Стихи
Проза
Разное
Песни
Форум
Отзывы
Конкурсы
Авторы
Литпортал

Владислав Зубец. КРЕСТНЫЙ ПУТЬ. Глава девятая


Владислав Зубец. КРЕСТНЫЙ  ПУТЬ. Глава девятая
 

IX



По пути Крестного хода, сразу же за купеческим садом, начинается «северный форпост курского острога» – квартал Верхней Троицы, бывшего женского монастыря.



Он лишь частично застроен по-новому и, хотя есть тут даже вычислительный центр, почти всё монастырское осталось. А церковь даже охраняется как памятник XVII века. Теперь тут областной архив.



Церковь стоит в середине квартала и раньше, наверное, вся была окружена кельями и службами монастыря. Каменный въезд, вплотную друг к другу старинные домики. Удивительно, что старые дома примерно одинакового вида и ранга можно встретить и в Курске, и где-нибудь по шляхам, в губернской глухомани. Я думаю, что в гонке развития из местных городишек никакой особо не лидировал почти до самого последнего времени.

На храме и каменных домиках, что ближе к въезду, округлые наличники маленьких окон, арки и странные выступы. Сквозь камень у стен по отмосткам прорастают крошечные баобабы, вернее, серебристые тополи, которые во взрослом состоянии напоминают баобабы обликом кроны и веток. В Курске много таких поднебесных деревьев, они для него чуть ли не визитная карточка. Но растут только на старых улицах.



Высокие тополи, множество голубей. Храм кажется нелепым и пузатым, не понять даже, что у него – не то купол, не то барабан с башенкой, в стену вмонтировано три круглых банки вроде заводских силосов, с решётчатыми окошками. Может быть, в семнадцатом веке это и имело смысл, сегодня всё это – не Знаменский собор.

Но всё-таки высокий, выше высоких деревьев, двор изолирован и замкнут. В разгаре лета здесь остановись и слушай баобабы, следи за облаками. А ночью на лунном подворье...



Где-то тут подземный ход из Знаменского монастыря, может быть, сразу у дверей архива? Под разошедшимися плитами – вроде глубокая пустота. Кто это знает теперь?

Однако же сам монастырь и подворье ничем так уж особо не замечательны, зато к обрыву над Тускарью выходит такое, что больше нигде, вероятно, не встретишь. Разнообразно сросшийся улей деревянных потемневших домиков с крошечными окнами и путаницей крыш. Это, наверное, кельи, от мира стоят за полуосыпавшейся стеной ветхого кирпича. Дунуть на них – улетят, а если спичку бросить...

Всё это стоит хоть как-то описать, потому что никаким законом этот улей оградить невозможно. Наверняка вот-вот само исчезнет.



На берег Тускари смотрят четыре треугольника высоких чердаков, у них свои окошки, на левом треугольнике их даже два. Есть домики в два, три этажа, все из тёмных досок, что еле держатся местами. Вверх крыши лестницей идут. Есть поперечные врощенные дома, а самый высокий – на заднем плане, под кроны тополей и своды храма. Внутри деревянного улья свои проходы, чуть ли не дворики.

Все окна разных размеров, иные с наличниками, иные сдвоены, кривые, чуть ли не друг на друге. Но в окнах гераньки и чистые занавесочки.

Сфотографировать в целом весь этот удивительный ансамбль келий невозможно – за осыпавшейся монастырской оградой только узкий проезд и сразу крутой, стометровый обрыв. Я как-то рисовал тесноту треугольников, хаос набросанных окон и крыш, как в одном из окошек возникла сморщенная рука и неприязненно захлопнула форточку. Это одна из монашек, что доживают тут, в кельях? Сколько здесь жизней прошло? Просто так в монастырь не идут... Прямо рядом, в архиве, можно раскопать про монастырь такое... Наверное, всякие половые, философские, а, может быть, и политического свойства трагедии прошлых веков.

Жизнь обречённых к вымиранью... Старушки здесь подозрительны и с мирянами в разговоры не вступают.

А у нас – светлых глаз
Нет приказу подымать.


Впрочем, может быть, это и не монашки. Хотя по выражению окон можно о многом догадываться.

Закрытые наглухо ставни с коваными узорными запорами. И тут же изоляторы электропроводки. Голуби, трубы, ветки турецкого клёна. Здесь в одном месте, квартале, – и кельи, и компьютер.

Дальше на пути Крестного хода – действующий Сергиево-Казанский собор. Здесь всё резное и вычурное. Тяжёлого купола нет и в помине. Две изящные башни капризно меняют силуэт в зависимости от того, откуда смотреть, но всегда восхищают. Уж этот собор не выкрасят в красную краску по причине близости к главной площади, напротив, всё бело-синее. Сверкают золотые звёзды, по стенам всюду золотом лепные украшения. Тоже нерусского вида – говорили, это Растрелли. Здесь растреллевский каждый столбик ограды.



В собор беспрепятственно можно войти и даже послушать службу, но именно поэтому я там ни разу не был.



Из действующей церкви мне всегда хочется поскорее уйти, мне как-то несвободно и неудобно. К тому же почти всегда меня тут как-нибудь одёрнут: то руки не держи в карманах, за спиной – тоже нельзя, неизвестно, как надо – в шляпе или без неё. Однажды я заговорил с какой-то бабкой на тему, что Христос был, по преданию, плотником, так меня чуть не побили. Скорее всего, я выгляжу туристом и чужим, что, собственно, и есть на самом деле. И храм мне интересен сам по себе, без служб. Религия и лирика, наверное, вещи разные в своей природе.

Мне хорошо и снаружи. Глухая стена, дорожка в зарослях вокруг. Я б с удовольствием скатился с ребятишками на санках мимо огней высоких этажей на капище Растрелли – по улице Марата в синь и темноту, к неблизкой Тускари внизу. А летом посидеть свободно на лавочке соседнего двора, как в прошлом веке.

На южных поездах, едва сверкнёт секундно Сейм, привычной радостью раскроется взнесённый на холме прекрасный курский силуэт – вон Знаменский, вон женский монастырь, Сергиевский собор. Но раз я не узнал знакомой панорамы, столь долго бывшей неизменной. Прямо за Сергиево-Казанским собором поставили серийный девятиэтажный дом, создали ему фон, которого он явно не заслуживает. И силуэт древнего Курска теперь уже не тот.



Глава 10: https://www.chitalnya.ru/work/399440/







Рейтинг работы: 12
Количество рецензий: 1
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 301
© 17.08.2011 Николай Зубец
Свидетельство о публикации: izba-2011-396760

Метки: Крестный ход, Знаменский собор, женский монастырь, Верхняя Троица, бывшие кельи, Сергиево-Казанский собор,
Рубрика произведения: Проза -> Повесть


Глинка Д       11.07.2013   01:31:36
Отзыв:   положительный
Интересно. Я тоже не могу находиться в церкви во время служб - как-то не по себе становится, гнетёт что-то, хотя красотами церквей любуюсь и к атеистам не отношусь уже.
















1