Коммунизм Как Религия






КОММУНИЗМ

КАК РЕЛИГИЯ

(Популярная Студия)


Христо МИРСКИЙ, 1998




     [ Поскольку эта целая книга, то приведена идея для оформления обложки. Она по идее должна выглядеть следующим образом: на красном фоне; спереди, ниже заголовка поставлена картинка; сзади на всей странице — тоже.

     На картинке спереди: левая часть это угол комнаты, где к стенке прислонено красное знамя; на маленьком столике или табурете перед ним находится портрет Ленина в инкрустированной (серпами и молотами, если это возможно показать) рамке и с двумя горящими свечками по сторонам; перед портретом, справа, на коленях на небольшом коврике (скорее на соломенной дорожке) солдат-будённовец со склонённой головой (лица не видно), снявший шляпу (с красной звездой), которая находится слева от него, к голове; с правой стороны от него лежит его ружьё со штыком на нём; поза солдата как на мусульманской молитве, он босой (с грязными ногами, если это видно) и с заплатой сзади на штанах, а обуви, растрёпанные и дырявые, положены слева у его ног; всё указывает на фанатизм и нищенство.

     На картинке сзади: на фоне обложки нарисована кисть раскрытой левой человеческой руки (с большим пальцем слева), в середине которой красная пятиконечная звезда с пятиугольной дыркой в середине и вокруг неё по "галочке" (уголок для отметки, со слегка удлинённой правой частью — смотрите п. IV.3) между лучами: слева внизу, справа внизу, и в самый низ (всего 3 галочки). ]





СОДЕРЖАНИЕ РАЗДЕЛОВ

     Введение

     I. Сходства коммунизма с другими религиями

     II. Отличия коммунизма от других религий

     III. Прошлое и будущее коммунистической религии

     IV. Пентаизм — религия будущего

     Приложение: Этимологическое исследование (Multilingua)      





ВВЕДЕНИЕ

     Не смотря на обильное множество дискуссий о вреде или пользе коммунизма, дискуссии, которые обычно не приводят к неопровержимым выводам, потому что всё зависит от места и времени: любое лечебное средство — от дозы, любое управление — от объекта управления, любая демократия — от "демоса", и другие примеры, по всей видимости данное рассмотрение необходимо болгарскому (а и русскому) народу, или хотя бы его мыслящей части. Необходимо не для того, чтобы найти новых лиц, виноватых для кризы или катастрофы в Болгарии, а для того, чтобы пролить правильный свет на этот вопрос, потому что криза, как оказалось, началась после отказа от коммунизма, а прямых доказательств  о его вреде или пользе у нас, так или иначе, нету, потому что у нас не было так называемой "контрольной группы", как говорят медики, которая всегда должна присутствовать во время испытаний данного лекарства, для того, чтобы сделать правильное сравнение, т.е. у нас не было двух Болгарий, одна — коммунистическая, а другая — нет, чтобы сравнить результаты. У немцев были две Германии, и даже при этом положении и там можно спорить, потому что они не были одинаково одарёнными природой, ни одинаково большими, ни одинаково пострадавшими войной, а и восточная часть в какой-то мере содержала весь Социалистический Лагерь, по простой причине, что в одной общей упряжке больше тянут более крепкие лошадки (а выигрывают более слабые — такие как мы, к примеру). У нас такого рода доказательства не было и мы можем сравнивать себя или с нашими собратьями по неволе, с бывшими коммунистическими странами, как Чехия, Словакия, Венгрия, Польша, и прочее — которое сравнение не идёт в нашу пользу —, или с нашими территориальными соседями не коммунистического типа, как Греция и Турция — которое сравнение теперь тоже не в нашу пользу. Разумеется, мы можем сравниваться и с "тяжёлыми случаями", как Сербия, Чечня, и другие районы, где люди поубивали друг друга, а мы ещё нет (хотя для этого свои причины — несколько рабская психика болгар унаследованная со времён пятивекового турецкого рабства), но в таком случае почему бы не сравнивать себя и с Руандой или Бангладешем, к примеру, чтобы выиграть большего актива?

     Наша цель здесь, однако, не рассуждать больше по этим вопросам, а внести некоторую ясность по отношению феномена "коммунизм", который имеет все существенные характеристики одной религии, но трудность осознания этого факта состоит в нашей близости во времени, потому что любое социальное явление, по всей видимости, нужно рассматривать всегда с некоторого расстояния, также как и для того, чтобы охватить взглядом какую-то художественную картину, нужно отойти немножко подальше от неё. Другая трудность для осознания этого факта исходит от ограниченного понимания того, что такое религия, в смысле, что обычно люди спрашивают: какая она, моно- или поли- теистическая; говорится ли в ней или нет о перерождении души; требует ли она какого нибудь жертвоприношения (людей или только животных); нужно ли хоронить умерших (с одеждой или без неё), или бросать их в море, или сгорать на кладах, или бальзамировать и оставлять в некоторых строениях (в гробницах, пирамидах, или в других местах); нужно ли обрезать мужчин при жизни или нет; какие сексуальные связи разрешены, между двумя супругами только, или их может быть больше (и больше кого, мужчин или женщин, или обоих полов); и прочее и прочее. Но всё это только некоторая классификация существующих религий, которая, как правило, включает только то, что уже известно, и часто исключает того, чего ещё не знаем и не нашли ему нужного места!

     Подобным был бы случай, если решим дефинировать дорожную машину, скажем, как: устройство для перевоза людей, которое приводится в движение двигателем внутреннего сгорания, у которого четыре колеса, и оно отделяет пассажира от окружающей среды. Это было бы ограничивающим определением, потому что машина может не приводиться в движение таким двигателем, а каким нибудь другим, а может быть и педалями, или её можно тянуть с помощью какой-то внешней силой (или она может только катиться вниз, потому что не имеет никакого двигателя); ещё она может вообще не изолировать пассажира от среды; ну а колёс может быть сколь угодно, включая и нуль (если, скажем, она едет на воздушной подушке, или плавает в воде). Единственное, чего нужно требовать от машины, это чтобы она двигалась в пространстве (а может и во времени, хотя бы в научной фантастике), и пусть в этом смысле укажем, что во многих языках куча слов на "кар-" и со смыслом какого-то движения, такие как: английское car, известный и в русском картинг, немецкое kehren (поворачивать), болгарские "карам" (веду) и "каруца" (телега), караван(-на), русский каравай (т.е может катиться), и прочее, идут от Древней Греции (а то и раньше) и точнее от мифического ... Икара (который даже и не двигался по земле, а пытался летать в воздухе), и эта связь движения с Икаром подтверждается и фирменными названиями Ikarus и Karossa.

     Ну что ж, тогда нам и не остаётся ничего другого как начать наше беспристрастное рассмотрение.





I. СХОДСТВА КОММУНИЗМА С ДРУГИМИ РЕЛИГИЯМИ

      0. Дефиниция понятия "религия"

     И так, попробуем начать со следующей рабочей дефиниции понятия религии, как: совокупная социальная система понятий и ритуалов, которая основана исключительно на вере, и чья цель подкреплять и побуждать людей в их ежедневной деятельности и особенно в трудных моментах, давая смысл иначе бессмысленной, с точки зрения индивида, жизни. Это достаточно общее и всесодержащее определение, которое не исключает ни одной из существующих религий и даёт возможность для включения и новых религий. Во всяком случае более точная дефиниция была бы ограничивающей, о чём говорит и разбор подобных слов, как: о + предел + ять, о + гранич + ивать, de + fine = make it finite, de + limit = set limits и проч., которые исходят от понимания неограниченной сложности природы, и необходимости отрезать что-то от неё, для того чтобы взять и изучить эту часть. Дальше мы рассмотрим более дюжины основных характеристик коммунизма как религия, которые, взятые в отдельности, не являются достаточными для подобного утверждения, но их кумулятивный эффект вполне аргументирует наш тезис. Наряду с их присутствием в конвенциональных религиях мы будем рассматривать и их проявления в коммунистическом социализме, а параллели с национальным социализмом, также как и с другими видами общественного устройства, оставляем воображению читателя.

     1. Вера а не разум

     Это наиболее существенная черта любой религии, но она далеко не единственная, разумеется. Не входя в дискуссию о том, что из двух вещей важнее, отметим, что единственное, что разум может сделать в данном случае, это доказать (путём разума), что Бог должен существовать, где слово "должен" нужно понимать в смысле, что если Бога нет, то Его обязательно нужно выдумать, ибо человек просто хочет, чтобы был какой-то Бог, для того, чтобы было во что верить и на кого уповаться, а это, в сущности, означает и само слово религия (по английски оно получено от глагола rely on, что означает "полагаться на кого-то, доверять кому-то")! Аналогичное этимологическое подтверждение сказанного скрывается и во слове pater, что по английски означает священник, но оно выводится из древнего санскрита, где означает "балка, подпорка", а такое же значение имеет и одно старое болгарское слово "патерица" (костыль). При желании можно рассмотреть и ряд других подобных слов, как: "папа", т.е. отец, к кому человек прибегает когда нуждается в защите; русское "батюшка", как название священника; само слово "священник", если хотите, которое и означает святой человек, к кому идут, чтобы найти утешение, и на кого можно положиться; английский God (соответственно немецкий der Gott), который корреспондирует со словом good (респ. gut) и можно перевести как "Добрая сила" (также как английский чёрт, т.е. devil, или старо-славянское "дьявол", рассматривается как вариация на теме evel, т.е. "Плохая сила"); и прочее. Во всяком случае религия для взрослых то, что для детей сказки! В религии вещи воспринимаются не потому что они верные, а как раз наоборот, а это и означает крылатая фраза, пришедшая к нам ещё с римских времён, что "я верю, потому что это что-то абсурдное и ему нельзя верить" (или: credo quia absurdum, по латыни), и это логично, потому что то, что вероятно, что часто случается и его можно доказать, оно и доказывается, примерами, или логической аргументацией, а то, для чего нет никаких доказательств, оно может быть принято только путём веры.

     При коммунистической религии все верили (или должны были верить) в победе коммунизма, в "светлом будущем" человечества, в том, что "человек человеку друг и брат", и прочее. Но ведь, если ребёнок непременно требует своей сказки (даже и не обязательно, чтобы она была хорошая, можно и пострашнее), то чем "коммунистическая сказка" о светлом будущем была хуже мифа демократической панацеи, например, после того как и то и другое можно принимать только верой, а при практической проверке неизменно оказывается заблуждением? В конечном итоге важна вера, а не доказательства и если что-то и не подтверждается жизнью, то всегда можно найти какое-то оправдание, как, скажем, если больной, не смотря на круглосуточные молитвы, всё-таки не выздоровеет, это не значит, что Бога нет, или что ему уже и Бог не поможет (что, между впрочем, означает, что Бог вообще никакой и не Бог), а что больной недостаточно усердно молился, или перепутал слова молитвы! Обратите, однако, внимание, что чем хуже действительность, тем чаще люди верят сказкам (да и что другое им остаётся?), и виновата не вера (что люди верят), а действительность (что вынуждает их верить)! Пусть напомним, лишний раз (потому что у нас многие любят забывать этого), что "призрак коммунизма" не пошёл бродить по миру выбегая из России, а из самого центра Западной Европы, но в богатых и развитых странах (таких как: Германия, Франция, Англия, Швеция, Америка, и прочее) очень мало людей поверило в сказках о светлом будущем, в то время как в измученных и голодных странах как: Россия, Болгария, Монголия, Куба, и прочее, у людей просто не было другого выхода. Скажем вкратце: как вера, так и разум, полюсы человеческой мотивации и там, где один потерпит крах, успевает другой!

     2. Существование лучшего мира

     Любая религия предлагает людям новый мир, так называемый "потусторонний", который должен возместить их страдания в нашем мире, потому что давно известно, что существующий мир плохой и несправедливый. Не имеет значения каковы наши представления о том мире и где он находится: в небесных ли сферах, или глубоко в земле, или в какой-то другой Вселенной, на нашей ли Земле, но в другом времени и наш дух имеет другое обличье, или тот мир где-то рядом с богами (или с единым и "триличным" Богом, или с каким-то безличным Аллахом — чьё имя произносится просто как возглас восхищения и удивления, также, впрочем, как и имя Jahve или Йехова), или наши духи, не смотря на то, что они общаются с божествами, всё таки "живут" отдельно от последних (к примеру, предпочитают кружиться вокруг тех мест, где жили раньше, или где были похоронены или убиты). Все религии, однако, единые в одном пункте — что тот мир максимально различен от настоящего и при том как раз в отношении наиболее существенных показателей, а именно: если наша жизнь в этом мире ограничена, то в том она бесконечна; если жизнь в этом мире может влиять на наше потустороннее существование, то "жизнь" в том мире не влияет на настоящую жизнь, потому что у времени только одно направление; если этот мир плохой и несправедливый, то тот хороший и в нём всем воздаётся по заслугам; и то, что уходит "жить" в тот мир не наше теперешнее тело, которое только оболочка нашего духа или нашей сути, а так раз та самая суть, самая важная информация о нас, хотя и в другом обличье.

     Именно то, что для каждой религии потусторонняя жизнь (или очередная инкарнация души), для коммунистической религии было "светлое коммунистическое будущее". Если, однако, взглянуть трезво, то такая постановка является значительно более современной и прогрессивной, она требует меньше предварительной веры, потому что человек может и спросит себя, в самом ли деле существует ад и правда ли там так горячо как говорят (или, если там и вправду так горячо, то как духи выдерживают такую жару и не плавятся, или, если они и не плавятся и выдерживают это во веки вечные, то каким образом тогда они не свыкаются с той жарой и не забывают о ней); или в самом ли деле так хорошо пить что ни день всё одну и ту же амброзию (какой-то допинг, видимо, но явно не лучше виски); или что тут такое хорошее в том, чтобы человек (простите, его дух) участвовал ежедневно в разных "агит-программах" сопровождённых хоровой декламацией с восхвалением Бога; и прочее, но в том, что наши дети и потомки будут жить в будущем каждый верит и вполне естественно, чтобы он стремился сделать его лучше настоящего (в особенности лучше 20-ого века, хоть бы в отношении "грандиозных" массовых убийств). А что такое наши дети и внуки, если не наша инкарнация, или наш дух, или наши гены, говоря на более современном языке? Хотя это современный язык, но на базе престарых терминов, потому что: ген, генетика, γυvαικα ("гинека") или женщина по гречески, известный с арабских сказках джин, закупоренный в бутылке, gin как алкогольный напиток, вселяющий какой-то неугомонный дух в человека, турецкое слово cingibi ("джингиби"), что означает гибкий, неуловимый (и которое было одним из прозвищ известного болгарского революционера со времён борьбы против турецкого рабства 1870-ых годах, Васила Левского), если хотите и известное растение ... женьшень, которое по английски ginseng ("джинсенг") и в переводе с китайского означает "человеческое подобие" (ещё лучше сказать "тень", если разбить слово по слогам), и прочее — всё это вариации на теме дух или spiritus.

     3. Предмет культа и храмы

     Представление о Боге /богах как предмет культа эволюционирует в разных религиях: от описаний их различных инкарнаций в индуизме, через множество богов греческой мифологии, через христианскую Святую Троицу, потом мусульманский Аллах, который существует, всегда существовал, и всегда будет существовать, и это всё, что можно сказать о Нём, и так вплоть до коммунизма середины 19-го века, когда уже Бог исчезает вообще как создатель материального мира (побеждённый наукой), но след от него остаётся в каждой человеческой душе под формой коммунистического сознания! И обратите внимание, что коммунистический тезис об отсутствии Бога, и мусульманский взгляд от том, что никто не может сказать как  выглядит Бог (Он вроде существа из четвёртого измерения, если это более понятно читателям научной фантастики), и древне-греческое понятие агностицизма, как утверждение о том, что никто не может, ни доказать, ни опровергнуть существование Бога и, следовательно, это вопрос принятия или веры, и "геометрические" (т.е. аксиоматические) доказательства Бена Спинозы о существовании и ряде свойств Бога, который где-то в третей книге оказывается просто другим названием природы, а также и понятие использованное великими мыслителями эпохи Возрождения, что существование Бога вопрос гипотезы, которой человек может пользоваться, если ему это нужно, но может и не пользоваться — всё это аналогичные и практически эквивалентные утверждения. Поясним ещё, что существование или нет Бога не может быть доказано человеком, просто по дефиниции, потому что, поскольку Бог неуничтожимое и всесильное Существо (или субстанция, как говорит Спиноза), то это Существо преспокойно может "спрятаться" от человека, когда и как Оно пожелает, так что тот, который думает, что Бога нет, может обманывать себя, также как и тот, который считает противное! А можно привести ещё и одну цитату найденную в литературном наследстве Михаеля Енде ("Момо" и другие книги) на отдельном листке бумаги, где было написано: если существование Бога можно было доказать, то значит Бога нет!

     Всё это ведёт к тому, что коммунистическое отрицание Бога, как догматическое понятие, не означает, что при коммунизме отсутствует идея о Боге! Как известно болгарским читателям, и великий наш поэт-революционер Христо Ботев тоже говорит о каком-то своём боге, который потом выходит, что его совесть; добавим ещё, что и в наиболее точной науке, в математике существует понятие "бесконечность", которое является математическим эквивалентом вечного и бесконечного, в отличие от конечных величин, с которыми обычно работаем. Аналогично: в оптике утверждается, что свет всегда выбирает самый короткий путь, но это утверждение может быть использовано и в качестве "доказательства" для существования Бога, который и должен показать световому лучу (что-бы он ни был), какой, именно, этот кратчайший путь, потому что луч не может знать о нём до того как его не пройдёт, а согласно верхнему утверждению он его с самого начала знает, потому что идёт сразу по нему; или принцип неопределённости в квантовой физике, который утверждает, что нельзя одновременно знать точное место и скорость данной элементарной частицы, и если мы знаем одно, то нам не узнать другого; да и основополагающий принцип теории вероятностей, что "необходимость случайна, а случайность необходима", тоже даёт возможность для вовлечения Бога, который должен конкретизировать свойства частного случая, а не только всей совокупности. Вообще говоря, имеется обширное место для любителей гипотезы о Боге, как и для их противников, но наша цель в случае была доказать, что отсутствие Бога (и даже его отрицание) может быть только вопросом дефиниции (или делом вкуса)!

     Но если при коммунизме бога нет, то есть святые и писания о них, а также и множество икон (т.е. картины, бюсты, и памятники), а ещё и культовые учреждения (Дома Партии), где исповедуется религия. Даже, если ситуация такова, что человек не может таскать с собой храм, он может постелить себе ковёрчик, повернуться на восток (т.е. к источнику жизни) и слить свою душу с Богом или святым, что в нашем случае означает, что коммунист может вытащить своё красное знамя и повесить его в какой нибудь уголок комнаты, который он и назовёт "Красным уголком", положит рядом со знаменем и портрет вождя, и направить свои мысли к светлому будущему, когда все мы будем братьями (или, может быть, не точно братьями, потому что они, братья, часто дерутся и завидуют себе, так как есть что им делить между собой, но тогда просто как коммунисты). Ну и не прошло много времени и появились и "святые мощи" видных коммунистов и специальные строения (мавзолеи), где они сохраняются и перед которым народ кланяется в торжественных случаях (как и делалось перед Мавзолеем Ленина во время свадеб в "великой и нерушимой" стране, которая уже распалась). Только с той небольшой заметкой, что ирония относится не к коммунистам, потому что они просто использовали то, что используют все религии мира — человеческую наивность и нелогичность —, так что: над кем смеётесь, над собою смеётесь!

     4. Фанатизм при служении культу

     Человек, вообще говоря, часто любит ставить одно какое нибудь понятие превыше других и считать, что только его правда может и быть правдой, и в этом смысле, наверное, наибольший грех современного человека это его нетерпимость к чужим идеям и мнениям! (На западе говорят о толерантности и не-такой, что в принципе лучше, так как корень несёт с собой какую-то тяжесть, обузу, которая нам мешает, а и не нужно квалифицировать к чему.) Множество религий признают существование и чужих богов, но это только для того, чтобы подчеркнуть превосходство своих! Люди никогда не устают ставить одну единственную идея надо всеми остальными, и в нашем ослеплении мы не сознаём, что даже лозунг "человек превыше всего" уже устарел (не говоря о "Болгария выше всего", к примеру) и его следовало бы заменить лозунгом "природа выше всего", который или не даёт нам ничего нового (если считать, что природа другое имя Бога), или просто nonsense (если его понимать как "всё превыше всего"). Но, говоря о коммунистическом фанатизме, нельзя считать, что он был распространён только среди "служителей культа", более того, за последние годы коммунизма именно среди них он и не был особенно распространённым (в смысле, что они сами не больно-то верили в коммунистические идеалы, а в некоторые более практичные вещи, как карьера или личное облагодетельствование), так что как раз обыкновенный народ и пострадал больше всего от своего фанатизма, потому что он и не получал никаких дополнительных выгод и, следовательно, служил только идее! И разумеется, самое плохое в двадцатом веке было столкновение двух фанатичных религий — фашизма и коммунизма — что выявилось в очередной крестоносный поход, который, из за значительно возросшей силы человечества в этом веке, и оказался наиболее кровавым и разрушительным. Как ни посмотри, фанатизм, действительно, самое вредное зерно любой религии (ибо любая крайность вредна), но наиболее податливы крайностям широкие народные массы, а не относительно просвещённые священники или работники культа!

     То, что как раз служители культа не из сильно верующих, однако, не новый момент и для ряда других религий и множество таких людей, некоторые вполне искренно, а другие боясь и наедине думать не по канону, задают себе кардинальные вопросы такие как: и вправду ли их Бог существует, и, если Он в самом деле такой всесильный и добрый, то почему не моргнув глазом оставляет людей страдать за Его же собственные недостатки (как плохо сделанная работа во время пресловутых шесть дней созидания, или ужасная лень в последующих тысячелетиях). Но даже когда их обуревают наиболее сильные сомнения в верности сказанного в святых писаниях, культовые работники убеждены, что для народа (т.е. для непосвящённых, мирян, или лаиков) эти, может быть, выдумки, в самом деле необходимы! Так ведь, если ребёнок сам не хотел бы слушать небылицы, то его родители ему бы их и не рассказывали; если больной сам не хотел бы, чтобы ему говорили, что он быстро поправится и что с ним ничего серьёзного нету, то и врач его бы и не обманывал; если сам народ не хотел бы, чтобы ему часто повторяли, что его путь единственно правильный и не может быть никаких сомнений по этому вопросу (при всём при том, что человек никогда не может быть абсолютно уверенным, что делает правое дело, пока не сделал его, да и после того опять ничего не гарантированно, потому что нужно время, чтобы оценить вещи), то и управляющие не обманывали бы его. Что, собственно, означает, что самым плохим был фанатизм не самих коммунистов (и ещё меньше тот тех в верхних этажах власти), а обыкновенного народа, который и заставлял в своё время инквизицию сжигать ведьм, демократичных американцев применять массово суд Линча, и одних людей из народа предавать своих родных и знакомых выдавая их за враги государства (или коммунизма). И не мешало бы всем, кто так и норовят критиковать коммунистический фанатизм, задуматься сперва какова была причина для появления коммунизма (плохой капитализм в тогдашний момент, очевидно), и кто были его наиболее фанатичные последователи (широкие народные массы, разумеется).

     5. Тотальное проникание религии во все сферы жизни

     Это и есть причина для называния коммунизма тоталитарным строем, но такова и любая религия, пока кто нибудь не возьмётся "подтянуть ей поводья", как и било ряд столетий в средних веках во всём мире, пока не начались массовые борьбы за отделение церкви от государства. Строго говоря при коммунизме церковь и была отделена от государства, потому что государство уже стало "Партией и Правительством" и как таковым взяло на себя и все функции церкви, а конвенциональная церковь стала своего рода ересью для коммунистической религии, но мы не это имеем в виду, потому что коммунистическая религия срослась глубоко с государством. Более того, заместо первого причастия в Болгарии появились так называемые "чавдарцы", потом пионеры, и т.д.; на месте различных стран трудового процесса появился "гермафродит" называвшихся "партийным, профсоюзным и комсомольским руководством"; даже и христианские похороны были заменены памятником с пятиконечной звездой (правда только кто хотел, но родственники государственных служащих боялись не хотеть) и новым ритуалом "коммунистического отпевания". И если эти и другие нововведения не успели хорошо привиться (потому что мы уже успели полностью от них отречься), то это не потому что они были хуже других (к которым мы сейчас возвращаемся), а просто потому что были ещё новыми, так как данная традиция, чаще всего, существует не потому что она чем-то лучше какого-то другого варианта, а потому что она существует как традиция (как к примеру, множество супругов долгие годы терпят своих супруг не потому что последние так хороши, что им и смены никакой нет, а в силе привычки; но разумеется, то же самое можно сказать и о супругах)!

     Плохой момент при очередных отрицаниях отрицаний не само отрицание, а его тотальность (хотя это, в множестве случаев является неизбежным) и тогда получается ситуация о которой наш народ говорит, что "наряду с сухим горит и сырое". Между впрочем, о глубине проникновения коммунистической религии, также как и о тотальности отрицания, можно судить прекрасно по после тоталитарному периоду "перекрещения" и принятия новых ценностей (или возвращения к старым), во время которого некоторые народы буквально в один миг отбросили ненужное и при этом оказалось, что под уровнем коммунистической религией для них было много (опять религиозных, но в традиционном смысле) идей и ценностей. Эти народы сейчас спокойно и уверенно шагают вперёд. Другие народы, среди которых и болгарский, оказались в большом затруднении, потому что глубина проникновения была не малой и, что ещё хуже, под ней в душе болгарина оказалось, что почти ничего нет (т.е. ничего ценного, для чего стоило бы жить и бороться). Такие народы теперь, или избивают друг друга, или ещё обдумывают к какой "боевой единице" примкнуть, или еле-еле начинают осознавать простую истину, что нельзя отбрасывать одну религию если нет другой более желанной под рукой!

     Говоря о тотальном проникании коммунистической религии нельзя не упомянуть и её влияние на все искусства, которые были, как говорится, ангажированы, или служили "большой идеи", но эта тема многократно дискутировалась, поэтому ограничимся только напоминанием о том, что и любая религия тоже дирижирует искусствами, которые должны непременно быть морально выдержанными (согласно её канонам). Однако это, ей Богу, восходит ещё к временам Гомера, потому что и тогда считалось, что любое художественное произведение (скажем, скульптура, трагедия, комедия, музыкальное исполнение, и проч.) должно каким-то образом (ему присущим) отражать жизнь богов; да и публичные речи, важные битвы, народные веселья, Олимпиады, и другие спортивные игры, тоже сопоставлялись как-то с мифологией. Наверное и дети дошкольного возраста знают, что Олимпиады названы так в связи с горой Олимп в Греции, где считалось, что обитают их боги. И нужно ли в этом случае удивляться, что и коммунистическая религия предъявляла такие же требования к творцам художественного творчества, артистам, спортсменам, а и к научным работникам (где, вроде бы, и не должно было быть места слепой вере и поклонению)? Более того, будучи первой научной религией (т.е. научно разработанной религией) коммунизм имел свою экономику, что не относится к другим религиям в такой степени (там священники довольствовались только брать свой десяток всего произведённого, но не имели ни теории, ни практики экономической науки, что и объяснимо, разумеется, отсутствием такой науки во времена старых религий).

     6. Облик служителей культа

     Этот пункт в какой-то мере связан с предыдущим, если принять, что облик служителей культа результат тотального проникания религии, но с другой стороны ряд нерелигиозных организаций тоже имеют свои моральные нормы и определённый внешний вид служителей (скажем, армия, правосудие, и проч.), так что мы поговорим об этом отдельно. Характерным для любой религии является аскетизм, или отказ от мирских благ, во имя более ценных идеалов культа. Разумеется, аскетизм служителей не означает, что они ходят "бедными как церковные крысы", как говорится, но что они не используют для себя и для личного облагодетельствования наличные ценности, которыми аппарат религии располагает (церкви, храмы, Дома Партии), а для служения Богу и "работы с массами". Это означает, что любая религия с некоторым влиянием в обществе имеет материальные ценности большой стоимости (потому что если она имеет влияние среди народа, то, значит, это влияние и подтверждается путём разных пожертвований или такс, которые чаще всего обращаются в ценные предметы), и это всей силой относилось и к коммунизме, где наибольшее строение в каждом городе, да при том в самом его центре, был импозантный Дом Партии (большими буквами, очевидно) и все Съезды Партии протекали помпезно и торжественно (точно как и церковные праздники). Но это не означает, что сами священники живут в богатых домах и палатах (по сравнению с теми местных торговцев, к примеру), или что вообще живут в роскоши. Наоборот, подобные случаи "сладкой" жизни среди священнослужителей всегда и всеми критиковались (даже другими священниками), так что это только исключения из правила, и таково было положение и среди коммунистических "священников" (в то время как, если вернёмся к сравнению с торговцами, то там исключением был бы, именно, бедный торговец).

     Моральный Кодекс коммуниста был, действительно, очень схожим с тем других священников и сводился в основном к утверждению, что всё в этом мире суета, от которой ничего не останется в будущем, кроме того, что направлено на служение культу, и поэтому нет никакого смысла окружать себя кучами материальных благ, как всегда делают "миряне", а нужно думать прежде всего о спасении своей души в будущем. Не надо, при этом, путать почёт и уважение, которыми служители культа пользовались, да и разные дарения и поблажки, которые им предоставлялись (но это делалось в основном внешними организациями), с их прямыми зарплатами и личными доходами! Совсем не мало религий, где их служители получают бесплатное жилище, транспорт, и прочее обслуживание (а то же самое применяется и в ряде фирм), но с ухода со своего поста эти привилегии исчезают, и точно такая же была ситуация и с коммунистическими кадрами.

     Но облик служителей культа, естественно, не только моральный, а и физический или внешний, и он тоже, как правило, порядочно отличается от внешнего вида остальных людей. Чаще всего это постигается путём лишения специфичных физических характеристик (таких как волосы или усики, к примеру) и добавления специальной "рабочей одежде" или униформе, которая должна быть скромной и подчёркивающей их сан. Коммунистические "священники", хотя и не носили специальной одежды, но могли быть легко узнанными по своей "комсомольской" причёске. Интересно напомнить одну характерную для всех религий подробность, а именно, что их служители, как правило, стриглись почти наголо (чтобы подчеркнуть их аскетичный манер жизни) и это отражено в языках где-то ещё со времён Вавилона. Во всяком случае слово "монах" по английски monk, что (хотя и идет от греческого μovαχoσ) хорошо корреспондирует со словом ... monkey (обезьяна), которая на болгарском "маймунка" (и на турецком maymun, и по гречески μαιμoυ), и идёт где-то из древнего санскрита и района Индии (потому что ни у нас, ни в Англия водятся обезьяны; а и с какой стати англичане взяли да отбросили весь первый слог?). Иными словами, монахи стриглись, или ходили с капюшонами, и в глазах простолюдин они и походили на обезьяны; а как ещё одно подтверждение упомянем и так называемый Орден Капуцинов, а капуцин в самом деле вид обезьяна. Но ладно, для монашеского облика, всё таки имеется какая та мотивировка, в то время как в ряде современных и древних модных причёсках нет абсолютно никакого резона, кроме ексгибиционистичных проявлений молодых (чаще всего) и отсутствия разума в их поступках.

     7. Общее пользование благами или существование коммун

     Коммуны, откуда идёт и само название коммунистов, не новый элемент для множества религий. Ещё с глубокой древности люди поняли, что наш мир это мир сильных, и единственное спасение для слабых состоит в том, чтобы и они стали сильными, но самый лёгкий способ для достижения большой силы это объединение многих единиц или индивидов в одну более мощную и дееспособную единицу с общими целями и задачами, а также и с общим владением материальных ценностей, без которых жизнь невозможна. На первый взгляд это может выглядеть отсталым, или как возвращение к первобытному обществу, но правильность такого решения бесспорная, да и, в конечном итоге, всё человеческое развитие не что иное как непрестанное возвращение к какому-то старому положению, что необходимо для того, чтобы имелось развитие (а не некоторая эксплозия), а к тому же даёт возможность и оценить плюсы и минусы данного старого решения, потому что в этом мире плюсы и минусы идут рука об руке (или, если хотите, можем высказать следующую максиму, что: "Самое плохое плохих идей то, что в них есть что-то хорошее!" — и поэтому они волнуют людей; а также и противоположное утверждение, что: "Самое хорошее хороших идей то, что в них имеется что-то плохое!" — и поэтому мир движется, а не стоит на месте!").

     Так что коммуны были естественным решением вопроса для коммунистов и они применялись как в сельском хозяйстве — колхозы (для которых у русских ходил каламбур, что "Колхоз — дело добровольное, не хочешь — заставим!"), так и в промышленности, и в работе партийного аппарата, и прочее. Одна из основных ошибок болгарина при понимании демократии и свободного рынка была недооценка критической массы производственных или идеологических единиц, что пало как Дамоклов меч на наши головы, потому что при переходе к обществу с большей степени свободы и автономности мы не пошли с позиции существующего тогда укрупнения, а исходили из силы отдельного индивида, что, откровенно говоря, чистое сумасшествие (но что же делать, когда разные "диссидентские галки" высосали нам мозги?). Свобода, хотя и по этому вопросу много говорилось, есть довольно-таки относительное понятие и человек может, да и мог, чувствовать себя гораздо свободнее, в ряде отношений (не во всех, конечно, потому что это принципиально невозможно) в одной коммуне, нежели он чувствует себя теперь в условиях неожиданной бедности и мизерности (которая серьёзно угрожает право на жизнь, работу, соцобеспечение, и прочее), потому что цель любого государства заставить людей работать друг для друга (проблема, возникшая ещё с появлением первых профессий), а не друг против друга.

     Если коммуна стоит на одном полюсе, то анархия стоит на другом, и мы, убегая от далеко не полной коммуны (как, к примеру, твердил ещё Платон в древности, где и все дети должны были быть достоянием общности, а не семейств), приклеились к другому полюсу, только для того, чтобы осознать потребность принудительного лишения неумеренных свобод, но уже под диктатом развитых западных экономик в лице Валютного Борда, который лишил и наш лев (денежная единица в Болгарии) его свободы, и рабочих их права требовать более высоких зарплат (т.е. жизненного стандарта хотя бы со времён коммунистического управления), и мелких фирмочек возможностей устоять в борьбе с этим чудовищем названным рынком. Потому что небезызвестный Ото фон Бисмарк, который уж ни в коем случае не был коммунистом, в своё время говорил, что "свободный рынок всегда будет оружием в руках более сильных экономик", как мы уже убедились на своём горьком опыте! Короче, вопрос вообще не был в том, чтобы избежать коммун, потому что мир, так или иначе к этому идёт (так называемые мультинационалы, к примеру, или Европейская Общность, НАТО, всякие общества и объединения), а в создании более разумных и мотивирующих индивида групп, объединённых вокруг более действенных идей и идеологий, что и было основной целью всех религий, и что оправдывает их существование и по сей день, не смотря на множество их минусов.

     8. Догматичность и непримиримость к ереси и другим религиям

     Насколько легко принять что-то на веру и без рассуждений, настолько и опасно пребывать долгое время в узких догматичных рамках, но для любой религии это неизбежное зло, в смысле, что религия догматична просто потому что иначе было бы очень легко подкопать саму веру! Напомним, что там где царствует вера, там нет способа для логической или экспериментальной проверки того, является ли данное утверждение истиной . Как раз из за этого в своё время Святая Инквизиция, чтобы сохранить какую-то видимость эксперимента, да и вообще из за неясной природы ведьм, применяла правило, что если осуждённое лицо в самом деле ведьма, то она успеет, сама, или с помощью других фей или духов, избежать мучений, что и докажет, что она ведьма, т.е. имелась хотя бы односторонняя проверка, ну а если она не ведьма — ех, погибнет женщина, но что же делать, когда другого способа проверки нету; верно, что это "разрушительная проба", но, с другой стороны, если она невинна, то хотя бы её место в рае на "том свете" будет гарантировано, так что она, в каком-то смысле, должна быть даже довольной. Ведь если нет способа проверить церковь ли права или нет, то, значит, что-то должно быть принято на вере, и вполне естественно принять, что как раз (наша) церковь и права! Это не означает, что совсем ничего нельзя доказывать и проверять, наоборот, можно проверять выводится ли данное утверждение на базе святых книг, папских булл, и прочее решений церковных соборов, но только это и ничего больше.

     Такова была ситуация и при коммунизме, где и в науке, и в технике, и в спорте, и в искусстве, и в производстве — везде нужно было цитировать решения очередного Съезда Партии, а также и что сказали Маркс, Ленин, и живой в моменте вождь по данному вопросу. Неточность критериев истинности подменялась их полным отсутствием в силе догмы непогрешимости в верхах! С высоты пройденного этапа очень легко утверждать, что это было ошибочно (тем более, что оно и вправду было ошибочным), но это неизбежное следствие самой природы коммунизма как религия, в основе которой стоит вера, а не разум; это исходит из самого централизованного управления, где не рассуждают, а исполняют (разве не так в армии?), и можно рассуждать, когда и если это возможно (скажем, на партийном собрании или Съезде, да и то если человек готов положить свою голову на плаху).

     В то же время нужно добавить, что много бед догматичных решений идёт от узкости ума служителей культа, а не из за невозможности проверить отвергает ли какое-то утверждение основные догмы и, следовательно, оно является ересью, потому что, если взглянуть на вещи более углублённо и беспристрастно, то в ряде случаев оказывается, что ересь вполне можно примирить с догмой! Так например, утверждают, что известный Джордано Бруно сгорел на кладе зря, так как движение Земли вокруг Солнца не противоречит существованию Бога (ибо Бог мог бы сделать Вселенную какую Он пожелает и мог бы и не объяснять людям правду преднамеренно, потому что знает, что люди слабые и конечные существа, да и, после того как всё относительно, то это и не имеет особого значения для них). К сожалению, однако, одно из неприятных последствий догматизма это то, что сами служители культа становятся и первыми жертвами догматизма (хотя и "жертвы" здесь не в смысле человеческих жизней, а просто как заблудившиеся), потому что культ, естественно, ведёт к потере рассудочных способностях (после того, как их и не употребляют в работе).

     В этом смысле служители коммунистического культа, не увидели, что важнейшей была идея, вера, социальная справедливость, национальная целостность и разумность этой новой религии, а "ереси" частной собственности, многопартийности, демократии, либерализма, и прочее не самое страшное, если подойти правильно к проблемам, потому что, для примера: владение акций какой-то фирмы не меняет основного собственника фирмы (чаще всего около 60% любого предприятия находится в одни руки, потому что иначе оно становится неуправляемым, а то, что кто-то там владел какой-то 1/10,000 или даже миллионной части данного большого предприятия не влияет вообще на политику его руководства); общественная (или государственная) собственность не исключает, в принципе, возможность конкуренции (которая, правда, делает производство более неэффективным, но зато более адаптивным); существование нескольких партии, которые будут меняться по принципу качели — балка, подвешенная в середине и двое детей (здесь, партий) усевшихся в её концах (может быть и с добавлением третьего в середине), так что когда один упадёт вниз, то другой поднимается вверх, а потом наоборот (и не потому что тот кто поднялся наверх чем то лучше, а потому что тот кто упал вниз хуже в данный момент!) — это достаточно хорошая модель управления, и плохое в ней только пока политики не свыкнутся с мысли, что они как артисты в театре (или клоуны в цирке, если хотите) и если и раздают друг другу пощёчины, то это должно происходить шумно, но не болезненно, или, что ещё важнее, от этого народ должен только кайфовать; демократия, так или иначе, вопрос установленных законов и разумного компромисса с централизованным управлением (как показывает мировой опыт и наш демократический путь в последние годы) и вообще не ересь для коммунизма (точнее, для социализма); либеральность вопрос исторического момента, а в последнее время двигаемся в сторону всё больших свобод (так что нет проблем и для легализации браков между гомосексуалистами — так или иначе, земной шар достаточно перенаселился и если у людей нет других забот и так им больше нравится, то почему бы и нет?), т.е. и это не затрагивает устои коммунистической религия (а ведь было время, когда коммунисты засылали на пару недель только за ношение мини-юбок, или за длинные волосы, или потому что людям нравились The Beatles); и так далее.

     9. Существование аппарата инквизиции

     Если принять на веру, что данная религия права, то без какого либо аппарата принуждения дошли бы до самой несправедливой ситуации в мире — когда справедливость нельзя утвердить! А ещё больше такой аппарат нужен, если религия не права (потому что, если и вправду хорошее побеждает, то она ни за что не победит, а ведь это наша религия)! Это было понятно служителям всех религий с глубокой древности и вызвало преследование еретиков и их сожжение на кладах, показные процессы и инквизицию, религиозные убийства и отлучения от церкви, и тому подобное. Более современные коммунистические и националистические религии используют и более современные методы, как концентрационные лагеря и газовые камеры, а как слабая (и паллиативная) мера — выселение, запрет на образование, 5-10 лет тюрьмы, и прочее, но эта сторона тоталитарных режимов уже достаточно хорошо освещена рядами авторов, так что нет смысла распространяться от этом и здесь.

     Нужно, однако, обратить внимание на одну существенную особенность коммунистической инквизиция, которая отличает её от других религий, и это факт, что коммунистическая религия не ставила никаких препятствий на пути любого имеющего желания приобщиться к ней (без различия расы, пола, возрасти, образования, материального положения, и проч.), что вовсе не верно для националистической, к примеру (потому что ни один еврей не мог стать арийцем — без обмана и утаивания, разумеется), также как и ни один аристократ во время французской революции не мог перестать быть аристократом и таким образом избежать гильотины (изобретение, которым французы особенно гордились в своё время и считали его очень гуманным, так как теперь некоторые считают нейтронную бомбу "гуманной"). В этом смысле большая часть жертв коммунистической инквизиция стали жертвами в значительной мере (хотя и не пристало говорить так, но в этом много правды) своих же личных качеств характера (скажем, упорство в эгоистических стремлениях, ненависть к "голодранцам" с партийными билетами, высокомерие, или хотя бы нежелание подчиниться сильным в данном моменте, что, чаще всего, проявление неразумности). Во всяком случае насильственный аппарат для принуждения и подчинения центральной власти существовал, смело можно утверждать, во все исторические времена, и даже "самые большие демократы" (или хотя бы те с наибольшим самочувствием таковых) на современном этапе, т.е. американцы, имеют свои ФБР и ЦРУ, свои показные процессы и политические убийства, как и чрезвычайные положения для борьбы с расовыми волнениями в случае нужды (они даже несколько лет воевали для того, чтобы доказать, что и негры тоже люди — что и так было понятно людям во всех других государствах уже несколько веков раньше).

     Было бы очень хорошо если человечество наконец станет достаточно цивилизованным и откажется использовать грубую силу и принуждение в управлении государства, потому что таков и смысл слова ... "цивилизация", т.е. управление цивильных и, следовательно, не силой, а культурно и методом убеждения, просвещения, помощи, и прочее, но увы — хотя бы на пока выходит что (в этом смысле) нет ни одной цивилизованной страны в мире, потому что нет ни одной страны, где не существовал бы какой-то репрессивный аппарат для поддержания внутреннего порядка, и какая-то армия для поддержания международных "контактов" в случае нужды! К сожалению такова правда, а всё остальное утопия! Так что вопрос о наличия аппарата инквизиции (и его характер) определяется в первую очередь населением страны, затем идеологией, которую он защищает, и наконец разумностью служителей этого аппарата. На население влиять труднее всего; если идеология тотальная, или если это какая-та властвующая религия, то такой аппарат не может не присутствовать; а насчёт его служителей, то для этого просто нужно время (для того, чтобы постепенно изменился народ, и как следствие этого и служители культа, потому что они, всё таки, люди своего народа), что хорошо видно при сравнении этого аппарата в различных периодах (скажем, десятилетиях) коммунистического господства (било бы то в Болгарии, или в бывшем СССР, или где вам больше нравится).

     10. Цензура, секретность, и борьба с познанием

     В целях поддержания веры, неизменности догмы, а также и исходя из некоторых моральных соображений (на которых остановимся чуть позже), любая религия считает своим долгом беречь и цензурировать информацию, которой она располагает. Это неизбежно и ведёт своё начало ещё со времён древних восточных религий, проходит через разные христианские вероисповедания, через мусульманство, и доходит и до самой новой коммунистической религии. Когда религия властвует везде в обществе, то любое знание должно сперва пройти через неё, для того, чтобы сведущие люди проверили не ересь ли это какая-нибудь, и даже если и не ересь, то важно оценить это знание с точки зрения пользы или вреда для масс. Глубокий и, может быть, парадоксальный для многих в наше время смысл библейской притчи об яблоке познания вообще не в её сексуальной окраске, а в утверждении, что познание не угодно Богу (потому что оно не выгодно для людей, разумеется)! Это так в силе самой человеческой природы, для которой познание, как правило, не приносит счастья — положение, которое недвусмысленно подтверждается хотя бы всем двадцатым веком, о котором можно спорить прогрессивен ли он или нет, но миллионы убитых говорят о чём угодно, только не о счастье.

     Разумеется, любое крайнее утверждение опасно и, наверное, нужно добавить, что правильнее было бы сказать, что любое познание может быть как полезно для человека, так и вредно для него, или что только преждевременное познание вредно, но такая сентенция не даёт нам ничего определённого, потому что теперь не ясно что означает "преждевременное" и что — нет. И как раз для того, чтобы это стало ясным, и нужен аппарат цензуры! Никакая заботливая мать не позволит своему 4-5 летнему ребёнку играть со спичками или зажигалкой, или смотреть фильмы ужасов и мазохизма, или ездить одному по городу, к примеру; никакая уважающая себя религия не позволит распространять среди народа материалы, не получившие её одобрения! Если что-то и можно сделать чтобы поправить ситуацию, то это искать более образованных и культурных цензоров, а ещё лучше если сам народ станет достаточно образованным, чтобы мог сам себя хорошо цензурировать с помощью каких-то демократических инстанций, и в этом отношении коммунистическая религия могла бы многому поучится. Если народ, незнакомый с латынью, негодует против слова "цензура", то она может быть переименована (а она и не называлась так); если секретность в том только и состоит, чтобы люди не поняли, на сколько мы отсталые (как, выходит, и было с нашими органами секретности во время тоталитаризма), то, значит, и нет особой в ней нужды (а нужны какие-то другие меры); если данное познание (скажем, об ядерном распаде) не приносит пользу человечества в целом, то его распространению нужно каким-то образом препятствовать (в случае, конкретные технологии производства ядреного оружия нельзя распространять; и пусть не забываем, что коммунисты не были среди тех, кто первыми начали разрабатывать секретные планы для производства ядерного оружия, ни среди тех, кто первыми стали его употреблять). Иными словами: плоха не сама цензура и секретность, а только плохая и неуместная цензура и секретность!

     Запретный плод обычно слаще, что известно с библейских времён, поэтому иногда путём некоторой цензурой или запретом распространения некоторой информации можно заставить народ научить что-то более приятным и интересным способом, просто смотря сквозь пальцы или допуская утечку информации (которая часто и неизбежна). Так было со вращением Земли, когда прошло некоторое время после раскрытий Галилея, так проводилась и борьба с диссидентами (по латыни desido означает падаю, проваливаюсь, т.е. это люди выпавшие из среды усевшихся вокруг государственной трапезы и очень этим недовольные) в 70-ых и особенно 80-ых годах 20-ого века, а горбачёвская перестройка и вообще сняла ненужную секретность, когда стала пропагандировать гласность. Но парадокс в том, что лет через 10 после перестройки, народ стал гораздо меньше интересоваться тем, что было сокрыто раньше, чем тогда когда такие вещи нигде нельзя было официально прочесть, и в какой-то мере даже и до Горбачёва, во время борьбы с диссидентами (не во времена Сталина, разумеется) народ медленно и не торопясь стал двигаться к некоторому умеренному пониманию социализма, ибо и сам социализм уже был не тот, как в первых, скажем, 10 лет своего существования. В этом смысле можно говорить о некоторой терпимости к диссидентам, обусловленная пониманием их положительного влияния на развитие общества, но не в силе их идей, а в силе слабого противодействия официальным утверждениям, потому что масло в огонь нужно капать помаленьку, предотвращая возникновение больших пожаров, ибо когда массы начинают отрицать что-то устаревшее они, как известно из диалектики отрицания, бросаются прямо на другой полюс, так как середина, увы, очень трудно достижима для людей. А середина всегда нужна, что можно увидеть и на примере сексуальной свободы, которая не ведёт к более сильным чувствам, т.е. век-два тому назад не голые ножки, а лишь одна женская лодыжка в чулке возбуждала мужчин более сильно, простите за сравнение, чем теперь голые груди разных дам из реклам платных любовных услуг.

     Не мешало бы к сказанному добавить и то, что отсутствие специальных органов цензуры не означает что цензуры вообще нет, потому что тогда применяется так называемая вульгарная (простонародная) цензура, в силу которой то, что не нравится народу не получает распространение; или применяется ещё цензура капитала (т.е. распространяется то, что было кем-то оплачено)! Никто, однако, не может быть уверенным, что то, что нравится народу или крупному капиталу, в самом деле полезно для народа (возьмите в качестве примера наркотики) и тогда возникает необходимость создания каких-то комиссии, которые должны произнестись по данному вопросу. Так например, со времён Фройда по всему Западу (а уже и у нас) цветёт и ширится (только что не "плодоносит") волна гомосексуализма, но это не значит, что не было оживлённых дискуссий (некоторые ещё длятся) в рядe Парламентов и среди компетентных научных комиссии, в результате чего и было принято, что лучше сделать легальным что-то безвредное (для окружающих), чем воспрещать его (и тем самым повышать интерес к нему); да кроме того в теперешнем густонаселённом мире это один из способов уменьшения рождаемости (вопрос, который, по мнению автора, будет центральным в 21-ом веке, если не сумеем самоуничтожиться, разумеется). Схож и вопрос с эротикой, которая, вполне естественно, не может подменить секс, но она приносит большие деньги, и потому и легализована. Так что, недовольство цензурой может высказывать только тот, для кого оне не выгодна, но это далеко не всегда народ.

     11. Утопичность религий

     Любая религия, в своём стремлении изменить человеческую природу, неизбежно становится утопичной! Как бы ни была сильна данная идея, если она начинается на "если ...", то она не может быть реализована "пока ...". В этом отношении коммунизм не делал исключения, потому что человек не может не исходить из своих личных интересов, а из тех других людей (можно даже сказать, что основная причина, из за которой люди больше всего страдают, это не то, что они не отстаивают свои интересы, а то, что они не знают свои интересы); никто не может знать точно что лучше для другого (откровенно говоря, чаще всего и этот "другой" и он не знает точно, что лучше для него, но всё таки имеет возможность вовремя спохватится, если перепутал что-то); ещё в ряде языках известна библейская поговорка, что "путь в ад усеян благими намерениями", т.е. что хорошие намерения редко приводят к хорошим результатам. В то же время, однако, утопии существуют издавна, потому что человек не хочет отказаться от своих идеалов только потому что они не могут быть реализованы! Идеалы нужны людям как ориентиры в их движении во времени и вообще не в затрагиваются фактом, что они и не есть сама действительность, или, выражаясь иначе: не может существовать действительность без идеалов и утопий, хотя бы для того, чтобы отличать одно от другого.

     В первых моментах краха коммунистического социализма многие коммунисты думали (или претендовали, что так думают), что им отнимают саму идею, однако это была чистой воды демагогия, потому что идею просто нельзя отнять, так как она и не существует в действительности (т.е существует только как идея)! В этом смысле даже крах реального коммунизма (т.е. мировой коммунистической системы, потому что кто-то может утверждать, что это ещё не было коммунизмом) не только не уничтожил утопичную коммунистическую идею, а наоборот — отделил идею от её реализации, для того, чтобы сохранить её в будущем! Короче: сама утопичность коммунистической идеи (в отличие от капитализма, скажем, который только реальность, ибо в нём вообще нет никакой идеи), одно из самых сильных доказательств при утверждении, что коммунизм это новая религия! Даже, если поднатужиться немного подумать, то и в больно нашумевшей теперь демократии тоже нет никакой идеи по той же причине, так как демократия это дело написания и соблюдения законов (но в условиях всестороннего проникания информационных средств или медий — поэтому на Западе называют с юморцем современного человека homo mediaticus — несоблюдение законов для длительного периода времени прямо таки невозможно). Поскольку, однако, идея не конфликтует с реальностью, а и наоборот, нет никаких проблем для мирного сожительства коммунистической религии с демократической действительностью!

     12. Убежище слабых

     Здесь место напомнить хорошо известный с эпохи Ренессанса лозунг, что "религия — опиум для народов", который остаётся в силе и сегодня, потому что он просто верен! Религия, как мы уже указали в начале, что-то такое, на что человек опирается, когда потерял любую утеху и находится в безнадёжном положении, и как раз тогда больному даётся опиум, чтобы избежать боли (здесь вызванные действительностью). Так что это очень удачное сравнение и точнее говоря: религия как раз тот опиум, в котором народы нуждаются (а если некоторые служители культа этого не понимают, тем хуже для них)! Иными словами: это убежище слабых, но ведь люди слабые, и почему бы тогда им не искать утехи? В этом смысле и коммунистическая религия была убежищем слабого и занемогшего после двух национальных катастроф, бедного и маленького балканского народишка, названного болгарским. Это и основная причина, по которой он поверил в эту новую религию, в которой не поверил, ни англичанин, ни француз, ни немец, ни американец, и прочее и прочее. А это означает, что вера прорастает там, где жизнь тяжела и люди сами ищут какую-та веру, так что, мол, есть шансы и для болгар в теперешних демократических временах наконец стать в самом деле верующими (потому что мы никогда и не были особо верующими, как многие другие народы), когда убедимся, что и капитализм тоже плохой (или как у нас в шутку говорят, что ответило радио Ереван на вопросе: "Есть ли жизнь на луне?" — "И там нету!").

     В то же время нельзя путать отрицание коммунистами любой (другой) религии с тезисом, что коммунизм тоже религия, потому что первое просто неизбежная характеристика религий (как мы уже говорили). Нет в мире религии, которая, хотя и признаёт другие религии и их боги, но не утверждает, что именно она самая лучшая и её боги и святые самые настоящие. И пусть не думаем, что если коммунисты говорили, что Бога нет, а имеется природа, то это особенно меняет вещи (как дискутировалось в п.3). Вообще, пусть не думаем, что атеисты безверные, потому что, согласно принципу агностицизма, атеисты просто верят, что Бога нет, ergo они и есть верующие! А касательно нетерпимости коммунистических священнослужителей к чужим идеям то никакая религия не может похвастаться, что не доходила до крайностей, при том до гораздо бòльших, чем тех коммунистов, в преследовании инакомыслящих (даже ислам, как довольно таки умеренная и терпимая религия, по ряду утверждениям, тоже имеет свои религиозные войны; не говоря о кровавых христианских крестовых походах, Варфоломеевских ночей, и проч.). Неверующий, или безбожник, это тот, кто ни во что не верит и живёт только в настоящем и для самого себя, не думая ни о будущем, ни о других, что ни в коем разе не относится к коммунистам. А то, что они не искали убежища в других религиях — ну, так ведь у них и было убежище, где им и подкреплять свой дух! Они тоже в каком-то смысле были слабыми (раз верили), но в то же время были сильнее, скажем, христиан или мусульман, так как верили в наиболее правдоподобное.

     13. Торможение прогресса и застой в развитии общества и личности

     Исходя из сказанного до сих пор ясно, что любая религия, поскольку она восстаёт против разума и познания, будет тормозить прогресс (раз нельзя быть уверенными, что он принесёт счастье). Таким же образом, однако, любая религия тормозит и регресс, или короче: вызывает застой в обществе. Но разве не такой же повсеместный (или тотальный) застой наступил после массового распространения христианства во всём западном мире, и то не на год или два, ни не десять-двадцать, даже и не на век-два, а в течение более десяти веков — очевидно признанный всеми, многовековой застой для миллионов людей (что-то вроде зимнего сна медведей), который и дал возможность потом, после истечения этого периода, назвать новое время Возрождением (или воскрешением из мёртвых, по французски Renaissance)? Да, с другой стороны, если человек задумается (а и не очень думая, а только смотря на ту бурную скорость, с которой теперь↑* у нас меняются вещи, так что несколько Парламентов не смогли довести до конца свои мандаты), то неминуемо он придёт к выводу, что не зря и по наши дни сохранилось восклицание: "О, миг, остановись, ты так прекрасен!", ибо то, что хорошее, оно и сохраняется (обычно, в условиях демократии, но, хотя и труднее, и в условиях диктатуры или тирании), в то время как то, что очень быстро меняется, оно, значит, и не хорошее (потому что, если бы оно было хорошим, оно не менялось бы с такой скоростью)!

     [ * Где-то к 1996 году, когда писалась эта брошюра. ]

     И разве не таким же точно образом обстояли дела в ставшие уже нарицательными "годы застоя" в коммунистических государствах? Во всяком случае, застой неизбежен для любой властвующей религии, потому что тоталитарное, или хотя бы централизованное управление и есть наиболее эффективное управление, а цель любого управления, в животном или в машине (как говорит кибернетика), это сохранение состояния или статуса! Что означает, что не только ничуть не удивительно, что коммунизм вызвал застой (потому что это цель любой религии), но что было бы удивительным если это было бы не так, и что, вообще говоря, этот строй очень хорошо справился с задачей достижения застоя. Но тут нужно добавить и ещё что-то, что существенно в случае, и это то, что нет однозначного ответа на вопрос, хорошая ли вещь застой или плохая, так как всё зависит от рассматриваемого случая и поставленных критериев (сравните, к примеру, с застоем в гонке вооружений, или в развитии данной болезни, или в приближении старости, соответственно конца цивилизации, в каком моменте мы теперь, более или менее, находимся, ибо цивилизации рождаются и гибнут как всё живое). Соответственно и прогресс может быть что-то хорошее, а может и не быть, но, увы, такова диалектика развития.

     Сродным с вопросом о развитии общества является и вопрос о развитии личности, и здесь любая религия (опять), как социальная система объединяющая людей не только территориально, а и во времени, неизбежно, тормозит и угнетает развитие каждой личности в интересах общества (потому что личность уходит, а общность остаётся). Этот вопрос дискутировался много раз и единственное, что можно сделать, это всегда искать необходимую равновесную точку между личностными и общественными интересами, но для этой цели нужно, чтобы личность, каким то образом, была освобождена от ежедневных и неизбежных забот о существовании и сохранении и занялась своим развитием и совершенствованием. Это следует из понимания, что человек так называемое "ищущее существо" (wanting animal по английски, и люди не боятся называть себя животными, как видите) с пятью ступенями (иерархическими уровнями), к удовлетворению которых он стремится, которые снизу вверх следующие: пища, место обитания, продление рода (что с точки зрения индивида сводится в основном к сексу), изъявление личности (т.е. карьера, нахождение места под солнцем — или луной, для мусульман), и наконец развитие и совершенствование. Автор не утверждает, что коммунистические идеологи были знакомы точно с этой градацией, но выводы, в общей сложности, те же, а именно: удовлетворение нижних трёх уровней (которые считаются жизненно важными) для всех, и разнообразие между индивидами только на верхних двух уровнях. Так, и поскольку удовлетворение всегда вопрос равновесия между желаниями и возможностями, то имеются два принципиально различных способа его достижения: или ограничивая желаний, или увеличивая возможностей!

     Нельзя кривить душу прикрывая факт, что коммунисты предпочитали в основном ограничивать желаний, но это было следствием их возможностей, потому что: легче было сказать, что человек не должен быть карьеристом, или, если это ему очень хочется, то пусть и делает карьеру, но сначала в партийных рядах; легче было, чтобы снабжение в магазинах было плохое, с тем чтобы человек был доволен когда, случайно (по большим праздникам), найдёт что нибудь получше; легче было человеку совсем отказаться от стремления к материальному облагодетельствованию, как средство для изъявления личности, и тогда искать изъявление в том, что "Партия и Правительство" ему оставляют возможным, чем обеспечить каждого достаточными средствами для этого; и прочее. Но ведь, с другой стороны, капитализм вообще и не заботится о человеке, кроме в тех случаях, когда богатые вынуждены заботиться о своих богатствах, и если при этом получается, что они заботятся и для бедных (чтобы не было лишних кровопролитий, потому что когда человеку нечего есть он на всё способен), или для создания широкой прослойки "средних" граждан (у которых будет как раз столько денег, чтобы тратить их в интересах богатых) — ну что-ж, тогда тем и лучше. Так или иначе, бòльшие возможности для изъявления личности при капитализме (и то при развитом, заметьте), чем в годы коммунистического управления, объясняются не какими нибудь лучшими качествами строя, или какими-то специальными заботами о развитии личности, а только более развитыми экономиками ведущих капиталистических стран (которые потому и называются "ведущими")!

     14. Основная цель — счастье народа

     Любая религия создана и существует для того, чтобы предложить какое-то счастье народу и её основные символы (христианский крест, мусульманский полумесяц, фашистская свастика, красная пятиконечная звезда коммунизма, и прочее) — это всё символы счастья. Танцы вокруг огня, выполнявшиеся шаманами в первобытных племенах, древнегреческие мистерии или религиозные таинства, церковные ритуалы, шествия и карнавалы любой из религий, равно как и коммунистические или национал-социалистические массовые митинги, и тому подобные вещи, выдуманы прежде всего для того, чтобы доставить развлечение народу и способствовать для его счастья по пути внушения (или заблуждения, что то же самое). В отличие от здравого смысла, однако, который требует замены идеи, если она расходится с действительностью, религиозный фанатизм требует смены действительности её химерическим аналогом!

     Индуизм, к примеру, пришедшим к констатации (да при том ещё в глубокой древности), что горький многовековой опыт человечества ставит под вопрос смысл материального прогресса, решает, что человек должен подменить материальную действительность нематериальной (а это, считают они, получается легче всего повторяя несколько сот раз "Рама-Рама ...", или что-то похожее) и таким образом, путём созерцания (медитации) можно постичь "абсолютную истину" (или чистую любовь к Богу). К подобным галлюцинациям приходили и ряд последователей христианства в следствие длительных диет на одном только хлебе да воде, сопровождённых, может быть, ещё телесными истязаниями. Аналогичный смысл комфорта с собственной совестью имеет и пресловутое христианское повеление: если тебя ударят по одной щеке, то подложи и другую, потому что мир уже достаточно выстрадал от эскалации насилия (двадцать веков тому назад, а что сказать сегодня?) и если можно проглотить обиду, то потом тебе же самому и будет легче.

     Такую же "трансцендентальную Вселенную" преследовала и коммунистическая религия — создание такой среды, в которой человек человеку будет приятель и брат, и где, если не мы, то хотя бы наши дети будут жить счастливо. Это было манипуляцией чистой воды, но в интересе народа и его счастья, и верховный вождь поступал так, как поступил бы и хороший врач, который не открывает своему пациенту правду о его состоянии и таким образом влияет положительно на него (кроме всего прочего внушение является всепризнанным методом лечения). Ложь или заблуждение, а ещё лучше самозаблуждение, основной способ постижения счастья среди верующих и, хотя это и выглядит странно с точки зрения разума, но действительно довольно часто помогает, так что пусть подчеркнём, что важно не то, что нас манипулировали (потому что и теперешние демократические органы делают то же самое, и при том довольно умело), а в чьей интерес это делается!

     15. Религиозная мораль

     Любая религия неизбежно моральна, предъявляя к верующим такие требования, которые могут быть названы правилами хорошего сожительства. Обычно человек знает, что для него хорошо в данный момент, но как конечное существо он не может охватить всех остальных индивидов (точнее всю природу, или окружающую среду), ни все прошедшие и будущие поколения, так что в этом и состоит основное моральное повеление религии: заставить индивида почувствовать себя частицей всего общества, или пылинкой бытья несомой рекою времени! Наверное в этом месте нужно мимоходом дать и одну неограничивающую дефиницию понятия "мораль", как: система правил призванных объединить людей во времени и в пространстве. Если немного подконкретизируем вещи, то получится, что объединение в пространстве люди, всё таки, могут достичь (хотя бы применением силы), но перед временем без помощи религии (или каких-нибудь примитивных моральных норм) человечество просто немеет! Группу людей не объединённых в пространстве принято называть "дикарями" (потому что они могут загрызть горло любого из них как стая волков — не важно из за "бабы" ли какой-то, из за куска мяса или кости, или просто чтобы показать какие они "герои"), в то время как группу людей не объединённых во времени, обычно называют "варварами", что значит безбожники (так как они не знают как поступить, чтобы оставить хороший след за собой, да и вовсе не убеждены, что нужно оставлять какой-то след).

     Вполне очевидно, что коммунистическая религия делала всё возможное для сплочения людей в пространстве и времени, объединяя их общей целью построения коммунизма (по возможности во всём мире). Происходило ли это путём мировой революции (или воспользовавшись существующим военным конфликтом), или путём постепенной эволюции, зависело от конкретного исторического момента. Это объединение, однако, не ставило никаких врождённых различий между людьми, так что коммунизм мог возникнуть даже и на Луне, если бы там нашлись подходящие условия. Но разве христианские миссионеры в своё время не обошли весь мир (да и теперь при первом удобном случае пользуются предоставившейся им возможности)? Ну, а раз данная социальная система включает в себе и мораль, то ничего ей не мешает стать господствующей (если ей позволят), так как в рядах стран и времён, в течение столетий, царствовали религиозные формы управления, так что коммунизм никакой и не прецедент в этом отношении.

     Так, на этом мы закончим разбор множества общих характеристик коммунизма с конвенциональными религиями и продолжим наше рассмотрение следующими темами.





II. ОТЛИЧИЯ КОММУНИЗМА ОТ ДРУГИХ РЕЛИГИЙ

     Наша основная цель здесь указать на сходства коммунизма с другими религиями, потому что отличия легко заметить, но для полноты изложения остановимся и на важнейших разницах.

     1. Нет Бога

     При коммунизме, как уже говорили, нет Бога в конвенциональном смысле, т.е. как существо созданное по образу и подобию человека (не важно с двумя или четырьмя руками, или на какие перевоплощения оно способно, или каким образом размножается — через божественное ли дыхание, через порождение от какой-то его части, или как Святой Дух, путём божественном "засеве" в человеческий организм), но всё таки существует идея о всегда и везде присутствовавшем, неуничтожимом и неделимом нечто, что руководит весь мир, от самых маленьких элементарных частиц до космических галактик и чёрных дыр, с помощью ряда природных законов (для большей части которых мы не знаем ни как, ни где они записаны), и что осуществляет связь между прошлым и будущем. Но, в конечном итоге, какая разница будем ли мы говорить о "слове", или об идее, или о природных законах, или о битах информации, раз всё это только одна сторона вещей, а другая это материя или бытие? Чтобы существовала материя должна быть и информация от том как она должна быть связана, как функционирует и развивается во времени, а для того чтобы была информация, то нужен и какой-то материальный носитель, на котором она записывается и передаётся. Таковы обе стороны нашего мира, а какими символами будем их обозначать и какими именами будем их называть не имеет принципиального значения.

     2. Нет чудес

     Природа (как коммунистический "бог") не нуждается ни в каких чудесах, чтобы убедить человека, что она существует! Традиционные религии, наоборот, всегда нуждаются в чудесах, чтобы заставить людей поверить, что их боги настоящие, так как могут делать то, что не по силам никакому человеку (скажем, изменять внешний лик перевоплощаясь в другие образы, дарить жизнь, ибо отнимать её могут и люди, ходить по воде, или летать в воздухе, и прочее). Коммунистический "бог", как один тоталитарный бог, не только может быть везде и видеть и слышать всё, что он пожелает, награждать или наказывать любого, кого пожелает, но он просто везде и во всём, так как природа содержит всю материю! Для постоянно ищущего человеческого духа нет никакой надобности прибегать к выдумкам, потому что реальность удивительнее всего, что человек может себе представить, и поэтому коммунистическая религия не нуждается ни в каких чудесах для легковерных. Правда, это довольно таки смелое допущение (что люди не легковерные), но ведь нельзя забывать, что коммунизм существует примерно полтора века, ислам — уже 13 веков, христианство — 20, а другие религии даже больше, и всесторонняя просвещённость народов в наши дни значительно выше того уровня, на котором она находилась кучу веков тому назад, так что если коммунисты верили в чудеса, то это заставило бы людей не верить им самим!

     3. Нет молитв

     Если Бог на самом деле всевидящий и всеприсутствующий (а если Он не такой, то, значит, никакой Он не бог), Он должен очень хорошо знать кто в Нём верит и кто нет (если это Его хоть маленько интересует, разумеется), из чего следует, что Бог вообще не нуждается в наших молитвах! В этой констатации нет ничего апокрифического, и если она и не популяризируется особенно среди верующих, то это для их же личного блага. Так или иначе, молитвы только для верующего по двум причинам: во первых, как самовнушение, для успокоения души, и просто как средство для того, чтобы человек отделял немного времени на раздумье о том, что хорошо и что плохо; и во вторых, чтобы убедить и остальных вокруг себя, что он примерный верующий, и в таком случае на него можно положиться, т.е. из за чистой показухи! В этом смысле, если человек не интересуется особо мнением остальных людей, он может молиться и дома (перед распятием, или красным знаменем, если хотите), а если он направляет свои мысли к Богу каждый вечер перед тем как уснуть, то он может вообще и не молиться в определённых часах (а для ислама, к примеру, эти официальные часы молитв просто мешают нормальному ритму современной жизни). Поскольку у коммунистической религии, было много способов для осуществления парадной показухи (таких как: партийные собрания, митинги, манифестации, Ленинские субботники, и прочее), а также и достаточно средств для внушения и политической обработки сознания, выходит, что молитвы совершенно лишние! Налицо, разумеется, и психологический фактор, что человеку трудно молиться какой-то абстрактной субстанции или природе, потому что нужно каким-то образом обращаться к ней, и поэтому молитвы и были подменены вышеупомянутыми речами и собраниями.

     Наверное есть и другие вещи, которые присутствуют в традиционных религиях, но отсутствуют при коммунистической религии, однако это не имеет принципиального значения и не является недодумкой идеологов коммунизма, а следствие сравнительно небольшого времени существования этой религии, недостаточное для установления хороших традиций. Так например: можно было бы поработать по вопросу о традиционной униформе и внешнем облике коммунистических культовых работников, может быть с помощью какого нибудь грима, или мушки на лбу, или на правой (левой) руке, и проч.; нужно было бы разработать действительно хорошие ритуалы в случаях свадеб, похорон, а и для других значимых моментов в жизни человека; следовало бы выдумать и что-то похожее на святое причастие (какая-та "временная капсула", скажем, как маленькая красная пилюлька лекарства, но которая будет считаться, что помогает для осуществления связи человека с прошедшими и будущими поколениями), а также и другие обряды связанные с годовым циклом, которые способствовали бы для сохранения окружающей среды и укрепления личного здоровья, и которые пришли бы на смену традиционных религиозных постов, крашенных яичек, курбан-байрамов, и проч. (почему бы не ввести какие-то празднества "превращения материи", к примеру, или карнавал ... "слезания обезьяны с дерева", праздник "открытия колеса", "шествие ген", и прочее?); надо было бы разработать и утвердить некоторой стандарт культовых Домов Партии (так называемый Сталинский стиль, или коммунистическая готика, как своего рода вариация распространённой на западе готики, был неплохим началом, но это нужно было втянуть в некоторые рамки, установив, скажем, чтобы здание имело всегда пять куполов или кораблей, расположенных как лучи красной звезды, в каждом корабле должен находиться один пятиугольный зал, а в середине звезды центральный пятиугольный зал, и прочее); нужно было ещё развить и обогатить символы, а также подумать о каком нибудь специальном приветствии (почему бы не растопыриванием пяти пальцев руки, потому что совать каждому под нос кулак как-то не культурно); и прочее и прочее. Как мы уже указывали, вера не мешает разуму и наоборот, и наивно думать, что современный культурный человек не принял бы охотно некоторые интересные и красивые обряды (на подобию обрядам других религий) без условия обязательной веры в них, а просто как символы, карнавалы, шествия, и тому подобное, но это уже вопрос будущей эволюции этой новой религии.





III. ПРОШЛОЕ И БУДУЩЕЕ КОММУНИСТИЧЕСКОЙ РЕЛИГИИ

     В этой главе полагается взглянуть на коммунистическую религию, как говорится, в динамике её развития. Но во первых нужно уточнить, что она возникает не во время теоретического создания коммунизма Марксом, который сделал только предсказание о том, что, даже если мы и не хотим этого, но призрак коммунизма шагает по миру и принимая это к сведению можно избежать кучу общественных конфликтов! Этот Марксовый коммунизм не имеет ничего общего с религией о которой мы говорили, потому что у него отсутствует большинство рассмотренных в первой главе характеристик, к примеру: он не базирован на вере, а на научном анализе; не говорит о коммунистическом будущем как о чём-то далёком и недостижимом, а как о чём-то зависящем от развития производительных сил в мировом масштабе (что уже практически реализовано в ряде западных стран, да только они не называют его так, а в лучшем случае используют слово социализм); Маркс вообще и не думал о предметах культа, о Домах Партии и Мавзолеях; ни о фанатичности коммунистов; ни о тоталитарности этой идеологии и её проникании даже в спорте, науке, и прочее; не думал о "комсомольских" причёсках (даже о комсомольцах не думал), а ходил себе с длинной бородой и такими волосами, какие ему нравились; об аппарате инквизиции и слова не было, ибо он не собирался править государством (а предсказывать развитие общества); ни о цензуре говорил; ни об убежище слабых; и прочее. Если Маркс не говорил что придёт после коммунизма, то это не значит, что он хотел застоя в обществе. Так что из перечисленных ранее признаков религий остаётся только то, что он не возражал против счастья людей и, наверное, хотел чтобы всё самое ценное морали народа сохранилось и при коммунизме!

     1. Ленинизм — начало коммунистической религии

     Ленинизм, или "насильственный коммунизм" (ещё революционный, диктаторский, принудительный, и тому подобные названия) это то, что ставит начало коммунистической религии. Наивно утверждать, что Ленин сознавал, что основывает новую религию — он может быть хотел только увеличить своё влияние среди масс — но, так или иначе, смело можно отстаивать, что он первый "коммунистический Папа", как и первый коммунистический "святой" и мученик. (Вообще говоря, такая ситуация случается часто, и очень небольшое число отцов, которые сделали, к примеру, ... своих детей вполне целенаправленно и осознанно — они, наверное, хотели только осчастливить свою возлюбленную, если хотим выразиться культурно.) С появлением первого коммунистического государства, однако, в условиях жестокой реакции со стороны всех остальных (и гораздо более развитых) капиталистических стран, на территории и с населением достаточным для мировой империи, с личными амбициями (неудовлетворительные результаты достигнутые его братом в опытах вызвать какое-то движение по пути прогресса в этой, нечего кривить свою душу, отсталой и в основном азиатской империи только террористическими средствами), "несчастному человеку" ничего другого не оставалось, кроме как применить всё самое лучшее в управлении больших человеческих масс, взятое из тысячелетней истории мировых диктатур! Но что же делать если народ иначе не хочет выполнять то, что идёт ему же на пользу? Если ребёнок не слушается (а поведение народов не больно-то отличается от поведения детей, между впрочем), то, значит, он и должен получить своё наказание, ведь так? Ну, а чтобы не было только наказаний, то нужны и какие-то сказки (как теперь нам рассказывают всякие демократические небылицы), т.е. нужна вера или религия (и напомним, кстати, что фашистское приветствие "Гайл", т.е. "Heil", производная от слова heilig, что означает святой). К сожалению это так, потому что человек может быть заставлен делать что-то, чего он не хочет (но что нужно делать), только двумя способами: или путём принуждения, или путём заблуждения (а ещё лучше использовать оба метода одновременно)!

     Так что в этом мире ничего не случается необоснованно, или точнее, говоря словами теории вероятностей: "случайность необходима, а необходимость - случайна"! Если политическая и экономическая ситуация в России век тому назад, в особенности во время Первой Мировой войны, не была настолько тяжёлой для народа, то Ленин и не пришёл бы к власти (и то же самое можно сказать о Гитлере в Германии, и для других аналогичных случаях — кстати, эта кличка значит, что Гитлер просто ... хит, шлагер, вершина, the top, а иначе его имя было, кажется, Хиклгрубер, что звучит грубо, не правда ли?). Если русский народ не был значительно отсталым в экономическом и социальном отношении по сравнению с западной Европой, то Ленину не надо было бы выдумывать какую-то новую религию, после того как время религий кануло в прошлое (или точнее: минуло время управляющих, или сросшихся с государством тоталитарных религий). Если идеи и методы Ленина не были, всё таки, единственно правильным, для времени и места, решением, то и не пришёл бы следующий "стальной святой" названный Сталином, который их просто продолжил и применил твёрдо, решительно, и до конца! Потому что сталинизм был, в сущности, последовательным ленинизмом, начавшим набирать скорость где-то во время НЭП-а, когда стало ясно, что эта новая политика может запросто угробить проводившийся (действительно) грандиозный социальный эксперимент (как и получилось примерно на 60 лет позже, когда был проведён аналогичный эксперимент во время Горбачёва, но тогда условия были другие и это можно было, или уже надо было, себе позволить)! Разумеется, всем ясно, что сталинизм был, и запомнился, чем то гораздо большим, чем последовательным ленинизмом, превратившись в жестокую единоличную тиранию, и мы не собираемся оправдывать коммунизм, за то что позволил появление единоличной власти, но в 20-ых и 30-ых годах 20-ого века много коммунистов действительно верили, что НЭП это отступление от коммунизма (хотя он и был нужным отступлением от крайности, но разве народ может отказаться от крайностей?).

     Так вот как и стало нужно появление веры заместо разума (потому что марксизм был просто разумным); вот как появились сказки о светлом будущем (где, если не мы сами, то хотя бы наши дети, смогут наедаться вдоволь); вот как появились высокие и импозантные культовые здания, весь этот фанатизм, тотальная слежка, не только за поступками, а и за мыслями людей, и прочее. Историческое развитие часто повторяется; так получилось и в данном случае. Религия возникла, потому что люди нуждались в новой религии для осуществления требуемой радикальной перемены сознания, которая перемена и должна была быть осуществлена, потому что богатые западные страны тогда ещё сами дрались, так как не могли договориться кто кого должен командовать (или, иначе говоря, ещё не пришли к теперешним международным финансовым инстанциям построенным по принципу акционерных обществ, где прибыли распределяются согласно вложенному капиталу, как и подобает капитализму, а не сообразно диктату одного государства)! Но вместо какого-то подобного относительно разумного решения Запад пришёл тогда к решению "давшему смысл жизни" большому Советскому государству, так как, создавая всё больше трудностей для него, заставлял его самому справляться с ними! Вот так и возникла новая религия.

     Нужны были целых две мировых войн с их миллионами жертвами, нужно было пройти почти век со времён конвейера Форда, когда человечество вдруг оказалось невероятно сильным, из за возможности лёгкой мультипликации в промышленности, чтобы богатые страны наконец поумнели настолько, что взяли и заменили "политику палки, политикой морковки" (перевод английской фразы "stick and carrot approach", которая звучит лучше нашей поговорки о двух концах палки, потому что и когда бьют тонким концом всё равно больно). Так или иначе, ирония ситуации в том, что лишь когда Запад прекратил холодную войну и начал, вместо того, чтобы поворачивать спину Советскому Союзу и его сателлитам, взять да подать нам руку, лишь тогда он и успел победить коммунистов, или хотя бы разъединить их и форсировать следующий этап! Ну, то что нас очень легко поймали на удочку, или мы быстро "закусили морковку" (или куска сахара, если так вам больше нравится) вообще и не говорит хорошо о нас, но ведь и нельзя винить господ капиталистов за то, что сумели побороть нас по джентльменски. Если у нас ума мало, то, как говорится, спина должна быть покрепче.

     2. Горбачевизм — начало отделения религии от государства

     Когда данная властвующая и тотально проникшая во все сферы жизни религия начинает терять свои позиции, потому что государство испытывает серьёзные затруднения, назревает необходимость в каком-то "хирургическом вмешательстве" чтобы спасти религию, как более ценной. Здесь затруднения в государственном управлении были вызваны, прежде всего, застоем, который любая религия вызывает, но таково точно было положение и в периоде Возрождения, когда продолжительная летаргия всего западного мира стала уже мешать нормальной жизни социального организма и он стал сохнуть и увядать как святые на старых иконах. Аналогичной была ситуация и во время Горбачёва, когда люди просто как-то перебирались, но без дерзновенных целей и желаний, потому что помехи личностному изъявлению граждан мешали их успешной работе на благо общества! При этом сравнении горбачевизма с Возрождением бросается в глаза значительная разница в периодах срастания с государственным управлением коммунистической и христианской религий, но это объясняется более динамичным двадцатым веком, сопоставленным с периодом раннего Средневековья, и нет никаких оснований предполагать, что коммунистическая религия была очень быстро отброшена (во всяком случае ещё рано для подобных утверждений). В этом отношении можно долго говорить, но правда такова, что коммунистический лагерь просто ожидал какую-та свежую струю, что-то новое и отличное от установившегося, так что перемена со стороны Запада политики палки на политику морковки стала сразу дополняться аналогичными действиями и со стороны СССР. Терпимость к диссидентам некоторое время помогала в работе, потому что создавала эмоции для народа (запретный плод слаще), но это было очень слабое дуновение и должен был появиться "великий Горби", чтобы задул "бурный ветер перемен", ибо лучше буря, нежели ураган или тайфун! А хирургическое вмешательство, о котором говорили, было разделение "сиамских близнецов" — Партии и Правительства! И Горби надел "хирургический халат".

     Но при этом важно подчеркнуть, что такая операция вовсе и не новая для человечества и она была выполнена в своё время целой плеядой мыслителей эпохи Возрождения. Разница лишь в том, что, поскольку коммунизм был и в самом деле тотальной религией, то эту операцию должен был выполнить сам "коммунистический Папа", а иначе она была бы немыслимой. Другое дело сознавал ли Горбачёв, что его действия вызывают планированное разрушение системы (т.е. медленное, чтобы избежать более крупных катаклизмов, но закономерное и неумолимое разрушение), или он верил, что культовые работники успеют овладеть положением и коммунистическая религия останется ведущей религией в государстве? Но вопрос о силе веры высших служителей данного культа довольно сложен, так что оставим его в сторону, тем более, что важны не цели, а результаты, которые хорошо известны. Хорошо известные, однако, не означает правильно осознанные, потому что верующие наплевали на него, за то, что он предал их веру, а неверующие насмехались над ним, за то, что от оказался неспособным спасти систему (хотя они вообще и не хотели, чтобы система оставалась). А правда о нём такова: он и спас веру, отделив её от коррумпированного тела системы, спас религию, отделив её от государства! Пройдёт немало времени, прежде чем это будет хорошо осознано массами, но новые условия (неморального и безверного) капитализма, (неразумной и недопонятой) демократии, и (жестокой и несправедливой) рыночной экономики, шаг за шагом, вносят некоторую ясность по этому вопросу, потому что новая вера не возникла на пустом месте, да и не оставит пустое место за собой.

     Подчеркнём опять, что вера, идея, религия, неуничтожимые, потому что они не материальные! То, что было отречено историей, это коммунистическое государство Ленинского (и особенно Сталинского) типа, но не сама коммунистическая религия, которая стояла за этим государством! Потому и констатация, что Ленинский коммунизм выполнил своё предназначение (создать новую религию, подходящую для слабо и в среднем развитых стран на современном этапе захода мирового капитализма) верна, а не демагогия, но, действительно, трудно убедить человека, долгое время делавшего что-то, боровшегося за свои идеалы, что всё это уже не нужно, потому что тогда он, неизбежно, думает, что это означает, что и всё, что он до сих пор делал бессмысленно, но ведь жизнь это вечная динамика, и всё в ней (даже наши ошибки, и особенно они) имеет своё место! И пусть не забываем, что основное предназначение (в мировом масштабе) ленинизма (а если хотите и фашизма) было в том, чтобы сделать капитализм лучше и терпимее для народа (так же как основное предназначение волка, к примеру, в том, чтобы он помог для селекции лучшей породы зайцев, ну, а предназначение зайцев в том, чтобы сделать волков более жизнеспособными, ибо всё в этом мире взаимно обусловлено), и с этой своей задачей этот строй очень хорошо справился, потому что теперешний капитализм (в развитых странах, а не в таких как Болгария, которые, вместо того, чтобы двигаться вперёд к чему-то лучшему, предпочли просто вернуться лет этак 50 назад во времени↑*) гораздо более различный и лучше того капитализма, который вызвал появление новой коммунистической религии!

     [ * Когда это писалось было ясно, согласно некоторым западным прогнозам, а и согласно подсчётам автора, что мы достигнем прежний уровень жизненного стандарта где-то через 35 - 50 лет, т.е. к 2030 году, более или менее. Сейчас, в 2010 году ясно, что прогноз в общих чертах верен, ибо мы всё ещё живём в 3-4 раза хуже чем во времена нашего Тодора Живкова; то что какие-то 10% живут лучше чем раньше, и ещё 20-25% живут одинаково плохо (или хорошо — кому как нравится), не меняет положение. ]

     3. Будущее коммунистической религии

     Будущее этой религии будет как будущее любой новой религии и должно пройти через два основных этапа, а именно: этап отделения идеи от реализации, или анализ; и этап воплощения идеи в новые модификации, или синтез лучших дочериных религий, причём эти этапы могут циклически повторяться и порождать самые разные варианты, как и делает христианская религия уже в течение столетий. Строго говоря, это справедливо не только для развития данной религии, а для любой социальной системы вообще, но верно и в нашем случае. В данный момент идёт этап анализа и до синтеза новой "ереси" ещё не дошли, прежде всего потому что существование грубого, или "зелёного" капитализма ещё довольно кратковременное, чтобы заставить масс искать чего нибудь получше, но будущее покажет, так как наилучшее убеждение это лично пережитое. Молодое поколение не верит рассказам: о мировых кризах капитализма↑**, о крушениях на биржах, о длительных периодах массовой безработицы (длиннее наиболее продолжительных засух в некоторых районах Африки, которые обычно длятся только 3-4 года), о разрушительных войнах, из за неспособности вроде бы цивилизованных государств найти какое-то разумное решение, и прочее, пока не почувствует всё на своей же спине. Когда это случится, тогда и возникнет новая ересь, при условии, разумеется, что религия всё ещё существует. Но, поскольку идеи нельзя уничтожить (они только и ждут подходящие условия, чтобы заново родиться) есть все шансы, что какая-то коммунистическая "мутация" завладеет миром ещё до конца цивилизации мирового капитализма.

     [ ** Уже поверило, надеюсь. ]

     А то, что теперешняя цивилизация идёт к своему концу, может быть замечено по утрате основной жизненной цели для большей части населения развитых стран. Если снова вернёмся к рассуждениям в п.I.13 о пяти уровнях человеческих стремлений увидим, что в этих странах люди уже достигли четвёртый уровень личностного изъявления или карьеры, и живут только для удовлетворения пятого уровня, т.е. для своего развития и совершенствования. Ирония ситуации, однако, такова, что с достижением этого уровня основная часть людей достигают и свой потолок (заложенным в них генетически) и всестороннее усовершенствование личности для них сводится в основном к совершенствованию способов достижения физических ощущений (таких как: вкусовые, сексуальные, аудиовизуальные, и прочее) и к усилению эмоций (отсюда и массовое распространение наркомании именно среди молодых), или, иными словами, для большинства людей новое качество выражается только в большем количестве старых качеств! А ведь следовало бы стремиться к достижению новых уровнях удовольствий, скажем: к сопричастности с мировым искусством и культурой (и, разумеется, здесь не имеется в виду массовая культура, как экшены и триллеры), к лучшему физическому развитию личности (а не только сидеть дома и смотреть по телику как другие бегают и прыгают), к личному художественному и/или научному творчеству, к изучению чужих языков, к разведению роз или гортензий, если хотите, и тому подобное. Когда правящий класс достигает этот наивысший уровень он (в своей массе) начинает деградировать, а так как при современном капитализме существует и обширный средний класс (необходимый для того, чтобы было кому покупать изобилие товаров, которые всё время производятся в излишке, с тем, чтобы увеличивать прибыли очень богатых, но которые, обычно, составляют лишь 2-3% населения страны), то оказывается, что эта постепенная деградация (упадок, разложение, или как Вы его хотите назвать) становится массовым явлением. Вот так, медленно но неуклонно, мировой капитализм уходит и единственное, что можно сделать в этом отношении, это оттянуть момент конца!

     Очередная ирония развития состоит в том, что на теперешнем этапе именно жертвы коммунистической религии те, которые и отодвигают крах мирового капитализма, было бы то давая возможность (а и работу) граждан богатых стран учить нас жить, было бы составляя новый большой рынок для их товаров, было бы тем, что заставляем их усмирять нас, потому что мы всё ещё как "дикари" для цивилизованных стран, или как-то по другому, но таким образом мы задерживаем развитие всего мира (т.е. заход цивилизации). Другими словами, как в начале 20-ого века развитые страны давали смысл жизни Советской империи, а потом и многим из её сателлитов, поворачивая к ним спину и заставляя их самими вытаскиваться из трясины, в которой они (по ряду объективных причин) затонули, так и теперь, после распада мировой коммунистической системы, жители бывших коммунистических стран те, кто даёт смысл жизни многим из жителей развитых стран. Более того, так как наша цивилизация теперь распростёрта на нескольких континентах, то она не погибнет пока все страны не дойдут до одинакового уровня разложения (т.е. развития, если это вас больше устраивает), а опыт последних демократичных лет ясно показывает, что, начиная с более или менее приличного удовлетворения вплоть до уровня изъявления личности, до которого добрались все екс-коммунистические страны при тоталитаризме, теперь в почти что половину из них опустились ниже на один-два уровня (даже и, хм, добрый старый секс уже массово подменяется так называемой эротикой по прозаическим коммерческим причинам) и намного больше половины их населения упорно борется за своё выживание. Если это не помощь для спасения цивилизации, то что же тогда помощь? Если это не результат перехода к демократии, то, значит, мы ничего не видим и не понимаем! Ну, а нам ли на пользу это положение, или кому-то другому, это уже другой вопрос, но что же делать — такова диалектика развития.

     Так вот, в результате этой диалектики отсталые екс-коммунистические страны успели создать новую, современную религию, которая, может быть, продолжит своё существование в будущем, в каком-то новом обличье. Вариант такой новой религии предлагаем в следующей главе, которая, в сущности, не что иное как утопия или science fiction, но ведь если наше будущее, с точки зрения настоящего, своего рода фантастика, то, если к нему можно применить и эпитет "научная", от этого оно должно только выиграть! Да и, с другой стороны, после стольких утомительных рассуждений, читатель вполне заслужил поразвлечься, так что, почему бы и не предложить ему немного научной фантастики?





IV. ПЕНТАИЗМ — РЕЛИГИЯ БУДУЩЕГО

      1. Сущность Пентаизма

     Пентаизм религия атеистов, в которой преодолено присутствовавшее во всех остальных религиях противоречие между верой и разумом вполне естественным образом, а именно — путём их неразрывного объединения! Мы взываем к каждому, разделявшему наши убеждения, верить, что разум существует и, следовательно, всё может быть доказано путём разума, так что утешение, которое наши верующие ищут, должно исходить от него, а он, со своей стороны, может обосновать необходимость в вере; или наоборот — исходить из веры, которая может постулировать существование разума, который и оправдает её. С нашей точки зрения вера и разум не только не противоречат друг другу, но и взаимно дополняются, так что, там, где веры мало, разум идёт ей на помощь, а там, где не достаёт разума, помогает вера! В этом смысле пентаизм самая разумная религия и самая религиозная наука. Нет проблем для каждого желающего примкнуть к нам, было бы то на основе разума (что наша религия самая лучшая), было бы то в силу веры (что она самая разумная), или путём какого-то диалектического единства этих противоположностей, или ещё каким-то другим из путей познания (смотри ниже).

     Пентаисты верят в причинно-следственные связи вещей и явлений и знают, что их теперешнее состояние невозможно без существования предэкзистентного прошлого, в котором оно только нереализованное постэкзистентное будущее, так же как их теперешнее существование является предэкзистентным прошлым для их постэкзистентного будущего. Предэкзистентное прошлое, как и постэкзистентное будущее нематериальны и неуничтожимы! Нет проблем, чтобы человек представлял себе предэкзистентное прошлое как некоторую историю, как последовательность реальных и материальных событий, но это только представление о нём, какая-то запись о нём, но не оно самое, которое есть только суть или идея, но без материального носителя. Это что-то вроде видовой, родовой, социальной, классовой, интеллектуальной, и прочее память, но только "вроде" этого, а не являясь этим! Аналогично, наше постэкзистентное будущее следствие нашего настоящего и предэкзистентного прошлого и испытывает от них прямое влияние, но это происходит каким-то нематериальным образом! Постэкзистентное будущее каждого возникает с началом его настоящего и существует вечно, но по истечении его настоящего остаётся неизменным, в виде предэкзистентного прошлого для других поколений, пока длится, или вера, или разум, или обе понятия. Разумеется, мы можем представлять себе наше постэкзистентное будущее как некоторую актуализированную генетическую информацию, по которой оно может быть воскрешено как наше настоящее в будущем, но только как представление или идея об этом, не будучи именно этим. Прошлое это то откуда мы идём, а будущее это то ради чего живём. Нет будущего без настоящего и настоящего без прошлого, потому что следствие требует своей причины независимо от материи и способов её передачи и изменения, но нет и настоящего без будущего, потому что причина вызывает своё следствие. Существование постэкзистентного будущего индивида, однако, не означает, что оно содержит что-то ценное (и его единственное содержание могло бы оказаться только обозначение, что в нём нет ничего, или так называемое "пустое множество"). Человек может познать своё предэкзистентное прошлое, но не может узнать своё постэкзистентное будущее. Предэкзистентное прошлое и постэкзистентное будущее только виды информации!

     Пентаисты — атеисты и они верят, что бога нет, но не могут это доказать! Если бы они смогли доказать, что бог существует, то значит он не существует, потому что он не был бы богом, если бы такие несовершенные и ограниченные во времени и пространстве существа как люди смогли бы его познать; а если они смогли бы доказать что бога нет, то их доказательство ничего бы не значило, так как он мог бы очень хорошо спрятаться и только поэтому им и удалось доказать, что его нет. Если принять, что бог существует, но это ничему не противоречит, потому что он может быть как "доказан" людьми, так и наоборот; а если принять, что бога нет, то это тоже не противоречит ничему, потому что, поскольку он бог, наши допущения на него вообще не влияют. Поэтому пентаисты и верующие, и искренно верят, что бога нет, что, как сказали, не может быть доказано! Так получается, что обе утверждения оказываются возможными! В какой-то мере это похоже известному парадоксу Бертрана Расселя о парикмахере, который состоит в следующем: в одной деревне был мужской парикмахер, который брил всех, кто не мог побриться сам; в таком случае спрашивается: к какой из двух групп относится сам парикмахер — к тем, кто не могут бриться сами и поэтому ходят к парикмахеру, так как его, в сущности, бреет парикмахер, или к тем, кто сами бреются, так как он, ведь, бреется сам?

     Поскольку бога нет, то нет никакого значения как его будем называть, и поэтому пентаисты иногда называют его богом, в другой раз — природой, в третий раз — субстанцией, или законами, силами, и прочее. Он присутствует везде во времени и в пространстве, он бесконечно делим, но для нас всегда выступает целым и неделимым (человек может представлять его себе как магнит, но это только представление о нём, а не его суть). Он нематериален, но руководит материей, являясь идеей для материи. Бог это вся информация об объектах, явлениях, и связях между ними, как статично, так и динамично во времени. Он объективен и независим от нашего настоящего, предэкзистентного прошлого, и постэкзистентного будущего, но он влияет на любое из них. Он не нуждается в нашем познании или признании о нём, в наших молитвах, вере, мыслях, или разуме; мы те, кто нуждаемся в нём, или в познании разных его аспектов. Пентаистичeский бог неуничтожим, и даже если вся материя будет уничтожена бог останется, чтобы воссоздать её заново и воплотиться в неё!

     Бог это истина обо всём, включительно и истина о лжи, которая появляется когда отсутствует истина; полная истина для нас, однако, всегда отсутствует! Бог — истинное познание о том, что хорошо и что плохо, как и познание о познании и о незнании; единственно бог знает когда и каким образом хорошее становится плохим и наоборот, как и когда познание является незнанием и наоборот! Бог имеет бесконечное число аспектов и не по силам всего человечества познать до конца даже один из его аспектов, которые связаны бесконечным числом связей и существуют параллельно в бесконечном множестве Вселенных. Понятие "бесконечное" здесь нужно понимать в смысле, что даже и бог, который как бог может всё, не может сосчитать их число, потому что он знает, что каким бы и алгоритмом он ни воспользовался, для этого ему будет нужно бесконечно много времени, а даже бог не может себе позволить попусту терять время! Некоторые пентаисты, правда, утверждают что-то очень дерзкое, а именно, что бог, беря по нескольку квантов времени с любой из бесконечного числа Вселенных, и обходя их специальным параллельным алгоритмом бесконечной размерности, всё таки может сосчитать бесконечность, более того, он однажды уже делал это, но они, разумеется, не могут доказать своё утверждение и поэтому верят в нём.

     Пять путей познания бога или нашего мира следующие: вера, которая даёт возможность каждому из нас принять за верное, то, что было доказано путём разума, или каким-то другим из путей познания; разум, который может, исходя из недостаточной информации, получить или вывести новые знания; наследственность, которая закрепляет и передаёт будущим поколениям наиболее существенную и неизменную часть познания о природе; обучение, путём которого можно развивать и обогащать наши способности для движения по путям познания; и осязание, которое является основным способом восприятия и отражения окружающего мира в наше сознание. Эти пути взаимно дополняются и обусловливаются, составляя мощную палитру для всё более полного обрисовывания разных аспектов пентаистического бога.

     2. Исповедование Пентаизма

     Храмы пентаистов в форме пятиконечной звезды, в каждом из лучей которой имеется по большому пятиугольному залу для дискуссий вокруг пятиугольного стола. Центральная часть звезды в храме оставляется пустой и используется, в основном, для спортивных начинаний на открытом воздухе, но также и как паркинг для разных наземных и воздухоплавательных средств. Любой из пяти лучей имеет высокий купол с башней на верху (к середине звезды), на которой ставятся скульптурные изображения разных аспектов пентаистического бога. Поскольку, однако, никто не знает точно как выглядят эти аспекты бога, то имеется обширное поле для творческого изъявления скульптуров, и поэтому редко можно встретить два одинаково увенчанных купола. Из за своей формы эти храмы, большинство из которых имеет много этажей, называются Пентадомами, где, кроме уже упомянутых пятиугольных залов, находятся ряд помещений с разными аудиовизуальными и коммуникативными устройствами, залы отдыха, торговые пункты, заведения для питания, для спортивных игр и развлечений, и прочее, которые превращают эти храмы в излюбленное место отдыха и личного усовершенствования.

     У пентаистов много культовых праздников и карнавалов, которые распределены сравнительно равномерно в течение года и связаны прежде всего с числом пять, с пятиконечной звездой, и с пятью пальцами руки. Мы верим, что бог создал нашу Вселенную в пять этапов, которые как следует: Генерация идеи, Разработка проекта, Реализация Вселенной, Наблюдение за её функционированием, и наконец — Оценка недостатков реализации. Эти этапы повторяются без конца в любой из бесконечного числа Вселенных; в данный момент мы находимся на этапе Наблюдения, но как долго он продлится — один бог знает! Мы убеждены, что человек должен работать пять дней (точнее, четыре с половиной — мизинец, ведь, меньше других пальцев?) и потом отдыхать два-три, потому что если работает более продолжительное время он устаёт, а если работает меньше, то начинает лениться, поэтому мы называем каждый шестой день, следующий за рабочими днями, днём оценки и восхваления прошедших пять, а каждый день, предшествующий первого из рабочих, днём планирования и подготовки для следующих пять. Таким образом наша жизнь состоит из многих "пентолеток", называемых так, потому что дни короткие и быстро отлетают.

     Кроме тех еженедельных праздников, существуют ещё Дни пальцев, которых пять в году и определяются в рамках страны каждый год жребием; в эти дни все пентаисты особенно радостны и тожественны, и несут весь день ярко-красные ленточки на одежде и ниточки на соответствующем пальце (хотя бы) левой руки. Два раза в год, в дни весеннего и осеннего равноденствия, проводятся так называемые Темпоральные вечера, когда пентаисты, ровно как и другие желающие, массово стекаются в наши Пентадомы для того, чтобы принять специальные "темпоральные капсюли" (маленькие красные пентагональные пилюли специфического вкуса), которые считается, что помогают для осуществления связи с нашим постэкзистентным будущем, освежая информацию о нашем настоящем (а с божьей помощью и о нашем предэкзистентном прошлом), так что, если бог решит прекратить этап Наблюдения нашей Вселенной (а когда это произойдёт только он и знает), то эта информация может быть использована для сотворения новых реальностей на базе прошедших, в какой бы то ни было из бесконечного числа Вселенных. Эти капсюли освежают след, оставляемый каждым из нас во времени, который, хотя и не может совсем исчезнуть, но считается, что если его не освежать хотя бы раз в год становится нечётким и туманным, в следствии чего хорошие дела могут выглядеть как плохие, или наоборот, в глазах поколений.

     Ежегодно проводятся и Карнавалы путей познания, причём каждый год карнавал посвящён одному из пяти путей, которые чередуются последовательно. Эти карнавалы длятся по пять дней, которые для непентаистов рабочие, но в течение этих дней пентаистам воспрещается выполнять любую работу с коммерческой целью (если дело неотложное, то его можно делать, но они не имеют права брать деньги за него), так что пентаисты могут только веселиться и подкреплять свой дух (да и тело), с тем, чтобы потом работать ещё более полноценно для постэкзистентного будущего своей страны. Наряду с этими праздниками имеются и Дни мучеников познания, которые связаны с одним или другим пентаистом, или с некоторыми из старых коммунистов, давшими начало нашей религии, которых в течение столетий преследовали богатые мира сего, желающие, чтобы всем познанием (и благами от его применения) пользовались они одни, а остальным подбрасывали только "крошки", лишь бы как-то перебиваться, но без возможности оставить подобающий след в постэкзистентном будущем человечества. Эти святые давно канонизированы и добавление новых к ним (или исключение некоторых из старых) можно проводить только на Вселенских Соборах, которые созываются раз в 50 лет, хотя каждый год объявляются и пять внеурочных святых праздников, связанных с недавно умершими современными пентаистами, или в связи с круглыми годовщинами видных современников.

     Поскольку бог пентаистов не нуждается в признании и поклонении со стороны верующих эта религия самая терпимая из всех существующих. Она никого ни к чему на принуждает, и ничего ни от кого не требует, она только даёт: веру, разум, и убеждённость каждому, чтобы спокойно провести положенное ему время жизни, прежде чем превратится в чистую информацию. Служители культа терпимы к мирянам, ибо они знают, что каждый имеет право на свои собственные ошибки, и чем больше убеждаешь некоторых, что они поступает неправильно, тем упорнее и убеждённо они продолжают поступать таким же образом, так что меньше ошибок делается, когда каждый делает только свои собственные, не будучи кем-то провоцирован. А простой народ, со своей стороны, тоже относится терпимо к пентаистам, потому что чем более ограничен человек, тем труднее ему постичь единство противоположностей, и поэтому он и думает, что пентаисты не в своём уме и, следовательно, достойны сожаления. Таким образом каждый счастлив и доволен!

     Пентаизм не претендует на участие в управлении государства и как раз поэтому ряд руководящих должностей занимаются, на практике, пентаистами! Это следствие факта, что каждый убеждён в существовании природы и разума, и каждый занявший некоторый руководящий пост стремится стать пентаистом (если уже не такой), чтобы оставить след в постэкзистентном будущем. Поскольку наша религия не требует от верующих не верить в других богов, т.е. она допускает "двойную религиозную принадлежность", множество политиков предпочитают перестраховаться таким образом, не теряя ничего.

     Для детей, желающих стать в будущем пентаистами, а и для самых маленьких (если их родители хотят) имеется ряд подготовительных этапов, которые могут сэкономить некоторую из нужных для их принятия рекомендаций (смотрите далее) и пораньше приобщить их к интересным ритуалам и занятиям. Самые маленькие дети, по исполнении трёхлетнего возраста, могут быть объявлены так называемыми "личинками" (потому что они ещё очень маленькие человеческие существа и им ещё много расти и учиться жить), что происходит в Пентадомах по время "Выползания личинки", когда они должны пройти по узкому и короткому (полтора метра) желобу, после чего получают длинный мешок со сластями, похожим на личинку. По истечении пяти "личинковых лет", или когда они уже восьмилетние, любой ребёнок может быть объявлен "куколкой", что является подготовительным периодом для будущего пентаиста и, хотя он и не обязателен, всё же желателен, потому что в Пентадомах имеется много кружков и прочее интересных мероприятий только для таких детей. Это тоже связано со специальным ритуалом "Заворачивания куколки", потому что в этом возрасте дети ещё не могут жить самостоятельно и им предстоит ещё расти и оформляться, собирая ум да разум, и быть очень терпеливыми пока подрастут и поумнеют достаточно, чтобы начать самим бегать по миру, как другие живые существа. Есть две возрастные группы куколок, но общее число лет проведённых в них должно быть 10, после чего идёт ритуал "Разворачивания куколки", который символизирует достижение совершеннолетия к 18-летнему возрасту, когда эти парни и девушки становятся "бескрылыми", потому что, хотя и не очень уверенно, они уже начинают сами шагать по миру. Такими они должны остаться на протяжении пяти лет, когда уже могут заявить свою кандидатуру на полноправные пентаисты (согласно процедуре, которая будет объяснена дальше).

     3. Служители культа

     Внешний вид пентаиста не отличает его от остальных граждан, и поэтому каждый верующий татуирует на ладони левой руки небольшую красную пятиконечную звезду с пятиугольной дыркой в середине (т.е. пустой пятиугольник с пятью красными треугольниками по сторонам), которая символизирует пять путей познания, а именно: веру, разум, наследственность, обучение, и осязание. Это определяет и форму культовых храмов, и жест приветствия, который состоит в растопыривании пяти пальцев левой руки (или правой, если левая занята). Звёздочка ещё с глубокой древности является символом света (или знания, что одна из сущностей нашего бога), а красный цвет (который тоже с глубокой древности считается самым красивым — сравните хотя бы со словом "красавица"), традиционный со времён коммунистов, которые использовали аналогичный символ, но признавали только два пути познания: заблуждения (или веры) и принуждения.

     У пентаистов упрощённая иерархическая лесенка состоящая из пяти уровней (первый самый низший), которые обозначаются символически на ладони, между лучами звёздочки, небольшими стилизованными "крылышками" (вроде "галочки", которой отмечают ряды списка, скажем заданий, если некоторые из них уже пройдены). В торжественных случаях, разумеется, такие и более красивые крылышки прикрепляются на видных местах к одежде. Пентаисты получают эти крылья в результате аттестации, которая совершается через каждые пять лет и базируется на личный отчёт о деятельности человека с учётом постэкзистентного будущего страны и пентаизма, и оценкой специально выбранного бюро по работе или местожительству, состоящего из верующих того же ранга, в котором, однако, могут участвовать и пентаисты с бòльшим числом крыльев, в качестве советников и консультантов. При этой аттестации каждый может, или получить крылышко, или не получить (ожидая следующую аттестацию хотя бы через год); в исключительных случаях такие крыльца можно присуждать и посмертно видным пентаистам национального значения. Руководящие должности могут занимать только три и более "-крылые" пентаисты, что происходит согласно решениям соответствующих Советов одинаковокрылых, которые создаются на локальном и национальном уровнях.

     Принятие новых верующих возможно начиная с возрасти в 21 год и при наличии пяти рекомендаций пентаистов с хотя бы двумя крыльцами, но участие в отрядах куколок считается по два года за один или десять лет проведённых там дают пять лет, что равно одной рекомендации, а каждые пять лет в рядах бескрылых тоже дают одну рекомендацию. Таким образом является нормальным, что по исполнении 23 лет желающий может быть принят в ряды пентаистов только тремя рекомендациями и получить своё первое крыльцо (но он мог бы остаться и ещё пять лет бескрылым, когда ему уже и две рекомендации хватят). Приём новых пентаистов совершается ежегодно во второй день Карнавала путей познания и протекает в самой торжественной обстановке. В этот же день проводится и Выползание личинки, ещё Заворачивание куколки, и Разворачивание куколки, только что в разных крыльях Пентадомов. Это, равно как и сопутствующие спортивные игры и состязания в следующих днях, — очень популярные развлечения, заменившие ряд старых обычаев, и встречаются большим интересом и участием со стороны всех возрастных групп и религиозных вероисповеданий, превращая Карнавал во всенародный праздник.

     В интересах интегрального человеческого счастья пентаисты мирятся с необходимостью некоторой цензуры, так как только бог может точно знать, что хорошо и что нет, но видные пентаисты четырьмя или пятью крыльцами, естественно, асимптотически ближе к божественной правде (хотя никто и никогда не может её достичь) и является нормальным, чтобы они цензурировали или давали своё благоволение на распространение данной информации. Это, однако, в большинстве случаев, не означает сокрытие информации, а распространение (или пропаганда) полезной для народа информации, ибо кто-то должен решать что пропагандировать (так как мнение бизнеса далеко не всегда является правильным). Аналогично мы считаем, что можно поддерживать и некоторую секретность информации (кроме случаев, когда это, всё равно, делается в целях безопасности государства), потому что небольшая секретность нужна, чтобы повысить интерес к тому, что утаено!

     4. Утопичность, убежище слабых, и моральность пентаизма

     Как и любая друга религия и пентаизм неизбежно утопичен в своём стремлении изменить человеческую природу, заставляя людей поверить, что существует постэкзистентное будущее, для которого, именно, нужно жить, а не для настоящего, в то время как в будущем никто ещё не жил (потому что, если бы жил, то, значит, оно уже предэкзистентное прошлое, а если теперь живёт, то оно настоящее, но ни в коем случае не будущее). Поскольку, однако, разум доказывает веру, а вера обуславливает разум, то её утопичность не мешает ей быть разумной, так же как и разум в ней не мешает ей быть утопией! В этом смысле пентаизм это точная верхняя граница полезного разума (или его супремум), как и точная нижняя граница (или инфинум) полезной веры, и таким образом он содержит максимум разума и минимум веры для того, чтобы это шло на пользу всему человечеству! При иллюстрации этого утверждения мы исходили с точки зрения человека, что означает, что разум ограничен и находится во внутренней области, а вера (или незнание) — снаружи и не ограничена, так что стремление каждого должно быть расширить замкнутую область знания. (С точки зрения бога, однако, разум это то, что снаружи и не ограничено, в то время как вера внутри и ограничена, потому что даже и в божественной системе вера должна иметь место, ибо без неё нельзя сделать ничего значительного, но поскольку это только дуальное понятие, да при том недоступное людям, то мы остаёмся на прежней позиции.) Эта граница существует (так как пентаизм существует), но кроме того эта граница и единственная, так как вера не может перейти на сторону разума, ни разум может перейти на сторону веры, кроме как на самой границе, где они соприкасаются, и которая, именно, и есть пентаизм, и если существует другая религия, связывающая разум с верой, то она будет той же самой (или неразличимой для человека)! Поскольку вера и разум соприкасаются в трёхмерной поверхности, добавление новой размерности могло бы позволить существование и других "разумно-неразумных" религий, но не в силах человека жить в n-мерном пространстве, тем более, если n равно бесконечности, что прерогатив только вездесущего и неделимого бога, что подтверждает, что эта граница единственная, что и требовалось доказать.

     Пентаизм самый лучший и самый безвредный опиум для народов, так как он не может привести к привыканию и повышению дозы (или к потере чувства меры)! Поскольку наш бог возможно наиболее абстрактный, то любой верующий может легко принять любое другое конкретное представление о боге (принимая таким образом и другую веру), также как может и отказаться от существования бога вообще (что мы тоже признаём). Если пентаисты не отказываются от их веры, то это не потому что они настолько пристрастились к опиуму, что не могут от него отказаться, а потому что они не желают ограничивать образ бога, или отбрасывать его совсем; если они идут в наши храмы, то это не потому что кто-то их заставляет, а потому что им нравится проводить там интересно своё время, да и наши ритуалы красивые и доступные не только для детей дошкольного возраста. И так как наша жизнь не имеет другого смысла, кроме как оставить какой-то след за собой, какую-то информацию в постэкзистентном будущем человечества, то люди неминуемо приходят к нам, чтобы научиться как это сделать.

     Кто другой, если не мы, может объяснить им, что человеческое существо, не смотря на то, что оно автономная единица (что, кстати, означает и слово "индивид", которое в латыни разбивается на: in + divido, т.е. что-то неделимое более), всё таки не является вполне свободным и независимым от остальных существ и от природы, и то, что люди не ходят на поводьях как собаки, не значит, что они не обвязаны генетически, социально, и темпорально (посредством своего рода дистанционного управления, так сказать), с обществом? Кто другой кроме нас может сделать это, если для такового убеждения не достаточна вся вера, любой из других религий, ни весь разум, какой-то из наук, а только их неразрывное единство достигнутое в пентаизме, с помощью Пяти путей познания? Кто другой может объяснить мирянам, что для существования жизни (которая есть вечная динамика) нужно существование и смерти (чтобы не было застоя), а для того, чтобы был смысл жизни нужно, чтобы не было смысла жизни — как раз для того, чтобы люди всё время его искали (потому что, если какой-то смысл жизни существовал, то мы должны были бы давно его найти)? Кажущееся бессмыслие постэкзистентного будущего для индивида, осмысливает необходимость в нахождении смысла в рамках рода, общности, группы, или природы (которая одно из имён бога), а чистый смысл только некоторая информация, которая, как нематериальная, и не может быть уничтожена! Чтобы объяснить всё это и существует пентаизм, который есть и будет убежищем слабых людей!

     Когда прогресс мешает, то нужно мешать и ему, и это очевидно. То, что не является очевидным, это когда, именно, прогресс мешает, вопрос, который, вообще говоря, всегда и останется неразрешённым для людей, ибо они, будучи конечными существами, ограничены прежде всего во времени, а оценку событий нельзя делать статично! Из наиболее общих соображений, однако, так как теперь мы находимся на этапе Наблюдения, ясно, что предпочтительнее всего, чтобы было больше застоя, нежели развития, или хотя бы, чтобы было планомерное и эволюционное развитие, и в этом смысле мы объявляемся против незапланированного прогресса. Поскольку любой индивид только часть общества, и его индивидуальное постэкзистентное будущее только часть общего постэкзистентного будущего, следует, что его развитие должно быть подчинено развитию общества, а не наоборот, хотя и противное утверждение тоже верно, потому что развитие общества не может осуществляться без всестороннего развития личности, ну, а если одно противоречит другому, то принимается на вере, что противоречия нет, или доказывается путём разума, что противоречие должно существовать (что для пентаистов имеет одинаковый смысл)! Одна из перманентных тем для дискуссий в пентагональных залах Пентадомов это хорошее ли данное развитие, или плохое, также как и нужно ли нам больше свобод в данном отношении или наоборот (ибо чем больше свобод для индивида, тем меньше свобод для общности, и наоборот).

     Основная цель нашего настоящего — непрестанное нарастание интегрального счастья общности, если это не мешает счастью общности в постэкзистентном будущем! С учётом последнего возможны периоды ограничения счастья в данный момент, что является вопросом углублённой оценки и дискуссий. Наши символы направлены именно к счастью, и пятиконечная звезда символизирует Пять путей познания, также как и пять пальцев — человеческую руку, которая единственно может претворить идею в реальность. Все пять путей равноправны и не имеет значения по какому из них будет достигнуто счастье, так что одни индивиды могут пользоваться верой, другие — осязанием, третье — разумом, и так далее. Более того, пентаизм это не религия для избранных по некоторым сословным, расовым, имущественным, половым, интеллектуальным, и прочее признакам, и ворота наших Пентадомов всегда открыты для любого желающего войти в наши ряды, так что счастье у нас свободное и общедоступное! Существование постэкзистентного будущего отодвигает нас вперёд во времени, откуда и нужно оценивать счастье индивида, а информационный характер этого будущего убеждает нас в наличие связи с другими элементами общества (и природы, через существование бога), для которых предназначена эта информация. Это объединение верующих во времени и пространстве доказывает логически моральность пентаизма, но её можно принять и на вере, а можно постичь и путём обучения. Только моральным путём человек может приблизиться к божественной истине (не достигая её точно, разумеется) и только мораль может служить оправданием для существования данной религии. Все религии привели к возникновению пентаизма, который вырос из них так, что, не отрицая их в общем, содержит их как идею в себе, как их сечение (выражаясь математически), или как эманация морали, включённой в них за столетия человеческой истории по пути познания!

     Раскройте свободно свои пальцы, выберите тот путь познания, который предпочитаете, и присоединитесь к квинтэссенции всех религий, к наиболее атеистической и современной, наиболее свободной и терпимой к другим, массово распространённой, анти-догматичной, разумно секретной и научно-утопичной, общедоступной и максимально моральной религии, предоставляющей наилучшую опору и являясь наиполезнейшим опиумом для всех народов по их пути к интегральному счастью человечества!

     Станьте пентаистами, чтобы постичь смысл житейского бессмыслия!

     1995 - 1998 гг





ПРИЛОЖЕНИЕ

ЭТИМОЛОГИЧЕСКОЕ ИССЛЕДОВАНИЕ

(Мультилингва)

          * * * [Русский оригинал]

"Привет товарищ грузчик!"
"Кому Вы говорите?"
"Ну, как же так: ′не грузчик′?
Однако же, простите,

Товарищ в русском языке
Ведь от товар изводится?
Ну и понятно, значит, всем,
Что к грузу это сводится,

К страданьям, мукам, нищетам
И прочим унижениям;
Товарищ — грузчику чета,
И прочь все возражения!

Да вот вопросик у меня
При этом появляется:
Коль скоро это, господа,
Перверзностью является,

Неужто это Вам — как знать? —
Как музыка звучит;
И всем кулак под нос совать
Ничуть и не претит?"


          * * * [Болгарский оригинал]

"На български туй ще рече,
че бяхме ний ... хамали.
И кой с това не се гордей
не ще успей, едва ли."

"Но господине, срамота!",
дочувам нейде глас.
"При нас другари бяха, да!
Не ни лъжете нас!"

"Нима възможно е това?",
си казвам аз, "Почакай!
Дали перверзен е света,
или пък е руснака?"

На Запад да се устремим
във нашето сравнение,
та по-добре да преценим
туй думово явление.

          [перевод, не рифмованный↑*]

     [ * Иначе это не было бы мультилингвой.
     А, смеха ради попробуйте перевести хоть один стишок каким нибудь из компьютерных переводчиков. ]


     "Эт′ значит по болгарски, что
     мы грузчиками были,
     и кто всем тем не горд, то он
     и не успеет в жизни."

     "Но господин, ну стыдно же!",
     я слышу где-то голос.
     "У нас звались ′другари′ те,
     так что теперь не лгите!"

     "Да неужели можно так?",
     с′е говорю, "Постой, же!
     Кто здесь перверзен, мир, или
     таков тогда сам русский?"

     Отправимся на запад мы
     в сравненьи этом нашем,
     чтоб′ так получше оценить
     эт′ феномен словесный.



          * * * [Английский оригинал]

"Well, it is clear for the world —
The etymology, the reason —
And ′camarad′ comes from the word
For cell in gaol or prison.

This means that all the working class
Are prisoners, or just about,
And greeting someone between us
We glad are he is free, or out.

It comes from town French, Marseilles,
And states: we were like working slaves.
You see, it′s now just cliche,
For we are strong, and also brave."

"Okay, all right, I see it clear,
But it′s again perversion,
Which sane man never wants to hear —
Let′s call it Western Version."

          [Перевод опять без рифмы]

     "Ну, это ясно всему миру —
     этимология и смысл —
     и ′camarad′ идёт со слова
     для камеры и то в тюрме.

     Что значит, весь рабочий класс
     тюремщики, или почти,
     и поздравляя кого так
     мы рады, на свободе он.

     Оно с Марсилии французской
     идёт и значит, рабы мы
     работы. Эт′ теперь клише лишь —
     ведь смелые и сильны мы."

     "Ну ладно, эт′ я понимаю,
     но то перверсия опять,
     ′ё человек с умом не слышит —
     эт′ западная версия."

          * * * [Немецкий оригинал]

"Na, gucken Sie bei uns mal, Herr.
Ich weiß was möchten Sie erkunden.
′Genosse′, sagen wir, und wer
Will das zu dem Gefängnis binden?

Natürlich können Sie plädieren
Daß auch ′Kamerad′ wir sagen.
Mein Herr, wir sind zu gratulieren,
Weil auch dieses Wort wir tragen.

′Genosse′ kommt gleich von ... genießen
Und sagt uns: ′Ja, ein guter Mensch!′,
Und weiter, wie vielleicht Sie wissen,
Steht griechisches Wort, nämlich, γεν.

Die Meinung ist nicht neu: die Römer
Dann sagten castum, wir jetzt Kaste —
Für beste Leute. Gibt es noch mehr:
In England — chaste, in Russland — счастье."

          [так же]

     "Ну господин, Вы к нам взгляните.
     Я знаю, что хотите знать.
     Мы говорим ′Genosse′, кто-же
     к тюрьме привяжет это, а?

     Конечно, можно возразить,
     мы говорим и ′Kamerad′.
     Но ведь поздравить нужно нас,
     что слово это знаем тож′.

     Идёт ′Genosse′ со ′genießen′
     и говорит: ′Он бравый муж!′,
     и дальше, как известно может,
     стоит там греческое γεν.

     Не новый смысл: ещё Римляне
     г′ворили castum, а мы Kaste —
     для лучших среди нас. Ещё есть:
     в английском — chaste, а в русском — счастье."


          * * * [Болгарский оригинал]

"Тъй, тъй. Излиза, че Genosse
за немците такъв се счита,
кой много добри ... гени носи!",
си казвам аз и пак се питам:

"Добре, но ′кво му беше лошо
на нашето ′другарю′,
че турихме и него в коша
със други дрехи стари?

На немски дума ′ander′ има,
на гръцки ανδροσ е човек,
антропологията вземам,
и андроида — в ХХ век.

Другар е другия до тебе —
приятел, скъп, ценен.
Другар е винаги потребен —
за тебе и за мен.

Но при перверзни хора,
вари ги и печи,
те пак ще видят зора —
коет′ и ни личи!"

Отвръщат ми тогава
куп шмекери устати:
"Туй всичкото е плява,
затуй си още патим!

Известно е, че в комунизма
перверзността се корени.
И след една прилична ... клизма
ще отстраниме тез′ злини."

"Добре, приемам, но при тоз′ подход —
щом търсим скритата причина —,
то пък капитализма даде ход
на комунизма — пусна джина!

Но номера е, че това
проблемите ни не решава,
защото нийде по света
тъй както е при нас не става.

Перверзност шири се навред,
но някак-си със мярка,
а ние не вървим напред,
и сме с акъл ... на ярка."

          [так же]

     "Так, так. Выходит что Genosse
     для немцев человек такой,
     кто ... гены лучшие в с′е носит!,"
     себе я говорю в уме.

     "Ну хорошо, чего-ж плохого
     нашли в ′другарю′ нашем мы,
     что так его и положили
     в корзину с грязным-то бельём?

     В немецком слово ′ander′ есть,
     для греков ανδροσ человек,
     потом антропологью вот,
     и андроидов — уже век.

     ′Другар′ ведь это кто-то рядом —
     приятель, ценный, дорогой.
     Без друга нам никак нельзя-то —
     он нужен всем, тебе и мне.

     Но коли люди-то перверзны —
     хоть бей их, да хоть реж поди —,
     то и сносить им уйму бедствий —
     как видно нам уж′ издали!"

     Мне отвечают в этот миг
     дюжина хитрых болтунов:
     "Пустые это всё слова,
     и потому страдаем мы!

     Известно всем, что в коммунизме
     и кроется перверзность вся.
     Приставить нужно здесь ... клистирчик
     и в миг беды исчезнут, да."

     "Ну ладно, я согласен, но коль так —
     раз ищем скрытую причину —,
     то тот кто дал ход, ведь, капитализм,
     для коммунизма — пустил джина!

     Но дело в том, что это наши
     проблемы не решает,
     поскольку как у нас нигде же
     так плохо не бывает.

     Перверзность ширится везде,
     но это как бы с мерой,
     а мы не делаем прогресс,
     и ум как у ... наседки."


          * * * [Болгарский оригинал]

Таквизи мисли доста странни,
нали, понякога се пръкват.
Но тъй като са нежелани,
да ги накараме да млъкнат.

          [но в конце ОК]

     Такие мысли очень даже странные
     в моей головке иногда роятся.
     Но раз они довольно нежеланные
     то пусть замолкнут, коли не годятся.


     12.2000





     К О Н Е Ц






Рейтинг работы: 10
Количество рецензий: 1
Количество сообщений: 4
Количество просмотров: 669
© 03.08.2011 Христо Мирский
Свидетельство о публикации: izba-2011-388725

Метки: коммунизм, религия, атеизм, беспристрастность, утопия, фантастика, мультилингва,
Рубрика произведения: Разное -> Публицистика


Виталий Гроган       08.02.2013   12:00:38
Отзыв:   положительный
Приветствую, Христо!
Хотелось бы, чтобы вы ознакомились с моим произведением,
быть может, мы будем солидарны относительно написанного вами?
https://www.chitalnya.ru/work/693942/
С уважением, Виталий.


Христо Мирский       09.04.2013   21:31:32

Здравствуйте Виталий,

Спасибо за отзыв. С другой стороны у меня совершенно нет времени на чтение чужих произведений по сайтам, ибо еще не покончил с опубликованием всех моих вещей на русски, а и кое-что новое готовится; кроме того я начал уже переводится и на английски, ибо все равно читателей маловато, и в следующих 3-4 лет у меня будет работа на английском.
Значит дело в том, что меня мало читают поэтому я должен тратить время на переводы, понятно? Иначе было бы по другому, но тогда я бы не переводился и на русски, так что нет худа без добра.
К тому же мне не читаются грустные вещи, жизнь и так тяжела, так что я ищу более интересное времяпровождение (скажем, учу итальянский на старости лет). А еще меня и не было в интернете потому что я зимой отключаюсь, по разным причинам.
Ну, Вы дерзайте, не унывайте.

Христо Мирский
Виталий Гроган       10.04.2013   18:01:19

Здравствуйте Христо,
Благодарю вас за ваш совет о переводе на другие языки.
Мира и добра вам коллега!

С уважением!
Виталий Гроган       10.04.2013   18:03:44

Английский хостинг для лит. публикации не посоветуете?
Христо Мирский       03.07.2013   21:38:28

Виталий,
Я лишь сейчас посмотрел что Вы добавили один вопрос. Значить, я еще не смотрел, но наверное нужно искать в разных странах, как: США, Канада, Австралия, Англия, может Индия. Я заинтересуюсь к концу 13-го или в 14-ом. Но ежели Вы нашли какой-то сайт, то держите меня в течении, пожалуйста.
Мирский








1