Стихи
Проза
Разное
Песни
Форум
Отзывы
Конкурсы
Авторы
Литпортал

Религия как тормоз развития


­­­Михаил Крутихин — крупнейший в стране нефтегазовый аналитик, он еще известен как востоковед, специалист по Ирану. Много лет жил и работал на Ближнем Востоке, наблюдал Исламскую революцию. Читает по-арабски и по-персидски, Коран изучал в подлиннике. Читаем, сокращаем и дополняем Крутихина.
«Какие условия привели к тому, что в VII веке сформировалась религия именно с такими устоями?
К тому времени ослабли две очень мощные империи — Византия и Иран. В них были древние традиции, наука, культура, литература. Но все империи рано или поздно приходят к закату. И многие рассуждают о мусульманской цивилизаторской миссии, о том, что мир ислама, завоевав остатки этих двух империй, много дал всему человечеству. Но один мой знакомый востоковед, норвежец, пишет: «Захват остатков Византии и Ирана бандами бесписьменных бедуинов можно уподобить дикарю, который ворвался в библиотеку, убил часть библиотекарей, остальных заставил молиться на каменный сарай в аравийской пустыне, а себя объявил хранителем всех накопленных книг».

То есть. Великие арабские ученые, поэты – отнюдь не были мусульманами, ислам возник много позже.

«Абу Али ибн Сина — персидский ученый, врач. Поэты Хафиз Ширази, Омар Хайям… Семь веков славы Ирана, потрясающая литература. Немецкие поэты считали, что это лучше всей европейской поэзии вместе взятой. Фирдоуси, Низами, дидактические поэмы Саади… Вся эта великая литература, которую читает весь мир - извините, атеисты. Они все были абсолютными безбожниками. Как только кто-нибудь вроде Джами или Руми начинает ударяться в богобоязненность, читать его невозможно. Это уже не литература. И в то время, когда было попустительство хорошей литературе, когда мусульманские правители смотрели на это дело сквозь пальцы, все очень даже хорошо развивалось. Как только внедрялась религия - это был тормоз. Один из первых, кто начал возражать исламу - великий философ Аверроэс (Ибн Рушд).Египетский писатель Нагиб Махфуз — лауреат Нобелевской премии. Это действительно очень хороший писатель. Его главная книга - «Дети нашей улицы». Опубликовали ее только потому, что Гамаль Абдель Насер разрешил публиковать выпусками в газете. Вторым изданием ее смогли выпустить только в Ливане, где была развита веротерпимость. Это потрясающий роман: он вывел бога, первых пророков и Адама и Еву как жителей улицы в Каире. Абсолютное богохульство! Но это роман-предшественник «Ста лет одиночества» Маркеса. Когда Нагиб Махфуз превратился в богохульника - он стал великим писателем. Или лауреат Букеровской премии Салман Рушди, которого Хомейни приговорил к смерти за роман под названием «Сатанинские стихи».

На самом деле Аверроэс, как и Сигер Бабантский, вынужден был бороться с религией религиозными методами. Хафиз, Хайям, Низами – не просто неверующие, они воинствующие атеисты.

«Премьер-министр Турции Эрдоган сказал: «Термин «умеренный ислам» уродлив и оскорбителен. Нет никакого «умеренного» и «неумеренного» ислама. Ислам есть ислам - и точка». Седьмая сура, 203-й аят: «А когда читается Коран, то прислушивайтесь к нему и молчите. Может быть, вы будете помилованы».
Дальше человек начинает вникать: чего еще от меня требует моя религия. И тут выясняется, что ислам - это еще и политическая идеология. В Коране очень и очень строго написано, что самое главное — это завоевание мира. В исламе речь идет не просто о завоевании мира, а о сражении с неверными. Коран, 8-я сура, 40-й стих: «Сражайтесь с ними, пока не будет искушения и религия вся будет принадлежать Аллаху». Все другие религии исключаются. Власть повсюду должна принадлежать мусульманам. Что происходит с теми, кто не уверовал? В Коране 109 аятов призывают к решительному сражению с неверными. «И сражайтесь на пути Аллаха с теми, кто сражается с вами, но не преступайте, поистине Аллах не любит преступающих. И убивайте их, где встретите. Изгоняйте их оттуда, откуда они изгнали вас. Ведь соблазн хуже, чем убиение». «А когда вы встретите тех, которые не уверовали, то — удар мечом по шее. А когда произведете великое избиение их, то укрепляйте узы». То есть связывайте их. «Либо милость потом, либо выкуп, пока война не сложит своих нош».

Как бы ни старались имамы, муфтии и пр. уверить, что ислам гуманен, слов и песни не выкинешь, и практика ислама это показывает: начиная с религиозных войн и кончая терактами и ИГИЛ.
«Толкования не смягчают Коран, они его сглаживают, осовременивают. А этого делать как раз нельзя. Сам Коран запрещает искажать его текст. У неверных, сказано в тексте, есть три возможности. Первая - обратиться в ислам. Вторая - жить в мусульманском обществе на птичьих правах, признавая его законы, и платить дополнительный налог за то, что вы иноверец. Третья - вас уничтожат.
В Коране, повторю, установлен строжайший запрет на осовременивание. Ислам не только не развивается. У великих аятолл, того же Хомейни, есть трактаты предписаний, где они говорят, что должен делать мусульманин, а чего он делать не должен. Читаю список того, что для мусульманина считается грязным, нечистым. Таким, прикосновение к чему требует ритуального омовения, иначе намаз нельзя совершать, молитвы не проходят. И что я вижу? Помимо крови, мочи, кала и так далее — там есть просто не мусульмане. Вот если мусульманин пожимает руку не мусульманину, он должен потом как следует помыться. Это не фанатизм. Эти люди - фундаменталисты: те, кто понимает нормы так, как их когда-то предписали».
У староверов еще жестче: если ты гость, они накормят тебя, но потом выбросят посуду, из которой ты ел. Но любая религия не развивается, ибо это догматика.
Больше того. Читаем: «Кто станет толковать Коран, не зная арабский язык и все его особенности и понятия, такие как прямое и косвенное, краткое и удлинённое, обобщённое и обособленное, а также коранические науки, связанные с толкованием Корана, тот пусть готовит себе место в Аду. Оно уготовано ему на том свете, даже если его толкование окажется правильным, ибо он совершил ужасную вещь и подверг себя великой опасности тем, что отважился толковать речь Господа всех миров, не используя знания учёных (не прибегая к их толкованиям), без разрешения свыше. А кто будет толковать речь Всевышнего без Его разрешения, тот считается ошибающимся, даже если окажется прав» (Аль-Манави "Файз аль-Кадир").
Для того, что бы толковать хадисы, необходимо изучить и сдать экзамен по 15 наукам и даже при успешной сдаче не факт, что тебя допустят до уровня тафсира.
Абсурд этого построения ярко выразил один московский сумасшедший из митингующих: он утверждал, что создал теорию, в аксиоматике которой содержится пункт, что ее нельзя критиковать.
«Иранцы, приезжающие в Россию, руки вам не подадут, особенно женщине. Или потом будут совершать омовение. Потому что мы для них - нечистые. «Поистине злейшие из животных у Аллаха - те, которые не веровали, и они не веруют». Они «как скоты, даже более заблудшие», из восьмой и седьмой сур. «Это худшие из тварей». Возражают: дескать, в Коране есть замечательная глава о том, что нет принуждения в вере. Но прочитайте эту главу дальше. Принуждения нет, но если вы не стали мусульманином, вам грозит истребление.
В десяти местах в Коране есть предписания, как мусульмане должны поступать с не мусульманами. Для последних существует разница. Есть «люди Писания» - иудеи и христиане. И есть все остальные. Дальше цитирую из четвертой суры: «О вы, которые уверовали! Не берите неверных друзьями вместо верующих». В пятой суре: «О вы, которые уверовали! Не берите иудеев и христиан друзьями, они друзья один другому. А если кто из вас берет их себе в друзья, тот и сам из них. Поистине Аллах не ведет людей неправедных». И дальше — то же самое, только другими словами. «Поистине неверующий для вас — явный враг». «Боритесь с ними этой великой борьбой» - 25-я сура. Кстати, слово «боритесь» - это арабское джихад. Заглянем в «Предания из жизни пророка». Там есть совершенно недвусмысленное предписание: выход из ислама карается смертью однозначно».

Коран – это калька с Талмуда и Торы. Садизм присутствует во всех религиозных писаниях, в древнегреческих мифах, буддизме, иудаизме, христианстве и пр. Он отражает варварские нравы тех времен, когда эти писания сочинялись.

«Сколько лауреатов Нобелевской премии есть в мусульманском мире? Малала Юсуфзай и Анвар Садат, но это - премии мира. Орхан Памук - писатель. В науке есть выходцы из арабских стран, правда, ставшие американцами. Эрдоган говорил, что мусульман просто несправедливо притесняют.
Коран, 49-я сура, 12-й стих: «О те, которые уверовали! Берегитесь многих мыслей.
«Книга Хомейни начинается словами, что если вы сами не сумели установить причинно-следственную связь между предписаниями Корана и собственной жизнью, то просто прикрепитесь к какому-нибудь богослову и следуйте всему, что он скажет. Что, например, делать, если во время поста вы нечаянно проглотили муху? Такие эпизоды очень характерны в книге Хомейни. Мусульманин задает вопросы — аятолла отвечает, а список его ответов публикуется в виде большого трактата».

То же в Библии: «И предал я сердце мое тому, чтобы познать мудрость и познать безумие и глупость: узнал, что и это — томление духа; потому что во многой мудрости много печали; и кто умножает познания, умножает скорбь» (Книга Экклезиаста). Любая религия призывает не думать.

«Культурное наследие империй постепенно перешло в другие края. Посмотрите на гигантскую Османскую империю: ни по индустриальному развитию, ни по культуре, литературе она не могла тягаться с Европой. Ислам затормозил развитие. Что есть такое в религии, что ею объясняется замедление развития общества в целом? Востоковеды конца XIX века объясняли это фатализмом ислама. Бог дал - бог взял. Ничего не надо развивать, все как дано - таким останется, мы ничего сделать не можем. Коран не призывает стремиться к прогрессу, к получению знаний, наоборот: «Берегитесь многих мыслей». Ни о чем сами не думайте, а спросите у богословов».
Но фатализм – типичная черта всех религий. Приведу высказывание одного из философов мистического направления в индуизме, Рамачараки (Аткинсона): «… карма… просто связь причины и следствия. … Последователь Карма-йоги прежде всего должен усвоить, что человек представляет собою одну из единиц, входящих в составь всего механизма жизни или общей ее схемы. … Мы далеки, конечно, от того, чтобы быть простыми автоматами, но наши интересы связаны с интересами всего человечества, и мы прикасаемся ко всему человечеству в некоторых точках. Мы должны охотно предоставить себя в распоряжение Высшей Силы и мы убедимся в том, что такая готовность может предупредить трение и страдания» (Аткинсон В. Пути достижения индийских йогов. Карма-йога. Чтение V.
Различные религии, начиная от древнегреческой мифологии (мойры, Тюхе), древнеримской мифологии (Фортуна), древнеегипетской мифологии (Термутис) и представлений о карме и дао, придерживались той концепции, что судьбы человека и мира предрешены. Хайям пишет:
Мы с тобою - добыча, а мир - западня.
Вечный ловчий нас травит, к могиле гоня,
Сам во всем виноват, что случается в мире,
А в грехах обвиняет тебя и меня.
Именно так понимали мир и последователи Ибн Рушда, но фатализм для них не от Бога, а в природе, и, поскольку человек – природен, то и его мышление и поступки жестко детерминированы, следовательно, ни о каком грехе не может быть и речи. Казалось бы, для алавитов или исмаилитов – наоборот, свобода воли – неограниченна, однако эта свобода крайне зажата канонами, правилами, запретами самих вероисповеданий.
В одном из поучений раввин указывает ученикам на листок, упавший в жаркий день с дерева и укрывший муравья от лучей солнца. Раввин утверждает, что Господь заботится даже о муравье, даже случайный полет листика с дерева - запрограммирован. Хотя Маймонид завещал признать наличие свободы воли.
Николай Гоголь был убежден, что его судьба – в руках господа, но не врачей, и потому отказывался лечиться: «Ежели будет угодно Богу, чтобы я жил еще, – буду жив...» Богослов и историк Карташев пишет, что Гоголь «покаянно отверг все плотское и уморил себя голодом в подвиге спиритуализма» (Карташев А. Вселенские соборы». М.: Республика. 1994, с. 289).
В воззрениях Фомы Аквинского царствует фатализм: не только человек, но все вещи движутся по воле высшего существа.
Для Лютера механистический детерминизм – абсолютен, свобода воли – вымысел.
Литератор Клайв Стейз Льюис (Чудо. М.: Фонд им. А. Меня, изд. «Библия для всех». Соч. 2000. Т.7), следующий в теологическом русле, предоставляет читателю некую смесь субъективного и объективного идеализма. Он даже позволил человеку иметь свободу выбора независимо от воли бога. Льюис не может ответить на вопрос, откуда берется свобода в человеке, как она соединяется с материальным в человеке и вне его. Единственно, Льюис в рамках либеральной демократии проповедует свободу выбора. Но идеологема выбора не избавляет отмеханицизма, поскольку фиктивна. В индивидуальном действии мышление не строит несколько альтернативных, конкурирующих планов. С другой стороны, выбор между двумя или несколькими рабовладельцами не есть свобода.
Фундаментально ВСЕ религии тормозят развитие. Их задача – охранение феодализма. Капитализму же нужна наука. Вспомним, какую битву с наукой вела религия в XVI-XIX веках, когда феодализм шел к упадку.
Именно приходу капитализма литература, искусство обязаны своим взлетом. Они являются естественным путем к душе человека, в сравнении с глупейшими, примитивными, лживыми религиями, рассчитанными на безграмотных.
Великая русская литература - не феодальная, она европейская. Сравните оды Ломоносова или Сумарокова с поэзией Пушкина или Лермонтова.
Аналогично начало XX в., эпоха великих революций - стало временем взлета литературы, поэзии, живописи, науки.
Аналогично иудаизм тормозит развитие Израиля. Причем жестко, даже таксисты боятся в субботу (шабат) ездить по районам, густо населенным ортодоксами – донесут, и тебя лишат работы. Сегодня в Израиле церковь финансирует науку, цель – поставить ее на службу религии. Экономика Израиля была весьма средненькой, даже при германских репарациях, американских дотациях и арабских рабочих руках. Экономический взлет состоялся лишь тогда, когда в Израиль из СССР переехали порядка 700 тыс. ученых, врачей, инженеров - фактически атеистов.
Обратимся к азиатскому способу производства (АСП), фундаментальные черты которого существовали и в СССР. При АСП почти во всех странах, за исключением империи инков, религия (или обкарнанный марксизм) играла главенствующую роль. Главный толкователь (разумеется, всегда толкующий в сторону власти), был, соответственно, и главой государства. Рядовые граждане не имеют права толковать, поскольку они рассуждают лишь со своей, частной точки зрения, а верховный мулла больше знает и рассуждает с кочки зрения государственной.
То есть: чем больше в религии ограничения свободы, тем хуже работает экономика. Либералы пропагандируют полную свободу от государства, но лишь для буржуа. Сами буржуа для реализации единых своих интересов и организуют государство, ограничивающее их индивидуально. Коммунисты доводят эту свободу до уровня рабочего, чтобы тот организовал собственное ограничивающее государство. Как повторял за Марксом Ленин: «Социализм – это живое творчество МАСС».






Рейтинг работы: 14
Количество отзывов: 2
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 15
© 25.05.2023г. Борис Ихлов
Свидетельство о публикации: izba-2023-3559534

Рубрика произведения: Проза -> Статья


Алексей Тканев       26.05.2023   09:18:30
Отзыв:   положительный
Как бы ни старались имамы, муфтии и пр. уверить, что ислам гуманен, слов и песни не выкинешь, и практика ислама это показывает: начиная с религиозных войн и кончая терактами и ИГИЛ.
_______________________
Религии как любые паразитические структуры - слишком примитивны, чтобы иметь какие-то человеческие свойства. Они питаясь зараженным ими организмами всего лишь отражают даже не его свойства а лишь его состояние.
Вот скажем собака, молодая, здоровая ухоженная. Блохи на ней есть , но не беспокоят, (блохи уверяют, что это они став с ней единым целым, научили собаку лаять и дом охранять. (подстройка оправдывающая свое существование) А если собака больна, то температура повышается, блохи от этого приходят в ажитацию, размножаются в геометрической прогрессии, аж кишат... При этом уверяют, что лечат собаку "Нужно больше гнид! Тфу ты, духовности конечно"... Догрызают...
Любая религия ложиться на культуру и образ мыслей общества, принципиально не меняя ее. Она всего лишь описывает ее, и то неполностью. Встраиваясь в цепочку ценностей посредником - она позволяет прослойке людей жить за чужой счет...
Я вырос в квартале уральского города, где жили множество национальностей, я видел как светские выходцы из Средней Азии - имели те же жизненные установки что и славяне, только оформлялось немного по другому. Да, они имели свое сообщество, но оно никак не конфликтовало с общим... Мы дети - вообще не различали кто и откуда, носились по дворам разноцветной бандой... Нас могли любые взрослые как посадить за стол, так и накрутить уши за шкоды... Наши народы(я считаю себя русским, хоть формально, по крови это не так) были такими всегда, как до ислама, как и до православия, которые по хамски присвоили себе авторство культур...
Так же когда религия кладется на личность, изменений не происходит. Во всяком случае в лучшую сторону. Хороший человек остается приличным, но более управляемым, а плохой получает в ней крышу для реализацию своих низменных потребностей.
Голиб Саидов       25.05.2023   16:41:27
Отзыв:   положительный
Борис, огромное Вам спасибо за интересную статью! Прочёл на одном дыхании. Вероятно потому, что и сам давно уже задаю себе немало вопросов на тему религии и философии. И главный из них - это «свобода воли и предопределения». До сих пор затрудняюсь ответить...
Находясь в гостях у своей кузины в Нидерландах, я был рад общению с её мужем, коренным горным таджиком, с которым мы крепко подружились. Это очень интересный собеседник, окончивший не только институт востоковедения, но несколько других... В один из вечеров (после обильных возлияний), я даже не удержусь и признаюсь: «Как некогда, величайший мистик и поэт Джалолиддин Руми искал своего Возлюбленного, так и я — наконец — обрёл своего Шамса!».
Мы много общались с ним на тему религии. И вот какое резюме я вывел от общения с ним. Цитирую:
«...Более того, если я, критикуя исламских фанатиков и фундаменталистов всех мастей, стараюсь «отделить истинный ислам» от дескридитации его мракобесами от религии, то Гаффар идёт гораздо дальше, ставя под сомнение саму религию (наважно — какую, в том числе и ислам): «Религия, которая не может идти в ногу со временем — мёртвая и обречённая на забвение ибо, обросшая догмами прошлых столетий, она застывает и окаменевает и удерживает цивилизацию и человеческую мысль от естественного эволюционного развития».
Одним словом, хотел выразить Вам своё восхищение тем, чем Вы занимаетесь.
Здоровья Вам и достижения поставленных целей!
С уважением, - )))








1