Стихи
Проза
Разное
Песни
Форум
Отзывы
Конкурсы
Авторы
Литпортал

Махоша: Храм твоего одиночества ( рекомендуем к прочтению)


Махоша: Храм твоего одиночества ( рекомендуем к прочтению)
­­Где-то на большой планете жил да был человек. Один человек среди восьми миллиардов других людей, но самый-самый: необычный, талантливый, умный, чувствующий, заслуживающий особого внимания и отношения. Как, впрочем, и остальные восемь миллиардов его соседей по планете. И вот незадача: места там было полно, но люди всегда сбивались в кучу, поближе друг к дружке, поэтому приходилось локтями толкаться, на ноги ближнему своему наступать, а кое-кому и в глаз бить, чтобы какое-никакое личное пространство для жизни себе организовать. Ну, а что поделаешь? Не жить же в одиночку в диком лесу?

Чем дольше живёт самый-самый человек среди самых-самых людей, тем больше печалится. Садится на высоком берегу реки, смотрит в далёкую даль и с небом разговаривает: «Везёт тебе, небо! Ты одно такое, прекрасное, все на тебя молятся. Что хочешь — то и делаешь: нахмуришься — будут ждать погоды; прояснеешь — возрадуются; разгневаешься громом, молниями или ураганом — будут умолять смилостивиться. А я, посреди человечьего муравейника, что не сделаю — всё не так. Вчера отдал просящему подаяние свой хлеб — он огрызнулся, что не собака, и берёт только деньгами. Подарил жене букет роз в день рождения — она рявкнула, что любит ромашки, пора бы запомнить. Ещё и обиделась. Подсказал сыну, как поступить лучше — он отрезал, что нечего его учить, раз я сам не богат, не знаменит. Солнышко нарисовал — говорят на кактус похоже, не рисуй больше. Денег взаймы дал — не вернули, мол, сам дурак доверчивый. Дом построил — говорят неказистый. Дерево посадил — говорят ёлок и так полно. Сорвался, наорал — в чате друзей заблокировали. Тяжко жить! Как так жить?»

Вздыхает, размышляет и вдруг слышит рядом: «Бульк, бульк, бульк». Глядь, стоит невдалеке на высоком берегу женщина, вся в белом. Рядом с ней груда камней разных, от мала до велика. Она их берёт легко, словно пёрышки, в воду бросает. Булыжники быстро летят и булькают громко, с брызгами.

«Что такое? — думает человек. — Откуда взялась? Только что ведь не было… Или я так задумался, что время упустил?» А женщина оборачивается к нему со смехом, и говорит:

— Ничего ты не упустил!

— Так откуда вы взялись? — испугался человек, что ему в голову залезли.

— С неба, — отвечает женщина, а сама камни бросает и бросает.

— Зачем? — удивился человек.

— Так ты ж вопросы задавал, вот я и пришла тебе ответить. Заодно кое-какие дела свои справлю, от лишнего избавлюсь, — говорит женщина нараспев, да ещё с улыбкой.

Человек давно жил, знал, что всякие улыбающиеся без повода сладкоговорящие особы — не к добру. Того гляди голову задурят и отнимут всё, до чего дотянутся! Проверил, на месте ли кошелёк и часы. Женщина, увидев это, ещё пуще рассмеялась:

— Всего-то ты боишься! А что если я пришла не отнять у тебя, а дать?

— С чего бы это?

— Да просто так.

— Просто так на этом свете ничего не бывает! Продаёшь что-нибудь? — не верит человек.

— Нет у тебя ничего ценного, чтобы я могла у тебя в оплату взять, поэтому, выходит, за просто так, то есть даром! — отвечает женщина.

Тут человек совсем уж напрягся: «Даром? Это где такое видано, чтобы что-то путное даром доставалось? Точно обобрать хочет, до нитки! Врёшь, не возьмёшь!», и уже приготовился было бежать с берега подальше, но женщина улыбаться перестала и его остановила.

— Ох, ты упрямый! Постой. Выслушай сначала, а потом уж решишь, брать — не брать.

— А ты меня гипнотизировать не будешь? — уточнил человек, с прищуром на неё глядя.

— Не буду, обещаю, хочешь даже отвернусь, или в куст превращусь, чтобы тебе не так боязно было, — предложила женщина.

— Нет уж, спасибо. С кустом разговаривать, пожалуй, ещё хуже будет, — ответил человек.

— Ты спросил недавно: «Как так жить?». Посмотрела я на тебя, увидела, какую ношу в себе несёшь, и захотела тебе подарок сделать. Все обиды ложатся в душу твою тяжестью, волочёшь их с собой. Ты обиды из себя вынимай, они в камни и превратятся.

— Это как так? — не поверил человек, а сам подумал: «Сумасшедшая какая-то тётка, потому и в белом, чушь несёт и в куст превратиться грозится».

— Вот обиделся ты на сына, за то, что он совет твой не принял. Протяни руку вперёд, открой ладонь к небу, положи на неё свою обиду.

Человек огляделся — никого, никто не увидит. Может попробовать? Протянул руку, вспомнил слова сына: «Сам ни денег, ни славы не нажил — нечего других учить!» И вдруг ладонь его отяжелела так, что рука вниз упала, и из неё на землю выкатился самый настоящий камень, чёрный окатыш. «Иллюзионистка из цирка! Потом голуби и кролики пойдут», — подумал человек, а сам говорит:

— Ух ты! А можно не в камень, а в золотые слитки обиды превращать?

— Вот вы, люди, жадины! Что вам не дай — всё вам мало! — сказала женщина в белом с досадой, под ноги себе плюнула и пропала, как её и не было.

Человек тоже плюнул, но камень в карман прибрал — какой-никакой, а подарок, и пошёл себе домой. На том бы история и кончилась, да по дороге вылил кто-то ушат помоев с балкона аккурат человеку на голову. Человек разозлился, принялся по квартирам обидчика искать, в двери стучать. Никто ему не открыл, а ещё и блюстителей порядка вызвали, хулиганом и вором его выставить пытались. Пока разобрались кто прав, кто виноват, день прошёл. Голодный, вонючий и злой только к вечеру добрался человек до своего дома, а жена с порога:

— Что? Опять вляпался куда-то? Говорила мне мама — не выходи за него, не будет с него прока!

И дети подоспели:

— Дай денег! Дай, дай, дай!

И с работы позвонили:

— В выходные нужно будет работать.

И воду горячую отключили. Как обычно — всё и сразу навалилось.

Закрылся человек в ванной — чуть не плачет. Нащупал в кармане камень-подарок, погладил его — шершавый. Руку вперёд протянул и подумал: «Хорошо б и правда всё это сейчас с камни превратилось и из меня ушло, как не было!» Тут камни с его ладони на пол и повалились один за другим. Разные, большие и маленькие, жёлтые, красные и даже зелёные. И на душе его так легко стало, что петь захотелось! Припрятал он камни под шкаф, воды в тазу нагрел, помылся. Постелил себе на диване — хорошо, свободно, никто под боком не храпит и одеяло не отнимает. Лежит, в потолок смотрит, думает: «Выходит, не соврала тётка. Зря я ей не поверил. Вдруг её и правда уговорить можно было, чтобы не камни, а что-нибудь путное из обид получалось? Хотя… Камни в наше время тоже дорогого стоят. Нужно придумать, как их в дело употребить!»

Тут мы человека оставим годков эдак на десять. Очень он был занят в это время — не до высокого берега ему было, и тем более не до нас. И вдруг потянуло туда нестерпимо. Бывает ведь так, что вдруг хочется куда-то идти, и сам не знаешь почему? Вот так с ним случилось. Он пару дней сопротивлялся, а потом сдался, пошёл на тот самый берег, где женщину в белом встретил. Газетку постелил, сел, колени руками обхватил. Ждёт — ничего не происходит, только ветер шумит и чайки галдят. Благодать — аж задремал, а как очнулся, стоит перед ним та самая, в белом.

— Откуда вы взялись? — испугался человек спросонья.

— Опять с неба, — отвечает женщина, и улыбается.

— Зачем? — удивился человек.

— На сей раз я тебя позвала, спросить, пошёл ли впрок мой подарок?

— Ещё как пошёл! Чем мне вас отблагодарить? — говорит человек в надежде, что бессмертную душу у него за камни не потребуют.

— Расскажи мне, чем он тебе помог, и достаточно будет.

— И только-то? И расскажу, и покажу! — обрадовался человек.

Взял женщину в белом за руку и повёл. Она с ним рядом то ли идёт, то ли летит, земли не касаясь. Человек, чтобы народ таким невесомым чудом не распугать, садами-огородами, задворками да переулками добрался до своего дома. Привёл даму в свою собственную маленькую комнатушку, снял со стены ковёр, под ковром — дверь. Он дверь открыл, из проёма теплом и светом повеяло. Шагнули, а там, чертог — не чертог, дворец — не дворец из разноцветных камней сложенный, но не малометражная квартирёнка точно! Комнат без счёта, и чуть не в каждой компьютер и телевизор. За одним окном — море, за другим окном — лес, за третьим — горы, за четвертым — футбольное поле. Диваны разные, большие, маленькие, жёсткие, мягкие. Красота! Разве что комочки из носков везде валяются, так человек их быстренько ногами под диваны закидал, чтобы женщину в белом не смущать.

Она по сторонам оглядывается, изучает всё, но вроде как не рада. Или наоборот рада так, что даже в шоке. Человек торжественно её в дальнюю комнату провёл. Там большущая, разноцветными камнями выложенная, надпись: «ОДИНОЧЕСТВО», под ней алтарь из камней и на самом верху тот самый первый чёрный окатыш, шершавый, в золотой оправе. Человек свечи зажёг, взял страусиное перо, нежно, с любовью с каменюки пылинки стряхнул и спрашивает у дамы в белом:

— Нравится?

Она посмотрела на него глазищами огромными, молчит, губы поджала, и вдруг слёзы как хлынули, водопадом. Аж испугался человек, что его храм затопит ненароком! Она его страх разгадала и говорит:

— Пойду я. Дела зовут: на много вопросов людских нужно ответить, много камней в воду бросить.

— Дело ваше, не смею задерживать, — ответил человек, и уточнил, для верности: — Так я расплатился?

— Увы, сполна, — ответила женщина в белом, и пропала

январь 2023 Москва

Автор Махоша:
https://www.chitalnya.ru/work/3469330/






Рейтинг работы: 37
Количество отзывов: 1
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 46
Добавили в избранное: 1
© 23.01.2023г. КЛиК
Свидетельство о публикации: izba-2023-3477262

Рубрика произведения: Проза -> Рассказ


Николай Данилин       24.01.2023   17:35:45
Отзыв:   положительный
Вот уж век пролетел,
а он жив, как вчера ...
Свой ваяя футляр,
поменял амплуа.
Нынче «Как бы чего ...»
не волнует совсем,
«Тяжко жить ...», оттого
строит личный Эдем.
Антон Палыч не одинок ... тема «Человека в футляре» вечна ...
С уважением, Н.Д.










1