Стихи
Проза
Разное
Песни
Форум
Отзывы
Конкурсы
Авторы
Литпортал

Жизнь продолжается.


Жизнь продолжается.
­Жизнь продолжается.

В метро привычно пахло горячей резиной, и на всем – стенах, полу, сером потолке, сером мраморе, колоннах, лепнине и безумно богатом декоре сталинского ампира лежал налет такой застарелой грязи, прижившейся здесь за долгие восемьдесят лет и неуничтожимой уже никакими самыми агрессивными моющими средствами. Лариса немного брезгливо присела на скамью на станции «Проспект мира» в ожидании электропоезда. Она уже полдня ходила по жаркой душной Москве в туфлях на высоком каблуке, и ноги настырно и даже неотложно требовали отдыха. В прохладе подземной станции надеялась восстановить свои силы и даже решила пропустить несколько поездов, чтобы прийти в себя. Закинула нога на ногу и блаженно откинула спину к стене. На ней была легкая туника и укороченные хэбэшные светлые брючки. Тут на другой край скамьи подсел какой-то взлохмаченный и взбудораженный мужчина средних лет в старых джинсах и выцветшей футболке, с внешностью, на первый взгляд, не цепляющей внимание ничем, кроме темно-русой густой шевелюры.

– Пожалуйста, прошу вас, не двигайтесь! – Он умоляюще посмотрел ей в глаза и перевел взгляд куда-то ниже.
– Что вы на меня уставились? Дайте отдохнуть спокойно! – Лариса тряхнула головой так, что выкрашенные в камуфлирующий любой возраст блонд довольно жидкие, несмотря ни на какие предпринимаемые героические усилия, волосы упали на лицо, и недовольно передернула плечами, но с места не сдвинулась.
– Какая у вас щиколотка и линия подъема! Как это божественно красиво! Я бы сейчас сделал набросок, но ничего с собой нет… Понимаете, я художник… Рисую, знаете ли…

В глазах Лары промелькнуло любопытство. Она была не равнодушна к таланту и престижу. Художник? Таких знакомых у нее еще не было. Она не выдержала, наклонилась, чтобы тоже оценить свои данные, вызвавшие такой неожиданный восторг, и потом осторожно посмотрела в его сторону. Он своим мужским охотничьим инстинктом, скажем аккуратнее, художническим чутьем, уловил ее интерес и уже более смело и раскованно продолжал окучивать уже весьма очарованную и потерявшую бдительность женщину. Да она особо и не бдела, ей нравился новый поворот в ее бурной московской жизни.

– Я мечтаю, что вы когда-нибудь согласитесь мне немного попозировать, – с деланной скромностью продолжал свой натиск новоявленный знакомый.

Лариса купилась на лесть и на заманчивые перспективы, стала поощрять и принимать его нехитрые усилия к развитию знакомства.

***

Лариса жила в Москве уже третий год. Приехала из провинциального городка, решив, что все накопившиеся и почти тупиковые вопросы она решит именно здесь. А вопросов было много. Она уже два раза была замужем. Но ей не везло. Первый был ее ошибкой молодости. Влюбилась, да не в того. Он ничего не мог и не хотел, а ей хотелось все и сразу. Расстались через два года, когда Лара поняла, что ничего нет и ничего и не будет. Ребенка не родила, потому что некому и не для чего. Второй раз сходила замуж по расчету, да просчиталась. Товарищ ей показался деловым и перспективным, но через четыре года он ушел к другой, видимо, более деловой и перспективной, с кем Лара уже не смогла конкурировать. Стыдливо умолчим о разных ее, как нынче говорят, «отношениях», не закрепленных браком. Но эти пробы она в расчет не принимала.И свои увлечения не считала ошибками, это был ее бесценный опыт. Но она все еще честно хотела выйти замуж, но так как была умная, то всем меланхолично и загадочно говорила, что сейчас наслаждается одиночеством.

А опыт, она считала, у нее был большой и разнообразный. Лара любила говорить о мужчинах и, кого хочешь, могла научить – как приобрести женское счастье.

В свое время закончила экономический факультет, но по специальности, скажем сразу, никому не нужной, не работала, а устраивалась как повезет – то специалистом по подбору кадров, то мерчендайзером, а в последнее время – на ресепшене в салоне красоты. Она из кожи вон лезла, чтобы соответствовать стандартам, но с каждым годом ей давалось это все с большим с трудом. Она ревниво встречала каждую красотку и всегда внутренне корчилась, вынужденная изображать улыбку и доброжелательность.

Сейчас готовилась мужественно преодолеть сорокалетний рубеж, и перспективы ее были совсем не ясны.
Лариса по мнению ее лучшей подруги была умной дурой. Она действительно считала себя много умнее других, была, что называется, дама с претензией, но терпеть не могла женщин, всяких там профессоров, доцентов, считая их уродками и неудачницами, впрочем, их пути нигде и не пересекались, поэтому ее нелюбовь носила чисто умозрительный характер. Сама она читала модные книжки, что называется мастрид, без которых можно прослыть отсталой и неинтересной провинциалкой и пролистывала в интернете всякие женские журналы – про красоту, здоровье, кулинарию. Была активным юзером интернета и содержала свои странички в соцсетях, аккуратно перепощивая рецепты, советы бьюти индастри и свои самые удачные фото, собирающие несколько десятков лайков ее подруг и вечно ищущие легких связей сомнительных мужчин. Она прошла два курса личностного роста и считала себя натурой с богатым внутренним миром, а свой багаж вполне достаточным, чтобы правильно и умело выстраивать жизнь. И не ее была вина, что ей так не везло. Со временем выработала свою жизненную философию – лучше поддаться искушению, чем с ним бороться. А дурой ее считали потому, что при таких дарованиях, Лара без конца ошибалась и все не могла устроить свою личную жизнь.

***
Художника звали Толя, чье имя как-то неприятно совпадало с именем знакомого сантехника из того несчастного городишки, откуда она едва выбралась для покорения Москвы и о котором хотела забыть как можно скорее. Да, имечко было не из элитных, но что делать…

Первый раз они встретились в ресторане, не самом дорогом, без особых претензий. Лариса ожидала нечто большее, но вынуждена была довольствоваться заведением, как она выражалась, средней паршивости. Лариса была чистюлей и с подозрением осмотрела столовые приборы, тщательно вытерев их салфеткой. Заказала что-то легкое, кажется, креветки в белом вине, он – мясо и вино. За столом Анатолий не закрывал рот, нес какую-то свою художническую околесицу. Лариса слушала вполуха, но с умным видом, а ее партнер пил бокал за бокалом и все более хмелел. Он был высокопарен, почти нелеп и смешон и скорее что-то страстно объяснял самому себе, чем стремился произвести на нее нужное впечатление. Она как умная женщина делала вид, что ей интересно и все ждала, когда же он как-то заинтересуется ею, но его творческие муки, отношения с друзьями-соперниками и конкурентами его волновали гораздо больше, чем она сама. Впрочем, он довез ее на такси до дома, назвал своей музой и поцеловал на прощание руку. Все ее наблюдения в сумме привели ее к мысли, что тут может что-то и наклевывается, что может иметь серьезные последствия.

На следующее свидание она уже пригласила его к себе домой…

***

По следам своего нового знакомства Лара собрала своих трех незамужних подруг, таких же провинциалок, как и она, в кафе, где они как следует накатили, ну и тут начался их обычный «девичий» треп. На их любопытные расспросы она с удовольствием отвечала:

– Вот не знаю, не знаю… Вот так заведешь мужчину и возьмешь его в дом, а ведь он будет встречаться тебе на каждом шагу, от него не скроешься. Я уж не говорю о таких несносных мелочах как разбросанные в самых непредсказуемых местах носки, трусы и окурки. Да еще надо выяснить, есть ли у него жилплощадь в столице… Мизерабль – он и в России мизерабль, – заключила она задумчиво.

Они были младше ее лет на пять-семь и, честно говоря, не имели такого опыта, поэтому слушали свою подвыпившую подругу с интересом и удовольствием. Их Лара была сегодня в ударе, она села на своего любимого конька, и ее понесло:

– Во-первых, девочки, особое внимание – кухне. Это – база! Ведь мужчина – это хомо вечножрущее с переходом в хама вечножирующего. Мужская особь жрет все, что прыгает, бегает и летает, потом жрет самого себя. При неправильном питании мужчины жрут вас и друг друга.

– Еще, послушайте! Все женщины знают, как дважды два, эту банальную истину о пути к сердцу мужчины. Но ведь он художник! Хочу попробовать, может, и не столь короткий, но зато надежный путь. Тем более следовать столь стереотипным образом любая дура сможет. Буду целиться прямо в голову. Остальные органы подтянутся, – Лариса улыбалась, довольная собой. – Эффект наступает долгосрочный, и избраннику не надо страдать затем от рухнувших из головы на весь организм иллюзий.

– Запомните, мои юные девы! –Лариса явно входила во вкус, и ее речь лилась легко и самозабвенно. – Мужчина в доме – это радость, радость и радость, а не грязь, неудобства и храп. Вот вам формула для аутотренинга – «Радость переполняет меня. Я поднимаюсь высоко и лечу туда, туда, где царит мир, свет и любовь».
Отрывайтесь, отрывайтесь! Чем дальше вы оторветесь от кухни, тем легче вам будет. Выучите эту мантру, иначе вам не справиться с бесконечной готовкой, уборкой и выяснением отношений. Есть еще одна прекрасная мантра: «У меня в доме появился ребенок – он такой большой, теплый и глупый. И так нуждается во мне». Ерунда, что женщины хотят замуж и за широкую мужскую спину, это мужчине нужно чувство защищённости, которое может дать только умная женщина. Несколько хороших симптомов: Он чешет живот и это верный признак мираи удовольствия, как аист на крыше – мир на земле. Пускает во сне пузыри – тоже. Значит, вы на верном пути. Исключите из своего лексикона выражение – «а вот нормальный мужик…» Что последует далее уже не принципиально – провал вам обеспечен. Хотя, как сказать… Культивируйте у него пожизненное чувство вины. Но тогда вам надо стать его перманентной и надежной анестезией.
Вот вам несколько примеров: Он вам: «Ну начальник и мудак!» Ваш избранник все крушит и пинает кота – плохо дело. Включите максимум эмпатии, сядьте вместе на велотренажер – и возбуждает и сбрасывает стресс. Или еще вариант. Он раздраженно: «Ты представляешь, один козел сегодня…» И далее следует длинный путаный рассказ о перепалке на заправке. Садишься в позу, в которой можешь выдержать час и слушаешь, периодически вставляя – ну и козел, да что ты, так ему и надо! И прочие реплики, снимающие всякое напряжение. Тогда, будучи в романтическом настроении, ваш избранник вам скажет: «Только ты меня понимаешь…» Это будет заслуженной победой, сотканной из бесчисленных часов терпения, снисхождения, милого и невинного лукавства.
Вот так, тихо и ласково созидается семейное счастье.Чаще пользуйтесь возможностями невербальных символов. Слушайтесь классиков: «Ваш взгляд все может выразить так чудно». Но не перегните с пафосом и перфомансом. Пронзить взглядом – это отстой, оставшийся от прошлых веков. Уберите взгляд испепеляющий, оставьте растерянный, беспомощный и наивный. А вот все сказать поворотом плеча, подрагивающим мизинцем, одним кончиком рта и даже неподвижностью маленьких ушек – это высший пилотаж.
Помните! В одном мужчине нельзя совместить ум, щедрость, красоту и спокойный характер. Еще зарубите себе на носу, что главный враг ваших отношений не безденежье, время и усталость. А отсутствие чувства юмора. – Лариса явно наслаждалась разговором с подругами. Редко, кто ее слушал с такой заинтересованностью. Еще я сейчас вам расскажу про правила ухода. Мужчина – тот же цветок, скорее всего – фикус от выражения – накось выкусь. – Лариса явно вошла в раж. И смеялась уже в голос. – Самое главное. Вначале нужно приготовить хорошую почву – уютную спальню, мягкие тапочки и полный холодильник. Его нельзя выдерживать на морозе, а посылать на него лучи любви и заботы. Еще надо обильно поливать желательно не помоями, хотя это изредка более полезно, но лучше похвалой. И окучивать каждый раз, когда вам надо решить вопрос, что-то купить, куда-то съездить. Трудная задача, но маст дан –это выкорчевывать его комплексы, это лучше делать тонкими щипчиками, выщипывание не причинит ему особого беспокойства, более тяжелые инструменты могут нарушить устоявшуюся эко-систему, повредить и затронуть жизненно важные системы слабого организма.

Подруги на этом месте посмотрели на нее с недоумением. Как это?

– Ну что вы не понимаете! – Лара терпеливо и старательно начала объяснять. – Если вы хотите что-то в мужчине исправить, хотя это, скажем честно, безнадежное дело, надо делать замечания крайне осторожно, чтобы максимально щадить бесконечно больное мужское самолюбие и постоянно повышать его самооценку, чтобы нажитые, как правило, в детстве и юности комплексы хотя бы частично компенсировались. Мужчины, как и цветы, отзываются на хороший и тщательный уход. Особь розовеет, толстеет, покрывается обильно новыми отростками в виде новых обещаний и перспектив и цветет пышным цветом благополучия, самодовольства и красивых слов.При нехватке ухода – хиреет, слабеет и может совсем завянуть. Развивайте себя и учитесь искусству женского комплимента. Мужское искусство чаще всего прямолинейно и чисто визуально– ножки, ручки и обязательно глазки. Но как-то все это достояние в применении к мужику совсем не катит. Волосы тоже не подходят. Вот лучше похвалите его машину. – Лариса постаралась закончить свой спич максимально эффектно.

– Милые вы мои! Ну вот почему у вас в глазах так часто горит желтый злой цвет?! Вы что, тигрицы?Включайте чаще зеленый, как у кошки или стрекозы, и смотрите – смотрите вокруг, не прошляпьте жизнь!

Это была самая длинная и вдохновенная речь, произнесенная в ее жизни. Она аккумулировала в ней весь свой опыт и явно была довольна собой. Ей, конечно, приходилось всяких дурех наставлять в салоне и учить уму-разуму, но сегодня она почувствовала себя настоящим коучем и настоящей женщиной-вамп.
Подруги слушали ее уже не просто с интересом, а с уважением и восхищением: «Ого! Класс! Какая умница! – читалось в их глазах.

***

В ее квартире в Ясенево, двушке с невыплаченной ипотекой, Лариса навела идеальный порядок. Все сверкало больничной чистотой.

Любимый лозунг по жизни Ларисы звучал так – «Don′t Worry Be Happy!» Она постоянно мурлыкала эти строчки известного шлягера и действительно мало беспокоилась, и из кожи вон лезла, культивируя в себе чувство счастья.

Толик закатился к ней под вечер с неизменным джентльменским набором- цветами, конфетами и бутылкой вина. Кстати, весьма недорогого и сомнительного качества. Сначала все было стандартно и скучно. Дежурные комплименты, еда, музыка…Можно было начинать оттачивать свое женское мастерство. Она обратила внимание, как жадно и неопрятно он ест, поглощая гору еды, хватая что-то руками, как будто он неделю не ел. Она это отметила, но это скорее ей понравилось. Мысли ее были коротки, и она не хотела додумывать до конца. Он был одет в какие-то мятые штаны и несвежую рубашку, что она тоже попыталась объяснить его творческой натурой, равнодушной к внешним атрибутам благосостояния. Некоторое несвойственное ей беспокойство она почувствовала после второго бокала. Ее новый друг как-то начал быстро пьянеть. Он пригласил ее на танец и буквально повис на ней в ее объятьях. Не будучи высок ростом, положил голову ей на плечо как будто у него не было уже сил ее держать. Пьяный художник тяжело дышал винными парами, прижался к ней всем телом и дрожал:

– Ты мне нужна... Ты мне нужна… – бормотал он почти уже нечленораздельно.

Лариса дернула плечом, чтобы скинуть его тяжелую голову и решила ускорить процесс и села на кровать. А кровать у нее была, как она выражалась – аэродром, это была ее первая крупная покупка в столице. Гость неуклюже плюхнулся рядом и опять потянулся к ней… Уже в постели она поняла, что он ничего не может… Она тут же потеряла всякий интерес к его грубоватым ласкам, высвободилась из его рук, он не проявил никакой настойчивости и уже устраивался спать.
Лариса попыталась его растолкать:

– Слушай, если ты ничего не можешь, зачем я тебе нужна?

Лариса сидела полуголой на своей кровати, аккуратно застеленной по особому случаю дорогим шелковым постельным бельем и с отвращением смотрела на жалкого импотента, уткнувшегося в подушку в наволочке модного фиолетового цвета, явно больше всего на свете хотящего видеть только сны, а она видела себя в большое настенное зеркало и только брезгливо кривила рот.
Перед тем, как ее гость вырубился, она все же сумела растолкать его и добилась ответа:

– Так для чего я тебе все же нужна?

И он что-то промычал, опять отворачиваясь от нее, из чего она поняла два слова:

– Д-для вдохновения…

Лариса вскочила, присела на краешек кровати.
«Какая же я дура», –недовольная собой констатировала Лариса. Она так не хотела совершить очередную ошибку, что даже не поняла, что все уже совершилось. И одновременно оценивала себя в зеркале, выпрямляла спину и исправляла осанку, и непроизвольно прятала под шелковым дымчато-розовым пеньюаром ляжки с заметным целлюлитом.

– Опять не повезло, – думала Лара без особого сожаления.

Тут ее неунывающую натуру в ее неглубокой рефлексии догнала ненавистная и пошлейшая, но одновременно спасительная фраза: «Жизнь продолжается».






Рейтинг работы: 2
Количество отзывов: 1
Количество сообщений: 1
Количество просмотров: 31
© 21.01.2023г. Евгения Викторова
Свидетельство о публикации: izba-2023-3476032

Рубрика произведения: Проза -> Рассказ


Эдуард Поздышев       21.01.2023   15:14:00
Отзыв:   положительный
Умный, жёсткий, забавный и даже в чём-то трогательный рассказ
Евгения Викторова       21.01.2023   17:11:36

Писала рассказ в расчете, что моя героиня будет вызывать отвращение,смех, презрение, особенно у мужчин.
Но, видимо, она столь несчастна , что отвращение может смениться жалостью. Ну что ж, такой результат меня тоже устраивает, дорогой Эдуард!)








1