Стихи
Проза
Разное
Песни
Форум
Отзывы
Конкурсы
Авторы
Литпортал

Жила-была Правда


Жила-была Правда
­Жила-была Правда.

Какая она – Правда?

По своей природе она была высокая и статная, уверенная в себе, никогда ни на кого не оглядывалась и не хотела зависеть от чьего-то личного мнения.Старалась жить открыто и ни от кого не прятаться. Но это удавалось далеко не всегда.

Правда была немногословна и боялась лишними словами себя разорить и лишить чего-то очень важного – той силы, живущей в ней, и старалась ее хранить.
Правду отличало ярко выраженное личностное начало, и она не хотела уподобляться слишком общим понятиям, угрожающим ее целостности. Ей, во-первых, надо как-то было размежеваться со множеством понятий, явно претендующих на то, чтобы отобрать у нее часть субъектности и сущности. Ну вот как ей разойтись и не мешать друг другу с Реальностью, Экзистенциальностью, Честностью, Истинностью и Действительностью? А уж с такими, как Точность и Правильность, Подлинность и Аксиоматичность тоже было не просто не потерять своей идентичности. Она на всякий случай их сторонилась, чтобы не раствориться, но такая угроза постоянно ею ощущалась. Но все это было до одной судьбоносной встречи...
Правда старалась отстаивать свои границы и не давала всяким особенно «измам» завладеть собой, в какие бы красивые одежды они не рядились. В каждом «изме» она чувствовала какой-то подвох, до поры до времени еще не умела его сформулировать, но чувствовала внутреннюю лживость и фальшь всех этих теоретических построений. Грубым гигантским рыхлым и отвратительным существом, питающимся всякими «измами», преследующим Правду повсюду, была напыщенная Демагогия, постоянно пытающаяся довлеть над ней и поглотить.

Правда плохо выдерживала соседство с большими и многозначными словами – «правда истории», «правда жизни», даже словосочетание «святая правда» было очень опасным. Она не любила неопределенности и амбивалентности и слишком дорожила свободой и независимостью.
Правда пыталась служить каким-то красивым идеям и концепциям, но со временем понимала, что вот-вот превратится в ложь и, побитая, едва уносила ноги при каждой попытке ею воспользоваться, и ей составляло немалый труд быть свободной и с иронией воспринимать все лозунги, претендующих на нее и используемых направо и налево так безответственно. Правда была проста, а лозунги были только на первый взгляд красивыми и правильными, а на самом деле слишком крикливыми, пустыми и насквозь фальшивыми. «Миру-мир!» – декларировала власть, вооружаясь до зубов. «Я другой такой страны не знаю, где так вольно дышит человек!» – пели люди, патриотично, зорко и бдительно оформляя доносы на соседей, а сказавших правду, упекали в тюрьмы. «Труд – источник богатства!» – цинично провозглашали воры, набивая карманы незаработанными деньгами.

У Правды было мало истинных друзей, в основном, подруги – Красота, Стойкость, Неподкупность, Простота и Тишина, а еще Справедливость. Но все было не так просто. Правда надеялась дружить со Справедливостью. У них было много общего, и ей казалось, что было и взаимопонимание. Но был один пунктик, на котором они явно расходились во взглядах и оценках. Уж слишком Справедливость бывала заносчива и самоуверенна, считала себя высшей ценностью и добродетелью. Здесь их понимание и синергия заканчивались, потому что Правда не терпела никакой неправды. Правда и Красота тоже симпатизировали друг другу. Но вместе с Красотой Правда не чувствовала себя в безопасности. Так много было тех, кто хотели Красотой завладеть или ее опорочить. Поэтому только в самых важных жизненных катаклизмах, когда нужно было отстаивать свои позиции, смелая и бесстрашная Правда соединялась с Красотой, Стойкостью и Неподкупностью. Она знала, что если даже потерпит временное поражение, то ставки были очень высоки, и Правда вместе с близкими подругами стояли тогда насмерть. Но в другое время пряталась она в основном у Тишины и часто приползала к ней побитая суетой, в очередной раз претерпевшая ряд сокрушительных разочарований.

Тишина любила Правду. А Правда Тишину. Вместе им было как-то безопаснее. Правда пережидала здесь все бури, гонения и разочарования. Поэтому Тишина была самой надежной подругой. Так мало людей ищет Тишины и даже не подозревает, что здесь может скрываться Правда. Ведь Тишина тоже страдала. Слишком многие хотели ее взорвать и разрушить. А Правда давала ей силу.

Бывали редкие времена, когда ее распирало изнутри, и тогда заметно увеличивалась ее выговариваемость. Но это было ненадолго и опять заканчивалось затыканием рта.

Правда за собой знала несколько неприятных свойств. У нее иногда замечалась некоторая склонность к патетике, а патетика, как она видела, далеко не всегда бывала уместной. Еще отличалась прямолинейностью, ее часто считали неудобной, суровой и даже жестокой, в общем, не умела служить анестезией. Резать правду-матку она тоже умела. Это было серьезное испытание для нее. Она чувствовала, что Правда, сказанная без любви и милосердия, превращается в свою противоположность – в отвратительную Клевету. А еще она знала про себя, что была иногда столь ослепительна, что совсем невыносима. Поэтому Правда не удивлялась, что ее просто выталкивают из сознания, из опыта, из жизни как постоянно что-то задевающую и травмирующую.
Также ее обвиняли в субъективизме. Да, конечно, в ней глубоко сидел индивидуализм, и она его отстаивала, но часто чувствовала какую-то свою ущербность, недостаточность, она не понимала, что же ей не хватает, может быть, твердой опоры… Потом она все узнает, но пройдет такой длинный и мучительный путь…

Правда иногда задумывалась – а какова же ее цена? Иногда за нее не давали ломаного гроша, а иногда готовы были за нее пострадать и даже отдать жизнь. Она поняла, что если она давалась кому-то легко, то предавали и отвергали ее также легко. А если к ней приходили через напряженные усилия, труды и подвиги, то и берегли ее как драгоценность, и уже не расставались, и готовы были ее отстаивать перед всем миром.
Правда долго искала свой код. Код правды! Искала, обманывалась, вернее ее сбивали с толку и наконец что-то нащупала и поняла.Правда не ищет выгоды и славы, она бескорыстна и нелицеприяна. Маленькая правда отвечает на маленькие вопросы, большая – на большие, и с увеличением сложности задач – растет ее сила и страдания.
Как-то внутренний код был связан с совестью. Но не было стопроцентной корреляции. Правда с ужасом замечала, как люди легко договариваются со своей совестью и в очередной раз ее изгоняют. Правда мельчала в мелких душах, ветшала в неподвижных умах, изнемогала в грязных сердцах. Ей было тяжело с людьми.
Земная Правда и вовсе бы погибла, если бы не спасительное событие вселенского масштаба…

Правда и Ложь.

Самые трудные, даже мучительные отношения были с Ложью. Особенно тяжело ей давалось коварство Лжи. Правду всегда поражало то, что ей не верят, а Лжи верят с большим энтузиазмом. Ложь всегда рядилась в ее одежды, иногда очень умело ее изображала. Многие не могли отличить. Некоторые люди лишены дара видеть правду. Правда стояла в стороне и наблюдала как Ложь, имитируя правду, с легкостью покоряла сердца неискушенных людей.Оставался один малозаметный критерий, по которому можно было отличить Правду от Лжи, но подавляющему большинству совсем неизвестный. Такая Ложь-правда становилась крайне агрессивной и требовала абсолютной веры и подчинения. Истинная же Правда никогда не навязывала саму себя, была спокойна и немногословна.

Правду отвергали, объявляли химерой. Самое страшное, что она слышала, это то, что никакой Правды нет. Тогда Правде хотелось выйти ко всем и закричать: «Я – есть!!! Вы меня просто не видите и не хотите знать, потому что я для вас невыносима, и вы отгораживаетесь от меня ложью».

Самое опасное было для нее стирание граней между нею и Ложью. Правду дозировали, разбавляли, размывали, истязали, искажали всякими примесями, растаскивали на части, и каждый выбирал то, что ему больше нравилось. Она скукоживалась, становилась совсем маленькой, терялась, а то часто чувствовала, что она становится лишь одной из граней Лжи. Ей становилось совсем не по себе, когда из нее сначала делали полуправду, а потом от нее уже ничего не оставалось. Она из последних сил вырывалась из кем-то сконструированного ментального прокрустова ложа, в которое ее пытались втиснуть, укоротив ноги, а то и пытаясь отсечь голову, и вырывалась на свободу в своем последнем желании и усилии жить. Что-то очень твердое внутри себя и непоколебимое, как ее твердая буква «д» в середине, не давало ей погибнуть и исчезнуть, и она выходила неповрежденной из любой лжи, лицемерия и обольщения. Правда ценой больших усилий стряхивала с себя этот лживый морок и вновь сияла незапятнанной. Она в эти редкие и благие мгновения торжествовала в своей самодостаточности и великолепии.

Но из века в век ей жилось все труднее. Самыми темными временами были те, когда Ложь становилась как будто естественной, привычной и всеми принятой, а Правда казалась или слишком эксцентричной, или парадоксальной, а то и вовсе неприличной и, казалось, никому не нужной.

Правда и Война.

Когда было мирное время, Правда и Тишина еще могли как-то ускользать от всех угроз и оставаться в живых.
Правда всему верила. Она вообще-то была не то что наивна, но очень доверчива. Верила в красивые правильныеи большие слова – Родина, патриотизм, духовность, вера. И проходило немало времени прежде чем начинала понимать, что эти сильные слова с ней не всегда уживаются. Но часто замечала, что в паре с такими сильными и красивыми словами она сама как-то терялась и переставала быть самой собой, поэтому тихо расторгала этот союз. И даже таких несокрушимых фраз как «Наша сила – в Правде» – она избегала. Ведь все зависит от того, кто их говорит и при каких обстоятельствах, а спекуляций на ее веку было так много, что она боялась громких слов и старалась их обходить стороной. Правда поняла, что, когда она больше всего соответствует себе, она меньше всего соответствует тому, чего от нее хотят. А от нее часто хотят лишь подтверждения своим домыслам.

Во время войн Правда была твердо уверена, что люди и государства должны достать до дна, ужаснуться самим себе, и только тогда, может, и то не всегда, начинается прозрение и покаяние, когда она вновь становится востребованной и спасительной. И у всех появляется шанс, пройдя сквозь все искусственные идейные построения и аргументы, заплатив непомерную дань кровью, найти и ухватиться за нить Ариадны и начать движение наверх – к подлинной Правде, ведь Правда считала себя не просто каким-то ментальным образованием, а нравственным этическим идеалом, выполняла высокую миссию и противостояла всем попыткам ее дискредитировать и умалить.

Поэтому во время войны она страдала всех тяжелее, т.к. знала, что станет первой ее жертвой. Поэтому Правда ненавидела войны. А все войны ненавидели Правду и предпочитали живой Правде мертвую. Сколько было сломано копий из-за нее, этой земной Правды! Сколько пролито крови! Правда обливалась горючими слезами, страдало ее больное сердце от бесконечных ударов и требований, когда ее раздирали, пытались удушить, уничтожить, отмести, отвергнуть, она изнемогала от постоянных попыток присвоить ее себе!
Правда ужасалась и содрогалась от тех, кто пытался вздернуть ее на свои знамена. Все были горазды Правду призывать и на нее ссылаться. Ей кричали: «За нами правда!» «Нет! За нами!», – кричали противники. А Правда и не знала, что делать, на чью сторону встать. Потому что так часто не было Правды ни у тех, ни у других…

Она впадала в какой-то ступор, когда, якобы за правду, шли и убивали.

Правда и люди.

Правда любила людей и хотела жить на земле вместе с ними. Она так хотела служить людям.И готова была открыть себя чистым сердцам. Но далеко не все люди ее любили, некоторые совсем не могли смотреть Правде в глаза. Земная Правда была беззащитной. Люди, узнав Правду, слишком часто пытались присвоить ее, приспособить к себе и своим эгоистическим и нечистым намерениям. На нее закидывали аркан, опутывали и надевали шоры. Но в плену и в таких веригах ей было совсем невмоготу.

Люди говорили, что любят Правду. Но они любили какую-то свою, выдуманную и весьма комфортную, к настоящей Правде, какой она была на самом деле, не имеющей никакого отношения. Это Правду очень огорчало. Ее искали, охотились и думали, что завладели, но она ускользала от всех и пряталась, чтобы ее не нашли и не воспользовались. Все от нее что-то хотели и далеко не все любили и даже открыто попирали. У всех была своя Правда. А Правда никому не хотела принадлежать, а быть самой собой. Или ее хотели выкрасить в тот цвет, который был кому-то милее. Самые токсичные люди хотели ее вовсе перелицевать, чтобы она была не похожа на саму себя и вообще сменила свое выражение на то, что было кому-то угодно. Это насилие над собой Правда не переносила.

Правда отдыхала только в любящих сердцах, когда влюбленные лепетали или делились друг с другом своей сокровенной, нежной и выстраданной Правдой, тогда у нее теплело на душе. И как же она огорчалась и с грустью уходила, когда обнаруживала, что они стали бесстыдно лгать друг другу...

Встречались люди принимающие ее и встающие рядом и вместе с ней, с Правдой они становились сильнее, так и говорили: «Я не один, со мной Правда». Иногда она встречала людей, любящих Правду больше всего на свете. Иногда поселялась в чистых сердцах, готовых сражаться за нее, но и от них убегала, когда замечала, что они не ее любят, а свою правду и свое упрямство. Ведь Правда про себя знала, что она не всегда радостна и утешительна. Но горькая Правда — тоже Правда! Люди взрослели, когда слышали горькую правду. Она могла стать для них горьким лекарством, но они предпочитали свои иллюзии.

Правда изучила все виды манипуляций, проделываемых с нею лукавыми и хитрыми людьми: «Скажи правду — и я тебя прощу», — обрабатывают детей. «Говорите правду — и вы будете, как минимум, оригинальны», — подкупают студентов. «Не говори правду, а то тебя объявят юродивым и сумасшедшим», — пугают прозревших и думающих. «Говорите Правду, и вы будете ненавистны», — предупреждают зрелых и мудрых.
Измученная Правда уже превращалась в свою собственную тень и чувствовала после всех манипуляций, что уже ни на что не годна.

Так и ходила Правда по свету, ища себе пристанища, да не находила.

Солнце Правды.

Правде для нормальной жизни нужна была очень ясная и чистая атмосфера. Она любила ветер, такой же вольный, как она. Когда дул ветер, особенно ветер перемен, она опять надеялась, что будет нужна и расправляла крылья. Но так часто ее надежды не оправдывались, и она опять была гонима.
Так бы и скиталась Правда, нигде не находя себе места и покоя.Участь земной Правды была печальна. Однажды она поднялась высоко над землей и, оглядела все сверху, поняла, что ей сейчас совсем не осталось места там внизу, в извечной пустой суете призрачного мира. Но здесь, на высоте, отрешившись от ограниченного земного видения, с ней произошла самая большая в ее трудной жизни метаморфоза.

Все изменилось, и все вопросы были благополучно и чудесным образом решены, когда Правда узнала о существовании Солнца Правды и духовно прозрела. Вместе с Ним, в его светлых лучах она успокоилась и почувствовала свою огромную и несокрушимую силу.

И когда Правде становилось невмоготу, она опять взмывала вверх над землей к Солнцу Правды и здесь чистила свои крылья от всех искажений, очищалась от всех наслоений, налипаний и пристрастий и начинала сиять в благочестии и чистоте. Она теперь знала, что Солнце Правды ее укрепит, защитит и освятит. Расправляла крылья и ей казалось в этот момент вселенной, что она всесильна, свободна и красива.

И Тишина обрела под Солнцем Правды свою надежную обитель. Там же нашла себе достойное место и Красота. И Простота перестала маяться от своей, как ей казалось, примитивности и могла опереться на Милость мира и Свет благодати. А вот Справедливости было трудно избавиться от своей горделивой заносчивости, претензий на высшую ценность и добродетель, и она как-то поблекла и потеряла свой самоуверенный вид во все проникающих трансцендентных лучах.

Правда долго жила на земле, столько, сколько существовала сама жизнь, была неотъемлема от нее. Многое претерпела и понимала, что мир стоит только правдой. Правда в огне не горит и в воде не тонет.
Но в лучах Солнца Правды она наконец поверила, что она бессмертна и что она вечна.







Рейтинг работы: 7
Количество отзывов: 1
Количество сообщений: 1
Количество просмотров: 34
© 21.01.2023г. Евгения Викторова
Свидетельство о публикации: izba-2023-3476024

Рубрика произведения: Проза -> Эссе


Эдуард Поздышев       21.01.2023   15:12:35
Отзыв:   положительный
Это не просто удивительная притча. Это не просто умное эссе. Это – редчайшая мини-энциклопедия ПРАВДЫ!
Евгения Викторова       21.01.2023   17:15:57

Благодарю вас, дорогой Эдуард! Ваша оценка дает силы работать.
Наверное, чтение не самое легкое, но
может кому-то пригодится моя Правда.)








1